Особенности уголовно-правовой характеристики преступлений против военной службы

Дипломная работа

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (далее — Конституция РФ) защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации, который несет военную службу в соответствии с федеральным законом (ст. 59).

Основополагающие положения в сфере организации военной службы содержатся в Федеральных законах от 31 мая 1996 года № 61-ФЗ «Об обороне», от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих». Отношения в обозначенной сфере регламентируются также общевоинскими уставами Вооруженных Сил Российской Федерации и другими нормативными правовыми актами. В соответствии с Федеральным законом «Об обороне», под обороной понимается система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по подготовке к вооруженной защите и вооруженная защита Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории. В целях обороны устанавливается воинская обязанность граждан Российской Федерации, создаются Вооруженные Силы Российской Федерации. Защита отечества, оборона рубежей Родины от любой агрессии, защита населения — это основные задачи военной службы. Любое посягательство на нормальный порядок решения этих задач существенно нарушает существующие в российском обществе общественные отношения.

Актуальность исследования обусловлена рядом следующих положений: в январе — октябре 2010 года возбуждено 1843,7 тыс. уголовных дел, зарегистрировано 2237,8 тыс. преступлений. В результате преступных посягательств погибло 34,8 тыс. человек, здоровью 42,4 тыс. человек причинен тяжкий вред. Ущерб от преступлений (по оконченным и приостановленным уголовным делам) составил 203,04 млрд. рублей. Почти половину всех зарегистрированных преступлений составляют хищения чужого имущества, совершенные путем: кражи — 926,1 тыс., грабежа — 138,3 тыс., разбоя — 20 тыс. Количество выявленных преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия составило 26,4 тыс. При этом военными судами в 2010 г. рассмотрено 87250 дел и различных материалов, подлежащих разрешению в судебном порядке, в том числе 18524 уголовных дела, 45260 гражданских дел, 21880 дел об административных правонарушениях и 1586 материалов о грубых дисциплинарных проступках. На первом месте по распространенности находятся уклонения от военной службы (3837 дел).

Второе место занимают хищения чужого имущества (2085 дел).

Преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений занимают третье место (1677 дел).

12 стр., 5822 слов

Модернизация таможенных органов Российской Федерации

... таможенной службы Российской Федерации, дестабилизирующим экономику Российской Федерации и перспективы расширения экономического сотрудничества с развитыми странами, является наличие коррупционных проявлений в таможенных органах. Выявление, пресечение и предупреждение преступлений коррупционной направленности, преступлений против интересов службы ...

Преступные посягательства на нормальный порядок прохождения военной службы и обеспечение обороноспособности страны в целом влекут существенный ущерб безопасности государства. Президент Российской Федерации в своих посланиях Федеральному Собранию РФ неоднократно подчеркивал важность обеспечения суверенитета России, ее обороноспособности; на достижение этих целей направлена работа всей правоохранительной системы страны.

Приведенная выше статистика показывает актуальность исследования преступлений против военной службы. Эмпирические данные указывают на то, что преступления против военной службы сопряжены с совершением множества других преступлений, либо маскируется под них, а, следовательно, является серьезным вызовом безопасности и обороноспособности Российской Федерации. Военная безопасность государства — сложная и разносторонняя социальная ценность, которая охраняется как в главе 33 УК РФ, так и в некоторых общеуголовных нормах.

Правила криминализации деяний как преступлений против военной службы, ответственность за которые предусмотрена в главе 33 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), должны быть дифференцированными для различных групп преступных посягательств, и прежде всего в зависимости от того — защищается или нет военная безопасность государства в общеуголовных нормах. Все вышеизложенное свидетельствует о необходимости исследования преступлений против военной службы для успешного противодействия им, что предопределяет актуальность настоящего исследования.

Цели и основные задачи исследования. Настоящее исследование проводится с целью проведения комплексного и системного уголовно-правового рассмотрения преступлений против военной службы. Достижение указанной цели предполагает постановку ряда задач, решение которых обусловливает содержание работы:

1. Ретроспективный анализ законодательства о преступлениях против военной службы (сравнение действующего законодательства с правом советского периода).

2. Рассмотрение понятия «преступление против военной службы».

  • Изучение признаков состава преступлений против военной службы по уголовному законодательству Российской Федерации.
  • Исследование проблем квалификации преступлений против военной службы.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования являются общественные отношения, которые нарушаются таким сложным социально-правовым явлением, как преступление против военной службы, а также общественные отношения, связанные с установлением и реализацией уголовно-правовой ответственности за преступления против военной службы.

Предметом исследования выступают исторические и современные уголовно-правовые нормы российского законодательства, предусматривающие ответственность за преступления против военной службы, а также соответствующая правоприменительная практика.

Теоретическая основа исследования представляет собой совокупность научных работ отечественных и зарубежных ученых в области уголовного и военного права. Нормативная основа исследования — действующее законодательство и правовые акты советского периода и современности.

Методология и методика исследования. Методологическую основу работы составили законы и категории материалистической диалектики, теория деятельности, концептуальные положения общей теории права и военного права. В работе использовались общенаучные и специальные методы исследования, среди которых можно выделить диалектический, формально-логический, исторический, сравнительно-правовой, системно-структурный, конкретно-социологический.

12 стр., 5748 слов

Государственная служба в субъектах Российской Федерации

... Федерации и субъектов Федерации; выявить сущность и особенности государственной гражданской службы в субъектах Российской Федерации; провести классификацию и выявить структуру региональной гражданской службы; провести анализ проблем государственной гражданской службы в субъектах Федерации. ... и специфики деятельности, государственная служба разделяется на три вида: 1) военная, выполняющая функцию по ...

В структуру дипломной работы входит введение, три главы, заключение, а также список использованных источников и литературы, включающий более 50 источников.

Глава 1. Правовая сущность преступлений против военной службы

1 Понятие преступлений против военной службы

Прежде, чем анализировать различные подходы к понятию «преступление против военной службы», необходимо определиться с понятием «военная служба». Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» легально определяет военную службу как особый вид федеральной государственной службы, исполняемой гражданами в Вооруженных Силах РФ, а также во внутренних войсках МВД России, войсках гражданской обороны, инженерно-технических и дорожно-строительных воинских формированиях при федеральных органах исполнительной власти, Службе внешней разведки РФ, Федеральной службе безопасности РФ, федеральных органах государственной охраны, федеральном органе обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти Российской Федерации и создаваемых на военное время специальных формированиях.

При этом необходимо учитывать, что граждане проходят военную службу по призыву или по контракту. Во время прохождения военной службы они приобретают статус военнослужащего. Призыву на военную службу подлежат граждане Российской Федерации мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе, а также окончившие государственные, муниципальные или имеющие государственную аккредитацию по соответствующим направлениям подготовки (специальностям) негосударственные образовательные учреждения высшего профессионального образования и зачисленные в запас с присвоением воинского звания офицера. Контракт о прохождении военной службы заключается гражданином с Министерством обороны Российской Федерации или федеральным органом исполнительной власти, в этом контракте предусмотрена военная служба, письменно, по типовой форме и в порядке, определяемом Положением о порядке прохождения военной службы.

Согласно Положению о порядке прохождения военной службы началом военной службы считается:

1) для граждан, призванных на военную службу, не пребывавших в запасе — день убытия из военного комиссариата субъекта РФ к месту прохождения военной службы;

  • для граждан, поступивших на военную службу по контракту — день вступления контракта в силу;
  • для граждан, поступивших в военно-учебные заведения и не проходивших военную службу или прошедших военную службу ранее — день зачисления в указанные учебные заведения.

Срок военной службы истекает:

  • для военнослужащих, проходящих военную службу по призыву — в соответствующее число последнего месяца срока военной службы по призыву;

2) для военнослужащих, проходящих военную службу по контракту — в соответствующие месяц и число последнего года контракта либо в соответствующее число последнего месяца срока контракта, если контракт заключен на срок до одного года.

15 стр., 7268 слов

Преступления против военной службы

... Федерации. Целью данной работы является изучение преступлений против военной службы. В соответствии с поставленной целью задачами работы будут являться рассмотрение следующих вопросов: охарактеризовать уголовную ответственность военнослужащих; проанализировать преступления против военной службы. Глава 1. Уголовная ...

Днем окончания военной службы считается день исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части. Военнослужащий должен быть исключен из списков личного состава воинской части в день истечения срока его военной службы.

Эти сроки имеют первостепенное юридическое значение при установлении уголовной ответственности за воинские преступления, поэтому они неотделимы от понятия «преступление против военной службы».

В статье 331 УК РФ дано развернутое определение преступления против военной службы. Оно состоит из трех частей. В части 1 статьи 331 УК РФ определено, что преступлениями против военной службы признаются предусмотренные в главе 33 УК РФ деяния против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военной службы. В части 2 статьи 331 УК РФ указано, что ответственность за преступления против военной службы несут военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны РФ, других министерств и ведомств Российской Федерации. В части 3 статьи 331 УК РФ сделана ссылка на то, что уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.

Рассматриваемое определение преступления против военной службы базируется на общем понятии преступления, данном в статье 14 УК РФ. Это единственное в Кодексе родовое определение преступления. Его цель — общее разграничение преступлений против военной службы и иных преступлений. В нем раскрыты суть преступлений против порядка военной службы и их общие черты, что позволяет установить общие отличительные признаки воинского преступления от дисциплинарного проступка. Как и всякая правовая норма, определение имеет обязательную силу, признаки преступления против военной службы имеют свой смысл, которого следует придерживаться, решая вопросы ответственности военнослужащих. Определение понятия преступления против военной службы выполняет важную функцию: оно позволяет раскрыть сущность, содержание преступлений, относимых к воинским, и на этой основе отграничить преступления против военной службы от других посягательств, а также воинское преступление от правонарушений, не образующих преступление. Признаки, указанные в определении, учитываются как на уровне криминализации воинских правонарушений, когда законодатель решает, отнести ли то или иное деяние к числу воинских преступлений, так и на правоприменительном уровне, когда уясняется, можно ли данное деяние квалифицировать как преступление против военной службы.

