Объект правоотношения

Дипломная работа
431kb. 03.12.2011 21:31

  • Смотрите также:
  • [ документ ]
  • [ дипломная работа ]
  • [ документ ]
  • [ дипломная работа ]
  • [ дипломная работа ]
  • [ лекция ]
  • [ дипломная работа ]
  • [ дипломная работа ]
  • [ лабораторная работа ]
  • [ дипломная работа ]
  • [ дипломная работа ]
  • [ дипломная работа ]

^

В юридической литературе существуют разные трактовки объекта правоотношения. Однако в результате длительной дискуссии сформировались две основные теории – плюралистическая (теория множественности объектов) и монистическая (теория единого объекта).

Согласно теории множественности объектов в качестве объектов выступают самые различные материальные и нематериальные блага, причем приводится самый различный их набор.

Так, у виднейшего представителя германской пандектной школы Г.Ф. Пухты, система гражданских прав и их объектов насчитывает пять элементов: 1) на собственную личность; 2) вещные права; 3) права на действия, т.е. обязательства; 4) права на лиц вне субъекта – семейные права и, наконец; 5) права на лиц, перешедших в их субъект, – так немецкий юрист называл право наследования [98, c. 125-126].

Г.Ф. Шершеневич под объектом права понимал «все то, что может служить средством осуществления интереса» [99, c. 94] и выделял три вида объектов: вещи, действия и лица [100, c. 876].

В.М. Хвостов предлагает следующую классификацию гражданских прав по их объектам: 1) права на собственную личность субъекта; 2) права на вещи (вещные права); 3) права на действия другого лица (обязательственные права); 4) права на других лиц (семейные права); 5) наследственные права; 6) права на продукты духовного творчества.

Д.И. Мейер также выделяет три вида объективных прав: права власти, права вещные и права обязательственные [101, c. 225-226]. В.И. Синайский в качестве объектов называет вещи и права [82, c. 123].

Аналогичные взгляды сохранились и в современной юридической литературе. Например, по мнению В.К. Бабаева, объектами правоотношений являются следующие явления и блага: 1) предметы материального права; 2) продукты духовного творчества; 3) личные неимущественные блага; 4) поведение участников правоотношений; 5) результаты поведения участников правоотношений [46, c. 422-425].

А.В. Мицкевич относит к объектам правоотношений предметы внешнего мира, действия обязанного лица, результаты действий обязанного лица [102, c. 382-383].

В.В. Лазарев, С.В. Липень считают, что объектами правовых отношений могут являться: материальные блага, т.е. предметы материального мира; различные нематериальные ценности – продукты интеллектуального, духовного творчества людей, личные неимущественные блага; действия субъектов правовых отношений или результаты этих действий, субъективные права [103, c. 338-339].

С точки зрения С.С. Алексеева, объект правоотношения – это тот предмет окружающего мира, материальное или нематериальное благо, по поводу которого или же в отношении которого сложилось правоотношение [104, c. 72]. Такое понимание объектов имеет распространение и в современной цивилистической литературе.

Вторая теория – монистическая – заключается в том, что в качестве объекта прав может выступать только одно какое-либо внешнее явление. Одни авторы считают единым и единственным объектом вещи, другие – поведение или человеческие действия, третьи – правовой режим.

Попытки совместить оба взгляда привели к компромиссным теориям: объект первого порядка (поведение) и объект второго порядка, или объект юридического объекта (вещи, нематериальные блага, действия людей) [100, c. 830-832]; специальный объект правоотношения; внешний объект; первичный и вторичный объекты; юридический и материальный объекты; объект правоотношения (фактические общественные отношения) и предмет правоотношения (материальное и нематериальное благо либо поведение лица).

Таким образом, в любом случае – или непосредственно, или опосредованно (через поведение участников правоотношения) – материальные и нематериальные блага выступают объектом субъективных прав (или правоотношения).

