Анализ криминологических аспектов корыстной преступности

Дипломная работа

Проблема борьбы и предупреждения корыстной преступности относится к одной из наиболее актуальных задач стоящих перед современной правоохранительной деятельностью.

В условиях экономической и правовой реформы право собственности является одним из наиболее важных прав, установленных и гарантированных государством. Конституция Российской Федерации (далее Конституция РФ) провозглашает, что в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности и гарантирует их неприкосновенность. Среди объектов уголовно-правовой охраны собственность занимает важное место, уступая приоритет только задаче защиты прав и свобод человека и гражданина (ст.2 Уголовного кодекса Российской Федерации — далее УК РФ).

В структуре преступности корыстные преступления всегда занимали значительное место. Эти преступления негативно воздействуют на все сферы жизнедеятельности нашего общества, поскольку посягают на право собственности как на одно из важнейших гражданских прав и порождают неуверенность в стабильности экономического положения субъектов права.

Социальные, политические и экономические изменения в России происшедшие за последние годы создали условия для беспрецедентного роста корыстной преступности.

Экономические реформы, проводимые в нашей стране оказали разрушающее воздействие на социальную сферу нашего общества, привели к возникновению и росту безработицы, резкому расслоению населения по имущественному признаку и обнищанию большей его части. Эти негативные социальные процессы внесли изменения в мотивацию посягательств на чужое имущество: значительное число хищений совершается под влиянием материальной нужды, чтобы добыть средства для удовлетворения необходимых потребностей.

Высокоэффективное противодействие этому общественно опасному социально-правовому феномену только тогда будет давать нужный результат, когда оно будет основываться на прочном научном фундаменте, обусловленном, в свою очередь, неразрывной связью с практикой применения уголовного закона и предупреждением посягательств против собственности.

Корыстная преступность представляет реальную угрозу национальной безопасности современного российского государства.

Объектом исследования являются отношения, возникавшие в сфере корыстной преступности.

Предметом исследования выступают криминологические аспекты корыстной преступности.

Целью исследования является анализ криминологических аспектов корыстной преступности.

27 стр., 13201 слов

Рецидивная и профессиональная преступность как объект комплексного ...

... предупреждение рецидивных и профессиональных преступлений. Предметом исследования является личность рецидивиста и преступника профессионала, причины и условия, обуславливающие появление рецидивной и профессиональной преступности и меры направленные на их предупреждение. Объектом исследования выступает рецидивная и профессиональная преступность как социальный и психологический феномен и ...

К числу задач исследования относятся:

  • характеристика корыстной преступности;
  • описание комплекса детерминант корыстной преступности;
  • исследование комплекса общесоциального и специально-криминологического предупреждения корыстной преступности;
  • разработка предложений по совершенствованию теоретических положений российской криминологической науки, уголовно-правовой политики и профилактики преступлений.

Правовой базой работы послужили Конституция Российской Федерации, действующее уголовное законодательство Российской Федерации.

Эмпирическую базу исследования составили опубликованные в научной литературе и периодической печати данные официальной статистики.

Методологические основы и методы исследования. Методологической основой исследования явились принципы и категории материалистической диалектики как общенаучного, фундаментального метода познания.

Кроме того, в процессе работы были использованы такие общенаучные и специальные методы, как системный метод и метод сравнительного исследования, исторический и логический методы, метод структурно-функционального анализа, статистический метод.

Структура и содержание работы обусловлены целями и задачами исследования. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы.

предупреждение преступность корыстное побуждение

Глава I. Теоретические основы корыстной преступности

1.1 Понятие корыстной преступности

Определенный удельный вес в структуре преступности принадлежит преступлениям, совершаемым по корыстным мотивам. Однако следует отметить, что до сих пор в криминологии нет единства мнений о понятии корыстного преступления, широко применяемого в теории, конкретных криминологических исследованиях. Не получил решения в криминологии и вопрос о том, какие конкретные составы преступления образуют корыстную преступность.

В.Н. Кудрявцев отмечает, что при выделении из общей структуры преступности корыстных преступлений «нас интересует не объект, не способ деяния и не причиненный ущерб, а лишь субъективная причина преступления — мотив поведения, которым руководствовался виновный». А.С. Шляпочников, В.В. Лунеев относят к группе корыстных, преступления, совершенные по корыстным мотивам, в целях наживы.

Таким образом, большинство ученых-криминалистов к корыстным преступлениям относят те преступления, которые совершены из корыстных мотивов с корыстной целью. При этом в криминологической литературе понятие «корыстный мотив» в свое время не получило однозначного толкования. В.Н. Кудрявцев в своей монографии «Криминальная мотивация» указал, что корыстный мотив связан со стремлением к удовлетворению (гипертрофированных, искаженных) материальных потребностей (в вещах, деньгах, услугах).

В.А. Владимиров определял корыстный мотив как внутреннее стремление субъекта к незаконному обогащению, к получению материальной выгоды, наживы. Н.И. Загородников под корыстными побуждениями понимает стремления, направленные на приобретение всякого рода материальных благ и стремление освободиться от имущественных обязательств. Н.П. Шарыло определяет корыстный мотив «как основанное на потребностях лица осознанное побуждение к извлечению определенной материальной выгоды в результате изъятия чужого имущества противоправным путем для себя или других лиц».

8 стр., 3620 слов

Корыстная преступность

... целях удовлетворения своих законных интересов. Корыстная преступность - это совокупность, посягающих на сферу экономики уголовно наказуемых деяний и ... корыстную цель или корыстный мотив преступления как средство выражения повышенной общественной опасности преступления (например, похищение человека с корыстной целью) либо отграничения внешне сходных преступлений ... Вместе с тем, некоторые проявления ...

Б.С. Волков также считает, что в основе корысти как мотива совершения преступления лежит «стремление получить какую-либо материальную выгоду, пользу».

В словаре В. Даля корысть толкуется как страсть к приобретению, наживе, добыче, любостяжание, жадность к деньгам. Другие словари русского языка определяют корысть как выгоду, материальную пользу.

Таким образом, о понятии корыстного мотива в юридической литературе высказаны различные суждения. Одни ученые это понятие толкуют весьма широко, другие считают, что корыстный мотив содержит в себе страсть к накопительству, третьи сущность корысти видят в стремлении, желании лица незаконно, неправильно обогатиться. На наш взгляд, корыстный мотив преступления можно определить как побуждение, выражающее стремление субъекта преступления к незаконной имущественной выгоде.

Корыстный мотив преступления предполагает соответствующую цель преступных действий — корыстную цель. Цель — это предвосхищение в сознании человека желаемого результата, на достижение которого направлены его действия. Цель показывает, для чего виновный так действует, чего именно стремится достичь своим поведением. Корыстная цель является элементом мотивации преступного поведения. Корыстный мотив и цель. Это — самостоятельные, но и неразрывно связанные элементы психологического механизма преступного поведения. Без корыстного мотива не может быть корыстной цели, а корыстная цель предопределяет наличие корыстного мотива.

Исходя из изложенного, можно предложить следующее определение корыстной преступности. Корыстная преступность — это совокупность совершенных за определенный период преступлений с корыстными мотивами с основной целью безвозмездного удовлетворения имущественных потребностей виновных или других лиц.

В зависимости от характера экономических отношений, на которые осуществляются посягательства, выделяются три группы корыстных преступлений: 1) корыстные преступления против собственности (кража, мошенничество, присвоение или растрата, грабеж, разбой, вымогательство, хищение предметов, представляющих особую ценность, причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (Применительно к последним двум видам преступлений понятие корыстной мотивации используется в более широком значении, чем применительно к хищениям.); 2) корыстные преступления в сфере экономической деятельности (регистрация незаконных сделок с землей, незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность, лжепредпринимательство и др.); 3) корыстные преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (злоупотребление полномочиями, злоупотребления полномочиями частными нотариусами и аудиторами, превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб в случае совершения данного деяния из корыстных побуждений; коммерческий подкуп, за исключением ранее указанного случая).

28 стр., 13520 слов

Общая характеристика преступлений против собственности (ст. 205 ...

... и субъективную стороны преступлений против собственности; охарактеризовать понятие хищения, его формы и виды; дать правовую оценку корыстным преступлениям против собственности, не связанным с изъятием имущества; дать характеристику некорыстным преступлениям против собственности. Методами исследования, ...

Восемь видов корыстных преступлении одновременно характеризуются и как насильственные, имеющие в качестве второго типичного мотива их совершения осознанное противоправное воздействие на организм другого человека против его воли. К числу корыстно-насильственных относятся: 1) среди корыстных преступлений против собственности грабеж с применением насилия, разбой, вымогательство с применением насилия или угрозой его применения; хищение предметов, имеющих особую ценность, путем насильственного грабежа или разбоя; не правомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, сопряженное с применением насилия; 2) среди корыстных преступлений в сфере экономической деятельности: монополистические действия или ограничение конкуренции, совершенные с применением насилия или угрозы его применения, принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения; 3) среди корыстных преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях: превышение полномочий служащими частных охранных или детективных служб. На их долю приходится около 10% общего объема зарегистрированных корыстных преступлений.

Типичная характеристика ряда видов корыстных преступлении — профессионализм. К основным признакам криминального профессионализма применительно к корыстным преступлениям относятся: 1) наличие стабильного дохода от преступной деятельности, являющегося для виновного единственным, основным или существенным дополнительным (т.е. занятие преступной деятельностью в виде промысла); 2) систематическое совершение преступлений; 3) относительная специализация преступной активности (наиболее характерна для совершения карманных краж, карточного мошенничества, организованного вымогательства, фальшивомонетничества, контрабанды оружия наркотических средств, антиквариата и некоторых иных преступлений); 4) относительная стабильность результатов преступной деятельности; 5) относительная неуязвимость от уголовного преследования; 6) наличие особого языка и традиций (характерно не только для традиционных, но и для новых форм корыстных преступлений, например мошенничества с использованием компьютеров, контрабанды алкогольных напитков и др.).

1.2 Признаки объективной стороны корыстных преступлений

Общеуголовная корыстная преступность — это совокупность так называемых общеуголовных корыстных преступлений, то есть тех деяний, которые заключаются в прямом незаконном завладении чужим имуществом, «совершаются по корыстным мотивам и в целях неосновательного обогащения за счет этого имущества, причем без использования субъектами своего служебного положения, не связаны с нарушением хозяйственных связей и отношений в сфере экономики». Это прежде всего кражи, грабежи, разбои, мошенничество, вымогательство в разных их формах и часть присвоении имущества.

Глава пятая «Преступления против собственности» действовавшего тридцать пять лет УК РСФСР содержит 13 статей, где изложены составы общеуголовных корыстных преступлений.

В новый Уголовный кодекс Российской Федерации включена глава 21 «Преступления против собственности» с 11 статьями, которые являются (с определенной корректировкой) повторением составов преступлений главы пятой УК РСФСР. В связи с этим возможно рассмотрение проблем преступности против собственности, основываясь и на УК РСФСР, и на Уголовном кодексе Российской Федерации.

Существенными признаками общеуголовных корыстных преступлений являются следующие три.

13 стр., 6281 слов

Преступления против собственности

... преступления против собственности следует подразделять на «корыстные преступления, связанные с неправомерным извлечением имущественной выгоды» и «преступления против собственности, не связанные с извлечением имущественной выгоды». При этом в первую группу включают следующие преступления: - хищения чужого имущества ...

