Преступления против мира и безопасности человечества

1. История развития преступлений против мира и безопасности человечества в Украине и мире

Рассматривать в комплексе генезис развития преступлений против мира и безопасности человечества не представляется возможным так, как каждое из этих преступлений имело свою собственную историю и этапы развития, некоторые имели место быть еще в Древнем Египте, другие же появились только на заре ХХ века. Поэтому в этом разделе будет рассмотрена история наиболее значительных преступлений против мира и безопасности человечества и история возникновения понятия «преступления против мира и безопасности человечества».

Для начала рассмотрим такое явление, как наемничество, которое в Уголовном кодексе Украины представлено в разделе ХХ, как одно из самых тяжких преступлений против мира.

История наемничества начинается во времена династии Саито (Saite) — XXVI династии Древнего Египта. Самые древние свидетельства историков о широком использовании наемников относятся к временам господства Псаметика І (663 — 609 гг. до н.э.), когда Египет, истощенный бесконечными войнами и опустошительными набегами ассирийцев и нубийцев, больше не мог держать многочисленную армию, необходимую для своей обороны и поддержания своей роли в Азии. В Древнем Египте воины Ливии были боеспособной частью армии феодалов.

Если говорить о Древней Греции, то развитие торговли и ремесел способствовало усилению имущественного неравенства. Богатые рабовладельцы, которые больше не хотели служить в армии, имели возможность выкупить «налог на кровь», создав своего собственного заместителя. Состоятельные граждане вместо военной службы сочли, что для себя дешевле заплатить замену. Выходом из сложившейся ситуации стало формирование легкой и средней пехоты из наемников.

Наемную армию также имела и купеческая республика Карфаген. Со времен Карфагена мы имеем свидетельство великого восстания греческих наемников, которые, разгромив римлян на Сицилии, почти разрушили государство Карфаген. Несмотря на это, именно наемники во главе с Ганнибалом принесли Карфагену большую военную славу.

Первый известный военный трактат «О защите обложенного города» был написан в IV в. до н.э. Энеем Тактиком. Этот флаер содержал множество полезных советов для тех, кто защищается, и, похоже, был написан профессиональным наемником.

Наиболее отчетливо опасность, которую представляли наемники для существующего строя, звучит в гл. XII трактата. В нем рассказывается о том, как использовать силы союзников и наемников, не нарушая существующий порядок в городе. Как заметил Эней, когда они просят наемников о помощи, «.. всегда необходимо, чтобы нанимающие их граждане превосходили их числом и силой. Ведь опасно оказаться под властью иностранцев и наемников» (XII, 2).

51 стр., 25083 слов

Уголовно-правовая характеристика преступлений против безопасности ...

... преступлений против безопасности движения и эксплуатации транспорта, понятие и место в действующем уголовном законодательстве 1.1 История развития отечественного законодательства, регламентирующего безопасность движения и эксплуатацию транспорта ... ответственности за нарушение правил дорожного движения и другие правонарушения на транспорте, получили заслуженное внимание как в теории уголовного ...

Что касается средневековья, то наемничество в средние века — исторически значимое, но малоизученное явление, которое в той или иной мере характеризует общество этого периода. На протяжении XIV-XV вв. во всех европейских армиях несли службу множество наемников, причем впервые они появились задолго до этого периода. Кроме того, в этот период наемники также использовались для борьбы с восстаниями бедноты и городских крестьян. Так, например, по свидетельству историков, в мае 1358 года на северо-востоке Франции с участием наемников было подавлено крестьянское восстание под руководством Г. Каля, известное в истории под названием Жакерия. В 1381 году английский король Ричард II, при поддержке английских рыцарей и наемных солдат, совершил жестокую расправу над восставшими под руководством У. Тайлера.

Среди исследователей истории развития наемничества в Средневековье, интересной представляется точка зрения С. Александрова, который предлагает различать разные виды наемнической деятельности. По его мнению, первый тип наемничества, условно — «низший», формируется в XIV в. этому способствовал рост товарно-денежных отношений, который был базисом наемничества. В этот период наемники постепенно вытесняли ополченцев, которые становились все слабее и слабее. Основной характеристикой «низшего» типа было сохранение феодально-рыцарского строя армией при наличии постоянной занятости.

В XVI в. появляется новый, «высший» тип наемничества, который характеризуется наличием построенного на новых структурных началах войска при временном найме.

Выделяют два основных подхода к организации найма: швейцарский «государственный» вариант и немецкий «подрядный» (подр. см. Схему 1).

В XVІ — XVII в. альтернативы наемничеству не было. Оно вполне соответствовало основным требованиям, которые предъявлялись к вооруженным силам:

) характеру и масштабам войн, что значительно выросли в тот период;

) интересам абсолютной монархии на этом этапе, потому, что зависимые от нее военачальники, обычно были способны на свои средства лишь провести вербовку, но не удерживать войско постоянно, и они, как правило, не посягали на политическую власть. Этому также способствовало их часто невежественное или иностранное отделение от беспокойного сообщества имперских чиновников. Ландскнехты служили только тому, кто им платил, не имея других требований, кроме своевременной оплаты;

) наемничество, в отличие от феодального ополчения, полностью обеспечивалось необходимыми кадрами, представителями всех сословий, которые из-за распада традиционного экономического уклада были выброшены из привычной среды.

Наемничество как социальное явление было широко распространено и в Киевской Руси. Так, еще в 944 г. князь Игорь, отправляясь в Царград, предварительно укрепил свое войско печенегами. Болгары сообщали об этом императору Роману: «Идут русины, наняли и печенегов».

3 стр., 1415 слов

Уголовно правовая характеристика наемничества

... массового поражения (ст. 355 УК). Ключевое слово при характеристике данного состава преступления – массовое поражение. Речь идет не ... Токийского (по делу главных японских военных преступников) процессов работа по развитию нормативной базы, необходимой для борьбы с ... может явиться – как, например, применение химического оружия германской армией в первой Мировой войне – предпосылкой успеха наступления и ...

Из исторических источников известно, что в XVII-XVIII вв. российские цари привлекали в армию иностранцев. Так, в период правления Федора Иоанновича в русской армии служили немцы, поляки, литовцы, шотландцы, датчане, шведы, греки.

Также в эпоху Петра Великого в русской армии были обычным делом иностранные офицеры. Например, в боях под Нарвой командовал бывший генерал австрийской армии.

Анализируя историю возникновения и развития наемничества как социально-правового явления, выяснилось, что наемные армии были основной военной силой многих государств, а наемничество представлялось вполне нормальным явлением. Однако еще в средние века некоторые государства пытались наказать своих граждан за службу в иностранной армии. Так, например в 1453 г., когда Карл VII Французкий хотел завербовать наемников в Швейцарии для войны с Англией, аристократия Берна провела на заседании Сейма решения, что кантонные солдаты не должны воевать за другие страны. Однако это решение имело небольшое влияние и уже в следующем году 3000 бернцев продались герцогу Савойскому, а Сейм в значительной мере подтвердил безрезультатность своего решения приказом, чтобы местные власти, под страхом телесного и гражданского наказаний, запрещали наемничество.

Когда король Людовик XI, основатель новой монархии во Франции, вступил в борьбу с крупными феодалами, особенно с самым влиятельным своим вассалом — герцогом Бургундским, и попытался нанять швейцарских наемников, но Швейцарский союзный совет принял в 1465 г. новый запрет наемничества. Это снова оказалось неэффективным и даже предметом насмешек, а наемники массово отправлялись не к французскому королю, а к герцогу Бургундскому.

Когда в 1793 г. началась Война первой коалиции, Франция на основании договора, заключенного в 1778 г., Обратилась к Соединенным Штатам с призывом разрешить французам снаряжать каперы в американских портах, захватывать призовые судна в американских водах, возвращать их обратно в американские порты и оказывать там французским консулам право налагать арест на такие суда.

Президент Вашингтон решительно выступил против участия США в войне. Под давлением британского правительства он тогда выдвинул новую теорию о том, что нейтральное государство не должно позволять своим подданным проходить военную службу от имени любой воюющей стороны. Правительство США издало постановление, нарушение которого считалось общеуголовным преступлением, то есть преступление не подпадает под действие закона, а подпадает под юрисдикцию юриспруденции.

Первая международная попытка поставить наемников вне закона была сделана в рамках Гаагской конвенции 1907 г., ст. 4 которой запрещала вербовки комбатантов и открытие вербовочных пунктов в интересах воюющих сторон на территории нейтрального государства. Сразу следует отметить, что ст. 6 этой Конвенции одновременно освобождала от ответственности нейтральные государства в случае выезда частных лиц из страны с целью поступления на службу в иностранную армию.

7 стр., 3346 слов

Государство и право Арабского халифата в Средние века

... XVI-XVII вв., когда Восток становится объектом европейской торговли и колониальной экспансии. Эволюция государства и права Арабского Халифата имела такие внешние отличия, как меньшая степень динамизма («застойный ... и вооружением войска. Под его контролем работали чиновники, составлявшие списки ополченцев и наемников, а также определявшие размеры оплаты и земельных пожалований за службу; 2) ...

Таким образом, Гаагская конвенция, с одной стороны, запретила наемничество как явление, а с другой — подтвердила институт добровольцев, которых, конечно же, следует отличать от наемников.

Подъем национальных армий под властью централизованного государства означал упадок наемничества, но не его исчезновение. Наемничество снова возродилось в 60-е гг. XX в. во время колониальных войн в жестокой борьбе за раздел мира, в сохранении и укреплении господства над порабощенными народами. Именно тогда возникла острая необходимость закрепить нелегитимность наемничества в международно-правовых документах, чтобы организовать борьбу с этим явлением.

В связи с процессами, происходившими на Африканском континенте в 60-х гг. XX в. принят ряд международно-правовых документов, запрещающих наемничество. Особенно нужно выделить акты, принятые Организацией африканского единства (ОАЕ), среди которых — Резолюция о наемниках, одобренная Ассамблеей ОАЕ в г. Киншаса 14 сентября 1969 г.; Резолюция VII Чрезвычайной сессии Совет министров ОАС, которая состоялась в Лагосе в 1970 г.; декларация о деятельности наемников в Африке, принятая в Аддис-Абебе в июне 1971 г. В этих документах наемничество квалифицируется как орудие преступления колониалистической политики; указывается на то, что наемники являются серьезной угрозой миру и безопасности, территориальной целостности.

Далее следует перейти к рассмотрению такого преступления как геноцид. Данный термин вошел в политический обиход вскоре после Второй мировой войны в связи с расследованием преступлений фашизма и широко использовался в документах ООН. Но сама практика геноцида, вероятно, существовала во все известные периоды истории. Она, в частности, нашла отражение в библейских текстах (например, уничтожение древними евреями племен ханаанцев и т.п.).

Геноцид армян, осуществленный турецким государством в 1915 году, был беспрецедентным по размаху и жестокости. Это был пролог к ​​беспрецедентному истреблению народов государственной машиной немецкого нацизма. Гитлер заявил, что евреи, цыгане и душевнобольные будут уничтожены. В контексте геополитических рассуждений о борьбе за «жизненное пространство» допускались частичное уничтожение и депортация славянских народов (лишь начало реализации этой программы привело к уничтожению четверти всех белорусов).

Идеологи нацизма не слишком боялись осуждения общественного мнения. Гитлер привел в пример безнаказанность младотурок вандализма в начале века: «Кто сегодня говорит об истреблении армян?». Австрийский писатель Франц Верфель считал совершенный гитлеризмом геноцид цивилизованной местью Европы за то, что она не «заметила» геноцид армян в начале 20 века.

Мы также не должны забывать о геноциде, направленном против нашего народа большевистским правительством. Конечно, есть много мнений о том, что на территории Украины не было голода или они были вызваны природными обстоятельствами, но есть неопровержимые факты.

9 стр., 4373 слов

Гражданство в международном праве

... Украине гражданин Украины — это лицо, которое приобрело гражданство Украины в порядке, предусмотренном законами Украины и международными договорами Украины. Документами, которые подтверждают гражданство Украины , являются: 1. паспорт гражданина Украины; 2. свидетельство о принадлежности к гражданству Украины; 3. паспорт гражданина Украины ...

Такие непоправимые потери украинская нация понесла, прежде всего, потому, что советская Украина была оккупированной и колониально зависимой территорией, на которой кремлевские вожди любой ценой стремились насадить антиукраинскую власть и уничтожить стремление украинского народа к самостоятельному государственному существованию.

Три Голодомора, которые пережила Украина во время правления коммунистического режима, — это зверски спланированные преступления в истории человечества. Никакие войны и уничтожения народов не сравнятся с масштабностью уничтожения украинского населения, жившего в стране с самыми плодородными почвами, на земле своих предков, которые одними из первых освоили полеводство и сумели благодаря труду на земле добиться достатка. Захватив в октябре 1917 г. власть в Петрограде, большевистские вожди осознавали, что новая (коммунистическая) империя невозможна без экономического потенциала Украины, а потому самый агрессивный удар и самую грубую силу террора направили, прежде всего, против украинского, стремившегося к возрождению собственного независимого государства.

Безотказным инструментом большевистской власти в борьбе с украинцами, несогласными с политикой коммунистических преобразований, служил террор голодом, который ленинско-сталинский Кремль, по молчаливому согласию компартийно-государственной верхушки УССР, трижды (в 1921-1923, 1932-1933 и в 1946-1947 гг.) применял для усмирения Украины.

Впервые террор голодом относительно украинских крестьян был применен в 1921-1923 гг., то есть сразу же после поражения украинской национально-освободительной борьбы 1917-1921 гг. Положил начало этой украинофобской «традиции» большевистский вождь В.В. Ленина, чтобы подавить крестьянское восстание и перетащить советский «суверенитет» на Украину. Возникновение голода в начале 20-х годов в Украине официальной советской историографией объяснялось засухой 1921 г., а также последствиями семилетней войны (сначала мировой, затем гражданской).

На самом же деле голод 1921-1923 гг. был вызван прежде всего субъективными причинами, а именно: большевистской политикой «военного коммунизма» и насильственными мерами, что ее сопровождали.

Кризис в сельском хозяйстве, вызванный сталинской политикой сплошной коллективизации вначале 30-х гг., и попытка партийно-государственного руководства любой ценой выполнить план хлебозаготовок в Украине, повлекли в 1932-1933 гг. ужасающий Голодомор. Сталинские эмиссары в Украине — В. Молотов, Л. Каганович, П. Постышев, Я. Яковлев вместе с С. Косиором, В. Чубарь и другие руководители Украинской ССР сознательно приговорили к голодной смерти миллионы украинских крестьян. Постановления партийно-государственных органов власти за подписями Сталина, Молотова, Кагановича, а также тайная переписка между ними являются бесспорным доказательством того, что сознательная акция геноцида украинского крестьянства была спланирована в Москве, а осуществлена руками партийно-советского руководства УССР. Ведь хлебозаготовительные кампании 1932 и 1933, которые имели цель изъятие хлеба у украинских крестьян, возглавляли генеральный секретарь ЦК КП(б) У С. Косиор, председатель Совнаркома УССР В. Чубарь и председатель ВУЦИК Г. Петровский. Опубликованные недавно архивные документы убеждают нас в том, что недобросовестность тогдашнего руководства Украинской ССР, которое выполняло функции оккупационной администрации Кремля в Украине, способствовала осуществлению политики геноцида украинских крестьян.

51 стр., 25056 слов

Международные преступления и преступления международного характера

... с международными договорами. Предметом дипломной работы изложение проблемы становления международного уголовного права как новой отрасли права, которая является одним из инструментов борьбы за мир, за законность в отношениях между государствами, против международных преступлений и преступлений международного ...

Жертвами Голодомора 1932-1933 гг. стали не только миллионы украинских крестьян, но и украинство, украинская идея в целом. Именно тогда была свернута политика «украинизации» и были переселены жители других регионов СССР взамен голодающих украинских крестьян. Финальным «аккордом» начатой в 1932-1933 гг. политики геноцида в Украине стал «большой террор» 1936-1938 гг., в результате чего погибли практически все представители партийно-советской номенклатуры УССР, исполнявшие преступные сталинские директивы и приказы во время Великого голода.