С философской точки зрения под объектом понимается то, что противостоит субъекту, на что направлена познавательная и иная деятельность человека. Это самое абстрактное определение объекта. Объект и субъект – парные категории [51, c. 493]. С юридической же точки зрения объектом правоотношения является то, на что направлены права и обязанности субъектов права [105, c. 173; 106, c. 183].

Люди всегда участвуют в правоотношениях ради удовлетворения каких-либо политических, культурных и иных социальных интересов и потребностей. Эта цель достигается с помощью субъективных прав и обязанностей и юридических действий, направленных на их осуществление, которые в конечном счете приводят к приобретению и потреблению вещей, к пользованию различными социально-культурными благами, к пользованию бытовыми услугами; в политической сфере – к ыборам народом своих представителей в органы власти, осуществлению контроля над ними, к правильному функционированию власти и т.п.

Связь объекта с интересами участников правоотношения выводит нас за пределы анализа юридической формы правоотношения и позволяет установить связь этой формы с различными материальными, организационными и культурными средствами удовлетворения потребностей личности и общества. В этом проявляется самостоятельное значение вопроса об объекте правоотношения для юридической науки и практики.

Средства удовлетворения различных интересов, потребностей личности и общества чрезвычайно разнообразны. Это прежде всего предметы внешнего мира, результаты деятельности людей, которые отделяются от самого процесса деятельности. Поэтому имущество, предоставленное субъекту, признается законом объектом права собственности, права оперативного управления имуществом со стороны государственных предприятий и других субъектов прав. С той же абсолютной ясностью формулирует действующее законодательство и объект авторского права: «объективированные результаты интеллектуальной деятельности фирменные наименования, товарные знаки и иные средства индивидуализации изделий» (ст. 115 ГК РК).

Следовательно, и личные неимущественные блага (продукты интеллектуального творчества) выступают в качестве объекта субъективного права.

Но в ряде случаев интересы участников правоотношения (или интересы общества, которым служит деятельность государственной организации) удовлетворяются непосредственно самим действием обязанного лица, выступающим в силу этого объектом правоотношения.

Например, когда речь идет об оказании различных производственных и бытовых услуг, объектом правоотношения служат именно эти услуги. И независимо от того, оплачивается или нет услуга тем лицом, которое ее получает, она престает быть средством удовлетворения потребности. Поэтому в договоре перевозки и подряда объектом прав заказчика выступает выполнение работы перевозчиком или подрядчиком. Выполнение определенных действий по обучению, воспитанию, по медицинскому обслуживанию, по концертному исполнению произведений также составляет средство удовлетворения соответствующих социально-культурных потребностей граждан, участвующих в соответствующих правоотношениях, т.е. их объект.

Наконец, объектом правоотношения могут выступать не сами действия, а их результат. Например, выполнение договора подряда (при заказе портрета художнику, изготовлении индивидуальной вещи, костюма и т.п.) оценивается не по тому, как выполнялась работа, а по тому, каким оказался ее результат.

В юридической литературе встречаются мнения о том, что и личность человека может в отдельных случаях выступать объектом права другого лица. Примером приводят брак, в котором взаимный интерес супругов состоит не только в их взаимном поведении, но и в личных качествах супругов, а также качествах детей для родителей. Важно при этом, чтобы «господство одного лица» не исключало личной свободы другого [107, c. 199-200], признавалось также право на собственную личность [108, c. 132].

В действующем праве признается неприкосновенность личности. Однако она, так же, как и свобода личности, выступает в правовой практике скорее в качестве тех неотъемлемых прав человека, посягательства на которые недопустимы. Лишь в уголовном праве они выступают как объекты посягательства (преступления).

^

реальных целевых действий (бездействия)

Тем не менее сказанное побуждает теоретически признавать необходимым выделение названных действий субъектов правоотно­шения в качестве элементной составляющей его структуры. Но здесь в теории права обнаруживается проблема признания и отнесе­ния таких действий к элементам структуры правоотношения.

