Специфика договора дарения в современном гражданском праве

В числе гражданско-правовых договоров, которые в своем большинстве носят возмездный характер, существуют пусть ограниченные количеством, но весьма часто встречающиеся договоры, которые занимают значительное место в повседневной жизни участников гражданского оборота — это безвозмездные договоры, одним из которых является договор дарения. Ст. 423 п. 2 ГК РФ установлено, что безвозмездным признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления.

Договор дарения — один из самых распространенных в повседневной практике. В течение своей жизни люди обмениваются самыми разными подарками, от самых незначительных до драгоценных, дорогих, и очевидно, что предметом договора является подарок, который можно оценить как с точки зрения стоимости и неактивы. Одаряя кого-либо чем-либо, мы часто и не задумываемся о том, что совершаем правовой акт, который порождает правовые последствия, связанные с безвозмездным переходом права собственности на имущество (имущественные права) от дарителя к одаряемому.

Следует отметить, что институт дарения в различных проявлениях, порождающих правовые последствия, имеет ярко выраженную морально-эмоциональную окраску. Можно утверждать, что акт дарения сопровождается эмоционально-позитивными, радостными (порой не лишенными торжественности) отношениями между людьми, основанными на общечеловеческих нравственно-этических ценностях. Оставаясь по своей правовой природе имущественными отношениями, они в максимальной степени насыщены нравственными началами, что в полной мере соответствует природе и духу гражданских правоотношений, основанных на началах равенства, свободе внутренней воли и волеизъявления сторон.

Основное назначение договора дарения сводится к регулированию в рамках гражданского законодательства поведения участников гражданских правоотношений, связанных с дарением, путем указания на пределы их возможного и должного поведения, а также последствия нарушения соответствующих требований.

Актуальность выбранной темы исследования определяется тем обстоятельством, что помимо увеличения количества заключаемых договоров дарения в связи с расширением предмета дарения (стало возможным дарить не только имущество, но и имущественные права, а также освобождение от имущественных обязанностей), принципиально важным видится вопрос, относящийся к природе акта дарения. Всякое ли дарение должно опираться на гражданско-правовое регулирование и порождать гражданско-правовые последствия?

5 стр., 2046 слов

Коллективный договор трудовое право

... регулировании труда работников данного производства, в создании локальных норм трудового права и в управлении предприятием. 1. Понятие коллективного договора. Коллективный договор - правовой корпоративный акт, регулирующий социально-трудовые отношения в организации ...

Все эти обстоятельства предопределили выбор темы, постановку предмета, предмета, задачи, задачи, а также практический и теоретический смысл работы.

Объектом выпускной квалификационной работы являются публичные правоотношения, возникшие в процессе заключения, изменения и исполнения договора дарения. Предметом данной работы является верховенство закона и практика применения договора дарения в контексте современного гражданского оборота.

Раскрытие темы предопределяет необходимость формулирования целей и задач выпускной работы.

Основная цель выпускной квалификационной работы — изучение особенностей юридической дисциплины договора дарения в современном гражданском праве.

Для достижения поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи:

  • осветить историю развития и становления договора дарения в отечественном законодательстве;
  • изучить понятие и признаки договора дарения;

проанализировать форму договора дарения;

вскрыть возможные запрещения, ограничения и отмену в отношениях, связанных с договором дарения;

исследовать специфику пожертвования как особого вида дарения;

а также охарактеризовать особенности признания договора дарения недействительным.

Методы исследования. Обоснованность положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в работе, осуществлялась путем комплексного применения следующих социально-правовых методов исследования: историко-правового, статистико-логико-правового.

Новизна науки заключается в глубоком изучении особенностей правового регулирования договора дарения, в определении спорных аспектов этого института.

Практическая актуальность исследования заключается, прежде всего, в том, что теоретические положения и выводы, сформированные на основе исследования, направлены на совершенствование действующего законодательства, регулирующего отношения по договорам дарения.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что основные теоретические положения и практические рекомендации, содержащиеся в настоящей работе, могут быть использованы как методологическая основа дальнейших разработок, связанных с правовым регулированием подрядных отношений, а также при подготовке учебно-методической литературы.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, из которых шесть абзацев, заключения, списка использованных источников.

Глава 1. Общая характеристика договора дарения

1.1 История развития и становления договора дарения в отечественном законодательстве

Договор — одна из наиболее древних правовых конструкций. В начале истории зарождающегося обязательственного права возникали только проступки. договор дарение гражданский право

Развитие различных форм общения между людьми ставит необходимость предоставить им возможность согласованными сторонами воли использовать предложение законодателя или самостоятельно создавать правовые модели. Такими моделями и стали договоры (контракты).

13 стр., 6274 слов

Понятие права собственности в гражданском законодательстве Российской Федерации

... основания возникновения и прекращения права собственности. Методологическую основу, Степень разработанности темы., Курсовая работа состоит из, Глава 1. Понятие права собственности в гражданском законодательстве Российской Федерации 1.1 Понятие права собственности Понятия собственности и права собственности одни из древнейших ...

Дарение является одним из старейших договоров гражданского права. Уже в римском праве периода республики (5-1 вв. до н.э.) дарение признавалось одним из оснований возникновения права собственности. Обещание сделать пожертвование, если оно было заключено в форме соглашения, также имело юридическую силу1. В Римском праве договором дарения признавалось не формальное соглашение, по которому «одна сторона, даритель, предоставляет другой стороне, одаряемому, какие-либо ценности за счет своего имущества, с целью проявить щедрость по отношению к одаряемому. Дарение может быть совершено в различных правовых формах: посредством передачи права собственности на вещь в частности, платежа денежной суммы, в форме предоставления сервитутного права и т.д.»2

До революции 1917 года правоотношения, связанные с дарением, были предметом оживленных теоретических дискуссий. Гражданское право и доктрина гражданского права того времени не давали ясных и однозначных ответов на вопросы о понятии дарения, о его юридической природе и о месте этого института в системе гражданского права. Достаточно сказать, что в тогдашнем гражданском законодательстве правила дарения помещались не среди положений о договорных обязательствах, а в разделе о порядке их приобретения и усиления прав собственности. Хотя, как подчеркивал Г.Ф. Шершеневич, «законодательство признает, что дар почитается недействительным (несостоявшимся?) когда от него отречется тот, кому он назначен…», а следовательно, по мнению Г.Ф. Шершеневич, законодатель безоговорочно квалифицирует пожертвование как договорное обязательство3.

Несмотря на имеющиеся разногласия между российскими правоведами относительно правовой природы дарения и места этого института в системе гражданского права, называемые ими основные черты (признаки) дарения (договора дарения) в основном совпадали.

Речь шла о четырех характерных признаках: 1) безвозмездность дарения, 2) направленность на увеличение имущества одаряемого, 3) уменьшение имущества дарителя, 4) намерение дарителя одарить одаряемого.

Российская цивилистика 19-ого начала 20 вв. уделяла неослабленное внимание изучению правовых проблем дарения. Доктрина трактовала дарение как один из способов приобретения права собственности, т.е. односторонний акт, а не договор. В основе этого тезиса лежит тот факт, что пожертвование, сопровождаемое передачей подарка одаряемому, не порождает никаких обязательств. Иными словами, дарение (как реальная сделка) совершается и исполняется одновременно в момент передачи вещи. Сторонники противоположной точки зрения4 исходили из того, что объектом дарения могут быть не только переданные в собственность вещи, но и различные имущественные права. Кроме того, дарение может выступать и в качестве консенсуальной сделки, т.е. в форме обещания подарить что-либо в будущем. Наконец, наиболее серьезным аргументом в пользу признания дарения гражданско-правовым договором во всех отношениях является необходимость получения согласия одаряемого на принятие подарка. Все эти аргументы, предложенные Г.Ф. Серсеневича на рубеже веков они сохранили свою актуальность и легли в основу современного понимания договора дарения5.

13 стр., 6023 слов

Принципы свободы договора в гражданском праве

... правоотношений. Предмет исследования - принципы свободы договора в гражданском праве. Методы исследования - общетеоретический, сравнение и сопоставление, анализ и синтез. Структура работы, обусловленная её целью и ... один из которых не вправе тем или иным образом принудительно воздействовать на поведение контрагента. Для договоров, заключаемых в рамках процессуальных правоотношений, характерна ...

В нашей стране вплоть до недавнего времени основная масса договоров

те, которые связывали между собой главных участников тогдашнего экономического оборота, государственные, а также кооперативные и иные общественные организации, — заключались во исполнение или для исполнения плановых актов. Воля контрагентов по этим контрактам формировалась под прямым или косвенным влиянием ведомств со стороны органов управления. Таким образом, контракт утратил свою основную определяющую характеристику: его можно было рассматривать только как результат соглашения, достигнутого контрагентами, только при значительной степени согласия. Тогда как акт планирования предопределял в виде общего правила, какие именно организации, о каких, когда и в каком объеме должны были заключать контракты.

На фоне полного и детального регулирования договора дарения в дореволюционном гражданском законе и проекте гражданского кодекса регулирование договора дарения в советском гражданском праве кажется особенно недостаточным.

В Гражданском Кодексе РСФСР 1922г. договору дарения была посвящена лишь одна норма, устанавливающая следующее правило:

«Договор о безвозмездной уступке имущества (дарение) на сумму более одной тысячи рублей, должен быть под страхом недействительности, нотариально удостоверен» (ст. 138).

Все отношения, связанные с договором дарения, регулировались в Гражданском кодексе РСФСР 1964 года двумя статьями. Согласно первому из них, по договору дарения одна сторона бесплатно передает имущество другой стороне. Договор дарения считается заключенным в момент передачи имущества. Дарение гражданином имущества государственной, кооперативной или общественной организации может быть обусловлено использованием этого имущества для определенной общественно полезной цели (ст.256).

Вторая статья предусматривала требования к форме договора дарения. В соответствии с этими требованиями были заверены договор дарения на сумму более пятисот рублей и договор дарения валютных ценностей на сумму более пятидесяти рублей. Договор дарения гражданином имущества государственной, кооперативной, общественной организации заключались в простой письменной форме, договор дарения жилого найма — в форме, установленной для договора какого-либо жилого дома (ст.257)6.

В советское время договор дарения строился как настоящий договор, и предметом могли служить только вещи. Поэтому сфера действия этого договора была резко ограничена, что, кстати, оправдывалось ссылками на принципы социальной морали7.

Сфера применения договора дарения в основном описана в юридической литературе, в отличие от административно-правовых актов и действий в области трудового права, аналогичных пожертвованиям. Например, премии работникам за производственные результаты или награждение ценными подарками квалифицируются как действия, осуществляемые в соответствии с трудовым законодательством.

Большое значение для России имело признание частной собственности и постепенное занятие ею командных высот в экономике, сужение до необходимых пределов государственного регулирования хозяйственной сферы, установление свободы выбора контрагентов и реализация других основ нового гражданского законодательства, о котором идет речь в ГК РФ.

24 стр., 11876 слов

Договор аренды в гражданском праве

... исследование В.В. Витрянского и М.И. Брагинского «Договорное право«, где произведено подробное научно-практическое исследование гражданско-правовых договоров, направленных на передачу имущества, в частности, договора аренды. В книге содержится как научный анализ ...

1.2 Понятие и признаки договора дарения

Имущественный (гражданско-правовой) оборот как юридическое выражение товарно-денежных, рыночных экономических связей складывается из многочисленных конкретных актов отчуждения и присвоения имущества, совершаемых собственниками или иными законными владельцами. В подавляющем большинстве случаев эти акты выражают согласованную волю владельцев товаров, оформленную и санкционированную в форме договоров.

Действующий закон признает договором соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращения гражданских прав и обязанностей (п.1 ст.420 ГК РФ).

Договор дарения является традиционным для российского гражданского права. Однако с принятием части второй Гражданского кодекса Российской Федерации правовое регулирование этого комплекса правоотношений претерпело существенные изменения.

