Правовое регулирование отношений, связанных с недействительностью завещаний

Как известно, правомочие распоряжения — это обеспеченная юридически возможность определить судьбу вещи, в том числе, распорядиться принадлежащим имуществом и на случай смерти. Согласно действующему законодательству распорядиться имуществом на случай смерти возможно только путем совершения завещания. Достаточно детальное правовое регулирование, нотариальное удостоверение завещаний, подразумевающее контроль за их составлением, тем не менее, не гарантируют действительность таких сделок, как завещание, поскольку, во-первых, существует ряд вопросов, не охваченных вниманием законодателя. Во-вторых, такие факторы, как низкая правовая грамотность граждан, равнодушное либо пренебрежительное отношение к закону, недобросовестность наследников и прочее могут привести к тому, что завещание окажется недействительным. При включении в главу 62 ГК норм о недействительности завещания возникли проблемы соотношения общих правил о недействительности сделок, закрепленных в параграфе 2 главы 9 ГК РФ, и специальных норм наследственного права. Завещание, согласно п. 5 ст. 1118 ГК РФ, является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства. Гражданин, совершая завещательные распоряжения, стремится создать определенным правовые последствия, и, разумеется, должен быть заинтересован в том, чтобы завещание не имело пороков, которые привели бы его к недействительности.

Объектом исследования, Предметом исследования, Целью исследования

Для достижения поставленной цели необходимо было поставить следующие задачи :

во-первых, определение места завещания в системе односторонних сделок;

во-вторых, анализ соотношения общих норм ГК РФ о ничтожности сделок и специальных норм, формируемых наследственным правом;

в-третьих, определение возможности применения общих причин недействительности операций к завещаниям;

в-четвертых, выявление особенностей применения последствий недействительности завещания, включая анализ взаимосвязи между общими последствиями недействительности действия и последствиями недействительности завещания;

в-пятых, разработка предложений по совершенствованию законодательства и правоприменительной практики, касающихся недействительности завещаний.

3 стр., 1301 слов

Основания и порядок признания завещания недействительным

... исследования в настоящей дипломной работе является правовой анализ оснований и условий недействительности завещания. Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач: 1. исследовать завещание как разновидность односторонних сделок; ... и др. нормы права. В работе использованы примеры многочисленной судебной практики по теме, поскольку признание завещание недействительным необходимо ...

Методологическую основу, Теоретическую базу, Научная новизна, Структура работы, Глава 1. Общие положения о недействительности завещания

1.1 Понятие недействительности сделки

Недействительность операции означает, что деяние, совершенное в форме сделки, не обладает качествами юридического факта, пригодного для возникновения тех гражданско-правовых последствий, которые желали субъекты. Недействительность транзакции может быть подтверждена в случаях, когда нарушается одно из условий действительности транзакции, другими словами, как пишет VSEm, ничтожность транзакции может быть связана с незаконностью ее содержания; неспособность сторон, совершающих его, участвовать в операции; несогласованность воли и воли сторон сделки; несоблюдение формы сделки. трудно не согласиться с Сергеевым А.П в том, что недействительная сделка, являясь противозаконным явлением, не влечет тех последствий, на которые она была направлена, но не является юридически безразличным фактом, поскольку порождает последствия, связанные с ее недействительностью. Законность или незаконность операции не меняет ее сути, но определяет ее последствия. Если стороны сделки безразличны к закону или намеренно действуют вне его рамок, их намерение создать правовые последствия, связанные с совершаемой ими сделкой, исчезает, однако возникают некоторые правовые последствия, которые приводят к недействительности.

Гражданский кодекс Российской Федерации дает юридическое определение недействительности сделки. Следовательно, согласно п.1 ст. 166 Гражданского кодекса Италии сделка считается недействительной по причинам, установленным законом, в силу признания ее таковой судьей (оспариваемая операция) или независимо от такого признания (недействительная операция).

Согласно положениям Гражданского кодекса, ничтожная сделка ничтожна по факту ее исполнения, независимо от воли участников этой сделки, а оспариваемая сделка, если она не оспаривается волей ее участников или другого лица уполномоченным лицом по закону, он действителен и, следовательно, порождает юридические последствия, о которых просили его участники. Вопрос о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть поставлен одной из сторон сделки или другим лицом в соответствии с законодательством. Следует исходить из того, что такое лицо имеет защищенный законом интерес в сделке и в признании ее недействительной. Кроме того, судья может применить эти последствия по собственной инициативе (в соответствии с пунктом 4 статьи 166 Гражданского кодекса).

Однако операция null не имеет юридической силы даже до решения суда и, как справедливо замечает VS Em: «Суд, признавая операцию null, только устраняет неопределенность в правовых отношениях, но не переводит операцию из допустимой в недействительную». Причины недействительности операций можно разделить на общие причины, указанные в гл. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации (статьи 169–172, 162, 165) и специальные, санкционированные другими положениями Гражданского кодекса (и других законов).

17 стр., 8415 слов

Сделки в гражданском праве

... права и обязанности в отношении третьих лиц или как минимум признавались бы другими участниками гражданского оборота, они должны удовлетворять установленным законом условиям действительности сделок. В данной курсовой работе ... составляют сделки, требующие нотариальной формы, а также сделки для которых несоблюдение простой письменной формы влечет их недействительность); в) сделка совершается во ...

Следует отметить, что законодатель недвусмысленно указывает на ничтожность операции. Хотя Д.О. Скрыпник отмечал, что основанием для его недействительности является абстрактный критерий нарушения общественных интересов или охраняемых законом прав и интересов третьих лиц. Однако следует понимать, что существует набор операций, которые являются недействительными по букве закона, но не обращаются в суд, продолжают выполняться и фактически остаются действительными. Что касается спорных сделок, то согласно ст.

ГК, сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. Интересно, что в законе сделки прямо не названы оспоримыми, существует лишь указание, что они могут быть признаны недействительными, например, по иску конкретного лица.

При этом основания оспоримости сделок также можно разделить на общие (ст. 173-179 ГК) и специальные, предусмотренные иными нормами ГК РФ или других законов. А. П. Сергеев говорит о том, что не все сделки, совершенные с нарушением закона, относятся к числу ничтожных или оспоримых. Законом могут устанавливаться и иные последствия нарушения закона при совершении сделки, например, признание действительной судом ничтожной сделки, в частности сделки, не облеченной в требуемую законом нотариальную форму (ст. 165 ГК).

Думается, что существующая презумпция ничтожности сделки, из которой исходит законодатель (ст. 168 ГК РФ), является обоснованной, поскольку является вполне естественной: законодатель, прямо указывая на ничтожность сделки, создает достаточную ясность в толковании. Ничтожная сделка может не исполняться ее участниками, третьими лицами. Хотя отношение к такой презумпции неоднозначно в литературе и есть ученые, считающие, что более обоснованным было бы признание всех недействительных сделок оспоримыми, если только закон прямо не относит их к числу ничтожных, позиция законодателя здесь выражена достаточно определенно.

Так как завещание является односторонней сделкой, очевидно, что недействительные завещания являются разновидностью недействительных сделок. Основания, порядок и последствия признания завещаний недействительными предусматриваются как общими нормами о недействительности сделок, закрепленными в гл. 9 ГК РФ, так и специальными нормами наследственного права. Здесь встает вопрос о степени применимости общих норм к завещаниям. Например, ст. 1403 ГК Грузии указывает, что завещание недействительно при наличии обстоятельств, влекущих недействительность сделок вообще. Относительно российского законодательства можно предположить, что раз завещание является односторонней сделкой и также может являться ничтожным либо оспоримым, к нему могут быть применены все общие условия недействительности сделок, хоть в практики и бытует мнение, что наличие специальных норм подразумевает их первоначальное применение к регулируемой группе отношений. Так, например, В. И. Ивановым и С. А. Ивановой выдвинута точка зрения, что все общие условия недействительности сделок применимы к завещаниям.

38 стр., 18506 слов

Понятие, виды и формы сделок

... дипломной работы предопределяет следующие задачи: Исследование понятия «сделка». Определение понятия «условие сделки», определение отлагательного и отменительного условий как элементов сделки ... — 165), § 2 охватывает положения о недействительности сделок и объединяет 16 статей (166 — 181). ... стороны. В этом случае сделка является договором. Односторонние сделки — завещание, доверенность. Для заключения ...

Еще О. С. Иоффе сделал вывод, что односторонняя сделка порождает юридические последствия не сама по себе, а в сочетании с другими, предусмотренными законом юридическими фактами, т.е. в основе лежит сложный юридический состав. Логично предположить, что общие нормы о недействительности сделок применимы к завещаниям только при возможности применения всего состава недействительности сделки к завещанию. Также следует обратить внимание на некоторое противоречие в законодательстве. Исходя из п. 5. ст. 1118, можно прийти к выводу, что такая односторонняя сделка, которая не создает прав и обязанностей после открытия наследства, не может представлять собой завещание. В связи с этим не совсем понятно, как быть с завещанием, которое ограничивается распоряжением о лишении наследников наследства. Получается, что такая сделка не порождает прав и обязанностей в принципе, и можно расценивать подобное завещание как противоречащее п. 5 ст. 1118 ГК, и, соответственно, ничтожное по ст. 168 ГК. А. М. Эрделевский так комментирует данный вопрос: «Для устранения отмеченных неясностей и противоречий представляется целесообразным внести изменения в п. 5 ст. 1118 ГК, изложив его в следующей редакции: «Завещание является односторонней сделкой, которая создает правовые последствия после открытия наследства».

Недействительными могут быть признаны и отдельные части (условия) сделок, если они противоречат требованиям, установленным законом, а также основанием могут стать пороки воли и содержания, например, применение насилия, обман и т.д. Согласно ст. 180 ГК недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка может быть совершена и без включения недействительной части. Так, к примеру, признавая действительным завещание в целом, суд признает недействительным условие, согласно которому завещатель лишает права наследования необходимого наследника.