Для того чтобы понять, почему Уголовный кодекс придает исключительное значение определению понятия преступления против военной службы, необходимо учесть ряд обстоятельств. Прежде всего — это традиция. Во всех уголовных кодексах, принимавшихся в России в советский период, выделялись в самостоятельную группу нормы, предусматривающие ответственность за воинские преступления, и среди них — общая норма, в которой формулировалось понятие воинского преступления. В прежнем, дореволюционном, уголовном законодательстве России общего определения воинского преступления не было. Отсутствие его компенсировалось широко развитой системой конкретных составов преступлений против военной службы, которыми следовало руководствоваться при определении оснований уголовной ответственности за воинские преступления. Кроме того, ввиду отсутствия общего понятия воинского преступления создавалась возможность для его более широкого толкования: к числу воинских относили те преступления, которые таковыми по существу не были. Это характерно для так называемого военно-уголовного права. Кроме того, нормы о воинских преступлениях распространялись на лиц, не являвшихся военнослужащими.

20 стр., 9586 слов

Преступления против военной службы (2)

... общественно опасным, незаконным, виновным и наказуемым. Преступление против военной службы — это ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ЕГО ПРИЗНАКИ В уголовном праве понятие «преступление» определялось раз­лично. Наиболее распространенным ... санкции уголовного закона и заключающееся в претер­певании лицом, подвергшемся ответственности, неприятныхпоследствий в виде ущемления прав, причинения определен­ных лишении и ...

Уголовное законодательство послереволюционной России отказалось от конструирования военно-уголовного права как подотрасли уголовного права, предназначенной для военнослужащих, перешло на конструирование военно-уголовного законодательства как системы норм, учитывающих только специфику воинских преступлений. Для того чтобы не допустить расширения понятия преступления против военной службы и возврата к военно-уголовному праву, предупредить несанкционированное расширение круга лиц, подлежащих ответственности за воинские преступления, было введено соответствующее определение понятия воинского преступления. Кроме того, благодаря такому определению была создана возможность упростить систему военно-уголовного законодательства, сократив число составов воинских преступлений, использовать при описании их диспозиций такие формулировки, которые охватывают более широкий круг деяний данного вида.

Помимо причин уголовно-политического характера следует указать и на иные обстоятельства, послужившие основанием выделения в УК РФ понятия воинского преступления. Ими являются своеобразный характер общественной опасности преступлений, посягающих на порядок прохождения военной службы и военную безопасность государства, а также особый смысл уголовной ответственности и наказания военнослужащих, состоящий в том, чтобы решать наряду с общими задачами также и задачу воинского воспитания. В результате появляется необходимость выработки критериев, признаков преступления, по которым оно могло бы разграничиваться с общеуголовными.

Проблема разграничения осложняется тем, что наряду со специальными, явными воинскими преступлениями, аналогов которым нет в общеуголовных составах (неисполнение приказа, нарушение правил караульной службы и др.), существуют и такие преступления против военной службы, которые по отдельным внешним признакам сходны с общеуголовными составами, например, насильственные действия в отношении начальника, нарушение правил вождения и эксплуатации машин и т.д. Подобные деяния квалифицируются по нормам с общеуголовными составами преступлений, хотя их воинское содержание от этого не меняется. Они не включены в главу о преступлениях против военной службы только потому, что структура и санкции соответствующих общеуголовных норм в достаточной мере отражают характер и степень их опасности, в противном случае они были бы введены в круг преступлений против военной службы. Воинский характер подобных общеуголовных преступлений необходимо учитывать и при квалификации, и при назначении наказания, когда приходится определять характер и тяжесть совершенного преступления. Для правильного определения деяний, относящихся к преступлениям против военной службы, отграничения последних от общеуголовных правонарушений и устанавливается понятие преступления против военной службы. Оно используется как в процессе правотворчества для решения задач криминализации воинских правонарушений, так и в правоприменительной деятельности при квалификации преступлений.

32 стр., 15834 слов

Расследование военных преступлений

... преступлений против военной службы в ст. 331 УК РФ. Преступления по службе со стороны отдельных категорий военнослужащих (граждан, пребывающих в запасе, во время прохождения ими военных сбoров) представляют собой по существу воинские преступления ... в широком смысле, несмотря на тo, что ответственность наступает по ...

Общественная опасность преступлений против военной службы характеризуется причинением либо угрозой причинения вреда боеспособности Вооруженных Сил РФ. Их уголовная противоправность проявляется в совершении деяния, предусмотренного специальной главой 33 УК РФ, а также специальными воинскими законами и иными нормативными актами. Всякое преступление против военной службы нарушает порядок прохождения военной службы. Все диспозиции воинских уголовно-правовых норм, по существу, являются бланкетными, требуют предметного анализа соответствующих нормативных актов (воинских уставов, наставлений, инструкций и т. п.).

Виновность представляет собой психическое отношение преступника к деянию и наступившим последствиям, в преступлениях против военной службы она отражает воинский характер и того, и другого. Виновный сознает или должен сознавать, что, являясь субъектом воинского преступления, совершает деяние, нарушающее порядок прохождения военной службы, что он причиняет либо создает угрозу причинения вреда боевой готовности войск.

Уголовная наказуемость преступлений против военной службы специфична. К военнослужащим применяются почти все виды наказаний, предусмотренные статьей 44 УК РФ, за некоторыми исключениями, обусловленными характером военной службы, в частности, к ним не применяются обязательные и исправительные работы. Вместе с тем в системе уголовных наказаний предусмотрены два вида наказания, применяемые исключительно к военнослужащим. Это содержание в дисциплинарной воинской части, применяемое к военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, и ограничение по военной службе, назначаемое военнослужащим, проходящим военную службу по контракту. Эти наказания позволяют наряду с общими целями, стоящими перед уголовным наказанием, решать и специфическую задачу воинского воспитания, поскольку отбываются они в условиях несения осужденным военной службы.

Таким образом, преступление против военной службы — это преступление против установленного порядка прохождения военной службы, совершаемое военнослужащими, проходящими военную службу по призыву или контракту в Вооруженных Силах, в других войсках, воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов. Оно представляет собой деяние (действие или бездействие), характеризующееся едиными для всех преступлений признаками: общественной опасностью, уголовной противоправностью, виновностью и наказуемостью.

1.2 Общая характеристика преступлений против военной службы

Преступления против военной службы, как правило, направлены против установленного порядка ее прохождения. Они могут быть совершены военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе во время прохождения ими военных сборов. Как уже было установлено, что привлечение военнослужащих к уголовной ответственности осуществляется на основании Уголовного кодекса РФ. Обязательным признаком преступления против военной службы является направленность против порядка ее прохождения, установленного Федеральными законами «Об обороне», «О воинской обязанности и военной службе», «О статусе военнослужащих», а также другими федеральными законами, общевоинскими уставами и нормативными правовыми актами Российской Федерации. Предусмотренные в УК РФ преступления против военной службы охватывают различные стороны установленного порядка ее прохождения.

8 стр., 3663 слов

Преступления против военной службы (3)

... ими военных сборов за уголовные преступления против установленного порядка прохождения военной службы. Уголовная ответственность военнослужащих за совершение общеуголовных преступлений наступает на общих основаниях по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации. Преступлениями против военной службы признаются, ...

Уголовная ответственность за преступления против военной службы основывается на принципах: законности; равенства граждан перед законом; вины; справедливости и гуманизма.

Принцип законности состоит в том, что степень преступности деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только УК РФ. Применение уголовного закона по аналогии не допускается.

Принцип равенства граждан перед законом определяет, что лица, совершившие преступления против военной службы, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, а также других обстоятельств.

Принцип вины подразумевает, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.

Принцип справедливости определяет, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему воинское преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же воинское преступление.

Принцип гуманизма заключается в том, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к человеку, совершившему преступление против военной службы преступление, не могут быть нацелены на причинение ему физических страданий или унижение его человеческого достоинства.

Военнослужащие несут уголовную ответственность за совершение как общеуголовных преступлений, так и преступлений против военной службы. Основанием для уголовной ответственности военнослужащих, как и других граждан, является совершение преступления, предусмотренного УК РФ.

Преступлением считается общественно опасное действие, нарушающее закон и подлежащее уголовной ответственности. Формальным разграничением категорий преступлений является срок наказания, а для тяжких — также и форма вины.

В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния в соответствии с УК РФ подразделяются на преступления небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие.

Степень преступности и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения этого деяния. Временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

Военнослужащий не подлежит уголовной ответственности за преступление, если добровольно и окончательно отказался от доведения этого преступления до конца. За совершение общеуголовных преступлений военнослужащие подлежат уголовной ответственности в соответствии с Особенной частью УК РФ, которая включает нормы, определяющие признаки конкретных видов преступлений и устанавливающие наказания лиц, виновных в совершении этих преступлений. Предусмотренные в УК РФ преступления против военной службы охватывают различные стороны установленного порядка прохождения военной службы.

8 стр., 3531 слов

Нюрнбергский процесс над военными преступниками

... заговора для совершения преступлений против мира, военных преступлений и преступлений против человечности, как они определяются в уставе данного Трибунала, и в соответствии с положением Устава несут индивидуально ответственность за свои собственные ...

Одним из принципов строительства Вооруженных Сил РФ, руководства ими и взаимоотношений между военнослужащими является единоначалие. Оно заключается в наделении командиров (начальников) всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и возложении на них персональной ответственности перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего.