Ранее действовавший раздел 3 «Обязательственное право» Гражданского Кодекса РСФСР 1964 года содержал только две статьи (256 и 257) непосредственно касавшихся договора дарения8. Гражданский кодекс РФ отводит этому виду договора одиннадцать статей (572- 582),объединившихся в главе 329.

Пункт 1 ст. 572 содержит следующее определение договора дарения: «по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или третьему лицу либо освобождается или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или третьими лицами»10.

Таким образом, Гражданский кодекс РФ значительно расширяет круг объектов договора дарения, поскольку может быть заключен в отношении определенного имущества или конкретной его части, принадлежащего дарителю; в отношении имущественных прав, принадлежащих дарителю. Договор дарения также может быть заключен с целью освобождения одаряемого от финансовых обязательств перед дарителем или третьим лицом.

Однако не любое имущество может быть предметом договора дарения. Объектом дарения являются, в первую очередь, вещи, подпадающие под общий режим оборота.

Не допускается заключать договоры в отношении объектов, которые в соответствии с законом изъяты из гражданского оборота (например, отдельные виды вооружения).

Кроме этого, необходимо учитывать; что некоторые виды объектов гражданских прав могут принадлежать лишь определенным участникам гражданского оборота либо находиться в обороте только в той мере, в какой это допускается по специальному разрешению (объекты ограниченно оборотоспособные).

Например, не могут быть подарены: музейные предметы и музейные ценности, включенные в состав государственной части Музейного фонда РФ11; природные ресурсы и недвижимое имущество государственных природных заповедников12.

Предмет дарения, находящийся в общей совместной собственности дарителя и других лиц, может быть подарен только с соблюдением правил о распоряжении такой собственностью (п.2 ст.576 ГК РФ).

5 стр., 2289 слов

Курсовая работа договор дарения рк

... т.д. Целью данной работы является характеристика правовой природы договора дарения, изучение вопросов, связанных с правовым регулированием договора дарения, а также особенностей отдельных видов договоров дарения. ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ ДОГОВОРА ДАРЕНИЯ Понятие договора дарения. Это соглашение ...

Нарушение этих правил может привести к расторжению договора дарения. Что касается долевого имущества, то акционер может распоряжаться им по своему усмотрению, не запрашивая согласия других собственников.

В системе гражданско-правовых договоров договор дарения выделяется как отдельный вид договорных обязательств из-за наличия некоторых характерных особенностей, позволяющих квалифицировать его в этом качестве13. В числе таких признаков можно назвать следующие черты договора дарения:

Прежде всего, главная особенность договора дарения, которая отличает его от подавляющего большинства договоров гражданского права, заключается в том, что он бесплатный. Как известно, гражданско-правовые отношения строятся на основе финансовой независимости участников и равнозначности. Соотношение возмездных и безвозмездных договоров определяется законодательной презумпцией возмездности всякого гражданско-правового договора, выраженной нормой, согласно которой «договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное» (п.3 ст.423 ГК РФ).

Соглашение о дарении относится к свободным соглашениям, по которым одна сторона предоставляет или соглашается предоставить что-то другой стороне, не получая от нее оплаты или иной взаимной договоренности.

Во-вторых, увеличение собственности одаряемого — знак дарения. Размер имущества одаряемого увеличивается путем передачи ему вещи или имущественного права дарителем либо путем освобождения его от обязанности. В последнем случае часть активов одаряемого, составляющая его обязательства, уменьшается, что равносильно увеличению активов последнего. Эта особенность позволяет отличить соглашение о пожертвовании от других соглашений, которые не предусматривают, помимо пожертвования, встречный грант. Например, договор залога может быть заключен третьей стороной с кредитором должника для обеспечения обязательств последнего без какой-либо компенсации за риск этой третьей стороны со стороны должника. Несмотря на очевидную выгоду для должника и безвозмездность отношений между должником и залогодержателем, данный договор нельзя считать дарением, так как он не увеличивает активы должника.

В-третьих, при раздаче должно быть увеличение собственности одаряемого за счет уменьшения собственности дарителя. И эта особенность необходима для разграничения договора дарения от других договоров и сделок, выполнение которых сулит увеличение собственности одного человека, но не за счет уменьшения собственности другого человека, оказывающего ему услугу.

В-четвертых, признаком договора дарения является также наличие у дарителя, передающего одаряемому имущество либо освобождает его от обязательств, намерения одарить последнего, т.е. увеличить имущество одаряемого за счет собственного имущества. При отсутствии такого намерения у «дарителя» договор, по которому производится передача имущества, даже при отсутствии в его тексте условий о цене указанного имущества и порядке его оплаты либо иного встречного предоставления, должен в соответствии с п. 3 ст. 423 ГК признаваться возмездным. Что же касается встречного предоставления, то его размер в этом случае определяется исходя из того, что если в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги (п. 3 ст. 424 ГК).

21 стр., 10078 слов

Договор дарения в римском праве

... выражением pаctа vestita . К числу таковых относилось соглашение о дарении. В римском праве под договором дарения (pactum donationis) понималось неформальное соглашение, по которому одна сторона, ... передачи дара одаряемому. Дарение в тех случаях, когда оно совершается в форме дарственного обязательства, т.е. безвозмездной выдаче дарителем письменного обязательства об отчуждении своего имущества в ...

И, наконец, в-пятых, непременным признаком договора дарения является согласие одаряемого на получение подарка.

Упомянутое в п. 1 ст. 572 освобождение одаряемого от имущественной обязанности перед дарителем или третьим лицом представляет собой два особых случая. Во-первых, одним из видов дарения является бесплатное освобождение одаряемого жертвователем от родовой обязанности перед ним. Нетрудно видеть, что по своей конструкции этот вид дарения имеет значительное внешнее сходство с прощением долга, определенным в ст. 415 ГК как освобождением кредитором должника от лежащих на последнем обязанностей. Наличие сходства уже отмечалось в юридической литературе, и из этого обстоятельства иногда делались прямо противоположные выводы.

Так, М. Масевич, отмечая, что дарение является двусторонней сделкой, указывает, что «этим признаком дарения отличается от прощения долга, которое в соответствии со ст. 415 ГК относиться к односторонним сделкам». Иного взгляда придерживается М. Брагинский, считая, что поскольку прощение долга выражается в форме освобождения кредитором должника от имущественной обязанности, оно в результате становится одним из видов дарения и «во-первых должно быть основано на соглашении сторон и во-вторых, подчиняться ограничениям и запретам, установленным ст. ст. 575, 576 ГК»14.

Авторы указанных судебных решений по разным причинам квалифицируют списание долга в первом случае как одностороннюю операцию, во втором — как двустороннюю.

Независимым и очень важным вопросом с точки зрения правоохранительных органов является также вопрос об облегчении долгового бремени тех ограничений и запретов, которые применяются к соглашению о дарении.

Сегодня в отношениях между коммерческими организациями часто практикуется списание долгов, особенно частичное. Если бы во всех случаях прощение долга являлось одновременно и договором дарения, такие сделки следовало бы считать недействительными, а это, в свою очередь, повлекло бы негативные последствия (в частности с точки зрения налогового законодательства).

Например, ст. 575 ГК запрещает дарение в отношениях между коммерческими организациями, т.к. основной целью коммерческих организаций является извлечение прибыли, безвозмездные отношения между такими организациями противоречат здравому смыслу и, по существу, могут быть направлены только на уклонение налогообложения. Освобождение одаряемого от его имущественного обязательства перед третьим лицом возможно путем выполнения обязательства дарителя за одаряемого, который в нем является должником перед кредитором в силу этого обязательства.

1.3 Форма договора дарения

В юридической литературе приводится пример договора, устное исполнение которого считается наиболее приемлемым и популярным способом проведения сделки. Речь идет о полноценном договоре дарения, за исключением случаев, когда дарителем в этом договоре выступает юридическое лицо и стоимость подарка превышает три тысячи рублей. Поводом для такого вывода послужило, на наш взгляд, некорректное толкование нормы п. 1 ст. 574 ГК РФ, согласно которой «дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно».

9 стр., 4472 слов

Договор дарения имущества

... курсовой работы состоит в исследовании гражданско-правовой характеристики договора дарения. Из цели вытекают следующие задачи: дать понятие договора дарения; определить содержание договора дарения; исследовать особенности отмены дарения и отказ дарителя от исполнения договора. 1.ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДОГОВОРА ДАРЕНИЯ ...

В свете такого подхода к количеству устных договоров дарения можно отнести довольно широкий спектр сделок, в том числе направленных на бесплатное распоряжение недвижимостью. Выходит, если договор продажи дорогостоящих вещей должен облекаться в письменную форму, то по реальному договору дарения дорогостоящей вещи достаточно вручить одаряемому, например, ключи от автомобиля или квартиры, паспорт на техническое средство, свидетельство о праве собственности на квартиру. Даже с точки зрения обывателя это кажется сомнительным, не говоря уже о требованиях, в частности, об отчуждении недвижимости и транспортных средств с точки зрения специального законодательства.

Таким образом, закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним15» предусматривает не только перечень документов, необходимых для регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество, но и требования к таким документам. Согласно ст. 17 данного Закона для перехода права собственности требуется, помимо иных обязательных документов, договор, совершенный в простой письменной форме (ст. 18).

Именно договор, совершенный в простой письменной форме, по смыслу Закона является основанием для перехода права собственности на соответствующее имущество, а не предоставление одаряемым в окошко государственного регистратора связки ключей от квартиры или свидетельства о праве собственности на нее. С позиции специального законодательства предоставлением договора обременена и процедура изменения данных о собственнике транспортного средства16, что также исключает возможность заключения договора дарения транспортного средства в устной форме.

Получается, что либо Гражданский кодекс РФ утратил свою роль основного и главного регулятора в гражданском праве, либо вывод о преимущественной устной форме реальных договоров дарения, якобы основанный на нормах основного гражданского закона, является недостоверным.

Не сомневаясь ни на минуту в той главенствующей роли, которую играет Гражданский кодекс РФ в урегулировании соответствующих отношений, приведем ряд аргументов, основанных, прежде всего, на нормах указанного кодифицированного акта, в пользу того, что заключение реального договора дарения предполагает необходимость его заключения в письменной форме с учетом правил п. 1 ст. 161 ГК РФ.

1.Договор дарения по критерию встречного предоставления относится к группе безвозмездных договоров. При соотношении механизмов реализации конструкций возмездного и безвозмездного договоров обратим внимание на одну принципиальную особенность, предусмотренную п. 3 ст.

423 ГК РФ: «Договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не вытекает иное». Иными словами, если мы точно не можем установить, что заключенный договор является безвозмездным, он должен считаться возмездным.

В некоторых случаях закон прямо вводит презумпцию безвозмездности договора. В частности, это сделано в отношении договора хранения вещей в гардеробах организаций, построенного по конструкции публичного договора (ст. 924 ГК РФ).

3 стр., 1494 слов

Понятие, формы и виды права собственности на землю в РФ

... государственной собственностью являются земли, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц или муниципальных образований. 2.Формы и виды права собственности на землю в РФ. 2.1 Формы права собственности на землю в ... только с согласия собственника. Оно (право распоряжения) выражается в праве собственника продать, заложить землю, передать ее в дар, обменять, завещать по наследству, сдать ...

Однако если такого указания в законе нет, стороны своим соглашением должны предусмотреть, что договор носит безвозмездный характер. Это можно сделать только в том случае, если договор будет совершен в письменной форме.

Передача имущества в отсутствие письменного договора будет основана на презумпции возмездности отношений между участниками совершенной сделки. Это, в частности, означает, что в случае спора установление факта совершения сделки с помощью средств доказывания, допустимых для соответствующей ситуации, еще не доказывает того, что это сделка дарения. Сторона, настаивающая на том, что совершенная сделка является сделкой дарения, должна привести дополнительные доказательства. Естественно, что возможность привлечения свидетельских показаний касается лишь случаев отчуждения имущества между гражданами стоимостью не более десяти тысяч рублей. Таким образом, сама конструкция безвозмездного договора предопределяет необходимость его совершения в простой письменной форме17.

