Обеспечение прав подозреваемого в уголовном процессе

Дипломная работа

Актуальность изучения данной темы связано с тем, что в современных условиях развития и совершенствования правового государства, вопрос обеспечения гарантий предоставляемых подозреваемым является весьма актуальным, как для органа уголовного преследования, суда, так и для общества в целом. Неукоснительное соблюдение нормативных предписаний, регламентирующих права подозреваемого, является гарантией справедливого разбирательства и принятия правильного и объективного решения по делу.

В соответствии со ст.2 Конституции Республики Беларусь человек, его права, свободы и гарантии их реализации провозглашены высшей ценностью и целью общества и государства. Конституция Республики Беларусь, уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь наделяют подозреваемого определенными правами и обязанностями, предоставляют определенные гарантии. Однако в Республике Беларусь зачастую нарушаются право подозреваемого на защиту, в некоторых случая подозреваемому даже не разъясняются его права и обязанности, да и защитники не всегда надлежаще выплняют возложенные на него обязанности. Зачастую указанных нарушений не видят и судьи, вынося обвинительный приговор.

Кроме того, анализ деятельности органов предварительного следствия показывает, что данная мера процессуального принуждения как, задержание лица подозреваемого в совершении преступления, не всегда умело и правильно используется, нередко проявляется недооценка норм, обеспечивающих интересы личности. Так, по данным Информационно-аналитического центра МВД Республики Беларусь в 2006 году правоохранительными органами республики было задержано по подозрению в совершении преступления 24 596 человек, из них освобождено из-под стражи — 7 405 (30,1%); в 2007 году — 26 800 и 7 782 (29%); в 2008 году — 23 883 и 7 140 (29%); в 2009 году — 19 252 и 6 343 (32%); в 2010 году — 23 922 и 7 360 (30%) [12].

Как видно, за последние пять лет в среднем около трети всех лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, в дальнейшем освобождаются из-под стражи. При этом в отношении около 2% лиц этой категории такое решение принято в связи с неподтверждением подозрения в совершении преступления. Основанием освобождения из-под стражи остальных подозреваемых почти в 98% случаев явилось отсутствие необходимости применения меры пресечения в виде заключения под стражу.

Ситуация с соблюдением законности при задержании лица совершившего преступление языком цифр подтверждает, что каждый год немало граждан задерживается по подозрению в совершении преступления без достаточных на то оснований. Такое происходит в определенной мере из-за несовершенства правовой регламентации данного института, а также по причине неправильного толкования норм, регламентирующих задержание.

10 стр., 4551 слов

Принципы действия уголовного закона Республики Беларусь

... уголовной ответственности по УК РБ необходимо, чтобы совершенное лицом общественно опасное деяние признавалось преступлением как по УК Республики Беларусь, так и по уголовному закону государства места совершения преступления, ... которых и является целью данной курсовой работы. В данной работе рассматривается принцип действия Уголовного закона Республики Беларусь в пространстве: гражданский, реальный, ...

Таким образом, основной целью данной дипломной работы является изучение проблем теории и практики обеспечения прав подозреваемого в уголовном процессе.

Для достижения данной цели в работе ставятся следующие задачи:

  • изучить историю становления института подозреваемого;
  • рассмотреть особенности правового статуса подозреваемого;
  • изучить процессуальное положение подозреваемого в уголовном процессе;
  • рассмотреть понятие и виды задержания лица, подозреваемого в совершении преступления;
  • изучить основания и процессуальный порядок задержания подозреваемого;
  • проанализировать проблемы теории и практики института задержания;
  • провести анализ гарантий обеспечения прав подозреваемого в уголовном процессе;
  • изучить особенности допроса подозреваемого и его процессуальное оформление;
  • рассмотреть проблемы обеспечения прав и законных интересов подозреваемого в уголовном процессе.

Объектом исследования является подозреваемый, как участник уголовного процесса.

К предмету исследования можно отнести права, обязанности, гарантии подозреваемого, а также проблемы их обеспечения в уголовном процессе.

В разное время исследованию проблем обеспечения прав подозреваемого посвящали свои труды многие видные российские и белорусские ученые, правоведы. Среди них Басецкий И.И., Борико С.В., Зайцева Л.Л., Кукреш Л.И., Мытник П.О., Пурс А.Г., Саркисова Э.А., Титов Ю.П., Шостак М.А. и др. В последние годы интерес к исследованию проблем теории и практики проблем обеспечения прав подозреваемых в среде ученых, юристов-практиков существенно возрос.

Нормативную основу исследования составили: Всеобщая декларация прав человека, Международный пакт о гражданских и политических правах, Конституция Республики Беларусь, Уголовный кодекс Республики Беларусь, Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, Законы «О порядке и условиях содержания лиц под стражей», «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь», «О прокуратуре Республики Беларусь», «Об органах внутренних дел Республики Беларусь», Постановление Пленума Верховного суда Республики Беларусь «Об обеспечении права на защиту в уголовном процессе» и другие нормативные правовые акты.

В работе использовались следующие методы научного познания: исторический, системный, формально-юридический, сравнительно-правовой и др.

Эмпирической базой исследования послужила судебная практика общих судов Республики Беларусь, информация прокуратуры, органов МВД Республики Беларусь за 2006-2011 г.г.

Автор работы подтверждает, что приведенный в ней аналитический материал правильно и объективно отражает состояние исследуемой темы, а все заимствованные из литературных и других источников теоретические, методологические и методические положения и концепции сопровождаются ссылками на их авторов.

Структура дипломной работы соответствует цели исследования, состоит из 3-х глав, в которых последовательно раскрываются поставленные автором задачи. Объем работы составляет 56 страниц, дипломная работа содержит 48 источников, как нормативного, так и литературного характера, 5 приложений.

23 стр., 11345 слов

Закон республики Беларусь “о защите прав потребителей”

... действующих для Республики Беларусь, предоставляют и гарантируют и иные права потребителей. 3. Государство гарантирует защиту прав и законных интересов потребителей. СТАТЬЯ 4. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВА ПОТРЕБИТЕЛЯ НА ПРОСВЕЩЕНИЕ В ОБЛАСТИ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ Право потребителя на просвещение в области защиты прав потребителей обеспечивается ...

ГЛАВА 1. ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ КАК УЧАСТНИК УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА

1 История становления института подозреваемого

Однако прежде чем приступить к исследованию актуальных проблем обеспечения прав подозреваемого в уголовном процессе, с точки зрения теории и практики уголовного процесса принципиально важно рассмотреть аспекты становления и развития института подозреваемого. Такой анализ позволит обеспечить большую эффективность исследования проблем обеспечения прав данного субъекта уголовного процесса.

Первая попытка разграничения правового положения подвергшихся уголовному преследованию на тех, кому объявлено (предъявлено) какое-либо обвинение, и на тех, к кому применен арест (содержание в тюрьме) до такого предъявления, сделана, как представляется, в Екатерининских «Учреждениях для управления губерний» 1775 года. Так, в ст. 401 данного законодательного акта говорится, что «… буде кто пришлет прошение в совестный суд, что он содержится в тюрьме более трех дней и в те дни ему не объявлено, за что содержится в тюрьме, или что он в те три дня не допрашивай, тогда совестный суд по получении такого прошения, не выходя из присутствия, долженствует послать повеление, чтоб таковой содержащийся в тюрьме, буде содержится не во оскорблении особы Императорского Величества, не по измене, не по воровству, или разбою, был прислан и представлен в совестный суд обще с прописанием причин, для которых содержится под стражею, или не допрашивай» [40, с.43].

Упоминания о подозрении, подозрительной особе, находящейся под подозрением, встречаются в Кратком изображении судебных процессов и тяжб 1715 года. Именно с принятия данного изображения и начинается первый этап развития института подозреваемого. Однако, как справедливо отмечается в юридической литературе, с позиций современного уголовного судопроизводства данные названия «правильнее было бы использовать для обозначения процессуальной фигуры обвиняемого (подсудимого), а не подозреваемого» [41, с.17].

В статьях Свода законов Российской империи 1833 года, посвященных регламентации предварительного расследования, участник процесса с названием «подозреваемый» по-прежнему отсутствует, однако имеется указание на «подозрение» в контексте наличия его как предположения о причастности к преступлению определенного лица. Так, в частности, Свод законов гласил, что в случае, когда улики указывали на обстоятельства, возбуждающие против кого-либо «сильное подозрение» в совершении преступления, необходимо «брать» данное лицо для допроса и исследования обстоятельств дела, несмотря ни на какие его привилегии. Когда же лицо представляло к расплате фальшивые деньги, что считалось чрезвычайно опасным преступлением, оно сразу же задерживалось и в обязательном порядке заключалось под стражу (ст. 843, 857).

Одновременно для такого лица законодателем были предусмотрены и определенные гарантии, которые заключались в обязанности следственных органов рассматривать эти улики «со всевозможной осмотрительностью, под опасением взыскания в пользу обиженного бесчестия и причиненных ему убытков, если он взят будет беззаконно и недельно» (ст. 977 Свода).

Началом нового и достаточно важного этапа в развитии института подозреваемого является издание императором Александром II Указа от 8 июня 1860 года об «Учреждении судебных следователей, а также Наказа полиции о производстве дознания по происшествиям, могущим заключать в себе преступление либо проступок, и Наказа судебным следователям. В данных Наказах впервые на законодательном уровне применяется термин «подозреваемый» [39, с.315].

38 стр., 18565 слов

Организация работы следователя по делам о преступлениях прошлых ...

... уголовной ответственности после приостановления предварительного следствия. Предметом исследования являются средства, методы и приемы правового и криминалистического обеспечения расследования нераскрытых преступлений прошлых лет, ... и в качестве подозреваемого. Вместе с тем ... расследование нераскрытых преступлений; представить методику анализа материалов приостановленного дела о нераскрытом преступлении; ...

Так, в статье 15 Наказа полиции указывалось, что полиция при производстве дознания имеет право подвергать аресту или личному задержанию подозреваемых в совершении преступлений, за которые по закону полагалось лишение всех прав состояния или потеря всех личных привилегий, только в случаях, когда:

  • преступник «захвачен» на месте и во время совершения преступления;
  • преступление учинено явно и гласно;
  • очевидцы преступления прямо укажут на лицо, совершившее преступление;
  • на подозреваемом или в его жилище найдены будут очевидные следы преступления или его вещественные доказательства;
  • «оподозренный» сделал покушение на побег или был пойман после побега.

В соответствии со ст. 16 Наказа полиции, в случае, если санкция статьи не предусматривала лишения всех прав и привилегий, то у подозреваемого отбиралась только подписка о явке по первому требованию к следователю или в суд.

Дальнейшее закрепление термин «подозреваемый» получил в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года. Однако, данный нормативный акт, как и предшествовавшие ему источники уголовно-процессуального права, не давал четкого (конкретного) определения подозреваемого, а лишь упоминал о нем.

Статья 256 Устава гласила, что до прибытия судебного следователя полиция принимает меры, необходимые для того, чтобы предупредить уничтожение следов преступления и пресечь подозреваемому способы уклониться от преступления [40, с.45].

В соответствии со ст. 257 Устава полиция должна была принимать меры к пресечению подозреваемому способов уклониться от следствия в следующих случаях:

  • когда подозреваемый застигнут при совершении преступного деяния или тотчас после его совершения;
  • когда потерпевшие от преступления или очевидцы укажут прямо на подозреваемое лицо;
  • когда на подозреваемом или в его жилище найдены будут явные следы преступления;
  • когда вещи, служащие доказательством преступного деяния, принадлежат подозреваемому или оказались при нем;
  • когда он сделал покушение на побег или пойман во время или после побега, и когда подозреваемый не имеет постоянного места жительства или оседлости.

Процессуальный порядок задержания регламентировался статьями 89 и 430 Устава, в соответствии с которыми о задержании требовалось составить специальное постановление, в котором обязательно следовало указать: время его составления; фамилию, имя, отчество и звание составителя; преступление, в котором задержанный подозревается; основания задержания. В течение суток с момента задержания такое постановление должно было быть предъявлено подозреваемому. При этом действие постановления о задержании не ограничивалось каким-либо сроком.

Термин «подозреваемый» присутствовал и в правовых актах, изданных после Октябрьской революции, хотя и достаточно бессистемно. Так, например, в функции созданной 10 ноября 1917 года рабоче-крестьянской милиции, наряду с другими, входило производство дознания по преступлениям и проступкам, которое заключалось в возможности проведения неотложных следственных действий, а также задержания и препровождения подозреваемых в местные народные суды или следственные комиссии. О каждом случае задержания составлялся протокол с указанием оснований, места, дня и часа задержания (ст. 27, 28 Инструкции «Об организации советской рабоче-крестьянской милиции») [41, с.19].

7 стр., 3145 слов

Расследование преступлений совершаемых лицами с психическими отклонениями

... субъект обладает психическими отклонениями, отражающимися в его действиях, а также в следах, оставшихся после совершения преступления. В ... других лиц о наличии у него каких-либо психических отклонений; 2) проверку исходной информации путем допроса подозреваемого, его ... характер (сопротивление либо пресечение посягательства, попытка задержания преступника, защита третьего лица и т.д.), поскольку они ...

Принятый 24 июня 1922 года УПК РСФСР также содержал ряд норм, определявших некоторые аспекты участия подозреваемого в уголовном процессе. Так, согласно ст. 105 допускалось задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, в качестве меры предупреждения отклонения подозреваемого от следствия и суда в следующих случаях:

  • когда преступник застигнут при непосредственном приготовлении, самом совершении преступления или тотчас после его совершения;
  • когда потерпевший или очевидцы укажут на данное лицо, как на совершившее преступление;
  • когда при или на подозреваемом лице, или в его жилище будут найдены явные следы преступления;
  • когда подозреваемый покушался на побег или задержан при побеге;
  • когда подозреваемый не имеет постоянного жительства или постоянных занятий [39, с.318].

УПК РСФСР 1923 г. применительно к подозреваемому в основном дублировал положения УПК РСФСР 1922 г., однако содержал и ряд новелл, свидетельствовавших о более последовательном подходе к вопросу разграничения подозреваемого и иных лиц, вовлеченных в уголовное судопроизводство. Так, в ст. 102 УПК было закреплено правило о том, что после допроса подозреваемого в преступлении, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше одного года, органы дознания могут избрать по отношению к нему одну из указанных в ст. 144 УПК мер пресечения.

Согласно ст. 104 УПК о всяком задержании подозреваемого органы дознания должны были в течение 24 часов сообщить суду, а по делам, по которым производство предварительного следствия обязательно — следователю и прокурору. В течение сорока восьми часов с момента получения соответствующего извещения указанные лица обязаны были подтвердить арест или отменить его.

декабря 1958 г. Верховным Советом СССР были приняты Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик. И, не смотря на то, что в них отсутствует конкретная формулировка понятия подозреваемого, а также нет регламентации его процессуального положения, данный нормативный акт внес значительный вклад в разработку правового статуса последнего. Так, в ст. 32 и 33 Основ устанавливались основания, порядок задержания подозреваемого и применения к нему меры пресечения до предъявления обвинения, а также были перечислены его права при применении данных мер процессуального принуждения. Кроме того, показания подозреваемого стали являться источником доказательств (ст. 16 Основ), а допрос подозреваемого был закреплен в качестве одного из неотложных следственных действий по обнаружению и закреплению следов преступления (ст. 29 Основ) [41, с.20].

4 стр., 1579 слов

Совершение преступления групповой лиц, групповой лиц по предварительному сговору

... определяет соучастие как «умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления ». В этом определении отражены специфические признаки , которыми ... мере является условным, проводится в методических целях и направлено на облегчение анализа сущностных характеристик соучастия. 2 Некоторые авторы работ, предметом исследования которых являлось соучастие в преступлении, ...

Огромное значение для развития института подозреваемого играет принятие в 1960 году УПК БССР. В данном кодексе впервые было дано определение указанного участника уголовного процесса. Так, согласно ст. 52 УПК БССР подозреваемым признавалось: 1) лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления; 2) лицо, которому применена мера пресечения до предъявления обвинения.

Впервые на законодательном уровне были прописаны права подозреваемого. В числе таковых следует назвать следующие: давать объяснения; приносить жалобы на действия (бездействие) и решения органа дознания, лица, производящего дознание, следователя, прокурора (ст. 52); давать показания на родном языке и пользоваться услугами переводчика (ст. 17); заявлять отводы следователю и лицу, производящему дознание (ст. 64).