Организовав в 1921-1923 и в 1932-1933 гг. два Голодомора в Украине, большевистский Кремль сделал это и в третий раз — в 1946-1947 гг. Старшее поколение граждан Украины хорошо помнит голод 1946-1947 гг., но советская историография всегда обходила эту народную трагедию. Из немногочисленных упоминаний о ней можно получить лишь короткую информацию о тяжелых последствиях послевоенной разрухи в сельском хозяйстве, усиленных необычайной засухой 1946 г. в южных областях Украины. Не только говорилось, что тогда в Украинской ССР, как и во время предыдущих Голодоморов, был хлеб. Но Москва в очередной раз, забирая хлеб у голодного украинского крестьянина, отправляла его на экспорт (на этот раз, правда, не для получения средств для форсированной индустриализации, как это было в начале 30-х годов, а для обеспечения хлебом стран так называемой народной демократии).

Сам термин «геноцид» — это юридическое понятие, появившееся в книге американского юриста Рафаэля Лемкина «Основные правила оккупированной Европы», опубликованной в Вашингтоне в 1944 году». Автор сомневался, предпочесть ли этот термин, не вполне удачно образованный из греческого и латинского корней, или же термин «этноцид». У геноцида есть две основные характерные черты. Это разрушение национальной модели захваченного народа и навязывание своей собственной. Что касается евреев и цыган, то это был частный и крайний случай применения насилия различной степени по всей оккупированной Европе. Юридический смысл этого термина был расширен в Международной конвенции «О предупреждении преступления геноцида и наказании за него», подписанной 9 декабря 1948 г. в Париже и ратифицированной всеми странами — членами ООН.

В данной Конвенции указано, что под геноцидом понимаются следующие действия, совершаемые с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую:

а) убийство членов такой группы;

  • причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы;

с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее;

  • меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы;
  • насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

В современном правовом поле, а именно в Уставе Международного уголовного суда, геноцид выделен как отдельный вид преступлений, поскольку представляет собой высшую опасность для общества.

37 стр., 18041 слов

Дипломная работа международный уголовный суд

... международного уголовного суда долго обсуждалась в среде юристов-международников, и несколько раз она была близка к реализации (например, после I Мировой Войны в момент создания Постоянной палаты международного ... или деревень; разорение, не оправданное военной необходимостью и другие преступления; - с) преступления против человечности, а именно: убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие ...

Далее мы рассмотрим историю военной агрессии; Следует отметить, что идея незаконности агрессивной войны была неотъемлемой частью международного права с момента его возникновения.

Исторически незаконность агрессивной войны впервые была сформулирована в доктрине международного права. Гуго Гроций, «отец международного права», считал справедливой и допустимой войну только то, что началось в ответ на нарушение закона. Война разрешена в качестве законной защиты: «В случае нападения на людей с применением открытой силы, если иначе невозможно избежать опасности для жизни, разрешается война, которая также включает убийство агрессора». Война будет иметь справедливый характер только при соблюдении следующих условий: «Необходимо, чтобы с обеих сторон война велась по воле тех, кто наделен верховной властью в государстве, а затем — для соблюдения определенных ритуалов. В частности, к обрядам, то есть правилам ведения войны, он относил: 1) гуманное отношение к гражданскому населению, в первую очередь к детям, женщинам, людям преклонного возраста, а также к священникам и приравненным к ним лицам, учителям, научным работникам, землеробам, торговцам; 2) запрет на лишение жизни пленных, их немилостивое наказание, обременение тяжелыми работами; 3) запрет на необоснованные разрушения; 4) запрет на уничтожение культурных ценностей и культурных предметов.

Тем не менее, прошлые исторические периоды в международном праве обращение к войне, независимо от ее целей, традиционно рассматривалось как неотъемлемое право каждого государства (jus ad bellum), как высшее проявление его суверенитета в международных отношениях. Это право защищено всей системой принципов и норм международного права.

Но на рубеже XIX-XX вв. под влиянием сторонников доктрины преступности агрессивной войны в Гаагских конвенциях и положениях (1899 и 1907 гг.) было заявлено, что договаривающиеся стороны будут «искать наиболее эффективные средства обеспечить народам прочный мир», а также подписаны протоколы о намерениях мирного урегулирования международных споров.

Первая мировая война стала одним из важных факторов общего осуждения агрессии. Идея преступной агрессии и признание необходимости установления ответственности за нее нашла отражение не только в его этическом, но и юридическом сознании. В развитии теории права осуждение и агрессия сыграли важную роль в международных документах, принимаемых государствами на конференциях.

После этой войны международное сообщество попыталось выработать некоторые правовые основы и условия для привлечения к уголовной ответственности виновных в развязывании агрессивной войны.

8 стр., 3648 слов

Деликты в международном праве

... важные отношения между государствами и народами. Объектами международного преступления могут быть мир и безопасность народов, право народов и наций на самоопределение, законы и обычаи ведения войны. К международным преступлениям относятся агрессивная война, геноцид, ...

Версальский мирный договор 1919 г. содержал положения об уголовной ответственности физических лиц за совершение преступлений против мира и других деяний, что выходят за рамки национального уголовного законодательства. В соответствии с Версальским договором были разработаны проекты документов для преследования германского кайзера и его соратников за военные преступления. Но в силу нечеткости формулировки преступных деяний, неясности порядка формирования и деятельности суда, уполномоченного для наказания кайзера, а также того, что неотвратимость ответственности физического лица за агрессию не стала еще принципом международного уголовного права, указанные лица остались безнаказанными.

После Первой мировой войны правовые идеи развивались в направлении признания международными преступлениями военных преступлений и агрессивной войны (Ф.Ф. Мартенс, Л. Оппенгейм, Ч. Хайд и др.).

Появились положения, согласно которым виновные в нарушении законов и обычаев войны и законов человечества несут уголовную ответственность. Важным правовым выводом этого периода является положение о том, что международное право разрешало судебным органам воюющей стороны привлекать за ряд преступлений к уголовной ответственности подконтрольных этой стороне физических лиц.

Впоследствии Устав Лиги Наций установил детальную процедуру ограничения применения силы. Однако этот статут нельзя было использовать для предотвращения войны. Одной из причин было то, что в нем не было определения «акта агрессии».

В 1928 году был подписан Парижский пакт об отказе от войны как орудия национальной политики (пакт «Бриана-Келлога»), в котором осуждалось обращение к войне для урегулирования международных споров и провозглашался отказ от войны как качестве орудия национальной политики.

Создание и функционирование Нюрнбергского международного военного трибунала оказало самое серьезное влияние на развитие концепции агрессивного военного преступления.

В ее Уставе сформулированы нормы по элементам наиболее тяжких международных преступлений — против мира и человечности, военных преступлений. При этом планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, а также участие «в генеральном плане или заговоре, направленном на осуществление любого из вышеперечисленных действий» были признаны преступлениями против мира». В этом же документе впервые был закреплен принцип индивидуальной уголовной ответственности за совершение любого агрессивного военного акта.

Среди международно-правовых актов, прямо запрещающих агрессивную войну, в первую очередь следует отметить Устав ООН, Определение агрессии как международного преступления от 14 декабря 1974 года (далее — Определение агрессии).

В нем, под агрессией подразумевается применение вооруженной силы государством против суверенитета, территориальной неприкосновенности или политической независимости другого государства, или каким-либо другим образом, несовместимым с Уставом Организации Объединенных Наций, как это установлено в настоящем определении.

Таким образом, в начале 21 века понимание того, что агрессивная война является наиболее серьезным международным преступлением против мира во всем мире, прочно укоренилось в международно-правовой доктрине и в актах международного права.

16 стр., 7883 слов

Международное и национально-правовое закрепление юридической ...

... является пиратство, как преступление международного характера. В связи с этим, представляется необходимым изучение регламентации пиратства в международных договорах, в частности, в Конвенции об открытом море 1958 г. и Конвенции ООН по морскому праву ... всему миру, что на 11% больше, чем в 2007 году. Центр сообщений о пиратстве ММБ с января по сентябрь 2009 года было сообщено о 306 инцидентах, против ...

Как говорилось ранее, преступления против мира и безопасности человечества возникли не одновременно и о таком преступном деянии как применение оружия массового поражения стали говорить только в начале прошлого века, следовательно, оно входит в разряд новейших преступлений нашего времени, что, впрочем, не уменьшает его опасности, поэтому лучше подробнее изучить его историю, что мы и сделаем далее.

Несмотря на то, что химические средства и дымовые завесы успешно использовались в ходе боевых действий в течение нескольких тысячелетий, большинство военных историков считают началом использования химического оружия в Первой мировой войне 22 апреля 1915 года, когда немецкие войска применили хлор против французских войск на участке фронта у реки Ипр (Бельгия).

Французы оказались беззащитными перед токсичным газом. Более 5000 солдат погибли, около 10000 человек получили повреждения.

В более поздних боевых действиях химическое оружие использовалось более широко. Наряду с другими менее токсичными веществами использовались фосген, цианистый водород, хлор и иприт. Общие потери противоборствующих сторон в Первой мировой войне от химического оружия составили более 1 миллиона человек, что позволило отнести его к категории оружия массового поражения.

В период перед Второй мировой войной развитие и совершенствование этого оружия в капиталистических странах не прекращалось. В фашистской Германии были синтезированы новые отравляющие вещества (далее по тексту — ОВ) нервно-паралитического действия. Не имея цвета и запаха, эти OB были в 75 раз токсичнее иприта. В 1936 году в ходе использования инсектицидов (химические вещества, применяемые в борьбе с вредными насекомыми) доктор Герхард Шрадер синтезировал фосфорорганический эфир, который стал известен и производился под названием табун. В 1938 году подобное исследование привело к созданию гораздо более токсичного вещества — зарина. Третий нервно-паралитический агент, известный как зоман, был получен в 1944 году. Все три ОВ смертельны для человека после воздействия в течение нескольких минут.

Только неотвратимость мощного ответного удара антигитлеровской коалиции и стремительное наступление Красной Армии в 1944-1945 гг. против немецко-фашистских войск сорвали планы Гитлера по массовому использованию химического оружия. Тщательно готовились к химической и, особенно, бактериологической войне японские милитаристы.

После второй мировой войны центром разработки химического оружия стали США. В 60-х годах арсенал химического оружия США пополнился новыми ОВ: Ви-Экс, Би-Зед, Си-Эс. США использовали химическое оружие в ходе войны в Корее (1950-1952 гг.).

В еще более широких масштабах армия США применяла химические средства поражения в войне во Вьетнаме (1961-1972 гг.).

Биологическое оружие появилось также в первую мировую войну. Именно тогда для решения военных задач Германия предприняла первую попытку применения возбудителей инфекционных болезней в значительных масштабах. В годы второй мировой войны такую же попытку предприняла Япония. А в 1952 г. американское командование производило над территорией Кореи и Китая практическую проверку некоторых боеприпасов и способов применения биологических средств.

Ядерное оружие было создано в конце второй мировой войны в США в результате работы физиков ряда стран, эмигрировавших из Европы в США (А. Эйнштейн, Э. Ферми, Р. Опенгеймер, Л. Сциллард и др.).

После первого испытательного взрыва 16 июля 1945 г. американские правящие круги предприняли варварские бомбардировки с самолета В-29 японских городов Хиросима (6 августа 1945 г.) и Нагасаки (9 августа 1945 г.), в результате которых погибло около 250 тыс. мирных жителей. Известно, что боевое применение двух атомных бомб мощностью по 20 кг каждая, разрушивших два японских города, не являлось военной необходимостью, а служило только демонстрацией мощи нового вида оружия и носило политический характер. Рассчитывая на длительное монопольное владение ядерным оружием, США решили его использовать для политического шантажа прежде всего Советского Союза, пересмотра в своих интересах итогов второй мировой войны.

В 1949 г. российские ученые во главе с И.В. Курчатовым успешно решили задачу, создав и испытав атомную бомбу. В 1953 г. в СССР (на год раньше, чем в США) была испытана первая в мире термоядерная бомба большой мощности. Была ликвидирована монополия США на ядерное оружие. Более того, в 1952 году к странам, уже владеющим ядерным оружием, присоединилась Англия, в I960 г. — Франция и в 1964 г. — Китай. В 1974 г. подземный ядерный взрыв осуществила Индия. В 1979 г. испытательный ядерный взрыв в Южной Атлантике проведен совместно ЮАР и Израилем. Активно ведутся работы по созданию ядерного оружия в Пакистане.

Стремясь сохранить ядерное превосходство, США в конце 70-х начале 80-х гг. создали нейтронные боеприпасы, а 6 августа 1981 г., в день 36-й годовщины атомной бомбардировки Хиросимы, президентом США было принято решение о полномасштабном их производстве.

В настоящее время наступил новый этап в развитии военного дела. Набирает силу процесс осознания мировым сообществом того положения, что во всеобщей или даже ограниченной ядерной войне не будет победителя; последствия такой войны губительны для человечества в целом. Не меньшую угрозу создает также мировая война с применением обычных вооружений. Количественный и качественный их рост, наличие на вероятных театрах военных действий многочисленных источников повышенной опасности: атомных электростанций, химических, биологических, нефтегазовых предприятий, тепловых электростанций, гидросооружений и др. объектов, — в случае их разрушения будет означать гибель целых континентов.

Мировое сообщество довольно быстро, после первого использования Германией химического оружия, осознало особую опасность существующих видов оружия массового уничтожения. И уже в 1925 г. был заключен Женевский Протокол о запрещении применения на войне удушающих, ядовитых или других подобных газов и бактериологических средств. Действие этого документа не остановило накопления и совершенствования химического и биологического оружия.

К сожалению ситуация с атомным оружием не столь однозначна, как это имело место в отношении химического и биологического оружия. Оно до сих пор не запрещено. Более того, оно приобретает все большую и большую актуальность, в том числе и в военных планах государств.

Говоря об истории ядерного оружия и об его применении на территории нашего государства необходимо отметить, что СССР в 1968 году заключил Договор о нераспространении ядерного оружия. В 1978 г. СССР заявил, что никогда не применит ядерное оружие против тех государств, которые отказываются от его производства и приобретения и не имеют его не своей территории. Это заявление СССР было впоследствии пересмотрено Россией. В 1982 г. в ходе 37-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, СССР заявил о том, что берет на себя в одностороннем порядке обязательство не применять ядерное оружие первым. Это обязательство также было впоследствии пересмотрено Россией.

Рассматривая же независимую Украину, то она отказалась от использования ядерного оружия. В официальных документах отказ от ядерного оружия впервые прозвучал в декларации о суверенитете Украины от 16 июля 1990 года. 23 мая 1992-го в Лиссабоне Украина, а также Беларусь, Казахстан, США и Россия подписали протокол, по которому Киев, Минск и Алма-Ата обязались свои, доставшиеся в наследство от СССР, стратегические ядерные боеголовки утилизировать или вывезти в РФ. Стоит отметить, что Украина отказалась от третьего по мощи ядерного арсенала в мире: ядерные силы, дислоцированные на территории нашей страны, превосходили силы Франции, Британии, Китая. Взамен Вашингтон и Москва гарантировали независимость и целостность Украины. В декабре 1994 года Украина, США, Великобритания и РФ подписали меморандум о гарантиях безопасности Киеву, которым обязались воздержаться от применения силы против Украины и экономического принуждения. Что впоследствии стало для Украины исторической ошибкой.

Что же касается преступлений против мира и безопасности человечества как группы преступлений, закрепленных в международном уголовном праве, то следует заметить, что в качестве самостоятельной категории международных преступлений в первую очередь выделились военные преступления. Преступления же против мира и против человечности, долгое время оставались сугубо моральными принципами, и только после Первой мировой войны постепенно становились принципами международного права, но окончательно были сформулированы как особые составы международных преступлений только в Уставе Нюрнбергского военного трибунала 1945 г. Так в ст. 6 этого Устава была закреплена унифицированная и наиболее конкретизированная на тот момент классификация преступлений против мира и безопасности человечности, воспринятая год спустя Уставом Токийского трибунала.