2.Обратимся к соотношению норм пунктов 1 и 2 ст. 574 ГК РФ. Некоторые авторы полагают, что нормой пункта первого охватываются все сделки дарения, за исключением договоров, содержащих обещание дарения в будущем, и договоров дарения, по которым дарителем выступает юридическое лицо и стоимость дара превышает три тысячи рублей. Это, в свою очередь, послужило основанием для утверждения типа: поскольку именно для договоров дарения, поименованных в п. 2 ст. 574 ГК РФ, предусмотрена обязательная письменная форма, все остальные договоры дарения, построенные по реальной конструкции, могут совершаться в устной форме. Однако это не совсем так. Для того чтобы установить связь норм, содержащихся в пунктах 1 и 2 ст. 574 ГК РФ, ответим на два вопроса:

1)какие случаи дарения подпадают под действие нормы пункта первого указанной статьи;

2)как соотносятся понятия «дарение» и «договор дарения», используемые по содержанию ст. 574 ГК РФ?

Отвечая на первый вопрос, заметим, что договор дарения может быть направлен на передачу вещи, передачу имущественного права требования, а также на освобождение от имущественной обязанности. Норма п. 1 ст. 574 ГК РФ затрагивает только те действия, составляющие предмет договора дарения, которые связаны с передачей дара путем непосредственного его вручения, символической передачи либо вручения правоустанавливающих документов.

Из данного тезиса вытекают два следствия. Во-первых, норма п. 1 ст. 574 ГК не касается дарения в форме освобождения одаряемого от имущественной обязанности. Во-вторых, не касается она и ситуаций по передаче права требования, поскольку «вручение дара», «символическая передача», «вручение правоустанавливающих документов» характеризуют лишь те действия, которые либо непосредственно, либо опосредованно связаны с вещью. Изложенное позволяет констатировать, что исследуемая норма касается лишь случаев дарения вещи.

Для ответа на второй вопрос обратим внимание на то, что в нормах п. п. 1 и 2 ст. 574 ГК РФ законодатель использует разные понятия, а именно, «дарение» и «договор дарения». Дарение для цели ст. 574 ГК РФ используется в значении сделки-способа, то есть действия по передаче дара. Договор дарения — это всегда сделка-основание, представляющее собой соглашение сторон. Когда договор дарения совершается по консенсуальной конструкции, дарение (сделка-способ) представляет собой исполнение обязательства, возникающего из договора дарения (сделки-основания).

При совершении реального договора дарения мы можем наблюдать совпадение в одной временной точке сделки-способа (действия по передаче дара) и сделки-основания (договора дарения)18.

Применительно к ст. 574 ГК РФ вышеизложенное означает следующее:

положения пункта первого данной статьи определяют особенности реализации сделки-способа, а именно дарения, сопровождаемого передачей дара одаряемому, допуская возможность совершения указанного действия в устной форме;

положения пункта второго данной статьи затрагивают правовой режим сделки-основания, предписывая необходимость соблюдения бязательной письменной формы договора дарения, содержащего обещание дарения в будущем, и договора дарения, по которому дарителем выступает юридическое лицо и стоимость дара превышает три тысячи рублей, а также последствия несоблюдения такой письменной формы, подлежащих рассмотрению через призму п. 2 ст. 162 ГК РФ.

Получив ответы на два поставленных выше вопроса, мы можем корректно установить связь положений п. п. 1 и 2 ст. 574 ГК РФ.

Норма п. 1 ст. 574 ГК РФ устанавливает возможность совершения дарения в устной форме за исключением случаев, предусмотренных пунктом вторым данной статьи. Эти случаи-исключения, касаются не самих договоров дарения (которые по прямому указанию закона заключаются в обязательной письменной форме), а тех действий, которые непосредственно связаны с передачей дара (сделок-способов): действия по передаче дарителем — юридическим лицом дара, стоимостью свыше трех тысяч рублей и действия по передаче дара в будущем.

Приведенный тезис позволяет представить механизм реализации договоров дарения, поименованных в п. 2 ст. 574 ГК РФ. Договор, содержащий обещание дарения в будущем, заключается в обязательной письменной форме, несоблюдение которой влечет ничтожность договора (п. 2 ст. 574 ГК РФ).

Данный договор предполагает совершение действия (исполнение договора) после его заключения, которое тоже должно быть совершено в письменной форме (п. 1 ст. 574 ГК РФ).

При несоблюдении простой письменной формы сделки-способа (исполнения договора) наступают последствия, предусмотренные п. 1 ст. 162 ГК РФ, а не те, которые обозначены в качестве последствий несоблюдения письменной формы договора, содержащего обещание дарения в будущем.

Договор, по которому дарителем выступает юридическое лицо и стоимость дара превышает три тысячи рублей, заключается также в обязательной письменной форме (п. 2 ст. 574 ГК РФ).

Момент его заключения определяется моментом передачи дара, которая также совершается в письменной форме (п. 1 ст. 574 ГК РФ).

Иначе говоря, после того, как стороны придали соглашению письменную форму, оно приобретает силу договора с момента письменно оформленной передачи дара. Это означает, что совершение договора, по которому дарителем выступает юридическое лицо и стоимость дара превышает три тысячи рублей, подтверждается двумя документами — непосредственно подписанным договором и документом, удостоверяющим принятие дара.

С учетом изложенного можно окончательно установить, что правило п. 1 ст. 574 ГК РФ о том, что «дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно», касается далеко не всех реальных договоров дарения, а только тех из них, которые связаны с передачей в дар вещей. При этом несмотря на то, что само дарение (сделка- способ) может совершаться устно, форма реального договора дарения вещи (сделки-основания) определяется по правилам п. 1 ст. 161 ГК РФ. Например, между гражданами был заключен реальный договор дарения (сделка- основание) на передачу в дар двадцати тысяч рублей. Подчиняясь правилам п. 1 ст. 161 ГК РФ стороны составили документ в письменной форме, после чего даритель передал двадцать тысяч рублей одаряемому. С момента передачи дара (сделка-способ) договор дарения (сделка-основание) считается заключенным. Поскольку передача дара не подпадает под исключения п. 2 ст. 574 ГК РФ, она может быть совершена в устной форме в силу прямого указания пункта первого указанной статьи. В приведенном примере имеет место дарение в устной форме, сопровождаемое передачей двадцати тысяч рублей в дар, совершение которого определило момент заключения договора дарения в надлежащей простой письменной форме.

Подводя общий итог, определим, что в устной форме могут быть совершены только те реальные договоры дарения, которые заключаются между гражданами на сумму, не превышающую десяти тысяч рублей. Остальные договоры дарения подлежат совершению в письменной форме. При этом необходимость совершения договора дарения в письменной форме распространяется и на договор «обычного подарка», если только его сторонами не выступают граждане. Договор «обычного подарка» характеризуется исключительно реальной конструкцией и его размером — не более трех тысяч рублей, но не требованиями, предъявляемыми к форме его совершения.

Глава 2. Специфика договора дарения в современном гражданском обороте

2.1 Запрет дарения и его пределы

В Гражданском кодексе РФ содержится целый ряд норм, в которых установлены запреты и ограничения в различных видах гражданских правоотношений. Наиболее интересной запретительной нормой права в сфере обязательственных (договорных) правоотношений является ст. 575 ГК РФ о запрете дарения. В рамках настоящего исследования предлагаем проанализировать указанную статью, которая, как и любая другая запретительная статья ГК РФ, должна четко определять круг адресатов запрета, цель и пределы действия запрета.

Круг адресатов правовой нормы о запрете дарения. Гражданско- правовые нормы в силу принципа равенства адресованы всем субъектам гражданского права, и лишь немногие из них содержат указание на специальные субъекты. По справедливому замечанию В.М. Хвостова, при равномерном и беспристрастном распределении между всеми субъектами прав и обязанностей законодателю следует использовать «особые нормы», применяемые к отдельному кругу лиц19. Так, в ст. 575 ГК РФ установлены запреты дарения, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает 3000 рублей: 1) от имени малолетних и граждан, признанных недееспособными, их законными представителями; 2) работникам образовательных, медицинских и аналогичных им организаций со стороны граждан, находящихся в них на воспитании, лечении, содержании, а также супругами и родственниками этих граждан; 3) лицам, замещающим государственные должности РФ, государственные должности субъектов РФ, муниципальные должности в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими своих служебных обязанностей20; 4) в отношениях между коммерческими организациями.

Цель запрета дарения. Большинство ученых и специалистов уголовно- правовой сферы склонны воспринимать ст. 575 ГК РФ как меру антикоррупционного характера, единственной целью которой является недопущение взяточничества. Однако подобного рода некорректность в толковании статьи может служить причиной недопустимого смешения частного и публичного права, что приведет к искаженному пониманию гражданско-правового института запрета дарения. Так, специалисты по уголовному праву, рассуждая о совершенствовании законодательства по борьбе с коррупцией и взяточничеством, предлагают исключить из ГК РФ п. 3 ст. 575 либо внести поправку, которая исключила бы возможность дарения должностному лицу денежных средств в любом размере21. Аналогичного мнения придерживаются большинство граждан, считающие, что понятие «подарок» для работников образовательных и медицинских организаций, а также государственных и муниципальных служащих ничем не отличается от понятия «взятка», отсюда были высказаны предложения о введении полного запрета на подарки для указанной категории лиц. Такая мера видится чересчур категоричной и не соответствует духу частного права. Ведь дарение выступает прежде всего как знак благодарности, который стал своеобразной традицией в обществе, и нельзя трактовать такой знак и добрый жест как злоупотребление правом, как преступление. Например, подарки по случаю окончания университета, подарки ко дню учителя или медика, корпоративные подарки между юридическими лицами.

Какую же цель преследовал законодатель, вводя норму о запрете дарения и тем самым ограничивая реализацию принципа свободы договора? Очевидно, что цель была частноправовой и «крайне уважительной», раз речь пошла о дифференциации в правовом регулировании положения сторон договора. Применение дифференциации правового регулирования к договору дарения обусловлено необходимостью сгладить реальное фактическое различие субъектов договорных отношений22. Так, очевидно, что муниципальный служащий и гражданин, обратившийся за муниципальной услугой, как субъекты публичного права, не равны, что в целом могло бы повлиять на природу их частных правоотношений, создать простор для злоупотреблений правом как со стороны дарителя, так и со стороны одаряемого.

Законодатель, осознавая серьезность угрозы нарушения субъективных гражданских прав, а также возможность злоупотребления ими при совершении дарения в социально значимых для человека сферах (медицины, образования, муниципальных и государственных услуг), а также в сфере коммерческого оборота, использовал допустимый прием дифференциации в виде установления запрета дарения подарков в отношении отдельного круга лиц.

Должны ли быть у запрета дарения какие-либо пределы? Полагаем, должны, поскольку установление пределов — это суть не только всякого субъективного права, но и любой нормы гражданского законодательства. Ведь нет сомнений в том, что механизм реализации гражданско-правовых норм должен конструироваться прежде всего методом определения границ дозволенного и направлением свободы и инициативы субъектов гражданского права в необходимое русло. При отсутствии таких пределов право способно превратиться в свою противоположность — произвол и тем самым вообще перестает быть правом23.

Общие пределы запрета дарения закреплены в ст. 10 ГК РФ. К ним относятся положения о добросовестности и недопустимости злоупотребления своими правами во вред интересам других лиц. Данные пределы выступают своеобразной правовой моделью того, как должно (или не должно) действовать лицо при осуществлении своего субъективного права или исполнении субъективной обязанности. Любое лицо, вступающее в гражданские правоотношения, как бы обязывается не нарушать своими действиями юридические запреты и по возможности способствовать созданию такой среды, в которой нарушение запретов было бы невозможным.