Согласно одной точке зрения действия (бездействие) субъектов правоотношения относятся к его содержанию, а по другой точке зрения (но чаще опровергаемой в теории) – к объекту правоотно­шения. Представляется, что эти точки зрения неосновательны. Действия (бездействие) субъектов правоотношения правильно при­знавать особым, отдельным элементом его структуры в силу тех же логических оснований, что и в отношении субъектов, содержания (субъектно-правовой связи) и объекта.

С учетом отнесения действий (бездействия) субъектов правоот­ношения по целевому осуществлению их субъективных прав и юри­дических обязанностей к числу элементов будет нетрадиционно включать в себя уже не три, а четы­ре относительно самостоятельных, но логически взаимосвязанных элемента. И, конечно, это утверждение в настоящее время будет яв­ляться дискуссионным, т.е. проблемой теории права. В связи с этим необходимо его теоретическое обоснование, т.е. разрешение данной проблемы в качестве учебной иллюстрации познавательного анализа вообще проблем теории права и государства.

объективной стороной

В связи с этим можно отметить имеющее большое познаватель­ное и подтверждающее значение следующее мнение: «… реализация нормы права – это использование субъектами права своих право­вых возможностей (своей правоспособности) посредством актив­ных правомерных действий, соответствую­щих требованиям реализуемой нормы, для достижения своих правомерных целей и удовлетворения своих законных интересов – приобретения и осуществления своих индивидуально-конкретных субъективных прав и исполнения своих индивидуально-конкрет­ных субъективных юридических обязанностей» [17, c. 509]. Правда, данное определение целей реализации нормы права представляется непол­ным, поскольку эти цели сводятся только к приобретению и осуще­ствлению субъективных прав и обязанностей и не связаны с объектом правоотношения, в котором действительно заключена основная цель реализации нормы права – удовлетворение определенной (материальной или духовной) потребности и выражающих ее за­конных интересов субъектов правоотношения. Субъектная цель реализации нормы права выражается как раз в этом удовлетворе­нии, а не просто в приобретении и осуществлении названных прав и обязанностей ради самих себя.

Объективная сторона правоотношений заключается именно в правомерных действиях или бездействии его субъектов по целевому осуществлению своих субъективных прав и юридических обязанно­стей – тех действий и бездействия, которые предполагаются реали­зуемыми в этих правоотношениях нормами права. Если такие дей­ствия или бездействие будут неправомерными, то и правоотноше­ния соответственно будут неправомерными, например в случаях злоупотребления субъектами через эти действия и бездействие своими правами и обязанностями, правомочиями и полномочиями. Более того, такие (неправомерные) действия и бездействие должны вызвать другие – правозащитные отношения, т.е. они транс­формируются из объективной стороны как структурного элемента одних правоотношений в юридические факты как стартовый (ввод­ный) элемент этих других правоотношений. В этом обнаруживает­ся наличие познавательной проблемы теории права, в частности выражающей диалектику правоотношений: их взаимосвязь, взаимопереход, взаимозамену и т.д. – как в целом, так и поэлементно.

проблема пределов осуществления

В общетеоретическом плане критерием пределов осуществления названных прав и обязанностей субъектов правоотношений можно считать индуктивно-дедуктивное соответствие реальных, конкрет­ных действий и бездействия этих субъектов, во-первых, предпола­гаемым (дедуктивно) реализуемыми нормами права действиям и бездействию, а во-вторых, целям и пределам этих норм права, в том числе выраженным в обычных законах и в конституционных поло­жениях.

Правомерные действия или бездействие субъектов правоотно­шения объективируют целевую реализацию их субъективных прав и субъективных юридических обязанностей определенным обра­зом – через демонстрацию и доказательство субъектами этой реа­лизации. Последние в особенности подтверждают наличие у право­отношения именно объективной стороны как отдельного элемента его структуры.