Исходя из норм, указывающих на недействительность завещания, а также из п. 27 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.201214, можно систематизировать специальные основания недействительности завещания следующим образом: во-первых, несоблюдение письменной формы (абз 2. п. 1 ст. 1124).

Можно прийти к выводу, что данное основание есть исключение из ст. 162, указывающей на действительность сделки, совершенной с несоблюдением простой письменной формы по ст. 162 ГК РФ; во-вторых, несоблюдение нотариальной формы сделки (абз. 1 п. 1 ст. 1124); в-третьих, несоблюдение требования о подписании завещания собственноручно завещателем или рукоприкладчиком (абз. 2 п. 1 ст. 1124); в-четвертых, совершение завещания гражданином, не обладавшим дееспособностью в полном объеме (п. 2. ст. 1118); в-пятых, отсутствие свидетелей либо несоответствие их указанным в законе требованиям (п.3 ст. 1124); в-шестых, несоблюдение требования о собственноручном написании завещателем закрытого завещания (п. 2 ст. 1126 ГК РФ) или завещания, совершенного в чрезвычайных обстоятельствах (абз. 2 п. 1 ст. 1129 ГК РФ); в-седьмых, отсутствие собственноручного подписания завещателем закрытого завещания и завещания, совершенного в чрезвычайных обстоятельствах (п. 2 ст. 1126 ГК РФ).

Очевидно, что присутствие свидетелей необходимо не во всех случаях, а при составлении так называемых специальных, выше названных завещаний (как завещания в чрезвычайных обстоятельства, закрытые завещания).

9 стр., 4326 слов

Наследование по завещанию (4)

... курсовой работы определяют постановку следующих задач: рассмотреть общие положения наследования по завещанию; проанализировать формы и порядок совершения завещания; установить, регламентируемые законом основания отмены, изменения и недействительности завещания. ... гражданина. Совершения двумя лицами не допускаются. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после ...

Отсутствие в необходимом случае свидетелей при составлении завещания влечет за собой ничтожность завещания, а несоответствие их требованиям, указанным в законе — оспоримость завещания, поскольку данные факты подлежат доказыванию в суде.

Еще одной особенностью завещания является следующее. В соответствии с п. 3 ст. 167 ГК, если из существа оспоримой сделки вытекает, что она может быть лишь прекращена на будущее время, суд, признавая сделку недействительной, прекращает ее действие на будущее время. Совершенно ясно, что данное положение не применимо к завещаниям, поскольку завещание можно признать недействительным с момента открытия наследства.

Итак, можно сделать вывод, что завещания, как и недействительные сделки, могут быть таковыми по решению суда (быть оспоримыми) либо являться ничтожными вне зависимости от судебного решения. При этом не нужно недооценивать значение решения суда и применения им последствий недействительности сделки, поскольку она, не соприкасаясь с негативной реакцией государства, может оставаться фактически действительной и по ней может продолжаться исполнение. Завещания, однако, занимают особое положение в системе недействительных сделок, так как они может быть признаны недействительными как по общим основаниям недействительности любых сделок, так и по специальным основаниям недействительности завещаний, существующим в гражданском законодательстве. В отличие от других сделок, которые могут быть признаны недействительными после их совершения, завещание может быть оспорено только при наличии особого состава — совершения завещания и наступления смерти завещателя.

Порядок признания завещания недействительным

Порядок признания завещания недействительным вытекает из особенностей способа защиты гражданских прав, который могут быть реализован исключительно в судебном порядке путем подачи иска. Так, ст. 11 ГК РФ указывает на то, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет суд в соответствии с подведомственностью дел, а ст. 12 ГК признает признание оспоримых сделок недействительными и применение последствий недействительности таких и ничтожных сделок способами защиты гражданских прав. В п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 указано, что в соответствии с правилами подсудности гражданских дел, установленными статьями 23 — 27 ГПК РФ, все дела по спорам, возникающим из наследственных правоотношений, подсудны судам общей юрисдикции, а именно районным судам.

Трудно не согласиться с В. М. Марухно в том, что исковые требования должны быть сформированы предельно четко, так как сделка может быть признана недействительной как полностью, так и в части.15 Это относится и к завещаниям. Очевидно, что четкость формулировки предъявляемых требований

одна из целей, к которым должны стремиться истцы, поскольку решение судьбы оспариваемого завещания, а вместе с ней и наследственной массы напрямую отразится на достижении этими истцами (наследниками, к примеру) своих интересов.

4 стр., 1731 слов

Недействительность сделок

... от должника. 77 Положение о последствиях недействительности сделок должника в Законе о несостоятельности следует сформулировать следующим образом: «При признании сделки недействительной подлежит возврату имущество, переданное должником при отсутствии ... Издательство БЕК, 2002. С. 114. 92 Дубинчин А. Недействительность сделок должника в законодательстве о банкротстве// Хозяйство и право. 1999. № 5. С. ...

В соответствии с п. 2 ст. 1131 ГК РФ завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права и законные интересы которого нарушены этим завещанием. Ст. 166 ГК РФ указывает, что оспоримая сделка может быть признана недействительной, если она нарушает права или охраняемые законом интересы лица, оспаривающего сделку, в том числе повлекла неблагоприятные для него последствия; требование же о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной. Также суд, как упоминалось ранее, вправе применить последствия недействительности ничтожной сделки по своей инициативе.

Для разрешения дела по существу представляется необходимым определить заинтересованность в исходе дела лица, обратившегося в суд с иском. И. В. Долгановой сформулирован интересный вывод, согласно которому критерием определения такой заинтересованности может служить только наличие материально-правовой связи между судебным решением, которым удовлетворен иск о недействительности завещания, и призванием заинтересованного лица к наследованию по иному приоритетному основанию или приобретением последним иных прав на имущество, входящее в наследственную массу. Надлежащим истцом, по ее мнению, может быть только лицо, для которого квалификация этой сделки как недействительной или, наоборот, как действительной, влечет различное содержание его собственного материально-правового статуса в наследственном правоотношении: по делам о признании недействительным ничтожного завещания истцом может быть лицо, чей материально-правовой статус зависит от того, действительна сделка либо нет, а по делам, связанным с оспоримыми завещаниями, истцом может быть лицо, чьи права завещанием нарушены. Кажется справедливой также и позиция С. П. Гришаева, который в числе истцов называет любого наследника по завещанию или по закону, отказополучателя, прокурора, исполнителя завещания. Представляется возможным, однако, дать следующую формулировку в определении надлежащего истца, дополняя и конкретизируя тем самым п. 2 ст. 1131 ГК:

«Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием. Таким лицом может быть любое лицо из числа наследников по закону или завещанию, чей материально-правовой статус зависит от действительности завещания и их законные представители, а также считающие завещание противоречащим требованиям закона — исполнитель завещания, прокурор, отказополучатель и его законные представители». Тем более, как отмечают П. В. Чугунов и М. С. Абраменков, вопрос о праве исполнителя завещания быть истцом в процессах о недействительности завещания решен в научной литературе положительно, хоть он и не имеет в наследстве собственного имущественного права или интереса, если только он не является одновременно наследником по завещанию.

4 стр., 1721 слов

Недействительность сделок с пороками воли

... сделке; определить круг недействительных сделок, в основе которых лежит порок воли; изучить и описать виды сделок с пороками воли. Объектом исследования данной курсовой работы стали общественные отношения, возникающие в связи с совершением сделок, в основании недействительности ...

Что касается определения надлежащего ответчика по делам о признании завещания недействительным, то предполагается, что таковым будет являться лицо, которое обладает возможностью реализовать завещание, совершать действия, направленные на его реализацию. Нотариус или иное лицо, удостоверившее завещание, стороной в деле не является, и привлекаться к участию в деле должно исключительно в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования, на стороне ответчика. В связи с этим можно сделать вывод о том, что в процессе могут участвовать третьи лица, но и среди этих лиц также можно указать и наследников, которые уже приняли наследство. К иску предъявляются общие требования, предусмотренные ГПК РФ, среди которых, в том числе, требование о подачи иска по месту жительства ответчика, либо, если место жительства не известно, по месту открытия наследства (ст. 28, 30); требования ст. 132 о прилагаемых документах. Необходимо также приложить копии свидетельства о смерти завещателя, копии завещания, копии свидетельства о праве на наследство, если таковое выдано. Важно понимать, что дела о недействительности завещания являются гражданскими делами по неимущественным спорам и подлежат рассмотрению и разрешению районными судами общей юрисдикции с соблюдением правил территориальной подсудности.

Относительно порядка признания завещания следует также понимать следующее. В судебной практике встречаются случаи признания недействительным завещания вследствие того, что лицо, совершившее его, не было способно понимать значение своих действий и руководить ими (по ст. 177 ГК РФ), но считалось при этом дееспособным. Для установления психического состояния завещателя суд назначает, как правило, судебно-психиатрическую экспертизу, поскольку в этом случае завещание не влечет за собой ничтожности, являясь оспоримым.

Судебной практике известен интересный случай, когда суд назначил посмертную судебно-психиатрическую экспертизу завещательницы, чтобы установить, являлась ли она дееспособной для составления завещания, но она не была проведена, поскольку материалы дела «не содержали необходимых данных для проведения экспертизы». Спустя продолжительное время экспертиза была вновь назначена судом, а затем — назначено проведение дополнительной экспертизы, причем не было предпринято каких-либо шагов во избежание задержек разбирательства данного дела. Кроме того, власти Российской Федерации не объяснили, почему имелась необходимость приостанавливать производство по делу Итогом такого затяжного разбирательства, длившегося около пяти лет, стало обращение истца в Европейский суд по правам человека, который признал жалобу приемлемой и постановил, что Российская Федерация обязана выплатить заявительнице в течение трех месяцев со дня вступления постановления суда в силу определенную cумму в качестве компенсации морального вреда.