Совершенно очевидно, что, делая подарок, даритель, опираясь на свои нравственные принципы и представления о порядочности и алчности, хорошем и плохом, должен разумно осознавать безвозмездность совершаемых им действий и не иметь корыстных целей обогащения за счет одаряемого.

Специальные пределы должны быть отражены в ст. 575 ГК РФ. К последним, на наш взгляд, следует относить характер подарка и намерение дарителя.

Характер подарка. Законодатель при установлении запрета дарения подарков определенному кругу лиц сделал исключение относительно обычных подарков (п. 1 ст. 575 ГК РФ).

При этом в качестве основного критерия обычности подарка закрепил сумму — не более 3000 рублей. Отсюда невольно возникает вопрос: чем руководствовался законодатель, устанавливая такие пределы? Получается, что подарок стоимостью, к примеру, 3050 рублей дарить запрещено, поскольку это является нарушением закона или даже взяткой. Полагаем, что на сегодняшний день такой формальный подход не может быть признан безупречным по ряду причин.

Во-первых, исходя из буквального толкования под «обычным» подарком следует понимать привычный, свойственный кому-либо, всегдашний, обыкновенный, ничем не выделяющийся среди остальных подарок. В таком случае к обычным подаркам следует относить «привычные» объекты материального мира, не изъятые и не ограниченные в обороте и в силу своей несущественности не представляющие собой особой ценности, имеющие «символическое» значение как для дарителя, так и для одаряемого и возможность в дальнейшем использовать такой подарок в личных, бытовых целях. Таким образом, допустимым критерием обычного подарка является не его стоимость, а привычность для субъектов гражданского права и традиционность для гражданского оборота в целом. Большинство граждан под обычными подарками подразумевают, к примеру, коробку конфет, букет цветов, алкогольную продукцию, книги, различные сувениры. Именно эти подарки чаще всего делают благодарные пациенты и ученики своим врачам и учителям, именно ими обмениваются коммерческие организации.

Во-вторых, следует учитывать, что в различных регионах нашей страны стоимость одного и того же подарка может различаться и иметь в некоторых случаях стоимость выше 3000 рублей. Таким образом, одаряемый должен доказывать, что стоимость принятого им подарка не превышает установленной законом суммы. И в качестве такого доказательства может послужить, например, чек, квитанция. Но ведь нельзя не учитывать, что дарение осуществляется в соответствии с правилами этикета, обычаями делового оборота, а преподнесение подарка в совокупности с чеком явно не соответствует правилам этикета.

В-третьих, в настоящее время законом не ограничено количество подарков, которые можно преподнести одаряемому. Получается, что даритель имеет возможность подарить несколько подарков, стоимость каждого из которых будет менее 3000 рублей, а в совокупности превышать установленную предельную стоимость подарков. Отсюда возникает вопрос: нарушает ли даритель предельный размер стоимости подарка?

Итак, для нас очевидно, что обычный характер подарка не может и не должен сводиться к стоимости подарка. «В данном случае, — подмечает Е.И. Грубова, — достаточно сложным будет установление единых стоимостных критериев «подарка», проведение однозначных и четких критериев его разграничения со взяткой как таковой»24. Тот же сувенир или коллекционнаякнига при необдуманном использовании стоимостного критерия могут стать «необычными» и запрещенными подарками.

Мотив (намерение) дарителя. Одной из предпосылок возникновения гражданских правоотношений согласно теории юридических фактов О.А. Красавчикова являются духовные и материальные потребности человека25. Продолжая мысль ученого, дополним, что не только потребности, но и мотив является предпосылкой возникновения гражданских правоотношений. Под мотивом следует понимать психофизический процесс, управляющий поведением человека и определяющий его направленность. Иными словами, если потребность — это осознаваемое (не осознаваемое) человеком желание (жажда, голод, холод), то мотив — это результат осознания потребности, побуждающий к поиску конкретных способов ее удовлетворения. Потребность первична, мотив вторичен, при этом оба явления представляют собой материальные предпосылки возникновения любых гражданских правоотношений. Необходимость установления мотивов поведения, по мнению О.А. Красавчикова, обусловлена тем, что действия людей не безмотивны, не бесцельны. И хотя мотивы с точки зрения норм гражданского права не приобретают юридического значения сами по себе, пока не будут прямо закреплены в законе и выражены вовне самими субъектами права, однако же «их правильное установление в значительной степени способствует выяснению реальных взаимоотношений сторон, помогает суду в оценке доказательств»26.

Бесспорно, в договоре дарения мотивы, как ни в каком другом гражданско-правовом договоре, имеют ключевое значение для правильности квалификации возникающих между сторонами правоотношений. Мотивы в договоре имеют нравственную природу (благодарность, выражение симпатии, заботы, любви) и идеально характеризуют не только моральное, но и правовое поведение дарителя. Через оценку мотивов можно судить о действительном желании дарителя увеличить имущество одаряемого, не получая за это никаких материальных выгод, компенсации и иного встречного предоставления27.

Вопрос о намерениях дарителя из чувства благодарности и о встречных действиях одаряемого рассматривался еще в дореволюционной цивилистике и законодательстве. Так, при подготовке проекта Гражданского уложения редакционная комиссия констатировала, что дарение составляет исключение из свойственных человеку действий и не совершается без особых побуждений, которые могут быть вполне бескорыстными (благодарность, любовь) или направленными на достижение разных выгод и даже безнравственных целей (как средство подкупа, соблазна).

Главное, как подчеркнула редакционная комиссия, состоит в том, что «между дарителем и одаряемым должны существовать известные чисто личные отношения нравственного свойства, которые обыкновенно продолжаются и после совершения дарения, независимо от юридических последствий, возникающих из этой сделки»28. Надо признать, что сообщение дарителя о намерении (в ближайшем будущем) сделать подарок в качестве благодарности за встречную услугу или работу способно лишить договор дарения той самой нравственно-безвозмездной природы.

Как верно отметил Д.И. Мейер, «очень редко дарение производится совершенно бескорыстно, а обыкновенно или оно составляет вознаграждение за какую-либо услугу, оказанную дарителю со стороны одаряемого, или даритель хочет приобрести какие-либо материальные или нематериальные выгоды, например склонить лицо одаряемое на свою сторону». И все же, по мнению ученого, если лицо одарит кого-либо в надежде на его услугу, которая не будет оказана, то дарение все-таки будет действительным, потому что надежда на вознаграждение не имеет юридического момента29.

Г.Ф. Шершеневич, оценивая безвозмездный характер отношений дарителя и одаряемого, пришел к выводу, что «под безвозмездностью следует понимать только то, что передаваемой ценности не соответствует эквивалент. «Нельзя, например, считать возмездным дарение потому, что за подаренные нож или ружье одаряемый вручает дарителю монету, руководствуясь народным предрассудком, что железо и сталь дарить опасно»30. Соглашаясь с ученым, добавим, что встречное предоставление сугубо символического (суеверного) характера не влияет на чистоту договора дарения.

Соответственно, квалификация договора, по которому лицо производит дарение за выполненные работы или оказанные услуги, должна зависеть от мотивов (корыстных или бескорыстных) этого лица. Если указанное лицо, полагая, что одаряемый выполнил работы или оказал услуги бескорыстно, желает выразить ему благодарность в форме дара, то такое действие составляет действительное дарение.

Примечательно, что не только дореволюционная цивилистика оперирует терминами «мотив», «намерение», но и современная судебная практика также содержит ряд примеров. Так, в 2012 г. ВАС РФ подтвердил значимость намерений дарителя для квалификации договора дарения. Суд указал, что «дарение имущества предполагает наличие волеизъявления дарителя безвозмездно передать принадлежащее ему имущество иному лицу именно в качестве дара (с намерением облагодетельствовать одаряемого), а не по какому-либо другому основанию, вытекающему из экономических отношений сторон сделки»31. Высказанная позиция, бесспорно, заслужила поддержку и в практике нижестоящих арбитражных судов, а также судов общей юрисдикции. Так, в Апелляционном определении Орловского областного суда от 14 мая 2014 г. по делу N 33-932 отмечено, что обязательным признаком договора дарения должно служить очевидное намерение передать имущество в качестве дара.

.2 Ограничения и отмена в отношениях, связанных с договором дарения

В качестве дарителя и одаряемого по договору дарения могут выступать любые лица, признаваемые субъектами гражданского права: граждане (физические лица), организации (юридические лица), а также государство (Российская Федерация, субъекты Российской Федерации) и муниципальные образования.

Физические и юридические лица, участвующие в отношениях, связанных с дарением, должны отвечать общим требованиям, предъявляемым к субъектам гражданского права в части их правоспособности и дееспособности (применительно к гражданам).

Особенность договора дарения применительно к его субъектному составу состоит в том, что в отношении некоторых субъектов гражданского права законодательством установлены запрещения и ограничения на участие в отношениях, связанных с дарением. Этот запрет содержится в ст. 575 ГК РФ. В ней перечислены следующие случая, когда совершение дарения не допускается, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей.32

Во-первых, запрещение дарения (в качестве дарителей) установлено в отношении законных представителей малолетних граждан и граждан, признанных недееспособными (от имени последних).

Как известно, по общему правилу законные представители малолетних (родители, усыновители или опекуны), а также опекуны граждан, признанных судом недееспособными, могут совершать от их имени гражданско — правовые сделки. Однако договор дарения отличается той особенностью, что он имеет своим результатом уменьшение имущества соответственно малолетних и признанных недееспособными граждан без всякой компенсации. Данное обстоятельство побудило законодателя изъять из круга сделок, совершаемых законными представителями указанных лиц, договоры дарения. Исключение составляют случаи дарения обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей (такие сделки могут совершаться законными представителями малолетних и недееспособных граждан от имени последних), а также договоры дарения, охватываемые понятием «мелкие бытовые сделки» (такие сделки могут совершаться малолетними в возрасте от шести до четырнадцати лет самостоятельно).

Закон не предусматривает запрещения дарения в отношении малолетних и недееспособных граждан (в том числе через их законных представителей) в качестве одаряемых. Если одаряемыми в данном случае выступают малолетние в возрасте от шести до четырнадцати лет, то такие договоры дарения относятся к числу сделок, направленных на безвозмездное получение выгоды, которые, если они не требуют нотариального удостоверения или государственной регистрации, могут совершаться указанными лицами самостоятельно (п. 2 ст. 28 ГК).

Во-вторых, не допускается дарение работникам социальной сферы — лечебных, воспитательных учреждений, учреждений социальной защиты и других аналогичных учреждений — гражданами, находящимися в них на лечении, содержании или воспитании, супругами и родственниками этих граждан, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей.

В-третьих, такой же запрет (с соответствующим изъятием) действует в отношении подарков государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей.

В отношении положений ГК об этих двух категориях лиц, выступающих в качестве одаряемых (назовем их «социальные работники» и «государственные служащие»), также выпущено немало «критических стрел» в юридической литературе. Так, М.Г. Масевич считает неэффективным запрет дарения социальным работникам. «Однако этот запрет, — указывает М.Г. Масевич, — легко обойти, если вручение подарка будет поручено друзьям указанных выше граждан или путем неоднократного вручения «обычного подарка»33.

И.В. Елисеев же видит в соответствующих положения ГК реальную угрозу практике правоохранительных органов по привлечению взяточников к уголовной ответственности. «Статья 575 ГК, — пишет И.В. Елисеев, — может оказать влияние и на практику применения уголовного законодательства, в частности, на толкование понятия взятки. Ведь по смыслу этой статьи дарение чиновнику обычного подарка небольшой стоимости во всех случаях является правомерным действием»34.