1.3 Исторический аспект уголовной ответственности за преступления против военной службы

В царской России уголовно-правовые нормы, устанавливавшие уголовную ответственность за воинские преступления, стали возникать после начала формирования регулярных воинских частей. Такие нормы, например, входили в Судебник Царя и Великого Князя Ивана IV 1550 г. История развития военно-уголовного законодательства — большая самостоятельная тема. Тем не менее, для настоящей работы наибольший интерес представляет сравнительная характеристика советского и современного российского уголовного законодательства об ответственности за преступления против военной службы.

Необходимо отметить, что советское военно-уголовное законодательство являлось составной частью уголовного законодательства в соответствии со статьей 2 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. Поэтому, например, положения Общей части советского уголовного законодательства об основаниях уголовной ответственности, понятии преступления были едины для всего уголовного законодательства, в том числе и определявшего уголовную ответственность за воинские преступления. Вместе с тем особенности воинской службы предопределяли выделение специальных видов наказаний, применявшихся только к осужденным военнослужащим. Такими наказаниями являлись: направление в дисциплинарный батальон и содержание на гауптвахте взамен исправительных работ.

Эти наказания отбывались одновременно с выполнением осужденным обязанностей по военной службе и не сопрягались с исключением осужденного из Вооруженных Сил. Помимо этого в соответствии со статьей 31 Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик при осуждении за тяжкое преступление лицо, имевшее воинское звание, могло быть по приговору суда его лишено. Согласно Закону о всеобщей воинской обязанности военная служба состояла из действительной военной службы и службы в запасе. Поэтому судебное решение о лишении воинского звания могло быть принято и в отношении лица, находившегося в отставке. В Законе «Об уголовной ответственности за воинские преступления» УК 1960 г. было определено, что воинскими преступлениями признаются предусмотренные им деяния против установленного порядка несения воинской службы, совершенные военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими учебных сборов.

До принятия нового Уголовного кодекса на территории Российской Федерации действовал Закон СССР об уголовной ответственности за воинские преступления 1958 г. с последующими изменениями и дополнениями, нормы которого были полностью воспроизведены в статьями 237-269 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г. и на практике применялись в виде соответствующих статей этого Кодекса.

13 стр., 6473 слов

Классификация преступлений: понятие и практическое значение

... являются общественные отношения, составляющие содержание института классификации преступлений в уголовном праве. Целью данной курсовой работы является рассмотрение понятия классификация преступления и практическое значение классификации преступлений в уголовном законодательстве. Для достижения данной цели нами ...

В отличие от прежнего законодательства, которое устанавливало ответственность за воинские преступления, совершенные как в мирное, так и в военное время и в условиях боевой обстановки, нормы Уголовного кодекса 1996 года предусматривают ответственность только за преступления против военной службы, совершаемые в условиях мирного времени. Как уже было проанализировано, в части 3 статьи 331, уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.

По сравнению с УК 1960 г. в Кодексе 1996 г. количество статей о воинских преступлениях сокращено с 35 до 22. Это произошло за счет объединения некоторых составов преступлений, декриминализации отдельных видов воинских правонарушений и не включения в главу 33 норм о воинских преступлениях, которые могут быть совершены в условиях военного времени и боевой обстановки.

В то же время нельзя признать обоснованным исключение из числа воинских преступлений воинских должностных лиц в виде злоупотребления служебным положением, превышения и бездействия власти, включая случаи применения командирами и начальниками различных видов насилия в отношении своих подчиненных, и распространение на них общих норм о должностных преступлениях. Особенности указанных преступлений по службе воинских должностных лиц, обусловленные тем, что на них возложены специфические обязанности по обеспечению военной безопасности государства и в связи с этим они наделены весьма широкими полномочиями по управлению войсками, включая право командиров на применение оружия в отношении своих подчиненных (статья 9 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ), предопределяют необходимость отнесения их к числу преступлений против военной службы. Не случайно военно-уголовное законодательство дореволюционной России и советского периода неизменно включало в себя специальные нормы об уголовной ответственности командиров и начальников за преступления, совершенные ими с использованием своего служебного положения, и прежде всего за применение насилия к подчиненным и другие формы ущемления их прав и законных интересов.

Анализ показывает, что в главе 33 УК РФ появился новый, неизвестный прежнему законодательству состав преступления — нарушение правил несения службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности (статья 343).

К несению службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности наряду с органами внутренних дел привлекаются военнослужащие специальных моторизованных частей и соединений и частей оперативного назначения внутренних войск. Законом «Об обороне» от 24 апреля 1996 г. участие военнослужащих Вооруженных Сил в несении службы по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности не предусмотрено. Поэтому действие статьи 343 УК распространяется лишь на военнослужащих внутренних войск МВД РФ, виновных в совершении предусмотренного в ней преступления. Новой является и статья 347, предусматривающая уголовную ответственность за уничтожение или повреждение по неосторожности оружия, боеприпасов или предметов военной техники, повлекшие тяжкие последствия.

В отличие от советского периода времени, предусмотренные в главе 33 УК РФ преступления против военной службы можно разделить на следующие группы:

1. преступления против порядка подчиненности и уставных взаимоотношений между военнослужащими (статьи 332 — 336);

2. уклонение от военной службы (статьи 337 — 339);

  • преступления против порядка несения специальных служб (статьи 340-344);
  • преступления против порядка использования и сбережения военной техники и другого военного имущества (статьи 345 — 348);
  • преступления против порядка обращения с оружием и эксплуатации военной техники (статьи 349 — 352).

Анализ норм главы 33 УК РФ показывает, что признаки многих составов воинских преступлений существенно отличаются от признаков этих же преступлений, предусмотренных соответствующими статьями УК РФ 1960 г. Исключена уголовная ответственность военнослужащих по призыву за самовольную отлучку продолжительностью не свыше двух суток, уголовная ответственность военнослужащих по контракту может наступать за самовольное оставление части или места службы продолжительностью свыше десяти суток. Весьма важное значение имеют примечания к статьям 337 и 338 УК РФ, в соответствии с которыми военнослужащие, совершившие самовольное оставление части и дезертирство, могут быть освобождены от уголовной ответственности, если эти деяния были совершены вследствие стечения тяжелых обстоятельств. Необходимо, однако, отметить, что профилактическое значение этих норм в значительной мере теряется из-за отсутствия в них указания на добровольную явку виновного в часть в течение определенного срока после самовольного оставления части. Кроме самовольного оставления части или места службы и дезертирства, уголовная ответственность предусмотрена за уклонение от военной службы путем членовредительства, симуляции болезни, подлога документов или иного обмана (статья 339).

В отличие от прежнего законодательства статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства, караульной, пограничной и других специальных служб (статьи 340-344), устанавливают, что преступлением признаются не сами по себе нарушения правил несения этих служб, а нарушения, повлекшие причинение вреда охраняемым объектам. Применительно к боевому дежурству (боевой службе) и пограничной службе ответственность наступает за нарушения, которые повлекли либо могли повлечь указанные последствия.

В новом УК РФ в одной статье (статья 332) объединены различные виды неисполнения подчиненным отданного по службе приказа командира (начальника), сохранены составы оказания сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению обязанностей военной службы, а также совершения в отношении начальника насильственных действий в связи с исполнением или во время исполнения им обязанностей военной службы (статьи 333 и 334).

Статья 335 УК РФ устанавливает ответственность за насильственные действия одного военнослужащего в отношении другого, равного с ним по служебному положению и воинскому званию либо старшего или младшего по воинскому званию, когда эти действия нарушают уставные правила взаимоотношений между военнослужащими, не состоящими в отношениях подчиненности. Воинским преступлением признается оскорбление одним военнослужащим другого во время исполнения или в связи с исполнением обязанностей военной службы (статья 336).

В отличие от УК РСФСР 1960 г. действующее уголовное законодательство в главе 33 УК РФ, посвященной преступлениям против военной службы, не выделяет самостоятельных статей о воинских должностных преступлениях. Теперь деяния воинских начальников, связанные со злоупотреблением властью, превышением должностных полномочий и халатностью, влекут ответственность по статьям об общеуголовных должностных преступлениях главой 30 УК РФ.

Воинским преступлением признается оставление погибающего военного корабля командиром, не исполнившим до конца свои служебные обязанности, а равно лицом из состава команды корабля без надлежащего распоряжения командира (статья 345).

Кроме того, к воинским преступлениям против порядка использования и сбережения военного имущества отнесены умышленное либо по неосторожности уничтожение или повреждение, а также утрата оружия, боеприпасов и предметов военной техники. Подобные действия в отношении других материальных ценностей, принадлежащих Вооруженным Силам и другим войскам, в главе 33 УК РФ не предусмотрены, они могут быть квалифицированы по соответствующим статьям об общеуголовных преступлениях (статьи 167, 168 УК РФ).

Вооруженные Силы оснащены различными видами оружия, боеприпасов, взрывчатых или иных веществ, поэтому весьма важное значение имеет обеспечение строгого соблюдения всеми военнослужащими установленных правил обращения с этими предметами и веществами. Статья 349 УК РФ предусматривает ответственность военнослужащих за нарушение правил обращения с оружием, боеприпасами и другими предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих. Воинскими преступлениями против порядка обращения с оружием и эксплуатации военной техники являются также нарушение правил вождения или эксплуатации боевой, специальной или транспортной машины (статья 350), нарушение правил полетов или подготовки к ним либо иных правил эксплуатации военных летательных аппаратов (статья 351) и нарушение правил вождения или эксплуатации военных кораблей (статья 352).

Уголовная ответственность за указанные нарушения, кроме нарушения правил вождения или эксплуатации боевых, специальных и транспортных машин, наступает, когда они повлекли за собой человеческие жертвы или иные тяжкие последствия.

Только по статье 350 УК РФ не образует преступления нарушение правил вождения или эксплуатации боевых, специальных и транспортных машин, повлекшее, кроме человеческих жертв, иные тяжкие последствия, в том числе в виде крупного ущерба. В то же время в соответствии со статьей 264 УК РФ нарушение правил дорожного движения на автотранспорте влечет за собой уголовную ответственность как при наступлении человеческих жертв, так и при причинении крупного ущерба. Между тем результатом нарушения правил движения или эксплуатации боевых и специальных военных машин причиненный ущерб может быть намного более крупным, чем ущерб, причиненный транспортным средством вследствие нарушения правил дорожного движения.