УПК БССР также наделил подозреваемого определенными правами при производстве отдельных следственных действий, а именно: собственноручно записывать свои показания, данные на допросе (ст. 123, 152); задавать вопросы второму участнику очной ставки (ст.. 163); занять любое место среди лиц, предъявляемых для опознания (ст. 165); знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием и требовать внесения соответствующих дополнений и поправок (ст. 151, 163,170) и др [43].

В свою очередь, следователь, лицо, производящее дознание были обязаны назвать основания и мотивы задержания, изложить объяснения задержанного в протоколе задержания (ст. 122); указать на преступление, в совершении которого подозревается лицо, и основания для избрания меры пресечения в соответствующем постановлении (ст. 92); разъяснить перед допросом подозреваемого его права, предусмотренные ст. 52, а также объявить в совершении какого преступления, о чем должна быть сделана отметка в протоколе его допроса (ст. 123) [43].

Но и после принятия УПК БССР, проблематика процессуального положения подозреваемого не была исчерпана. Многие ученые-процессуалисты и практические работники высказывали предложения, направленные на расширение оснований появления в уголовном деле подозреваемого, а также объема прав данного участника процесса.

Принятый в 1999 году новый Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь значительно расширил права подозреваемого, впервые было продекларировано право подозреваемого (наряду с обвиняемым) на защиту, значительным образом расширен и детализирован порядок реализации этого права.

Таким образом, проведенный исторический анализ института подозреваемого в уголовном судопроизводстве позволяет сделать вывод о том, что на современном этапе институт подозреваемого сформирован. Однако, преждевременно говорить о рассматриваемом институте как об окончательно сформировавшемся, а напротив, имеет смысл считать его нуждающимся в дальнейшей разработке.

Практика свидетельствует о том, какое бы уголовное дело не взять — всё начинается с человека — юриста, следователя, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого, их деятельности, чувств, их отношения к себе и обществу, к своим обязанностям. Одни совершают добро, стоят на защите прав и интересов человека, другие — совершают зло, беззаконие, убийства, кражи и другие преступления. Уголовно-процессуальное право учит специалистов, как раскрывать такие тяжкие преступления, какие действия необходимо совершать, чтоб защитить честное имя гражданина, его права и свободы, материальное благосостояние личности. В этой связи очень важно определиться с понятием подозреваемого как лица привлекаемого к уголовной ответственности на самых ранних этапах предварительного расследования и не допустить неправомерного привлечения или задержания невиновного лица [20, с.26].

22 стр., 10806 слов

Основание для избрания меры пресечения

... очередь, эти обстоятельства определяют актуальность и значимость темы моей работы, поскольку меры пресечения играют значительную роль в предупреждении преступлений, еще не совершенных обвиняемыми (подозреваемыми), и в ... законодательства - Осень 2005 (Система Гарант): Компания “Гарант”, 2005 .. При применении данной меры пресечения лицо в принудительном порядке лишается на определенный срок свободы пе

Личность подозреваемого это одна из главных фигур уголовного процесса, которая находится под особенным фокусом правоохранительных органов (как с точки зрения раскрытия преступления, установления истины, так и с позиции профилактики преступлений вообще).

В соответствии с ч. 1 ст. 40 УПК подозреваемым является физическое лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, либо лицо, в отношении которого органом уголовного преследования возбуждено уголовное дело или вынесено постановление:

  • о применении меры пресечения до вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого;
  • признании подозреваемым.

Для признания лица подозреваемым необходимо наличие: доказательств, дающих основание подозревать лицо в совершении преступления; оснований и условий, предусмотренных законом для применения задержания, либо для применения данной меры пресечения до предъявления обвинения; протокола задержания (или постановления о задержании) либо постановления о применении меры пресечения [20, с.59].

В следственной практике нередко сталкиваются с ситуациями, когда уголовное дело возбуждается против конкретного лица (при невозможности возбудить его по факту преступления).

В этом случае официально, постановлением компетентного органа о возбуждении уголовного дела против гражданина выдвигается подозрение в совершении им преступления.

По своему процессуальному положению подозреваемый (как и обвиняемый) является: субъектом обязанностей; лицом, положение которого связано с применением мер процессуального принуждения; лицом, показания которого — вид источников доказательств.

Прежде всего, нужно выяснить, кого следует считать задержанным по подозрению в совершении преступления. Довольно распространено, особенно среди практических работников, мнение, что задержанным, значит и подозреваемым, является лицо, застигнутое на месте преступления и доставленное в соответствующие органы предварительного следствия.

Между тем, имеется существенная разница между фактически задержанным и задержанным в процессуальном смысле этого слова. Из анализа закона вытекает, что лицо считается задержанным по подозрению в совершении преступления когда:

  • есть основания для задержания (ст.108 УПК);
  • составлен протокол, который оформил решение полномочного на то органа о задержании, то есть о кратковременной мере пресечения (не более 72 часов).

В силу сказанного задержанным по подозрению в совершении преступления считается лицо, в отношении которого в установленном законом порядке составлен протокол о задержании. Лишь наличие этого документа свидетельствует о появлении в уголовном процессе субъекта, который называется задержанным. Одновременно он признаётся и подозреваемым. Нет протокола — нет и задержанного, и подозреваемого в процессуальном смысле. Фактическое задержание и доставление лица в милицию служит лишь предпосылкой к возможному задержанию в процессуальном значении этого термина и признанию тем самым соответствующего лица подозреваемым [10, с.3].

12 стр., 5831 слов

Состав преступления (уголовное право)

... субъекта преступления - физическое лицо, вменяемое и достигшее возраста, с которого в соответствии с законом наступает уголовная ответственность. Факультативные признаки В качестве факультативного признака объекта может выступать дополнительный объект, предмет преступления. ...

Вторым основанием признания лица подозреваемым является применение к нему меры пресечения до предъявления обвинения. В соответствии со ст. 117 УПК делается это в исключительных случаях. О применении меры пресечения следователем и прокурором выносится, мотивированное постановление, содержащее указание на преступление, в котором подозревается данное лицо, и основание для избрания меры пресечения.

Если избирается мера пресечения в виде заключения под стражу или залог, то постановление должно бать санкционировано прокурором. Именно наличие постановления, санкционированного прокурором, свидетельствует о признании в данном случае лица подозреваемым.

Следовательно, для признания подозреваемым необходимо иметь реальное лицо, данные для его подозрении в совершении преступления и соответствующий документ — протокол о задержании и постановление, о применении меры пресечения, причем, не обязательно в виде ареста.

Отсутствие хотя бы одного из приведённых выше «компонентов» не позволяет считать гражданина, даже фактически задержанного, подозреваемым. Из этого следует вывод о недопустимости привлечения данного лица для производства в отношении подозреваемого допроса, обыска и т.д. Если же это происходит, то полученные фактические данные не имеют юридическую силу и не могут быть использованы для доказывания обстоятельств преступления. Нельзя фактически задержанного допрашивать и в качестве свидетеля, ибо он таковым не является. Кроме того, не следует забывать о том, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого.

Таким образом, подозреваемым является физическое лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, либо лицо, в отношении которого органом уголовного преследования возбуждено уголовное дело или вынесено постановление: о применении меры пресечения до вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого; признании подозреваемым. По своему процессуальному положению подозреваемый является: субъектом обязанностей; лицом, положение которого связано с применением мер процессуального принуждения; лицом, показания которого — вид источников доказательств.

Подозреваемый — временный участник уголовного процесса, поскольку задержание длится не более 72 часов, а применение к лицу меры пресечения — не более 10 суток. Если в течение 10 суток с момента применения меры пресечения обвинение не будет предъявлено, мера пресечения отменяется и лицо перестает занимать процессуальное положение подозреваемого.

Для защиты своих законных интересов подозреваемый наделяется определенными процессуальными правами.

Подозреваемый — активный участник процессуальной деятельности. В частности, он пользуется правом на защиту. Обязанность обеспечить подозреваемому возможность защищаться закон возложил на лицо ведущее уголовный процесс.

Предоставление подозреваемому прав направлена на охрану его законных интересов и служит необходимой предпосылкой установления истины по делу.

Подозреваемый имеет право на защиту. Орган уголовного преследования обязан обеспечить подозреваемому возможность осуществлять принадлежащее ему право на защиту всеми законными средствами и способами (ст. 41 ч. 1 УПК).

В соответствии с ч. 2 ст. 41 УПК подозреваемый имеет право: знать, в совершении какого преступления он подозревается; немедленно по задержании или объявлении постановления о применении меры пресечения получить от органа уголовного преследования, осуществившего задержание или вынесшего постановление о применении меры пресечения, письменное уведомление о принадлежащих ему правах; немедленно по задержании получать копию постановления или протокола о задержании, копию постановления о применении меры пресечения, а также копию постановления о возбуждении уголовного дела; уведомить через орган уголовного преследования членов семьи или близких родственников о месте своего содержания под стражей; в случае задержания или применения меры пресечения в виде заключения под стражу до начала первого допроса в качестве подозреваемого получить бесплатную юридическую консультацию адвоката; иметь защитника или нескольких защитников, отказаться от защитника и защищать себя самостоятельно, прекратить полномочия своего защитника; беспрепятственно общаться со своим защитником наедине и конфиденциально без ограничения количества и продолжительности бесед; по ходатайству быть допрошенным при участии защитника не позднее 24 часов с момента фактического задержания; давать показания или отказаться от дачи показаний; представлять доказательства; заявлять отводы и ходатайства, в том числе о принятии мер по обеспечению его безопасности, членов семьи, близких родственников и иных лиц, которых он обоснованно считает близкими, а также имущество; пользоваться родным языком, пользоваться услугами переводчика; возражать против действий органа уголовного преследования и требовать внесения возражений в протокол следственного или другого процессуального действия, проводимого с его участием; ознакомиться с протоколами следственных и других процессуальных действий, в которых он участвовал, и делать заявления и замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколах; при участии в следственном или другом процессуальном действии требовать внесения в протокол указанного действия записей об обстоятельствах, которые, по его мнению, должны быть отмечены; подавать жалобы на действия и решения органа, ведущего уголовный процесс; отзывать поданную им или его защитником жалобу; обжаловать в суд задержание, заключение под стражу, домашний арест или принудительное помещение в психиатрическое (психоневрологическое) учреждение для производства экспертизы; получать возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс, а в случае, если подозрение не подтвердилось, быть реабилитированным [48, с.117].

36 стр., 17670 слов

Особенности уголовной ответственности лиц, совершивших преступления ...

... или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних. Среди норм об уголовной ответственности несовершеннолетних следует различать: нормы, действующие в отношении лиц, не достигших совершеннолетия ко времени совершения преступления; нормы, действующие в отношении лиц, не достигших совершеннолетия ...

Подозреваемый обязан (ч. 4 ст. 41 УПК): являться по вызовам органа уголовного преследования; подчиняться законным распоряжениям органа уголовного преследования; участвовать в следственных и других процессуальных действиях, когда это признано необходимым органом уголовного преследования.

Право знать сущность подозрения обеспечивается тем, что следователь обязан разъяснить подозреваемому перед допросом, в совершении какого конкретно преступления он подозревается. Закон не указал, в каком объеме следует разъяснить подозреваемому сущность подозрения. Очевидно, не следует ограничиваться лишь объявлением характера преступления, а назвать время, место и другие известные следователю обстоятельства совершения преступления, которые он по тактическим соображениям считает возможным сообщить подозреваемому. Существо подозрения должно быть разъяснено в достаточно конкретной форме, с учетом индивидуальных особенностей подозреваемого (возраст, жизненный опыт, образование и.т.п.).

Следователь также должен перед допросом разъяснить подозреваемому его права и обеспечить возможность их осуществления (ст. 41 УПК).

С правом подозреваемого знать, в чем он подозревается, тесно связано его право, давать объяснения (показания) как по поводу обстоятельств, послуживших основанием для его задержания или избрания ему меры пресечения, так и по поводу любых известных ему обстоятельств по делу.

Подозреваемый имеет право представлять доказательства, свидетельствующие в его пользу. Он может представлять не только вещественные доказательства, но и различные документы (например, справки, характеристики, письма и т. п.) [47, с.38].

Закон предоставил возможность подозреваемому самостоятельно защищать свои права: он может обжаловать прокурору любые действия и решения лиц, производящих расследование по делу, в том числе постановление об отказе в выполнении его ходатайств. Это право реально гарантируется тем, что следователь обязан в течение 24 часов направить жалобу со своим объяснением прокурору, а последний в течение трех суток обязан рассмотреть ее и уведомить подозреваемого о результатах (ст. ст. 139, 140 УПК).

В свою очередь, жалобу на действия и решения прокурора подозреваемый может подать вышестоящему прокурору (ст. 139 УПК).

Подозреваемому предоставлено право объясняться на родном языке и пользоваться услугами переводчика (п. 2 ч. 2 ст. 41 УПК).

Он вправе делать заявления, давать показания и заявлять ходатайства на родном языке. Это предполагает вызов переводчика при производстве, различных процессуальных действий.

При производстве предварительного расследования подозреваемый вправе заявить отвод следователю, если он лично, прямо или косвенно заинтересован в деле (ст. 82 УПК); он может заявить отвод переводчику, если последний заинтересован в деле или не компетентен, сделать правильный перевод (ст. 84 УПК).

Подозреваемый может участвовать в производстве различных следственных действий. Так, он может принимать участие в предъявлении для опознания (ст. ст. 223, 224, 342 УПК).

Подозреваемый обычно выступает в качестве лица, предъявляемого для опознания, но он может участвовать в производстве этого следственного действия и в качестве опознающего (опознает соучастника, потерпевшего или предмет, имеющий отношение к расследуемому делу).

Следует помнить, что участвовать в опознании в этом качестве он не обязан. Подозреваемый, предъявляемый для опознания, по своему усмотрению занимает место среди предъявляемых лиц; о том, что он занял место по своему желанию, делается отметка в протоколе. Если следователь нарушил этот порядок, гарантирующий объективность опознания, то подозреваемый может обжаловать его действия, а протокол предъявления для опознания в таком случае теряет силу доказательства [16, с.106].

Примером грубого нарушения порядка предъявления для опознания подозреваемого и нарушения его прав можно рассмотреть такой случай. Начальник отдела уголовного розыска райотдела милиции водворил в ИВС рабочего вахты П. по подозрению в краже из склада спецодежды и обуви на том основании, что куртка у задержанного была такого же цвета, как и похищенные. В то же время ряд свидетелей заявили, что видели в поселке нескольких рабочих, продававших спецодежду, и могут опознать этих лиц. Не соблюдая установленные законом правила опознания (ст. ст. 223, 224 УПК), работники дознания предъявили свидетелям не самих подозреваемых, а их паспорта с фотокарточками. Несмотря на то, что трое из четырех свидетелей не опознали П. как лицо, продававшее похищенную одежду, работники милиции с санкции прокурора арестовали П. Следователь, приняв дело к производству, предъявил П. в числе других лиц тем же «свидетелям» для опознания, однако его никто не опознал. После этого П. был освобожден из-под стражи.

Подозреваемый может присутствовать при обыске. Вопрос этот в каждом конкретном случае, исходя из интересов всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, решает следователь. Он же обеспечивает присутствие подозреваемого при производстве обыска. Установленный законом порядок производства обыска обязывает следователя вначале предложить подозреваемому добровольно выдать вещи и документы, добытые преступным путем или имеющие значение для дела. Если они выданы добровольно и нет оснований опасаться, что разыскиваемые предметы и документы будут скрыты, следователь вправе ограничиться изъятием выданного (ст. 210 УПК).

Участие подозреваемого в осмотре помещений и местности следует признать обязательным в тех случаях, когда в своих показаниях он называет место, где находятся объекты, имеющие отношение к делу и могущие стать вещественными доказательствами. В следственной практике нередки случаи, когда подозреваемые, участвуя в осмотре, помогают устанавливать важные для дела обстоятельства, отыскивать доказательства [3, с.48].

Подозреваемый вправе принять участие в следственном эксперименте в тех случаях, когда ходатайствует об этом или когда следователь признает это необходимым. Следователь при этом исходит из требования закона о всесторонности, полноте и объективности расследования. Участвуя в производстве следственного эксперимента, подозреваемый имеет право: просить проверить то или иное обстоятельство, указать местоположение людей и предметов, просить отметить в протоколе отдельные обстоятельства или его заявления по поводу тех или иных обстоятельств.