Во-первых, это посягательство на чужое имущество. Причем никакой его конкретизации или специфики уголовное законодательство России после 1 июля 1994 года не предусматривает, объект посягательства как бы размыт, обезличен, носит общий характер.

Из статьи 128 части первой Общей части Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что к имуществу относятся: вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность).

Глава 6 Общей части Гражданского кодекса Российской Федерации содержит детальные разъяснения по каждому виду имущества.

Объективные признаки корыстных преступлений выражаются в изъятии чужого имущества для последующего обращения его в пользу виновного или других лиц. Изъятие заключается в переводе чужого имущества из владения собственника или иного законного владельца в фактическое обладание виновного.

Имеется в виду обладание, которое позволяет виновному осуществить хотя бы первоначальное распоряжение имуществом — спрятать его, унести, передать соучастнику.

Обращение чужого имущества в свою пользу имеет в виду присвоение или растрату имущества, которым виновный завладевает неправомерно. Изменение характера владения и представляет собой не что иное, как преступное обращение имущества в свою пользу.

Таким образом, к объективным признакам корыстных преступлений относятся: 1) изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц; 2) причинение этими действиями реального материального ущерба собственнику или иному владельцу этого имущества; 3) противоправность совершения этих действий; 4) безвозмездность их совершения.

Объективная сторона любого корыстного преступления в обобщенном виде характеризуется как противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или в пользу других лиц, причинившее реальный материальный ущерб собственнику или иному владельцу имущества.

Общеуголовные корыстные преступления посягают в основном на вещи, включая деньги и ценные бумаги, и иное имущество.

Вымогательство бывает связано с требованием передачи права на имущество. Чужим для преступника может быть имущество как физических, так и юридических лиц; собственником имущества может быть государство, организация, объединение, личность; не имеет значения, владеет ли лицо этим имуществом, или пользуется им, или только распоряжается.

Во-вторых, корыстная цель — противоправное безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного (Примечание к ст. 158 УК РФ).

Здесь налицо мотивация наживы, обогащения, получения материальной выгоды.

В-третьих, корыстное посягательство используется вне хозяйственной деятельности или без использования виновным своего положения в сфере производства, распределения, обращения материальных ценностей. Например, не является общеуголовным, корыстным преступлением по криминологической классификации хищение путем присвоения или растраты имущества, вверенного виновному по службе.

Практически как об общеуголовных корыстных преступлениях можно говорить о тех деяниях против собственности, которые характерны для профессиональных преступников, иных представителей уголовной среды, но совершаются не только ими. В общем числе этих преступлений всегда велик удельный вес деяний несовершеннолетних и молодых людей.

13 стр., 6483 слов

Общая характеристика преступлений против собственности

... корыстной преступности уголовно-правовая защита собственности приобретает особое значение. Мелкие преступления против собственности являются наиболее распространенными, они совершаются чаще всего и ущемляют интересы значительного числа лиц. Буданова Е. В. Целью данной курсовой работы ...

1.3 Элементы субъективной стороны корыстных преступлений

Субъектом корыстных преступлений может быть вменяемое лицо, достигшее установленного в законе возраста. Возрастные требования зависят от формы хишения. Субъектом хищения, совершенного путем кражи, грабежа и разбоя, может быть вменяемое лицо, достигшее 14-летнего возраста; субъектом мошенничества, присвоения, растраты — вменяемое лицо, достигшее 16 лет. Субъектом хищения, совершенного лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст.160 УК РФ), может быть только должностное лицо.

Корыстные преступления совершаются с прямым умыслом. Содержанием умысла субъекта считается, что он изымает тем или иным способом и (или) обращает в пользу свою или других лиц чужое имущество, что делает он это безвозмездно и тем самым причиняет собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб. Для вменения субъекту каких-либо обстоятельств, имеющих квалифицирующее значение (способ, размер и др.), также необходимо, чтобы они осознавались виновным. Поскольку закон обеспечивает равную охрану всех видов собственности (кроме случаев мелкого хищения чужого имущества), ошибочное представление субъекта о принадлежности похищаемого им имущества тому или иному собственнику не влияет на квалификацию хищения.

Таким образом, субъективная сторона корыстных преступлений предполагает прямой умысел на изъятие чужого имущества. Виновный осознает общественную опасность своих действий и отсутствие у него права на похищаемое имущество, предвидит неизбежность причинения собственнику или иному законному владельцу имущественного ущерба и желает его наступления. Подобная направленность умысла отличает корыстные преступления от преступлений, при которых хотя виновный и получает противоправно и безвозмездно чужое имущество, но устремления его направлены не на преступную наживу, а на достижение иных целей (например, на получение средств по подложному больничному листу в целях оправдания прогула, на удержание вверенного имущества в счет причитающейся в будущем зарплаты).

Такие действия при наличии необходимых признаков могут образовать состав злоупотребления должностными полномочиями (ст.285 УК РФ), служебного подлога (ст.292 УК РФ), самоуправства (ст.330 УК РФ).

Важным моментом, характеризующим субъективную сторону корыстных преступлений, является предвидение размера причиненного ущерба, которое основывается на количестве похищенного, его качественных характеристиках, рыночной стоимости единицы соответствующего имущества. Если субъект не может конкретизировать последствия своего преступного поведения, представляет их в общем виде, его действия следует квалифицировать по фактически наступившим последствиям.

Обязательным элементом субъективной стороны корыстных преступлений при обращении чужого имущества, как в пользу виновного, так и других лиц является корыстная цель. «Корысть» в русском языке определяется как «страсть к приобретению, к поживе, жадность к деньгам, к богатству, любостяжание, падкость на барыш». Иначе говоря, корыстная цель при хищении — это стремление обогатиться, получить имущественную выгоду за счет чужого имущества путем его изъятия и (или) обращения в пользу виновного или других лиц.

6 стр., 2623 слов

Собственность как основа социально-экономических отношений

... направлена на комплексное рассмотрение категории «собственность» как основы социально-экономических отношений. Глава 1. Собственность как экономическая категория 1.1 Экономические и юридические аспекты категории «собственность» В развитии человеческой цивилизации, экономических систем, становлении и развитии товарного производства ...

Именно корыстными мотивами и целями определяется направленность умысла при хищении. Сущность корыстного мотива состоит в стремлении виновного удовлетворить свои материальные потребности за чужой счет, путем изъятия имущества, на которое у него нет никакого права.

Корыстная цель имеет место как в случаях преступного обращения чужого имущества в пользу виновного, так и в случаях передачи его другим лицам, в материальном положении которых виновный заинтересован. При передаче изъятого имущества другим лицам корыстная цель может достигаться путем последующего получения определенной части переданного имущества. Таким образом, при хищении корыстная цель всегда связана с изъятием чужого имущества и обращением его в пользу отдельных лиц.

Из сказанного выше следует, что:

  • а) хищение отсутствует, если виновный изымает имущество не с корыстной, а с какой-либо иной целью (например, с целью истребить или повредить имущество, отомстить потерпевшему и т. п.);

— б) хищение отсутствует, если виновный обращает имущество в пользу лиц, в судьбе которых он лично не заинтересован. В этом случае в его поведении отсутствуют корыстные мотивы, поскольку он сам не может получить никакой имущественной выгоды от совершаемых им действий.

Глава II. Криминологическая характеристика корыстной преступности

2.1 Причины и условия корыстной преступности

Преступность подлежит анализу как явление, непосредственное вплетенное в социальную среду, существующую в конкретных условиях места и времени Причины преступности определяются теми реальными, жизненными условиями, в которых действуют люди.

Преступность существенно зависит от происходящих в обществе процессов. Происходивший на протяжении конца 80-х и 90-х годов прошлого века слом старой общественной системы не мог не сказаться на изменении детерминации преступности, ее структуры, темпов роста. Восприятие демократии как вседозволенности порождает социальные конфликты. Обострились межнациональные отношения, зависящие от социально-экономической и политической обстановки в стране. Ухудшился уровень жизни значительной части населения. Растет безработица. Нарастает криминальный профессионализм и организованность.

Признание влияния социальных условий, противоречий в развитии общества на характер формирования личности является решающим в объяснении противоправного поведения граждан.

Процессы и явления политического, экономического, идеологического, культурно-воспитательного, демографического, социально-психологического характера, происходящие в обществе, главным образом и детерминируют поведение человека, определяют сущность и характер этого поведения. Названные процессы, определяя в самой общей форме условия жизни в обществе, придают своеобразие деятельности по обучению и воспитанию детей и подростков, формированию их личности, существенно влияют на характер межличностного общения граждан в семье и обществе.

Кроме причин и стимулов преступности, связанных с падением жизненного уровня, с неуверенностью в завтрашнем дне, с отчуждением молодежи от своего ближайшего окружения, есть причины, обусловленные историческим периодом социально-экономического и политического реформирования России. Речь идет о сдвигах в массовом сознании, об изменениях ценностных ориентации. Как пишет социолог А.В. Жаворонков, подсистема массового сознания все более приземляется, стандартизируется и сжимается вокруг таких понятий, как власть, деньги, стабильность, выживание. Это свидетельство общей деградации духовной сферы в обществе, что находит отражение и в массовом сознании россиян.

4 стр., 1577 слов

Формы организованной преступности и сферы ее распространения

... можно проводить политику криминализации деятельности всех структур организованной преступности. Наиболее остро эта проблема стоит в отношении высших эшелонов криминалитета, внешне неприкасаемых к преступлениям. Найти такие законодательные формы, которые смогли ...

Изучение процессов детерминации и причинности общеуголовной корыстной преступности связано с ответом на вопросы: как, почему она существует и развивается, какие социальные, экономические и иные обстоятельства выступают в качестве порождающих ее причин; каковы особенности условий, способствующих проявлению причин и наступлению криминального результата в виде одного или нескольких преступлений этого вида; и конечно, каковы особенности взаимодействия всех этих явлений в их интеграционном сочетании.

Общеуголовная корыстная преступность против собственности как составная часть целостного явления преступности определяется системой социально-экономических отношений, ее типом. Вместе с тем взаимодействие указанной системы и рассматриваемого вида преступности обладает важной особенностью. Эта особенность заключается в том, что в отличие от многих других видов преступлений общеуголовная корыстная преступность против собственности органически связана с социально-экономической системой (формацией), ее отношениями. Объясняется это тем, что сущность любой формации составляют, как известно, отношения собственности. Таким образом, этот вид преступности генетически связан с определенной системой отношений собственности.

Понятно, что рассматриваемый вид преступности прежде всего, по сравнению с другими видами, должен испытать и действительно испытывает давление тех свойств, которые присущи определенному типу социально-экономических отношений, и одновременно указанный вид преступности, как никакой другой, концентрирует в себе все сущностные признаки этой формации.

Специфика детерминации общеуголовной корыстной преступности в условиях рыночной экономики заключается, прежде всего, в их жесткой взаимной обусловленности.