В систему наказаний включен специальный вид наказания — ограничение по военной службе (статья 51), который применяется к осужденным офицерам и другим военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, за совершение воинских и общеуголовных преступлений, не представляющих большой общественной опасности. Такое наказание, назначаемое на срок от трех месяцев до двух лет и отбываемое в условиях продолжения военной службы, предусмотрено в санкциях 16 статей главы 33 УК, а за совершение общеуголовных преступлений оно назначается взамен исправительных работ на срок до двух лет. Как и содержание в дисциплинарной воинской части, ограничение по военной службе может быть назначено условно, к лицам, отбывающим это наказание, может применяться условно-досрочное освобождение.

Одним из новых видов наказаний, введенных УК РФ 1996 г., является арест с содержанием осужденного в условиях строгой изоляции от общества на срок от одного до шести месяцев. В 10 статьях главы 33 предусмотрено применение этого наказания за совершение воинских преступлений. Статья 54 устанавливает, что военнослужащие, осужденные к аресту, отбывают наказание на гауптвахте в условиях сохранения за ними статуса военнослужащих. Изложенное дает основание утверждать, что в Уголовном кодексе РФ нормы, регламентирующие ответственность военнослужащих за преступления против военной службы, получили дальнейшее развитие. Вместе с тем нельзя не отметить, что из главы 33 необоснованно исключены традиционно признаваемые воинскими должностные и некоторые другие преступления военнослужащих, санкции ряда статей не отражают реальной опасности предусмотренных в них преступлений, не согласованы с санкциями статей УК РФ о преступлениях против личности, практически не ограничены пределы освобождения от уголовной ответственности за дезертирство и самовольное оставление части. В связи с этим представляется, что отмеченные недостатки должны быть предметом рассмотрения в процессе работы по дальнейшему совершенствованию российского уголовного законодательства. Одновременно необходимо приступить к разработке закона об уголовной ответственности за воинские преступления, совершаемые в военное время и в боевой обстановке, в соответствии с частью 3 статьи 331 УК РФ.

Глава 2. Уголовно-правовой анализ преступлений против военной службы

1 Субъект и субъективная сторона преступлений против военной службы

Как уже было установлено, вопрос о субъекте воинского преступления легально решен в статье 331 УК РФ. В части 1 этой статьи определено, что преступления против порядка несения военной службы совершаются военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах РФ, других войсковых формированиях РФ, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов. В соответствии с частью 2 статьи 331 УК РФ уголовную ответственность за воинские преступления несут также военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны РФ и других министерств и ведомств. Проведенный анализ действующего законодательства показал, что помимо вооруженных сил военная служба предусмотрена в следующих военизированных формированиях:

1. войсках Федеральной пограничной службы РФ;

2. внутренних войсках Министерства внутренних дел РФ;

  • войсках Федерального агентства правительственной связи и информации при Президенте РФ;
  • железнодорожных войсках;
  • войсках гражданской обороны;
  • федеральной службы внешней разведки РФ;
  • органах Федеральной службы безопасности РФ;
  • федеральных органах государственной обороны;
  • федеральных органах правительственной связи и информации РФ;
  • Федеральной противопожарной службы Министерства внутренних дел РФ;
  • информационно-технических и дорожно-строительных формированиях;
  • федерального органа обеспечения мобилизационной подготовки органов государственной власти.

Военнослужащими — субъектами или потерпевшими для целей главы 33 УК РФ являются: офицеры, прапорщики и мичманы, курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования, сержанты, старшины, солдаты и матросы, поступающие на военную службу по контракту; сержанты, старшины, солдаты и матросы, проходящие военную службу по призыву, а также курсанты военных образовательных учреждений профессионального образования до заключения с ними контракта.

Для военнослужащих, проходящих службу по контракту, военная служба начинается со дня вступления в силу контракта о прохождении службы. Для некоторых категорий военнослужащих установлен иной порядок начала несения или окончания службы. Окончанием военной службы является день исключения военнослужащих всех категорий из списков личного состава воинской части. Это день истечения срока службы. Если срок службы военнослужащего истек и нет исключительных обстоятельств, перечисленных в законе, то он не может нести ответственность за воинское преступление, хотя и не исключен из списков части, подразделения. Особыми обстоятельствами, позволяющими отсрочить исключение военнослужащего из списков воинской части, являются, например, нахождение его на стационарном лечении, пребывание в плену или в качестве заложника.

В Вооруженных Силах иногда на специальных должностях или работах находятся служащие и рабочие, не являющиеся военнослужащими. Они не могут выступать субъектами воинских преступлений, но могут быть соучастниками таких преступлений.

За совершение некоторых преступлений против порядка несения военной службы уголовную ответственность несут военнослужащие, наделенные особыми признаками. Так, субъектом нарушения уставных правил караульной службы является лицо, входящее в состав караула (часовой, разводящий и т.д.), — статья 342 УК РФ; нарушения правил несения пограничной службы — военнослужащий, входящий в состав пограничного караула — статья 341 УК РФ. В соответствии с п. 12 ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в срок военной службы не засчитывается время пребывания в дисциплинарной воинской части и отбывания дисциплинарного взыскания в виде ареста, а также время самовольного оставления части или места службы независимо от причин продолжительностью свыше 10 суток. Как вытекает из части 1 статьи 153 Уголовно-исполнительного кодекса РФ (далее — УИК РФ), время отбывания ареста — уголовного наказания не засчитывается в общую военную службу. Однако в порядке поощрения оно может быть в нее включено. Точно так же в порядке поощрения время отбывания наказания в дисциплинарной воинской части может быть зачтено в общий срок военной службы (часть 2 статьи 171 УИК РФ).

Началом и окончанием военной службы у лиц, проходящих военные сборы, являются первый и последний день сборов. Граждане, проходящие военные сборы — это лица, находящиеся в запасе, периодически до установленного законом возраста призываемые на военные сборы для подготовки и переподготовки к военной службе сроком до двух месяцев. Началом их службы является первый день сборов, окончанием — последний день сборов.

Призыву на военную службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет, состоящие или обязанные состоять на воинском учете и не пребывающие в запасе (ст. 22 Федерального закона).

Лицо, не достигшее 18-летнего возраста, не может нести ответственность за военное преступление (например, лицо, поступившее на военную службу с поддельным документом о возрасте).

В соответствии со статьей 59 Конституции РФ военную службу несут только граждане Российской Федерации.

Таким образом, субъектами преступлений против военной службы являются две категории лиц: военнослужащие и граждане, пребывающие в запасе и проходящие военные сборы. Обе категории субъектов несут военную службу в соответствии с законами и воинскими уставами и подлежат ответственности за нарушение порядка прохождения военной службы.

С субъективной стороны большинство воинских преступлений совершаются умышленно (дезертирство — статья 338 УК РФ, умышленное уничтожение или повреждение военного имущества — статья. 346 УК РФ) и др. Некоторые из них совершаются как с прямым, так и с косвенным умыслом, например, умышленное уничтожение или повреждение военного имущества (статья 346 УК РФ).

В части 2 статьи 24 УК РФ закреплено: «деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса». Это предписание закона не всегда отражено в Особенной части. Поэтому во многих случаях вопрос о неосторожной форме вины устанавливается на основе анализа нормы. Следовательно, отсутствие в законе указания на форму вины должно означать ответственность как за неосторожное, так и за умышленное преступление.

Умышленно и по неосторожности может быть совершено, например, нарушение уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне (статья 344 УК РФ).

Цель и мотив совершения воинского преступления в ряде статей указываются, а в некоторых — их необходимо выявлять путем анализа нормы. Так, в статье 338 УК РФ установлена ответственность за дезертирство, которое совершается с целью уклонения от военной службы. В статье 333 УК РФ не упомянута цель совершения сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению военной службы, но именно это и является целью совершения преступления.

2.2 Объект и объективная сторона преступлений против военной службы

Среди элементов состава преступления против военной службы объекту посягательства принадлежит особое место. Содержание признаков субъекта, субъективной и объективной сторон преступления против военной службы во многом определяется свойствами объекта посягательства. Последний обусловливает круг лиц, являющихся специальными субъектами, воинский характер деяний и их последствий, а также содержание вины, мотива и цели в преступлениях, предусмотренных в главе 33 УК РФ.

Свойство объекта преступления против военной службы наиболее точно выражать социальную и юридическую сущность посягательства определяет его важную роль при квалификации совершенных воинских общественно опасных деяний. Квалифицировать преступление против военной службы по объекту — значит установить, а затем и юридически закрепить в правовом акте, что военная безопасность государства, которой причинен ущерб преступлением, охраняется главой 33 УК РФ.

В теории военно-уголовного законодательства на сегодняшний день можно выделить два подхода к сущности объекта преступления против военной службы. В первом из них объектом признается порядок прохождения военной службы, во втором — военная безопасность государства. Правовой основой понятия объекта преступления против военной службы являются соответствующие нормы уголовного законодательства.

Содержание объекта преступления против военной службы в теории военно-уголовного законодательства всегда устанавливалось с учетом положений той концепции объекта посягательства, которая считалась общепризнанной. В уголовно-правовой доктрине отсутствует былое единство взглядов на объект преступления как общественные отношения (правоотношения, правопорядок).

Данный подход разделялся почти всеми юристами в советском периоде развития уголовного права. Сегодня в литературе встречаются и иные позиции по этому вопросу. В частности, объектом преступления одни ученые полагают субъективные права, другие — правоохраняемые интересы (блага), третьи — человека.