Подозреваемый вправе обжаловать любые действия следователя, сопряженные с унижением достоинства и чести или опасные для его здоровья. По этим же причинам подозреваемый может отказаться от участия в следственном эксперименте, если последний проводится по инициативе следователя (ст. 41 УПК).

Если необходимо проверить или уточнить показания подозреваемого с выходом на место, то это можно осуществить лишь с его согласия. Принудить его к этому следователь не имеет права, так как подозреваемый по закону не обязан давать показания. Проверка показаний на месте не должна проводиться, если осуществление этого следственного действия может быть опасно для здоровья присутствующих лиц, в том числе и для здоровья подозреваемого, или унижает чье-либо достоинство.

Проведенный автором работы исторический анализ института подозреваемого в уголовном судопроизводстве позволяет сделать вывод о том, что на современном этапе институт подозреваемого сформирован, однако, преждевременно говорить о рассматриваемом институте как об окончательно сформировавшемся, а напротив, имеет смысл считать его нуждающимся в дальнейшей разработке. В соответствии с белорусским законодательством, подозреваемый — участник уголовного процесса, задержание которого, длится не более 72 часов, а применение к лицу меры пресечения — не более 10 суток. Если в течение 10 суток с момента применения меры пресечения обвинение не будет предъявлено, мера пресечения отменяется и лицо перестает занимать процессуальное положение подозреваемого. Подозреваемый в уголовном процессе обладает широкими правами, которые дают ему реальную возможность защищаться от выдвинутого подозрения.

ГЛАВА 2. ЗАДЕРЖАНИЕ ЛИЦА, ПОДОЗРЕВАЕМОГО В СОВЕРШЕНИИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1 Понятие и виды задержания лица совершившего преступление. Право граждан на захват лица, совершившего преступление

Задержание — одна из наиболее строгих мер уголовно-процессуального принуждения. В части 1 ст. 107 УПК содержится определение понятия «задержание», под которым понимается фактическое задержание лица, доставление его в орган уголовного преследования и кратковременное содержание под стражей в местах и условиях, определенных законом. Задержание — это своего рода исключение из ст. 11 УПК и ст. 25 Конституции Республики Беларусь, закрепляющих неприкосновенность личности.

Задержание — это мера процессуального принуждения, применяемая при наличии оснований и условий, указанных в уголовно-процессуальном законе, и представляющая собой физический захват лица, доставление его в орган уголовного преследования или орган власти, а также кратковременное содержание под стражей, применяемое с целью проверки задержанного на причастность к совершению преступления; для предъявления обвиняемому обвинения; для заключения обвиняемого под стражу либо для разрешения вопроса об отмене в отношении осужденного условного неприменения наказания, отсрочки исполнения наказания или условно-досрочного освобождения от отбывания наказания [11, с.93].

Хотя в УПК и не закреплено целевое назначение этой достаточно жесткой меры ограничительного порядка, оно следует из оснований, видов и процессуального порядка применения задержания. Основным предназначением задержания является обеспечение посредством его пресечения преступной деятельности лица, подозреваемого в совершении преступления, решение вопроса о применении к нему меры пресечения в виде заключения под стражу, предупреждение побега правонарушителя и обеспечение его участия в уголовном процессе.

Уголовно-процессуальный кодекс выделяет три вида задержания (ч.3 ст.107 УПК):

  • по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления;
  • на основании постановления органа уголовного преследования;
  • на основании постановления (определения) суда о задержании осужденного до разрешения вопроса об отмене условного неприменения наказания, отсрочки исполнения наказания или условно-досрочного освобождения от отбывания наказания.

Общим для всех указанных видов задержания является то, что:

  • применяется оно при условии совершения преступления, за которое предусмотрено уголовное наказание в виде лишения свободы;
  • производится задержание по постановлению (определению) лица или органа, ведущего уголовный процесс;
  • задержание носит неотложный характер, в связи с чем применение его органом расследования осуществляется без санкции прокурора.

Задержание лица совершившего преступление — это захват лица, подозреваемого в совершении преступления, доставление его в орган уголовного преследования (орган власти) и кратковременное содержание под стражей в местах и условиях, определенных законом [17, с.146].

Данный вид задержания не является новым в уголовном процессе. Он имел место и в прежнем законодательстве и опробирован правоприменительной практикой, хотя в действующем УПК претерпел определенные изменения, которые коснулись как формальных, так и существенных его сторон.

Это самый распространенный вид задержания, применяемый на «переднем крае борьбы с преступностью», как правило, по «горячим следам», в связи с чем нередко обеспечивающий получение достоверных доказательств [19, с.43].

В какой-то степени данное задержание схоже с административным, по в то же время они существенно различаются по основаниям, целям, органам, применяющим задержание, процедуре задержания, правам задержанного и срокам.

Задержать подозреваемого вправе не только должностные лица органов уголовного преследования, но и в соответствии со ст. 109 УПК граждане. Такое задержание называется захватом.

Захват лица — это действия граждан по задержанию лица, совершившего преступление, либо для пресечения преступления и для передачи его органу власти (ч.1 ст.109 УПК).

Право граждан на захват лица, совершившего преступление, предусмотрено ст. 109 УПК. В соответствии с ч. 2 указанной статьи каждый гражданин имеет право захватить и принудительно доставить в орган власти лицо, застигнутое им при совершении преступления или попытке скрыться непосредственно после его совершения. Как указывает П. Мытник, в данном случае следовало употребить вместо понятия «преступление» термин «общественно опасное деяние», так как даже не каждый юрист сможет в момент задержания провести различие между преступлением и общественно опасным деянием (этого и не требуется), а тем более рядовой гражданин [23, с.69].

Подобное право гражданам на законодательном уровне предоставлено впервые Уголовным и Уголовно-процессуальным кодексами Республики Беларусь 1999 года, и возникает оно (согласно ст. 109 УПК) в двух случаях:

  • лицо застигнуто в момент совершения преступления;
  • лицо пытается скрыться после совершения преступления.

В данном случае имеется в виду гражданин — очевидец преступления, в том числе и пострадавший. Такой подход законодателя вызывает возражения, так как ст. 109 УПК не корреспондируется со ст. 35 УК.

Во-первых, граждане, осуществляя свой гражданский долг, вправе задержать преступника не только в момент совершения преступления или сразу после его совершения. Таким правом согласно ст. 35 УК они обладают с момента приготовления к преступлению и до истечения сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Во-вторых, таким правом обладают не только очевидцы, но и другие лица, которым очевидцы, в том числе и пострадавший, указали на лицо как на того, кто совершил преступление либо те, кто узнали об этом из средств массовой информации.

Предоставление гражданам права на доставление в орган власти (а не в орган уголовного преследования) обусловлено тем, что орган власти может находиться значительно ближе территориального органа уголовного преследования. Вместе с тем они, безусловно, вправе доставить задержанного и в орган уголовного преследования.

В случаях, если имеются основания полагать, что при захваченном лице находится оружие либо предметы, имеющие значение для уголовного дела, захвативший его гражданин может осмотреть одежду задерживаемого и изъять для передачи в орган уголовного преследования находящиеся при нем предметы (ч. 3 ст. 109 УПК).

Полагаем, что этот осмотр (обыск) должен производиться (как должностными лицами, так и гражданами), в первую очередь, в целях собственной безопасности и безопасности окружающих. При задержании допустимо причинение вреда преступнику [45, с.73].

Таким образом, задержание лица совершившего преступление — это захват лица, подозреваемого в совершении преступления, доставление его в орган уголовного преследования (орган власти) и кратковременное содержание под стражей. Данный вид задержания не является новым в уголовном процессе. Он имел место и в прежнем законодательстве и опробирован правоприменительной практикой, хотя в действующем УПК претерпел определенные изменения, которые коснулись как формальных, так и существенных его сторон. Задержать подозреваемого вправе не только должностные лица органов уголовного преследования, но и в соответствии со ст. 109 УПК граждане. Такое задержание называется захватом.

2.2 Основания и процессуальный порядок задержания

В соответствии со ст.108 УПК лицо совершившее преступление может быть задержано если:

  • Лицо застигнуто при совершении предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния или непосредственно после его совершения (ч.1 п.2 ст.108 УПК).

Следует обратить внимание, во-первых, на то, что факт совершения общественно опасного деяния будет в последующем устанавливаться в ходе расследования и дальнейшего производства по уголовному делу. Поэтому в данном случае существует некоторая условность. Во-вторых, задержание осуществляется, как при совершении преступлений, так и при совершении общественно опасных деяний (лицо совершает деяние, запрещенное уголовным законом, в состоянии невменяемости).

Задержание может осуществляться как на стадии приготовления, так и на стадии покушения на совершение преступления. Это вытекает из ст. 10 УК, в которой закреплено положение о том, что основанием уголовной ответственности является совершение виновно запрещенного УК деяния в виде: оконченного преступления; приготовления к совершению преступления; покушения на совершение преступления (стадии совершения преступления выделяют при совершении умышленных преступлений); соучастия в совершении преступления. Вместе с тем нельзя задерживать лицо по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления, не представляющего большой общественной опасности, на стадии приготовления, так как оно не влечет уголовной ответственности по (ч. 2 ст. 13 УК).

Следовательно, задержан может быть исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник, если из сложившейся обстановки можно сделать вывод об этом [46, с.103].

«Непосредственно после совершения общественно опасного деяния» означает, что задержание было произведено после того, как произошло преступное посягательство (преступление окончено; выполнены действия по приготовлению к совершению преступления; состоялось покушение на совершение преступления).

На практике, как правило, имеют место случаи задержания после совершения оконченного преступления либо после покушения на совершение преступления. Исходя из сложившихся обстоятельств, лицо, осуществляющее задержание, осознает, что совершено общественно опасное деяние, и знает, кто его совершил. В специальной литературе обычно указывается, что конкретное задержание имеет место в ходе преследования. Однако лицо, совершившее преступление, может не предпринимать попыток скрыться (например, рассчитывая, что никто не будет его преследовать).

  • Очевидцы преступления, в том числе и лицо, пострадавшее от преступления, прямо указали на данное лицо как на совершившее предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние или захватили в порядке, предусмотренном ст. 109 УПК.

Несмотря на кажущуюся ясность данного основания, возникает два вопроса: достаточно ли одного очевидца (пострадавшего)? Возможно ли задержание, если на это укажет соучастник преступления?

Отметим, что обоснованность задержания по данному основанию зависит не от количества очевидцев или пострадавших (достаточно кого-либо одного), а от конкретности, убедительности и достоверности информации, которую сообщает очевидец.

Если соучастник указывает на другое лицо (соучастника), то необходимо осторожно подходить к оценке таких сведений и помнить, что явившийся с повинной предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, если он сообщает о совершении преступления совместно с другими лицами (ч. 2 ст. 169 УПК).

При данном виде задержания необходимо иметь в виду, что очевидцы в силу различных обстоятельств (плохое зрение, возраст, окружающая обстановка, стрессовая ситуация и т.д.) могут добросовестно заблуждаться относительно оценки происшедшего либо умышленно исказить фактические данные, стремясь отвлечь от действительного преступника или уйти самому от ответственности и так далее [34, с.121].

— На этом лице, при нем, на его одежде или других используемых им вещах, в его жилище, иных используемых им помещениях, на рабочем месте или транспортном средстве обнаружены явные следы, указывающие на его причастность к совершению общественно опасного деяния (ч.1 п.3 ст.108 УПК).

В зависимости от обстоятельств дела к явным следам преступления можно отнести: наркотические средства; кровоподтеки, ссадины, следы краски, обнаруженные у задержанного орудия преступления, похищенные предметы и так далее.

Работники правоохранительных органов могут использовать специальные вещества и средства для пометки предметов, которые могут быть похищены или, например, являться предметом взятки. Такие вещества выявляются с помощью приборов и также могут быть «следами преступления», указанными в данном основании.

Следами преступления, обнаруженными на «рабочем месте или транспортном средстве» могут являться химические вещества, используемые при изготовлении наркотических веществ, сами эти вещества; предметы, используемые при изготовлении огнестрельного оружия и другое. Необходимо лишь иметь в виду, что к транспортному средству, рабочему месту могут иметь доступ другие граждане, поэтому необходимо учитывать возможность оставления подобных веществ и предметов другими лицами (инсценировка).

— Имеются другие достаточные основания подозревать лицо в совершении преступления при условии, что оно пыталось скрыться с места происшествия или от органа уголовного преследования, или не имеет постоянного места жительства, или проживает в другой местности, или не установлена его личность. Так, за исключением перечисленных в пп. 1-3 ч. 1 ст. 108 УПК, могут учитываться оперативно-розыскные данные, результаты использования розыскной собаки и другие.

В соответствии с п. 5 ст. 6 УПК понятие «другая местность» означает местность, находящаяся за пределами юрисдикции и места нахождения соответствующих органа уголовного преследования и суда или места жительства иных участников уголовного процесса. Если буквально толковать закон, то условие к данному основанию появляется в случае задержания лица, проживающего на территории другого района города, который имеет несколько районов. Однако вряд ли законодатель имел в виду эти случаи (другая местность может представлять собой прилегающую территорию, на которой находится дом, в котором проживает задержанный) [23, с.70].

Кроме наличия хотя бы одного из оснований, предусмотренных законом, для рассматриваемого задержания необходимы, как было отмечено выше, условия, цель и мотив.

Задержание лица совершившего преступление (по непосредственно возникшему подозрению) применяется к лицу, которое подозревается в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, направления в дисциплинарную воинскую часть или ареста. При задержании также необходимо иметь а виду, что задерживаемый должен являться надлежащим субъектом (например, специальным — должностным лицом, военнослужащим и др.).

Задержание по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 108 УПК, может производиться до возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 108 УПК), так как иногда производится по «горячим» следам, когда уголовное дело не возбуждено (фактический захват лица).

Цели задержания: 1) пресечение преступления; 2) проверка лица на причастность к совершенному преступлению; 3) решение вопроса о применении меры пресечения в виде заключения под стражу. Следует иметь в виду, что законодатель ничего не говорит по поводу целей задержания лица совершившего преступление (по непосредственно возникшему подозрению).

Вместе с тем эти цели вытекают из оснований для освобождения задержанного (пп. 1 и 2 ч. 1 ст. 114 УПК).

Принято считать, что мотивами к задержанию являются определенные субъективные побуждения, возникающие на основе объективной действительности, иными словами, опасения о том, что лицо, подозреваемое в совершении преступления, может скрыться, помешать установлению истины по делу, продолжить преступную деятельность.

Процессуальный порядок задержания складывается из нескольких этапов (здесь рассматривается порядок задержания до возбуждения уголовного дела):

— Фактическое задержание — действия лица, осуществляющего задержание, направленные на лишение свободы задерживаемого (физический захват лица, связывание, запирание и т.д., а также личный обыск задержанного должностным лицом или осмотр одежды гражданином).

Согласно ч. 2 ст. 211 УПК в данном случае личный обыск может проводиться без вынесения постановления, а также без участия понятых. Если имеется возможность, то обыск оформляется протоколом. В случаях, не терпящих отлагательства, может быть проведен осмотр места происшествия (ч. 2 ст. 173, ч. 2 ст. 203 УПК).

— Доставление задержанного в орган уголовного преследования (или в орган власти, если орган власти не является органом уголовного преследования (ч. 2 ст. 109 УПК), а затем в орган уголовного преследования).

В законе ничего не сказано о том, в течение какого времени должно быть произведено доставление. Однако следует иметь в виду, что в течение 12 часов с момента фактического задержания должен быть решен вопрос о возбуждении уголовного дела [2, с.56].

  • Составление протокола задержания должностным лицом, осуществившим фактическое задержание, немедленно после доставления задержанного в орган уголовного преследования. В протоколе задержания должны быть указаны (см. Приложение А):
  • основания задержания (основания, цели и мотивы задержания должны быть указаны в постановлении о задержании);
  • время фактического задержания (с указанием часа и минут);

результаты личного обыска, а также оружие или предметы, имеющие значение для уголовного дела, изъятые в ходе осмотра одежды задерживаемого в момент захвата:

время составления протокола.

Встает вопрос: требуется ли составление протокола личного обыска задержанного? В соответствии со ст.ст. 193 и 212 УПК протокол личного обыска должен составляться, но диспозиция ст. 110 УПК не столь категорична (в ч. 2 ст. 173 УПК по этому поводу ничего не сказано).

Предметы (похищенные вещи, орудие преступления, холодное и огнестрельное оружие) могут быть изъяты в момент фактического задержания и без составления протокола (об этом указывается в рапорте должностного лица, производившего задержание).