Среди различий, существующих между оспоримыми и ничтожными сделками, существует также такое, как разные сроки исковой давности, установленные для признания оспоримых сделок недействительными и применения последствий недействительности ничтожных сделок (по ст. 181 ГК).

Интересно, что срок исковой давности для исков, связанных с недействительностью завещания, обделен вниманием законодателя, то есть особых сроков не существует, и действуют сроки, предусмотренные ст. 181 ГК. Так, ст. 181 указывает, что срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной составляет три года. Указание на трехлетний срок встречается также в научной литературе.23 Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки. Отсюда возникает вопрос, какая связь термина, предусмотренного законодательством «исполнение ничтожной сделки» с завещанием? Можно предположить, что исполнение ничтожной сделки — это «исполнение», совершение самого завещания. Но, так как законодатель не допускает оспаривание завещания ранее открытия наследства, то, думается, относительно завещания справедливо будет говорить, что течение срока исковой давности по делам, связанным с ничтожностью завещания, начинает течь со дня открытия наследства, так как завещание вступает в силу после открытия наследство, создавая права и обязанности. Получается, что срок распространяется как на требование о признании ничтожного завещания недействительным, так и о применении последствий такой недействительности. А. П. Сергеев, впрочем, считает, что наиболее оправданным является следующее: требование о признании сделки ничтожной может быть заявлено независимо от времени ее совершения и исполнения, так как требования здесь представляют собой установительные притязания, по природе своей не подвергающиеся давности.

47 стр., 23157 слов

Ничтожные и оспоримые сделки

... различия между ничтожностью и оспоримостью сделки обосновывали юридическим качеством самой сделки, неизбежно влекущим за собой известные атрибуты: ничтожную сделку определяли как «мертворожденную», что обуславливало невозможность ее «исцеления», оспоримую, напротив, - ...

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год (по ст. 181).

Из вышесказанного можно сделать вывод об отсутствии в литературе единого подхода как к определению надлежащего истца и ответчика по делам о недействительности завещания, так и к определению момента, с которого возможно оспаривание. Законодателем не созданы особые сроки давности по делам о признании завещания недействительным, потому толкование норм, касающихся сроков исковой давности по делам о недействительности сделки, представляется несколько затруднительным.

Последствия признания завещания недействительным

ГК РФ не содержит специальных норм, устанавливающих последствия недействительности завещания или недействительности принятия наследства, но при этом последствия признания завещания недействительным обладают своими особенностями, обусловленными спецификой самой сделки, ее односторонним характером. В. М. Марухно предлагает выделить две группы последствий недействительности завещания: общую, то есть общегражданские последствия, применимые к любым сделкам, и вторую — специфические последствия, отличающиеся от общих последствий и зависящие от конкретных оснований недействительности сделок. Среди специфических последствий предложено условно выделить последствия, закрепленные главой 9 ГК РФ вопервых, а во-вторых — последствия, закрепленные нормами наследственного права. Некоторые ученые считают, что специальных последствий признания завещания недействительным как таковых не существует. Например, К. Б. Ярошенко говорит о том, что часть третья ГК РФ лишь уточняет общие положения гражданского законодательства о сделках и их недействительности. Однако с учетом того, что наиболее справедливым представляется применение общих последствий недействительности сделок к последствиям недействительности завещания в той мере, в которой это не противоречит существу самого завещания, последствия признания завещания недействительным можно рассмотреть согласно классификации, предложенной В. М. Марухно.

35 стр., 17204 слов

Наследование по завещанию (3)

... однако это не означает, что уже при удостоверении завещания нотариус вправе потребовать документы, подтверждающие право ... этих требований завещание, как правило, признается недействительным, а, следовательно, не порождает никаких юридических последствий. А ... наследниками, в порядке, который устанавливает завещатель. Завещание является сделкой, совершаемой одним лицом, выражающей волю только ...

Итак, к первой группе последствий, связанных с недействительностью завещания, можно отнести общие последствия, которые могут быть применены ко всем сделкам, то есть общегражданские последствия. В этой группе в первую очередь можно выделить ненаступление последствий позитивного характера в том случае, если исполнение по недействительному завещанию еще не было произведено. По ст. 167 ГК недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Если завещание недействительно полностью, оно в принципе не влечет последствий позитивного характера. Очевидно, в этом случае нормы наследственного права являются специальными по отношениям к нормам главы 9 ГК, а значит, подлежат первоочередному применению. Если завещание частично недействительно, то правовые последствия позитивного характера не наступают лишь в этой части, остальная же часть завещания действительна согласно ст. 1131. Это правило также носит уточняющий характер по отношению к завещанию, если сравнить его с общим положением, содержащимся в ст. 180 ГК РФ, которая указывает на то, что недействительность части сделки не влечет недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Следует помнить, что недействительность завещания не лишает лиц, указанных в нем в качестве наследников или отказополучателей, права наследовать по закону или на основании другого, действительного, завещания.

Главным имущественным последствием недействительности сделок, исполненных полностью или частично, является реституция. В российском гражданском праве реституция направлена на возврат имущества, полученного (или переданного) по недействительной сделке. Так, ст. 167 содержит правило о том, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость, если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В силу того, что оспаривание завещания возможно лишь после смерти завещателя как единственного участника этой односторонней сделки, нельзя не согласиться с В. Марухно, которой было критически оценено в силу отсутствия универсальности высказанное в научной литературе положение о том, что право на принудительную реализацию норм, указанных в п. 2 ст. 167 ГК РФ, должно предоставляться только участнику недействительной сделки.

В. С. Ем пишет, что односторонняя реституция заключается в том, что при признании недействительными сделок, заключенных под влиянием обмана, угрозы, злонамеренного соглашения и тому подобное исполненное по такой сделке обратно получает только одна сторона сделки — добросовестная; недобросовестная сторона исполненного назад не получает. Можно охарактеризовать недобросовестную сторону как такую, которая желала наступления противоправного результата, который составлял цель сделки. Таким образом, становится ясно, что односторонняя реституция как мера ответственности применима к лицу, совершившему сделку, но единственный участник такой сделки, как завещание, утратил правоспособность.

Соответственно, данная мера ответственности к нему не может быть применена. В качестве общего последствия недействительности сделки выступает двусторонняя реституция — возврат сторонами всего полученного по сделке друг другу. Как считает А. П. Сергеев, по своей юридической природе двусторонняя реституция — особая санкция, в которой выражено отрицательное отношение государства к сделке, не соответствующей тем или иным требованиям закона, эта санкция не относится к мерам гражданско-правовой ответственности, а значит, не требует для своего применения установления вины сторон и иных условий гражданско-правовой ответственности. В связи с этим возникает вопрос о возможности применения двусторонней реституции, так как стороны, по сути, должны быть возвращены в «первоначальное» положение, в котором они находились до совершения сделки.

Встает вопрос о правовой природе реституции, применимой в вопросах недействительности завещания. В научной литературе на этот счет нет единого мнения. Одна группа ученых, например, П. В. Чугунов и М. С. Абраменков считают, что реституционные требования здесь могут быть квалифицированы как взыскание неосновательного обогащения по ст. 1102 — 1108 ГК. Среди второй группы ученых есть другое мнение — Д. О. Тузовым, к примеру, сделан вывод о том, что природа реституционных требований может быть различной в зависимости от объекта притязания, и она реализуется через виндикационный и кондикционный иски. А. М. Эрделевский указывает на то, что действительные наследники вправе требовать от лица, принявшего наследство по недействительному завещанию, возврата неосновательного обогащения по правилам главы 60 ГК либо, если предметом наследования является индивидуально-определенная вещь, истребовать ее у незаконного владельца посредством предъявления виндикационного иска (ст. 301 ГК).

Представляется предпочтительной точка зрения второй группы ученых, поскольку природа реституционных требований действительно может быть различной, а так как отсутствуют нормы, определяющие последствия недействительности завещания как односторонней сделки, истребование имущества у незаконного владельца по правилам кажется вполне обоснованным. К. И. Скловский считает, что реституция — самостоятельное правовое средство, которое не нуждается в дополнительной квалификации.

Можно перейти к рассмотрению второй группы последствий, связанных с признанием завещания недействительным — специальным последствиям. Здесь хочется, прежде всего, указать на последствия, предусмотренные главой 9 ГК РФ. Итак, по п. 2 ст. 167 при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке в натуре (либо возместить стоимость), как говорилось выше. Очевидно, что при недействительности завещания данное последствие применено быть не может, поскольку, во- первых, правоспособность завещателя прекратилась с его смертью, а во- вторых, применить такое последствие попросту не позволяет природа завещания, являющегося односторонней сделкой. Сделка, совершенная недееспособным лицом либо лицом, ограниченным судом в дееспособности, недействительна, но из последствий может быть применено только общее, то есть, реституция. Это относится и к случаям совершения завещания малолетним либо несовершеннолетним. Необходимо учитывать разъяснения ВС РФ и ВАС РФ. Так, п. 34 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29 апреля 2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» указывает на то, что спор о возврате имущества, вытекающий из договорных отношений или отношений, связанных с применением последствий недействительности сделки, подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим именно эти отношения, и лишь в случаях, когда между лицами отсутствуют такие отношения, спор о возврате имущества собственнику подлежит разрешению по правилам ст. ст. 301, 302 ГК.

Следует также обратиться к последствиям недействительности завещания, закрепленными нормами наследственного права. Раздел V ГК, посвященный наследственному праву, не содержит специальных норм, устанавливающих последствия недействительности завещания или недействительности принятия наследства. Однако последствия недействительности завещания для права наследования лиц, которые упомянуты в этом завещании, находят отражения в п. 5 ст. 1131. Здесь спецификой является смена основания наследования — в отношении завещанного имущества наступает наследование по закону, если завещание признано полностью недействительным, с привлечением к наследованию лиц, очередь которых к этому наследованию призывается. Причем в качестве наследников могут выступать совсем другие лица, нежели указанные в завещании. Если завещание недействительно частично, то в части, которая признана недействительной, возникает наследование по закону, а в действительной же части действует наследование по завещанию.