Такое положение вещей в учении об объекте преступления и уголовном законодательстве затрудняет исследование специальных проблем и обусловливает необходимость установления общетеоретических и правовых основ понятия объекта преступления против военной службы.

Понятие объекта преступления против военной службы должно базироваться не только на положениях об общем объекте преступления, но и, непременно, включать в себя признаки, обусловленные задачами военной организации государства. Подходы к определению объекта преступления против военной службы были тесным образом взаимосвязаны с теми функциями, которые были у военной организации государства. Однако на сегодняшний день военная организация государства представляет собой весьма сложное в структурном и в функциональном отношении образование. Данное обстоятельство объективно требует уточнения понятия объекта преступления против военной службы под углом зрения функционального предназначения военной организации государства.

В России система преступлений против военной службы всегда была включена в той или иной форме в общее уголовное законодательство. Разграничение преступлений военнослужащих на общеуголовные и против военной службы осуществляется главным образом с учетом свойств объекта, как основного систематизирующего признака Особенной части уголовного законодательства. Анализ развития отечественного военно-уголовного законодательства свидетельствует об отсутствии какой-либо системности данного процесса. В одних случаях, деяния без достаточных к тому оснований признаются преступлениями против военной службы, в других — исключаются из системы этих преступлений. Данная ситуация во многом объясняется недостаточной разработкой вопроса о роли объекта преступления против военной службы при криминализации (декриминализации) воинских общественно опасных деяний, а также для их систематизации.

Объект посягательства существенно влияет на характеристику других элементов состава преступления против военной службы. Он позволяет на основе своего содержания устанавливать юридические признаки субъекта преступления, объективной и субъективной сторон преступления. Весьма важное место занимает объект в процессе квалификации преступных деяний по данному элементу состава преступления, особенно при конкуренции уголовно-правовых норм. Отмеченным выше функциям объекта преступления против военной службы, несмотря на их значимость для правотворческой и правоприменительной деятельности, в теории военно-уголовного законодательства должного внимания не уделяется.

Понятие объекта преступления против военной службы по своему содержанию является производным от общего понятия объекта преступного посягательства и должно обязательно включать в себя в качестве главного материального признака — безопасность. Вместе с тем в нем необходимо отразить и специфические свойства объекта, обусловленные задачами (функциями) военной организации государства. Объектом преступления против военной службы следует признать охраняемую уголовным законом от преступных посягательств военную безопасность, представляющую собой состояние боевой готовности военной организации государства, гарантирующее вооруженную защиту конституционному строю, независимости, суверенитету и территориальной целостности Российской Федерации от внешних и внутренних военных угроз.

Родовым объектом воинского преступления является порядок прохождения военной службы, основанный на Конституции РФ и установленный Федеральным законом от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», уставами Вооруженных Сил и иными военно-правовыми актами. Порядок прохождения военной службы призван обеспечивать постоянную готовность Вооруженных Сил обеспечивать безопасность страны.

Представляется обоснованной следующая классификация воинских преступлений по их видовому объекту:

1. против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений (ст. 332-336);

2. против порядка пребывания на военной службе (ст. 337-339);

  • против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы (ст. 340-345);
  • против порядка сбережения военного имущества (ст. 346-348);
  • против порядка эксплуатации военно-технических средств (ст. 349-352).

Непосредственный объект преступления — порядок прохождения конкретного вида службы. Некоторые воинские преступления посягают на два объекта — основной и дополнительный. Проиллюстрируем сказанное. В п. «в» части 2 статьи 334 УК РФ предусмотрена ответственность за насильственные действия в отношении начальника, сопряженные с причинением ему тяжкого или средней тяжести вреда здоровью либо иных тяжких последствий. Поскольку здоровье является дополнительным объектом, то содеянное квалифицируется только как воинское преступление.

Непосредственными объектами являются общественные отношения, образующие отдельные элементы порядка несения и прохождения военной службы. Некоторые авторы предлагают различные классификации, основанные на непосредственном объекте воинских преступлений. Так, Т.А. Лесниевски-Костарева, исходя из непосредственного объекта, выделяет общие и специальные виды воинских преступлений. Общие преступления: 1) против порядка подчиненности и воинских взаимоотношений (ст. 332-336 УК); 2) против порядка пребывания на военной службе (ст. 337-339 УК) и порядка пользования военным имуществом (ст. 345-348 УК).

Специальные преступления: 1) против порядка несения специальных (охранных) видов военной службы (ст. 340-344 УК); 2) против порядка использования опасных в эксплуатации военно-технических средств (ст. 349-352 УК).

Имеются и другие точки зрения.

Применительно к ряду преступлений против военной службы можно выделить, помимо основного, дополнительный непосредственный объект. Так, предусмотренные ст. 333-335 УК составы предполагают в качестве дополнительного объекта здоровье военнослужащих, ст. 335, 336 УК — честь и достоинство, ст. 349-352 УК — жизнь и здоровье.

От непосредственного объекта воинского преступления необходимо отличать предмет преступления. Так, в статье 346 УК РФ установлена ответственность за умышленное уничтожение или повреждение военного имущества. Непосредственным объектом этого преступления является порядок сбережения оружия, а само оружие — предметом преступления.

Но если последствия рассматриваемого преступления выходят за границы диспозиции нормы, устанавливающей ответственность за воинское преступление, то содеянное квалифицируется по совокупности преступлений. Так, причинение смерти при осуществлении насильственных действий в отношении начальника должно квалифицироваться дополнительно по статье 105 УК РФ.

Воинское преступление может быть связано с совершением иного преступления. Например, часовой, совершивший кражу с охраняемого им объекта, должен нести ответственность по соответствующей части статьи 342 УК РФ и одновременно по статье 158 УК РФ — за тайное хищение чужого имущества.

Объективная сторона преступления против воинской службы характеризуется действием или бездействием, опасным для воинской дисциплины.

Ряд воинских преступлений совершается только действием, например: самовольное оставление части или места службы (статья 337 УК), дезертирство (статья 338 УК), оставление погибающего корабля (ст. 345 УК).

Некоторые воинские преступления совершаются бездействием, например, нарушение уставных правил караульной (вахтенной) службы вследствие небрежного к ним отношения, повлекшее тяжкие последствия (часть 3 статьи 342 УК).

В отдельных составах преступлений посягательства на военную службу приобретают преступный характер, если они повлекли или могли повлечь причинение вреда интересам безопасности государства. Следовательно, само поставление объекта преступления в опасное состояние является оконченным преступлением, например, нарушение правил несения боевого дежурства (часть 1 статьи 340 УК).

В диспозиции некоторых норм в качестве признака состава преступления включены оценочные понятия: причинение вреда (например, при нарушении правил пограничной службы — часть 1 статьи 341 УК); причинение тяжкого вреда (например, при нарушении уставных правил караульной службы — часть 2 статьи 342 УК РФ) и т.д.

Характер грозящего или причиненного вреда должен определяться в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела.

Такие последствия (тяжкий вред) могут являться квалифицирующими воинское преступление обстоятельствами. Например, умышленное уничтожение или повреждение оружия, боеприпасов или предметов военной техники влечет ответственность по части 1 статьи 346 УК РФ, а если это повлекло тяжкие последствия — по части 3 рассматриваемой статьи.

Есть нормы, устанавливающие уголовную ответственность за воинские преступления с указанием на конкретные тяжкие последствия, например, часть 3 статьи 350 УК РФ, в которой речь идет о наказуемости нарушения правил вождения или эксплуатации машин, повлекшего по неосторожности смерть двух или более лиц.

Как уже отмечалось, глава 33 входит в единую систему Уголовного кодекса и поэтому на нее распространяются предписания Общей части, в том числе часть 2 статьи 14 УК РФ. Следовательно, не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо воинского деяния, предусмотренного в главе 33 УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, т.е. не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда порядку несения военной службы. В данном случае имеется в виду вред уголовно-правового характера. Но это не исключает переход такого малозначительного вреда в разряд дисциплинарного проступка. Уголовно-правовая противоправность в подобном случае отпадает, и содеянное приобретает характер дисциплинарного проступка.

Большинство составов воинских преступлений имеют материальный характер. Они являются оконченными при наступлении указанных в законе последствий, например, уничтожение или повреждение военного имущества (статьи 346 и 347 УК РФ), смерть человека (часть 2 статьи 350 УК РФ).

Некоторые воинские преступления имеют формальный характер. Например, дезертирство (статья 338 УК РФ), самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на военную службу являются оконченными преступлениями с момента оставления части или места службы или неявки на нее. Установление последствий такого деяния не требуется.

Нахождение военнослужащего при исполнении обязанностей военной службы является обязательным признаком некоторых воинских преступлений. Так, статья 333 УК РФ устанавливает ответственность за сопротивление начальнику, а равно иному лицу, исполняющему возложенные на него обязанности военной службы, или принуждение его к нарушению этих обязанностей, сопряженное с насилием или угрозой его применения.

Глава 3. Сложные вопросы квалификации преступлений против военной службы

1 Проблемы квалификации должностных преступлений против военной службы

Анализ военного законодательства, регламентирующего порядок несения службы в соответствующих специальных сферах деятельности, позволяет утверждать, что в субъектный состав данных преступлений входят как лица, обладающие должностными полномочиями (начальник караула, дежурный по части, начальник контрольно-технического пункта и т. д.), так и подчиненные им военнослужащие.

Однако в теории высказывалось и другое мнение о том, что к воинским должностным преступлениям не следует относить преступления воинских должностных лиц с использованием своего служебного положения в различных специальных сферах военной службы. Данное утверждение было основано на отрицании наличия у должностных преступлений других объектов посягательства, кроме правильной деятельности государственного аппарата. Специальные нормы по количеству предусмотренных ими объектов уголовно-правовой охраны традиционно подразделяются следующим образом:

1. однообъектные, имеющие одинаковый с общими нормами основной объект охраны нормы;

2. двуобъектные, объект охраны которых отличается от объекта соответствующих общих норм.