На характер связей оказывают непосредственное или опосредованное влияние многочисленные и разнообразные сферы государственной и общественной жизни, их состояние, развитие, направленность, содержание, степень воздействия на общество и т. п. Среди них особую весомость имеют сферы:

  • формирования государственной политики, взглядов, идей, концепций по поводу собственности — принадлежности, преобразования, обеспечения безопасности, защиты собственника и его имущественного интереса;
  • решения вопроса о равной безопасности и защите или применение принципа избирательности, приоритетности по отношению к определенным формам собственности и определенным собственникам;
  • практической деятельности государства, т. е. уполномоченных на то органов, организаций, должностных лиц по воплощению в жизнь идей, концепций, принятых государством решений по поводу собственности — приверженности указанных субъектов к определенным методам, жестким политическим и экономическим установкам (в силу этого имеющих возможность перерасти в догматы) или все-таки способности этих субъектов к своевременной корректировке деятельности;
  • отношения к правам человека и гражданина независимо от занимаемого положения, размера имущества, принадлежности к определенному сословию, роду занятий или же направленное, нередко адресное, предпочтение;

— культуры, науки, образования, нравственного воспитания, просвещения, включая правовое, массовой информации, т. е. те сферы, которые предоставляют возможность активно воздействовать на общество и людей, формировать взгляды по поводу собственности: или утверждение общечеловеческих гражданских установок по отношению к собственности независимо от ее форм и к собственнику независимо от того, является ли им государство, организация, физическое лицо, или же внушение, утверждение, допущение эгоистических, корпоративных, сословных, корыстных установок и интересов.

44 стр., 21559 слов

Корыстно-насильственная преступность и её предупреждение

... качественными характеристиками . Преступность состоит из множества преступлений, среди которых есть также преступления против собственности. Современное уголовное право различает ненасильственные и насильственные способы завладения и ... вымогателя. Следует отметить, что некоторые криминологи относят вымогательство к категории корыстных преступлений . При этом характерно, что они причисляют к данной ...

К числу сфер, имеющих особое значение, следует отнести и сферы: социальную; правотворчества и правоприменения в области, относящейся к собственности, ее защите, непосредственной борьбе с посягательствами на чужое имущество; организации и осуществления борьбы с данной преступностью, включая ее предупреждение.

При этом не надо забывать о влиянии таких категорий, обусловленных историей народа и государства, как преемственность поколений, устойчивость социальной психологии и гражданских установок по поводу собственности, в том числе частной; традиции, привычки, национально-демографические и территориальные особенности, связанные с отношением к собственности, к чужому имуществу. И сами эти категории, и их влияние на состояние и развитие общеуголовной корыстной преступности весьма специфичны.

Уже из этого перечисления видно, насколько сложен причинный комплекс общеуголовной корыстной преступности против собственности. В связи с этим сложен и процесс криминологического анализа причинного комплекса, всего комплекса взаимодействующих явлений. Причем этот процесс еще более усложняется, когда государство и общество переживают либо кризис, либо вступают в переходный этап.

Нынешний исторический этап развития России, характеризующийся утверждением и развитием рыночных отношений, обладает чрезвычайным своеобразием и, может быть, неповторимостью. Во-первых, в силу совокупности политических, экономических, социальных, идеологических обстоятельств и, во-вторых, в силу того, что наступление этих обстоятельств вызвано, главным образом, причинами субъективного характера.

На последнем обстоятельстве следует остановиться. Оно имеет непосредственное отношение к рассматриваемой проблематике, что еще раз подтверждает причинную обусловленность явлений, причем даже тех, которые, на первый взгляд, далеки от проблемы преступности. В действительности же они оказываются одними из важнейших, от которых зависит криминальная реальность, в том числе общеуголовная корыстная преступность против собственности.

О субъективном характере свидетельствует тот факт, что лица, находящиеся у власти, располагали возможностью выбора с учетом объективных реалий вариантов развития российского общества при обязательном использовании элементов рыночных отношений. Причем возможность выбора относилась как к цели, так и к процессу достижения этой цели.

Один из вариантов основан на принципах социального реформизма, предполагающего, что для осуществления преобразований, связанных с изменением социально-экономического устройства, а значит, переделом отношений собственности (в данном случае — введением рыночного типа отношений в стране, где более 70 лет существовали иные социально-экономические отношения, иные отношения собственности, иные ценности), необходимо создание определенных предпосылок гражданского общества и правового государства. Для этого следовало принять меры, основанные на отечественном и зарубежном опыте, научном прогнозе развития преступности в условиях введения рыночных отношений, направленные на недопущение или своевременное устранение возможных негативных обстоятельств, могущих вызвать криминальное обострение, в т. ч. и по отношению к собственности; по обеспечению эволюционного характера процесса преобразований, т. к. резкие сдвиги общественной жизни всегда связаны с кризисом, ломкой устоявшихся отношений и психологических установок, что ведет к экономическим, социальным, личностным конфликтам и обострениям, включая и криминальные посягательства на чужое имущество; по соблюдению обязательного условия, заключающегося в том, что каждый шаг, каждая ступень реформ должны быть непременно связаны с улучшением того, что было прежде — благосостояния граждан, их благополучия (эти положения напрямую связаны с имущественными вопросами), социальной уверенности, соблюдения и защиты прав человека и гражданина, в т. ч. от преступных посягательств на их имущество, обеспечения гражданам равных возможностей по этим аспектам.

В случае, если условие о предпосылках игнорируется, то можно утверждать об ином виде преобразования (но никак не реформировании) со всеми вытекающими последствиями, в том числе кризисными явлениями в экономике, политике, идеологии, социальных вопросах и обязательно интенсификацией посягательств на собственность. История, как отечественная, так и зарубежная, уже неоднократно подтверждала это.

Власти избрали именно этот, иной вид преобразования, в основе которого лежит отказ от принципов реформизма и несистемное решение грандиозной задачи преобразования сложнейшего социального организма, каким являются общество и государство, а следовательно, отношений собственности; и точное следование требованиям технократической концепции развития социума. Технократия, в ее российском варианте, полагает, что цели преобразования (в конечном счете, по ее мнению, это эффективность рынка и социально приемлемое положение граждан) обеспечиваются путем достижения в первую очередь эффективности рынка на основе некоторых положительных результатов по ограниченному числу чисто экономических категорий, а уж потом следует приступить к решению проблемы так называемой социальной приемлемости, т. е. приемлемому образу жизни населения. Таким образом, социальные проблемы, включающие многообразие явлений, формирующих взгляды и поступки людей, в том числе по поводу чужого имущества: равного уважения прав всех владельцев, всех граждан или допустимости криминального их нарушения, — оказались на обочине реформ.

Заслуживают внимания следующие рассуждения одного из авторов концепции введения рыночных отношений:

«С моей точки зрения, вообще всерьез говорить о социальной справедливости по существу бессмысленно, а политически весьма опасно… Другое дело социальная приемлемость, означающая такое положение, с которым подавляющая часть граждан, а поэтому и общество в целом, готовы смириться или согласиться при данных исторических условиях на какой-то период времени».

Но на какой период времени население должно смириться или согласиться, и что такое «социальная приемлемость»? И все ли категории граждан будут смиряться, а не искать незаконных способов решения своих экономических проблем в условиях бедности, резкой имущественной дифференциации населения, безработицы?

В этих условиях в России времен реформ принимались прагматические меры, суть которых заключается в решении экономических и политических задач в самые короткие, обвальные сроки без учета возможных последствий, включая нравственные; обеспечении во что бы то ни стало необратимости ликвидации значительной части государственной и общественной форм собственности с передачей их в руки частных или иных владельцев, создания рыночных отношений; образовании нового класса (сословия) предпринимателей как социальной опоры преобразований.

При этом сознательно стали использоваться теневые капиталы, в том числе преступно добытые средства. Соответственно «популярность» криминальной корыстной деятельности возросла, что стало важным фактором проникновения субъектов такой деятельности в слой крупных собственников.

Своеобразие и неповторимость этапа реформ в России в плане детерминации общеуголовной корыстной преступности выражалась в том, что образовался причинный комплекс преступности, включивший конгломерат явлений, резко отличающихся и по природе, и по их значимости.

Во-первых, это обусловлено введением социально-экономических отношений рыночного типа, которым органически присущи коренные причины преступности.

Само государство вынуждено признать взаимосвязь между новыми рыночными социально-экономическими отношениями, причинами преступности и вызванным ими следствием (преступностью), а также условиями, способствующими реализации причин.

Наряду с указанными явлениями, детерминирующими преступность, в том числе общеуголовную преступность против собственности, в условиях рыночных отношений существуют и другие. Они так же, как и указанные выше, для рыночных отношений обязательны, неизбежны, закономерны, неустранимы: эксплуатация и сверхэксплуатация; накопление капитала на первоначальном этапе нередко криминальным способом, в дальнейшем — за счет обесценения труда, получения сверхприбыли; неравенство возможностей; перерастающая в обман и насилие конкуренция, не останавливающаяся ни перед каким преступлением; власть денег, культ наживы, индивидуализм и агрессивность; отстраненность и даже пренебрежение к людям, не сумевшим приспособиться к этим отношениям; распространение торгашества на деятельность в области культуры и сферу нравственных ценностей. Все это — фундамент преступности против собственности, объективно существующие негативные экономические политические, социальные и нравственные обстоятельства, которые порождают преступников и преступления, посягающие прежде всего на чужое имущество.

Никаких противоречий между преступностью и рыночной экономикой в ее чистом виде нет и быть не может, ибо характерной чертой последней является наличие коренных причин преступности, о чем писал еще Ф. Энгельс.

Во-вторых, определяется существованием, хотя и значительно подорванной, прежней системы социально-экономических отношений с присущими ей причинами и условиями преступности против собственности. Эти причины — порождение социалистической формации в ее реальном функционировании, обусловленные противоречиями между целью (составная ее часть — ликвидация в исторической перспективе преступности), установленной правящей тогда партией, утвержденной государством и принятой обществом, с одной стороны, и фактически осуществлявшимися мерами по достижению этой цели — с другой.

Причем такое положение, когда одновременно в тесной взаимосвязи существуют причинные комплексы общеуголовной корыстной преступности против собственности, обусловленные двумя указанными социально-экономическими системами, по-видимому, будет сохраняться длительное время. При этом коренящиеся в рыночных отношениях причины будут постоянно укреплять и расширять свое воздействие.

В-третьих, непринятием при введении рыночных отношений необходимых мер, которые сумели бы противодействовать преступности против собственности. Не был учтен лучший зарубежный опыт борьбы с корыстной преступностью в условиях рыночной экономики.

Указанные три обстоятельства явились буквально взрывным импульсом для общеуголовной корыстной преступности. Особенно показательно в этом плане развитие вымогательства. В 1987 году накануне введения рыночных отношений было зарегистрировано всего 1373 факта вымогательства, в 1995 году — 15 959, или почти в 12 раз больше. Однако последние цифры далеки от реального размаха вымогательства. По оценке специалистов и данным выборочных исследований, эти цифры, по существу, ничтожны.

Во время реформ в России вымогательством стали охватываться почти полностью все виды торговли, бытового обслуживания, перевозки грузов автотранспортом, в значительном размере «челночный» бизнес, предпринимательство мелкое и среднее, жилищно-обменная сфера и др. Причем все это — легальный бизнес. Но вымогательство властвует и над нелегальным бизнесом — проституцией, азартными играми, производством и сбытом нелицензированной, особенно фальсифицированной винно-водочной продукции, а также теневой экономикой.