Необходимо также найти ответ о существовании и о судьбе прежнего завещания. Исходя из правил ст. 1130 ГК, если недействительно последующее завещание, то прежнее, разумеется, при условии его действительности, обретает силу. Очевидно, что если в прежнем и последующем завещаниях освещена судьба разного имущества, то они не получают квалификацию прежнего и последующего. Согласно п. 2. ст. 1130 ГК завещатель вправе посредством нового завещания отменить прежнее завещание в целом либо изменить его посредством отмены или изменения отдельных содержащихся в нем завещательных распоряжений. Но стоит обратить внимание на то, что если это новое, последующее завещание недействительно, то произведенное изменение или отмена не будет иметь силы, так как недействительная сделка не влечет правовых последствий (ст. 167).

В таком случае можно прийти к выводу, что прежнее завещание не получит квалификацию прежнего, так как в этом случае будет единственным действительным.

Еще одно специальное последствие состоит в приращении наследственных долей отпавшего наследника к наследникам по закону, призванным к наследованию, пропорционально их наследственным долям (по ст. 1161 ГК РФ).

Так, если все имущество было завещано наследодателем назначенным им наследникам, то часть наследства, причитавшаяся отпавшему наследнику в случае признания завещания недействительным, переходит к остальным наследникам по завещанию пропорционально их наследственным долям.

Последствия признания завещания судом недействительным и применения правил ст. 167-169 ГК зависят от действий, совершенных заинтересованными лицами по его исполнению (например, принятие наследства).

После смерти наследодателя, который оставил завещание, у наследников, указанных в нем, появляется право на принятие наследства. Следовательно, последствием недействительности завещания является отсутствие у наследника по завещанию права на принятие наследства. Выходит, что если наследство по недействительному завещанию принято не было, то другие последствия недействительности, кроме названного, отсутствуют. Еще и поэтому представляется важность нахождения ответа о существовании прежнего завещания, как говорилось ранее, а также выяснить, возможно ли наследование по закону.

Из ст. 1165 ГК следует, что соглашение между наследниками о разделе наследства, включающего недвижимое имущество, в том числе соглашение о выделении из наследства доли одного или нескольких наследников может быть заключено после получения ими свидетельства о праве на наследство. Соответственно, недействительность завещания влечет за собой недействительность соглашения о разделе наследства. Аналогично дело обстоит и с так называемым направленным отказом от наследства со стороны наследника по недействительному завещанию в пользу наследника по завещанию и по закону. Однако как у наследника, который совершает отказ, так и у того, в пользу которого он совершается, может быть право на наследование в связи с другим, прежним завещанием, либо по закону.

Итак, ГК РФ не содержит специальных норм, устанавливающих последствия недействительности завещания или недействительности принятия наследства, а определение правовой природы такого общего последствия, как реституция, в вопросах недействительности завещания не имеет однозначности, и так называемое недопущение реституции неприменимо к завещанию ввиду нарушения тем самым прав и законных интересов добросовестных наследников. Среди группы специальных последствий не вызывают сомнений последствия по поводу применимости, предусмотренные нормами наследственного права, а последствия недействительности сделок, закрепленные главой 9 ГК, применимы только к договорам, но не к односторонним сделкам, какой является завещание. С учетом Постановления ВС и ВАС РФ от 29.04.2010 и ввиду отсутствия законодательства, определяющего последствия недействительности односторонней сделки, истребование полученного по ней по правилам ст. 301 ГК кажется вполне обоснованным. То есть, наследники вправе истребовать индивидуально- определенную вещь, которая является предметом наследования, у ее владельца путем предъявления виндикационного иска. Конфликт между реституцией и виндикацией еще не решен. Представляется, что реституционные требования по делам, связанным с недействительностью завещания, можно расценивать как притязания, связанные с конкретным объектом — наследственным имуществом.

Глава 2. Основания недействительности завещания

2.1 Пороки правового положения завещателя

По правилам ст. 1118 ГК РФ завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Следовательно, граждане, не достигшие совершеннолетия, признанные судом недееспособными или ограниченные судом в дееспособности, не могут совершать завещания. Сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным и сделки, совершенные малолетними, ничтожны (ст. 171-172 ГК).

Сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет без согласия родителей, попечителя или усыновителя, а также сделки, совершенные лицом, ограниченным в дееспособности, оспоримы (по ст. 175-176 ГК).

Несовершеннолетние, которые приобрели дееспособность в полном объеме путем вступления в брак (по ст. 18 ГК) или со времени эмансипации (по ст. 27 ГК), вправе совершать завещания.

Норма о полной дееспособности завещателя является императивной. Однако можно предположить, что данное положение входит в некое противоречие со ст. 26 ГК, закрепляющей право несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет распоряжаться самостоятельно своим заработком, стипендией и иными доходами, так как кажется возможным говорить о наличии у таких лиц и завещательной правоспособности.

Не вызывает сомнений отсутствие завещательной правоспособности у лиц, признанных недееспособными вследствие психического расстройства. При этом следует обратить внимание на ряд специализированных документов ООН, защищающих права лиц с психическими расстройствами. Например, п. 1

Приведем пример из судебной практики. «Истец Зорина Н.С. обратилась в суд с иском к ответчику Русских М.В. о признании завещания недействительным. В обоснование своих требований указала, что ее отец Р.С.В. и ответчик Русских М. В. — родные братья. Р. А. А., их мать. Р.С.В. умер 28.03.1999 года. Бабушка, Русских А. А., как-то быстро про это забыла и траур по сыновьям не носила. 18.04.2013 года умерла Р. А.А.

16.10.2013 года она обратилась к нотариусу Поповой Г.Ю. с заявлением о вступления в права наследника после смерти бабушки. Однако, нотариус заявление и документы принять отказалась, мотивирую тем, что Р. А. А. при жизни составила завещание. В чью пользу и когда оно было составлено, нотариус ей не сообщила. От родственников ей стало известно, что бабушка Р. А. А. 26 сентября 2008 года составила завещание на своего сына — Русских М.В. Истец считала, что в момент оформления завещания Р. А. А. не была полностью дееспособна или если и была дееспособной, то находилась в момент его совершения в таком состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. В силу преклонного возраста Р.А.А. страдала рядом хронических заболеваний. С 2003 года состояние здоровья и психическое состояние бабушки резко ухудшилось, она стала вести себя неадекватно, а именно: собирала мусор из контейнеров, затем несла к себе домой и складировала; заговаривалась и т.д. Также бабушка была конфликтной и придумывала разные небылицы. Таким образом, истец полагает, что совершенная Р. А.А. односторонняя сделка, оформление завещания, не соответствует требованиям ст.ст. 21, 177, 1118 ГК РФ. Оспариваемое завещание нарушает ее права и законные интересы как наследника, просит суд признать завещание недействительным. Ответчик указал, что в свои годы мать хорошо видела, была здорова и в здравом уме, всех узнавала. Когда Р. А.А. рассматривала фотографии своей юности, то своих подруг называла по именам. Пенсию Р. А.А. получала сама. В период с 2007 года по 2008 год Р. А.А. в больнице стационарно не лечилась. К врачам обращалась только из-за повышенного давления. Странностей в ее поведении он не замечал. Он подтверждает, что мать ходила на свалку, но брала там только хорошие и нужные вещи, приносила часы, костюм, в котором можно заниматься ремонтом машины. В основном, она приносила носильные вещи, которые можно было еще использовать. Показания свидетелей А. Ф.М., П. Г.А., Р. Л.Н свидетельствуют о неадекватности бабушки, в то время как показания свидетелей Р. В. М., Р. Е. М., П. Л. А., П. М. М., У. Н. Н., Н. Е.Н. свидетельствуют о том, что Р. А.А. была нормальным человеком, всегда вела себя адекватно и высказывала намерение свое имущество завещать своему сыну Русских М.В. На основании заключения посмертной комплексной психолого-психиатрической экспертизы от 04 марта 2014 года № 410/1 КОГКУЗ «Кировская областная клиническая психиатрическая больница им. В.М. Бехтерева» следует, что Р. А.А. на период оформления завещания и его подписания (то есть на 26.09.2008) в пользу своего сына Русских М.В какого- либо психического расстройства или иного болезненного состояния психики, которые бы препятствовали ей понимать значение своих действий и руководить ими, не отмечалось.

Следовательно, суд полагает, что на показаниях свидетелей А. Ф.М., П. Г.А., Р. Л.Н. нельзя сделать вывод о наличии психического расстройства у Р.

А.А., что она не понимала значение своих действий и не могла руководить ими на период оформления завещания — 26. 09. 2008 года, и к ним следует отнестись критически. В соответствии с п. 1, 2, 5 ст. 1118 ГК РФ — распоряжаться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Завещание может быть совершено гражданином, обладающим в момент его совершения дееспособностью в полном объеме. Завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства. Согласно ч. 1 ст. 1119 ГК РФ — завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам. В силу ч. 1 ст. 1124 ГК РФ — завещание должно быть составлено в письменной форме и удостоверено нотариусом. Суду не были представлены истцом бесспорные и достаточные доказательства, подтверждающие обоснованность заявленных требований, которые бы опровергли доводы ответчика и представленные им доказательства, в связи с чем суд находит заявленные истцом требования не подлежащими удовлетворению. Таким образом, в иске Зориной Н. С. к Русских М. В. о признании завещания недействительным было отказано».

Недееспособное лицо также фактически может совершить сделку, противную его же интересам, поэтому требование о наличии полной дееспособности завещателя нельзя признать дискриминационным. Если возникают сомнения в психическом состоянии завещателя, и есть данные, что он страдал психическим заболеванием, но признан недееспособным не был, суд в порядке ст. 79 ГПК РФ назначает судебно-психиатрическую экспертизу, предварительно всесторонне исследовав материалы дела.