В статьях 340, 341, 342, 343, 344 УК РФ охраняется порядок несения того или иного специального вида военной службы, обеспечивающий безопасность охраняемых объектов, а в статьях 350, 351, 352 Кодекса под охраной находится порядок эксплуатации (использования) военных транспортных средств. Анализируя содержание указанных статей, нельзя не прийти к выводу о том, что неотъемлемой частью охраняемого ими порядка является управленческая (властная) деятельность воинских должностных лиц, входящих в состав того или иного наряда либо ответственных за обеспечение безопасной эксплуатации военного транспорта. Поэтому основной непосредственный объект посягательства должностных преступлений, предусмотренных статьями 285, 286, 293 УК РФ, отчетливо прослеживается в составах рассматриваемых воинских преступлений, которые в этой части следует отнести к воинским должностным преступлениям.

Однако интересы управленческой деятельности не могут рассматриваться в качестве дополнительных непосредственных объектов в составах преступлений против военной службы, поскольку без управления немыслима вообще военная служба, в том числе и специальные ее разновидности.

Таким образом, неотъемлемая часть основного непосредственного объекта охраны статьи 340 УК РФ — безопасность деятельности аппарата военного управления в соответствующей специальной сфере военно-служебных отношений — выступает особой разновидностью основного непосредственного объекта посягательства преступлений, предусмотренных статьями 285, 286, 293 УК РФ — безопасности деятельности органов государственной власти.

Вышеизложенное позволяет утверждать, что из общих норм о составах должностных преступлений (статьи 285, 286, 293 УК РФ) выделены и конкурируют с ними специальные нормы статей 340-344, 350-352 УК РФ в части, устанавливающей ответственность воинских должностных лиц за нарушение правил несения специальных видов военной службы и эксплуатации военного транспорта.

Подобный характер соотношения норм о должностных преступлениях порождает их конкуренцию при квалификации преступлений воинских начальников в соответствующих специальных сферах военно-служебных отношений. Конкуренция общей и специальной норм согласно правилу части 3 статьи 17 УК РФ разрешается в пользу специальной нормы. Теорией уголовного права разработаны общие правила квалификации преступлений, совершаемых должностными лицами. Эти положения, как непосредственно связанные с вопросами разрешения конкуренции уголовно-правовых норм, также требуют краткого освещения.

Если в диспозициях статей прямо указано на совершение деяния должностным лицом или это непременно подразумевается (т.е. не должностные лица не могут выступать субъектами данных преступлений), такие нормы являются специальными по отношению к нормам об общих составах должностных преступлений и по правилам разрешения конкуренции норм именно им отдается предпочтение при квалификации. Данные нормы являются двуобъектными, еще их называют «расширенно-специальными», имеют иной по сравнению с общей нормой родовой объект охраны, основной непосредственный объект составов общих должностных преступлений учтен в них в качестве дополнительного непосредственного, что свидетельствует об их специальном характере. Например, статьи 299-302, 305 УК РФ о преступлениях против правосудия, совершаемых органами предварительного расследования и суда; статья 142-1 УК РФ о фальсификации итогов голосования и другие аналогичным образом построенные нормы.

Однако разъяснения по вопросам квалификации преступлений должностных лиц, содержащиеся в актах высшей судебной инстанции и научной литературе, не могут быть в полном объеме применимы для уголовно-правовой оценки деяний воинских начальников, выступающих субъектами преступлений, предусмотренных ст.ст. 340-344, 350-352 УК РФ.

Специальными признаками указанных норм по сравнению с общими (ст.ст. 285, 286, 293 УК РФ) являются: во-первых, особый круг воинских субъектов, входящих в состав наряда, караула, автомобильной службы; во-вторых, определенная сфера управленческой (властной) деятельности. Специфика данных видов военной службы заключается в том, что воинские должностные лица при их несении обладают «двойным должностным статусом»:

1. общим — правами и обязанностями, которые у них имеются всегда в связи с должностными функциями;

2. специальным — правами и обязанностями, которыми они наделены только на период несения того или иного специального вида военной службы. Это означает следующее: если при несении специальной службы или эксплуатации военного транспорта нарушены общие должностные обязанности, вытекающие из организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций должностного лица, содеянное должно квалифицироваться по статье УК РФ.

Если при несении специальной службы или эксплуатации военного транспорта нарушены не общие, а специальные должностные обязанности, регламентированные уставами, инструкциями и другими нормативными предписаниями применительно к соответствующей специальной сфере военно-служебных отношений, содеянное должно квалифицироваться по статье 340 или статье 350 УК РФ.

Правоприменительные органы в основном придерживаются указанных правил квалификации воинских должностных преступлений, однако встречаются и ошибки. Нарушение общих должностных обязанностей при несении специальной службы или эксплуатации военного транспорта порой влекло необоснованную квалификацию судами действий воинских начальников по специальным нормам о воинских должностных преступлениях.

Полностью исключить правоприменительные ошибки возможно за счет применения общих правил квалификации воинских должностных преступлений в сфере несения специальных видов военной службы и эксплуатации военного транспорта, которые могут быть сформулированы следующим образом. Подлежат квалификации:

1. по специальной норме статьи 340-344 (статьи 350-352) УК РФ — действия должностного лица, выразившиеся в нарушении правил несения специальной службы (эксплуатации военного транспорта), соблюдение которых входило не в общие, а в специальные должностные обязанности;

2. по общей норме статье 285 (статьи 286, 293) УК РФ — действия должностного лица, выразившиеся в нарушении общих должностных обязанностей при несении специальной службы или эксплуатации военного транспорта;

— по совокупности со статьей 340 (статей 341, 342, 343, 344, 350, 351, 352) и статьей 285 (статей 286, 293) УК РФ — действия должностного лица, выразившиеся в нарушении как специальных, так и общих должностных обязанностей при несении специальной службы или эксплуатации военного транспорта.

3.2 Проблемы квалификации преступлений против военной службы, совершенных в соучастии

Совершение преступления совместными действиями двух и более лиц называется соучастием в преступлении. Институт соучастия как составная часть всех институтов уголовного права подчинен общим задачам этого права: охране прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, конституционного строя РФ от преступных посягательств, обеспечения мира и безопасности человека, а так же предупреждение преступлений (статья 2 УК РФ).

Преступление, совершенное в соучастии, представляет, как правило, повышенную общественную опасность по сравнению с преступлениями, совершенными в одиночку. Это объясняется тем, что при соучастии в конфликт с обществом вступают два или более лица, во многих случаях участие нескольких лиц облегчает совершение преступления, дает возможность причинить более существенный ущерб, легче скрыть преступление, укрепить друг в друге решимость продолжать преступную деятельность и т.д. Проблему сущности соучастия отечественные ученые правоведы рассматривают с нескольких позиций. Наиболее распространенными точками зрения являются

а) соучастие — есть особая форма объединения преступников;

  • б) соучастие — это совокупность действий многих или нескольких лиц;
  • в) соучастие — лишь особая форма ответственности за один и тот же вредный результат.

Следует согласиться с легальной позицией о том, что соучастие — это совокупность действий многих или нескольких лиц. В теории уголовного права так же нет единства по вопросу о назначении соучастия. В частности, существует три основные позиции:

  • а) соучастие — всегда является обстоятельством, отягчающим общественную опасность всего преступления;
  • б) соучастие — повышает общественную опасность совершенного преступления при определенных условиях;
  • в) институт соучастия не является обстоятельством, отягчающим ответственность соучастников, совершивших преступление.

Уголовное законодательство о преступлениях против военной службы является составной частью единого уголовного законодательства, основанного на тех же принципах, что и остальная часть уголовного законодательства в отношении граждан, совершивших общеуголовные деяния. Законодательство о преступлениях против военной службы служит целям защиты определенной группы общественных отношений, связанных с выполнением конституционной обязанности граждан по защите Отечества. В соответствии со статьей 59 Конституции РФ «Зашита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации». Тем самым, на государственном уровне осуществляется охрана установленного порядка поступления и прохождения военной службы. Исходя их вышесказанного, можно заметить, что применение институтов Общей части уголовного права к преступлениям против военной службы связано с некоторыми особенностями в их применении. Однако это не значит, что в отношении преступлений против военной службы необходимо создание новых специальных институтов Особенной части УК.

В Общей части УК РСФСР 1960 г. не было нормы о соучастии в преступлениях со специальным субъектом. Правовой основой для квалификации преступлений, совершенных специальными субъектами в соучастии с лицами, не обладающими признаками специального субъекта, признавалась статья 1 Закона СССР об уголовной ответственности за воинские преступления 1958 г. Она определяла, что воинскими преступлениями признаются предусмотренные этим законом преступления против установленного порядка несения воинской службы, совершенные военнослужащими, а также военнообязанными во время прохождения ими учебных или поверочных сборов.

В отношении соучастия военнослужащих в совершении преступлений против военной службы действующее уголовное законодательство не содержит каких-либо специальных указаний. Статья 331 УК РФ признает преступлениями против военной службы «предусмотренные настоящей главой преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов». Поэтому вопросы о формах соучастия в преступлениях против военной службы, видах соучастников из числа военнослужащих и их ответственности должны решаться на общих основаниях. В юридической литературе и судебной практике отсутствует единство взглядов по вопросу о возможности привлечения к ответственности лиц, на которых неправомерно возложены обязанности военной службы, называемых в теории «ненадлежащими» («негодными») субъектами.

Исключения могут составлять случаи, когда лицо признается не только «ненадлежащим» субъектом военной службы, но и, например, невменяемым (статья 21 УК РФ) или неспособным предотвратить общественно опасные последствия своих действий (бездействия) в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (статья 28 УК РФ).