Вымогательство на первом этапе реформ явилось одним из эффективных, если не самым эффективным, и наиболее доступным источником накопления преступным миром огромных финансовых средств. Но оно явилось и фундаментом создания преступных группировок, а вслед за ними и преступных организаций. Последние разделили между собой объекты, территорию городов, отрасли хозяйствования, нелегальный бизнес.

Развитию этого вида посягательства на собственность, существованию преступных организаций, занимающихся вымогательством, способствует несколько обстоятельств: легализация части преступных формирований под видом охранных организаций, жесткие методы, а по существу, террор со стороны преступников по отношению к предпринимателям, отказывающимся выплачивать «дань», коррупционные связи преступников с должностными лицами соответствующих органов, несовершенство правовой базы борьбы с рэкетом, недостаточно эффективная деятельность правоохранительной системы и судов. Этим во многом объясняется, что не занимающиеся противоправными сделками предприниматели, подвергающиеся вымогательству, до сих пор лишь в исключительных случаях обращаются за защитой к государству.

Дальнейшее развитие рыночных отношений и частного сектора хозяйствования, увеличение числа предприятий и организаций, в т. ч. в сфере мелкого и среднего предпринимательства финансово-имущественных операций, числа занятых в этих структурах работников, обострение конкуренции, возрастание опасности банкротства неминуемо приведут к росту мошенничества, присвоения, растрат вверенного имущества.

Кроме того, мошенничество является привлекательным преступлением для организованной преступности, что следует из анализа использования фальшивых банковских и финансовых документов, деятельности специально созданных для совершения мошеннических операций различных фондов, предприятий и компаний. Это объясняется прибыльностью указанного криминального промысла. Одна стремительно и умело проведенная мошенническая операция приносит доход, который не только покрывает все затраты на ее подготовку, но и является неизмеримо большим по сравнению с доходами, полученными, например, от кражи. Мошенничество и менее рискованно, чем другие преступления против собственности. Все это в полной мере относится и ко второму преступлению — присвоению вверенного имущества.

Надо также учитывать тесную взаимосвязь общеуголовной корыстной преступности с пьянством и алкоголизмом, ведением паразитического образа жизни. Поэтому динамика данного вида преступности чувствительна к политике государства в сфере производства и оборота спиртных напитков.

2.2 Характеристика личности корыстных преступников

Криминологический портрет лиц, совершивших корыстные преступления, характеризуется четырьмя группами признаков: 1) демографические, 2) социально-ролевые, 3) психологические и 4) уголовно-правовые.

Наиболее значимые среди них последние две группы признаков, в совокупности определяющие специфику типа личности совершивших корыстные преступления.

К числу психологических признаков личности совершивших корыстные преступления относятся: 1) стойкость корыстной установки (направленности); 2) уровень готовности к насильственным способам реализации корыстного мотива преступлений; 3) характер мотивации, стимулирующей возникновение корыстной установки или ее реализацию; 4) отношение к нравственно-правовым стандартам в области оборота имущественных благ и в том числе к уголовно-правовым запретам на совершение корыстных преступлений.

Первым психологическим признаком, с которым связаны наиболее значимые различия в личности совершивших корыстные преступления, можно назвать стойкость корыстной установки, т.е. степень устойчивости психологической готовности к совершению преступлений, сопряженных с противоправным обогащением. В качестве критерия стойкости корыстной установки традиционно рассматривается поведение лица, имеющее уголовно-правовое значение. В соответствии с данным признаком могут быть выделены четыре типа корыстных преступников: 1) ситуационный — впервые совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести, вследствие стечения неблагоприятных жизненных обстоятельств, не совершавший ранее иных правонарушений и аморальных проступков, связанных с неприятием законного справедливого порядка распределения имущественных благ; 2) неустойчивый — совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести впервые, но ранее совершавший иные правонарушения и аморальные проступки, связанные с неприятием законного справедливого порядка распределения имущества, имущественных прав, услуг или льгот; 3) злостный — неоднократно совершавший средней тяжести или тяжкие корыстные преступления, в том числе подвергавшийся за них уголовному наказанию; 4) особо злостный — неоднократно совершавший особо тяжкие корыстные преступления, в том числе подвергавшийся за них наказанию в виде лишения свободы.

По уровню готовности к реализации корыстного мотива преступления с применением насилия выделяются шесть типов личности корыстных преступников: 1) потенциально неопасный — впервые совершивший корыстное преступление небольшой или средней тяжести с угрозой применения насилия, не опасного для здоровья; 2) потенциально опасный — впервые совершивший корыстное преступление с угрозой применения насилия опасного для здоровья; 3) потенциально особо опасный — впервые совершивший корыстное преступление с угрозой применения насилия, опасного для жизни; 4) неопасный — совершивший преступление с применением насилия, не опасного для здоровья; 5) опасный — совершивший корыстное преступление с применением насилия, опасного для здоровья; 6) особо опасный — совершивший корыстные преступления с применением насилия, опасного для жизни.

Лиц, совершивших корыстные преступления, не подпадающих под признаки названных групп, следует относить к промежуточным (переходным) типам.

По характеру мотивации, стимулирующей возникновение корыстной установки или ее реализацию, в отечественной криминологии обычно выделяются пять типов личности корыстных преступников: 1) утверждающийся — использующий незаконное обогащение в целях самоутверждения; 2) дезадаптивный — совершающий корыстные преступления в целях приспособления к среде или выживания; 3) алкогольно-наркотический — совершающий корыстные преступления для удовлетворения непреодолимого влечения к алкоголю или наркотическим средствам; 4) игровой — совершающий корыстные преступления в целях удовлетворения потребности в острых эмоциональных переживаниях, связанных с риском; 5) семейный — совершающий корыстные преступления в интересах семьи.

Отношение к соблюдению нравственно-правовых (в том числе уголовно-правовых) стандартов в области оборота имущественных благ характеризуется рядом показателей, и прежде всего, степенью солидарности с этими стандартами, а также степенью готовности к их соблюдению.

По результатам проведенных в начале 2000-х годов в ряде регионов России (Московская, Новосибирская, Омская обл., Ставропольский край) опросов лиц, осужденных за все основные виды корыстных преступлений против собственности, в среднем 44% из них считали, что совершенные ими деяния несправедливо отнесены к числу преступлений; 48% — что за совершенные ими преступления установлены чрезмерно суровые наказания; 4% были готовы совершить преступление даже в случае неизбежного привлечения к уголовной ответственности.

Анализ этих данных позволяет сделать вывод, что для совершающих наиболее распространенные виды корыстных преступлений против собственности характерны весьма низкий уровень солидарности с соответствующими нравственно-правовыми запретами.

Уголовно-правовые признаки, характеризующие личность совершивших корыстные преступления, условно могут быть разделены на две группы: 1) непосредственные; 2) косвенные. К первой группе относятся: а) особый служебный статус, обусловливающий совершенные корыстного преступления определенного вида; б) вид соучастника; в) наличие неснятой или непогашенной судимости и др. Ко второй группе уголовно-правовых признаков относятся: а) тяжесть совершенного преступления; б) форма умысла, указание на корыстную цель или заинтересованность как обязательные признаки субъективной стороны состава соответствующего преступления; в) вид и разновидность множественности совершенных преступлений (совокупность, неоднократность, рецидив, в том числе опасный и особо опасный); г) форма соучастия и др.

Некоторые виды корыстных преступлений против собственности (присвоение или растрата, отдельные формы мошенничества, хищения предметов, имеющих особую ценность), 3/4 видов корыстных преступлений в сфере экономической деятельности и все виды преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях совершаются лишь лицами, имеющими специальный статус, обеспечивающий соответственно облегченный доступ к вверенному имуществу, занятие либо управление определенным видом экономической, в том числе предпринимательской деятельности, либо имуществом или персоналом в коммерческой или иной организации.

Каждое четвертое корыстное преступление в 2008 г. совершено лицом, имеющим неснятую или непогашенную судимость, и в соучастии, в том числе — каждое сотое в составе организованной группы.

Среди совершивших корыстные преступления против собственности доля профессиональных преступников в начале 90-х годов составляла 17%, во второй половине 90-х годов — 12%, среди лиц, совершивших преступления, сопоставимые с преступлениями в сфере экономической деятельности, -соответственно 54 и 37%. Снижение удельного веса профессиональных преступников статистически обусловлено расширением общей социальной базы преступности за счет лиц, впервые совершивших преступления. Однако в абсолютном выражении доля профессиональных преступников в сфере экономики в этот период не уменьшилась, а увеличилась.

Семь из каждых десяти, совершивших в 2008 г. корыстные преступления, были мужчинами (данное соотношение меняется для таких видов преступлений, как присвоение или растрата, коммерческий подкуп и др., когда доли мужчин и женщин примерно равны), каждый десятый был лицом, не достигшим 18-летнего возраста. Среди совершивших корыстные преступления в среднем преобладают лица, имеющие среднее и неполное среднее образование (более 80%).

Однако среди совершивших корыстные преступления против собственности эта доля возрастает до 90%, а среди совершивших преступления в сфере экономической деятельности, напротив, уменьшается до 60% (и даже до 18% среди совершивших преступления против интересов службы в коммерческих или иных организациях).

Соответственно уменьшается или возрастает доля лиц, имеющих неоконченное высшее или высшее образование. Данный феномен обусловлен повышенной «интеллектуальной емкостью» преступлений в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях по сравнению с не требующими высокого образовательного уровня традиционными корыстными преступлениями против собственности (за исключением некоторых видов присвоения или растраты, мошенничества и хищения предметов, имеющих особую ценность).

Доля не имевших постоянного легального источника дохода среди всех совершивших корыстные преступления в 2008 г. оставила около 50% (при этом темп годового прироста данного показателя превысил 10%).

Формально безработные среди совершивших корыстные преступления составили немногим более 5%. Подавляющее большинство лиц, совершивших корыстные преступления, — городские жители (85%), что в основе соответствует структуре населения в целом по признаку места проживания. Социально-ролевая характеристика лиц, совершивших корыстные преступления, включает следующие признаки: а) гражданство; б) сфера занятости; в) профессия; г) семейное положение. Среди лиц, совершивших корыстные преступления (преимущественно кражи и грабежи), иностранные граждане составляли около 1,5% (при этом девять из десяти относились к гражданам государств-участников СНГ).

Нигде не были заняты более половины совершивших корыстные преступления. Из числа занятых на долю работников, в том числе служащих государственных и муниципальных органов, организаций, предприятий в 2008 г. приходилось 39%; учащихся и студентов — 6%; работников и служащих негосударственных организаций — 42%; лиц, занятых индивидуальным предпринимательством, — 7%; осужденных к наказанию в виде лишения свободы — 0,5%; иные категории занятых — 5,5%. Среди занятых и совершивших корыстные преступления абсолютно преобладали лица, связанные преимущественно с физическим трудом (76%) и не имеющие стабильной семьи (78%), что значительно превышало среднестатистические данные по населению в цепом. Социально-психологическая характеристика рассматриваемой категории лиц включает оценки уровня знания соответствующих уголовно-правовых запретов; отношения к ним и отношения к их соблюдению; субъективно воспринимаемого риска быть разоблаченным в совершенном преступлении; отношения к понесенному наказанию.