В связи с этим можно пойти по одному из двух путей: 1) протокол личного обыска не составлять, а изъятое в ходе фактического задержания и в результате личного обыска в помещении органа уголовного преследования (который всегда проводится), отражать в протоколе задержания, который следует тогда именовать «протокол задержания по подозрению в совершении преступления и личного обыска»; 2) составлять протокол личного обыска отдельно. В последнем случае нет необходимости дублировать результаты обыска в протоколе задержания [11, с.46].

В случае, когда задерживается лицо другого пола, то в момент фактического задержания должностные лица (противоположного пола) должны быть наделены правом поверхностного осмотра одежды; в помещении органа уголовного преследования личный обыск должно всегда осуществлять лицо того же пола, что и обыскиваемый.

И еще один вопрос: кого понимать под «должностным лицом, осуществившим фактическое задержание»? Понятие «должностного лица» раскрыто в ст. 4 УК, однако некоторые моменты требуют уточнения. Если исходить из того, что любой сотрудник милиции является должностным лицом, то они всегда должны составлять протокол задержания. В соответствии со ст.ст. 15, 16 и 23 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2007 г. № 263-З «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» (в ред. от 17 июля 2007 г. № 263-З) сотрудники ОВД обязаны и вправе задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступления, вправе производить осмотр (досмотр) одежды, изымать оружие и предметы.

Заметим также, что законодатель не определил, кто составляет протокол, если задержанный доставлен обычным гражданином. Закон, как нам представляется, должен быть дополнен в ч. 1 ст. 110 УПК текстом примерно следующего содержания: «В случае фактического задержания (захвата) и доставления в орган уголовного преследования подозреваемого гражданином, протокол задержания составляется должностным лицом органа уголовного преследования» [34, с.121].

Вышеизложенное имеет немаловажное значение, так как согласно п. 3 ч. 1 ст. 114 УПК орган, ведущий уголовный процесс, обязан освободить подозреваемого, если задержание произведено с нарушением требований, установленных УПК.

Протокол объявляется задерживаемому и при этом ему разъясняются предусмотренные ч. 2 ст. 41 УПК права, в том числе право пригласить защитника и давать показания в его присутствии, что отмечается в протоколе. Протокол подписывается лицом, его составившим, и задержанным. Подозреваемый может отказаться от подписи. В таком случае допустима аналогия (ч. 2 ст. 194 УПК): лицу, отказавшемуся подписать протокол, должна быть предоставлена возможность дать объяснение о причинах отказа, которое заносится в протокол.

Одновременно задержанному вручается уведомление о принадлежащих ему правах (на практике составляется «протокол разъяснения подозреваемому прав и обязанностей (Приложение Б)», копия которого вручается задержанному).

Кроме этого, орган уголовного преследования вручает задержанному копию протокола задержания, а также копию постановления о возбуждении уголовного дела (если уголовное дело возбуждено).

— В течение 3-х часов с момента доставления подозреваемого в орган уголовного преследования лицо производящее дознание, следователь, прокурор принимают решение о задержании, о чем выносится постановление (Приложение В), которое является правовым основанием для кратковременного содержания под стражей задержанного в местах и на условиях, предусмотренных законом, либо принимает решение об освобождении задержанного. Решение о задержании, как и любое другое решение, должно быть обоснованным и мотивированным (ч.2 ст.110 УПК).

Встает вопрос: насколько полно должны быть указаны основания задержания? Необходимо ли указывать конкретных очевидцев или достаточно ограничиться фразой «очевидцы прямо указали на задержанного как на лицо, совершившее преступление»?

Особую значимость это приобретает, когда задержание осуществляется в рамках возбужденного уголовного дела (не по горячим следам): осведомленность задержанного о лицах, которые указывают на него, делает возможным опровержение подозрения, то есть реально обеспечивается право на защиту. Полагаем, в ч. 1 ст. 119 УПК, где говорится об «обосновании необходимости применения, изменения или отмены» меры пресечения, имеется в виду приведение конкретных доказательств в постановлении.

В случае принятия решения о задержании лицу разъясняется порядок обжалования задержания (в ст. 143 УПК предусматривается возможность обжалования задержания в суд, однако в виду скоротечности срока задержания, на практике имеют место единичные случаи) [2, с.63].

Значительный удельный вес уголовного дела составляют протоколы разъяснения прав и обязанностей. Считаем, что протокол разъяснения прав и обязанностей (подозреваемого, обвиняемого) должен состоять из двух частей: непосредственно протокол, который остается в деле, и отрывной талон-уведомление с перечислением прав и обязанностей, который вручается задержанному.

«Места и условия» кратковременного содержания под стражей определены Законом Республики Беларусь от 16 июня 2003 г. №215-З «О порядке и условиях содержания лиц под стражей» (в ред. от 24 декабря 2007 г. № 299-З).

  • В течение 12 часов с момента фактического задержания (захвата) должен быть решен вопрос о возбуждении уголовного дела, если задержание производилось до возбуждения уголовного дела;
  • в случае отказа в возбуждении уголовного дела или непринятия решения о возбуждении уголовного дела в указанный срок задержанный должен быть освобожден (ч. 2 ст. 108 УПК), о чем выносится постановление. В этот же срок орган уголовного преследования обязан уведомить кого-либо из совершеннолетних членов семьи задержанного или близких родственников либо предоставить возможность такого уведомления самому задержанному (ч. 1 ст. 115 УПК).

Небезынтересен факт, что согласно ч. 4 ст. 96 УПК РФ «при необходимости сохранения в интересах предварительного расследования в тайне факта задержания уведомление с санкции прокурора может не производиться, за исключением случаев, когда подозреваемый является несовершеннолетним». Согласно п. 4 принципа 16 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (принят резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1988 г.) «компетентный орган может отсрочить уведомление на разумный период, если того требуют исключительные обстоятельства расследования» [38].

— В течение 24 часов с момента вынесения постановления о задержании орган уголовного преследования письменно сообщает прокурору о произведенном задержании (по смыслу закона — независимо от того, было ли возбуждено уголовное дело или нет).

Следует иметь в виду, что прокурором может быть принято решение об освобождении подозреваемого (п. 5 ч. 5 ст. 34 УПК).

«Каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство его дела в суде, чтобы этот суд мог безотлагательно вынести постановление относительно законности его задержания и распорядиться о его освобождении, если задержание незаконно» (ч. 4 ст. 9 Международного пакта о гражданских и политических правах).

Согласно УПК Республики Беларусь подозреваемый может предстать перед судом лишь в случае обжалования решения о задержании (ст.ст. 143, 144 УПК).

В соответствии с Концепцией совершенствования законодательства Республики Беларусь планируется «установить судебный порядок санкционирования заключения под стражу, проведения обыска, наложения ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию, прослушивания и записи переговоров и других следственных действий, нарушающих конституционные права граждан»[26].

  • Допрос подозреваемого по обстоятельствам задержания. В законе нет оговорки о том, что допрос имеет место лишь в том случае, если возбуждено уголовное дело. Законодатель не говорит, в течение какого времени подозреваемый должен быть допрошен.

Согласно п. 5 ч. 2 ст. 41 УПК подозреваемый до начала первого допроса в обязательном порядке получает бесплатную юридическую консультацию адвоката. Лишь в том случае, если задержанный заявит ходатайство о своем допросе при участии защитника, то допрос должен иметь место не позднее 24 часов с момента фактического задержания (Приложение Г).

Таким образом, момент допроса может иметь место и спустя 48 часов с момента фактического задержания: многое зависит от того, насколько полно разъяснены права подозреваемому, и изъявил ли он желание воспользоваться своим правом. Не всегда орган уголовного преследования заинтересован в скорейшем появлении адвоката. Возможно, появление адвоката не стоило жестко «привязывать» к первому допросу (п. 8 ч. 2 ст. 41, п. 2 ч. 2 ст. 46 УПК).

Принцип 15 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме гласит: «Задержанному или находящемуся в заключении лицу может быть отказано в связи с внешним миром, в частности, с его семьей или адвокатом, в течение периода, не превышающего нескольких дней» [38].

Необходимо иметь в виду, что фактически допрос может не состояться, так как дача показаний — право, а не обязанность подозреваемого. В таком случае после заполнения вводной части протокола делается отметка о том, что подозреваемый отказался от дачи показаний. Попутно заметим, что можно пойти по наиболее радикальному пути — упразднить стадию возбуждения уголовного дела.

— О задержании гражданина иностранного государства орган уголовного преследования сообщает в Министерство иностранных дел Республики Беларусь для уведомления посольства или консульства этого государства. В законе (ч. 2 ст. 115 УПК) не указан срок, в течение которого орган уголовного преследования обязан сделать данное сообщение.

Согласно подпункту «в» п. 1 ст. 36 Венской конвенции о консульских сношениях 1963 года «компетентные органы государства пребывания должны безотлагательно уведомить консульские учреждения представляемых государств о том, что в пределах его консульского округа какой-либо гражданин этого государства арестован, заключен в тюрьму, если этот гражданин этого потребует [7].

Задержание лица по непосредственно возникшему подозрению не может длиться свыше 72 часов (в отличие от УПК России, в соответствии со ст. 94 которого срок задержания не должен превышать 48 часов) с момента фактического задержания, по истечении которых задержанный должен быть освобожден из под стражи либо в отношении его применена мера пресечения в виде заключения под стражу.

Задержание лица, подозреваемого в совершении особо тяжких преступлений, предусмотренных определенными статьями УК Республики Беларусь, не может длиться свыше десяти суток с момента фактического задержания, по истечении которых задержанный должен быть освобожден из-под стражи либо в отношении его должна быть применена мера пресечения (ч. 4 ст. 108 УПК).

В случае применения в отношении задержанного меры пресечения обвинение должно быть предъявлено ему не позднее десяти суток с момента фактического задержания (в данном случае суммируется два вида сроков — срок задержания и срок содержания под стражей, при этом порядок исчисления сроков — различный (задержание исчисляется часами, содержание под стражей — сутками), а в отношении лиц, задержанных за совершение преступлений, указанных в ч. 4 ст. 108 УПК, — не позднее двадцати суток (ч. 5 ст. 108 УПК).

Таким образом, основания для задержания лица совершившего преступление (по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления) предусмотрены ст. 108 УПК. Причем они не одинаковы по своим правовым последствиям, в связи с чем их можно разделить на две группы: к первой из них относятся основания, указанные в пп. 1-3 ч. 1 ст. 108 УПК, а ко второй — указанные в п. 4 этой же статьи. По основаниям второй группы задержание возможно лишь при наличии указанных в этой норме условий.

Процессуальный порядок задержания складывается из нескольких этапов: фактическое задержание; доставление задержанного в орган уголовного преследования; составление протокола задержания должностным лицом, осуществившим фактическое задержание; применении меры пресечения в виде заключение под стражу; допрос подозреваемого по обстоятельствам задержания; возбуждение уголовного дела.

2.3 Соблюдение принципа законности при задержании

Согласно ранее действовавшему законодательству целью задержания являлось решение вопроса о причастности подозреваемого к преступлению и применении в отношении задержанного меры пресечения в виде заключения под стражу. Такая формулировка закона позволяла достаточно широко применять задержание. УПК 1999 года вообще не указывает цель этого действия. Вместе с тем практические работники выделяют в качестве целевого назначения задержания возможность посредством его получить доказательства. На это, кстати, указали 62% проинтервьюированных работников органов расследования. На вопрос, какую цель они ставили перед собой при задержании лиц, подозреваемых в совершении преступлений, опрошенные ответили: получение доказательств, и в первую очередь признательных [35, с.74]. Причем, не единичны случаи, когда задержание с целью получения доказательств применялось при отсутствии на то законных оснований. А это уже затрагивает конституционные права гражданина.

Некоторые следователи рассматривают задержание и заключение под стражу не как процессуальное действие, связанное с пресечением преступной деятельности подозреваемого или попыткой скрыться от следствия и суда, а как средство доказывания обнаруженного, но еще не раскрытого преступления. В отдельных случаях задержание используется работниками следственных органов для того, чтобы получить «нужные» им доказательства, заставить задержанного признать свою вину, даже если лицо не виновно и выдвигает при этом какие-либо убедительные доводы в свое оправдание.

Анализ деятельности следственных органов также показывает, что данная мера процессуального принуждения не всегда умело и правильно используется, нередко проявляется недооценка норм, обеспечивающих интересы личности. Так, по данным Информационно-аналитического центра МВД Республики Беларусь в 2006 году правоохранительными органами республики было задержано по подозрению в совершении преступления 24 596 человек, из них освобождено из-под стражи — 7 405 (30,1%); в 2007 году — 26 800 и 7 782 (29%); в 2008 году — 23 883 и 7 140 (29%); в 2009 году — 19 252 и 6 343 (32%); в 2010 году — 23 922 и 7 360 (30%) [12].

Как видно, за последние пять лет в среднем около трети всех лиц, задержанных по подозрению в совершении преступления, в дальнейшем освобождается из-под стражи. При этом в отношении около 2% лиц этой категории такое решение принято в связи с неподтверждением подозрения в совершении преступления. Основанием освобождения из-под стражи остальных подозреваемых почти в 98% случаев явилось отсутствие необходимости применения меры пресечения в виде заключения под стражу [35, с.74].

Таким образом, ситуация с соблюдением законности при задержании лица совершившего преступление языком цифр подтверждает, что каждый год немало граждан задерживается по подозрению в совершении преступления без достаточных на то оснований. Такое происходит в определенной мере из-за несовершенства правовой регламентации данного института, а также по причине неправильного толкования норм, регламентирующих задержание.

О произведенном задержании орган уголовного преследования обязан письменно сообщить прокурору в течение 24 часов с момента вынесения постановления о задержании. Примечательно, что 100 % опрошенных практических работников делают это в установленный законом срок, а некоторые даже раньше, 54 % из них высылают сообщение письмом с регистрацией исходящего номера в канцелярии. Однако изучение случаев применения задержания показало, что в 8 % уголовных дел такое сообщение вообще отсутствовало, а 77 % уголовных дел содержали только бланк сообщения, который не имел каких-либо отметок о его регистрации, как исходящей корреспонденции [35, с.75].

Вместе с тем только 9 % опрошенных вспомнили о случаях отмены прокурором постановлений о задержании, а на случаи их отмены судом не указал никто. И это несмотря на то, что в 53 % случае задержанные обращались с жалобами к прокурору, а в 45-% — в суд [35, с.76].

Вышеизложенное свидетельствует о недостатках в осуществлении судебного контроля и прокурорского надзора за обеспечением прав и законных интересов задержанных. Именно на прокурора возложен надзор за точным и единообразным соблюдением закона при применении задержания (ст. 31 Закона Республики Беларусь от 8 мая 2007 г. № 220-3 «О прокуратуре Республики Беларусь»).

При этом в п. 5ч. 5 ст. 34 УПК предусмотрено полномочие прокурора отменять незаконные и необоснованные постановления нижестоящего прокурора, начальника следственного подразделения, следователя, органа дознания и лица, производящего дознание, а ст. 142 УПК наделяет правом прокурора рассматривать жалобы на действия и решения, перечисленных выше лиц и органов ведущих уголовный процесс. Однако в отличие от суда, который должен рассмотреть жалобу на задержание в срок не более 24 часов (ч. 1 ст. 144 УПК), прокурор обязан это сделать в срок до 10 суток (ч. 1 ст. 142 УПК).

В то же время прокурор может проверять как законность, так и обоснованность задержания подозреваемого. Учитывая определенные преимущества прокурорского надзора по сравнению с судебным контролем за применением задержания, с целью его усиления считаем необходимым вместо сообщения о произведенном задержании направлять прокурору копию постановления о задержании в течение 24 часов с момента его вынесения. Указанные изменения следует отразить в ч. 3 ст. 110 УПК [13, с.271].

Проводя проверку законности содержания арестованных, прокурор знакомится с документами, на основе которых лица подвергнуты задержанию.

В органах прокуратуры должен вестись учет задержанных в соответствии со ст. 108, 111-113 УПК. При установлении факта незаконного задержания лица прокурор незамедлительно, до истечения 72 часов, должен освободить его.

Осуществляя надзор за законностью задержания и содержания арестованных, прокурор следит за тем, чтобы по каждому задержанию был составлен протокол по установленной форме: время, место и основания задержания, объяснение задержанного. Прокурор освобождает задержанного, если усматривает, что он задержан необоснованно или в этом не было процессуальной необходимости.