Статья 6 Устава признала следующие действия преступлениями, подлежащими юрисдикции Трибунала и влекущими за собой индивидуальную ответственность:

планирование, подготовка, развязывание и ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеизложенных действий (преступления против мира);

нарушение законов или обычаев войны, к коим относятся убийства, истязания или увод в рабство или для других целей гражданского населения оккупированной территории; убийства или истязания военнопленных или лиц, находящихся в море; убийство заложников; ограбление общественной или частной собственности; бессмысленное разрушение городов или деревень; разорение, неоправданное военной необходимостью, и другие преступления (военные преступления);

убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершённые в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам в целях осуществления или в связи с любыми преступлениями, подлежащими юрисдикции Трибунала, независимого от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были совершены или нет (преступления против человечности).

Итак, сразу после Второй мировой войны в международном праве путем закрепления соответствующих положений в Уставах Нюрнбергского и Токийского трибуналов преступления против мира и безопасности человечества стали рассматриваться в качестве международных преступлений, под которыми понимались особо опасные для человеческой цивилизации нарушения принципов и норм международного права, имеющих основополагающее значение для обеспечения мира, защиты личности и жизненно важных интересов международного сообщества в целом.

Следует обратить внимание на то, что в статье 6 Нюрнбергского устава закрепляется понятие «преступления против человечности», а не человечества, т.е. отдается предпочтение традиционной формулировке, основанной на отраженном в «оговорках» Мартенса и в Гаагской конвенции 1899 г. принципе человечности. Подобная формулировка была впервые употреблена в совместной Декларации трех держав Антанты (Англии, Франции и Российской империи) от 13 мая 1915 г., принятой в знак осуждения осуществляемых османской Турцией массовых убийств подданных армянской и ассирийской национальностей. Декларация провозгласила следующее: «[…] В течение всего последнего месяца в Армении происходит резня армян курдами и турками при явном попустительстве, а иногда и при прямом содействии оттоманский властей […] Ввиду этих новых преступлений, совершаемых Турцией против человечности и цивилизации, союзные правительства России, Франции и Англии сим публично объявляют Порте, что они возлагают личную ответственность за эти преступления на всех членов турецкого правительства, а также на тех местных представителей, которые окажутся причастными к подобной резне».

Отметим, что формулировка «преступления против человечности» учтена лишь в английском и французских вариантах текста рассматриваемой Декларации, тогда как русский текст Декларации 1915 г. Говорит о «преступлениях против человечества».

При этом исследователям данной тематики не представляется принципиальным вопрос об использовании одной из рассмотренных ранее формулировок. Большинство ученых, описывая составы исследуемых преступлений, либо проводят незначительную грань между приведенными понятиями, либо отождествляют их в части, касающейся их содержания.

В 1947 году была учреждена Комиссия международного права (КМП), одной из целей которой была разработка Свода принципов международного права, признанных в Уставе Нюрнбергского трибунала и подтвержденных в его приговоре, и составление проекта Кодекса законов о преступлениях против мира и безопасности человечества. Именно в документах этой Комиссии категория «международные преступления» получила свое наименование «преступления против мира и безопасности человечества». Приступая к разработке проекта кодекса, Комиссия использовала представленный на ее рассмотрение в 1950 г. авторский проект В. Пеллы. В окончательной редакции данный проект появился под названием проект четырех статей 1954 г., в котором содержалось следующее определение международного преступления: это преступления против мира и безопасности человечества, предусмотренные в настоящем Кодексе и являющиеся «преступлениями по международному праву, за которые привлеченные к ответственности физические лица должны быть подвергнуты наказанию» (ст. 1), однако Генеральная Ассамблея ООН (далее ГА ООН) отклонила этот проект кодекса, поскольку он вызывал целый ряд вопросов, тесно связанных прежде всего с определением агрессии (ст. 2).

В дальнейшем работа над концепцией «международного преступления» продолжилась в рамках подготовки новой редакции проекта кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. В 1984 г. Представитель КМП ООН Д. Тиам представил доклад, содержащий перечень действий, квалифицируемых как преступления против мира и безопасности человечества, и рекомендовал включить в проект кодекса расширенную классификацию международных преступлений физических лиц.

На своей очередной сессии КМП ООН приняла решение направить на рассмотрение ГА ООН новую редакцию проекта преступлений против мира и безопасности человечества 1991 г. В части второй этого проекта были кодифицированы 12 следующих составом международных преступлений: 1) агрессия; 2) угроза агрессии; 3) вмешательство во внутренние и внешние дела другого государства; 4) колониальное господство и другие формы иностранного господства; 5) геноцид; 6) апартеид; 7) систематическое и массовое нарушение прав человека; 8) исключительно серьезные военные преступления; 9) вербовка, использование, финансирование и обучение наемников; 10) международный терроризм; 11) незаконный оборот наркотических средств; 12) преднамеренный и серьезный ущерб окружающей среде.

В 1994 г. КМП ООН одновременно с подготовкой проекта устава Международного уголовного суда приступила ко второму чтению проекта Кодекса. Был заслушан специальный Доклад №13 о перечне преступлений против мира и безопасности человечества, который вошел впоследствии в доработанный проект кодекса и содержал расширенный перечень преступлений по международному праву.

Подготовленный в итоге новый вариант проекта кодекса преступлений против мира и безопасности человечества в 1996 г. был передан на рассмотрение ГА ООН в качестве приложения к официальному отчету Комиссии о работе ее 48-й сессии. Здесь же содержались рекомендации об оптимальной форме издания международного уголовного кодекса: международная конвенция, объединяющая кодекс со Статутом Международного уголовного суда, либо специальная декларация ГА ООН. Кроме того, впервые было закреплено правило универсальной юрисдикции в отношении преступлений против мира и безопасности человечества: «Без ущерба для юрисдикции Международного уголовного суда каждое Государство-участник должно принять такие меры, какие могут быть необходимы для установления его юрисдикции в отношении преступлений, предусмотренных статьями 17, 18, 19 и 20. Независимого от того, где или с кем были совершены такие преступления…» (ст. 8 проекта кодекса).

В своей итоговой резолюции ГА ООН выразила положительную оценку проделанной КМП работы и призвала государства, участвующие в Подготовительной комиссии по учреждению Международного уголовного суда, использовать проект кодекса 1996 г.

Своеобразная кодификация общих принципов уголовной ответственности и элементов составов международных преступлений была осуществлена Римским Статутом Международного уголовного суда (МУС) от 17 июля 1998 г. разработчики Римского статута воспользовались новой типологией международных преступлений, которые подразделяются теперь на четыре категории вместо трех традиционных для «нюрнбергской модели»: 1) преступление геноцида; 2) преступление против человечности; 3) военные преступления; 4) преступление агрессии (п. 1 ст. 5).

Анализ истории преступлений против мира и безопасности человечества позволил сделать вывод, что по отдельности преступления против мира и безопасности человечества существовали давно, некоторые появились раньше, другие, в связи с развитием техники и науки, позже. Многие столетия эти преступления вообще были декриминализированы и воспринимались обществом, как что-то само собой разумеющееся, иногда даже их совершение становилось основным способом для выживания, но, тем не менее, все они являются особо опасными для общества, несут всеобщее разрушение. Узаконивание признание Нюрнбергским военным трибуналом данных преступных деяний особыми составами преступлений сдвинуло развитие международного уголовного права и международной криминологии с мертвой точки, что повлекло усовершенствование норм, понятий, ответственности за данные преступления, что же касается криминологии, то начали вестись работы в области разработки теорий причинности этих деяний, их особенностей и путей предотвращения.

2. Понятие, система и юридическая характеристика преступлений против мира и безопасности человечества

2.1 Уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений против мира и безопасности человечества

Специфика преступлений против мира и безопасности человечества заключается в том, что они непосредственно связаны с современным международным уголовным правом, по которому эти действия также признаются преступлениями. Выработанные многолетними усилиями всей прогрессивной общественности, международные уголовно-правовые нормы установили основания и условия ответственности за опасные группы преступлений против мира, безопасности человечества и международного правопорядка, независимо от того, является ли конкретное деяние нарушением внутреннего законодательства страны, в которой совершено преступление, а также от места совершения преступления, распространение на них юрисдикции Международного уголовного суда или судов других государств.

Поэтому правильная квалификация преступлений и выяснения содержания соответствующих статей раздела ХХ Особенной части УК предусматривают обращения к соответствующим международным актам. К ним, в частности, относят: Устав Международного военного трибунала от 08 августа 1945 г., Женевские конвенции от 12 августа 1949 г. об обращении с военнопленными. Об улучшении судьбы раненых и больных в действующих армиях, об улучшении судьбы раненых, больных и лиц, которые потерпели аварию на корабле, с состава вооруженных сил на море, о защите гражданского населения во время войны; Дополнительные протоколы к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г. (Протокол І о защите жертв международных вооруженных конфликтов от 10 июня 1977 года и Протокол ІІ относительно защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера от 10 июня 1977 г.); статуты международных уголовных трибуналов по Югославии и Руанде; Римский статут Международного уголовного суда и другие многочисленные конвекции и резолюции ООН.

Преступления против мира и безопасности человечества относят к международным преступлениям, поэтому, чтобы уяснить их значение необходимо соотнести понятия, которые включает в себя международное преступление.

Первая попытка дать правовое определение международному преступлению была предпринята Комиссией международного права в первоначальной редакции проекта статей об ответственности государств. Статья 19 этого документа указывала, что «международно-противоправное деяние, возникающее в результате нарушения государством международного обязательства, столь основополагающего для обеспечения жизненно-важных интересов международного сообщества, что его нарушение рассматривается как преступление международным сообществом в целом, составляет международное преступление».

В доктрине международного права международные преступления понимаются как наиболее тяжкие и опасные нарушения принципов и норм международного права, затрагивающие глобальные интересы человечества и представляющие угрозу международному миру и безопасности.

Иногда к этой категории преступлений применяется термин «преступления против мира и безопасности человечества».

От международных преступлений в указанном значении следует отграничить преступления международного характера, к которым относятся деяния, посягающие на интересы нескольких государств и вследствие этого также представляющие международную общественную опасность, но совершаемые лицами (группами лиц) вне связи с политикой какого-либо государства, ради достижения собственных противоправных целей. За рубежом по отношению к таким деяниям принят и иной термин — транснациональные преступления.

Отграничивающими критериями данных понятий являются элементы и признаки преступления, посягающего на мир и безопасность человечества, а также объект и объективные стороны посягательства. Что же касается субъекта международных преступлений, то ответственность за их совершение несут как государства и иные юридические лица, так и отдельные индивиды. В качестве субъекта преступления международного характера могут признаться только физические лица, что принципиально отличается от ответственности субъекта международного права.

Следовательно, преступления против мира, безопасности человечества и международного правопорядка — это общественно опасные деяния, которые влекут существенный вред миру, безопасности человечества и международному правопорядку, угрожают причинением такого вреда и ответственность за которые предусмотрена международно-правовыми актами и разделом ХХ Особенной части УК Украины.

Определяя объект данных преступлений необходимо раскрыть понимание «мира и безопасности человечества». Международно-правовые акты обычно не дают такого определения, констатируя, что преступления против этих интересов «относятся к самым тяжелым».

Некоторые ученые все таки определяют непосредственный объект ряда преступлений против мира и безопасности человечества, так Кузнецова Н.Ф. под объектами подразумевает «основы мира, т.е. мирного взаимодействия государств при решении любых проблем, исключающего какое-либо насилие», «международные правоотношения в сфере соблюдения правил ведения войны или разрешения вооруженных конфликтов», «основы человечества и человечности, т.е. международного обеспечения безопасности национальных, этнических, расовых, религиозных групп».

Г.В. Матусевич, справедливо говорит о том, что преступления против мира и безопасности человечества характеризуются исключительно высокой степенью общественной опасности, замечает: «Они способны причинить невосполнимый ущерб самим основам существования жизни на земле, так как объектом их посягательства являются не отдельные общественные отношения в той или иной сфере жизни на земле, существование человечества или значительной его части».

Как видно, определение объектов преступлений против мира и безопасности человечества в постсоветской науке продолжает оставаться в русле «классического» определения объекта уголовно-правовой охраны как общественного отношения (отношений), защищаемых уголовным правом.

Юридическое понимание «мира и безопасности человечества» можно определить, исходя из анализа противоположных состояний человеческого общества и предписаний национального законодательства.

Общеизвестно, что мир — это состояние, характеризующееся отсутствием войны. При этом неважно, объявлены военные действия de jure или нет: в соответствии с Определением агрессии. Состояние международного мира имеет место при отсутствии военных действий de facto. Таким образом, состояние мира как охраняемое международным правом благо представляет собой такое состояние, которое характеризуется отсутствием фактических военных действий между государствами.

Соответственно, непосредственным объектом преступлений против мира признаются охраняемые общепризнанными принципами международного права и международным правом интересы соблюдения всеобщего мира и правил мирного урегулирования межгосударственных споров.

Прямое указание международного законодательства на «безопасность человечества» заставляет под этим термином понимать состояние защищенности неопределенного круга лиц от любых угроз, посягающих на их жизненно важные интересы. Понятно, что перечень «жизненно важных интересов» человечества очень широк и вряд ли может быть сформулирован в законодательстве.

С другой стороны, безопасность человечества — обеспечение жизнедеятельности той или иной демографической группы. Действительно, например, геноцид угрожает существованию расовой, национальной или религиозной группы людей.

Таким образом, безопасность человечества как охраняемый уголовным правом интерес (объект) представляет собой состояние защищенности человечества в целом либо демографических групп от угроз их физическому существованию, исходящих от субъектов уголовного права.

Говоря о военных преступлениях, то их объект состоит в том, что они посягают на установленный в международном гуманитарном праве порядок ведения вооруженных конфликтов международного и немеждународного характера. Данный регламентированный порядок ведения военных действий в вооруженных конфликтах является составной частью интересов мира и безопасности человечества.

Оценка некоторых из рассматриваемых преступлений невозможна без установления их предмета, которым могут быть:

виды оружия массового уничтожения, запрещены к применению международными договорами, согласие на обязательность которых предоставлено Верховной Радой Украины (химическая, биологическая, ядерная);

растительный или животный мир, атмосфера, водные ресурсы;

служебные или жилые помещения лиц, имеющих международную защиту.

Специальные пострадавшие в данных преступлениях: военнопленный или представитель гражданского населения, члены национальной, этнической, расовой или религиозной группы и другие.

С объективной стороны большинство преступлений против мира и безопасности человечества считаются завершёнными с момента причинения соответственного общественно опасного деяния, то есть являются преступлениями с формальными составом. Только три из них (деяния, предусмотренные ст. 438, 439 и 446) — это преступления с материальным составом.

Обязательным признаком объективной стороны некоторых с этих преступлений — средства (например, средства ведения войны, запрещенные международным правом, — ст. 438) или способы совершения преступления.

Субъект в анализированных преступлениях — общий (физическое вменяемое лицо, которое достигло 16 лет).

Ответственность, предусмотренная ст. 443 УК Украины, наступает с 14 лет.

Преступления против мира и безопасности человечества всегда тщательно продуманы и организованы и, как правило, совершаются в соучастии. Однако, в отличие от классической модели соучастия, среди участников преступлений против мира и безопасности человечества почти всегда следует выделять руководителей (организаторов), идеологов и исполнителей — это три основных преступных звена «комплексного» субъекта.

С учетом специфики геноцида целесообразным представляется также включение таких специальных субъектов, как государства, СМИ, общественные и иные организации, в круг субъектов названных преступлений, распространив на них правила гражданско-правовой и уголовно-правовой ответственности за действия их представителей — физических лиц.

Субъективная сторона всех преступлений против мира и безопасности человечества характеризуется прямым умыслом. В преступлениях, предусмотренных ст. 436, 442-444, 446, 447 УК Украины, обязательным признаком является цель (например, цель распространить материалы с призывами к агрессивной войне или к развязанную военного конфликта — ст. 436) и т.п.

Следует также иметь ввиду, что соответственно с ч. 5 ст. 49 и ч. 6 ст. 80 УК Украины, срок привлечения лица к уголовной ответственности или давности исполнения относительно нее обвинительного приговора не применяется в случае совершения преступлений против мира и безопасности человечества, предусмотренными статьями 437-439 и ч. 1 442 УК Украины.