Кроме того, в сфере публичного права действует целый ряд законов и иных нормативных актов, определяющих правовой статус государственных служащих, судей, прокурорских работников, народных депутатов и т.п. Содержащиеся в них запреты и ограничения на принятие подарков от иных субъектов публично — правовых отношений (т.е. в связи с исполнением служебных обязанностей) ни в коей мере не затрагиваются нормами ГК, допускающими так называемые обычные подарки только в гражданско — правовых отношениях. Например, в соответствии с п.1 ст.17 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации»35 государственным служащим запрещается получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежные вознаграждения, ссуды, услуги, оплату развлечений, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей, в том числе после выхода на пенсию. Однако данная норма не может исключить получение государственными служащими подарков, скажем, на день рождения, от друзей, родственников, коллег по работе как от субъектов гражданско-правовых отношений, не связанных с выполнением государственными служащими их служебных обязанностей. В связи с этим нельзя не согласиться с мнением А.Л. Маковского о том, что «правило, содержащееся в пункте 3 статьи 575 ГК, являющееся дополнительным ограничением, охватывает лишь узкую сферу отношений, когда подарки государственным служащим делаются от коллег по работе или организации, в которой они работают (по поводу юбилея, присвоения почетного звания, завершения государственной службы и т.п.).

Равным образом, упомянутые правила ГК не отменяют и не могут отменять норм уголовного законодательства об ответственности за взятку» 36.

В-четвертых, не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей в отношениях между коммерческими организациями. Важно подчеркнуть, что в данном случае речь идет именно о запрещении дарения, а не о любых гражданско — правовых договорах и сделках, не содержащих условий о встречном предоставлении со стороны одной из коммерческих организаций, участвующих в соответствующей сделке. Нам уже приходилось отмечать, что в гражданском праве действует презумпция возмездности всякого гражданско-правового договора и что для квалификации сделки между коммерческими организациями (уступка прав требования, перевод и прощение долга и т.п.) как дарения необходимо, чтобы встречное предоставление отсутствовало в обязательствах и сделках соответствующих контрагентов, а не только при совершении конкретной сделки, а также, чтобы из сделки, в положительном смысле, вытекало бы, что она является безвозмездной при явном намерении одной из сторон увеличить имущество контрагента за счет уменьшения своего собственного имущества.

В-пятых, определенные ограничения дарения предусмотрены в отношении юридических лиц, которым имущество, являющееся объектом дарения, принадлежит на праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Если иное не предусмотрено законом, субъекты права хозяйственного ведения или оперативного управления могут дарить принадлежащее им на соответствующем ограниченном вещном праве какое- либо имущество лишь с согласия собственника их имущества. Данное ограничение дарения в известном смысле корреспондирует нормам, определяющим правовое положение субъектов права хозяйственного ведения или оперативного управления в части их правомочий по распоряжению закрепленным за ними имуществом (ст. 295, 298 ГК).

Правда, нельзя не обратить внимания на то, что ограничения для указанных субъектов в отношении дарения являются более жесткими, нежели в отношении иных форм распоряжения имуществом. Например, для совершения иных возмездных сделок с имуществом субъект хозяйственного ведения должен испросить согласие собственника только в том случае, когда объектом таких сделок является недвижимость; остальным имуществом он распоряжается самостоятельно, за исключением случаев, установленных законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 295 ГК).

Совершение дарения имущества (и недвижимого, и движимого) как раз и являет собой такое исключение, установленное законом, когда требуется получить согласие собственника имущества.

В-шестых, определенные ограничения дарения предусмотрены в отношении субъекта права общей совместной собственности. Дарение имущества, находящегося в общей совместной собственности, допускается по согласию всех участников совместной собственности с соблюдением правил, регулирующих порядок распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности (п. 2 ст. 576 ГК).

В-седьмых, соблюдение некоторых дополнительных условий, которые можно рассматривать и в качестве ограничения дарения, требуется при совершении дарения не самим дарителем, а его представителем по доверенности. В этом случае полномочия представителя на совершение дарения, обозначенные в доверенности, должны носить не общий, а

конкретный характер: в доверенности должны быть указаны конкретный предмет дарения и конкретный одаряемый. Несоблюдение этого требования влечет ничтожность как самой доверенности, так и договора дарения.

Непременным признаком договора дарения является согласие одаряемого на получение дара. Данный признак не всегда можно обнаружить в отношениях связанных с дарением, особенности договор дарения заключается по модели реального договора. В повседневной жизни на бытовом уровне каждый день совершается огромное число дарения без всяких видимых следов истребования согласия одаряемого на принятие подарка. Однако даже обыденные представления не исключают возможности отказа одаряемого от принятия подарка. Мотивами для такого отказа могут служить дороговизна подарка, испорченные отношения между дарителем и одаряемым, понимание одаренным, что за подарком последуют просьбы дарителя совершить какие-либо нежелательные (для одаряемого) действия и т.п.

Отсюда можно сделать вывод о том, что принятие дара не является обязанностью одаряемого лица. Но какое же значение имеет тогда согласие одаряемого на принятие дара? Договорное условие о принятии дара устанавливает не обязанность одаряемого, а скорее всего, характеризует обязанность дарителя по передаче дара, которая не может быть выполнена, пока дар одаряемым не принят. В этом смысле принятие дара — обязательное условие состоявшейся передачи дара37.

Если отказ от принятия дара причинит дарителю убытки, например, в случаях, когда он понес расходы на хранение, транспортировку вещи, оформление передачи, то даритель вправе требовать от одаряемого возмещения реального ущерба. Это правило не применяется, если договор дарения был заключен в устной форме38.

Таким образом, закон предоставляет одаряемому право в любое время до передачи ему дара от него отказаться. Реализация такой возможности влечет за собой расторжение договора дарения.

Особое правовое положение дарителя как субъекта одностороннего обязательства, исполнение которого влечет увеличение имущества одаряемого за счет уменьшения имущества дарителя, не получающего ничего взамен, нашло свое выражение в наделении его при определенных обстоятельствах правом на отказ от исполнения договора дарения без всяких для себя негативных последствий. В частности, даритель вправе отказаться от исполнения договора обещания дарения, если после заключения договора имущественное или семейное положение, либо состояние здоровья дарителя изменилось настолько, что исполнение договора в новых условиях приведет к существенному снижению уровня его жизни (п.1 ст. 577 ГК РФ).

Как мы видим, наступление обстоятельств, дающих право дарителю отказаться от исполнения договорного обязательства перед одаряемым, в данном случае никак не связано с поведением последнего. Не зависит это право дарителя также и от его собственного поведения: ухудшение имущественного состояния или семейного положения, а также состояния здоровья дарителя могут быть вызваны, в том числе и неправильным поведением самого дарителя (в житейском смысле), но это никак не влияет на его возможности отказаться от обещанного дарения.

В целях экономии законодательного материала со ссылкой на ст. 578 называются также другие основания допустимости отказа от исполнения договора39.

Случай, когда даритель может отказаться от исполнения договора дарения напрямую связан с порочащим поведением одаряемого (покушение на жизнь и здоровье самого дарителя, членов его семьи или родственников).

В подобной ситуации даритель, не реализовавший своего права на отказ от исполнения дарственного обязательства, не лишается права позже потребовать отмены состоявшегося дарения (п.2 ст. 577 ГК РФ).

Отказ дарителя от исполнения договора дарения не дает одаряемому права требовать возмещения убытков.

Отказ дарителя от исполнения обязательства тоже может быть обусловлен гибелью вещи, изъятием ее из обращения, запретом совершать обещанные действия. Это обстоятельство прекращает обязательства ввиду невозможности исполнения. Однако, если вещь погибла вследствие умысла или грубой неосторожности дарителя, он отвечает за причиненные другой стороне убытки.

Принимая во внимание исключительность данного института Гражданский кодекс предусмотрел основание отмены дарения в виде закрытого перечня (ст. 578).

Отмена дарения возможна в следующих четырех случаях.

Во-первых, в качестве наиболее серьезного основания отмены дарения по безоговорочному волеизъявлению дарителя фигурирует совершение покушения на его жизнь, жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленного лишения жизни дарителя одаряемым, право требовать в суде отмены дарения принадлежит наследникам дарителя (п.1 ст.578 ГК РФ).

Данные основания отмены дарения могут быть объединены термином «злостная неблагодарность одаряемого»40.

Гражданский кодекс РФ подводит под понятие «неблагодарность» те случаи, когда одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого- либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения. Указанное основание отмены дарения, действительно, свидетельствуют о злостной неблагодарности одаренного и квалифицируется уголовным законом как преступление (ст.ст. 30 и 105, 111, 112, 115, 116 УК РФ)41. Из текста п.1 ст. 578 ГК РФ можно сделать вывод, что для отмены дарения не требуется предварительного признания судом действий одаряемого в качестве правонарушения, что противоречит презумпции невиновности42. В связи с этим желательно изложить п.1 ст. 578 ГК РФ в следующей редакции: «Даритель вправе отменить дарение, если одаряемый совершил умышленное противоправное деяние против дарителя или совершил покушение на жизнь кого-либо из членов его семьи или близких родственников, установленное в судебном порядке».

Во-вторых, даритель вправе потребовать в судебном порядке, отмены дарения, если обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую неимущественную ценность, создает угрозу к безвозвратной утрате (п. 2 ст. 578 ГК РФ).

(Например, переданной в дар картиной известного художника).

В данном случае денежная стоимость подаренной вещи не имеет правового значения, ценность данной вещи для дарителя состоит, например, в том, что с ней связаны памятные события его жизни. Передавая данную вещь одаряемому, даритель рассчитывает в том числе и обеспечить ее сохранность. Очевидно, что указанные основания отмены дарения находятся в нравственно-этической сфере отношений.

В-третьих, в договоре дарения может быть обусловлено право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого. Указанное основание отмены дарения применимо только при наличии в договоре дарения условия о соответствующем праве дарителя. Такое условие может содержаться, например, в договоре дарения дачи, заключенном между родственниками. Следовательно, если договор дарения совершен путем передачи дара одаряемому, такое дарение не может быть отменено по данному основанию.

В-четвертых, по требованию заинтересованного лица, суд может отменить дарение, совершенное индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом в нарушении положений закона о несостоятельности (банкротства) за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению такого лица несостоятельным (банкротом) (п. 3 ст. 578 ГК РФ).

Правила об отмене дарения и об отказе дарителя от исполнения договора обещания дарения не подлежат применению к обычным подаркам небольшой стоимости. Положения ГК об отмене дарения могут применяться к договорам пожертвования, в отношении которых действует специальное правило, определяющее особое (и единственное) основание их отмены, а именно: использование пожертвованного имущества не в соответствии с указанным жертвователем назначением или изменение этого назначения при отсутствии согласия на то со стороны жертвователя.

В отличие от отказа дарителя от исполнения договора дарения, который совершается последним в одностороннем порядке, отмена дарения производится на основании требования дарителя, а в соответствующих случаях — его наследников и иных заинтересованных лиц в судебном порядке.

На наш взгляд, следовало бы определить срок реализации права на отмену дарения продолжительностью в три года, исчисляемый с момента вступления в законную силу приговора суда, квалифицирующего противоправное деяние одаряемого. Установление срока будет способствовать стабильности статуса дара.

Отмена дарения влечет единственное последствие — возврат одаряемым сохранившейся в натуре вещи. Пункт 5 ст. 578 ГК РФ следовало бы дополнить указанием на то, что вещь, переданная в собственность

одаряемым третьему лицу, не может быть отобрана. Ведь третье лицо приобретает вещь, когда одаряемый был законным владельцем43.

Было бы справедливо указать в законе, что подлежит возврату также поступление от вещи (продукция, плоды, доходы) с момента предъявления дарителем требования об отмене дарения. По действующему правилу поступления, полученные в результате использования вещи, принадлежат лицу (одаряемому), использующему это имущество на законном основании (договор дарения), даже в случае отмены дарения.

Выражение «отмена дарения» представляется более обширным (объемным), чем возврат подаренной вещи, так как сам дар может быть в форме передачи имущественного права требования или освобождения от обязанности. Но правила об уступке требования, переводе долга, прощении долга не допускают их одностороннее прекращение по основаниям, предусмотренным для договора дарения. Поэтому более правильно назвать ст.578 ГК РФ «Отмена дарения в случае передачи вещи».