2.3 Анализ развития и состояния корыстной преступности

Общеуголовная корыстная преступность имеет многовековую историю, в криминальной среде накоплен и продолжает накапливаться опыт совершения характерных для нее деяний, разрабатываются, укрепляются и развиваются традиции, навыки, способы совершения преступлений, субкультура и оправдывающая их система взглядов. С ней связана деятельность профессионалов воровского мира, то есть профессиональная преступность, а также многие проявления организованной преступности. Все преступления этой категории бывают характерны для банд и многих других организованных криминальных формирований.

Эта преступность крайне общественно опасна, причиняет гражданам, государству, организациям, объединениям значительный материальный ущерб, исчисляемый триллионами рублей.

Корыстная преступность, как уже отмечалось, — наиболее распространенный тип преступности. Удельный вес зарегистрированной его части в общем объеме зарегистрированной в России преступности составлял в 2007 г. — 62,1%, в 2008 г. — 61,4%. Это несколько ниже соответствующих средних показателей за предшествующие пять лет. Отметим, что конец 2007 г. и период 2008 г. по настоящее время, характеризуется устойчивым ростом количества зарегистрированных корыстных преступлений.

Структура зарегистрированной корыстной преступности достаточно точно отражает ее неоднородность, хотя с высокой степенью вероятности представляет собой «перевернутую картину» структуры всей совокупности деяний, содержащих признаки преступлений в сфере экономики, включая ее латентную часть. Причина данного эффекта состоит в том, что средний уровень латентности преступлений в сфере экономической деятельности намного превышает уровень латентности корыстных преступлений против собственности,

В общем объеме зарегистрированной корыстной преступности на долю преступлений против собственности в 2008 г. приходилось 95,6%, или 1 382 610 преступлений в абсолютном исчислении (в том числе на долю краж — 72,9%; грабежей — 7,8%, разбоев — 2,4%; мошенничеств — 5,4%; присвоения или растраты — 3%); на долю преступлений в сфере экономической деятельности в целом — 4,3%, или 61 689 преступлений (в том числе на долю обмана потребителей — 1,8%; приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, — 0,9%; изготовления или сбыта поддельных денег или ценных бумаг — 0,5%); на долю преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях — 0,1%, или 1336 преступлений (в том числе на долю злоупотребления полномочиями 0,06%).

Абсолютное преобладание в структуре зарегистрированной корыстной преступности посягательств на собственность (прежде всего краж, на долю которых приходится 76,2% всех корыстных преступлений против собственности) в основе определяется объективными условиями: значительно лучшей по сравнению с иными видами корыстных преступлений выявляемостью первых, относительной простотой применения соответствующих уголовно-правовых норм.

Территориальное распределение («география») корыстной преступности по субъектам Российской Федерации (региональное распределение) отличается высоким уровнем неравномерности.

Характеристика регионального распределения числа зарегистрированных корыстных преступлений малоценна, поскольку сравниваемые регионы существенно различаются по численности населения. В этой связи целесообразно сравнивать лишь уровни (интенсивность) зарегистрированных на территории субъектов РФ корыстных преступлений.

К числу регионов с наиболее высоким уровнем корыстной преступности (коэффициент свыше 3 тыс. преступлений на каждые 100 тыс. чел. населения) в 2008 г. относились Республика Бурятия, Сахалинская обл., Еврейская автономная обл.; с наиболее низким (менее 1 тыс. преступлений на каждые 100 тыс. чел. населения) — Республика Ингушетия, Республика Дагестан, Москва.

Причины соответствующих различий носят комплексный характер и корректное сравнение может быть выполнено лишь внутри группы субъектов РФ, относящихся к единому в экономическом, культурном, этническом, религиозном и географическом отношении макрорегиону. Например, сравнивать уровни краж в Москве и Ингушетии некорректно, поскольку их определяют разные группы факторов, действующие к тому же с различной степенью интенсивности.

Крайне низкий уровень зарегистрированной корыстной преступности в Москве определяется, прежде всего: а) закономерностями мегаполиса (сверхвысокий уровень анонимности и взаимного безразличия населения, большие объемы ежедневной миграции); б) крайне низким уровнем заявительской активности потерпевших.

Для определения уровня латентности деяний, содержащих признаки корыстных преступлений (т.е. отношения числа незарегистрированных преступлений соответствующего рода к числу зарегистрированных преступлений того же рода) не может быть использован метод простой средней арифметической величины, поскольку удельные веса составляющих их подгрупп преступлений против собственности, с одной стороны, и преступлений в сфере экономической деятельности, а также, преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях — с другой, обратно пропорциональны уровням их латентности. В подобных случаях применяется взвешенная средняя арифметическая величина.

В отечественной криминологической литературе приводятся различные данные об уровнях латентности корыстных преступлений. Обобщение результатов этих исследований позволяет утверждать, что число совершенных в 2008 г. деяний, содержащих признаки корыстных преступлений, составило не менее 18 млн., т.е. превысило зарегистрированную их часть более чем в 11,5 раз.

Наибольшую сложность обычно представляет оценка общественной опасности корыстной преступности — основного качественного свойства последней. В практике уголовно-статистического анализа обычно используется прием косвенной оценки данного свойства по динамике показателя удельного веса тяжких преступлений среди всех зарегистрированных преступлений соответствующего рода.

Увеличение доли зарегистрированных тяжких корыстных преступлений ранее в общем объеме зарегистрированной преступности обычно интерпретировалось как нарастание общественной опасности данного рода преступности. В действительности это явление вероятнее всего отражало процесс уменьшения функционального потенциала правоохранительной системы, на фоне которого данная система вынужденно «выталкивала» (и продолжает «выталкивать») из сферы своего внимания корыстные преступления небольшой и средней тяжести.

Удельный вес зарегистрированной корыстной преступности против собственности в структуре корыстной преступности в 2007 г. составлял 95%, а в 2008 г. — 95,4%, что указывает на абсолютно доминирующее положение данной группы преступлений среди всех зарегистрированных преступлений рассматриваемого рода. Применительно ко всей совокупности деяний, содержащих признаки корыстных преступлений (включая ее латентную часть), это соотношение существенно изменяется.

Динамика зарегистрированной корыстной преступности против собственности несколько отличается от динамики корыстной преступности в целом. Темп прироста ее объема в 2008 г. по сравнению с 2007 г. составил + 7,5%.

Динамика зарегистрированных объемов отдельных видов корыстных преступлений против собственности отличается. За исключением объемов мошенничества и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием абсолютные объемы иных корыстных преступлений против собственности в 2008 г. по сравнению с 2007 г. значительно увеличились, в том числе: краж (+8,5%), присвоения или растраты (+2,8%), грабежей (+9,2%), разбоев (+12,2%), вымогательства (+11,4%), неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством (+7,4%).

Снижение зарегистрированного числа наиболее «интеллектуальных» посягательств на собственность обусловлено, с одной стороны, приобретением определенного социального опыта распознавания наиболее типичных способов обманного завладения чужим имуществом, а с другой — наибольшей сложностью расследования таких преступлений, значительная часть которых уже совершается с использованием современных информационных технологий. Для этих преступлений характерно совершение их организованными группами и преступными сообществами.

В России получили распространение такие новые формы мошенничества, как хищение чужого имущества с помощью создания лжепредприятий, фальсификации учредительных документов, регистрации организаций на вымышленные адреса.

Уровни латентности отдельных, видов деяний, содержащих признаки корыстных преступлений против собственности оцениваются следующим образом: кражи — 6,1; мошенничества — 94,4; присвоение или растрата — 12,9; грабежи — 3,2; разбои — 2,2; вымогательства — 26,5; хищения предметов, имеющих особую ценность, — 14,9; причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием — 110,8; неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения — 1,2.

Взвешенная средняя арифметическая величина уровня латентности преступлений против собственности в целом, рассчитанная с учетом удельного веса каждого вида преступлений в общей их совокупности, составляет 9,8 (или 980%).

.

Крайне высокие уровни латентности мошенничеств и причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием обусловлены, с одной стороны, большими трудностями выявления этих преступлении, нередко граничащих с гражданско-правовыми деликтами, с другой — часто встречающимися фактическим содействием потерпевшего в совершении преступления и, как следствие, его не заинтересованностью в обращении за помощью в правоохранительные органы. Напротив, весьма низкий уровень латентности неправомерного завладения автомобилем или иными транспортными средствами обусловлен очевидным характером данного деяния, стабильной и достаточно высокой степенью общественной опасности, а также заинтересованностью потерпевших в регистрации факта угона транспортного средства.

Глава III. Меры по предупреждению корыстной преступности

3.1 Профилактика корыстной преступности

Предупреждение преступности рассматривается современной криминологией не только как широкий комплекс взаимосвязанных мероприятий, проводимых государственными органами и общественностью в целях борьбы с преступностью и устранения причин, ее порождающих, но и как особая область социального регулирования, управления социальными процессами, связанными с реализацией задачи сокращения преступности.

Предупреждение преступлений представляет собой многоуровневую систему осуществляемых государственными органами, должностными лицами, гражданами и общественными формированиями мер воздействия на криминогенные объекты с целью их ограничения, устранения или нейтрализации. Под криминогенными объектами понимаются негативные социальные явления и процессы, взаимосвязь и взаимодействие которых порождает и обусловливает преступность.

В зависимости от стадий развития криминогенных объектов меры воздействия на них облекаются в форму профилактики, предотвращения и пресечения. Каждая из этих форм представляет собой относительно самостоятельное направление предупредительной деятельности.

Меры предупреждения, осуществляемые в отношении отдельных криминогенных групп и лиц, вынашивающих преступные намерения, обнаруживших преступный умысел и замышляющих совершение преступления, относятся к мерам предотвращения. Под пресечением преступлений понимается деятельность, направленная на прекращение начатого преступления путем разработки и осуществления специальных мероприятий. Система заблаговременно принимаемых мер по упреждению, выявлению, ограничению и устранению криминогенных явлений и процессов, связанных с совершением преступлений, именуется профилактикой.

Профилактика преступлений сегодня рассматривается как самое приоритетное направление в деятельности государственных структур и общественных институтов по борьбе с преступностью.

Предупреждение корыстной преступности против собственности, является составной частью общего предупреждения преступности в целом. В криминологической науке под предупреждением преступности понимается сложная, многоаспектная деятельность, самостоятельная сфера социального управления, включающая общую организацию борьбы с преступностью (анализ, прогноз, программирование, правовое регулирование, кадровое и иное обеспечение), предупреждение преступности, правоохранительную деятельность (карающую и правовосстановительную).

Важным критерием результативной предупредительной деятельности является соответствие содержания и иерархии предпринимаемых мер содержанию и иерархии причин и условий корыстной преступности против собственности. Поэтому меры предупреждения корыстных преступлений против собственности могут носить экономический, социальный, политический, организационный, правовой, технический и воспитательный характер.

Предупреждение корыстных преступлений против собственности на современном этапе развития является одним из важнейших направлений борьбы с этими общественно опасными деяниями. Предупреждение как иных корыстных преступлений против собственности, так и преступности в целом тесно связано с теми преобразованиями, которые происходят в обществе и государстве, в его отдельных сферах — экономике, политике и других областях.