Показателен случай из судебной практики, когда в суд было заявлено два встречных иска — от матери актрисы, завещавшей имущество, как наследницы по закону и от нотариуса М. как от наследницы по завещанию. После смерти актрисы М. предъявила суду дубликат завещания, согласно которому она является обладательницей всего имущества умершей, в том числе и квартиры в престижном районе Москвы. Из материалов дела следовало, что завещание было удостоверено 12 февраля 2001 г. в больнице, а именно в психиатрической лечебнице. К моменту совершения завещания актриса находилась там 11 дней с диагнозом «алкогольный галлюциноз, органическое поражение головного мозга». Удостоверяла завещание нотариус Б., работающая в одной нотариальной конторе с М. Исход дела, решение по которому не принято до сих пор, зависит от того, удастся ли доказать тот факт, что в момент совершения завещания актриса не могла в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими.

Что касается нотариального удостоверения завещания гражданина, признанного недееспособным или ограниченно дееспособным, то существует проблема фактической неосведомленности нотариуса о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным. Информация об этом может скрываться родственниками завещателя, а также у нотариуса ввиду адекватного поведения обратившегося гражданина и личной беседы с ним может не возникнуть никаких сомнений относительно состояния гражданина. завещание недействительный сделка реституция

Ст. 1118 ГК РФ также указывает, что совершение завещания через представителя не допускается, и в завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина. Совершение завещания двумя или более гражданами не допускается. В то же время право некоторых государств допускает завещательные распоряжения нескольких лиц — «совместные» завещания супругов либо иных лиц, состоящих в близких отношениях, а также «взаимные» завещания. Например, ст. 8 Закона о наследовании Израиля указывает на возможность супругов составить взаимное завещание, то есть, завещание, в котором волеизъявление одного из супругов зависит от волеизъявления другого супруга. Взаимное завещание составляется в виде одного или двух отдельных документов и содержит взаимозависимые указания в отношении наследования имущества супругов.

О. Е. Блинков в связи с этим предлагает выйти за рамки квалификации завещания как односторонней сделки: «Это определяет только форму и характер волеизъявления, препятствий для совершения завещаний между супругами нет». Думается, что пока данное положение неприменимо, так как приведет к трудно разрешимым противоречиям. То же относится и к известным зарубежной практике наследственным договорам. Например, ст. 1302 ГК Украины определяет наследственный договор так: по данному договору одна сторона (приобретатель имущества) обязуется выполнить распоряжения другой стороны (отчуждателя) и в случае его смерти приобретает право собственности на имущество отчуждателя. Таким образом, можно прийти к выводу, что современное законодательство содержит спорные положения, касающиеся правового положения завещателя. Вместе с тем требование закона о совершении завещания лишь одним гражданином и недопустимости составления одного завещания двумя и более гражданами представляется достаточно обоснованным, поскольку завещание двух и более лиц утрачивает односторонний характер, а завещание все-таки является односторонней сделкой.

Недействительность завещания с пороками воли

Всегда, когда решаются спорные вопросы действительности или недействительности завещания, отсутствует сам завещатель, остается лишь выраженная им воля о принадлежавшем ему имуществе. Согласно ст. 27 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 завещание может быть оспорено в суде вследствие имеющихся недостатков завещания, искажающих волеизъявление завещателя.

В судебной практике часто признаются недействительными завещания вследствие того, что лицо, совершившее его, не было способно понимать значение своих действий и руководить ими (по ст. 177 ГК РФ), но при этом считалось дееспособным. Воля наследодателя, как пишут В. В. Гущин и В. А. Гуреев, может получить в завещании самое неожиданное воплощение. В данном случае завещание не влечет за собой ничтожности, являясь оспоримым, поэтому для установления психического состояния завещателя суд назначает, как правило, судебно-психиатрическую экспертизу.

Следует отметить, что, во-первых, заключения экспертов далеко не всегда дают четкий ответ на поставленный вопрос о способности гражданина понимать значение своих действий и ими руководить, а во-вторых, при решении такого непростого, хоть и распространенного вопроса не представляется разумным руководствоваться только лишь одним критерием.

Для правильного разрешения споров, кроме работы экспертов, важны также данные о личности завещателя, о его взаимоотношениях с наследниками, о возможности существования противоречий между ними и т.д. Такие сведения стороны спора могут приводить как доказательства в судебном разбирательстве. Вместе с тем, одних данных о завещателе без заключений экспертов (медицинских документов и т.п.) не достаточно, поскольку сведения, предоставляемые сторонами, могут иметь лишь субъективную окраску. В связи с этим можно привести пример из судебной практики: «Истец О. обратился в суд с иском о признании завещания своего отца недействительным, ссылаясь в основном на то, что отец страдал заболеванием глаз, а потому не мог понимать значение своих действий и руководить ими. Кроме того, полагал, что завещание было составлено под влиянием обмана со стороны С.А., жены завещателя, и нотариуса С.С. в состоянии, когда текст завещания не мог быть прочитан.

Исследовав письменные доказательства, заслушав пояснения лиц, участвующих в деле, правильно руководствуясь приведенными выше нормами материального права, суд пришел к обоснованным выводам, что предъявляемые к порядку составления завещания и его форме требования были соблюдены; доказательств того, что при совершении завещания О. находился в состоянии, при котором он был не способен понимать значение своих действий и руководить ими, не имеется; завещатель выразил свою волю в завещании; доказательств обратного истцом, на которого данная процессуальная обязанность возложена действующим процессуальным законом (ст. 56 ГПК РФ), в суде представлено не было. Дело слушалось уже в апелляционной инстанции, о назначении судебной психолого-психиатрической экспертизы истец в суде первой инстанции не заявлял. Показания свидетеля судом были оценены критически ввиду того, что они не подтверждаются медицинской документацией и являются субъективным мнением.

Согласно выводам почерковедческой экспертизы удостоверительная запись (фамилия, имя, отчество) и подпись от имени О. вероятно выполнена самим О. и возможно в необычно психофизиологическом состоянии, наиболее вероятным из которого является естественное старение. Суд пришел к выводу, что заключение экспертов в полной мере не свидетельствует о неспособности завещателя понимать значение своих действий.

«Следовательно, суды общей юрисдикции в обязательном порядке при рассмотрении дел о признании сделок недействительными по признаку совершения гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими, должны выяснять добросовестность второй стороны (ответчика)», — пишет Е. А. Акатова. Также следует заметить, что завещание не может быть признано недействительным по п. 2. ст. 177, так как истцом здесь может выступить опекун завещателя, однако в связи со смертью последнего прaвомoчия опекуна прекратились.

Считается, что дела о признании недействительными завещаний по ст. 178 и 179 ГК РФ встречаются довольно редко в судебной практике. Так, в соответствии со ст. 178 ГК в ред. 2013 г. сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. В ранее действовавшей редакции статьи существенное значение имело заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Исходя из п. 2 данной статьи, существенным будет считаться заблуждение стороны в отношении предмета, природы сделки, в отношении лица, с которым оно вступает в сделку, а также заблуждение в отношении обстоятельств, упомянутых в волеизъявлении и допущенные очевидные оговорки, описки и т.п. При этом п. 3 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 г. разъясняет, что заблуждение относительно правовых последствий сделки не является основанием для признания ее недействительной по статье 178 ГК

Однако это общие положения о недействительности сделок, и важно понимать, что эти описки не могут служить основанием недействительности завещания, если суд установит, что они не влияют на понимание волеизъявления завещателя, как указано в п 4. ст. 1131.

Что касается ст. 179 ГК, то согласно ей сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего. По указанной ранее причине ст. 179, по мнению выше названных ученых, здесь не подлежит применению.

Ю. С. Поваров пишет: «Закон, разбирая обман в многозвенном ряду пороков, подразумевающих отсутствие у субъекта свободно сформированной воли (насилие, угроза и проч.), лишь указывает на то, что сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего, и оговаривает весьма жесткие последствия дефектности такой сделки».49 ГК понятия обмана не раскрывает, однако в новой редакции нормы (от 07.05.2013) появилось уточнение: по п. 2. ст. 179 обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Завещание, совершенное под влиянием насилия и угрозы, также является следствием несвободного формирования воли завещателя, а потому является оспоримым. Предполагается, что на практике это явление встречается довольно часто, учитывая современную действительность.

Можно предположить, что нормы ст. 177-179 ГК не могут быть полностью применимыми к завещанию ввиду того, что право на оспаривание сделки не наследуется, а надлежащим истцом по смыслу указанных норм является сторона, введенная в заблуждение, либо к которой применялись угрозы и насилие — завещатель, которого уже нет в живых. Предполагается, впрочем, что на практике существует немало случаев составлений завещания лицом, находившимся под влиянием заблуждения, под давлением, угрозами и так далее. Данные нормы имеют потенциальную возможность быть применимыми полностью в случае конкретизации положений закона относительно недействительности завещания по указанным основаниям, а именно определение надлежащего истца, в связи с чем считается возможным предложить дополнить п. 2 ст. 1131: «Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием. Данное правило применимо к положениям ст. 177- 179 ГК настоящего Кодекса, если завещание недействительно по указанным в ст. 177-179 основаниям».

Недействительность завещания с пороками формы и содержания

Непреложным условием действительности завещания как сделки является конструирование его по установленной форме.50 Основу нормативных требований к форме завещания, согласно п.1 ст. 1124 ГК РФ, составляют требования о том, что оно должно быть составлено в письменной форме и, по общему правилу, удостоверено нотариусом. 51 В случаях, указанных в законе, завещание может быть удостоверено и другими лицами, круг которых строго ограничен (п. 7 ст. 1125, п. 1. ст. 1127, п. 2. ст. 1128 ГК РФ).

Нарушение требуемой законом формы (простой письменной, нотариальной, формы, приравненной к нотариальной) влечет за собой недействительность завещания, оно с момента его совершения будет считаться ничтожным.