Юридическая природа отмены дарения различна в зависимости от оснований отмены. Если в договоре было обусловлено право дарителя отменить дарение в случае, если он переживет одаряемого, то отмену дарения можно определить как расторжение договора по соглашению сторон (глава 29 ГК «Изменение и расторжение договора»).

Если дарение совершено индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом в нарушении положений закона о несостоятельности за счет средств, связанных с его предпринимательской деятельностью, в течении шести месяцев, предшествовавших объявлению такого лица несостоятельным, то отмена дарения по требованию заинтересованных лиц в судебном порядке является признанием этой сделки недействительной (оспоримой) как не соответствующей закону (ст. 168 ГК РФ).

Если отмена дарения обусловлена определенными противоправными действиями одаряемого в отношении дарителя (его членов семьи, близких родственников) или созданием угрозы безвозвратной утраты вещи вследствие ненадлежащего обращения с ней одаряемого, то этот факт является односторонним расторжением договора в судебном порядке.

Ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по договору дарения строится на общих основаниях, урегулированной главой 25 ГК РФ. Однако, учитывая безвозмездный характер этого договора, закон предусмотрел из общих правил ряд изъятий, ограничивающих ответственность сторон договора. В случае отмены дарения одаряемый обязан возвратить подаренную вещь, если она к моменту отмены сохранилась в натуре. Аналогичным образом следует поступить и с имущественным правом, когда оно было предметом договора дарения.

2.3 Пожертвование как вид договора дарения

Федеральный закон от 11.08.1995 N 135-ФЗ (ред. от 05.05.2014) «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»44 понятие «пожертвование» трактует широко, хотя и прямо не дает легального определения. Так, в соответствии со ст. 5 данного Закона благотворители могут осуществлять благотворительные пожертвования в форме:

а) бескорыстной передачи в собственности имущества (вещей);

б) бескорыстного наделения правами владения, пользования и распоряжения любыми объектами права собственности;

в) бескорыстного выполнения работ, предоставления услуг.

При этом понятие «бескорыстный» в ст. 1 Закона о благотворительности раскрывается не только как безвозмездный, но и на льготных условиях. Таким образом, с точки зрения Закона о благотворительности пожертвованием может считаться и передача права пользования имуществом на льготных условиях, а не только безвозмездно45.

Пожертвование представляет собой особый вид договора дарения с той особенностью, что пожертвование всегда имеет назначение — общеполезную цель. Иными словами, пожертвование — это передача в дар имущества с целью его использования для достижения благ в интересах всего общества в целом либо в интересах определенного круга людей, объединенных каким-то общим критерием, признаком, событием, обстоятельством.

В этой связи пожертвование осуществляется в отношении учреждений и организаций, одной из целей деятельности которых является достижение общеполезных благ, то есть одаряемыми по такому договору дарения, как пожертвование, являются именно такие организации.

В качестве примера пожертвования можно привести передачу в дар продуктов питания, одежды учреждениям для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Пожертвование представляет собой одностороннее волеизъявление относительно передачи в дар имущества, то есть на принятие такой передачи не требуется согласия, в частности, одаряемого (учреждения, осуществляющего деятельность в общеполезных целях), а также разрешения, например, руководителя одаряемого. Иными словами, если имущество передано в качестве пожертвования, то оно не может быть возвращено одаряемым обратно.

В случае если одаряемым при пожертвовании является гражданин, передаваемое имущество в качестве пожертвования должно быть обусловлено определенной целью его использования. Полагаем, что в этом случае пожертвование должно быть совершено в письменной форме, из которой однозначно явствует вывод о передаче имущества для строго определенной цели, например перевод денежных средств в качестве пожертвования на лечение ребенка одаряемого.

В отношении юридического лица также может быть определена цель пожертвования, например для приобретения лекарственных средств для лечения бездомных животных. В этом случае юридическое лицо обязано учитывать все проводимые с полученным в качестве пожертвования имуществом операции.

Принесенное в качестве пожертвования имущество должно использоваться строго в соответствии с обозначенной (при наличии) жертвователем целью такого использования, за исключением случаев, когда необходимость в достижении такой цели отпала. В этом случае с получения согласия жертвователя (либо решения суда в случае смерти гражданина- жертвователя или ликвидации юридического лица — жертвователя) оно может использоваться для иной общеполезной цели. Такое согласие, полагаем, должно быть получено в письменной форме в виде письма в форме почтового отправления, по электронной почте либо в форме ответа на уведомление жертвователя46.

При использовании пожертвованного имущества для цели иной, чем оговоренная, жертвователь (его наследники) вправе потребовать, в том числе в судебном порядке, отмены пожертвования.

Пожертвование является видом дарения имущества. Но, несмотря на сходство двух этих сделок, есть у них и отличия.

Статья 572 ГК РФ определяет дарение как безвозмездную сделку, которая не обязывает одаряемого к встречным действиям.

В свою очередь, пожертвование, согласно ст. 582 ГК РФ, должно быть направлено на общеполезные цели. Более того, указанная норма содержит перечень лиц, в адрес которых может быть сделано пожертвование. К таковым относятся:

граждане;

лечебные, воспитательные учреждения;

учреждения социальной защиты и другие аналогичные учреждения;

благотворительные, научные и образовательные организации;

фонды, музеи и другие учреждения культуры;

общественные и религиозные организации;

иные некоммерческие организации;

Российская Федерация и ее субъекты.

И дарение, и пожертвование могут быть отменены, но только на разных основаниях.

В первом случае имущество подлежит возврату дарителю, его наследнику или иному правопреемнику:

если одаряемый совершил покушение на жизнь дарителя, его семьи, иных близких родственников или причинил дарителю телесные повреждения;

одаряемый использует подарок, имеющий для дарителя большую неимущественную ценность, таким образом, что вещь может быть безвозвратно утеряна;

дарение противоречит законодательству о банкротстве.

Для возврата имущества жертвователю достаточно, чтобы имущество использовалось не по назначению47.

Оснований для отмены пожертвования в судебном порядке не так много. Еще меньше заявителей могут представить заслуживающие доверия доказательства. Это вынуждает истцов избирать иную линию защиты.

Так, предприниматель обратился в суд с иском к религиозной организации о взыскании неосновательного обогащения в размере пожертвований и процентов за пользование чужими денежными средствами. В заявлении коммерсант ссылался на то, что де-факто перечисленные средства были не пожертвованы, а переданы в качестве платы за услугу. Отсутствие подтверждающих документов послужило основанием для отказа

Случается, что к подписанию договора пожертвования стороны прибегают в качестве альтернативного способа урегулирования вопроса по оплате товара. Однако суды при рассмотрении дела оценивают не название договора, а его суть.

Доводы заявителей о том, что договор пожертвования может быть признан недействительным, поскольку дарителем выступает хозяйствующий субъект, деятельность которого должна быть направлена на извлечение прибыли, суды также признают несостоятельными. В основу решения ложится законное право общества заниматься любой не запрещенной законом деятельностью49.

Справедливости ради стоит заметить, что большая часть рассматриваемых судами дел инициируется получателями пожертвований. И выдвигаемые требования обычно адресованы налоговым органам и связаны с доначислением налогов в отношении полученного в дар имущества. Чтобы воспользоваться налоговыми льготами, как само пожертвование, так и его получатель должны обладать признаками, указанными в ч. 1 ст. 582 ГК РФ50.

2.4 Признание договора дарения недействительным

К договору дарения в силу положений ст. 153 ГК РФ применимы общие положения о недействительности сделок, указанные в § 2 гл. 9 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Наиболее распространенными основаниями для признания договора дарения недействительным из тех, что указаны в названном параграфе гл. 9 ГК РФ, являются:

а) нарушение требований закона или иного правового акта (ст. 168 ГК В соответствии со ст. 168 ГК РФ сделка может быть признана недействительной, если она нарушает требования закона или иного правового акта.

Прежде всего, исходя из принципа свободы договора (п. 1 ст. 1 ГК РФ), смысла ст. 572 ГК РФ, для заключения договора дарения необходимо установить, что воля дарителя действительно была направлена на совершение сделки, т.е. была выражена явным недвусмысленным образом, в противном случае договор дарения может быть признан недействительным. При этом воля дарителя должна быть выражена с соблюдением требований к форме договора дарения (ст. 574 ГК РФ).

Так, суд признал недействительным договор дарения, поскольку воля дарителя на заключение договора дарения принадлежащей ему квартиры не выражена, подпись в документах, послуживших основанием для регистрации перехода права собственности, выполнена другим лицом, что свидетельствует о том, что в силу ст. 168 ГКРФ оспариваемый договор дарения является ничтожной сделкой51.

Однако соблюдение требований закона по форме сделки, выраженности воли дарителя недостаточно, если законом установлен запрет на дарение в соответствии со ст. 575 ГК РФ. Нарушение запрета на дарение приведет к признанию сделки недействительной в силу ст. 168 ГК РФ.

Так, суд признал недействительным договор дарения, т.к. согласно пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями, а на момент заключения договора стороны являлись индивидуальными предпринимателями и в соответствии с п. 3 ст. 23 ГК РФ на них распространялся подобный запрет52.

Даритель должен обладать правом на передачу имущества в дар, и сама сделка не должна нарушать права и законные интересы других лиц.

Например, суд признал недействительным договор дарения в силу ст.

В другом деле даритель не вправе был отчуждать по договору дарения спорную долю в уставном капитале ООО, т.к. не обладал правом на нее54.

Законом либо уставом юридического лица в соответствии с законом могут выдвигаться также требования к порядку заключения договора, нарушение которого также будет являться основанием для признания договора недействительным.

Например, суд признал недействительным договор дарения в соответствии со ст. 168 ГК РФ, т.к. договор дарения доли в уставном капитале общества заключен сторонами без получения установленного как законом, так и уставом общества согласия участника Б. и самого общества55.

В другом деле не было получено нотариального согласия супруги дарителя при заключении договора дарения и одаряемые знали о несогласии супруги на отчуждение имущества, суд признал подобное нарушением порядка заключения договора и на основании ст. 168 ГК РФ признал договор дарения недействительным (Апелляционное определение Московского городского суда от 26.03.2015 по делу N 33-9903/2015).

Отметим, что существует и «самостоятельная» ст. 173.1 ГК РФ о недействительности сделки, совершенной без необходимого согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления. Нередко суды используют обе статьи — названную и ст. 168 ГК РФ.

Еще одной особой категорией дел являются споры, в которых суды в поведении дарителя усмотрели злоупотребление правом и недобросовестное поведение как одно из ключевых оснований для признания договора недействительным, при этом в судебных актах содержится ссылка как на ст. ст. 1 и 10, так и на ст. 168 ГК РФ, т.е. сделки были расценены как совершенные с нарушением требований закона (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 10.09.2014 по делу N А14- 12297/2013, Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2016 по делу N 33-23545/2016 и др.);

б) договор как сделка совершен с целью, противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК РФ).

Наиболее часто по такому мотиву признаются недействительными договоры дарения долей в жилых помещениях, которые принадлежат на праве собственности несовершеннолетним или иным образом нарушают права несовершеннолетних.

Например, суд признал договор дарения недействительным, поскольку ответчик заключил безвозмездный договор отчуждения своей доли в праве собственности на квартиру постороннему лицу, не члену семьи, вынуждая тем самым ребенка фактически проживать в одной квартире с посторонними людьми, то есть сделка совершена последней в нарушение ст. 169 ГК РФ. Заключив оспариваемый договор дарения доли спорной квартиры, ответчик фактически освободил себя от выполнения обязанностей родителя по созданию нормальных жилищных и иных условий для своего сына, чем нарушил норму ст. 61 СК РФ (Апелляционное определение Московского городского суда от 02.06.2016 по делу N 33-21292/2016)56.

Схожие мотивы о нарушении прав несовершеннолетних для признания недействительным договора дарения встречаются и в Апелляционном определении Брянского областного суда от 08.09.2015 по делу N 33- 3360/2015, Апелляционном определении Челябинского областного суда от 21.04.2015 по делу N 11-3673/2015;

в) договор является мнимой или притворной сделкой (ст. 170 ГК РФ).