Общие причины преступности лежат в политической, экономической, идеологической, социально-культурной сферах, в области формирования психологии людей, их взглядов, навыков и привычек. Именно поэтому для разработки эффективной системы мер по предупреждению преступности важно руководствоваться концепцией о соотношении экономики и политики, взаимосвязях экономических и социальных явлений. Это в полной мере относится и к предупреждению всех видов преступлений. Однако, наряду с наличием общих свойств, предупреждение отдельных видов преступлений должно учитывать специфику, определяемую особенностями криминологической характеристики соответствующих преступлений, факторов влияющих на их совершение, приемов и средств воздействия на эти факторы.

Таким образом, разработка и планирование комплекса мероприятий, направленных на предупреждение преступности возможно только в том случае, если они опираются на знание общих закономерностей развития общества, если при этом используются конкретные формы политического, экономического, правового, социального и иных видов воздействия, направленных на преодоление объективных явлений и процессов, выступающих в качестве факторов, способствующих совершению преступлений. При этом эффективное предупреждение возможно, когда предупреждение преступности в целом, и ее отдельных видов, осуществляется посредством сосредоточения усилий всех органов — государственной власти, правоохранительных органов, общественных и др. организаций, через реализацию экономических, политических и других мероприятий, направленных на борьбу с преступностью.

Стратегия предупреждения преступности должна заключаться в локализации явлений, образующих ее причинный комплекс, а также в предотвращении или смягчении последствий действий этих явлений.

Борьба с преступностью, в том числе и с корыстными преступлениями против собственности, а соответственно и их предупреждение, должно осуществляться в рамках уголовной политики государства. Требование предупреждения корыстной преступности против собственности должно занимать одно из важнейших мест в уголовной политике и подчеркиваться с особой силой.

Политика в области предупреждения преступности представляет собой, вырабатываемую государством генеральную линию, определяющую основные направления, цели и средства этой борьбы путем формирования уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного законодательства, регулирования практики его применения, выработки и реализации мер, направленных на предупреждение преступности. Соответственно составными элементами политики государства в области борьбы с корыстными преступлениями против собственности являются уголовно-правовая, уголовно-процессуальная, уголовно-исполнительная и криминологическая политики, которые находятся между собой в функциональной зависимости и взаимодействии, точно также как и отрасли знаний, осуществляющие их научное сопровождение.

Меры предупреждения корыстных преступлений против собственности можно дифференцировать на общие, то есть нецеленаправленно или объективно воздействующие на криминогенные факторы данного рода преступности, и специальные, то есть меры, целенаправленно воздействующие на такие факторы.

Предупреждение корыстных преступлений против собственности связано, в первую очередь, с необходимостью совершенствования существующих общественных отношений, главным образом в сфере производства и распределения, улучшения материального благосостояния населения. Как указывалось выше, одной из основных причин совершения корыстных преступлений против собственности является имущественное неравенство.

Идея социального равенства между людьми, была основана на отрицании частной собственности и сформулирована французскими просветителями и социалистами-утопистами в XVIII-XIX вв. Позднее она была развита основоположниками марксизма-ленинизма и стала базисом строительства социализма и коммунизма не только в нашей стране доперестроечного периода, но и в других социалистических странах. Изначально предполагалось, что такой подход решит проблему социального неравенства, результатом чего явится и исчезновение корыстных преступлений. Однако, этот принцип оказался недостижимым и только тормозил дальнейшее экономическое развитие страны.

Рыночные условия хозяйствования неизбежно приводят к имущественному неравенству. Несмотря на невозможность, да и ненужность искоренения имущественного неравенства, тем не менее, необходимо определенное сглаживание, нейтрализация неравенства. Основные направления деятельности государства для достижения нейтрализации имущественного неравенства должны сводиться к созданию условий для многообразия и широкой доступности законных способов достижения материального благополучия. Предоставление гражданам равных возможностей в сфере осуществления экономической деятельности позволит сформировать широкий слой экономически активных, материально обеспеченных людей, уважающих закон.

Оптимальное решение проблемы сглаживания имущественного неравенства — это приведение материального положения населения в такое состояние, когда разрыв между уровнями жизни 10% относительно богатых и 10% относительно бедных людей не будет превышать 4-5 кратного разрыва.

Наряду с этим необходима смена государственной идеологии в сторону пропаганды приоритета духовных ценностей над материальными. Приобретение имущества незаконным путем не должно оставаться безнаказанным. К лицам, совершающим корыстные преступления против собственности должны применяться самые суровые меры уголовной ответственности. Государство должно направить свои усилия на воспитание такой личности, для которой единственным путем достижения своих целей будет являться законный путь. Необходимо создание и охрана таких общественных отношений, при которых каждый человек будет способен позаботиться о себе самостоятельно правомерным путем, обеспечивая условия для достойной жизни себе и своим детям.

Следует разработать комплекс мероприятий, направленных на преодоление правового нигилизма, которые бы включали в себя: воспитание уважительного отношения к законодательству Российской Федерации, регламентирующему различные сферы государственной и общественной жизни; формирование доверия у населения к проводимым государством реформам; информирование населения о состоянии законодательства об ответственности за корыстные преступления против собственности; широкое освещение материалов о привлеченных к ответственности за совершенные корыстные преступления против собственности и мерах ответственности, которые были к ним применены; освещение мер, разрабатываемых государством, направленных на предупреждение корыстных преступлений против собственности; предоставление инвестиционный консалтинг информации о способах легальной защиты своих прав, в том числе имущественных; демонстрация положительных результатов предупреждения корыстных преступлений против собственности, широкое освещение статистических данных о количестве выявленных и раскрытых уголовных дел, объектом посягательства которых выступила собственность.

Государство должно оказывать более интенсивную помощь тем лицам, которые в силу определенных причин оказались в трудном положении, в частности, инвалидам, детям-сиротам, многодетным и малообеспеченным семьям, безработным и т.д. В настоящее время проблема обеспечения социальной защищенности населения стоит особенно остро. Для ее решения необходимо предпринять целый комплекс мер, которые в нашей стране уже начинают применяться, но еще недостаточно эффективно, а именно: обеспечить эффективное и целевой использование бюджетных средств, выделенных на социальные цели, на общую и адресную защиту социально слабых слоев населения, заработная плата должна выплачиваться своевременно, при этом необходимо не только повышение заработной платы, но и иных социальных выплат — пенсий, пособий и т.д. до достижения размеров, позволяющих обеспечить достойную жизнь.

Наряду с указанными мерами необходимо осуществить еще целый комплекс мер экономического и социального характера, направленных на улучшение положения населения и способствующих сокращению преступности, в том числе совершению корыстных преступлений против собственности: снижение уровня реальной инфляции; ресурсное обеспечение прожиточного минимума населения; снижение количества безработных; обеспечение государственной политики, направленной на охрану семьи, материнства и детства; развитие социального обслуживания семьи и детей, оставшихся без попечения родителей; решение жилищной проблемы; поощрение благотворительной деятельности и благотворительных организаций со стороны государства.

Указанные меры следует применять в тесном взаимодействии с индивидуальной профилактикой, осуществляемой органами внутренних дел и направленной на конкретную работу с конкретным человеком. Для этого органы внутренних дел должны в процессе своей постоянной деятельности выявлять образ жизни, связи, микросреду лиц, способствующих реализации идей социального паразитизма, и при наличии законных оснований привлекать их к ответственности; организовывать взаимодействие с государственными и муниципальными органами в части создания условий по обеспечению мест обязательного труда, ликвидации беспризорности. В современных условиях требуется разработка региональных концепций борьбы с социальным паразитизмом, где были бы отражены наиболее существенные мероприятия и задачи, выполнение которых может противодействовать такому явлению.

Особая роль в предупреждении корыстных преступлений, в том числе против собственности, принадлежит жесткому социально-правовому контролю за экономической деятельностью юридических и физических лиц. Как отмечают криминологи, основные направления государственного контроля должны включать: меры по обеспечению финансового контроля в стране; меры по обеспечению налогового контроля; меры по обеспечению пограничного, таможенного и экспортного контроля; меры по обеспечению валютного контроля; меры, предпринимаемые административными, финансовыми и налоговыми органами контроля в соответствии с законодательством о борьбе с коррупцией в системе государственной службы в целях выявления и предупреждения коррупционных действий государственных служащих.

К числу политических мер борьбы с корыстной преступностьюнеобходимо относить такие как, обеспечение стабильности государственного управления имуществом и экономической деятельностью; обеспечение равновесия государственных и частных интересов в сфере экономики; принятие мер, направленных на искоренение коррупции сотрудников государственного аппарата и органов местного управления; выработка основных направлений борьбы с преступностью, включая корыстную преступность против собственности; определение целей и задач борьбы с корыстной преступностью в различных программных документах и др.

Немаловажное значение в предупреждении корыстных преступлений против собственности, включая причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотреблением доверием, а также неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, имеет виктимологическая профилактика. С целью предупреждения данных преступлений необходимо уделять внимание более широкому информированию населения о способах совершения исследуемых деяний, имуществе, которое наиболее часто становиться предметом посягательства, о рекомендуемых мерах защиты от совершаемых преступлений, о недопущении излишней доверчивости, невнимательности к сохранности собственного имущества.

Кроме того, борьба с общеуголовной корыстной преступностью в значительной мере зависит от результативности борьбы с профессиональной, рецидивной преступностью, бродяжничеством.

3.2 Совершенствование правовой основы предупреждения корыстной преступности

Как и всякая иная целенаправленная деятельность государственных органов и общественных организаций, отдельных должностных лиц и граждан, предупреждение преступности, ее отдельные направления и аспекты регулируются нормами права.

Право является эффективным регулятором социального развития, всех общественных отношений, включая те, которые складываются в сфере предупреждения преступности. В нормах нрава аккумулированы принципы, идеалы, установки и позитивные традиции образа жизни, оказывающие значительное влияние на поведение людей. Они определяют направления их деятельности, вводят в рамки цивилизованных отношений. Правовое регулирование упорядочивает процесс профилактики преступлений и других правонарушений, обеспечивает в этой сфере гарантии прав и свобод человека, оптимальное сочетание прав и интересов личности, общества и государства.

По мнению академика В. Н. Кудрявцева, «повышение качества действующих норм, их эффективности и научной обоснованности, приближение к потребностям социально-экономического развития, углубления демократического порядка их формирования — в этом проявляет себя перестройка в сфере законодательства (это касается и области профилактики правонарушений).

Правовая реформа связана прежде всего с повышением роли закона в жизни общества».

Нормами различных отраслей права стимулируется социально полезное поведение людей, закрепляются такие общественные отношения, которые по своей сути противостоят преступности, устраняют действия ее причин и условий. Путем установления дозволений и другими способами нормы права вводят поведение людей в законопослушное русло и тем самым способствуют реализации антикриминогенного потенциала гражданского общества, его институтов. Воздействие на общественные отношения в сфере предупреждения преступности осуществляется также с помощью утверждения обязанностей физических и юридических лиц, органов государства, установления правовых запретов и юридической ответственности за противоправное поведение. В этом случае регулятивная функция права дополняется охранительной, что имеет важное значение для обеспечения эффективности предупредительных мер. Профилактическое воздействие оказывает также воспитательная функция права, которая проявляется в направленности юридических средств на сознание и поведение людей, вырабатывает у них уважительное отношение к закону. Кроме указанных функций, право выполняет и сугубо служебную роль в этой сфере, которая заключается в том, что оно нормативно закрепляет оптимальный, соответствующий общественным потребностям и интересам порядок реализации мер предупреждения преступности на специально-криминологическом уровне: его задачи, виды, систему субъектов профилактики и их компетенцию, основные функции и методы работы.