Завещание составляется в свободной форме, но вместе с тем ст. 1124 ГК говорит о том, что на завещании должны быть указаны место и дата его удостоверения. Это требование немаловажно, так как данные о времени и месте необходимы, если возникают сомнения насчет дееспособности завещателя в момент совершения завещания или имеются доказательства, что человек не мог сделать посмертное волеизъявление в конкретное время или в определенном месте. Также может встать вопрос о том, какое завещание составлено позднее, если завещатель составил их несколько, и необходимо установить, какое из них будет иметь юридическую силу. Следует обратить внимание на то, что законодатель говорит о месте и времени именно удостоверения завещания, а не его составления, и исключением может быть только ст. 1126 ГК, которая говорит о составлении закрытого завещания. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29. 05. 2012 г. № 9 разъясняет: «В силу пункта 3 статьи 1131 ГК РФ не могут служить основанием недействительности завещания отдельные нарушения порядка составления завещания, его подписания или удостоверения, например, отсутствие или неверное указание времени и места совершения завещания, исправления и описки, если судом установлено, что они не влияют на понимание волеизъявления наследодателя». Получается, что норма о времени и месте удостоверения завещания не охватывает остальные случаи, например, составление завещания при нахождении в чрезвычайных обстоятельствах.

Как известно, ст. 23 Конституции РФ гарантирует право гражданина на семейную и личную тайну. Тайна завещания составляет одну из разновидностей личной тайны гражданина, который, согласно п. 2 с. 1119 ГК не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания. Однако информация, содержащаяся в завещании, становится известна другим лицам, которые участвуют в его исполнении — например, нотариус, свидетели, переводчик и т.п В связи с этим, ст. 1126 ГК РФ гражданам предоставляется право изъявить свою волю в закрытом завещании, не предоставляя при этом другим лицам, и нотариусу в том числе, возможности ознакомиться с его содержанием.

Итак, согласно ст. 1126 ГК, закрытое завещание должно быть собственноручно написано и подписано завещателем, и несоблюдение этих правил влечет за собой ничтожность завещания. Необходимо отметить, что при безусловном достоинстве закрытого завещания — его абсолютной тайны — требование о собственноручном изложении фактически лишает возможности пользования данным правом лицами, имеющими физические недостатки. Данная проблема также находит свое отражение при совершении завещания в чрезвычайных обстоятельствах: ст. 1129 ГК предусмотрено собственноручное написание и подписание документа. Но как же быть, если и требование о простой письменной форме в принципе не представляется возможным для гражданина, находящегося в положении, явно угрожающем его жизни? При этом ему может быть доступно совершение аудио- либо видеозаписи, но он лишен законом возможности совершить завещание, которое не повлекло бы за собой недействительности, доступным ему способом. Законодатель пока оставил без разрешения этот вопрос, вероятно, ввиду упомянутой выше проблемы злоупотребления и получения выгоды недобросовестными лицами, так как активное участие завещателя не отслеживается. И все же, этот пробел является весьма существенным. Необходимо создать гражданам с физическими недостатками и тем, кто находится в чрезвычайных обстоятельствах и хочет составить завещание, условия для реализации данного им права завещать. Например, в развитие упомянутого выше предложения. Однако простое запечатывание цифрового носителя в пакет не будет относиться к форме сделки, ведь по п. 1 ст. 158 ГК РФ сделки совершаются устно или в письменной форме (простой нотариальной).

В качестве исключения из норм о собственноручном написании завещания можно было бы предложить возможность совершения его как устной сделки (которая по п. 2 ст. 158 ГК считается совершенной и в том случае, когда из поведения лица явствует его воля совершить сделку), но с использованием в качестве доказательства цифровых носителей, запечатанных и переданных нотариусу — для закрытых завещаний, совершаемых лицами с физическими недостатками, либо переданных свидетелям — для лиц, составляющих завещание при чрезвычайных обстоятельствах. Тем более, ст. 55 ГПК РФ предусмотрено получение сведений, имеющих доказательственное значение, не только из объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, но и аудио-, и видеозаписей. Также по ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки не лишает сторон права при наличии спора приводить другие доказательства, кроме свидетельских показаний.

В науке обсуждается проблема признания закрытых завещаний впоследствии недействительными, «поскольку эта конструкция допускает большую вероятность составления завещания с нарушением ряда норм наследственного права». Необходимо также создать условия для реализации данного права и малограмотными гражданами. Например, составление закрытого завещания в отдельном, специально отведенном помещении нотариальной конторы с предварительным разъяснением нотариусом гражданину в присутствии свидетелей положений о требовании закона. При таком порядке сохраняется негласность завещания, а также уменьшается риск признания его недействительным в дальнейшем.

В отдельных случаях для оформления завещаний требуется обязательное участие рукоприкладчика (по п. 3 ст. 1125 ГК) и участие свидетеля. С. В. Тычинин пишет: «Если институт рукоприкладчика стабильно функционирует в российском наследственном праве, то берущий свои истоки из частных, а также устных завещательных распоряжений институт свидетелей фактически возрожден в современном российском наследственном праве после длительного советского периода». ГК РФ предусматривает привлечение свидетелей по желанию завещателя (п. 4 ст. 1125) и обязательное участие свидетелей (п. 3, 4 ст. 1126, п. 2 ст. 1127, п. 1 ст.1129) при составлении завещания. Свидетель обеспечивает доказательственную базу совершения завещания. Доверять свидетелю больше, чем нотариусу, нет оснований, поэтому при совершении нотариально удостоверенного завещания присутствие свидетеля не требуется. Отсутствие свидетеля влечет признание завещания ничтожным, несоответствие свидетеля названным требованиям — оспоримым. Завершает процедуру составления завещания собственноручная подпись завещателя на завещании. Иногда завещатель по определенным причинам не может собственноручно подписать завещание (физические недостатки, тяжелая болезнь, неграмотность).

В таком случае завещание по просьбе завещателя может быть подписано другим гражданином (рукоприкладчиком) в присутствии нотариуса.

В качестве свидетеля и рукоприкладчика не могут выступать такие лица, как нотариус или другое удостоверяющее завещание лицо; лицо, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруг такого лица, его дети и родители; граждане, не обладающие дееспособностью в полном объеме; неграмотные; граждане с такими физическими недостатками, которые явно не позволяют им в полной мере осознавать существо происходящего; лица, не владеющие в достаточной степени языком, на котором составлено завещание, за исключением случая, когда составляется закрытое завещание (п. 2 ст. 1124 ГК).

Нотариус в завещании должен указать причины, по которым завещатель не мог подписать завещание лично, а также данные рукоприкладчика (фамилия, имя, отчество, место жительства) в соответствии с документом, удостоверяющим его личность. Если за совершением нотариального действия обратился глухой, немой или глухонемой неграмотный гражданин, то при совершении нотариального действия должен присутствовать грамотный совершеннолетний гражданин (как правило, сурдопереводчик), который может объясниться с ним и удостоверить своей подписью, что содержание завещания, доверенности или документа, на котором нотариально свидетельствуется подлинность подписи, соответствует воле обратившегося лица. Выходит, что если такие граждане грамотны, то они сами подписывают завещания. ГК РФ о таких лицах не упоминает. Е. В. Лысенко в связи с этим пишет: «Необходимо предоставить право глухонемому человеку, лишенному зрения, прочесть свое завещание на понятном ему языке в присутствии нотариуса и специалиста в этой области».

Содержание завещание предопределяет воля завещателя. В новой редакции ст. 168 ГК от 07.05.2013 г. сказано, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки; также, в отличие от предыдущей редакции, законодатель указал на последствия нарушения публичных интересов либо прав охраняемых законом интересов третьих лиц — такая сделка будет считаться ничтожной, если из закона не будет следовать, что она является оспоримой. То есть, чтобы сделка признавалась недействительной по этому основанию, «должно быть доказано, что нарушен путем несоблюдения правовой запрет, закрепленный в федеральном законе, указе Президента РФ или постановлении Правительства РФ».

Ст. 169 ГК РФ говорит о недействительности сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности. Данная норма закрепляет последствия недействительности, отсылая и к положениям ст. 167 об общих последствиях недействительности сделок. Там говорится, в том числе, о том, что при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре. Но ведь завещание является односторонней и безвозмездной сделкой. Очевидно, что в нашем случае норма не находит своего применения. Кроме того, ст. 169 указывает на то, что в предусмотренных законом случаях суд может взыскать в доход Российской Федерации все полученное по такой сделке сторонами, действовавшими умышленно. Получается, что наследственное имущество, указанное в завещании, может быть взыскано в доход РФ по решению суда, и тем самым права наследников будут нарушены? В. М. Марухно говорит о невозможности применения этой нормы к завещаниям. В. С. Ем говорит, что такие сделки, совершенные с целью, противной основам правопорядка и нравственности, ничтожны потому, что представляют собой серьезные и опасные нарушения действующего законодательства, и в связи с этим становится понятно, что последствия сделок, создающих угрозу, к примеру, общественной безопасности, несравнимы с последствиями признания завещания недействительным. Таким образом, можно прийти к выводу, что применение положений ст. 169 ГК к завещанию весьма сомнительно.