Понятие мнимой и притворной сделок дано в ст. 170 ГК РФ.

Мнимой сделкой признается сделка, совершенная лишь для вида без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Например, суд признал договор дарения недействительным по мотиву мнимости сделки, т.к. в реальности после совершения оспариваемой сделки каких-либо распорядительных действий в отношении спорных объектов недвижимого имущества совершено не было; даритель продолжает проживать в жилом помещении, пользуется земельным участком, несет бремя содержания имущества, в то время как оспариваемым договором дарения таких условий не предусмотрено (Апелляционное определение Свердловского областного суда от 19.07.2016 по делу N 33-12297/2016).

В другом деле договор дарения части доли в уставном капитале ООО был признан мнимой сделкой, т.к. даритель — участник ООО после заключения сделки оставался в числе участников общества и активно реализовывал свои права, вышел даритель из числа участников значительно позже совершенной сделки и с выплатой ему стоимости доли (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.01.2013 по делу N А44- 619/2012).

Притворная сделка прикрывает другую сделку, в т.ч. сделку на иных условиях. Чаще всего договором дарения «прикрывают» куплю-продажу.

В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ ключевой особенностью договора дарения является его безвозмездность. При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением, а является притворной сделкой.

На практике может создаваться целая цепочка договоров передачи имущества, в этом случае все они могут быть расценены как единый договор возмездного отчуждения (например, купли-продажи), особенно если совершены сделки в небольшой промежуток времени (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.09.2016 N Ф05-11685/2015 по делу N А40-98289/2014).

Например, суды признали, что исполненные ответчиками договоры дарения и купли-продажи акций АО являются притворными, поскольку они были совершены с целью прикрыть единый договор купли-продажи акций общества и лишить других акционеров возможности воспользоваться своим преимущественным правом приобретения отчуждаемых акций (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 05.07.2011 N Ф03- 2734/2011 по делу N А59-5186/2009).

В другом деле действия дарителя по заключению договора дарения не отражали ее действительную волю, намерения отчуждать принадлежащую ей долю в квартире она не имела, полагала, что заключает договор залога в обеспечение обязательств по договору займа денежных средств. Воля сторон была направлена на заключение договора займа с получением денежных средств под залог доли квартиры, то есть имело место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон, которая была направлена на установление сторонами сделки гражданско-правовых отношений иных по сравнению с выраженными в волеизъявлении сторон (Апелляционное определение Московского городского суда от 30.08.2016 по делу N 33-32319/2016);

г) договор совершен недееспособным или ограниченным в дееспособности лицом, или даритель не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (ст. ст. 171, 176, 177 ГК РФ).

Согласно п. 1 ст. 171 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным, является ничтожной.

Так, например, суд признал недействительным договор дарения, поскольку даритель была признана решением суда недееспособной вследствие заболевания и не могла на момент совершения сделки руководить своими действиями, осознавать их значение57.

Во многом дела указанной категории по своей сути очень схожи, так как в момент заключения договора дарения даритель не в состоянии осознавать свои действия или руководить ими. Поэтому примеры из судебной практики смешаны, очень часто содержат ссылку на ст. 177 ГК РФ, согласно п. 1 которой сделка, совершенная гражданином хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной. То есть воля дарителя при заключении договора не должна быть с пороком, даритель не просто выражает желание (волю) на совершении сделки, но прекрасно осознает, что совершает и какие последствия влечет за собой сделка. В противном случае договор может быть признан недействительным.

Например, по заключении судебно-психиатрической экспертизы в исследуемый период признаки заболевания у дарителя были выражены столь значительно, что лишали возможности понимать значение своих действий и руководить ими, в том числе при оформлении договора займа, залога и дарения, что является основанием для признания договора дарения недействительным (Апелляционное определение Челябинского областного суда от 07.07.2016 по делу N 11-9560/2016).

При этом необязательно даритель страдает психическим заболеванием, некоторые органические заболевания могут приводить в т.ч. к временным изменениям психики.

Так, в связи со смешанными заболеваниями у дарителя при жизни наблюдались клинические признаки органического расстройства личности, степень изменений со стороны психики была выражена столь значительно, что приравнивается к хроническому психическому расстройству, что лишало М. в момент составления и подписания договора дарения способности понимать значение своих действий и руководить ими (Апелляционное определение Московского областного суда от 20.07.2016 по делу N 33- 15955/2016).

Повлиять может и психологическая зависимость от одаряемого.

д) договор совершен под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных последствий (ст. 179 ГК РФ), а также под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ).

Обман при совершении договора дарения выражается прежде всего в том, что одаряемый или иное лицо воспользовались доверием дарителя к ним, которое возникло по различным причинам как к представителю правоохранительных органов, родственнику, давнему другу/знакомому и т.п. При этом зачастую даритель может как пребывать в заблуждении относительно природы сделки, так и понимать суть сделки, но находиться под обманным влиянием дарителя или третьего лица.

Так, суд признал договор недействительным, т.к. даритель по договору не имела намерения совершить подобную сделку, подписала документы под влиянием обмана, заблуждаясь о смысле подписываемых бумаг (Апелляционное определение Московского городского суда от 10.11.2014 по делу N 33-35108).

Схожий мотив можно найти и в Апелляционном определении Красноярского краевого суда от 08.08.2016 по делу N 33- 10485/2016: даритель в силу своей неграмотности и неспособности читать пребывала в заблуждении относительно природы документов, которые подписала; считала, что подписывает завещание, а не договор дарения.

Особенно распространено применение обмана при нахождении дарителя в тяжелой жизненной ситуации: в состоянии болезни, потери работы, наличия долговых обязательств у дарителя или близких ему людей и т.п.

Например, даритель находилась в тяжелой жизненной ситуации из-за долга сына по кредиту перед банком, который не имела возможности погасить. Одаряемый внушил ей, что она может потерять квартиру и остаться на улице, если банк обратится в суд, и спастись от взыскания можно, только подарив квартиру ему. Поверив ему под влиянием стечения жизненных обстоятельств, истец лишилась единственного жилья (Апелляционное

определение Владимирского областного суда от 23.04.2015 по делу N 33- 1398/2015).

Обман может сочетаться и с психологическим давлением.

е) договор заключен без одобрения соответствующей сделки органами юридического лица, третьими лицами или государственным органом, органом местного самоуправления (ст. 173.1 ГК РФ); либо же предметом договора является имущество, распоряжение которым запрещено или ограничено (ст. 174.1 ГК РФ).

Законом или уставом корпорации может быть предусмотрено обязательное согласие на совершение сделки, в том числе заключение договора дарения. Нарушение такого требования послужит основанием для признания договора недействительным, как это было в деле о признании недействительным договора дарения доли в уставном капитале ООО: суд установил, что сделка совершена без уведомления самого общества, без согласия других участников вопреки требованиям устава общества. Заключением спорного договора нарушено право на участие в управлении делами общества других участников (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.04.2015 N Ф05-3495/2015 по делу N А40- 181337/13).

Отсутствие нотариально удостоверенного согласия супруга на отчуждение совместно нажитого имущества по договору дарения также может послужить основанием для признания договора недействительным (Апелляционное определение Ставропольского краевого суда от 09.12.2015 по делу N 33-7870/2015).

Запрет на отчуждение имущества может быть установлен как в силу закона, так и в силу принятия судом обеспечительных мер, наложения ареста судебным приставом-исполнителем и т.п. Сделки с имуществом «под запретом» могут быть признаны недействительными.

Так, суд признал недействительным договор дарения земельного участка, поскольку на спорный земельный участок был наложен арест судебным приставом-исполнителем (Апелляционное определение Московского городского суда от 14.04.2016 по делу N 33-8832/2016).

В другом деле суд пришел к выводу, что по договору отчуждено фактически общее имущество многоквартирного дома неуправомоченным лицом (Апелляционное определение Московского городского суда от 22.12.2015 по делу N 33-48293/2015).

Порядок признания договора дарения недействительным.

Договор дарения может быть признан недействительным по иску лица, которому законом предоставлено право на оспаривание договора (п. 2 ст. 166 ГК РФ), а именно:

а) самим дарителем;

б) лицом, чьи права и законные интересы нарушены спорным договором (например, наследником дарителя или супругой(-ом) и т.п.);

в) законным представителем дарителя — родителем, опекуном и попечителем;

г) прокурором в интересах гражданина, чьи права нарушены спорным договором, при условии, что гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд58.

Условия для оспаривания сделки указаны в п. 2 ст. 166 ГК РФ:

а) сделка нарушает права и законные интересы лица, оспаривающего ее;

б) повлекла или может потенциально повлечь неблагоприятные для него последствия.

При этом сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли.

Лицо, оспаривающее договор дарения, должно обратиться с исковым заявлением в суд с учетом подведомственности и подсудности спора. Так, иск о признании недействительным договора дарения доли в уставном капитале истцом — участником ООО подается в соответствии со ст. 27 АПК РФ в арбитражный суд. В то же время спор о признании договора дарения квартиры недействительным по иску гражданина рассматривается в суде общей юрисдикции (ст. 22 ГПК РФ).

При подаче искового заявления истец оплачивает государственную пошлину, исчисляемую в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 333.19, пп. 1 п. 1 ст. 333.21 НК РФ. При подаче иска если размер госпошлины слишком велик для истца, а истец в соответствии с законом не имеет льгот по оплате пошлины, то он вправе просить суд об отсрочке, рассрочке уплаты госпошлины (ст. НК РФ).

Ответчиком выступает лицо, в пользу которого совершена сделка, а если, например, имущество выбыло из его владения по другой сделке, скажем, по договору купли-продажи, то ответчиками привлекаются и лица, к которым имущество перешло по новой сделке, поскольку признание недействительным договора повлечет недействительность и других сделок59.

Бремя доказывания возложено в силу ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ на истца, который обязан привести доводы и доказательства в пользу признания договора недействительным. В связи с этим уже в исковом заявлении истец указывает, какие конкретно права и законные интересы и каким образом нарушены оспариваемым договором (п. п. 4 — 5 ч. 2 ст. 131 ГПК РФ, ст. 125 АПК РФ).

Основным исковым требованием является признание договора дарения недействительным. Дополнительным требованием может являться применение последствий недействительности сделки (п. 3 ст. 166 ГК РФ), иные требования исходя из существа сделки, например о признании права собственности, устранении препятствий в пользовании имуществом и т.п.

Обращение в суд должно осуществляться в пределах исковой давности

а) по оспоримым сделкам — один год со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (п. 2 ст. 181 ГК РФ);

б) по ничтожным сделкам — три года со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки (п. 1 ст. 181 ГК РФ).

Пропуск срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении исковых требований.

Заключение

Институт дарения прошел долгий исторический путь в своем развитии от римского права до современного гражданского законодательства. Исторический анализ позволяет сделать вывод о том, что основные положения о договоре дарения, содержащиеся в римском праве, такие как, безвозмездность договора дарения, его предмет, обещание дарения, отмена дарения являются основополагающими в становлении и развитии института дарения в России.

В системе гражданско-правовых договоров, договор дарения выделяется в отдельный тип договорных обязательств, благодаря наличию некоторых характерных признаков, позволяющих квалифицировать его в данном качестве. В числе таких признаков называют следующие особые черты договора дарения:

безвозмездность;

увеличение имущества одаряемого, увеличение имущества одаряемого должно происходить за счет уменьшения имущества дарителя;

наличие у дарителя, передающего одаряемому имущество либо освобождающего его от обязательств, намерения одарить последнего, т.е. увеличить имущество одаряемого за счет собственного имущества;

согласие одаряемого на получение дара.

Можно отметить, что среди названных характерных признаков договора дарения основным признаком является признак безвозмездности этого договора. Остальные признаки представляют собой необходимые и, в известном смысле, самостоятельные черты договора дарения. Данное суждение традиционно для цивилистики, в том числе и для отечественной гражданско-правовой доктрины.