2.4 Институт задержания: проблемы и совершенствования

Согласно ч. 2 ст. 108 УПК задержание по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 108 УПК, может производиться до возбуждения уголовного дела. Такая формулировка не исключает того, что задержание по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления может производиться и в рамках возбужденного уголовного дела.

Лишь первое основание (п. 1 ч. 1 ст. 108 УПК) предназначено сугубо для случая, когда задержание осуществляется по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления. Все иные основания могут появиться в ходе расследования. Большинство преступлений совершается в условиях неочевидности, уголовные дела возбуждаются, в основном, «по факту». В ходе расследования могут быть установлены и допрошены свидетели преступления, которые указывают на конкретное лицо как на того, кто совершил преступление (п. 2 ч. 1 ст. 108 УПК).

Следы преступления могут быть обнаружены в ходе производства различных следственных и процессуальных действий (осмотр, обыск, выемка и др.) В таком случае также появляется основание для задержания лица (п. 3 ч. 1 ст. 108 УПК), но тогда не совсем правильно вести речь о непосредственно возникшем подозрении.

В связи с этим, как указывает А. Дроздов, слово «непосредственно» нужно исключить из названия ст. 108 УПК [45, с.74].

Основанием для задержания в соответствии с п. 4 ч. 1 ст. 108 УПК можно считать обнаружение похищенных предметов в ходе обыска, при том, что жильцы называют конкретное лицо, которое оставило данные вещи, и это лицо пыталось скрыться. В ходе расследования может иметь место явка с повинной лица, которое не имеет постоянного места жительства или проживает в другой местности. Однако законодатель ничего не говорит о порядке задержания лица совершившего преступление в рамках возбужденного уголовного дела, в связи с этим полагаю, что желательна законодательная корректировка ст.ст. 108-110 УПК, впрочем, и ст. 111 УПК. Однако наличие пробела в уголовно-процессуальном законе можно восполнить аналогией.

Необходимо также привести в соответствие ст. 109 УПК со ст. 35 УК: наделить граждан правом задержания не только лиц, застигнутых при совершении преступления или при попытке скрыться непосредственно после его совершения, но и в других случаях (например, правом задержания разыскиваемых подозреваемых и обвиняемых).

Касаясь сроков задержания, следует отметить, что согласно ч. 3 ст. 108 УПК, задержание подозреваемого не может длиться свыше 72 часов с момента фактического задержания (захвата).

Для сравнения, ч. 2 ст. 94 УПК РФ предусматривает применение задержания на срок 48 часов, который может быть продлен судом на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения (ч. 7 ст. 108 УПК РФ).

В законодательстве большинства стран продолжительность задержания варьируется от 24 часов до семи суток. Исходя из этого, полагаю, что срок задержания подозреваемого, предусмотренный в действующем УПК Республики Беларусь, изменений не требует.

Несколько дискриминационной представляется ч. 4 ст. 108 УПК, устанавливающая особый срок задержания — 10 суток в случав подозрения лица в совершении одного из перечисленных в этой статье особо тяжких преступлений. На мой взгляд, такое увеличение срока задержания вряд ли оправданно, так как через 72 часа с момента захвата (фактического задержания) в отношении подозреваемого в совершении такого преступления может быть применена мера пресечения в виде заключения под стражу. Тем более что, согласно ч. 1 ст. 126 УПК, она может быть избрана по мотивам одной лишь тяжести преступления, в котором лицо подозревается. Следует отметить, что в ч. 2 ст. 40 УПК фактически содержится запрет на удержание подозреваемого в положении задержанного свыше 72 часов независимо от тяжести совершенного деяния.

Указанный выше запрет также иногда нарушается. Так, согласно данным Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, инспектором уголовно-исполнительной инспекции ОВД Первомайского района г. Минска 72-часовой срок задержания был превышен на один час. Установлено, что подозреваемый X. был задержан 25 марта 2008 г. в 15 ч 00 мин, а освобожден по постановлению следователя в 16 ч 00 мин 28 марта 2008 г. По данному факту проведена служебная проверка, следователю объявлен строгий выговор [32, с.69].

Одним из дискуссионных вопросов, связанных с задержанием подозреваемого, является определение момента участия в нем защитника, но данный вопрос связан с правовыми гарантиями подозреваемого и будет рассмотрен в главе 3 дипломной работы.

Завершая рассмотрение вопросов, связанных с проблемами правового регулирования задержания по непосредственно возникшему подозрению, необходимо отметить, что при осуществлении задержания должностные лица помимо оснований, мотивов и условий должны принимать во внимание тяжесть подозрения; личность подозреваемого; род занятий; возраст; состояние здоровья; семейное положение. В связи с этим можно сделать вывод, что задержание лица — это право должностных лиц, которое при наличии определенных обстоятельств превращается в обязанность. Однако анализ деятельности следственных органов показывает, что такая мера процессуального принуждения как задержание, не всегда умело и правильно используется, нередко проявляется недооценка норм, обеспечивающих интересы личности. Некоторые следователи рассматривают задержание и заключение под стражу не как процессуальное действие, связанное с пресечением преступной деятельности подозреваемого или попыткой скрыться от следствия и суда, а как средство доказывания обнаруженного, но еще не раскрытого преступления.

ГЛАВА 3. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ПРАВ И ЗАКОННЫХ ИНТЕРЕСОВ ПОДОЗРЕВАЕМОГО. ДОПРОС ПОДОЗРЕВАЕМОГО

1 Гарантии прав подозреваемого в уголовном процессе

Человек, его права, свободы и гарантии их реализации провозглашены Конституцией Республики Беларусь высшей ценностью и целью общества и государства (ст. 2).

В соответствии с Конституцией Республики Беларусь и Уголовно-процессуальным кодексом Республики Беларусь подозреваемый обладает определенными гарантиями обеспечивающими соблюдение его прав и интересов в процессе предварительного расследования.

Так, согласно п. 1 и 2, ч. 2 ст. 41 УПК подозреваемый имеет право знать, в чем он подозревается и немедленно по задержании получить от органа уголовного преследования письменное уведомление о принадлежащих ему правах, копию постановления или протокола о задержании, копию постановления о возбуждении уголовного дела или о признании его подозреваемым. Термин «немедленно по задержании» в УПК не определен. На практике он понимается как «после доставления в орган уголовного преследования». Кроме того, как отмечалось выше, в силу закона некоторые из перечисленных документов могут быть составлены и вручены задержанному после доставления его в орган уголовного преследования. Поэтому в момент фактического задержания задерживаемое лицо вправе знать, в чем оно подозревается. Вручение всех необходимых документов осуществляется после доставления.

Подозреваемый вправе уведомить через орган уголовного преследования членов семьи или близких родственников о месте своего содержания под стражей (п. 3 ч. 2 ст. 41 УПК).

Как закреплено в ст. 115 УПК, орган, ведущий уголовный процесс и осуществивший задержание, обязан в течение 12 часов с момента фактического задержания лица уведомить об этом кого-либо из совершеннолетних членов его семьи или близких родственников либо предоставить возможность такого уведомления самому задержанному.

Согласно п. 6 ч. 2 ст. 41 УПК, а также разъяснению Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 24 сентября 2009 г. № 7 «Об обеспечении права на защиту в уголовном процессе» подозреваемый имеет право иметь защитника с момента объявления постановления органа уголовного преследования о возбуждении против него уголовного дела, либо постановления о признании подозреваемым, либо постановления о задержании; беспрепятственно общаться со своим защитником наедине и конфиденциально без ограничения количества и продолжительности бесед. Если у задержанного нет определенного адвоката, с которым он хотел бы сотрудничать, возможно заключить соглашение с дежурным адвокатом, который вызывается через орган уголовного преследования для проведения допроса и дачи консультации до первого допроса. Здесь следует иметь в виду, что дежурный — не значит худший, поскольку дежурить для таких случаев обязан каждый адвокат любой коллегии адвокатов республики независимо от стажа работы и квалификации. Это также не означает, что задержанному предоставляется государственный адвокат, поскольку государственных адвокатов (состоящих в штате государственных учреждений и получающих зарплату от государства) в нашей республике не существует [1, с.24].

Пункт 5 Пленума Верховного суда Республики Беларусь от 24 сентября 2009 г. № 7 «Об обеспечении права на защиту в уголовном процессе» разъясняет судам, что подозреваемый, обвиняемый, их законные представители, а также близкие родственники, другие лица по просьбе или с согласия подозреваемого, обвиняемого вправе пригласить для участия в производстве по материалам и уголовному делу защитника по своему выбору (п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК).

Позодреваемый в случае задержания имеет право получить до начала первого допроса в качестве подозреваемого бесплатную юридическую консультацию адвоката (п. 5 ч. 2 ст. 41 УПК).

Это значит, перед тем, как лицо, задержанное по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления, даст какие-либо показания в отношении себя, оно вправе получить квалифицированную юридическую помощь адвоката (и понять прежде всего, что происходит) не от заинтересованного в раскрытии преступления органа уголовного преследования, а от независимого лица, а также изначально правильно сформировать свою позицию по инкриминируемому деянию (то есть правильно сформулировать свои показания таким образом, чтобы действия лица не были ошибочно квалифицированы как преступление либо были квалифицированы по наиболее «худшей» статье), понять суть предоставленных ему законом прав и как этими правами пользоваться. Данную норму органы уголовного преследования, как правило, обходят: проводят не допрос подозреваемого, а отобрание объяснений. В этом случае (до начала отобрания объяснений) УПК не возлагает на орган уголовного преследования обязанность предоставить задержанному возможность получить консультацию адвоката. При этом, как правило, умалчивается о том, что задержанный вправе не давать объяснений против себя, членов своей семьи, близких родственников, и внушается, что адвокат задержанному не нужен. После получения нужных органу уголовного преследования (не всегда достоверных) объяснений задержанного лица в установленном порядке оформляется задержание и приглашается адвокат для дачи консультации до начала первого допроса и участия в допросе. Такое отобрание объяснений у задержанного — само по себе грубое нарушение уголовно-процессуального закона, так как в соответствии с частью четвертой ст. 110 УПК подозреваемый должен быть допрошен по обстоятельствам задержания в порядке, предусмотренном ст. 215-219, 434 и 435 УПК.

Однако наибольший вред такого объяснения для задержанного состоит в том, что, признав на начальном этапе производства по уголовному делу свою вину, подозреваемый формирует убежденность органов предварительного расследования в своей виновности и обвинительную направленность уголовного процесса, в том числе и в суде. Это значительно усложняет процесс защиты, поскольку важнейшим условием эффективной защиты лица по уголовному делу является изначально, с первого допроса, грамотно сформированная позиция лица по возбужденному в отношении него уголовному делу. Впоследствии отказаться от своего признания лицо-то может, но этим фактически только ухудшит свое положение. Таким образом, задержанному всегда следует отказываться от дачи объяснений по делу и требовать проведения допроса и получения консультации адвоката до его начала [4, с.56].

Если все-таки орган уголовного преследования настойчиво просит задержанного дать объяснения, следует иметь в виду следующее. Как предусмотрено ст. 62 Конституции Республики Беларусь, каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов и других своих представителей в суде, иных государственных органах, органах местного управления, на предприятиях, в учреждениях, организациях, общественных объединениях и в отношениях с должностными лицами и гражданами. Таким образом, в силу данной нормы лицо вправе требовать предоставления консультации адвоката и до отобрания объяснений, а также присутствия адвоката в процессе их отобрания. Лучше всего это требование отразить в протоколе отобрания объяснений, например: «Я желаю воспользоваться правами, предоставленными мне Конституцией, и отказываюсь давать объяснения против себя до получения консультации адвоката» [5, с.209].

Согласно п. 9 ч. 2 ст. 41 УПК подозреваемый имеет право давать показания или отказаться от дачи показаний. Данное право означает, что лицо вправе отказаться от дачи показаний на все время предварительного расследования и судебного следствия либо на какое-то время (например, до получения консультации адвоката или до прибытия того адвоката, о котором задержанный ходатайствовал либо который приглашен его родственниками).

Никаких ограничений здесь не установлено. После окончания предварительного следствия, но до направления дела в суд материалы дела (то есть все собранные по делу доказательства) представляются для ознакомления обвиняемому. В связи с этим довольно часто на практике лицо отказывается от дачи показаний до окончания предварительного расследования. После ознакомления с материалами уголовного дела лицо может сформировать свою дальнейшую позицию по инкриминируемому ему деянию, исходя из степени доказанности его вины собранными по делу материалами.

Подозреваемому гарантируются и другие права. Так подозреваемый имеет право (п. 11-18 ч.2 ст. 41 УПК):

  • заявлять отводы и ходатайства, в том числе о принятии мер по обеспечению его безопасности, членов семьи, близких родственников и иных лиц, которых он обоснованно считает близкими, а также имущества;
  • пользоваться родным языком или услугами переводчика;
  • возражать против действий органа уголовного преследования и требовать внесения его возражений в протокол следственного или другого процессуального действия, проводимого с его участием;
  • знакомиться с протоколами следственных и других процессуальных действий, в которых он участвовал, и делать заявления и замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколах;
  • при участии в следственном или другом процессуальном действии требовать внесения в протокол указанного действия записей об обстоятельствах, которые, по его мнению, должны быть отмечены;
  • подавать жалобы на действия и решения органа, ведущего уголовный процесс;
  • отзывать поданную им или его защитником жалобу;
  • обжаловать в суд задержание, заключение под стражу, домашний арест или принудительное помещение в психиатрическое (психоневрологическое) учреждение для производства экспертизы;
  • получать возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс, а в случае, если подозрение не подтвердилось, быть реабилитированным.

В порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом, права несовершеннолетнего подозреваемого осуществляют наряду с ним или вместо него его законные представители.

Следует отметить, что сложившаяся практика задержания по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления дает множество оснований для его обжалования в суд. Впрочем, ничто не мешает одновременно обжаловать задержание и прокурору. Порядок обжалования задержания в суд урегулирован ст. 143 УПК. Он предполагает максимально оперативные действия всех должностных лиц, имеющих отношение к движению жалобы, и при соблюдении ими сроков, отведенных для реагирования, постановление судьи может и должно быть вынесено в течение 72-часового срока задержания. То есть до применения к задержанному меры пресечения и до перехода его в статус обвиняемого [46, с.105].

Однако защита, к сожалению, редко пользуется правом на обжалование именно задержания в суд, несмотря на очевидные и грубые нарушения норм уголовного процесса. Это связано с тем, что в течение 72-х часов родственники задержанного должны успеть заключить соглашение с адвокатом, который в свою очередь должен разыскать следователя, вручить ему ордер, добиться разрешения на свидание с задержанным, посетить его в изоляторе врменного содержания, получить копии протоколов и постановлений, сопровождающих задержание, ознакомиться с протоколами следственных действий, произведенных в отсутствие защитника. От адвоката требуются оперативность и мобильность, граничащие с подвигом. В противном случае статус его подзащитного изменится, он перестанет быть задержанным. Обжаловать придется уже применение меры пресечения. Кроме того, адвокаты крайне пессимистично относятся к самой возможности освобождения задержанного по результатам рассмотрения судом жалобы на задержание.

Таким образом, в современных условиях развития и совершенствования правового государства вопрос обеспечения гарантий предоставляемых подозреваемого является весьма актуальным как для органа уголовного преслкдования, суда, так и для общества в целом. Неукоснительное соблюдение нормативных предписаний, регламентирующих права подозреваемого, является гарантией справедливого разбирательства и принятия правильного решения по делу.

2 Показания подозреваемого и их значение. Допрос подозреваемого и его процессуальное оформление

Показания подозреваемого — это сведения, сообщенные подозреваемым в устной или письменной форме на допросе, проведенном в ходе предварительного расследования, а также при производстве иных следственных действий с его участием (ст. 91 УПК).

В качестве подозреваемого может быть допрошено только лицо, в отношении которого имеется соответствующий процессуальный акт, определяющий его процессуальное положение как подозреваемого. Основания и процессуальный порядок признания лица подозреваемым установлены ст. 40 УПК.

Подозреваемый вправе дать показания по поводу выдвинутого против него подозрения, а равно по поводу иных известных ему обстоятельств, имеющих значение по делу, и собранных доказательств. Таким образом, предметом показаний подозреваемого являются обстоятельства, дающие основание для подозрения, а также любые другие обстоятельства, имеющие значение для дела. Предметы показаний подозреваемого и обвиняемого во многом схожи. Различие заключается в том, что на момент допроса подозреваемого обвинение еще не сформулировано, и поэтому показания подозреваемого обычно менее полные [33, с.236].