Правовая основа предупреждения преступности имеет сложную структуру, включает в себя нормы различных отраслей права.

Принципы, на которых должна строиться предупредительная работа России:

  • законность;
  • гуманность;
  • справедливость;
  • демократизм;
  • научная обоснованность.

Значение уголовного права для правового регулирования предупреждения преступности заключается в том, что его нормами очерчен круг деяний, совершение которых карается уголовным законом.

Уголовный кодекс РФ соответствует мировым демократическим стандартам. Он определяет наказание как меру государственного принуждения, назначаемую исключительно по приговору суда. Наказание состоит в предусмотренных Кодексом лишении или ограничении прав и свобод преступника. При этом оно не может иметь своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства. Его задачи — восстановление социальной справедливости, исправление осужденного и предупреждение новых преступлений.

Нет сомнения в том, что общество, которое хочет жить по демократическим законам, должно проводить гуманизацию своей уголовной политики. Защита и обеспечение прав человека касаются не только свободных граждан, но и правонарушителей, — разумеется, в пределах и в рамках закона.

Нормы уголовного законодательства выполняют не только охранительную, но и регулятивную, предупредительную, а также воспитательную функции. При этом надо подчеркнуть, что в Уголовном кодексе РФ 1996 г. (ч. 1 ст. 2), по сравнению с раннее действовавшим законодательством, впервые четко выделена предупредительная задача уголовного права, которая решается в том числе и через психологическое воздействие на сознание граждан путем как устрашения, так и убеждения в невыгодности занятия преступной деятельностью, что является для большинства граждан дополнительным регулятором законопослушного поведения.

Из норм Особенной части УК РФ, наиболее значимых для криминологической профилактики, можно особо выделить статьи 150 и 151 УК РФ, в которых установлена ответственность за вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений и за вовлечение несовершеннолетних в совершении антиобщественных действий.

Статьи гл. 22 УК РФ «Преступления в сфере экономической деятельности» в основе своей носят предупредительный характер и способствуют защите предпринимательской, банковской деятельности, охране экономики государства от преступных посягательств на материальные, финансовые, природные и другие ресурсы.

Значение уголовно-процессуального законодательства для правового регулирования профилактической деятельности определяется прежде всего тем. что одной из основных своих задач оно провозглашает предупреждение преступлений. Уголовно-процессуальный закон обязывает органы дознания, следователя, а также суд принимать по уголовным делам меры для выявления и устранения причин и условий, способствующих совершению преступлений, путем внесения представлений, частных определений; включать в предмет доказывания по уголовному делу причины и условия, способствовавшие совершению преступления; определять конкретных субъектов и отдельные направления предупредительной деятельности.

Согласно статьям 1 и 8 УИК РФ, уголовно-исполнительное законодательство призвано обеспечивать исполнение наказания, с тем, чтобы оно не только являлось карой за совершенное преступление, но и исправляло осужденных в духе уважительного отношения к человеку, обществу, труду, нормам, правилам и традициям человеческого общежития, стимулировало их правопослушное поведение, предупреждало возможность совершения, как осужденными, так и иными лицами новых преступлений.

Общее предупреждение преступлений как цель уголовно-исполнительного законодательства реализуется опосредованно. Предусмотренные законом меры принуждения, достаточно жесткие условия отбывания наказания, ограничение прав и свобод осужденных должны воздействовать на них в плане предупреждения новых преступлений с их стороны. Вместе с тем имеет место психологическое воздействие не только на таких лиц, но и на правопослушных граждан, поскольку в их сознании таким способом формируется уважение к закону.

Цель предупреждения совершения новых преступлений со стороны осужденных осуществляется путем применения в отношении этих лиц комплекса предусмотренных УИК РФ профилактических мер: охраны и надзора (ст. 82); оперативно-розыскных мероприятий (ст. 84),

Между тем, в существующей в настоящее время совокупности правовых актов в России, регулирующих различные аспекты предупреждения преступности, нет четкой системы, имеются существенные пробелы. Поэтому в криминологической литературе неоднократно высказывалось мнение о необходимости совершенствования правового регулирования предупреждения преступности, в частности, путем принятия, «Основ законодательства профилактической деятельности в борьбе с преступностью».

Предпринимались неоднократные попытки реализовать идею единого правового акта в различных формах: путем подготовки проектов Закона о предупреждении (профилактике) преступлений или Основ законодательства по этому вопросу и т. д. Пока эти попытки не увенчались успехом.

Таким образом, нормативно-правовые акты России играют немаловажную роль в системе правовых норм, регулирующих профилактику преступлений. В них юридически закрепляется курс на профилактику как генеральную линию борьбы с преступностью, определены ее основные направления, поставлены конкретные задачи в этой области перед правоохранительными и другими государственными органами, общественными организациями.

Правовое обеспечение борьбы с корыстной преступностью против собственности должно включать постоянное совершенствование нормативно-правовой базы, в том числе совершенствование уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за совершение данных деяний. Законодательное обеспечение борьбы с корыстными преступлениями против собственности не должно отставать, необходимо устранить многочисленные пробелы и противоречия в законодательстве, в том числе согласовать уголовное и гражданское законодательство относительно таких понятий как имущество, ущерб и др. В целях обеспечения единства правоприменительной практики, Пленуму Верховного суда следует разработать руководящие разъяснения по квалификации отдельных видов корыстных преступлений против собственности, в том числе, связанных с неправомерным завладением автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, определить основания отграничения данных преступлений от смежных преступлений, обратить внимание правоохранительных органов, какие факты должны быть установлены при их расследовании.

Необходима разработка и внедрение новых социальных технологий, объективно препятствующих совершению корыстных преступлений, в том числе против собственности, криминологическая экспертиза экономического законодательства, должна быть создана система криминологического мониторинга всех отраслей экономики, разработаны специализированные программы (планы) борьбы с отдельными видами корыстных преступлений против собственности, подлежит оптимизации система подразделений правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с отдельными видами корыстных преступлений против собственности, необходимо дальнейшее совершенствование механизма взаимодействия отечественных и зарубежных правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с корыстными преступлениями.

К числу правовых мер, следует отнести и такие, которые направлены на совершенствование правового регулирования деятельности подразделений правоохранительных органов, осуществляющих борьбу с корыстной преступностью, в том числе и против собственности, так как именно на них ложится основная тяжесть по осуществлению профилактических инженерный консалтинг мероприятий по предупреждению корыстных преступлений против собственности. Высокая латентность и низкая раскрываемость исследуемых преступлений предопределяют существование безнаказанности и ведут к разрастанию корыстной преступности против собственности. С целью преодоления этих негативных моментов необходим комплекс мер, направленных на повышение квалификации работников правоохранительных органов.

Органами внутренних дел осуществляется сбор, обобщение и анализ информации о состоянии, структуре, динамике и уровне корыстной преступности против собственности, тенденциях ее развития. Исследование полученных данных, дел и материалов о преступлениях рассматриваемой группы позволяет им определить наиболее распространенные способы их совершения и сокрытия следов преступления, используемые средства, условия, способствующие совершению преступлений. Полученная органами внутренних дел информация может использоваться для разработки и осуществления конкретных мер, направленных на предупреждение корыстных преступлений против собственности, способствовать более быстрой и полной раскрываемости этих преступлений. Полученная информация в обобщенном виде должна передаваться в органы государственной власти и местного самоуправления с целью разработки и принятия программ, способствующих устранению причин и условий совершения данных преступлений.

Оперативно-розыскные меры предупреждения корыстных преступлений против собственности должны включать: реализацию оперативно-розыскной информации о лицах, замышляющих или подготавливающих преступления, с целью принятия необходимых мер для их склонения к отказу от совершения преступлений; своевременное разобщение выявленных преступных групп, в том числе организованных, и принятие мер к прекращению преступной деятельности входящих в них лиц; принятие исчерпывающих мер по розыску и задержанию лиц, скрывающихся от органов внутренних дел, и другие.

Еще один аспект рассматриваемой проблемы связан с тем, что для современной России характерно качественное ухудшение структуры преступности несовершеннолетних. Свыше 80 % регистрируемой преступности несовершеннолетних приходится на кражи (61 %), грабежи (9 %), разбои (3,1 %), вымогательства (2 %).

Корыстная преступность несовершеннолетних качественно меняет формы: подростки все чаще занимаются бандитизмом, рэкетом, вовлекаются в криминальный бизнес и проституцию.

Эффективное предупреждение преступности несовершеннолетних возможно лишь на основе познания и нейтрализации обусловливающих ее криминогенных факторов. Сейчас много говорят о демографическом неблагополучии России, но при этом чаще всего забывают о физической, интеллектуальной, нравственной ущербности значительной части подрастающего поколения. Высокий уровень преступности несовершеннолетних является, с одной стороны, проявлением общего неблагополучия этой группы населения и всего российского общества, с другой — длительно действующим криминогенным фактором, дестабилизирующим общественные отношения на неопределенный промежуток времени.

Предупреждение преступности среди несовершеннолетних, имея в своей основе превентивные подходы, должно стать важнейшим аспектом предупредительной деятельности в целом. Несовершеннолетние в силу их умственной и физической незрелости, неполного социального статуса нуждаются в особом внимании, помощи и защите. Необходимы усилия всего общества для обеспечения гармоничного развития подростков при соблюдении их прав и свобод, уважении к их личности и поощрении ее развития с раннего детства. Данные положения нашли отражение в международных обязательствах Российской Федерации и общепризнанных принципах и нормах международного права.

Работа государственных органов и общественных организаций по профилактике преступлений и иных правонарушений несовершеннолетних может обрести объективно необходимый системный характер лишь в случае, когда будет реально обеспечено проведение единого и целенаправленного, внутренне согласованного комплекса социальных, экономических, идеологических, правовых и других средств и методов воздействия, базирующегося на принципах взаимного дополнения («подстраховке») усилий всех субъектов этой деятельности.

Создание системы предупреждения правонарушений несовершеннолетних предполагает отказ от доминирования контрольно-предупредительной практики и смещение акцента в пользу охранно-защитной функции всей системы профилактики. Основная цель функционирования системы профилактики — охрана и защита прав ребенка посредством различных отраслей права.

Организационную работу по совершенствованию системы предупреждения преступлений и иных правонарушений несовершеннолетних целесообразно специализировать по трем самостоятельным направлениям: в отношении непосредственно детей и подростков, в отношении взрослых лиц, составляющих их неблагополучное окружение, и в отношении субъектов, осуществляющих воспитательную работу с несовершеннолетними.