Правильное решение вопроса о соучастии в воинских преступлениях возможно лишь в рамках требований части 4 статьи 34 УК РФ. УК РФ не дает основания не только для иного решения, но и для «существенного дополнения» учения о соучастии в уголовном праве применительно к воинским преступлениям. Как показывает анализ действующего законодательства о преступлениях против военной службы соучастие в таких преступлениях, как уничтожение или повреждение военного имущества по неосторожности, утрата военного имущества, нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих, нарушение правил вождения или эксплуатации машин, нарушение правил полетов или подготовки к ним, нарушение правил кораблевождения быть не может. Отличительным признаком, объединяющим все эти преступления в одну группу, является то, что субъективная сторона всех этих преступлений характеризуется виной в форме неосторожности. А, как нам известно, из общего понятия соучастия, оно возможно лишь в умышленных преступлениях (статья 32 УК РФ), что подтверждается судебной практикой. Таким образом, законодатель, признавая возможность соучастия лишь в умышленных преступлениях, исключил возможность соучастия в неосторожных преступлениях. Поэтому, соответственно, в вышеперечисленной группе преступлений против военной службы (статья 347-352 УК РФ) соучастие невозможно.

Причинить ущерб объекту преступлений против военной службы способен любой индивид. Например, преступник, напав на часового, причиняет ущерб боевой готовности воинской части, гражданское лицо, нанеся побои военному начальнику, тоже причиняет ущерб нормальной деятельности аппарата военного управления, лицо, не являющееся субъектом воинского преступления, так же, как и военнослужащий, способно уничтожить боевую технику, сорвать военные мероприятия и так далее. В то же время лицо, не являющееся субъектом преступления против военной службы, совершая подобное деяние, не может при этом нарушить специальный порядок поведения, поскольку обязанности по соблюдению этого порядка на него не возлагались. Такие лица не могут выступать субъектами преступлений, совершить которое может только субъект специальных общественных отношений.

Преступление со специальным субъектом характеризуется тем, что общественно опасное деяние совершается, главным образом, в сфере той или иной служебной деятельности. Исполнители такого рода преступлений — это не только физические вменяемые лица, достигшие возраста, установленного уголовным законом; они наделены особыми свойствами, являются носителями определенных обязанностей, прав и полномочий, нарушение которых образует сущность данных преступлений.

В литературе правильно указывается, что в преступлениях со специальным субъектом лицо, не обладающее свойствами специального субъекта, не может быть и соисполнителем этих преступлений. Основным обстоятельством, отличающим пособника от соисполнителя, является то, что пособник никогда не совершает действий, непосредственно предусмотренных объективной стороной состава преступления. Однако это правило имеет исключение в тех случаях, когда исполнителем является специальный субъект преступления. Если в выполнении объективной стороны состава преступления со специальным субъектом наряду с исполнителем участвует лицо, не являющееся специальным субъектом, то оно может быть признано только пособником, но не соисполнителем преступления.

В соответствии с частью 2 статьи 331 УК РФ военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства Обороны Российской Федерации, других министерств и ведомств Российской Федерации несут уголовную ответственность в соответствии со статьями главы 33 УК РФ. Они несут службу внешне сходную с военной. Она засчитывается им как военная, порядок ее несения организуется в значительной мере в соответствии с воинскими уставами (хотя действует и трудовое законодательство), личный состав военно-строительных отрядов, носит форменную одежду и знаки различия, установленные для военнослужащих. Однако эта служба не является военной, поскольку не связана с вооруженной деятельностью. Сами военные строители являются не субъектами преступления против военной службы, а лицами, приравненными к военнослужащим по ответственности. В силу вышеуказанного, эти лица также могут быть как исполнителями, так и организаторами, подстрекателями и пособниками преступлений против установленного для них порядка прохождения службы.

Как нам известно, соучастия в неосторожных преступлениях нет. Во всех преступлениях против военной службы, совершенных умышленно, соучастие теоретически возможно. Однако в реальной действительности в силу особенностей условий, места и времени совершения ряда воинских преступлений возможности соучастия в них лиц, не состоящих на военной службе, ограничены. Едва ли можно говорить о соучастии не военнослужащих в воинских преступлениях, совершаемых на поле боя или в районе военных действий.

Специальный характер субъектов данных преступлений обусловлен спецификой объекта этих преступлений. Всякое преступление есть нарушение соответствующего порядка отношений, посягательство на этот порядок осуществляется не извне, а изнутри соответствующей системы отношений, то есть самими субъектами конкретных отношений. Поэтому и воинский правопорядок нарушить и понести ответственность за это нарушение может не всякое лицо, а лишь то, которое включено специальным способом в систему воинских отношений, на которое возложена обязанность соблюдать установленный порядок прохождения военной службы.

Уголовная ответственность за соучастие, устанавливает статья 34 УК РФ. В части 4 статьи 34 УК РФ идет речь о квалификации соучастия в преступлении со специальным субъектом. Законодатель говорит о том, что при совершении преступления против военной службы его исполнителем (соисполнителем) будет признаваться только военнослужащий или военнообязанный, как носитель свойств специального субъекта.

Преступление, совершенное в соучастии двух или более лиц, представляет повышенную опасность. Было бы ошибочным сопоставляя преступление, совершенное одним лицом, с преступлением, совершенным группой лиц, видеть между ними лишь количественную разницу. Различие количественное здесь приобретает качественное различие: общественная опасность преступления, совершенного несколькими лицами, выше, чем опасность такого же преступления, совершенного одним лицом.

Таким образом, между совершением преступления одним лицом и совершением преступления группой лиц имеется существенное различие, заключающееся в качественном перерастании общественной опасности преступления и преступника». Это в полной мере относится и к воинским преступлениям, учиненным совместными усилиями нескольких военнослужащих.

Воинское преступление, совершенное несколькими военнослужащими сообща, представляет повышенную общественную опасность для армии и государства, чем-то же самое преступление, учиненное одним военнослужащим.

Совершение группой военнослужащих воинского преступления представляет собой совместное нарушение воинского долга и военной присяги.

Уголовное право различает две формы соучастия военнослужащих в преступлении: простую и сложную. Под простым соучастием, или совиновничеством, уголовное право понимает такое совместное участие двух или более военнослужащих в совершении преступления, при котором все участники выступают в роли исполнителей, выполняя состав одного и того же преступления. Например, несколько военнослужащих отказываются выполнять отданный начальником приказ, действуя при этом сообща; несколько военнослужащих, предварительно договорившись между собой, дезертировали из своей части и т.п.

Исходя из повышенной общественной опасности совиновничества, уголовное законодательство устанавливает усиленную наказуемость за воинские преступления, совершенные группой лиц. В данном случае групповой характер преступления является как квалифицирующим признаком преступления, так и отягчающим виновность и усиливающим ответственность обстоятельством.

Совиновничество в воинских преступлениях может иметь место при наличии предварительного сговора между военнослужащими и без него. Совиновничество без предварительного сговора предполагает случаи совместного совершения преступления двумя или более военнослужащими без предварительной договоренности между собой, но при наличии общности умысла. Например, подчиненный военнослужащий наносит удары своему начальнику, другой подчиненный, увидев это, следует примеру первого и также начинает наносить удары своему начальнику. В данном случае нет предварительной договоренности, но налицо совместная преступная деятельность подчиненных при наличии общности умысла. Совиновничество по предварительному сговору предполагает случаи совместного совершения преступления несколькими военнослужащими, заранее договорившимися совершить преступление. Например, двое или более военнослужащих договариваются совершить дезертирство и т.д.

Совиновничество по предварительному сговору представляет, как правило, большую общественную опасность, чем совиновничество без предварительного сговора.

Преступные действия всех исполнителей подлежат квалификации по одной и той же статье, предусматривающей совершенное преступление. При назначении же наказания военный суд должен учитывать степень участия каждого из соисполнителей в совершенном преступлении. Соисполнители, принимавшие более активное участие в учиненном преступлении, должны наказываться строже, чем соисполнители, игравшие менее активную роль.

Ряд преступлений против военной службы может быть совершен не любыми военнослужащими, а лишь теми из них, которые наделены специальными признаками. Имеет место удвоение специального субъекта, когда среди специальных субъектов выделяется еще более специализированный их круг. К таковым преступлениям относятся, например насильственные действия в отношении начальника (статья 334 УК РФ), субъектом которого выступают военнослужащие, постоянно или временно, по службе или по воинскому званию подчиненные данному начальнику; нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (статья 335 УК РФ), где субъектами преступления выступают военнослужащие, не состоящие в отношениях подчиненности с потерпевшим.

К категории преступлений с «удвоенным» субъектом относятся также все преступления против порядка несения специальных служб (статьи 340-344).

Субъектом преступлений здесь выступает определенная категория военнослужащих — лица, на которых возложено исполнение обязанностей по несению той или иной специальной службы.

Таким образом, в рассмотренных преступлениях против военной службы военнослужащие, не обладающие соответствующими специальными признаками, не могут быть признаны ни их исполнителями, ни соисполнителями. В данных преступлениях они выступают как подстрекатели и пособники.

Поэтому действия таких военнослужащих, даже если они совместно с военнослужащими, обладающими специальными признаками, непосредственно участвовали в выполнении объективной стороны преступления, подлежат квалификации со ссылкой на статье 33 УК РФ. Сложным соучастием или соучастием в тесном смысле слова называется совместное участие нескольких военнослужащих в совершении преступления с выполнением участниками преступления различных ролей.

Соучастниками при сложном соучастии являются: организаторы, подстрекатели, пособники и исполнители преступления. Таким образом, при сложном соучастии в военно-уголовном праве встречаются те же категории соучастников, что и при сложном соучастии в общеуголовном праве. Квалификация сложного соучастия военнослужащих в преступлениях против военной службы осуществляется по общим правилам о квалификации. Но, вместе с тем, данным правилам квалификации групповых преступлений (сложное соучастие) присущи свои, характерные особенности.