Если говорить о криминологических исследованиях, то следует отметить, что в течение большей части ХХ в. феномен международной преступности оставался вне серьезных исследований. Его научному анализу, в значительной мере, препятствовало идеологическое лицемерие времен «холодной войны», которое маскировало и мистифицировало это явление. Политическое значение многих вопросов, связанных с международной преступностью, служило оправданием исключения ее из круга криминологических проблем.

Международная преступность представляет собой глобальную многоуровневую макросистему, элементы которой имеют значительную специфику. Основной критерий для характеристики составляющих ее преступлений — признак социальной опасности, выходящей за пределы одного государства, то есть международная значимость преступления, обуславливающая потребность международного взаимодействия в применении мер уголовной репрессии.

Преступления против мира и безопасности человечества в криминологии рассматриваются как «сверхпреступные» — широкомасштабные преступления, формирующие «наднациональную» преступность. Такие деяния посягают на общечеловеческие ценности и общемировые интересы. Для этих преступлений в количественной характеристике международной преступности относительно невелика, однако их наличие не позволяет отождествить понятия «международная» и «транснациональная преступность». «Наднациональная» преступность, состоящая из «сверхпреступлений» может быть названа «макропреступностью».

Термин «макропреступность» был предложен Г. Егерем. Его монография «Преступления тоталитарной власти», в которой он давал юридическую оценку гитлеровскому национал-социализму, вышла в 1967 г. Основные идеи концепции макропреступности Г. Егер опубликовал в 1989 г. в книге «Макропреступность. Работы по криминологии коллективного насилия». Макропреступность определяется Егерем как различные формы проявления коллективной деструктивности. Индивидуальное действие он рассматривает как отражение конформистского действия больших организованных коллективов. Макропреступность охватывает только особо тяжкие преступления, совершаемые при сравнительно высоком иммунитете против соответствующих санкций; характерным для этих преступлений является как раз не девиантное, а конформистское поведение. Речь идет о таких преступлениях, с которыми государство не только не борется, а как раз, наоборот, само их инициирует. Эти преступления совершаются по приказу правительств, ими поддерживаются или систематически укрываются. Макропреступное насилие почти всегда политически или идеологически мотивировано. В качестве примеров макропреступности Г. Егер называет геноцид, преступления во время войны, угрозу уничтожения человечества ядерным оружием, государственный терроризм, преследования национальных меньшинств, а также конфликты на культурной и религиозной почве. Эти преступления Егер причисляет к вопросам, которыми должна заниматься криминология.

В структуре международной преступности (со значительной долей условности) можно выделить международную политическую преступность и международную неполитическую, или общеуголовную, преступность, оговорив, что они тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Концепция международной политической преступности, понимаемой как «организованная политическая преступная деятельность высших должностных лиц государства или группы государств, лидеров общественных или религиозных организаций, направленная на умышленное совершение преступления против мира и безопасности человечества, для достижения политических целей, с использованием государственных или общественных структур, их материальных, финансовых и иных средств и ресурсов» была выдвинута российским криминологом П.А. Кабановым.

Международная преступность, безусловно, весьма политизирована, что не может являться препятствием для международно-правового и полицейского сотрудничества в противодействии ей. Политическое и преступное не исключают друг друга. Более того, именно международная политическая преступность к началу нового тысячелетия приобрела особую опасность и стала (в недостаточной, впрочем, степени) предметом криминологических исследований.

Преступления «власть имущих» или «государственные» политические преступления могут выражаться в:

а) преступлениях против мира — агрессии;

  • поддержке (спонсировании) терроризма (косвенной агрессии);

с) тоталитарной репрессивной преступности (государственном терроре), включающей судебные и внесудебные репрессии, осуществляемые государством в соответствии с его правом, а также тайное использование властью нелегитимного насилия с целью устрашения населения и сохранения тоталитарного режима;

  • репрессиях, направленных против носителей определенной идеологии или всех лиц, не разделяющих господствующую идеологию («полицид»);

е) репрессиях, направленных против определенной социальной общности и нарушающих права индивидов в связи с их принадлежностью к этой общности (расовая, национальная, религиозная и иные формы дискриминации — дискриминационные преступления), самой тяжелой формой которых является геноцид;

  • репрессивном терроре, угрожающем гражданскому населению, оказавшемуся во власти противника;
  • преступных злоупотреблениях властью в коллективистских и эгоистических целях;
  • наиболее серьезных военных преступлениях и т.п.

В этом контексте особый интерес представляют теории «репрессивного преступления». Концепция «репрессивного преступления» концентрирует внимание на масштабных преступлениях, направленных против значительных общественных групп. Г. Хесс (Hess), выдвинувший идею репрессивного преступления, определял его как преступление, совершенное с целью сохранения, укрепления и защиты привилегированных положений, в особенности тех, которые основываются на власти и имуществе. Он полагал, что таким преступлением является нарушение только позитивного, кодифицированного внутригосударственного права. Некоторые авторы, между тем, подчеркивают необходимость учета и международного права: действие, не преследующиеся в рамках закона какой-либо страны, является преступным, если оно нарушает общепринятые, интернациональные правовые принципы.

Сторонники теории конфликта (R. Quinney, W.J. Chambiss, R. Seidman, C.R. Jeffery, J. Holl) отмечают, что современное определение «преступного» зависит от того, воспринимается ли угроза людьми, обладающими достаточной властью, чтобы законодательно закрепить свои интересы. Некоторые из приверженцев этой теории утверждают, что правовой процесс контролирует не одна, а несколько групп с различными конфликтующими интересами, каждая из которых стремится добиться чего-то своего (R. Troyer, G. Markel, 1982).

Причиной конфликта становятся не только экономические интересы, но и статусные соображения, моральные и идеологические установки. Плюралисты рассматривают общество как социальное образование, состоящее из групп, в различной степени осведомленных о собственных интересах, и групп, их не осознающих. Традиционные властные структуры постоянно подвергаются угрозе со стороны новых организаций, образованных группами, осознавшими свои интересы. Разнообразие групп, вовлеченных в правовой конфликт, отражает разнообразие затрагиваемых интересов. Идеологические соображения также влияют на принятие законов, так как законы и их применение зачастую служат средством выражения политических и нравственных ценностей (G. Fine).

В этой связи Дж.Ф. Шелли (Shelly) подчеркивает: «Несмотря на то, что элементы инструменталистских, структуралистских и марксистских теорий подвергаются критике, нельзя игнорировать основной аргумент плюралистического подхода: законы не появляются по волшебству и не являются отражением «общечеловеческих» ценностей. Напротив, то, какие действия или каких людей мы в тот или иной момент называем преступными, зависит от деятельности групп, стремящихся обрести правовую поддержку своих экономических, идеологических и статусных интересов».

Преступления против мира и безопасности человечества обладают высокой латентностью, обусловленной причинами объективного и субъективного характера. Первые выражаются в невозможности привлечь к ответственности виновных во всех случаях данных преступлений — невозможность своевременного международного или государственного вмешательства и влияния на события, происходящие на территории какой-либо страны или региона; страх национальных или региональных властей и свидетелей перед лидерами преступных режимов, движений, организаций; многочисленность непосредственных исполнителей преступлений против мира и безопасности человечества, их прямая зависимость от лидеров и т.п.; ограниченность организационно-технических и материальных возможностей международных институтов и так далее. Вторые — следствие целенаправленного отрицания, непризнания фактов совершения преступлений против мира и безопасности человечества и даже их сокрытия отдельными лицами, организациями (в том числе международными), государствами. Сейчас мы можем это наблюдать на примере военной агрессии России против Украины.

На рубеже тысячелетий происходят криминализация политики и политизация преступности. «Криминализация политики» означает, прежде всего, использование традиционной преступной тактики и средств в различных формах политического поведения. «Политизация преступности» может интерпретироваться как повышение роли преступных сообществ в жизни общества, возрастание их политического влияния. В целом, это взаимосвязанные и неразделимые процессы, стирающие четкую грань между политическими и общеуголовными преступлениями в системе международной преступности.

Международная преступность превратилась в самостоятельную политическую силу. Криминологическое исследование этого сложнейшего феномена является чрезвычайно сложной, но очевидно актуальной и важной задачей.

Анализируя все выше сказанное, следует отметить, что данные преступления являются общественно-опасными деяниями, за которые в УК Украины и международно-правовых актах предусмотрена ответственность, и которые посягают на общественные отношения в сфере мира, безопасности человечества.

Объективная сторона данных преступлений почти всегда выражается в наличии деяния как единственного обязательного признака.

Субъект в анализированных преступлениях — общий.

Субъективная сторона всех преступлений против мира и безопасности человечества характеризуется прямым умыслом. Иногда значение имеет и цель совершения преступления.

Преступления против мира и безопасности человечества в криминологии рассматриваются как «сверхпреступные» — широкомасштабные преступления, формирующие «наднациональную» преступность. Такие деяния посягают на общечеловеческие ценности и общемировые интересы. Для этих преступлений в количественной характеристике международной преступности относительно невелика, однако вред ощутим для всего мира. Проблемой изучения этих преступлений является их латентность.

2.2 Классификация преступлений против мира и безопасности человечества

Современная уголовно-правовая наука уделяет особое внимание теоретической разработке классификации. Это обусловлено тем, что классификация служит одним из средств познания, она помогает исследовать различные явления в их зависимости и развитии. Классификация обеспечивает обозримость материала, выявляет взаимосвязи и закономерности, получает, углубляет и отражает накопленные знания, систематизирует их. Классификация — это систематизированное деленные на группы, разряды, классы на основании их сходства и различия.

При классификации объекты всегда разделяются по единым основаниям.

Основанием классификации, как правило, служат существенные, качественные признаки, характеризующие внутреннюю общность объектов внутри классов и классов внутри множества. Ученые-юристы, исследовавшие проблемы противодействия преступлениям против мира и безопасности человечества, также осуществляют классификацию указанных преступлений. Это связано с тем, что проблема классификации преступлений против мира и безопасности человечества достаточно актуальна. Однако до сих пор не выработано единой позиции среди ученых.

Нам следует рассмотреть два вида классификаций: первая — классификация международной преступности в общем и место, которое занимают преступления против мира и безопасности человечества; вторая — непосредственно классификация данных преступных деяний.

Сочетание множественной (двойной и более) или международной криминальности и множественной (двойной и более) или международной юрисдикции позволяет выделить в структуре международной преступности три категории международных преступлений: 1) международное экстрадиционное преступление; 2) транснациональное преступление; 3) международно-правовое преступление.

Экстрадиционное преступление — предусмотренное уголовным законом того или иного государства деяние, соответствующее требованиям международного договора о наказании, которое предназначено приговором суда или может быть назначено в случае признания лица виновным в его совершении. По приговору того или иного суда субъекта данного преступления можно представить для отбывания наказания одним государством другому государству в порядке экстрадиции.

Транснациональное преступление — это деяние, признанное преступным не менее в двух государствах, под юрисдикцию которых оно подпадает. Отмечается, что совершение таких деяний влечет уголовную ответственность только в том случае, если уголовно — правовой запрет содержится в национальном законодательстве. Борьба с этими правонарушениями может находиться под международным контролем, но ответственность за них не устанавливается непосредственно международным правом.

Международно-правовое преступление, или международное преступление stricto sensu, — это деяние, является «международным» по происхождению уголовно-правового запрета. Оно криминализированное международным правом и потенциально подпадает не только под национальную юрисдикцию, но и под юрисдикцию международных уголовных судов. Международно-правовая криминализация проявляется в примате международного признания преступности деяния перед положениями национального права. Такие преступления непосредственно нарушают нормы международного права и существуют независимо от наличия уголовно — правового запрета в национальном праве. К ним мы и можем отнести преступления против мира и безопасности человечества.

В зависимости от того, какой критерий был взят в качестве системообразующего В.И. Степаненко относит преступления против мира и безопасности человечества к международным преступлениям в собственном (узком) смысле, понимая под последними деяния отдельных лиц, прямо связанных с международными преступлениями государств. При этом различие между международными преступлениями государств и физических лиц автор рассматривает в зависимости от соответствующего субъекта посягательства. В первом случае в этом качестве выступают государства как таковые, во втором — физические лица, т.е. лица, которые направляют и осуществляют государственную политику, выражающуюся в международном преступлении соответствующего государства, и ответственные за нее. Похожую классификацию еще в 1926 г. предложил профессор Пелла, который также делил международные преступления в зависимости от субъекта посягательства, различая тем самым посягательства, совершенные государствами, и посягательства, совершенные физическими лицами. И три группы деликтов по степени международной опасности: 1) деликты ординарные общеуголовные; 2) деликты национально-политические; 3) деликты интернациональные. За профессором Пелла в этом отношении полностью последовал профессор Левит, который в своем проекте международного уголовного кодекса 1929 г. также предусматривал международные преступления, совершаемые государством, и международные преступления, совершаемые гражданами государства.

По мнению ряда современных ученых, рассмотренная ранее классификация, невзирая на свою «традиционность», в достаточной степени устарела, хотя бы по той причине, что целый ряд преступлений, признаваемых международными, не обязательно связаны с политикой соответствующих государств, к примеру, наемничество.

И.И. Карпец считает, что существуют следующие группы преступлений международного характера: международные преступления (к которым относятся преступления против мира и безопасности человечества) и преступления международного характера. Аналогичная классификация выдвинута и В.П. Пановым.

И.И. Лукашук и А.В. Наумов преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности объединили единым определением — «преступления по общему международному праву».

Можно выделить несколько подходов к группировке рассматриваемых преступлений.

Впервые классификация преступлений против мира и безопасности человечества была дана в Уставе Нюрнбергского международного трибунала, статья 6 Устава четко отмечала, что: «…являются преступлениями, которые принадлежат юрисдикции трибунала и предусматривают индивидуальную ответственность, последующий или любые из них действия:

) преступления против мира, а именно: планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны с нарушением международных соглашений, согласований или заверений, или участие в общем плане или заговоре, направленном на осуществление любого из вышеназванных действий;

) военные преступления, а именно: нарушение законов и обычаев войны. К этим нарушениям относятся убийства, пытки, захват в рабство или для других целей общественного населения оккупированных территорий; убийство заложников; ограбление общественной или личной собственности; бессмысленные разрушения городов и сел; разорение, не оправданы военной необходимостью, и другие преступления;

) преступления против человечества, а именно: убийства, истребление, увод в рабство, ссылки и другие жестокости, совершенные против гражданского населения до или после войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления или в связи с любой каким преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия нарушением внутреннего права страны, где они были причинены, или нет».

Согласно Уставу Югославского трибунала под его юрисдикцию подпадают 4 вида преступлений, получивших общую квалификацию «серьезных нарушений международного гуманитарного права». Это серьезные нарушение Женевских конвенций от 12 августа 1949 г. (ст. 2 Устава); нарушение законов и обычаев войны (ст. 3 Устава), геноцид (ст. 4 Устава), преступления против человечности (ст. 5 Устава).

В Европейской конвенции о неприменимости срока давности к преступлениям против человечества и военным преступлениям 1974 г. содержались три международно-правовых уголовно наказуемых деяния:

) преступления против человечества, перечисленные в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г.;

) (а) преступления, перечисленные в соответствующих статьях четырех Женевских конвенций о защите жертв войны 1949 г. (ст. 50, 51, 130 и 147); (б) любые аналогичные нарушения законов войны, действующих во время вступления Конвенции в силу, и обычаев войны, действующих в это время, которые не охватывают вышеупомянутых положений Женевских конвенций, когда соответствующее конкретное нарушение носит особо серьезный характер либо по фактическим обстоятельствам и преднамеренному характеру, либо по масштабам предвидимых последствий;

) любое другое нарушение нормы или обычая международного права, которые могут быть в дальнейшем установлены и которые договаривающиеся государства рассматривают как имеющие аналогичный характер по отношению к тем нарушениям, которые упомянуты выше (ст. 1).

Своеобразная кодификация общих принципов уголовной ответственности и элементов составов международных преступлений была осуществлена Римским Статутом Международного уголовного суда (МУС) от 17 июля 1998 г. Применительно к обозначению преступлений, подпадающих под юрисдикцию МУС, Римский статут использует различные выражения: «серьезные преступления», «международные преступления», «наиболее серьезные преступления, вызывающие озабоченность всего международного сообщества». Разработчики Римского статута воспользовались новой классификацией международных преступлений, которые подразделяются теперь на четыре категории вместо трех традиционных для «нюрнбергской модели»:

)преступление геноцида;

)преступление против человечности;

)военные преступления;

)преступление агрессии.