^

Наконец, действия и бездействие субъектов правоотношений по целевому осуществлению своих субъективных прав и субъективных юридических обязанностей связаны с получением результатов как объективированного выражения достижения целей реализуемых в правоотношениях норм права. Это также отличительно характеризу­ет данные действия и бездействие как объективную сторону правоот­ношений в качестве нетрадиционного особого элемента их структуры. При этом именно в полученном результате осуществленных действий и бездействия (воздержания от действий) проявляется объ­ективированная эффективность норм права в виде степени практиче­ского достижения их нормативно предполагаемых целей. В этом смысле можно вести речь о достаточности или недостаточности осуществляемых действий для достижения названных правовых целей, а также, заметим, и их идеальной, предусмотренной нормами права модели как совокупности мер дозволенного и должного деятельно-целевого поведения участников правоотношений.

Вместе с тем, для отличительной характеристики действия или бездействия субъектов правоотношений можно отметить, что имен­но и только в них объективируется целевой сознательно-волевой характер правоотношений.

В теории права применительно к правоотношениям особо гово­рится о юридических фактах как жизненных условиях, обстоятель­ствах (событиях, действиях, состояниях, но дискуссионно в отно­шении последних), предусмотренных нормами права и вызываю­щих возникновение, изменение или прекращение субъективных прав и юридических обязанностей в их взаимосвязи, т.е. правоот­ношение в его содержании. При этом никто из теоретиков права не относит юридические факты к структуре правоотношения, несмот­ря на очевидную и непосредственную связь юридических фактов с возникновением и осуществлением, изменением и прекращением субъективных прав и юридических обязанностей, более того с гипотезой нормы права, конкретизировано реализуемой вместе с ее диспозицией и санкцией в правоотношении.

По логике реализации в правоотношении нормы права как це­лого составляющие ее гипотезу юридические факты (события или действия, состояния) с необходимостью должны входить в структу­ру правоотношения, поскольку без них возникновение правоотно­шения во всем его содержании юридически невозможно. Юридиче­ские факты с точки зрения их функционального значения являют­ся, так сказать, стартовым условием правоотношения. Их трудно логически безупречно представить совершенно самостоятельным правовым явлением, независимым от правоотношения и его струк­турных элементов. Они непосредственно, логико-юридически свя­заны либо с субъектами правоотношения (например, их возраст, нахождение в браке, вменяемость, занятие должности), либо с его содержанием или объектом (например, с изъятыми или ограничен­ными в гражданском обороте материальными объектами), либо с несколькими из них одновременно. Так, наличие у лица определенного возраста, жизненной связи с наследодателем и/или родства с ним связано с признанием этого лица определенным субъектом на­следственного правоотношения и его содержанием – соответствую­щими субъективными правами и юридическими обязанностями на­следника (к примеру, как сына, отца, супруга или несовершенно­летнего иждивенца наследодателя).

Соответственно это же можно видеть и в трудовом правоотношении (по возрасту, наличию про­фессионального образования, заключению в особенности поэтому трудового договора и т.д.).

Существование в объективной реальности юридических фактов (в виде событий, состояний и даже действий) еще до возникнове­ния правоотношения как субъектно-правовой связи, в котором они реализуются в данном значении, не убеждает в невозможности их отнесения к структуре правоотношения. Это следует из того, что субъекты данного правоотношения, включаемые в его структуру, также объективно (в качестве физических или юридических лиц, органов) существуют до возникновения этого правоотношения. Это же можно сказать и в отношении объекта правоотношения (напри­мер, материальных предметов – вещей), включаемого в его струк­туру. В связи с этим по названному критерию (существованию до правоотношения) и субъекты, и объекты также должны были бы исключаться из структуры правоотношения. Однако такого исклю­чения в теории права не отмечается и быть не может, поскольку то­гда и правоотношения не было бы вообще, т.е. оно было бы практи­чески невозможным. Следовательно, данный критерий не может исключать и юридические факты из правоотношения в качестве возможного и даже необходимого, хотя и нетрадиционного для тео­рии права, элемента его структуры.