Обращая внимание на структуру ст. 575 ГК РФ о запрете дарения, которая на сегодняшний день является недостаточно проработанной с точки зрения опыта отечественной цивилистики и богатства современной судебной

практики. Не отменяя статью о запрете дарения, считаем необходимым внести соответствующие уточнения относительно пределов такого запрета. Во-первых, обычный характер подарка не ставить в зависимость от стоимости. Во-вторых, указать такой специальный предел запрета дарения, как мотив (намерение) дарителя. Предлагаемые изменения позволили бы минимизировать риск неправильного применения статьи правоохранительными органами при квалификации дара в качестве взятки, а также защитить от возможного судебного произвола.

Что касается условий прекращения договора дарения, то Гражданский кодекс содержит по этому поводу следующие условия прекращения:

Во-вторых, Гражданский кодекс содержит нормы об отказе от исполнения договора в интересах дарителя, т.е. об одностороннем расторжении. Непременными условиями правомерности отказа дарителя передать в будущем одаряемому вещь или право либо освобождение одаряемого от имущественной обязанности должны быть, во-первых, изменение после заключения договора его имущественного или семейного положения либо, во-вторых, изменение состояния здоровья. Более того, при названных обстоятельствах исполнение договора в новых условиях привело бы к существенному снижению уровня жизни дарителя. При этом одаряемый не наделяется правом требовать от дарителя возмещения возникших убытков. Данные правила сформулированы в виде императивных норм, по определению не допускающих установление в договоре аналогичных условий, при которых обязательство дарения могло бы быть прекращено путем отказа дарителя от его исполнения. В целях экономии законодательного материала в ст. 577 со ссылкой на ст. 578 ГК РФ называются также другие основания допустимости отказа от исполнения договора.

Статья 558 Гражданского кодекса перечисляет основания отмены договора дарения. Так, даритель вправе отменить или потребовать через суд отмены дарения (за исключением пожертвований — п.6 ст. 582 ГК РФ и обычных подарков небольшой стоимости — ст. 579 ГК РФ) в следующих случаях:

если одаряемый совершил покушение на его жизнь, жизнь кого -либо из членов его семьи или близких родственников либо умышленно причинил дарителю телесные повреждения;

если обращение одаряемого с подаренной вещью, представляющей для дарителя большую имущественную ценность, создает угрозу ее безвозвратной утраты;

по требованию заинтересованного лица суд может отменить дарение, совершенное индивидуальным предпринимателем или юридическим лицом, объявленным банкротом, в течение шести месяцев, предшествовавших объявлению о банкроте, если такое дарение производилось за счет средств, связанных с предпринимательской деятельностью дарителя, и нарушало положение закона о несостоятельности.

На наш взгляд, данные основания не относятся к способам прекращения договора дарения, так как перечисленные в нем положения есть не что иное, как юридическая ответственность одаряемого за совершение противоправных деяний.

Таким образом, проанализировав институт дарения в соответствии с действующим законодательством, можно сделать основные выводы.

Правовые нормы гражданского законодательства, регулирующие отношения, связанные с дарением носят императивный (например, запрещение дарения определенному кругу лиц; между коммерческими организациями) и диспозитивный (например, право одаряемого в любое время до передачи ему дара от него отказаться) характер.

Действующий ГК РФ относит дарение к безвозмездным договорам, благодаря наличию некоторых характерных признаков, позволяющих квалифицировать его в данном качестве, где основным является признак безвозмездности, который означает, что даритель не получает и не рассчитывает получить встречное предоставление со стороны одаряемого, иначе договор не признается дарением и к нему применяются правила о притворных сделках, содержащиеся в ст. 170 ГК РФ.

Гражданское законодательство допускает заключение договора дарения по модели как реального, так и консенсуального договора (обещание дарения).

Это связано с тем обстоятельством, что момент передачи имущества не всегда совпадает с моментом заключения договора.

Договор дарения имеет сложный предмет (современное гражданское законодательство по сравнению с советским значительно расширило предмет договора дарения), состоящий из действий дарителя: передача дара, освобождение от обязанности, имущественного права (требования) к себе или третьему лицу, а также самого имущества (движимого и недвижимого).

Все это свидетельствует о том, что в настоящее время гражданско- правовой договор дарения занимает ведущее место в системе регулирования гражданских отношений.

Список использованных источников

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/diplomnaya/dogovor-dareniya-3/

Нормативно-правовые акты:

1.Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993г. //

«Российская газета». 25.12.1993.

2.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11. 1994 г. № 52-ФЗ // «Собрание законодательства РФ». 21.03.2002. №31, Ст.3301.

3.Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 г. №14-ФЗ //«Собрание законодательства РФ», 29.01.1996, №5, Ст.410.

4.Гражданский Кодекс РСФСР 11 июня 1964г. (утратил силу) //

«Ведомости ВС РСФСР», 1964, N 24, ст. 407.

5.Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая) от 31.07.1998г. N 146-ФЗ // «Собрание законодательства РФ», N 31, 03.08.1998, ст. 3824.

6.Уголовный Кодекс Российской Федерации от 24 мая 1996г. N 63-ФЗ

// «Российская газета», N 113, 18.06.1996.

7.Жилищный кодекс Российской Федерации от 29.12.2004 N 188-ФЗ

// Собрание законодательства РФ, 03.01.2005, N 1 (часть 1), ст. 14.

8.Федеральный закон Российской Федерации от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // «Собрание законодательства РФ». 1997 N 30. Ст. 1253.

9.Федеральный закон РФ от 26.05.1996г. №54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации» // «Собрание законодательства РФ» 2000. № 54.

10.Федеральный закон РФ от 14.03.1995г. №33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях// «Собрание законодательства РФ» 2000. № 33.

. Федеральный закон от 11.08.1995 N 135-ФЗ (ред. от 05.05.2014) «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»

//»Собрание законодательства РФ», 14.08.1995, N 33, ст. 3340.

.Федеральный закон от 25.12.2008 г, №280-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 г., и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от

27 января 1999 г., и принятием ФЗ «О противодействии коррупции»//Российская газета №266 от 30.12.2008 г.

Судебная практика:

. Постановление 11 ААС от 03.12.2014 по делу N А65-10969/2014// СПС «КонсультантПлюс».

. Постановление 11 ААС от 13.04.2015 по делу N А55-24633/2014// СПС «КонсультантПлюс».

. Постановление 6 ААС от 29.09.2014 N 06АП-4379/2014 // СПС

«КонсультантПлюс».

16.Постановление Арбитражного суда Московского округа от 13.07.2015 N Ф05-6396/2015 по делу N А40-17064/14-104-148// СПС

«КонсультантПлюс».

17.Постановление Президиума ВАС РФ от 4 декабря 2012 г. N 8989/12 по делу N А28-5775/2011-223/12 // СПС «КонсультантПлюс».

18.Постановление ФАС Уральского округа от 12.12.2013 N Ф09- 11755/13 по делу N А76-5884/2012// СПС «КонсультантПлюс».

19.Постановление ФАС Центрального округа от 26.09.2013 по делу N А62-890/10// СПС «КонсультантПлюс».

20.Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 21.06.2016 по делу N 33-11640/2016// СПС

«КонсультантПлюс».

21.Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 03.09.2015 по делу N 33-15153/2015// СПС

«КонсультантПлюс».

22.Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 26.10.2016 по делу N 33-13880/2016// СПС «КонсультантПлюс».

Литература:

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/diplomnaya/dogovor-dareniya-3/

23.Абов Т.Е. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. /Под ред. Т.Е. Абова, А.Ю. Кабалкин.- М.: 2011г.

24.Антонов К. Дарение или завещание квартиры родственникам // Жилищное право. 2017. N 2. С. 35 — 49.

25.Баринов Н.А., Бевзюк Е.А., Беляев М.А., Бирюкова Т.А., Барышев С.А., Вахрушева Ю.Н., Долотина Р.Р., Елизарова Н.В., Закиров Р.Ю., Захарова Н.А., Иванишин П.З., Морозов С.Ю., Михалева Т.Н. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2014.

26.Брагинский М.И. Комментарий части первой Гражданского кодекса РФ/ Под ред. М.И.Брагинского, В.В.Витрянского, Е.В. Суханова. — М.:2011.

27.Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о передаче имущества. 4-е изд., стереотипное / М.И. Брагинский.- М.: Статут, 2011. Кн. 2. 800 с.

28.Гражданское право/Под ред. А.П.Сергеева, Ю.К.Толстого. М.:Проспект,2011.Т.2.

29.Гражданское право: учебник: в 2 т. / О.Г. Алексеева, Е.Р. Аминов, М.В. Бандо и др.; под ред. Б.М. Гонгало. М.: Статут, 2016. Т. 2. 528 с.

30.Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав

// Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000.

31.Грубова Е.И. Проблемы реализации уголовной политики противодействия коррупции // Проблемы малого и среднего

предпринимательства России: Материалы всероссийской научно- практической конференции. Н. Новгород, 2012.

32.Иванова С. Благотворительность по правилам // ЭЖ-Юрист. 2016. N 28. С. 13.

33.Киракосян С.А. Принцип равенства в российском гражданском праве: Дис…. канд. юрид. наук. Краснодар, 2009. С. 103.

34.Киракосян С.А., Власова А.В. Запрет дарения и его пределы в российском гражданском праве // Юридический мир. 2016. N 7. С. 34 — 38.

35.Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958.

36.Крашенинников П.В. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: в 3 т. / Н.А. Баринов, К.П. Беляев, Е.В. Вавилин и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2011. Т. 1. 533 с.

37.Кунцевич А.С. Актуальные проблемы договора дарения // Нотариус. 2012. N 4. С. 21 — 22.

38.Машовец А.О., Медведев И.Г. Настольная книга нотариуса: В 4 т. / под ред. И.Г. Медведева. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2015. Т. 4: Международное частное право, уголовное право и процесс в нотариальной деятельности. 287 с.

39.Мейер Д.И. Русское гражданское право: В 2 ч. М., 1997. Ч. 1.

40.Москалева О. Признание договора дарения незаключенным // Жилищное право. 2014. N 4. С. 69 — 80.

41.Мусаелян М.Ф. Совершенствование уголовной политики в сфере противодействия коррупции в Российской Федерации // Журнал российского права. 2014. N 5. С. 64 — 65.

42.Нестерова Т.И., Бледите М.Р. Правовое регулирование отказа от исполнения дарения и отмены дарения недвижимости // Нотариус. 2014. N 8. С. 7 — 9.

44.Романец Ю.В. Система договоров в гражданском праве России: монография. 2-е изд., перераб. и доп.-М.: Норма, Инфра-М, 2013. 496 с.

45.Сергеев А.П. Гражданское право: Учебник/ Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект,2011. Ч.2.

46.Слесарев С. Благотворительность // СПС КонсультантПлюс. 2017.

47.Слесарев С. Признание договора дарения недействительным // СПС КонсультантПлюс. 2017.

48.Соломин С.К. Форма договора дарения // Право и экономика. 2015. N 2. С. 40 — 43.

49.Суханов Е.А. Российское гражданское право: Учебник: В 2т. Т.II: Обязательственное право / Отв. Ред. Е.А.Суханов. — 2-е изд., стереотип. — М.: Статут, 2011.- 1208с.

50.Трофимова Г.А. Правовая природа договора, посредством которого даритель освобождает одаряемого от имущественной обязанности // Цивилист. 2013. N 4. С. 60 — 64.

51.Трофимова Г.А. Правовая сущность вещного договора через призму конструкции договора дарения // Законодательство и экономика. 2015. N 11. С. 43 — 47.

52.Хвостов В.М. Опыт характеристики понятий aequitas и aequum jus в римской классической юриспруденции. М., 1895. С. 18.

53.Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907г.).- М.: СПАРК, 1995.

54.Шмелев Р.В. Понятие договора дарения недвижимого имущества // СПС КонсультантПлюс. 2015.