При этом данная классификация не отражает какой-либо формальной иерархии этих деяний, основанной на том или ином критерии (например, тяжести преступления), так как все они в равной мере создают серьезнейшую опасность для международного сообщества, их совершение, безусловно, влечет уголовную ответственность, а виновные лица не могут оставаться безнаказанными.

Все преступления, уголовная ответственность, за которые предусмотрена в разделе ХХ УК Украины, посягают на мир, безопасность человечества и на международный правопорядок. Указанные интересы выступают в качестве родового (специального объекта) анализируемых преступлений. Вместе с тем то или иное из этих преступлений посягает на определенный элемент мира и безопасности человечества. В связи с этим некоторые ученые классифицируют их в зависимости от непосредственного объекта:

)преступления против мира (ст. ст. 436, 437, 447 УК Украины);

)преступления против безопасности человечества (ст. ст. 439-442);

)преступления против международного правопорядка (ст. ст. 438, 443-446).

Но следует иметь в виду, что данная классификация имеет условный характер. Так как международный правопорядок является самым широким понятием, которое охватывает и порядок с целью обеспечения мира на нашей планете, и порядок, установленный для обеспечения безопасности человечества.

Обращаясь к доктринальным классификациям, то необходимо обозначить, что профессор Э.С. Тенчов говорит о том, что основанием для выделения в УК посягательств против мира и безопасности человечества явились предписания ст. 6 Устава Международного военного трибунала. В связи с этим он предлагает классифицировать преступления против мира и безопасности человечества на три группы:

)преступления против мира (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, публичные призывы к развязыванию агрессивной войны, нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой);

)военные преступления (наемничество, разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения, применение запрещенных средств и методов ведения войны);

)преступления против человечества (геноцид, экоцид).

Данной позиции придерживается и профессор Н.Ф. Кузнецова.

В зависимости от объекта посягательства названые преступления Маршакова Н.Н. подразделяет на:

)преступления, направленные против мира и посягающие на мирное существование государства (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны, публичные призывы к развязыванию агрессивной войны);

)преступления, направленные против безопасности человечества (разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения, применение запрещенных средств ведения войны, геноцид, экоцид, наемничество);

)преступления, направленные против международного сотрудничества (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой).

А.В. Наумов, Н.И. Ветров, А.А. Гравина анализируемую группу преступлений классифицируют следующим образом:

1) преступления, посягающие на мир и мирное сосуществование государств (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны; публичные призывы к развязыванию агрессивной войны; разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения, экоцид);

2) преступления, посягающие на регламентированные международным правом средства и методы ведения войны (применение запрещенных средств и методов ведения войны; геноцид, наемничество);

3) преступления, посягающие на безопасность представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой).

Положив в основу классификации аналогичный критерий, М.Г. Янгаева и М.Г. Левандовская тем не менее предлагают иные классификационные группы:

) преступления против мира (планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны; публичные призывы к развязыванию агрессивной войны; разработка, производство, накопление, приобретение или сбыт оружия массового поражения);

) военные преступления (применение запрещенных средств и методов ведения войны);

) преступления против человечества (геноцид, экоцид);

) посягательство на принципы правового регулирования вооруженных конфликтов (наемничество);

) посягательство на неприкосновенность лиц и учреждений, пользующихся международной защитой (нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, посягательство на жизнь представителя иностранного государства).

Подытоживая все выше сказанное, можно сделать вывод, что преступления против мира и безопасности человечества в международной преступности относят к международно-правовым преступным деяниям, а в уголовно-правовой доктрине в основном сформулированы две классификации преступлений против мира и безопасности человечества. Первая из них (и занимающая доминирующее положение) основана на непосредственном объекте, вторая — соответственно, на положениях международных документов.

.3Личность преступника в механизме детерминации преступлений против мира и безопасности человечества

Общественные науки, изучающие сложные социальные явления, связывают предмет своего познания в большей или меньшей степени с проблемой человека. Не составляют исключения из этого правила и юридические науки криминального цикла, в том числе и криминология. Как справедливо отмечает профессор А.И. Долгова, ни один криминолог, какую бы научную школу он не представлял, не может обойти проблемы, связанной с человеком, совершающим преступления. Значение личности преступника определяется тем, что преступление, будучи результатом сознательной волевой деятельности человека, не только немыслимо вне лица, его совершившего, но и в большей мере обусловлено сущностью и особенностями этого лица. Кроме того, без изучения личности преступника не могут быть поняты ни причины отдельного преступления, ни причины преступности как массового социального явления. Хотя имеется круг весьма авторитетных учёных, которые отрицают существование особой личности преступника.

Как и всякое частное научное направление в криминологии, учение о личности преступника имеет богатую историю. Принято считать, что оно складывалось постепенно на протяжении ХIХ века. Первые попытки разобраться в этой проблеме выражались в установлении особых психофизических признаков, отличающих преступников или определенный их вид от других людей, не совершающих преступлений, а также разделении их на однородные группы. Последовательно и всесторонне этой проблемой в указанный период занимались такие известные ученые антропологического направления из различных стран мира, как: Атомир, Вуазен, Галль, Гарофалло, Тулмуш, Топинар, Дий (Dieu), Фрежье, Марро, Лафатер, Каспер, Колаяни, Ловернь, Самсон, Ферри, Ашаффренберг и другие исследователи. Научные разработки указанных выше учёных в последующем позволили талантливому итальянскому врачу-психиатру и тюремному антропологу Чезаре (Цезарю) Ломброзо сделать вывод о том, что нет единого (прирожденного) типа преступника, а есть множество их видов, которые существенно отличаются друг от друга. Однако исследования личности преступника происходили не только за рубежом, но и на территории Российской Империи. Свидетельством тому являются криминологические работы конца ХIХ — начала ХХ вв. таких авторов, как: Л.Е. Владимиров, Д.А. Дриль, С.В Познышев, И.Я. Фойницкий, О. Савицкий и другие. Криминологическое учение о личности преступника активно развивалось во многих странах мира и в последующем, в том числе и в отдельные периоды в СССР.

На протяжении всего прошлого ХХ века советскими и украинскими учеными, в большей степени криминологами, проводилась работа как в области теории личности преступника, так и по изучению отдельных типов, видов и групп преступников. Продолжаются активно и последовательно исследоваться различные аспекты личности преступника и в наступившем XXI веке. В связи с этим можно говорить об относительно полной изученности личности преступника в современной отечественной и зарубежной криминологической науке. При этом одни специалисты данное направление именуют теорией личности преступника, другие — криминальной антропологией. Третьи — криминологией личности (В.Н. Бурлаков).

На наш взгляд, второе наименование выглядит более предпочтительным. Во-первых, это обусловлено тем, что термин «антропология» включает в себя учение о человеке: его происхождении и изменчивости во времени и пространстве. Во-вторых, активным формированием новых научных направлений: физическая антропология, философская антропология, социальная антропология, внутри которых активно формируются теории среднего уровня, способные методологически «помочь» в исследовании преступника. К таковым теориям относятся юридическая антропология и политическая антропология, в данный перечень легко вплетается и криминальная антропология как учение о личности преступника или криминогенной личности.

Для того чтобы обратится к научному осмыслению и объяснению личности преступника, совершающего преступления против мира и безопасности человечества, необходимо сначала определиться с содержанием более общего термина — «личность преступника». Традиционно в отечественной криминологической науке личность преступника рассматривалась как совокупность социально значимых свойств личности, образовавшихся в процессе взаимодействия с другими людьми и обуславливающих ее преступное поведение. Содержание этого определения позволяет раскрыть сущность понятия «личность преступника». Поэтому нам необходимо использовать общий подход и для выработки собственного операционного понятия «личность преступника, совершившего преступление против мира и безопасности человечества». Здесь следует иметь в виду, что свойства человека, участвующего политике (а как правило, все лица, совершающие данные преступления являются политическими деятелями), приобретаются в результате его общественной и / или политической деятельности, и именно эта деятельность, а точнее прошлый политический и / или общественный опыт, подсказывает ему наиболее доступные и результативные способы приобретения, сохранения, распределения или утраты власти. При этом отдельные неоднократно апробированные в процессе политической деятельности из этой массы способов и приемов, хотя и подтверждают свою эффективность, однако запрещены нормами национального и / или международного права. Поэтому выбор средств достижения (сохранения) власти — это всегда выбор лица, претендующего на эту власть.

С учётом изложенного можно предположить, что личность преступника, совершающего преступления против мира и безопасности человечества — это совокупность социально значимых свойств личности, образовавшихся в процессе её общественной либо политической деятельности и обуславливающих использование ею для достижения своих целей средств, порицаемых с позиции действующего национального и / или международного уголовного законодательства.

Здесь мы видим необходимость уточнения своей позиции по поводу избранного нами термина «личность преступника, совершившего преступление против мира и безопасности человечества», поскольку этому термину мы даем лишь операционный характер. В данной работе мы обозначаем им криминологическое понятие лица, совершившего, с нашей точки зрения, преступление против мира и безопасности человечества, независимо от того, привлечено ли оно к уголовной ответственности, понесло ли за его совершение наказание, и вступил ли при этом в законную силу приговор суда.

При изучении личности преступника совершившего преступление против мира и безопасности человечества необходимо обратить внимание в первую очередь на мотивацию ее поведения, поскольку мотивационная сфера является «центром внутренней структуры личности, интегрирующим ее активность», в том числе и криминальную.

Иногда мотивам даже придают значения детерминантов деятельности, воспроизводят мотивацию в значении причинной обусловленности последней. Более четкое представление о природе и роли мотива относительно личности дает анализ процесса возникновения. Чаще всего указывают, что мотив — это опредмеченная потребность, то есть объедена с определением предметом ее удовлетворения. Иногда утверждают, что мотив — это не потребность, а предмет ее удовлетворения в случае приобретения последним возбуждающей способности. По мнению Закалюка А.П., мотив — это специфическое отношение к предмету удовлетворения потребностей, отношение, которое отображает восприятие способности предмета удовлетворять потребность и определение способа исполнения предметом этой роли.

Савченко А.В. подразделяет мотивы преступников на: 1) общественно-отрицательные (низкие) мотивы; 2) общественно-нейтральные; 3) общественно — положительные. Следовательно злоумышленник, совершивший преступные деяния против мира и безопасности человечества руководствуется низкими мотивами так, как это те, которые всегда, в любом случае, антисоциальные, негодяйские и осуждаются всем обществом (корыстные; хулиганские; мести за правомерную деятельность; национальной, расовой, религиозной вражды и т.п.).

Так, А.И. Салахова, не разделяя субъективные характеристики преступников, совершивших преступление против мира и безопасности человечества, на мотивы и цели, выделяет следующие из них:

) сохранение власти;

) укрепление власти;

) распределение власти;

) утрата власти;

) создание нового независимого государства или автономной территории в рамках того же государства;

) изменение внешних или внутренних границ национального государства или группы государств;

) национальная, расовая, этническая или религиозная нетерпимость;

) нетерпимость к политическому инакомыслию;

) изменение системы управления в государстве;

) прекращение политической деятельности.

Не до конца изученным останется этот вопрос, если мы не рассмотрим структуру личности преступника. Закалюк А.П. выделяет 9 ее блоков:

А) три отображают социальную характеристику личности преступника:

·признаки формирования, социализации личности;

·признаки социального статуса и социальных ролей;

·непосредственные признаки направленности личности;

Б) пять — биосоциальные, которые включают:

·демографические признаки, которые имеют социальное и психологическое значение;

·психофизиологические особенности, в том числе генетического происхождения;

·показатели физического состояния здоровья;

·показатели психического состояния;

·индивидуальные психологические черты.

На основе этой структуры мы попытаемся сконструировать личность, совершившую преступление против мира и безопасности человечества.

Говоря о социальных признаках личности, следует отметить, что подавляющее большинство преступников, совершивших преступление против мира и безопасности человечества обладали высоким уровнем образованности. Так, в 1964 году Милошевич с отличием окончил юридический факультет Белградского университета. Были главами государств, политическими лидерами, вождями народов. Большинство являлись выходцами из среднего класса, родители которых не были выдающимися людьми. На значительное количество этих преступников в юности оказывало влияние ультраправых либо ультралевых политических течений, к примеру, взгляды Гитлера сложились под влиянием крайнего националиста линцского профессора Петша и известного антисемита обер-бургомистра Вены К. Люгера.

Если же обращаться к социальному статусу и социальной роли данных личностей, то с полной уверенностью можно сказать, что они были лидерами не только определенной группы общества, но и некоторые из них лидерами целых народов. Естественно все они имели семьи, так как статус их обязывал, но в большинстве случаев браки были несчастливыми. Социальными планами преступников против мира и безопасности человечества, ни много ни мало, являлись такие как: порабощение мира, истребление наций, завоевание других государств и другие.

Говоря о биосоциальных признаках, то превалирующим полом, совершающим преступления против мира и безопасности человечества, являются мужчины среднего возраста. Упоминая о психическом здоровье следует отметить, что существуют точки зрения, что у многих преступников просматривались психические заболевания, например, тот же Гитлер, как утверждают медики, страдал шизофренией.

Все преступники, которые обвинялись в совершении преступлений против мира и безопасности человечества обладали такими чертами характера как: грубость, нечестность, агрессивность, злобность, жестокость, цинизм, эгоизм, замкнутость, раздражительность, невозмутимость.

Им были присущи такие волевые качества как: решительность, настойчивость, способность подчинять своему влиянию.

Направленность личности, ее отношение к людям, к обществу находит свое выражение в жестокости к пострадавшим и окружающим, в игнорировании того ущерба, который тот или иной образ действий наносит обществу. Девиз: «Цель оправдывает любые средства», — часто сопутствует совершению преступлениям против мира и безопасности человечества. Жестокость преступника проявляется в манере совершения преступления, скрывании следов, когда преступник не останавливается перед убийством свидетеля преступления (мы приводили пример истребления Сталиным своих подчинённых после Голодомора в Украине).

По степени же общественной опасности личности и ее криминогенной активности данных преступников следует отнести к абсолютно опасным («активные антисоциальные»), устойчивое преступное поведение которых носит характер активной оппозиции мировому обществу и его ценностям.

В настоящее время разработана психологическая типология криминальных личностей. Как указывает В.Г. Харчева, существует три типа личности, наиболее склонные к совершению преступлений: глобальный преступный тип, парциальный тип, предкриминальный тип.

Преступники, совершившие преступление против мира и безопасности человечества относятся к глобальному преступному типу, для которого характерна «полная преступная заряженность».

Согласно классификации Познышева С.В., который исходя из соотношения личностных особенностей (эндогенных факторов) и внешних обстоятельств (экзогенных факторов), толкнувших субъектов на преступление, делил преступников на два основных типа: эндогенных и экзогенных. Мы можем отнести преступников, совершивших преступление против мира и безопасности человечества к эндогенным — это лица, предрасположенные к известным видам преступной деятельности: они сами ищут условия для реализации своего преступного замысла. А именно к такому его подтипу как расчетливо-рассудочные преступники, которых толкает на преступление не порыв чувства, не стремление к мимолетным чувственным наслаждениям, а представление известной связи совершаемого преступления с их общей целью — достижением известного служебного, социального, имущественного, семейного положения и т.п.

Голина В.В. в зависимости от степени глубины антиобщественной направленности личности преступников выделяет: а) случайных преступников; б) ситуационных преступников; в) неустойчивых; г) злостных; д) особо злостных. Согласно этой классификации преступник, совершивший преступления против мира и безопасности человечества относится к особо злостным, так как это лица, совершающие тяжкие и особо тяжкие преступления (прежде всего те, которые совершают преступления в составе организованных групп и преступных организаций, находятся в устойчивой оппозиции к нормальному моральному устройству мира).

Исходя из того, что преступления против мира и безопасности человечества готовятся и осуществляются организацией субъектов, можно классифицировать их участников согласно иерархической структуры.

Высший уровень — руководители и духовные лидеры организации, осуществляющие контроль, финансирование и организацию преступлений, руководство всей операцией.