юридические факты

нетрадиционная для теории права структура правоотношения

1) «стартовым (вводным) элементом» в виде соответствующих юридических фактов;

2) «активным элементом» в виде субъектов правоотношения;

3) «пассивным элементом» в виде целевого объек­та правоотношения (материальных и духовных благ, иных нематери­альных объектов);

4) «содержательным элементом» в виде целевой субъектно-правовой связи, выраженной в корреспондирующих субъ­ективных правах и юридических обязанностях участников правоотно­шения – субъектов;

объективной стороны

При этом можно сказать, что поддается логическому выделению в самостоятельный (шестой) элемент структуры правоот­ношения его конкретная цель, побудительно связанная с объектом правоотношения, его объективной стороной и субъектно-правовой связью его участников. Именно данная цель делает правоотношение имеющим практический смысл. И она предполагается также реали­зуемой в правоотношении нормой права, связанной с определенными социальными целями. В связи с этим данный элемент можно назвать нетрадиционным для теории права «побудительным элементом» структуры правоотношения. Его можно расценить также и инициирующим, актуализирующим элементом правоотношения.

Данное теоретическое допущение в отношении цели правоотно­шения является относительно дискуссионным для теории права. Однако при этом следует заметить, что именно теоретически оно адекватно согласует правоотношения с правовым регулированием как целевой деятельностью его субъектов и ее телеологическим (це­лесообразным) объяснением [112, c. 359-363].

^

Заключение

Нормативные правовые акты регулируют (охраняют) правовые отношения, которые постоянно возникают, меняются или прекращаются. Правоотношения – это урегулированные нормами права общественные отношения, участники которых выступают как носители субъективных прав и юридических обязанностей, которые обеспечиваются государством.

Основные признаки правоотношения:

  • а) они возникают на основании норм права;
  • б) характеризуются наличием сторон, которые имеют субъективные права и юридические обязанности;
  • в) является видом общественных отношений физических или юридических лиц, организаций и обществ;
  • г) осуществление субъективных прав или соблюдение юридических обязанностей в правоотношениях контролируется и обеспечивается государством.

Группировать правоотношения можно на таких основаниях:

  • в зависимости от количества субъектов (простые и сложные);
  • за предметом правового регулирования (административные, гражданские, земельные, уголовные, финансовые, трудовые и др.);
  • за действием во времени (долго- и кратковременные);
  • по методу правового регулирования (договорные и руководящие);
  • по содержанию поведения обязанной стороны (пассивные и активные);
  • в зависимости от функционального назначения (регулятивные и охранительные).

Правоотношения имеют сложное строение и охватывают:

  • субъекты правоотношений;
  • объекты правоотношений;
  • содержание правоотношений.

Основаниями возникновения, изменения или прекращения правоотношений являются юридические факты.

Субъектами правоотношения считают тех участников, которые являются носителями субъективных прав и юридических обязанностей. Субъекты правоотношения можно разделить на: физических и юридических лиц; государственные и общественные организации; разные общности (трудовой коллектив, нация, народ, население соответствующего региона и др.); гражданское общество.

Субъекты правоотношения должны владеть правосубъектностью, т.е. способностью быть носителями прав и обязанностей, осуществлять их от своего имени и нести юридическую ответственность за свои действия.

Правоспособность – способность субъекта быть носителем субъективных прав и юридических обязанностей.

Дееспособность – способность субъектов своими действиями приобретать и самостоятельно осуществлять субъективные права и выполнять юридические обязанности. Ее разделяют на право- и деликтоспособность.

Правоспособность – способность субъекта правоотношения лично своими действиями осуществлять и заключать гражданско-правовые соглашения.