Что касается ст. 170 ГК о мнимых и притворных сделках и их недействительности, то также не совсем ясно, стоит ли относить ее к основаниям недействительности завещания. Законодатель поясняет, что мнимая сделка — сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Очевидно, что основания мнимости здесь применению не подлежат, так как завещание само по себе направлено на возникновение правовых последствий. Если предположить, что завещание может являться мнимым, то на основании чего? Определенных юридических фактов, например, физической гибели завещанного имущества, о которой знал завещатель, но все равно упомянул о нем? Либо завещанное имущество в принципе не может находиться в собственности гражданина, так как для этого нет никаких правовых оснований? Конечно, существует право завещать любое имущество по ст. 1120, в том числе и то, которое гражданин сможет приобрести в будущем, и нельзя исключать возможности, что когда-то возможности гражданина будут гораздо шире, чем при действующем законодательстве. Например, ранее согласно ст. 106 ГК РСФСР 1964 г. (в ред. от 05.01.1988 г.)60 в собственности гражданина мог находиться один жилой дом, и законодательство коренным образом изменилось к настоящему времени. Но пока в доктрине нет четких ответов на этот вопрос, и следует исходить из действующих в настоящий момент норм и здравого смысла. Связь притворных сделок и завещания тоже неясна. Притворная сделка по ст. 170 ГК РФ — это сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях. Приведем пример из судебной практики, где истцом упоминается о притворности завещания:

Истец К. обратилась в суд с иском к М. о признании завещания недействительным, в обоснование своих требований указывая на то, что 13 июня 2012 года скончалась Б., которая являлась ее родной тетей по линии матери. Мать истца — К.Л. скончалась 23 марта 1999 года. Поскольку наследников первой очереди после скончавшейся Б. не имеется, истец является ее наследницей второй очереди по праву представления в соответствии с ч. 2 ст. 1143 ГК РФ. Кроме этого, в пользу истца умершая Б. оформляла ранее завещание. После смерти Б. осталось наследство в виде двухкомнатной квартиры, расположенной по адресу:…. 03 октября 2012 года истцом нотариусу города Москвы С.Т.И. было подано заявление о принятии наследства по закону. От нотариуса ей стало известно, что Б. в 2010 году составила завещание в пользу М.С. Истцу известно, что Б. в последние годы жизни страдала тяжелой степенью алкогольной зависимости. Состояние Б. было таково, что она не могла отдавать отчет своим действиям или руководить ими во время составления завещания на имя ответчика. Кроме того, истец указала, что по ее сведениям ответчик угрожал наследодателю и силой заставил ее оформить некий документ, который она называла «рентой». Суд обоснованно исходил из того, что истцом не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что Б. на момент подписания завещания не могла понимать значение своих действий или руководить ими, кроме того отсутствуют достоверные и допустимые доказательства тому, что Б., составляя завещание, думала, что она составляет договор ренты, то есть действовала под влиянием заблуждения относительно природы совершаемой сделки, а также доказательства тому, что завещание было притворной сделкой, прикрывающей правоотношения договора пожизненной ренты или пожизненного содержания с иждивением. В удовлетворении исковых требований истцу было отказано.

Таким образом, хотя, по мнению истца, завещание было притворным, но и истец, и суд обращались к нормам ст. 178-179 ГК, указывающих на совершение сделки под влиянием обмана, заблуждения, угрозы и т.п. Получается, что и доктрина, и практика примеров о признании завещания притворным не содержит, но видимо, возможность такая фактически есть.

Ст. 1119 ГК предъявляет особо требование к содержанию завещания, ограничивая свободу завещания правилами об обязательной доле в наследстве, содержащимися в ст. 1149 ГК РФ. Как пишет А. А. Дружнев: «Сама история развития общества показала социальную вредность абсолютной свободы завещания». Итак, несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя, его нетрудоспособные супруг и родители, а также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют независимо от содержания завещания не менее половины доли, которая причиталась бы каждому из них при наследовании по закону. К этому правилу можно подходить по-разному. С одной стороны, на наследодателя возлагается обязанность имущественно обеспечить членов его семьи и иных лиц, о которых он обязан заботиться в силу закона. То есть закон защищает интересы наследников, не указанных в завещании, если имеют место случаи совершения завещания под давлением, угрозой, под влиянием заблуждения, либо завещатель является лицом, в дееспособности которого есть сомнения и т.д. С другой стороны, существует проблема справедливости вмешательства в волю дееспособного завещателя, когда он явно выразил свои намерения и не оставил ничего лицам, имеющим право на обязательную долю. Таким образом, как общие, так и специальные основания признания завещания с пороками формы и содержания недействительным требуют дополнительного регулирования и, возможно, пересмотра со стороны законодателя ввиду отсутствия четкости норм и возможности их единого толкования. Сделан вывод о том, что так называемые собственноручные завещания, которые должны быть целиком написаны, датированы и подписаны завещателем, но нотариальное удостоверение которых не требуется, в современной российской действительности не имеют права на существование, поскольку в суде будет довольно сложно доказать добровольность их составления. Существует необходимость создать гражданам с физическими недостатками и тем, кто находится в чрезвычайных обстоятельствах и хочет составить завещание, условия для реализации данного им права завещать. Находясь в таких условиях, гражданин, очевидно, далеко не всегда может облачить свою волю в форму, соответствующую требованиям закона. Законодатель пока оставил без разрешения этот вопрос, вероятно, ввиду упомянутой ранее проблемы злоупотребления и получения выгоды недобросовестными лицами. Применение ст. 169 сомнительно, поскольку применение ст. 169 ГК РФ повлечет негативные последствия для лиц, не имевших противоправной цели, и нарушит права наследников по закону. Не решен однозначно и вопрос о возможности применения к завещаниям ст. 170 ГК. И доктрина, и проанализированная практика примеров о признании завещания притворным не содержит, но представляется, что возможность признания завещания недействительным по указанным основаниям фактически присутствует.

Заключение

Завещания, как и другие сделки, могут быть признаны недействительными по решению суда (быть оспоримыми) либо являться недействительными вне зависимости от судебного решения (ничтожные сделки).

При этом не следует недооценивать значение решения суда и применения им последствий недействительности сделки, поскольку она, не соприкасаясь с негативной реакцией государства, может оставаться фактически действительной и по ней может продолжаться исполнение. Завещания, однако, занимают особое положение в системе недействительных сделок, так как они может быть признаны недействительными как по общим основаниям недействительности любых сделок, так и по специальным основаниям недействительности завещаний, существующим в гражданском законодательстве. В отличие от других сделок, которые могут быть признаны недействительными после их совершения, завещание может быть оспорено только при наличии особого, сложного состава — совершения завещания и наступления смерти завещателя.

В литературе нет единого подхода как к определению надлежащего истца и ответчика по делам о недействительности завещания, так и к определению момента, с которого возможно оспаривание. Представляется возможным предложить такую формулировку в определении надлежащего истца по вопросам о признании завещания недействительным, дополняя и конкретизируя тем самым п. 2 ст. 1131 ГК: «Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием. Таким лицом может быть любое лицо из числа наследников по закону или завещанию, чей материально-правовой статус зависит от действительности завещания и их законные представители, а также считающие завещание противоречащим требованиям закона — исполнитель завещания, прокурор, отказополучатель и его законные представители». Что касается определения надлежащего ответчика по делам о признании завещания недействительным, то предполагается, что таковым будет являться лицо, которое обладает возможностью реализовать завещание, совершать действия, направленные на его реализацию. Законодателем не созданы особые сроки давности по делам о признании завещания недействительным, потому толкование норм, касающихся сроков исковой давности по делам о недействительности сделки, представляется несколько затруднительным. Особых сроков не существует, и действуют сроки, предусмотренные ст. 181 ГК. Определено, что течение срока исковой давности по делам, связанным с ничтожностью завещания, начинает течь со дня открытия наследства, так как завещание вступает в силу после открытия наследства, создавая права и обязанности.

ГК РФ не содержит специальных норм, устанавливающих последствия недействительности завещания или недействительности принятия наследства, а определение правовой природы такого общего последствия, как реституция, в вопросах недействительности завещания не имеет однозначности, а так называемое недопущение реституции неприменимо к завещанию ввиду нарушения тем самым прав и законных интересов добросовестных наследников. Среди группы специальных последствий не вызывают сомнений последствия по поводу применимости предусмотренные нормами наследственного права. Представляется, что последствия недействительности сделок, закрепленные главой 9 ГК, применимы только к договорам, но не к односторонним сделкам, какой является завещание. Сделан вывод о неразрешенности конфликта реституции и виндикации в связи с отсутствием в науке единого подхода к определению правовой природе реституции и к ее применению в делах о недействительности завещания, а также в связи с существующим мнением об использовании реституции для параллельной вещной защиты в обход виндикации. Представляется, что реституционные требования по делам о недействительности завещания можно расценивать как требования, связанные с конкретным объектом — наследственным имуществом, и, поскольку речь идет об обязательственном правоотношении, когда одна сторона обязана возвратить другой полученное имущество, здесь должен быть предъявлен иск о реституции, поскольку виндикационный иск является вещным. Однако само реституционное требование будет являться по своей правовой природе либо виндикационным (если речь идет об индивидуально- определенных вещах) либо кондикционным (если наследуется имущество, определенное родовыми признаками).

Если требование будет виндикационным, к нему будут субсидиарно применяться нормы о виндикации (а также по п. 2 ст. 1103 ГК РФ нормы о неосновательном обогащении), если кондикционным — к нему будут субсидиарно применяться нормы о неосновательном обогащении — в силу п. 1 ст. 1103 ГК РФ. В связи с этим представляется возможным дополнить ст. 1131 ГК п. 6: «Поскольку иное не установлено настоящим Кодексом, другими законами или иными правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, правила о неосновательном обогащении, предусмотренные главой 60 настоящего Кодекса, подлежат применению также к требованиям, если предметом спора являются вещи, определенные родовыми признаками. Если предметом спора являются индивидуально-определенные вещи, подлежат применению правила об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения, предусмотренные гл. 20 настоящего Кодекса».

Недействительное завещание, как и недействительная сделка, может иметь пороки субъектного состава (относительно завещания — пороки правового положения завещателя), пороки воли, формы и содержания. Определено, что современное законодательство содержит спорные положения, касающиеся правового положения завещателя. Отсутствие в законодательстве возможности у ограниченно дееспособных лиц завещать кажется не вполне справедливым, но и наличие такой возможности могло бы повлечь за собой весьма неблагоприятные последствия для наследников в случае неразумного распоряжения имуществом, принадлежащим ограниченно дееспособному лицу. Требование закона о совершении завещания лишь одним гражданином и недопустимости составления одного завещания двумя и более гражданами представляется достаточно обоснованным, поскольку завещание двух и более лиц утрачивает односторонний характер, а завещание все-таки является односторонней сделкой.