Средний (второй) уровень — полевые командиры, командиры батальонов и бригад, осуществляющие организационно-контрольные и посреднические функции, это могут быть как местные граждане так и иностранцы, которые сами редко непосредственно осуществляют преступления.

Нижний уровень — исполнители, широкая и разнообразная категория, вмещающая как часть представителей местного населения, так и иностранных наемников.

Исследование личности преступника было бы не полным, если бы мы не рассмотрели вопрос о соотношении этой категории преступников с общеуголовными преступниками.

Для криминологии представляют интерес следующие характерные особенности личности преступника совершившего преступление против мира и безопасности человечества:

) преступник совершивший преступление против мира и безопасности человечества оспаривает легитимность нарушаемых им норм, в то время как обычный преступник признает это в принципе;

) преступник совершивший преступление против мира и безопасности человечества преследует цель изменения установленных в государстве и мире норм права и морали, тогда как обычный преступник таких целей не преследует;

) преступник совершивший преступление против мира и безопасности человечества действует (совершает преступление) бескорыстно, а обычный преступник преследует эгоистический интерес.

Подбивая итоги всего вышесказанного можно сказать, что личностью преступника, чаще всего предстает перед нами мужчина средних лет, высокообразованным, занимавший государственные должности, не редко лидер целого государства, либо группы, представляющей определенную касту. Что же касается личных качеств, то ему характерна нечестность, агрессивность, злобность, жестокость, цинизм, эгоизм, замкнутость, раздражительность, невозмутимость. Мотивы, которыми он руководствуется являются: национальная, расовая, этническая или религиозная нетерпимость; нетерпимость к политическому инакомыслию, желание власти, покорение всего мира и др. Целью не редко становится желание изменения установленных правил в обществе или государстве.

3. Причины и основные направления противодействия преступлений против мира и безопасности человечества

.1 Причины и условия, способствующие совершению преступлений против мира и безопасности человечества

Детерминация преступности — центральная проблема всего курса криминологии. От ее понимания и решения зависит достижение главной цели криминологии, которой является научное обоснование рекомендаций по предотвращению преступности. Согласно одному из основных в криминологии принципу соответствия, предотвращению, предохранительному влиянию подлежит, прежде всего, и главным образом, то, что предметно обусловливает преступные проявления и преступность в общем, определяет ее функционирование. Эффективность и результативность мер воздействия зависит от предметного его направления относительно конкретных обусловливающих процессов, явлений, условий и т.д.

Отсюда возникает задача максимально обоснованно, точно и предметно определить те явления, факты, процессы, условия, от которых зависит обезглавливание преступности, прежде всего ее причинения.

Детерминация — это форма направленной связи, когда один объект определяет другой, возможно, еще не обуславливает и тем более не вызывает его, но между ними есть детерминистическая зависимость. «Детерминизм означает связь, которая проявляется в зависимости вещей (свойств вещей и отношений между ними, событий, процессов, состояний) в их существовании и изменении от любых факторов». Основной чертой детерминистической связи между объектами (событиями, процессами, явлениями) является наличие зависимости между ними, одного от второго, а реально — одного от других объектов.

Виды детерминации разные, точнее многозначны. Разделяют детерминацию причинную, обусловливающую, коррелятивную, функциональную, связь состояний и др.

Известный российский криминолог Н.Ф. Кузнецова, которая разрабатывала теорию криминологической детерминации в современный период (начиная с 80-х годов XX в.) включает в систему криминологической детерминации три основных элемента: причины, условия и корреляты. Названные определения относятся к теории детерминации и ее составляющей — теории причинности. Важным условием правильного понимания сущности и применения этих терминов является их употребление в любой науке, включая криминологию, в том значении, которое им придают теории детерминации и причинности. К сожалению, это важное условие часто не соблюдают криминологи, которые дают упомянутым терминам несколько иное значение.

Согласно названным теориями причиной называют явления (системы), которые порождают, продуцируют другие явления (системы) — последствия. То есть между причиной и следствием генетическая связь, продуцирующая. В толковых словарях слово «причина» обычно этимологически связывается с глаголом «совершать», то есть делать, творить, создавать.

Вторым после причины видом детерминантов криминологической детерминации являются условия. Их связь с причиной и следствием называют обуславливанием, в отличие от причинения. Условия — это разнообразные явления, процессы, обстоятельства, которые способствуют или создают возможность возникновения и проявления причины, порождают следствие. Действие условия на следствие опосредованно причиной. Действие условия не обязательно, а, как правило, вероятно. Условие не порождает следствие, но оно обеспечивает (способствует, помогает) проявлению и действию причины. Без условия последняя может не проявить свое вызывающее действие. Разделение детерминантов на причины и условия относительно, он имеет значение только для этой конкретной взаимосвязи двух явлений в определенное время и при определенных условиях. При других условиях и характере взаимосвязи детерминант, выполнявший ранее роль причины, может приобрести функциональную роль условия и наоборот. Вместе с тем, вряд ли возможно, чтобы условие (или их совокупность), обуславливало некое «стимулирующее воздействие» на преступность, приобрело качество причины, стало «порождать» последнюю. При соответствующих конкретных условиях, в соответствующих конкретных взаимоотношениях определенный элемент обусловливания может выполнять только одну функциональную роль причины или условия. Смешивание последних подрывает саму идею их функциональной и сущностной дифференциации. Иногда условия по признаку времени и содержания их влияния на причинную связь разделяют на:

) условия, способствующие возникновению (формированию) причины;

) условия, обеспечивающие реализацию процесса причинения.

В зависимости от характера связи с причиной условия различают так: сопровождающие (создают общую обстановку обусловливания), необходимые (без которых реализация причины может не произойти), достаточные (оптимальный комплекс необходимых условий).

Причины преступности, как правило, не поддаются ликвидации, по крайней мере, в обозримый временной период, а потому практические работники акцентируют внимание на условиях, способствующих действию этих причин, не поддающихся ликвидации или хотя бы локализации.

Третьим видом детерминантов, в частности в системе криминологической детерминации, являются корреляты. Их связь с причиной и следствием корреляционная. Корреляционная — это такая связь между событиями, явлениями, процессами, при которой изменение одних явлений сопровождается (не вызывается или обусловливается) изменением других. Это связь соответствия, большей или меньшей синхронизации. Не более. Однако «не более» возможно только до того, пока другой, в частности обусловливающий связь, между ними еще не установлен, не подтвержден. После установления (определения) последнего, коррелят может стать условием этого либо иного звена обуславливания. Степень корреляции определяется математическими методами по шкале от 0 до 1. Определение наличия корреляции между объектами, которые исследуются, — на сегодня непременное условие, обязательный предварительный этап криминологического исследования, в частности оценки значимости эмпирической информации. Если корреляция подтверждается, тем более значима (более 0,5), — это сигнал для определения характера коррелятивной связи, в том числе возможного присутствия в нем обусловливающей зависимости или даже причинной детерминации. Последнее выясняется через функциональный анализ содержания связи, в нашем случае криминологической. Если корреляция между объектами исследования не определяется — это показатель того, что между ними нет детерминической связи вообще, тем более причинной детерминации.

Следовательно, переходя к преступлениям против мира и безопасности человечества необходимо отметить их основные причины и условия.

Так, одной из основных причин данных преступлений является экономическая выгода. Для обеспечения государства требуются немалые ресурсы, которые не всегда есть в распоряжении того либо иного государства, и это непосредственно толкает его на совершение преступления против мира и безопасности человечества. Так, Гитлер, якобы законным способом присоединил в 1938 году Судетскую область, принадлежащую Чехословакии. Причиной желания присоединения данной области к Германии было совсем не в воссоединение немецкой нации, а огромный экономический и промышленный потенциал Судет, который так необходим был нацистскому государству, готовящемуся к войне, ведь Чехословакия была одним из ведущих мировых экспортёров оружия, её армия была превосходно вооружена и опиралась на мощные укрепления в Судетской области.

Вспоминая о политическом причинном комплексе, следует отметить, что политики в ажиотаже, вызванном политическими амбициями, не видят (и не хотят видеть), что стимулируют преступность. Ведь, к примеру, такое преступление, как геноцид, не осуществляется в одиночку, существует целый административный аппарат, направленный на осуществление указанного преступления. При этом лица, совершающие подобные деяния даже не осознают того, что, во-первых, это вообще является преступлением, так как оно поддерживается властью, более того, за несовершение их лицо подлежит ответственности, во-вторых, что истоки этих противоправных деяний — в политических интересах людей и групп, которых исполнители лично не знают, а иногда даже не подозревают об их существовании.

Мы отмечали ранее, что большинство преступников, совершивших преступления против мира и безопасности человечества обладали высоким интеллектуальным уровнем, чаще всего являлись лидерами государств, либо представителями политических сил, что нередко обуславливало и характер совершенных преступлений, и их мотивы. Так как они (мотивы) проистекают из принадлежности лиц, совершивших преступления, к той или иной социальной группе. Выявлена одна общая криминологическая закономерность: чем ниже уровень культуры, воспитанности и образованности преступников, тем грубее по характеру и примитивнее по мотивации совершаемое ими преступление. Чем выше образование и социальный статус преступника, тем изощрённые способы совершения преступлений, хотя в конечном счете они столь же, а чаще всего более опасны, чем все другие виды преступности.

Еще одним из важнейших условий возникновения некоторых преступлений против мира и безопасности человечества является то, что в рамках социальной системы существует неравенство. Социальная стратификация — это дифференциация и неравенство людей в социальной группе по определенному критерию. Понятие стратификации относится как к самому процессу дифференциации, так и к его результату. Стратификация — это объективное явление, она существует в любой социальной группе и выражает одну из сторон процесса групповой самоорганизации. Эволюция самоорганизации является первоосновой конфликта, следовательно, стратификация — это необходимое условие конфликта. Последствия конфликта на почве стратификации, как правило, носят уголовный характер. Существуют четыре главных измерения стратификации — доход, власть, образование (культура) и престиж, а также четыре основных типа социальной стратификации — рабство, касты, сословия и классы.

Степень напряженности в измерениях определяется дистанцией между высшим и низшим уровнем в каждом измерении. Стремление перекроить социальную структуру общества, поднимая на вершину пирамиды одних и опуская других, составляет суть социального конфликта, и, как следствие, при определенных условиях, порождает насилие, что, в большинстве случаев, выражается в виде террора. Мы можем привести в пример геноцид хуту против тутси в Руанде.

Причины преступлений против мира и безопасности человечества следует искать и в нравственном состоянии общества, в наличии или отсутствии тех или иных моральных ценностей и установок. Утрата уважения к ценности человеческой жизни, к территориальной целостности государств, права граждан на самоопределение, отсутствие понятия о противоправности собственных действий, чувство безнаказанности, лоббирование исключительно собственных интересов ведет к совершению данных преступлений.

Говоря о правовом причинном комплексе следует отметить, что он представляет собой недостатки, пробелы и изъяны основной составляющей социально-правовой политики государства и международного сообщества, которую можно определить как выработанную стратегическую (генеральную) линию, определяющую основные направления, методы, средства правового воздействия на преступность, в частности, путем разработки и совершенствования законодательства, практики его применения, а также выработки и реализации мер антикриминального воздействия.

Непосредственно уголовно-правовая политика выражается, прежде всего, в процессах криминализации, пенализации, декриминализации и депенализации.

Ведь если такое понятие как «международное преступление» возникло совсем недавно, а впервые преступления против мира и безопасности человечества были криминализированы только во время Нюрнбергского процесса, то это абсолютно не значит, что данные преступления не совершались ранее.

Также следует сказать о самодетерминации преступлений против мира и безопасности человечества. Она проявляется в такой форме, как совершение «вспомогательных», «подсобных» преступлений, которые затем неминуемо влекут основные. К этой форме также примыкает постпреступная деятельность, которая также нередко связана с совершением новых (иных) преступлений. К примеру, после геноцида украинского народа в 1932-33 гг. все лица, координирующие данную операцию, были истреблены Сталинским террором, чтобы в случае чего не смогли свидетельствовать о его преступных действиях и планах.

Среди мотивов некоторых преступлений против мира и безопасности человечества можно выделить «идейный абсолютизм». Что подразумевает под собой идею абсолютной истины, «железные» убеждения в обладании единственной, высшей и окончательной истиной, уникальным рецептом спасения своего народа, группы или даже человечества.

Еще одним мотивом является конкретная идея, которую одобряют и поддерживают массы, вера — простое бездоказательное признание истинности того или иного явления, например, существование высшей силы, абсолютной справедливости или изменения качественного состояния общества.

Но также не следует забывать, что в международной криминологии существует ряд проблем, связанных с изучением причин и условий преступлений против мира и безопасности человечества, многие государства скидывают со счетов то, что само государство может являться детерминантом.

Международная криминология со своим научным инструментарием глобального характера призвана «вывести» государство из тени в сфере причинности международной преступности. Там, где государстводетерминантный подход только основался и государство в системе глобальных связей признается субстанцией, способной продуцировать преступность (при том, что эта преступность, безусловно, особенная), создается перспектива новейшего видения механизмов международной преступности и путей эффективного противостояния ей через придание нового значения институту ответственности государства, в том числе и уголовной.

Через брак международной криминологической специализации, за пределами внимания криминологической науки остается (либо прослеживается через перекрученные оценки их сути) комплекс детерминантов международной конфликтности, что создает возрастание угроз международному миру и безопасности.

В частности, видно, что концепция международной преступности государства развивается односторонне в очень опасном направлении, а именно: криминогенные факторы этой сферы международного права формируются вокруг государств, что расположены в основном в регионах «третьего мира».

Фундаментальные и международно-криминологические исследования этих проблем могли бы положить конец нарастанию второстепенности международного уголовного права, которое сосредотачивает не очень малоэффективный потенциал на преступных проявлениях следственного характера, оставляя неприкосновенной действительную международную криминогенную зону либерального глобального капитала, которые, терпя глубокий кризис, как основа миросистемы продуцирует международную преступность, странным образом переводя их детерминанты на неурядицы «третьего мира».

Подытоживая все вышесказанное необходимо отметить следующие характерные причины преступлений против мира и безопасности человечества: наличие у организаторов и исполнителей преступлений материальных (экономических, финансовых) интересов, реализации которых вольно или невольно препятствует конкретная человеческая группа или независимость какого-либо государства, наличие у лиц определенных идеологических или религиозных воззрений, предусматривающих уничтожение представителей такой группы; традиции враждебного отношения одних групп людей к другим, приводящие к напряженности, способной вызвать кровопролитные последствия, желание господствовать во всем мире и др.

К условиям же, создающим благодатную почву для преступлений против мира и безопасности человечества относятся: состояние войны или военного конфликта; отсутствие международных норм — или предельно слабое их применение международным сообществом в отношении лиц, виновных в данных преступлениях; невмешательство государственной власти в действия местных властей или военных властей либо намеренное игнорирование совершаемых преступлений, невмешательство международных сил во внутренние дела государства, в котором имеют место данные преступления; очень слабое развитие демократии в стране, а чаще — ее полное отсутствие.

3.2 Криминологическая характеристика ответственности за преступления против мира и безопасности человечества

Со второй половины ХХ в. проблема ответственности за международные преступления стала одной из самых актуальных и исследуемых в уголовной науке. Вторая мировая война ярко показала не только необходимость установления и развития норм, которые обеспечивали бы мир и безопасность человечества, но и усиление необходимости научных исследований преступлений против мира и безопасности человечества, их детальной классификации и разграничения с общеправовыми преступлениями.

Говоря о нормативных актах, регулирующих данные преступления, то они представляют собой определенные правила поведения, в которых содержатся приказы и запреты. Это относится как к внутригосударственным нормам, так и к нормам международного уголовного права. На это влияет даже тот факт, что в области международного права объектами являются, прежде всего, независимые государства. Существенное отличие между внутренней юрисдикцией государства и международным правом заключается в области распространения данного права, а именно контроль над применением правовых норм и санкций в случае их нарушений. Для соблюдения внутригосударственных нормативных актов государству служит созданный аппарат, состоящий из судов, полиции и т.д. Фактическое соблюдение норм международного уголовного права часто основывается на принципах взаимности или на общественном мнении. Несоблюдение юридических норм ведет к ответственности, как на внутригосударственном, так и на международном уровне. Независимо от международной ответственности государства нужно брать во внимание также индивидуальную ответственность лиц, которые прямо или косвенно совершили правонарушения. Эта ответственность имеет криминальный характер.