Чаще всего подозреваемый после предъявления ему обвинения более подробно допрашивается об этих же обстоятельствах и в качестве доказательств используются данные им ранее показания. Показания подозреваемого используются значительно реже (например, в случае смерти лица, подлежавшего привлечению в качестве обвиняемого).

Одной из разновидностей показаний подозреваемого являются его показания против других лиц, в частности, так называемый оговор, то есть заведомо ложное показание против другого лица. Нередко подозреваемый пытается переложить свою вину на других соучастников или иных лиц. Это является одним из средств защиты и не может влечь никакой ответственности. Поэтому в тех случаях, когда подозреваемый дает показания против других лиц по тем обстоятельствам, которые послужили основанием для задержания, и вообще по тем фактам, деяниям, причастность к которым допрашиваемого проверяется, он вправе давать любые показания, и ответственность за них, даже в случае их заведомой ложности, наступить не может.

По-иному решается вопрос, когда показания против других лиц даются подозреваемым по тем фактам, обстоятельствам, причастность к которым допрашиваемого вообще не проверяется, то есть по другому эпизоду дела или вообще по другому делу. В таких случаях подозреваемый должен быть предупрежден о том, что он будет давать показания в качестве свидетеля и, следовательно, может быть привлечен к уголовной ответственности за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний.

К сожалению существует противоречащая закону практика. Иногда лицо, в отношении которого собраны доказательства, достаточные для подозрения в совершении преступления неоднократно допрашивается в качестве свидетеля по поводу его собственных действий с предупреждением об ответственности за отказ от дачи показаний и за заведомо ложные показания [18, с.76].

Характерной особенностью допроса подозреваемого, задержанного в соответствии со ст. 108 УПК, является то обстоятельство, что подготовка к допросу ведется в более короткие сроки. Следователь нередко располагает самыми минимальными сведениями о личности подозреваемого и уже в ходе допроса определяет, какие из тактических приемов целесообразно применить.

В процессе подготовки к допросу подозреваемого следователь определяет предмет допроса, выбирает момент и последовательность его проведения, составляется план. Приступая к допросу подозреваемого, следователь должен иметь ясное представление, что и в какой последовательности он будет выяснять у допрашиваемого, как и какие доказательства будут использованы им для изобличения подозреваемого.

В случае очевидности преступления или при наличии большого числа доказательств, уличающих подозреваемого, целесообразно допросить его немедленно. Такой прием, основанный на факторе внезапности, не дает ему возможности придумать ту или иную ложную версию. Показания подозреваемого, допрошенного сразу же после задержания, без предварительного обдумывания им смысла обстоятельств, послуживших причиной его задержания и основаниями подозрения, существенно отличаются от тех, которые он дает во время допроса, производимого спустя некоторое время.

Уголовно-процессуальным кодексом Республики Беларусь закреплен четкий порядок допроса подозреваемого. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 216 УПК находящиеся на свободе подозреваемый вызываются на допрос повесткой. В ней должно быть указано, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин.

Повестка вручается подозреваемому лицу под расписку. При отсутствии вызываемого лица повестка вручается под расписку кому-либо из совершеннолетних членов его семьи либо администрации по месту его работы, которые обязаны передать повестку вызываемому на допрос (ч.2 ст.216 УПК).

Находящиеся на свободе подозреваемый обязан явиться по вызову на допрос. В случае неявки без уважительных причин подозреваемый может быть подвергнут приводу в соответствии со ст. 130 УПК.

Согласно ч. 4 ст. 216 УПК лица, содержащиеся под стражей, вызываются на допрос через администрацию места заключения.

Допрос проводится по месту производства предварительного расследования. Следователь, вправе, если признают это необходимым, провести допрос по месту нахождения допрашиваемого.

Допрос не может длиться непрерывно более четырех часов. Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов. В случае медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача, работающего в государственном медицинском учреждении (ч.2 ст.215 УПК).

При допросе подозреваемого в возрасте до 14 лет вызывается педагог или психолог. По усмотрению следователя это может последовать и при допросе подозреваемого в возрасте от 14 до 16 лет. При допросе несовершеннолетних свидетелей либо потерпевших с разрешения следователя могут присутствовать их родители и другие законные представители. Подозреваемый в возрасте до 16 лет не предупреждается об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При этом ему лишь указывается на необходимость говорить только правду [33, с.347].

Подозреваемому, вызванному на допрос, сообщается по какому уголовному делу он будет допрошен, разъясняются права и обязанности, предусмотренные ст. 41 УПК, в том числе и право отказаться от дачи показаний в отношении его самого, членов его семьи и близких родственников, о чем делается отметка в протоколе.

Допрос начинается с того, что следователь предлагает рассказать об известных допрашиваемому лицу обстоятельствах дела. По окончании свободного рассказа допрашиваемому могут быть заданы вопросы, направленные на уточнение и дополнение показаний. Следует помнить, что задавать наводящие вопросы законом запрещено, хотя на практике это требование закона часто нарушается. Это связано с тем, что следователь иногда не знает, что значит «наводящие вопросы». Представляется, что недопустимо ставить такой вопрос, в котором уже содержится (прямо или косвенно) ответ. Например, «Был ли подозреваемый в момент совершения преступления одет в пальто серого цвета?» Следует спросить: «В какую одежду был одет подозреваемый, что она из себя представляет?» [6, с.110].

Допрашиваемый вправе пользоваться документами и записями, которые по его ходатайству или с его согласия могут быть приобщены к протоколу допроса (ч.5 ст.217 УПК).

В ходе допроса следователь может предъявить допрашиваемому вещественные доказательства и документы, а по окончании свободного рассказа огласить показания, имеющиеся в уголовном деле, воспроизвести звуко- и видеозапись или киносъемку.

По окончании допроса составляется протокол, который предъявляется для прочтения допрашиваемому либо оглашается по его просьбе. Требование допрашиваемого внести в протокол дополнения или уточнения подлежат обязательному исполнению.

По решению следователя либо по просьбе подозреваемого при допросе может быть применена звуко- и видеозапись. Если такой допрос производится по инициативе следователя, то он уведомляет об этом допрашиваемого до начала допроса. По окончании допроса звуко- и видеозапись полностью воспроизводятся допрашиваемому. Звуко- и видеозапись заканчиваются заявлением допрашиваемого, удостоверяющим ее правильность [48, с.354].

Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи удостоверяются подписью допрашиваемого каждой страницы протокола. Если в допросе участвовал переводчик, то он также подписывает каждую страницу и протокол в целом и перевод собственноручных показаний допрашиваемого. Если при допросе участвовали и другие лица, они тоже подписывают протокол допроса.

Если подозреваемый отказывается подписать протокол допроса, об этом делается отметка в протоколе, заверяемая подписью следователя. Причины отказа от подписи заносятся в протокол. Если подозреваемый в силу физических недостатков или состояния здоровья не может подписать протокол допроса, следователь приглашает постороннее лицо, которое с согласия допрашиваемого лица удостоверяет своей подписью правильность записи его показаний. Образец протокола допроса подозреваемого приведен в Приложении Д.

Таким образом, показания подозреваемого — это сведения, сообщенные подозреваемым в устной или письменной форме на допросе, проведенном в процессе предварительного расследования, а также при производстве иных следственных действий с его участием. Уголовно-процессуальным кодексом Республики Беларусь закреплен четкий порядок допроса подозреваемого, соблюдать который обязан следователь. По окончании допроса составляется протокол, который предъявляется для прочтения допрашиваемому либо оглашается по его просьбе. Если подозреваемый отказывается подписать протокол допроса, об этом делается отметка в протоколе, заверяемая подписью следователя.

3.3 Проблемы обеспечения прав и законных интересов подозреваемого в уголовном процессе

Проблемы обеспечения прав и законных интересов подозреваемого в уголовном процессе прежде всего связаны с несовершенством процессуальной регламентации участия защитника (адвоката) в защите прав подозреваемого.

Реализация многих прав защитника, перечисленных в п.п. 1-20 ч. 1 ст. 48 УПК, а также в других нормах, регламентирующих порядок производства конкретных процессуальных действий, вызывает определенные сложности; многие из прав защитника декларативны по своему содержанию и не гарантированы соответствующими обязанностями со стороны органа, ведущего уголовный процесс.

Ключевым правом защитника в п. 1 ч. 1 ст. 48 УПК указано право знать, в чем подозревается или обвиняется лицо, интересы которого он защищает.

Однако если законодатель в ст. 241 УПК определил, как должно формулироваться подозрение, о сроках и порядке его предъявления УПК не содержит. Соответственно остается неясным, каким образом необходимо осуществлять и защиту от подозрения.

Так, по уголовному делу по ч. 3 ст. 211 УК Республики Беларусь защитник подозреваемого К., ранее допрошенного в отсутствие защитника, вступив в процесс, заявил ходатайство об уточнении сущности и разъяснении подозрения, каким образом рассчитана сумма недостачи, указанная в постановлении о возбуждении уголовного дела. В удовлетворении ходатайства было отказано в связи с тем, что в протоколе первоначального допроса К. (произведенного в отсутствие адвоката) имеется подпись подозреваемого о том, что сущность выдвинутых в отношении его подозрений ему разъяснена и понятна [41, с.17].

Предоставляя подозреваемому право знать, в чем он подозревается, закон не предусматривает в качестве гарантии указанного права и обязанности органа, ведущего уголовный процесс, ознакомить подозреваемого, в отношении которого возбуждено уголовное дело либо вынесено постановление о признании его подозреваемым, с предположительным выводом органа предварительного расследования о совершении подозреваемым конкретного преступления. Срок, в течение которого подозреваемый должен быть ознакомлен с вынесенным в отношении его постановлением, ставящим его в положение подозреваемого, в законе не указан. На практике распространены ситуации, когда лицо впервые вызывается на допрос и узнает, что в отношении его уже давно возбуждено уголовное дело. Очевидно, что указанная ситуация существенно отразится на возможности такого лица осуществлять свою защиту.

На мой взгляд допрос подозреваемого и объявление ему перед началом этого допроса, в совершении какого преступления он подозревается, должны производиться немедленно после совершения того действия, которым лицо ставится в положение подозреваемого, а при невозможности немедленного проведения допроса, обусловленной физическим или психическим состоянием подозреваемого (сильное душевное волнение, опьянение и т. п.), не позднее чем через 24 часа с момента окончания этого действия.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 48 УПК, защитник вправе «беспрепятственно общаться со своим подзащитным наедине и конфиденциально без ограничения количества и продолжительности бесед».

Следует отметить, что реализация указанного права на практике уже длительный период времени вызывает значительные сложности. Не способствовал реализации указанного права и Закон Республики Беларусь от 16 июня 2003 г. № 215-З «О порядке и условиях содержания лиц под стражей». Так, в соответствии с ч. 4 ст. 25 указанного Закона предусмотрено, что лицам, содержащимся под стражей, встреча с участвующим в деле в качестве защитника адвокатом предоставляется только по предъявлении ордера (соглашения) юридической консультации. Вместе с тем, несмотря на указанную норму, на практике по-прежнему действует не заявительный, а так называемый разрешительный порядок предоставления свиданий с адвокатом. Это означает, что для реализации своего права, указанного в п. 2 ч. 1 ст. 48 УПК, защитник должен дополнительно получить письменное разрешение на свидание у следователя или суда. Указанная ситуация является нарушением права на получение юридической помощи в уголовном процессе.

Так, ряд следователей для того чтобы предоставить разрешение на посещение, требует у адвоката письменное ходатайство, которое рассматривается в течение трех дней. Ответ на него направляется защитнику по почте, что является одним из способов лишить заключенного под стражу подозреваемого (обвиняемого) возможности своевременного общения с защитником наедине и в любой момент производства по делу [1, с.24].

В следственных изоляторах в случае, если в разрешение на посещение подозреваемого не зафиксировано на обратной стороне о праве на неоднократные посещения, то при последующем посещении адвокатом своего подзащитного требуют повторное разрешение органа, ведущего уголовный процесс.

Необходимость разрешительного порядка предоставления свиданий с защитником-адвокатом зачастую обосновывается возможной недобросовестностью защитников, которые могут, используя одно и тоже разрешение, и ордер, прийти к любому лицу в следственный изолятор, даже не будучи допущенными к участию в деле. Так, достаточно просто обязать орган, ведущий уголовный процесс, немедленно уведомлять администрацию места предварительного заключения о допуске конкретного защитника к участию в деле. Таким образом будет исключена даже гипотетическая возможность общения подозреваемого (обвиняемого), заключенного под стражу, с защитником, который не допущен к делу органом, ведущим уголовный процесс. При этом закрепленное в п. 2 ч. 1 ст. 48 УПК право защитника на беспрепятственное общение со своим подзащитным будет в полной мере гарантировано. Вопросам нарушения права защитника на оказание юридической помощи в уголовном процессе уделяется внимание и в других странах. Так, Конституционный Суд Российской Федерации в своем постановлении от 25 октября 2001 г. признал неконституционным аналогичное положение п. 15 ч. 2 ст. 16 Федерального Закона РФ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления» и указал, что ситуация, при которой реализация возможности свиданий подозреваемого с адвокатом (защитником) ставится в зависимость от наличия специального разрешения лица или органа, в производстве которого находится уголовное дело, служит основанием неправомерного ограничения конституционного права на помощь адвоката [41, с.19].

Как ни странно, немало проблем возникает у адвоката-защитника при реализации права, предусмотренного п. 11 ч. 1 ст. 48 УПК. Адвокат с момента получения уведомления об окончании предварительного расследования имеет право знакомиться с уголовным делом, а также с разрешения следователя, дознавателя копировать интересующие его материалы уголовного дела.

В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 17 Закона Республики Беларусь от 30 декабря 2011 г. № 334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» при ознакомлении с материалами уголовного дела защитник имеет право применять в своей профессиональной деятельности технические средства (компьютеры, видео- и звукозаписывающую аппаратуру, фото- и киноаппаратуру, множительную и иную технику).

В настоящее время уголовные дела, как правило, являются сложными, многотомными, требующими длительного изучения содержащихся там материалов. Совершенно очевидно, что с точки зрения качественной подготовки к участию в уголовном деле в суде, к защите обвиняемого использование адвокатом фотографирования материалов уголовного дела является необходимым. Кроме того, это способствует более оперативной работе с материалами дела, что, казалось бы, должно устраивать всех участников уголовного процесса.

Между тем нередки случаи, когда следователи по непонятным причинам отказывают адвокатам при ознакомлении с материалами дела использовать технические средства. Немотивированный и необоснованный отказ от реализации вышеназванного права вряд ли можно признать допустимым, так как это также является ограничением права подозреваемого, обвиняемого на защиту.

Кроме проблем процессульной регламентации прав защитника, следственными органами зачастую нарушаются и процессуальные гарантии подозреваемых.

Так, анализ судебной практики показал, что несмотря на то что закон императивно устанавливает случаи обязательного участия защитника в уголовном процессе, на практике допускаются нарушения права на защиту. В результате показания, данные подозреваемым, обвиняемым в отсутствие защитника, не имеют юридической силы (ст.ст. 8, 105 УПК) и не могут быть положены в основу обвинения (п. 3 Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь «Об обеспечении права на защиту в уголовном процессе»).

Например, при рассмотрении дела в отношении К., обвиняемой в совершении особо тяжких преступлений (убийстве с особой жестокостью, разбое), Витебский областной суд, установив, что К. в нарушение требований п. 5 ч. 1 ст. 45 УПК органом уголовного преследования не была обеспечена защитником и в качестве подозреваемой была допрошена в его отсутствие, признал ее показания в этом качестве недопустимыми доказательствами.

Нормативными предписаниями также строго регламентирована обязанность органа уголовного преследования предоставить подозреваемому в случае его задержания либо применения в отношении его или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу возможность получения бесплатной юридической консультации адвоката до начала их первого допроса. Причем реализация этого права не зависит от характера выдвинутого подозрения, а также от отношения к нему подозреваемого [1, с.24].

Однако изучение дел показало, что нарушение такого права носит достаточно распространенный характер.

По приговору суда Ивацевичского района К. признан невиновным в умышленном нанесении тяжкого телесного повреждения и оправдан по п. 3 ч. 2 ст. 147 УК за недоказанностью его участия в совершении преступления. Как установлено по делу, К. с момента фактического задержания и при проведении с ним в этот день процессуальных действий юридической помощью адвоката не пользовался и реально защитником был обеспечен только на следующий день. В своей жалобе, адресованной прокурору, К. указывал на незаконные приемы ведения следствия работниками милиции, нарушения права на защиту при задержании и первичных допросах. В суде не были опровергнуты доводы К. о незаконных методах ведения следствия, допущенных по делу нарушениях закона, а также о том, что его явка с повинной и признательные показания не являлись добровольными.