В работе сделано предположение, что нормы ст. 177-179 ГК не могут быть полностью применимыми к завещанию ввиду того, что право на оспаривание сделки не наследуется, а надлежащим истцом по смыслу указанных норм является сторона, введенная в заблуждение, либо к которой применялись угрозы и насилие — завещатель, которого уже нет в живых. Также высказано мнение, что на практике существует немало случаев составлений завещания лицом, находившимся под влиянием заблуждения, под давлением, угрозами. Данные нормы имеют потенциальную возможность быть применимыми полностью в случае конкретизации положений закона относительно недействительности завещания по указанным основаниям, а именно определение надлежащего истца, в связи с чем предложено дополнить п. 2 ст. 1131 ГК: «Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица, права или законные интересы которого нарушены этим завещанием. Данное правило применимо к положениям ст. 177-179 ГК настоящего Кодекса, если завещание недействительно по указанным в ст. 177-179 основаниям».

Установлено, что как общие, так и специальные основания признания завещания с пороками формы и содержания недействительным требуют дополнительного регулирования и, возможно, пересмотра со стороны законодателя ввиду отсутствия четкости норм и возможности их единого толкования. Существует необходимость создать гражданам с физическими недостатками и тем, кто находится в чрезвычайных обстоятельствах и хочет составить завещание, условия для реализации данного им права завещать. Находясь в таких условиях, гражданин, очевидно, далеко не всегда может облачить свою волю в форму, соответствующую требованиям закона. Обращено внимание на возможность предоставления лицам, составляющим завещания в чрезвычайных обстоятельствах, возможности использовать средства аудио- и видеозаписи. Предложено в качестве исключения из норм о собственноручном написании завещания предоставить возможность совершения его как устной сделки, поскольку такая сделка по п. 2 ст. 158 ГК считается совершенной и в том случае, когда из поведения лица явствует его воля совершить сделку, но с использованием в качестве доказательства цифровых носителей, запечатанных и переданных нотариусу — для закрытых завещаний, совершаемых лицами с физическими недостатками, либо переданных свидетелям — для лиц, составляющих завещание при чрезвычайных обстоятельствах. Тем более, ст. 55 ГПК РФ предусмотрено получение сведений, имеющих доказательственное значение, не только из объяснений сторон, третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, но и аудио-, и видеозаписей. Также по ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки не лишает сторон права при наличии спора приводить другие доказательства, кроме свидетельских показаний.

Доктрина и проанализированная практика не содержат примеров о признании завещания притворным, но представляется, что возможность признания завещания недействительным на основании положений ст. 170 ГК фактически присутствует.

Список использованных источников

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/diplomnaya/nedeystvitelnost-zaveschaniya-3/

1.Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи (Приняты 17.12.1991 Резолюцией 46/119 на 75-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС «Консультант Плюс»

2.Декларация о правах умственно отсталых лиц (Принята 20.12.1971 Резолюцией 2856 (XXVI) на 2027-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // СПС «Консультант Плюс»

3.Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 14.04.2014 г. № 15. Ст. 1691.

4.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 05.12.1994 г. № 32. Ст. 3301 с изм. и допол.

5.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья) от 26.11.2001 № 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 03.12.2001 г. № 49. Ст. 4552 с изм. и допол.

6.Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 01.01.1996 г. № 1. Ст. 16.

7.Формы удостоверительных надписей на завещаниях утверждены приказом Минюста России от 10.04.2012 № 99 «Об утверждении форм реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах» // РГ. 2002. 24 апр.; 2009. 6 марта.

8.Приказ Минюста РФ от 27 декабря 2007 г. № 256 «Об утверждении Инструкции о порядке совершения нотариальных действий главами местных администраций поселений и специально уполномоченными должностными лицами местного самоуправления поселений». // РГ. 2008. 11 янв.

9.Гражданский кодекс РСФСР от 11.06.1964 (утратил силу) // Свод законов РСФСР // СПС «Консультант Плюс»

10.Постановление ЕСПЧ от 18.06.2009 «Дело Вдовина (Vdovina) против Российской Федерации» (жалоба № 13458/07) / Российская хроника Европейского Суда. 2010. № 4.

11.Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29. 05. 2012 г. № 9 « О судебной практике по делам о наследовании» // РГ. 2012. 6 июня.

12.Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 22 от 29.04.2010 г. «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // РГ. 2010. 21 мая

13.Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 № 162 «Обзор практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ. 2014. № 2

14.Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Псковского областного суда от 14.01.2014 г. по делу № 33-92/2014 (33- 2167/2013) / СПС «Консультант Плюс»

15.Апелляционное определение Московского городского суда от 20.08.13 по делу № 11-26873/13 / СПС «Консультант Плюс»

16.Апелляционное определение Московского городского суда от 22.10. 2013 г. по делу № 11-33183 // СПС «Консультант Плюс»

17.Абраменков М. С. Общая характеристика завещания как основания наследования // Нотариус. 2010. № 6

18.Абраменков М. С. Формальная действительность завещаний // Вестник Самарской гуманитарной академии. Проблемы современной цивилистики. 2010. № 2 (8)

19.Агарков М. М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское гражданское право. — М. 1946. № 3 — 4.

20.Акатова Е. А. Недействительность сделки, совершенной гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими // Российский судья. 2013. № 2 // СПС «Консультант Плюс»

21.Блинков О. Е. Общие тенденции развития наследственного права государств-участников СНГ и Балтии. Автореф. дис. … докт. юрид. наук: — М., 2009. — 57 с.

22.Гришаев С. П. Комментарий к законодательству о наследовании // СПС «Консультант Плюс», 2009.

23.Гутников О. В. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и техника оспаривания. — М.: Бератор-Пресс, 2003. — 576 с.

25.Долганова И. В. Некоторые процессуальные вопросы теории и судебной практики по гражданским делам о недействительности завещания. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2011. — 20 с.

26.Дружнев А. А. Наследование по праву представления. Дис. … канд. юрид. наук. — М, 2003. — 149 с.

27.Загорский Г. Н. Порядок оформления завещаний: проблемы теории и практики // Нотариальный вестник. 2010. № 2 // СПС «Консультант Плюс»

28.Зайцева Т. И. Судебная практика по наследственным делам. — М.: Волтерс Клувер, 2007 // СПС «Консультант Плюс»

29.Зайцева Т.И. Нотариальная практика: ответы на вопросы. — М.: Волтерс Клувер, 2007 // СПС «Консультант Плюс»

30.Зарубин А. С. Недействительность сделок с пороками воли. Дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2003. — 182 с.

31.Золотова Н. Г. Действие принципа обеспечения восстановления нарушенных наследственных прав при признании завещания недействительным / / Нотариус. 2007. № 3.

32.Иоффе О. С. Избранные труды в 4-х томах. Т. 3: Обязательственное право. СПб.: Юридический центр Пресс, 2004. — 835 с.

33.Копьев А. В. Завещание и правомочия завещателя по наследственному праву Российской Федерации. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Волгоград, 2006. — 218 с.

34.Котарев С. Н., Котарева О. В. Осуществление наследственных прав недееспособных и ограниченно дееспособных граждан // Наследственное право. 2011. № 2 // СПС «Консультант Плюс»

35.Лоренц Д. В. Особенности защиты имущественных прав наследников // Наследственное право.2012. № 2

36.Лысенко Е. В. Наследование в российском гражданском праве: составление, изменение и отмена завещания // Нотариус. 2013. № 2 // СПС «Консультант Плюс»

37.Марухно В. М. Недействительность завещания в системе недействительных сделок // Общество и право. 2009. № 1 // СПС «Консультант Плюс»

38.Марухно В. М. Недействительность завещания. Автореф. дис. … канд. юрид. наук: — Краснодар, 2011. — 25 с.

39.Марухно В. М. Недействительность завещания. Дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2011. — 209 с.

40.Марухно В. М. Посмертная экспертиза в вопросах недействительности завещания // Общество и право. 2011. № 5 // СПС «Консультант Плюс»

41.Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. В 2 т. Т. II. Части III, IV ГК РФ / под ред. Т. Е. Абовой, М. М. Богуславского и др.;

  • М. : Юрайт, 2011. — 679 с.

42.Поваров Ю. С. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана: действующее регулирование и направления его реформирования // Адвокат. 2013. № 5 // СПС «Консультант Плюс»

43.Раскостова Р.Ш. Недействительные завещания. Анализ отдельных видов в судебной практике // Наследственное право. 2011. №3.

44.Рожкова М.А., Афанасьев Д.В. Оспаривание сделки по основаниям статьи 179 Гражданского кодекса Российской Федерации // Юридическая литература. 2006 // СПС «Консультант Плюс»

45.Сараев А. Г. О правовой природе завещания // Наследственное право. 2013. № 2 // СПС «Консультант Плюс»

46.Скловский К. И. Сделка и ее действие. — М.: Статут, 2012 // СПС «Консультант Плюс»

47.Скрыпник Д. О. О недействительности сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. № 3 // СПС «Консультант Плюс»

48.Скрыпник Д. О. Реформа ГК РФ: недействительность сделки // ЭЖ Юрист. 2013. № 50 // СПС «Консультант Плюс»

49.Тузов Д. О. Реституция и реституционные правоотношения в гражданском праве России // Цивилистические исследования. Сборник научных трудов памяти профессора И.Н. Федорова. — М.: Статут, 2004. Вып. 1.

50.Шилохвост О. Ю. Проблемы правового регулирования наследования по закону в современном гражданском праве России. Дис. …докт. юрид. наук. — М, 2006. — 443 с.

51.Эрделевский А. М. О недействительности завещания // Юридическая пресса. 2011 // СПС «Консультант Плюс»

52.Ярошенко К. Б. Новое законодательство о наследовании // Хозяйство и право. 2002. № 2(301).