Деликтоспособность – способность субъектов правоотношения нести ответственность (юридическую) за совершенное правонарушение.

Физические лица как субъекты правоотношения могут быть гражданами Украины, иностранными гражданами, лицами без гражданства. Их также можно разделить на частных лиц, должностных лиц и специальных субъектов.

Юридическими лицами признаются организации, которые имеют личное имущество, могут от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права, выполнять обязанности, быть истцами в общем, арбитражном или третейском суде и нести юридическую ответственность за свои действия.

Объекты правоотношения – те реальные социальные блага, которые удовлетворяют интересы и потребности людей и по поводу которых между субъектами возникают, меняются или прекращаются субъективные права и юридические обязанности. Их разделяют на материальные, духовные блага, действия субъектов правоотношения, результат их деятельности.

Содержание правоотношения характеризуется синтезом фактического и юридического содержания.

Юридическое содержание – субъективные права и юридические обязанности субъектов правоотношения, т.е. возможность определенных действий уполномоченных субъектов и необходимость соответствующих действий обязанных субъектов.

Фактическое содержание – само поведение субъектов, их деятельность, в которой реализуются субъективные права и юридические обязанности сторон.

Содержание субъективного права кроет в себе возможности: действовать в соответствии со своим желанием; требовать определенных действий от обязательной стороны: пользоваться социальным благом, которое закреплено субъективным правом; обратиться к компетентному органу или должностному лицу за защитой своего права,

Юридические обязанности – закрепленная нормами права мера необходимого, наиболее умного и целесообразного поведения лица (субъекта), направленная на удовлетворение интересов носителя субъективного права и обеспеченная возможностью государственного принуждения.

Содержание юридических обязанностей заключается в необходимости; осуществлять определенные действия; удерживаться от осуществления действий, которые противоречат интересам других лиц; требовать осуществление или неосуществление определенных действий от других лиц; нести юридическую ответственность за невыполнение или неподобающее выполнение предусмотренных нормой права действий.

Юридические факты – это конкретные жизненные обстоятельства, предусмотренные гипотезой правовой нормы, которые вызывают возникновение, изменение или прекращение правоотношения. В зависимости от оснований различают такие виды юридических фактов: по юридическим последствиям – правотворческие, правоизменительные, правоотменительные; в зависимости от формы их проявления – позитивные и негативные; по характеру действия – одноразового или непрерывного действия (например, одноразового действия – договор дарения; непрерывного действия – пребывания в браке).

Некоторые авторы выделяют прочные юридические факты, в частности процессуальные; по волеизъявлению выделяют юридические действия, то есть такие жизненные обстоятельства, которые характеризуют волевое поведение субъектов, внешнее выражение их воли и сознательности. Разделяют также юридические события, т.е. жизненные обстоятельства, которые возникают, развиваются и прекращаются независимо от воли субъектов правоотношения.

Юридические действия, в свою очередь, разделяют на правомерные и неправомерные. Правомерные юридические действия разделяют на юридические акты – такое правомерное поведение, которое осуществляется с целью вызывать юридические последствия (напр., постановление следователя о прекращении уголовного дела, признание человека безвестно отсутствующим или умершим и др.).

А еще отделяют правомерные юридические поступки – такие действия, которые не преследуют своей целью вызывать юридические последствия.

Неправомерные юридические действия – правовые аномалии, злоупотребление правом, не являющимся правонарушением, и правонарушение. К правонарушениям относят преступления и различные проступки.

К юридическим событиям относят рождение или смерть человека, стихийные бедствия, болезнь и другие события, с которыми норма права связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношения.

Следовательно, юридические факты, как жизненные обстоятельства, которые предусматриваются нормами права, имеют большой теоретический и практический смысл. Усвоив знания по теории правоотношения, юрист сможет анализировать конкретные жизненные ситуации, правильно использовать юридические нормы.