Федеральный закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» нуждается в совершенствовании. С этой целью формулируются предложения о внесении конкретных изменений и дополнений в его текст, смысл которых сводится к расширению оснований проведения индивидуальной профилактической работы, более полному и реальному обеспечению прав несовершеннолетних, уточнению круга субъектов профилактической деятельности, упорядочению деятельности субъектов профилактики, предотвращения фактов бюрократической волокиты в их работе, совершенствованию правового механизма контроля за ходом социально-реабилитационной помощи несовершеннолетним, а также обеспечению создания информационной статистической базы относительно несовершеннолетних, относящихся к категории безнадзорных, а также находящихся в социально опасном положении, обеспечению единого подхода к критериям возраста несовершеннолетних в соответствии с международными стандартами и национальным законодательством России, приведению отдельных норм УПК РФ в соответствие с положениями Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Необходимо законодательное решение вопроса о расширении категорий несовершеннолетних, которые могут быть помещены в центры временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей, а также создание достаточного количества социальных учреждений для безнадзорных несовершеннолетних, расширение сети медицинских и реабилитационных учреждений для несовершеннолетних, страдающих наркозависимостью.

Необходимо дополнить Уголовный кодекс Российской Федерации статьей 156-1 «Злостное невыполнение должностными лицами органов опеки и попечительства обязанностей по защите прав и законных интересов детей». Данную норму предлагается изложить в следующей редакции:

  • «1. Злостное невыполнение должностными лицами органов опеки и попечительства обязанностей по защите прав и законных интересов детей, оставшихся без попечения родителей, их устройству, воспитанию, обучению, если это привело к ухудшению здоровья, нарушению нормального психического развития ребенка, формированию его личности, наказывается…;
  • Те же действия, повлекшие тяжкие последствия, наказываются…».

Современное состояние системы предупреждения преступлений и иных правонарушений несовершеннолетних в Российской Федерации требует обращения не только к позитивному опыту зарубежных стран, но и историческому опыту России по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Необходимо создание Федерального Центра по делам семьи, детей и молодежи при Президенте Российской Федерации. Данный орган должен аккумулировать такие важнейшие функции, как разработка государственной ювенальной политики и координация деятельности всех органов, входящих в систему профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Представляется целесообразным функциональное подчинение соответствующих профильных подразделений Правительства Российской Федерации и Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

Заключение

Таким образом, общеуголовная корыстная преступность против собственности как составная часть целостного явления преступности определяется системой социально-экономических отношений, ее типом. Вместе с тем взаимодействие указанной системы и рассматриваемого вида преступности обладает важной особенностью. Эта особенность заключается в том, что в отличие от многих других видов преступлений общеуголовная корыстная преступность против собственности органически связана с социально-экономической системой (формацией), ее отношениями. Объясняется это тем, что сущность любой формации составляют, как известно, отношения собственности. Таким образом, этот вид преступности генетически связан с определенной системой отношений собственности.

Специфика детерминации общеуголовной корыстной преступности в условиях рыночной экономики заключается прежде всего в их жесткой взаимной обусловленности.

На характер связей оказывают непосредственное или опосредованное влияние многочисленные и разнообразные сферы государственной и общественной жизни, их состояние, развитие, направленность, содержание, степень воздействия на общество и т. п. Среди них особую весомость имеют сферы:

  • формирования государственной политики, взглядов, идей, концепций по поводу собственности — принадлежности, преобразования, обеспечения безопасности, защиты собственника и его имущественного интереса;
  • решения вопроса о равной безопасности и защите или применение принципа избирательности, приоритетности по отношению к определенным формам собственности и определенным собственникам;
  • практической деятельности государства, т. е. уполномоченных на то органов, организаций, должностных лиц по воплощению в жизнь идей, концепций, принятых государством решений по поводу собственности — приверженности указанных субъектов к определенным методам, жестким политическим и экономическим установкам (в силу этого имеющих возможность перерасти в догматы) или все-таки способности этих субъектов к своевременной корректировке деятельности;
  • отношения к правам человека и гражданина независимо от занимаемого положения, размера имущества, принадлежности к определенному сословию, роду занятий или же направленное, нередко адресное, предпочтение;

— культуры, науки, образования, нравственного воспитания, просвещения, включая правовое, массовой информации, т. е. те сферы, которые предоставляют возможность активно воздействовать на общество и людей, формировать взгляды по поводу собственности: или утверждение общечеловеческих гражданских установок по отношению к собственности независимо от ее форм и к собственнику независимо от того, является ли им государство, организация, физическое лицо, или же внушение, утверждение, допущение эгоистических, корпоративных, сословных, корыстных установок и интересов.

К числу сфер, имеющих особое значение, следует отнести и сферы: социальную; правотворчества и правоприменения в области, относящейся к собственности, ее защите, непосредственной борьбе с посягательствами на чужое имущество; организации и осуществления борьбы с данной преступностью, включая ее предупреждение.

При этом не надо забывать о влиянии таких категорий, обусловленных историей народа и государства, как преемственность поколений, устойчивость социальной психологии и гражданских установок по поводу собственности, в том числе частной; традиции, привычки, национально-демографические и территориальные особенности, связанные с отношением к собственности, к чужому имуществу.

Список использованной литературы, Нормативные и иные правовые акты

1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.)// Российская газета от 25 декабря 1993.

  • Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая: Кодекс Рос. Федерации от 30 нояб. 1994 г. № 51-ФЗ (ред. от 14.07.2008) // Собр. законодательства Рос. Федерации. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.
  • Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г.

№63-ФЗ (ред. от 2008) // СЗ РФ. -17.06.1996. — № 25. — Ст.2954.

  • Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2003. № 50. Ст. 4848.

— Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 апреля 1995 г. N 5 «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1995. — №7.

— Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» // Российская газета от 18 января 2003 г.

Литература

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/diplomnaya/koryistnaya-prestupnost/

1. Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. — М., 1980. — 569 с.

— Александрова Н.С., Бурлаков В.Н., Шестаков Д.А. Проблемы экономической криминологии // Правоведение. -1998. — № 1. — С.27.

— Антонян Ю.М., Еникеев М.М., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений. — М., 2006. — 342 с.

— Верин В.В., Карманов М.А. Факторы повышения уровня преступности несовершеннолетних и причины ее детерминации в условиях социальных перемен. — М., 2009. — 113 с.

— Верин В.П. Преступления в сфере экономики. Учебно-практическое пособие. — М.: Дело, 2009. — 534 с.

— Владимиров В.А. Квалификация похищений личного имущества. — М.: Юрид. лит., 1974. — 256 с.

— Волков Б.С. Мотивы преступления. — Казань, 1982. — 245 с.

— Година В.В. Криминологическая профилактика, предотвращение и пресечение преступлений. — Киев, 2008. — 562 с.

— Дементьева Е.Е. Экономическая преступность и борьба с ней в странах с развитой рыночной экономикой (на материалах США и Германии) // Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом. Выпуск 5. — М., 1992. — 114 с.

— Дмитриев О.В. Состояние экономической преступности в России // Российский судья. — 2005. — №2. — С.19-22.

— Егоршин В.М., Колесников В.В. Преступность в сфере экономической деятельности. — СПб., 2008. — 456 с.

— Жаворонков Л.К. Сдвиги в массовом сознании. // Резюме научных отчетов по исследовательским проектам. — М.: ИС РАН, 1995. — 260 с.

— Желудков М.А. Взаимосвязь социального паразитизма и корыстной преступности // В сб. Преступность в России и борьба с ней: региональный аспект. — М.: Российская криминологическая ассоциация, 2003. С. 98-99.

— Загородников Н.И. О квалификации преступлений против жизни // Сов. государство и право. — 1976. — № 2. — С.136.

— Изменения преступности в России. Сборник. — М., 2009.

— Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.В.Наумов. — М., 2006. — 640 с.

— Концептуальные основы развития государственной системы социальной профилактики правонарушений и предупреждения преступлений / Под общ. ред. А.Ф. Майдыкова. — М.: Академия управления МВД РФ, 2008. — 385 с.

— Криминология/ Под ред. Г.А. Аванесова. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ — ДАНА, 2005. — 674 с.

— Криминология: Учебник / Под ред. В.Н.Кудрявцева и В.Е.Эминова. — М.: Юристъ, 2008. — 678 с.

— Криминология: Учебник / Под ред. проф. А.И. Долговой. — М.: Норма; Инфра-М, 2009. — 784 с.

— Криминология: Учебник / Под. ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова, С.В. Степашина. — СПб.: Санкт-Петербург. Ун-т МВД России, 2009. — 608 с.

— Криминология: Учебник / Под. ред. Н.В. Кузнецовой, М.Г. Миньковского. — М.: БЕК, 2008. — 566 с.

— Криминология. Курс лекций / Под ред. В.Н. Бурлакова, С.Ф. Милюкова и др. — СПб.: СПБ. ВШ МВД РФ, 2005. — 578 с.

— Кудрявцев В.Н. Структура преступности и социальные изменения // Сов. государство и право. — 1971. — № 6. — С.102.

— Кудрявцев В. Н. Популярная криминология. — М., 2008. — 534 с.

— Личность преступника / Под ред. В.Н. Кудрявцева. — М., 1975. — 250 с.

— Лунеев В.В. Криминологическая классификация преступлений // Сов. государство и право. — 1986. — № 1. — С.127.

— Марцев А.И., Максимов С.В. Общее предупреждение преступлений и его эффективность. — Томск, 2009. — 443 с.

— Модель региональной программы борьбы с преступностью /Под общ. ред. А.И. Алексеева. — М., 2004. — 249 с.

— Наумов А. Существуют ли пределы роста преступности? // Уголовное право. — 2005. — №3. — С.116-119.

— Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка. — М., 1996. — 764 с.

— Основы государственной политики в борьбе с преступностью в России. Теоретическая модель. — М., 2007. — 234 с.

— Основы криминологии для практических работников. — М., 2008. -514 с.

— Попова С.А. Корыстные преступления, совершаемые женщинами (криминологический аспект) // Вестник Нижегородской академии МВД России. — 2004. — №4. — С.112-119.

— Растегаева А.А. Анализ общеуголовной корыстной преступности // Методика анализа преступности. — М., 1986. — 231 с.

— Севрюков А.П. Хищение имущества: криминологические и уголовно-правовые аспекты. — М.: Изд-во «Экзамен», 2004. — 421 с.

— Состояние преступности в России за январь-декабрь 2008 года. — М., 2009. — 432 с.

— Теоретические основы предупреждения преступности. — М., 2007. — 431 с.

— Уголовное право: Особенная часть: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. — М., 2008. — 592 с.

— Уголовное право России: Учебник. В 2 т. Т.2. Особенная часть / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. — М., 2008. — 679 с.

— Уголовное право: Учебник / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. — М., 2001. — 641 с.

— Уголовное право России: Часть Особенная: Учебник / Отв. ред. Л.Л. Кругликов. — М., 2009. — 691 с.

— Шабанов Г.Х. О понятии корыстно-насильственной преступности // Российский следователь. — 2001. — №8. — С. 31 — 33.

— Шарыло Н.П. Умысел, мотив и цель при совершении хищений. Автореф. дисс. канд. юрид. наук. — М., 1975 — 19 с.

— Черников И.А. Мотивация совершения корыстного преступления // Преступность в России: причины и перспективы. Вып. 2. — М., 2005. — С. 47-53.

— Чуфаровский Ю.В. Криминология в вопросах и ответах: учебное пособие / Ю. В. Чуфаровский. — М.: ТК Велби: Издательство Проспект, 2005. — 342 с.

— Явлинский Г.А. Экономика России: наследство и возможности. ЭПИцентр. — М., 2005. — 239 с.