Как уже говорилось ранее, впервые перечень международных преступлений был сформулирован в Уставе Международного военного трибунала (МВТ) 1945 г. и аналогичном Уставе по Дальнему Востоку 1946 г.

Перечень военных преступлений и преступлений против человечности был существенно дополнен Женевскими конвенциями о защите жертв войны 1949 г. и Дополнительным протоколом I 1977 г., в которых они квалифицированы как «серьезные нарушения».

Например, в ст. 50 Конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях (I Конвенция) и в ст. 51 Конвенции об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море (II Конвенция) к числу таких преступлений отнесены: преднамеренное убийство, пытки, бесчеловечное обращение, включая биологические эксперименты, преднамеренное причинение тяжких страданий или серьезного увечья, нанесение ущерба здоровью, незаконное, произвольное в большом масштабе разрушение и присвоение имущества, не вызываемое военной необходимостью.

В ст. 130 Конвенции об обращении с военнопленными (III Конвенция), кроме названных выше, отнесены: принуждение военнопленного служить в вооруженных силах неприятельской державы или лишение его прав на беспристрастное и нормальное судопроизводство, предусмотренное данной Конвенцией. Государства взяли на себя обязательства по пресечению этих деяний.

Ст. 147 Конвенции о защите гражданского населения во время войны (IV Конвенция), кроме того, квалифицирует преступлениями незаконное депортирование, перемещение и арест покровительствуемых Конвенцией лиц, принуждение их служить в вооруженных силах неприятельской державы, взятие заложников и преступные посягательства на их имущество.

И, наконец, ст. 85 Дополнительного протокола I к названным выше Женевским конвенциям к числу серьезных нарушений названного Протокола относит следующие умышленные деяния, явившиеся причиной смерти или серьезного телесного повреждения или ущерба здоровью:

а) превращение гражданского населения или отдельных гражданских лиц в объект нападения;

б) совершение нападения неизбирательного характера, затрагивающего гражданское население или гражданские объекты, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизней, ранений среди гражданских лиц или причинит ущерб гражданским объектам;

в) совершение нападения на установки или сооружения, содержащие опасные силы, когда известно, что такое нападение явится причиной чрезмерных потерь жизней, ранений среди гражданских лиц или причинит ущерб гражданским объектам;

г) превращение необороняемых местностей и демилитаризованных зон в объект нападения;

д) совершение нападения на лицо, когда известно, что оно прекратило принимать участие в военных действиях;

е) вероломное использование отличительной эмблемы Красного Креста, Красного Полумесяца или Красного Льва и Солнца или других защитных знаков, признанных Конвенциями или настоящим Протоколом.

Серьезными нарушениями Протокола I считаются также следующие умышленные действия:

а) перемещение оккупирующей державой части ее собственного гражданского населения на оккупированную ею территорию или депортация или перемещение всего, или части населения оккупированной территории в пределах этой территории, или за ее пределы;

б) неоправданная задержка репатриации военнопленных или гражданских лиц;

в) применение практики апартеида и других негуманных и унижающих действий, оскорбляющих достоинство личности, основанных на расовой дискриминации;

г) превращение ясно опознаваемых исторических памятников, произведений искусства или мест отправления культа, признанных культурными ценностями с особой защитой, в объект нападения, в результате чего им наносятся большие разрушения;

д) лишение пользующихся защитой лиц права на беспристрастное и нормальное судопроизводство.

В этой же статье Протокола подчеркнуто, что перечисленные серьезные нарушения Женевских конвенций и Протокола I рассматриваются как военные преступления.

Преступления против человечества впервые были выделены в отдельную группу международных преступлений Конвенцией о неприменимости сроков давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества. К их числу были отнесены изгнание в результате вооруженного нападения или оккупации, бесчеловечные действия, являющиеся следствием политики апартеида, а также геноцид. Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г. признала преступными сходные с апартеидом расовую сегрегацию и расовую дискриминацию.

В 1976 г. Комиссия международного права ООН одобрила проект статей об ответственности государств, в котором в числе других к преступлениям против человечества отнесены колониальное господство, рабство и экоцид. Поэтому можно утверждать, что с развитием международного права перечень рассматриваемых преступлений будет расти. Об этом свидетельствует проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, принятый Комиссией международного права в 1991 г. В нем нет традиционного деления на международные преступления и преступления международного характера.

О росте числа международных преступлений свидетельствуют и Устав Международного трибунала по Югославии, и подобный Устав по Руанде. В них включены не только известные ранее основные международные преступления против мира, человечности и военные преступления, но и устанавливаются другие деяния и подчеркивается, что перечень преступлений не является исчерпывающим. Например, среди нарушений законов и обычаев войны указаны: применение отравляющих веществ или других видов оружия, предназначенных для причинения излишних страданий людям, бессмысленное разрушение городов, поселков или деревень или разорение, не оправданное военной необходимостью, захват, разрушение или умышленное уничтожение и повреждение культовых, благотворительных, учебных, художественных, научных учреждений, исторических памятников, художественных и научных произведений и др.

В 1998 году был принят Римский статут Международного уголовного суда, в котором была подытожена работа прошлых поколений, были систематизированы и классифицированы преступления против мира и безопасности человечества, условия, при которых лица и государства подпадают под ответственность данного суда и меры, которые к ним применяются.

Юрисдикция Суда ограничивается самыми серьезными преступлениями, вызывающими озабоченность всего международного сообщества. Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений:

  • преступление геноцида;
  • преступления против человечности;
  • военные преступления;
  • преступление агрессии.

«Геноцид» в данном Статуте трактуется как любое из следующих деяний, совершаемых с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую: убийство членов такой группы; причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую.

Для целей настоящего Статута «преступление против человечности» означает любое из следующих деяний, когда они совершаются в рамках широкомасштабного или систематического нападения на любых гражданских лиц, и если такое нападение совершается сознательно:

) убийство;

) истребление;

) порабощение;

) депортация или насильственное перемещение населения;

) заключение в тюрьму или другое жестокое лишение физической свободы в нарушение основополагающих норм международного права;

) пытки;

) изнасилование, обращение в сексуальное рабство, принуждение к проституции, принудительная беременность, принудительная стерилизация или любые другие формы сексуального насилия сопоставимой тяжести;

) преследование любой идентифицируемой группы или общности по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным, религиозным, гендерным, как это определяется в пункте 3, или другим мотивам, которые повсеместно признаны недопустимыми согласно международному праву, в связи с любыми деяниями, указанными в данном пункте, или любыми преступлениями, подпадающими под юрисдикцию Суда;

) насильственное исчезновение людей;

) преступление апартеида;

) другие бесчеловечные деяния аналогичного характера, заключающиеся в умышленном причинении сильных страданий или серьезных телесных повреждений или серьезного ущерба психическому или физическому здоровью.

Суд обладает юрисдикцией в отношении военных преступлений, в частности когда они совершены в рамках плана или политики или при крупномасштабном совершении таких преступлений.

В контексте Римского статута военные преступления означают:

Øсерьезные нарушения Женевских конвенций от 12 августа 1949 года, а именно любое из следующих деяний против лиц или имущества, охраняемых согласно положениям соответствующей Женевской конвенции.

Øдругие серьезные нарушения законов и обычаев, применимых в международных вооруженных конфликтах в установленных рамках международного права.

ØВ случае вооруженного конфликта немеждународного характера серьезные нарушения статьи 3, общей для четырех Женевских конвенций от 12 августа 1949 года.

ØДругие серьезные нарушения законов и обычаев, применимых в вооруженных конфликтах немеждународного характера в установленных рамках международного права.

Суд может назначить одну из следующих мер наказания лицу, признанному виновным в совершении преступления, предусмотренного в статье 5 настоящего Статута:) лишение свободы на определенный срок, исчисляемый в количестве лет, которое не превышает максимального количества в 30 лет, или) пожизненное лишение свободы в тех случаях, когда это оправдано исключительно тяжким характером преступления и индивидуальными обстоятельствами лица, признанного виновным в его совершении.

Помимо лишения свободы, Суд может назначить:

  • штраф в соответствии с критериями, предусмотренными в Правилах процедуры и доказывания;
  • конфискацию доходов, имущества и активов, полученных прямо или косвенно в результате преступления, без ущерба для прав bona fide третьих сторон.

В целях обеспечения неотвратимости наказания за указанные выше преступления нормы международного уголовного права регулируют особенности розыска, ареста и выдачи преступников. Еще в 1946 г. Генеральная Ассамблея ООН в специальной резолюции рекомендовала государствам «принять немедленно все меры для того, чтобы военные преступники были арестованы и высланы в те страны, где они совершили свои ужасные деяния, для суда и наказания согласно законам этих стран». Позже Комиссия по правам человека ООН на своей 29 сессии рассмотрела и одобрила проект принципов международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в военных преступлениях и преступлениях против человечества. В резолюции 3074 Генеральная Ассамблея провозгласила девять таких принципов:

·военные преступления и преступления против человечества, когда бы и где бы они ни совершались, подлежат расследованию, а лица, в отношении которых имеются доказательства в совершении таких преступлений, — розыску, аресту, привлечению к судебной ответственности и в случае признания их виновными — наказанию.

·каждое государство обладает правом судить своих собственных граждан за совершение международных преступлений.

·для пресечения и предотвращения этих преступлений государства берут на себя обязательство сотрудничать друг с другом и принимать в этих целях внутренние и международные меры (учреждение специальных следственных органов и судов, заключение международных договоров о сотрудничестве в целях предотвращения и пресечения этих преступлений).

·государства будут оказывать друг другу содействие в целях обнаружения, ареста, привлечения к суду лиц, подозреваемых в совершении таких преступлений, и в случае признания виновными — наказания их.

·государства обязуются сотрудничать друг с другом по вопросам выдачи лиц, совершивших международные преступления, как правило, в те страны, где они совершили преступления.

·государства будут сотрудничать в сфере оказания друг другу правовой помощи по уголовным делам рассматриваемой категории в деле сбора информации и следственных материалов, способствующих привлечению к судебной ответственности виновных и обмену имеющейся информацией.

·государствам запрещается предоставлять военным преступникам политическое или территориальное убежище.

·государства не должны принимать законодательные или иные меры, которые противоречили бы взятым ими на себя международным обязательствам по борьбе с этими преступлениями.

·сотрудничество государств в целях обнаружения, ареста выдачи и наказания лиц, виновных в этих преступных деяниях, следует осуществлять на основе Устава ООН.

Следует разграничивать международную ответственность государств и отдельных лиц за совершение преступлений против мира и безопасности человечества.

Рассматривая ответственность государств, нужно вспомнить о Дополнительном протоколе І, в котором говорится «сторона, нарушившая договор или этот Протокол во время конфликта обвязана возместить убытки, если они возникли. Будет нести ответственность за все действия, совершенные лицами, относящимся к её вооружённым силам». Эта ответственность распространяется на международные и локальные вооружённые конфликты.

Государство отвечает за нарушение международного гуманитарного права, а именно нарушения совершенные:

·органами, включая вооруженные силы;

·лицами или группами лиц, действующими фактически согласно его инструкции, или под его руководством или контролем;

Ответственность государства за нарушение предписаний международного уголовного права государственными органами, а также вооружёнными силами данного государства, заложена в уже упомянутом Протоколе І (ст. 91), а также во всех четырех Женевских договорах, в Протоколе ІІ и в Гаагском договоре об охране культурных ценностей во время международных конфликтов. Международный трибунал для бывшей Югославии в своем приговоре по делу Furundzij в 1998 г., а также в решении против апелляции по делу Tadic в 1999 г. постановил, что государство является ответственным за действия своих вооруженных сил. Этот принцип также усиливается внутригосударственными решениями судов. Например, Израильский районный суд Иерусалима в деле Eichmann в 1961 г. прировнял противоправные действия гражданина Германии, к действиям самого государства. Государство является ответственным не только за действия своих органов, но и за бездействие таковых, в случае, когда они должны что-либо предпринять.

Государство несет ответственность за действия совершенные лицами или подразделениями, которые оно уполномочило исполнять частичные функции государства на основании внутригосударственной юрисдикции, а также за действия лиц и фирм, используемых государственными подразделениями для выполнения определенных задач. Такими подразделениями могут быть частные армейские компании. Ответственность государства распространяется и на действия органов, которые совершили от его имени и в тех случаях, которые превысили свои полномочия или не исполнили приказ.

Кроме того государство несет ответственность за действия лиц или групп, которые не являются его представителями или органами, и не имеют права в соответствии с внутригосударственной юрисдикцией исполнять государственную власть, в случае если эти лица или группы действуют под надзором, контролем или на основании инструкции соответствующей державы. Например, США были осуждены MSD за нарушение международных прав человека и международного гуманитарного права за действия Contras в Никарагуа в 1986 г., поскольку имели реальный и действенный контроль над военными операциями, во время которых нарушались права и обязанность, описанные в тексте.

Физические лица несут уголовную ответственность за преступления против мира и безопасности человечества, ими совершенные. Это правило действует, как во время международных конфликтов, так и во время локальных. Содержится этот принцип во многих директивах международного уголовного права. Он также вошел в законодательную базу многих стран.

Различают две группы индивидуальных субъектов преступлений:

) главные военные преступники (главы государств, политики, военные и т.п.), которые несут ответственность как за свои преступления, так и преступления рядовых исполнителей;

) непосредственные исполнители преступлений, выполняющие преступные приказы или совершающие преступления по своей инициативе.

Проблематика индивидуальной уголовной ответственности в локальных конфликтах была окончательно включена в Дополнительный протокол ІІ к Конвенции о запрете или ограничении использования определенных видов оружия, Устав Международного уголовного суда и Протокол ІІ к Гаагскому соглашению об охране культурных ценностей. Также этот принцип косвенно упоминается и в Оттавском соглашении, которое запрещает использование противопехотных мин, и в Протоколе к соглашению о правах ребенка и участии детей в вооруженных конфликтах, которые требуют, чтобы государство уголовно преследовало запрещенные действия и в конфликтах, которые не имеют международный характер. Устав Международного уголовного трибунала для Руанды и Специальный суд для Сьерра-Леоне определяют, что индивидуумы подлежат уголовной ответственности за военные преступления, совершенные в конфликтах, которые не имели международный характер.

Также существует ответственность за организацию совершения преступления, за подготовку к нему и за подстрекательство. В случае личной ответственности действует правило, что командиры и их начальство несут ответственность за преступления, совершенные на основании их приказов. Выполнение приказа командира не избавляет подчиненного от уголовной ответственности в случаях, когда подчиненный знал, что приказ является противозаконным или должен был знать, поскольку данный приказ имел явно противозаконный характер.

Что же касается Украины, то лишь в Уголовном кодексе 2001 года впервые были закреплены преступления против мира, безопасности человечества и международного правопорядка, они были выделены в отдельном разделе, в котором впервые в большинстве статей установлена ​​ответственность за общественно опасные деяния. В этом разделе УК предусмотрены те преступления, которые мировое сообщество признает особо опасными для всего человечества.

Появление в УК этой группы преступлений напрямую связано с многолетними усилиями мирового сообщества о выделении в международном уголовном праве группы преступлений, наиболее опасных для всего человечества, и установление особых условий ответственности за их совершение.

К сожалению, этот перечень не охватывает всех рассмотренных международных преступлений. Не упоминаются, в частности, такие преступления как апартеид, биоцид, систематические и массовые нарушения прав человека и другие. Кроме того, некоторые диспозиции статей сформулированы без учетов всех требований норм международного права.

Итак, положительно оценивая предыдущие и современные исследования в области борьбы с международными преступлениями, мы считаем, что, безусловно, проблемы таких общественно опасных деяний требуют дальнейшего осмысления и исследования. В них еще много спорных и неопределенных ранее вопросов.

Резюмируя все выше перечисленное, можно отметить, что ответственность за преступления против мира и безопасности человечества предусмотрена в главе ХХ Уголовного кодекса Украины, в ней закреплено наказание за совершение 13 составов, также существует ряд международно-правовых актов, регулирующих процедуру привлечения лиц, к ответственности, их арест, выдача, наказание и порядок его отбывания. Но тем не менее часто очень тяжело привлечь лицо к надлежащей ему ответственности, а тем более доказать его причастность к тем либо иным действиям.