Фиксация в материалах дела факта получения подозреваемым, обвиняемым бесплатной юридической консультации адвоката, обеспечение указанных лиц защитником имеет достаточно важное значение, поскольку это будет свидетельствовать о выполнении требований закона органом уголовного преследования и не позволит усомниться в допустимости доказательств.

И в заключение данной главы можно сделать следующие выводы. Анализ уголовных дел показал, что зачастую нарушется право подозреваемого на защиту, путем ограничение прав и обязанностей защитника, органом ведущим уголовный процесс, что является прямым нарушением закона. Проблемы обеспечения прав и законных интересов подозреваемого в уголовном процессе прежде всего связаны с несовершенством процессуальной регламентации участия защитника (адвоката) в защите прав подозреваемого. Да и защитники нередко исполняют свои обязанностей не добросовестно, допуская ошибки в совершении юридически значимых действий и пропуская сроки для обжалования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенный исторический анализ института подозреваемого в уголовном процессе позволяет сделать вывод о том, что на современном этапе институт подозреваемого сформирован, однако, преждевременно говорить о рассматриваемом институте как об окончательно сформировавшемся, а напротив, имеет смысл считать его нуждающимся в дальнейшей разработке.

В соответствии с белорусским законодательством, подозреваемым является физическое лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, либо лицо, в отношении которого органом уголовного преследования возбуждено уголовное дело или вынесено постановление: о применении меры пресечения до вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого; признании подозреваемым. По своему процессуальному положению подозреваемый является: субъектом обязанностей; лицом, положение которого связано с применением мер процессуального принуждения; лицом, показания которого — вид источников доказательств.

Задержание подозреваемого, как участника уголовного процесса, длится не более 72 часов, а применение к лицу меры пресечения — не более 10 суток. Если в течение 10 суток с момента применения меры пресечения обвинение не будет предъявлено, мера пресечения отменяется и лицо перестает занимать процессуальное положение подозреваемого.

Задержать подозреваемого вправе не только должностные лица органов уголовного преследования, но и в соответствии со ст. 109 УПК граждане, такое задержание называется захватом. Основания для задержания лица совершившего преступление (по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления) предусмотрены ст. 108 УПК. Причем они не одинаковы по своим правовым последствиям, в связи с чем их можно разделить на две группы: к первой из них относятся основания, указанные в пп. 1-3 ч. 1 ст. 108 УПК, а ко второй — указанные в п. 4 этой же статьи. По основаниям второй группы задержание возможно лишь при наличии указанных в этой норме условий.

Однако анализ деятельности следственных органов показывает, что такая мера процессуального принуждения как задержание подозреваемого, не всегда умело и правильно используется, нередко проявляется недооценка норм, обеспечивающих интересы личности. Некоторые следователи рассматривают задержание и содержание под стражей не как процессуальное действие, связанное с пресечением преступной деятельности подозреваемого или попыткой скрыться от следствия и суда, а как средство доказывания обнаруженного, но еще не раскрытого преступления. В отдельных случаях задержание используется работниками следственных органов для того, чтобы получить «нужные» им доказательства, заставить задержанного признать свою вину, даже если лицо не виновно и выдвигает при этом какие-либо убедительные доводы в свое оправдание.

Немаловажную роль на предварительном следствии имеет допрос подозреваемого. Уголовно-процессуальным кодексом Республики Беларусь закреплен четкий порядок допроса подозреваемого, соблюдать который обязан следователь. По окончании допроса составляется протокол, который предъявляется для прочтения допрашиваемому либо оглашается по его просьбе. Если подозреваемый отказывается подписать протокол допроса, об этом делается отметка в протоколе, заверяемая подписью следователя.

Подозреваемый в уголовном процессе обладает широкими правами, которые дают ему реальную возможность защищаться от выдвинутого подозрения. Однако, анализ уголовных дел показал, что зачастую нарушется право подозреваемого на защиту, путем ограничение прав и обязанностей защитника, органом ведущим уголовный процесс, что является прямым нарушением закона.

Реализация многих прав защитника, перечисленных в п.п. 1-20 ч. 1 ст. 48 УПК, а также в других нормах, регламентирующих порядок производства конкретных процессуальных действий, вызывает определенные сложности; многие из прав защитника декларативны по своему содержанию и не гарантированы соответствующими обязанностями со стороны органа, ведущего уголовный процесс.

Предоставляя подозреваемому право знать, в чем он подозревается, закон не предусматривает в качестве гарантии указанного права и обязанности органа, ведущего уголовный процесс, ознакомить подозреваемого, в отношении которого возбуждено уголовное дело либо вынесено постановление о признании его подозреваемым, с предположительным выводом органа предварительного расследования о совершении подозреваемым конкретного преступления. Срок, в течение которого подозреваемый должен быть ознакомлен с вынесенным в отношении его постановлением, ставящим его в положение подозреваемого, в законе не указан. На практике распространены ситуации, когда лицо впервые вызывается на допрос и узнает, что в отношении его уже давно возбуждено уголовное дело. Очевидно, что указанная ситуация существенно отразится на возможности такого лица осуществлять свою защиту.

На мой взгляд допрос подозреваемого и объявление ему перед началом этого допроса, в совершении какого преступления он подозревается, должны производиться немедленно после совершения того действия, которым лицо ставится в положение подозреваемого, а при невозможности немедленного проведения допроса, обусловленной физическим или психическим состоянием подозреваемого (сильное душевное волнение, опьянение и т. п.), не позднее чем через 24 часа с момента окончания этого действия.

Ограничивается и право защитника беспрепятственно общаться со своим подзащитным наедине и конфиденциально без ограничения количества и продолжительности бесед. На практике по-прежнему действует не заявительный, а так называемый разрешительный порядок предоставления свиданий с адвокатом. Это означает, что для реализации своего права, указанного в п. 2 ч. 1 ст. 48 УПК, защитник должен дополнительно получить письменное разрешение на свидание у следователя или суда. Указанная ситуация является нарушением права на получение юридической помощи в уголовном процессе. Ряд следователей для того чтобы предоставить разрешение на посещение, требует у адвоката письменное ходатайство, которое рассматривается в течение трех дней. Ответ на него направляется защитнику по почте, что является одним из способов лишить заключенного под стражу подозреваемого (обвиняемого) возможности своевременного общения с защитником наедине и в любой момент производства по делу.

Как ни странно, немало проблем возникает у адвоката-защитника при реализации права, предусмотренного п. 11 ч. 1 ст. 48 УПК. Адвокат с момента получения уведомления об окончании предварительного расследования имеет право знакомиться с уголовным делом, а также с разрешения следователя, дознавателя копировать интересующие его материалы уголовного дела.

При ознакомлении с материалами уголовного дела защитник имеет право применять в своей профессиональной деятельности технические средства (компьютеры, видео- и звукозаписывающую аппаратуру, фото- и киноаппаратуру, множительную и иную технику).

Между тем нередки случаи, когда следователи по непонятным причинам отказывают адвокатам при ознакомлении с материалами дела использовать технические средства. Немотивированный и необоснованный отказ от реализации вышеназванного права вряд ли можно признать допустимым, так как это также является ограничением права подозреваемого, обвиняемого на защиту.

Кроме проблем процессуальной регламентации прав защитника, следственными органами зачастую нарушаются и процессуальные гарантии подозреваемых. Анализ судебной практики показал, что несмотря на то что закон императивно устанавливает случаи обязательного участия защитника в уголовном процессе, на практике допускаются нарушения права на защиту. В результате показания, данные подозреваемым, обвиняемым в отсутствие защитника, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Нормативными предписаниями также строго регламентирована обязанность органа уголовного преследования предоставить подозреваемому в случае его задержания либо применения в отношении его или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу возможность получения бесплатной юридической консультации адвоката до начала их первого допроса. Однако на практике подозреваемому отказывается в бесплатной юридической консультации адвоката. Причем реализация этого права не зависит от характера выдвинутого подозрения, а также от отношения к нему подозреваемого. Изучение дел показало, что нарушение такого права носит достаточно распространенный характер.

Проблемы обеспечения прав и законных интересов подозреваемого в уголовном процессе прежде всего связаны с несовершенством процессуальной регламентации участия защитника (адвоката) в защите прав подозреваемого, а также незаконных ограничений участия защитника со стороны предварительного расследования. Да и защитники нередко исполняют свои обязанности не добросовестно, допуская ошибки в совершении юридически значимых действий и пропуская сроки для обжалования. Хотя от адвоката иногда требуются оперативность и мобильность, граничащие с подвигом. В противном случае статус его подзащитного изменится, он перестанет быть задержанным (72 часа с момента задержания).

Обжаловать придется уже применение меры пресечения. Кроме того, адвокаты крайне пессимистично относятся к самой возможности освобождения задержанного по результатам рассмотрения судом жалобы на задержание.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/diplomnaya/po-ugolovnomu-protsessu-respubliki-belarus/

1. Андрейчик, Н. Защитник в уголовном процессе / Н. Андрейчик // Судовы вестник. — 2009. — № 4. — С. 23-25.

  • Бабкина-Пырская, Ю.Л. Права задержанных, обвиняемых и осужденных: все, что нужно знать близким / Ю.Л. Бабкина-Пырская. — Минск: Агентство Владимира Гревцова, 2010. — 79 с.
  • Басецкий, И.И.

Уголовный процесс: лекции / И.И. Басецкий, С.И. Довгун. — Минск: Минский ин-т управления, 2006. — 392 с.

  • Басецкий, И.И. Защитник в уголовном процессе: монография / И.И. Басецкий, В.Л. Василевская. — Минск: Академия МВД Республики Беларусь, 2001. — 292 с.
  • Басецкий, И.И.

Предварительное следствие: монография / И.И. Басецкий, Л.И. Василевский, Л.Ф. Лазутина. — Минск: Академия МВД Республики Беларусь, 2002. — 331 с.

  • Борико, С.В. Уголовный процесс: учебник / С.В. Борико. — Минск: Амалфея, 2010. — 400 с.
  • Венская конвенция о консульских сношениях 1963 года: Принята ООН 24 апреля 1963 г.

// Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

  • Всеобщая декларация прав человека, принята 10 декабря 1948 г. // Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.
  • Досудебное производство по уголовным делам: образцы процессуальных документов / авт.-сост.

Симчук А.Н. — Минск: Амалфея, 2007. — 276 с.

  • Ефимичев, П.С. Сущность и содержание уголовно-процессуального задержания / П.С. Ефимичев // Российский следователь. — 2006. — № 5. — С. 3-7.
  • Зайцева, Л.Л.

Задержание в уголовном процессе Республики Беларусь / Л.Л. Зайцева, А.Г. Пурс. — Минск: Харвест, 2011. — 224 с.

  • Информационно-аналитический центр МВД Республики Беларусь // Министерство внутренних дел Республики Беларусь [Электронный ресурс]. Режим доступа — [#»justify»>. Кеник, А.А. Прокурорский надзор: учеб. пособие / А.А. Кеник. — Минск: Амалфея, 2008. — 576 с.
  • Кеник, А.А.

Настольная книга прокурора / А.А. Кеник. — Минск: Дикта, 2007. — 992 с.

  • Конституция Республики Беларусь 1994 года (с изменениями и дополнениями на республиканском референдумах 24 ноября 1996 г. и 17 октября 2004 г.).

    — Минск: Амалфея, 2010. — 48 с.

  • Кукреш, Л.И.

Уголовный процесс: общая часть: учеб. пособие / Л.И. Кукреш. — Минск: Тесей, 2005. — 352 с.

  • Кукреш, Л.И. К вопросу о правовой основе задержания до возбуждения уголовного дела / Л.И. Кукреш, А.И. Швед // Вестник Академии МВД Республики Беларусь. — 2001. — № 1. — С. 146-148.
  • Кукреш, Л.И.

К вопросу о даче подозреваемым, обвиняемым заведомо ложных показаний / Л.И. Кукреш // Юстыцыя Беларуси. — 2003. — № 1. — С. 76-77.

— Логвин, В.М. Некоторые теоретико-прикладные вопросы задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений / В.М. Логвин, Е.Ю. Тарасов, А.З. Игнатюк // Вестник Академии МВД Республики Беларусь. — 2001. — № 2. — С. 43-46.

. Лебедь, Ю. О возможности реализации подозревемым и обвиняемым права на защиту / Ю. Лебедь // Судовы вестник. — 2009. — № 4. — С. 26-27.

. Макаревич, А. Задержание и заключение под стражу / А. Макаревич // Юрист. — 2008. — № 5. — С. 88-90 (начало); Юрист. — 2008. — № 6. — С. 76-78 (окончание).

. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года // Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

. Мытник, П.О. задержании по непосредственно возникшему подозрению / П.О. Мытник // Юстыцыя Беларуси. — 2004. — № 2. — С. 70-72 (начало); Юстицыя Беларусi. — 2004. — № 4. — С. 69-72 (продолжение).

. Научно-практический комментарий к Уголовному кодексу Республики Беларусь / Н.Ф. Ахраменка [и др.]; под общ. ред. А.В. Баркова, В.М. Хомича. — 2-е изд., с изменениями и дополнениями. — Минск: ГИУСТ БГУ, 2010. — 1064 с.

. Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 30 дек. 2011 г., № 334-З // Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

. О Концепции совершенствования законодательства Республики: Указ Президента Респ. Беларусь, 10 апр. 2002 г., № 205 // Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

. Об обеспечении права на защиту в уголовном процессе: Постановление Пленума Верховного суда Респ. Беларусь, 24 сент. 2009 г., № 7 // Эталон — Беларусь. [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

. Об органах внутренних дел Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 17 июля 2007 г., № 263-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 13 дек. 2011 г., № 325-З // Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

. О порядке и условиях содержания лиц под стражей: Закон Респ. Беларусь, 16 июня 2003 г., № 215-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 13 дек. 2011 г., № 325-З // Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

. О прокуратуре Республики Беларусь: Закон Респ. Беларусь, 8 мая 2007 г., № 220-З: в ред. Закон Респ. Беларусь от 13 дек. 2011 г., № 325-З // Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

. Панков, И. Отдельные воросы обжалования в суд задержания по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления / И. Панков. — 2003. — № 6. — С. 65-67.

. Печерский, В.В. Основы анализа материалов уголовного дела: практ. пособие / В.В. Печерский, В.Т. Калмыков, Н.В. Калмыкова; под общ. ред. В.А. Дулова. — Минск: Тесей, 2005. — 304 с.

. Порубов, Н.И. Криминалистика: учебное пособие / Н.И. Порубов, Г.И. Грамович, А.Н. Порубов; под ред. Н.И. Порубова. — Минск: Выш. шк., 2007. — 575 с.

. Пурс, А.Г. Поиск решений терминологических проблем института задержания в уголовном процессе / А.Г. Пурс // Проблемы управления. — 2008. — № 3. — С. 119-123.

. Савич, О. Проблемные вопросы участия защитника при производстве по уголовному делу / О. Савич // Судовы вестник. — 2007. — № 4. — С. 74-77.

37. Сборник образцов уголовно-процессуальных документов с комментариями. Возбуждение уголовного дела и предварительное расследование: учебно-практическое пособие / авт.-сост. Г.Н. Васильев, М.И. Ешманский, Е.И. Климова и др.; под рук. и науч. ред. проф. М.А. Шостака. — 2-е изд. — Минск: Амалфея, 2007. — 704 с.

38. Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, принятый 9 декабря 1988 года // Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

. Титов, Ю.П. История государства и права России: учебник / Ю.П. Титов. — 3-е изд., перераб. и доп. — Москва: Издательство «Былина», 1996. — 405 с.

. Титов, Ю.П. Институт подозреваемого: исторический аспект / Ю.П. Титов // Российская Юстиция. — 1998. — № 3. — С. 43-46.

. Тылец, И. О практике применения уголовного-процессуального закона, обеспечивающего право на защиту / И. Тылец // Судовы вестник. — 2009. — № 4. — С. 17-22.

. Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, 16 июля 1999 г., № 295-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 3 янв. 2012 г., № 335-З // Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

. Уголовное право Беларуси: тематический банк данных [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2011.

. Уголовный кодекс Республики Беларусь, 9 июля 1999 г., № 275-З: в ред. Закона Респ. Беларусь от 13 дек. 2011 г., № 325-З // Эталон — Беларусь [Электронный ресурс] / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. — Минск, 2012.