Но в процессе развития отношений государств в сфере формирования системы норм об ответственности за международные преступления, совершенствуются правовые конструкции норм об ответственности за нарушение соответствующих норм, их толкование, эволюционирует видовая классификация деяний, посягающих на охраняемые международным и национальным правом интересы в соответствующей сфере. А наука уголовного права и международно — правовая наука, не остаются в стороне и способствуют указанному процессу.

Выводы

Данная магистерская работа представляет собой комплексный анализ преступлений против мира и безопасности человечества, основанный на изучении работ зарубежных и отечественных ученых, оценке международных и национальных нормативных актов и документов, а также рассмотрении исторических событий с древнейших времен до Новейшего времени.

В ходе проведенного исследования полно и всесторонне раскрыты сущность преступлений против мира и безопасности человечества, причины и условия их возникновения и распространения на протяжении всей истории человечества; прослежена динамика зарождения, становления и развития международно-правовых норм регулирующих данные преступные деяния; проанализировано понятие международного преступления, его соотношение с такими понятиями как преступления против мира и безопасности человечества, преступления международного характера; определена связь «сверхпреступлений» с политической деятельностью лидеров; охарактеризованы основные черты личности преступника, приведены основные классификации преступлений против мира и безопасности человечества; проанализированы основные нормативно-правовые акты, регулирующие ответственность за данные преступления.

Анализ истории преступлений против мира и безопасности человечества позволил сделать вывод, что на протяжении веков их причины, а также условия и обстоятельства, приводящие к ним, были самые различные.

Многие столетия эти преступления вообще были декриминализированы и воспринимались обществом, как что-то само собой разумеющееся, иногда даже их совершение становилось основным способом для выживания. Но, тем не менее, они в течение многого времени приносили непоправимый вред всему человечеству. И признание Нюрнбергским военным трибуналом данных преступных деяний особыми составами преступлений привело к бурному развитию международного уголовного права, что впоследствии повлекло возникновение такого направления как «международная криминология».

Во второй главе рассматривается уголовно-правовая и криминологическая характеристика преступлений против мира и безопасности человечества, их классификация, личность преступника.

Следовательно, преступлениями против мира, безопасности человечества являются общественно опасные деяния, которые влекут существенный вред миру, безопасности человечества и международному правопорядку, угрожают причинением такого вреда и ответственность за которые предусмотрена международно-правовыми актами и разделом ХХ Особенной части УК Украины.

Говоря же о составе, то следует отметить, что объектом являются общественные отношения общественные отношения, которые обеспечивают международный мир, безопасность человечества и мирное сосуществование государств.

Объективная сторона данных преступлений почти всегда выражается в наличии деяния как единственного обязательного признака, иначе говоря, не требуется наступления последствий, чтобы привлечь виновное лицо к ответственности.

Субъект в анализированных преступлениях — общий (физическое вменяемое лицо, которое достигло 16 лет).

Ответственность, предусмотренная ст. 443 УК Украины, наступает с 14 лет.

Субъективная сторона всех преступлений против мира и безопасности человечества характеризуется прямым умыслом. Иногда значение имеет и цель совершения преступления.

Преступления против мира и безопасности человечества в криминологии рассматриваются как «сверхпреступные» — широкомасштабные преступления, формирующие «наднациональную» преступность. Такие деяния посягают на общечеловеческие ценности и общемировые интересы. Для этих преступлений в количественной характеристике международной преступности относительно невелика, однако вред ощутим для всего мира. Проблемой изучения этих преступлений является их латентность. Чаще всего преступники, совершившие данные преступления декриминализируют их в своем государстве, либо вообще делают вид, что они их не совершают.

Большинство ученых и правотворцев классифицируют эти общественно опасные деяния в зависимости от объекта посягательства, на мой взгляд, это правильно, ведь через объект мы можем выделить особенности деяний, характерных только этой группе.

Что же касается личности преступника, то чаще всего он представал в виде мужчины средних лет, высокообразованным, занимавшим государственные должности, не редко он был лидером целого государства, либо группы, представляющей определенную касту. Что же касается личных качеств, то ему характерна нечестность, агрессивность, злобность, жестокость, цинизм, эгоизм, замкнутость, раздражительность, невозмутимость.

В третьем разделе говорится о причинах и основных направлениях противодействия преступлений против мира и безопасности человечества. Там указывается, что основными причинами этих преступлений есть: наличие у организаторов и исполнителей преступлений материальных (экономических, финансовых) интересов, реализации которых вольно или невольно препятствует конкретная человеческая группа или независимость какого-либо государства, наличие у лиц определенных идеологических или религиозных воззрений, предусматривающих уничтожение представителей такой группы; традиции враждебного отношения одних групп людей к другим, приводящие к напряженности, способной вызвать кровопролитные последствия, желание господствовать во всем мире и др.

К условиям же, создающим благодатную почву для преступлений против мира и безопасности человечества относятся: состояние войны или военного конфликта; отсутствие международных норм — или предельно слабое их применение международным сообществом в отношении лиц, виновных в данных преступлениях; невмешательство государственной власти в действия местных властей или военных властей либо намеренное игнорирование совершаемых преступлений, невмешательство международных сил во внутренние дела государства, в котором имеют место данные преступления; очень слабое развитие демократии в стране, а чаще — ее полное отсутствие.

Ответственность за данные преступления предусмотрена в главе ХХ Уголовного кодекса Украины, в ней закреплено наказание за совершение 13 составов, также существует ряд международно-правовых актов, регулирующих процедуру привлечения лиц, к ответственности, их арест, выдача, наказание и порядок его отбывания.

Перед нашим государством стоит сложная проблема поиска оптимальных условий для борьбы с преступлениями против мира и безопасности человечества. Эти проблемы связаны не только с совершенствованием уголовного законодательства и практики его применения органами уголовной юстиции, но Украине необходимо ратифицировать Устав Международного уголовного суда, для этого следует внести изменения в ст. 124 Конституции Украины. Так как в 2002 году в своем заключении Конституционный суд Украины указал, что Статут может быть ратифицирован только после внесения в указанную статью дополнения, в соответствии с которым Украина признает Международный уголовный суд на условиях и в порядке, предусмотренных Статутом.

Что же касается отечественных ученых, то им следует больше внимания уделить такой ветке криминологии, как «международная криминология», в рамках которой и рассматривается данная категория преступлений, ибо в процессе всемирной глобализации она набирает все большей актуальности. Нужно более глубоко изучить причины осуществления преступлений против мира и безопасности человечества, разработать новые пути предотвращения совершения этих преступных деяний.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/diplomnaya/prestupleniya-protiv-mira-i-bezopasnosti-chelovechestva/

1.Абасов Р.А. Политическая преступность в немецкой криминологической литературе // Политическая криминология: Сборник научных трудов / Под ред. П.А. Кабанова. — Нижнекамск, 2006. — С. 6 — 7.

2.Аванесов Г.А, Иншаков С.М., Лебедев С.Я., Эриашвили Н.Д. Криминология: Учебник/ под ред. Г.А. Аванесова. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. — 575 ст.

.Аванесян В.В. Геноцид: криминологическое исследование. [Електронный ресурс] // Аванесян В.В. — автореферат диссертации кандидата юр наук.-М.:2010, Режим доступа: #»justify»>.Агибалова Е.В. История средних веков // Е.В. Агибалова, Г.М. Донской. — М.: Просвещение, 1997. — 462 с.

.Александров С.Е. Германское наемничество конца XV в. — середины XVII в. [Электронный ресурс] // Режим доступа: #»justify»>.Алешин В.В. Понятие и противоправность наемничества // В.В. Алешин, Московский журнал международного права. — 1998. — №3. — С. 60-73.

.Антипенко В.Ф. Міжнародне кримінальне право та міжнародна кримінологія: проблеми взаємозвязку // В.Ф. Антипенко — Міжнародна кримінологія: стан і перспективи/ Збірник матеріалів круглого столу. — Одеса: Фенікс, 2010. — Б-ка журналу «Юридичний вісник». — С. 66-75.

.Антонян Ю.М. Личность преступника. Криминология: Учебник / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева, проф. В.Е. Эминова. — М.: Акад. МВД Респ. Беларусь, 1999. — С. 121

.Арутюнян М.А. Понятие преступлений против мира и безопасности человечества/ А.М. Арутюнян, Юридический мир. 2009. №8. — С. 62-64.

.Аскин Я.Ф. Философский детерминизм и научное знание — М.: Мысль, 1977. — 188 ст.

.Бирюков П.Н. Международное право. — Учебное пособие.-М.:Юристъ.1998. — 416 с.

.Болховитинов Н.Н. История США: в 4-х томах. — Т. 1: 1607-1877 гг. — // М.: Наука, 1983. — 688 с.

.Борзенков Г.Н., Курс уголовного права в 5 томах. Особенная часть. Т.5 / под ред. Борзенкова Г.Н., Комиссарова В.С.М.: Зерцало, 2002. — 512 ст.

.Валеев Р.М. Международное право. Особенная часть: Учебник для вузов. // Р.М. Валеев, Г.И. Курдюков. — М.: Статут.2010. — С. 624.

.Верещитин В.С. О работе Комиссии международного права ООН // В.С. Верешитин — Моск. журнал международного права. 1994. №1. — С. 21-35.

.Верфель Ф. Сорок дней Муса-Дага [Электронный ресурс] // Режим доступа: #»justify»>.Ветров Н.И. Уголовное право. Особенная часть: Учебник для вузов. — М.: Юрид. лит., 2000. — 541 с.

.Вольтман Л. Политическая антропология / Пер. с нем. Предисл. В.Б. Авдеева. — М.:ЮрИнфор, 2000. — 223 ст.

.Галкин А.А. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия [Электронный ресурс] / Режим доступа: #»justify»>.Гаухман Л.Д. Уголовное право. Особенная часть. Т.2 / Под. ред. Гаухмана Л.Д., Максимова С.В.М.: Эксмо, 1999. — 705 ст.

.Гилинский Я.И. Криминология. Курс лекций./ Я.И. Гилинский — СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. — 504 ст.

.Гравина А.А. Преступления против мира и безопасности человечества // Уголовное право Российской Федерации: Учебник/ Отв. ред. В.П. Кашепов, М.:Норма, 1999. — 521 с.

.Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка в 4 т. Т.3. — П.-Р. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — 576 ст.

24.Даньшин І.М. Кримінологія: Загальна та Особлива частини: підручник / І. М. Даньшин, В.В. Голіна, М.Ю. Валуйська та ін.; за заг. ред. В.В. Голіни. — 2-ге вид. перероб. і доп. — Х.: Право, 2009. — 288 с.

25.Демин М.В. Проблемы теории личности. — М.: Моск. ун-т, 1977. — 240 ст.

.День независимости: рейтинг событий, определивших жизнь современной Украины [Электронный ресурс] // Режим доступа: #»justify»>.Долгова А.И. Криминология: Учебник для вузов. / А.И. Долгова — М.: Норма, 1999. — 779 ст.

.Долот М. Голодомор.-W.W. Norton&Co..-NY, London. — 1985. — 99 c.

29.Дорошко М. Голодомори в радянській Україні: організатори та виконавці/ М. Дорошко — Газета «День» №205, 2007. — 12-17 ст.

.Дугин А.Г. Конспирология — М.:Арктогея, 1993, — 130 ст.

.Дюпюи Р.Э., Дюпюи Т.Н. Всемирная история войн: в 4-х кн. — СПб; М.: Полигон-Аст, 1997, Кн.1: 3500 год до Р.Х. — 1400 год от Р.Х. — 937 ст.

.Елесеев Р.А. Зарождение и развитие науки международного уголовного права. [Электронный ресурс] // Режим доступа: #»justify»>.Жидков О.А. История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов в 2-х ч. / Под ред. О.А. Жидкова, Н.А. Крашенниковой. — Ч. 1. — 2-е издание, стереотипное — М.: Изд-во «НОРМА», 2004. — 624 ст.

.Закалюк А.П. Курс сучасної української кримінології: теорія і практика У 3 кн. Кн. 1: Теоретичні засади та історія української кримінологічної науки. — К.: Видавничий Дім «Ін Юрє», 2007. — 424 ст.

.Зелинская Н.А. Международная преступность как предмет криминологических исследований. / Н.А. Зелинская — Міжнародна кримінологія: стан і перспективи/ Збірник матеріалів круглого столу. — Одеса: Фенікс, 2010. — Б-ка журналу «Юридичний вісник». — С. 96-117.

36.Зелінська Н.А. Міжнародно-правова концепція міжнародного злочину: автореф. дис. …д-ра юрид. наук: 12.00.11/ Н.А. Зелінська; Інститут законодавства ВРУ.К.:2007. — 56 с.

37.Іванов Ю. Кримінологія: Навч. посіб. / Ю.Ф. Іванов., О.М. Джужа. — К.: Вид. ПАЛИВОДА А.В., 2006. — 264 с.

38.Іващенко В. Проблеми відповідальності за міжнародні злочини та злочини міжнародного характеру [Электронный ресурс] // Режим доступа: #»justify»>.Иногамова-Хегай Л.В. Международное уголовное право. — СПб: Изд-во «Юридический Центр Пресс», 2003. — 496 с.

.Кабанов П.А. Криминологическая концепция личности политического преступника/ Кабанов П.А.-Журн. Вопросы права и политики №3. 2013. — С. 239-257.

.Кабанов П.А. Личность политического преступника в российских средствах массовой информации // П.А. Кабанов — Следователь. — 2002. — №8.-С. 51-53.

.Кабанов П.А. Международная политическая преступность как политико-криминологическое явление: понятие и формы проявления // П.А. Кабанов — Следователь. — №7. — 2000. — С. 49 — 50.

.Кернер Х.-Ю. Криминология. Словарь-справочник / Сост. Х.-Ю. Кернер. Пер. с нем. Отв. ред. пер. проф. А.И. Долгова. — М., 1998. — 387 ст.

.Кибальник А.Г. Современное международное уголовное право: монография / А.Г. Кибальник. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.:Волтерс Клувер, 2010. — 304 ст.

.Кибальник А.Г., Соломенко И.Г. — Преступления против мира и безопасности человечества / под ред. Кибальника А.Г., СПб.: Юрид. центр Пресс, 2004. — 384 ст.

.Князькина А.К. Запрещенные средства и методы ведения войны или законы и обычаи войны? // А.К. Князькина — Актуальные проблемы российского права. — 2007. — №1. — С. 521-528.

.Комаринська Ю.Б., Галаган О.І. Розслідування навмисних вбивств, замаскованих під нещасний випадок або самогубство на залізничному транспорті. Навч.посіб. — К.: «Центр учбової літ-ри». 2013. — 124 с.

49.Косиченко Л. Нюрнберг застерігає: [За сторінками книги Й. Тофмана «Нюрнберг застерігає»] // Л. Косиченко — Урядовий курєр. — 2008. — 20 червня (№112).

— С. 8-15.

.Коцур В. Тероризм у сучасному світі: соціально-психологічні особливості терористів // В. Коцур Гуманітарний вісник Державного вищого навчального закладу «Переяслав-Хмельницький державний педагогічний університет імені Г.С. Сковороди». — 2013. — Вип. 28, Т. 2. — С. 550. — Режим доступу: #»justify»>51.Кудрявцев В.Н. Криминология: учебник / под. ред. В.Н. Кудрявцева и В.Е. Эминова. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2009. — 800 с.

.Кудрявцев В.Н. Международное уголовное право. 2-е изд./ Под ред. В.Н. Кудрявцева.-М.: Наука, 1999. — 264 ст.

.Кузнецова Н.Ф. Криминология: Учебник / Под ред. проф. Н.Ф. Кузнецовой, проф. В.В. Лунеева. — 2-е изд., перераб. и доп. // Режим доступа: #»justify»>.Кузнецова Н.Ф. Преступления против мира и безопасности человечества // Курс уголовного права. Особенная часть: Учебник для вузов / под ред. Г.Н. Борзенкова и проф. В.С. Комиссарова. М.: Инфра, 2002. Т.3. — 421 ст.

преступление безопасность человечество мир