. Федоров, Г. Прикладные аспекты правовой природы и сущности задержания / Г. Федоров, А. Дроздов // Судовы вестник. — 2008. — № 1. — С. 72-75.

. Шестовская, Т. Задержание лица по УПК: практические вопросы / Т. Шестовская. — Юрист. — 2008. — № 7. — С. 102-106.

. Шостак, М.А. Уголовный процесс. Общая часть: ответы на экзаменационные вопросы / М.А. Шостак. — 4-е изд., испр. и доп. — Минск: ТетраСистемс, 2010. — 208 с.

. Шостак, М.А. Уголовный процесс: учеб. пособие для студентов высших учебных заведений по юридическим специальностям / М.А. Шостак. — Минск: ГИУСТ БГУ, 2008. — 630 с.

ПРИЛОЖЕНИЕ А

Протокол

задержания по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления

г. Минск 11 января 2012 г.

Время составления протокола: с 00 часов 15 минут

до 00 часов 35 минут

Участковый инспектор милиции УВД администрации Московского района г. Минска, лейтенант милиции Бурак В.И. по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ч. 1 ст. 108, и в порядке, установленном ч. 1 ст. 110 УПК, задержал Матусевича Сергея Николаевича, 15 мая 1988 года рождения, уроженца г. Минска, учащегося ПТУ № 52 г. Минска, проживающего по адресу: г. Минск, ул. Грушевская, д. 54, по подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. 7 ч. 2 ст. 147 УК, в соответствии с ч. 2 ст. 173 и ст. 211 УПК провел его личный обыск, о чем с соблюдением требований п. 34 ст. 6, ст. 193 и 194 УПК составил настоящий протокол.

января 2012 г. примерно в 23 часа 50 минут у д. 18 по ул. Папанина в г. Минске в бессознательном состоянии обнаружена неизвестная женщина с телесными повреждениями в области головы и туловища. Вызванной автомашиной скорой медицинской помощи женщина была доставлена в 4-ю клиническую больницу г. Минска.

Матусевич С.Н. задержан у д. 20 по ул. Папанина в г. Минске 10 января 2012 г. в 23 часа 55 минут непосредственно после совершения указанного преступления и доставлен в 00 часов 15 минут в оперативно-дежурную службу УВД администрации Московского района г. Минска. Очевидец Антонов А.Ю. прямо указал на Матусевича С.Н. как на лицо, причинившее 10 января 2012 г. в 23 часа 45 минут у д. 18 по ул. Папанина в г. Минске неизвестной женщине телесные повреждения.

До начала личного обыска Матусевичу С.Н. было предложено выдать добровольно предметы, имеющие значение для уголовного дела, на что он ответил, что при нем никаких предметов не имеется.

Матусевич С.Н. одет в плащ темно-синего цвета с подкладкой черного цвета, у плаща имеются два кармана, пояс; спортивный костюм темно-зеленого цвета с надписью на куртке «Адидас»; тельняшку; трусы белого цвета; кроссовки белого цвета производства фирмы «Адидас». Каких-либо повреждений на одежде и обуви нет.

При личном обыске Матусевича С.Н. в карманах плаща обнаружены: ученический билет на имя Матусевича С.Н., выданный администрацией ПТУ № 52 г. Минска; носовой платок белого цвета; расческа из металла серебристого цвета; 250 000 руб. (две купюры по 100 000 руб. и одна достоинством 50 000 руб. Национального банка Республики Беларусь).

Предметов, запрещенных к обращению, не обнаружено. Протокол объявлен задержанному.

Матусевичу С.Н. при этом разъяснены права подозреваемого, предусмотренные ст. 41 УПК, в том числе право пригласить защитника и давать показания в его присутствии, а также обязанности и последствия их невыполнения.

Записано правильно. Заявлений и замечаний не имею.

Задержанный С.Н. Матусевич

Участковый инспектор милиции, лейтенант милиции В.И. Бурак

Копию протокола задержания и письменное уведомление о принадлежащих мне правах получил 11 января 2012 г. в 00 часов 40 минут.

Права и обязанности подозреваемого мне разъяснены, их сущность, а также последствия невыполнения обязанностей мне понятны.

ПРИЛОЖЕНИЕ В

Постановление о задержании подозреваемого

г. Минск 11 января 2012 г. 1 час 10 минут

Старший следователь Следственного комитета Республики Беларусь по г. Минску, капитан юстиции Германович И.С., рассмотрев материалы задержания Матусевича С.Н. по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. 7 ч. 2 ст. 147 УК,

установил:

января 2012 г. примерно в 23 часа 50 минут у д. 18 по ул. Папанина в г. Минске работником милиции в бессознательном состоянии обнаружена неизвестная женщина с телесными повреждениями в области головы и туловища.

Вызванной автомашиной скорой медицинской помощи женщина была доставлена в 4-ю клиническую больницу г. Минска.

января 2012 г. в 23 часа 55 минут непосредственно после совершения преступления у д. 20 по ул. Папанина в г. Минске задержан Матусевич С.Н., 15 мая 1988 года рождения, и доставлен в 00 часов 15 минут сотрудниками милиции в оперативно-дежурную службу УВД администрации Московского района г. Минска, о чем составлен протокол задержания.

Очевидец Антонов А.Ю. прямо указал на Матусевича С.Н. как на лицо, причинившее 10 января 2012 г. в 23 часа 45 минут у д. 18 по ул. Папанина в г. Минске неизвестной женщине телесные повреждения.

Принимая во внимание то, что Матусевич С.Н. совершил преступление, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, руководствуясь п. 1 ч. 2 ст. 107, п. 1 и 2 ч. 1 и ч. 2 ст. 108, ч. 2 и 3 ст. 110 УПК, постановил:

. Задержать Матусевича Сергея Николаевича, 15 мая 1988 года рождения, по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. 7 ч. 2 ст. 147 УК.

. Копию настоящего постановления направить начальнику ИВС ГУВД Мингорисполкома.

. О принятом решении в течение 24 часов письменно сообщить прокурору Московского района г. Минска.

Ст. следователь,

капитан милиции И.С. Германович

Постановление мне объявлено 11 января 2012 г. в 1 час 55 минут. Копию настоящего постановления получил.

Подозреваемый С.Н. Матусевич

С постановлением ознакомлен 11 января 2012 г. Копию настоящего постановления получил.

Защитник И.И. Сидоркин

ПРИЛОЖЕНИЕ Б

Протокол

разъяснения подозреваемому его прав и обязанностей

г. Минск 11 января 2012 г.

часов 40 минут

Старший следователь Следственного комитета Республики Беларусь по г. Минску, капитан юстиции Германович И.С. в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 41 и ст. 195 УПК и с соблюдением требований ст. 193 и 194 УПК составил настоящий протокол о том, что в связи с задержанием Матусевича С.Н. по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления уведомил его о принадлежащих ему правах и обязанностях. Подозреваемый имеет право:

) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела или о признании его подозреваемым;

) немедленно по задержании или объявлении постановления о применении меры пресечения получить от органа уголовного преследования,, осуществившего задержание или вынесшего постановление о применении меры пресечения, письменное уведомление о принадлежащих ему правах;

) немедленно по задержании или объявлении постановления о применении меры пресечения получить от органа уголовного преследования копию постановления или протокола о задержании, копию постановления о применении меры пресечения, а также копию постановления о возбуждении уголовного дела;

) уведомить через орган уголовного преследования членов семьи или близких родственников о месте своего содержания под стражей;

) в случае задержания или применения меры пресечения в виде заключения под стражу получить до начала первого допроса в качестве подозреваемого бесплатную юридическую консультацию адвоката;

) иметь защитника или нескольких защитников с момента объявления ему постановления органа уголовного преследования о возбуждении против него уголовного дела, о признании его подозреваемым, о задержании или постановления о применении меры пресечения; отказаться от защитника и защищать себя самостоятельно; прекратить полномочия своего защитника;

) беспрепятственно общаться со своим защитником наедине и конфиденциально без ограничения количества и продолжительности бесед;

) по его ходатайству быть допрошенным при участии защитника не позднее 24 часов с момента фактического задержания;

) давать показания или отказаться от дачи показаний;

) представлять доказательства;

) заявлять отводы и ходатайства, в том числе о принятии мер по обеспечению безопасности его, членов семьи, близких родственников и иных лиц, которых он обоснованно считает близкими, а также имущества;

) пользоваться родным языком или услугами переводчика;

) возражать против действий органа уголовного преследования и требовать внесения его возражений в протокол следственного или другого процессуального действия, проводимого с его участием;

) знакомиться с протоколами следственных и других процессуальных действий, в которых он участвовал, и делать заявления и замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколах; при участии в следственном или другом процессуальном действии требовать внесения в протокол указанного действия записей об обстоятельствах, которые, по его мнению, должны быть отмечены;

) отзывать поданную им или его защитником жалобу;

) обжаловать в суд задержание, заключение под стражу, домашний арест или принудительное помещение в психиатрическое (психоневрологическое) учреждение для производства экспертизы;

) получать возмещение вреда, причиненного незаконными действиями органа, ведущего уголовный процесс, а в случае, если подозрение не подтвердилось, быть реабилитированным.

Одновременно подозреваемому разъяснено, что в соответствии со ст. 41 УПК он обязан являться по вызовам органа уголовного преследования, подчиняться его законным распоряжениям; участвовать в следственных и других процессуальных действиях, когда это признано необходимым органом уголовного преследования.

Протокол мною прочитан. Права и обязанности подозреваемого мне разъяснены, сущность их понятна.

Подозреваемый С.Н. Матусевич

Ст. следователь,

капитан юстиции И.С. Германович

Копию настоящего протокола получил 11 января 2012 г. в 00 часов 50 минут.

Подозреваемый С.Н. Матусевич

ПРИЛОЖЕНИЕ Г

Постановление о назначении защитника

г. Минск 11 января 2012 г.

Старший Следователь Следственного комитета Республики Беларусь по г. Минску, капитан юстиции Германович И.С., рассмотрев материалы задержания Матусевича С.Н. по непосредственно возникшему подозрению в совершении преступления, предусмотренного п. 7 ч. 2 ст. 147 УК,

установил:

января 2012 г. в 23 часа 55 минут несовершеннолетний Матусевич С.Н., 15 мая 1988 года рождения, задержан у д. 20 по ул. Папанина в г. Минске непосредственно после причинения Лагодич С.М. тяжких телесных повреждений и доставлен сотрудниками милиции в оперативно-дежурную службу УВД администрации Московского района г. Минска.

Матусевич С.Н. после разъяснения ему его прав заявил ходатайство о назначении защитника для получения бесплатной юридической помощи.

Принимая во внимание, что в соответствии с ч. 4 ст. 44 и ч. 2 ст. 45 УПК защитник допускается к участию в производстве по материалам и уголовному делу с момента фактического задержания, руководствуясь п. 1, 2 ч. 1 ст. 45, п. 2 ч. 1, п. 1-3 ч. 2 ст. 46 УПК,

постановил:

. Назначить подозреваемому Матусевичу С.Н. защитника через юридическую консультацию Московского района г. Минска.

. Копию настоящего постановления направить в юридическую консультацию Московского района г. Минска для исполнения.

. О принятом решении уведомить подозреваемого Матусевича С.Н.

Ст. следователь,

капитан юстиции И. С. Германович

ПРИЛОЖЕНИЕ Д

Протокол

допроса несовершеннолетнего подозреваемого

г. Минск 12 января 2012 г.

Допрос начат в 10 часов 00 минут,

окончен в 11 часов 30 минут

Старший следователь Следственного комитета Республики Беларусь по г. Минску, капитан юстиции Германович И.С. с участием защитника Сидоркина Ивана Иосифовича — члена Минской городской коллегии адвокатов, педагога-преподавателя ПТУ № 52 г. Минска Яковлева Василия Петровича и законного представителя Матусевича Николая Ивановича с соблюдением требований ст. 215-219, 434, 435, ч. 1 и 2 ст. 436 УПК в своем служебном кабинете допросил подозреваемого:

1. Фамилия, имя, отчество 2. Дата рождения 3. Место рождения 4. Гражданство 5. Национальность 6. Образование 7. Семейное положение 8. Место работы, род занятий или должность 9. Место жительства 10. Судимость 11. Отношение к воинской обязанности 12. Документ, удостоверяющий личность 13. Язык, на котором желает давать показанияМатусевич Сергей Николаевич 15 мая 1995 г. г. Минск гражданин Республики Беларусь белорус среднее холост учащийся ПТУ № 52 г. Минска г. Минск, ул. Грушевская, д. 54 со слов, не судим призывник паспорт серии МР № 0264315, выдан 14.07.2004 Московским РУВД г. Минска русский

Перед началом допроса Матусевичу С.Н. сообщено, что он будет допрошен в качестве подозреваемого по уголовному делу, возбужденному по факту причинения Лагодич С.М. тяжких телесных повреждений. Подозреваемому разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст. 41 УПК, в том числе и право отказаться от дачи показаний в отношении его самого, членов его семьи и близких родственников.

Подозреваемый С.Н. Матусевич

Педагогу Яковлеву В.П. разъяснены цель его вызова, предусмотренные ст. 62 и 435 УПК его права и обязанности. Педагог также предупрежден об ответственности, установленной ст. 133 УПК, за неисполнение без уважительных причин процессуальных обязанностей и неподчинение законным распоряжениям следователя.

Педагог В.П. Яковлев

Законному представителю Матусевичу Н.И. разъяснены его права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК.

Законный представитель Н.И. Матусевич

На предложение рассказать об известных обстоятельствах уголовного дела подозреваемый Матусевич С.Н. сообщил следующее:

января 2012 г. около 19 часов я позвонил своему другу Самусеву В.П. домой и предложил посетить какой-нибудь кинотеатр. Он согласился. Спустя 40 минут мы встретились у «Дома быта» на ул. Московской. Самусев В.П. предложил выпить спиртного. Я согласился. В гастрономе на ул. Московской мы купили две бутылки вина «Монастырская изба» и бутылку водки «Русская» и направились к кинотеатру «Авангард», где в сквере выпили бутылку сухого вина и бутылку водки.

После распития спиртных напитков приняли решение сходить на какой-нибудь сеанс. В кассе кинотеатра «Авангард» я купил два билета на сеанс, который начинался в 21 час 30 минут. Мы посмотрели фильм «Маленькая Вера» и вышли в сквер, где допили оставшуюся бутылку вина и после этого решили идти домой. Это происходило около 23 часов 30 минут. Когда мы шли по ул. Папанина, я заметил девушку, одетую в кожаную светло-зеленую куртку, юбку темного цвета, которая проходила мимо нас. Самусев В.П. сказал, что хочет познакомиться с ней.

Когда девушка проходила рядом с ним, он придержал ее за рукав куртки и предложил выпить вина, а затем познакомиться поближе. Последняя ответила отказом и выразилась в его адрес нецензурной бранью. В ответ на это он нанес ей удар рукой по туловищу, а затем по лицу. Я нанес несколько ударов ногами по телу. Девушка упала и не двигалась. Самусев В.П. предложил похитить сумку и куртку. Я снял куртку, а Самусев В.П. взял сумку, и мы убежали. Сумка осталась у Самусева В.П., а куртку я оставил у себя.

Вопрос. Сколько ударов и в какие части тела Вы нанесли Лагодич С.М.?

Ответ. Два удара ногами: один в область ягодиц, а другой в область грудной клетки.

Вопрос. Какие вещи находились в куртке и сумочке Лагодич С.М.?

Ответ. В карманах похищенной мной куртки никаких вещей не было. Были ли какие-либо вещи в сумочке, я не знаю, так как ее забрал Самусев В.П.

Вопрос. Как вы распорядились похищенными курткой и сумкой?

Ответ. Похищенную куртку я отнес домой. Как распорядился сумочкой Самусев В.П., не знаю, так как после совершения преступления мы расстались, а затем я был задержан.

Вопрос. Договаривались ли Вы в тот вечер с Самусевым В.П. о совершении преступления?

Ответ. О совершении преступления мы с Самусевым В.П. не договаривались.

Протокол допроса мною прочитан. С моих слов записано правильно. Замечаний, дополнений и уточнений не имею.

Подозреваемый С.Н. Матусевич

Протокол нами прочитан. Заявлений и замечаний не имеем.

Законный представитель Н.И. Матусевич

Педагог В.П. Яковлев

Защитник И.И. Сидоркин

Ст. следователь, капитан юстиции И.С. Германович