Одним из возможных случаев соучастия начальника и его подчиненного в совершении преступления является умышленное совершение подчиненным общественно опасных действий по незаконному приказу начальника. Начальник, склонивший подчиненного посредством приказа к совершению деяния, явная преступность которого очевидна, должен рассматриваться как организатор или подстрекатель к совершению преступления, исполнителем которого является подчиненный. Если же подчиненный не сознает явной преступности приказа и действует невиновно, то начальник признаётся исполнителем преступления. Данные положения впервые получили законодательное закрепление в статье 42 УК РФ. Часть 1 указанной статьи говорит о том, что «не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законам интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение». Под приказом или распоряжением понимается обязательное для исполнения требование, предъявляемое начальником подчиненному. Приказ или распоряжение — это проявление воли начальника. Благодаря обязательности приказа или распоряжения, убежденности подчиненного в их законности, доверию к ним, они рассматриваются как основания для совершения тех или иных действий (бездействия) исполнителя. Поэтому ответственность за последствия незаконных приказа или распоряжения возлагаются на отдавшего их начальника.

Однако не всегда действия командира (начальника), участвовавшего совместно с подчиненными в совершении того или иного преступления против военной службы, кроме соучастия в совершенном преступлении, могут образовать состав воинского должностного преступления. Обязательным условием для этого является установление наличия в действиях командира всех признаков преступлений, предусмотренных статьей 285 или 286 УК РФ. Если, к примеру, молодой сержант, назначенный командиром отделения, не сумел установить в подразделении служебные отношения с подчиненными, отвечающие требованиям воинских уставов, и, оказавшись под влиянием старослужащих, совместно с ними принял участие в нарушении с применением насилия уставных правил взаимоотношений в отношении молодых солдат, его действия подлежат квалификации как соучастие в преступлении, предусмотренном статье 335 УК РФ. В подобной ситуации действия сержанта одновременно не могут рассматриваться как превышение должностных полномочий, они свидетельствуют лишь о его неподготовленности к выполнению своих служебных обязанностей.

Вопрос о соучастии гражданских лиц в преступлениях против военной службы является частью общего вопроса о соучастии в преступлениях, совершаемых специальными субъектами. Теория уголовного права и судебная практика исходит из возможности и допустимости соучастия общих субъектов в преступлениях, исполнителями которых являются специальные субъекты.

Как было отмечено, преступления против военной службы наряду с должностными и некоторыми другими относятся к числу преступлений со специальным субъектом. Поэтому приведенные общие положения о соучастии в преступлениях со специальным субъектом полностью применимы и к соучастию гражданских лиц в преступлениях против военной службы. По своей сути соучастие гражданских лиц в преступлениях против военной службы аналогично соучастию не должностных лиц в должностных преступлениях. Хотя по некоторым категориям дел судебная практика нередко отступала от этого требования. Гражданские лица могут быть организаторами, подстрекателями и пособниками в воинских преступлениях, но не исполнителями.

Если гражданское лицо совместно с военнослужащим непосредственно участвует в совершении действий, образующих объективную сторону того или иного преступления против военной службы и при этом их деяния подпадают под признаки преступления, считающегося совершенным группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, то такое преступление нельзя считать совершенным в группе. То есть, если в преступлениях против военной службы военнослужащий и гражданское лицо совместно выполняют состав такого преступления, как, например, сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, то действия военнослужащих надлежит квалифицировать, при отсутствии других обстоятельств, по части 1 статьи 333 УК РФ, а действия не военнослужащего подлежат квалификации по части 1 статьи 333 УК РФ со ссылкой на статью 33 УК РФ.

Гражданское лицо не является субъектом преступления против военной службы. Поэтому он не может выступать исполнителем и соисполнителем этого преступления. В силу этого, а также прямого указания закона, определяющего ответственность соучастников преступления (статья 34 УК РФ), участие гражданских лиц не влияет на квалификацию группового преступления.

При этом признание гражданских лиц соучастниками воинского преступления при посредственном исполнении полностью соответствует субъективной стороне соучастия, которая предполагает сознание соучастником общественно опасного характера своего деяния, сознание того, что это деяние присоединяется к определенной общественно опасной деятельности другого лица, и желание или сознательное допущение как этого присоединения, так и наступления общественно опасного последствия. Таким образом, применительно к посредственному причинению вреда исполнителем преступления должно быть признано то лицо, которое совершило преступление посредством использования других лиц, не только не подлежащих в силу закона уголовной ответственности, но и подлежащих уголовной ответственности, но за те умышленные преступления, исполнителем которого может быть специальный субъект.

В связи с длящимся характером, необходимо рассмотреть вопрос о соучастии в таком преступлении, как дезертирство. Теория и практика уголовного права признают существование так называемых длящихся преступлений как особой формы предусмотренных уголовным законодательством преступных деяний, совершаемых в течение более или менее длительного времени. Длящимся является такое преступное деяние, которое на стадии оконченного преступления непрерывно совершается в течение определенного промежутка времени. В длящемся преступлении деяние, образующее оконченный состав преступления, непрерывно осуществляется в течение того или иного времени.

В соответствии со статьей 338 УК РФ дезертирством признается «самовольное оставление части или места службы в целях уклонения от прохождения военной службы, а равно неявка в тех же целях на службу». Дезертирство — длящееся преступление. При дезертирстве военнослужащий оставляет часть или место службы с целью вовсе уклонится от прохождения военной службы. Данное преступление представляет собой один из наиболее тяжких видов уклонения от военной службы. Оно не завершается оставлением воинской части, а с этого момента только и начинается фактическое уклонение от военной службы, то есть реальное осуществление цели, которую преследовал виновный, оставляя воинскую часть. В течение всего времени незаконного пребывания вне части военнослужащий совершает дезертирство, пока он не будет задержан или не вернется сам либо пока не будет прекращено совершение преступления в силу иных обстоятельств (например, смерть обвиняемого, амнистия).

Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» устанавливает, что на военную службу призываются граждане в возрасте от 18 до 27 лет. Этим же Законом военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, определен годичный срок военной службы. Поэтому, если дезертирство военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, не было прекращено его задержанием, явкой с повинной и т.п., окончанием преступления следует считать достижение виновным 29-летнего возраста, так как с этого момента он подлежит освобождению от прохождения военной службы по призыву.

Высокая общественная опасность дезертирства определяется не только фактом оставления воинской части, но, и главным образом, тем, что, оставив воинскую часть, виновный уклоняется от военной службы и добивается при этом полного и постоянного уклонения. Чем длительнее это уклонение, тем оно более общественно опасно.

Любое длящееся преступление характеризуется тем, что, достигнув в определенный момент стадии оконченного преступления, оно еще не завершается, а непрерывно совершается (длится) в течение того или иного времени. Из признания того, что длящееся преступление непрерывно совершается в течение определенного отрезка времени, можно сделать и вывод о том, что в течение этого отрезка времени, возможно, соучастие в совершении длящегося преступления.

В военно-судебной практике вопрос о привлечении к уголовной ответственности соучастников воинского преступления из числа не военнослужащих решается с учетом не только степени и характера их участия в совершении преступления, но и реальной общественной опасности такого участия в данных конкретных условиях, характера взаимоотношений соучастников с военнослужащим — исполнителем преступления.

Таким образом, признание принципиальной возможности соучастия в дезертирстве и после выполнения состава преступления основанного на законе, соответствует уголовно-правовой теории и не дает какого-либо основания для утверждения о расширении рамок (т.е. расширительного толкования) уголовной ответственности за соучастие в этом преступлении.

уголовный ответственность преступление военный служба

Подводя итог уголовно-правовой характеристике преступлений против военной службы необходимо отметить, что преступление против военной службы — это посягательство на установленный порядок прохождения военной службы, совершаемое военнослужащими, проходящими военную службу по призыву или контракту в Вооруженных Силах, в других войсках, воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов. Оно представляет собой деяние (действие или бездействие), характеризующееся едиными для всех преступлений признаками: общественной опасностью, уголовной противоправностью, виновностью и наказуемостью.

Состав преступления против военной службы включает единые для всех преступлений элементы: объект, субъект, объективную и субъективную стороны, признаки которых позволяют разграничивать их с общеуголовными преступлениями и между собой, а также с дисциплинарными проступками, определять основания уголовной ответственности. Эти задачи осуществляются путем оценки признаков составов в их совокупности, отдельные признаки (например, отдельно взятый объект либо субъект) недостаточны для признания деяния преступлением против военной службы, поскольку, например, объект — порядок прохождения военной службы — охраняется и некоторыми общеуголовными нормами, а военнослужащий, являясь субъектом преступления против военной службы, может быть и исполнителем общеуголовного преступления.

В работе было установлено, что родовой объект преступлений против военной службы совпадает с видовым объектом, поскольку раздел ХI «Преступления против военной службы» содержит всего одну главу с тем же наименованием. То есть родовым (видовым) объектом этих преступлений является установленный порядок несения и прохождения военной службы военнослужащими, обеспечивающий нормальную деятельность Вооруженных Сил РФ, других войск, воинских формирований и иных государственных органов, где предусмотрено прохождение военной службы. Обязательным признаком ряда составов преступлений, предусмотренных статьями 346-352 УК РФ, является наличие предмета преступления — оружия, машин, военных летательных аппаратов и т.д. Объективная сторона преступлений против военной службы может выражаться как в действии (статьи 333-336, 346 УК РФ), так и в бездействии (статьи 332, 337-344, 348-352 УК РФ) либо как в той, так и в иной форме (статья 347 УК РФ).

К формальным следует отнести составы преступлений, предусмотренные статьями 336-338, 345 УК РФ, к материальным — статьи 332, 342-344, 346-352 УК РФ, к формально-материальным — статьи 333, 335, 339-341 УК РФ.

Также было выявлено на основе анализа определения, содержащегося в УК РФ, что субъект преступлений против военной службы — специальный:

1. военнослужащие, проходящие военную службу по призыву или по контракту в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ;

2. граждане, пребывающие в запасе, во время прохождения ими военных сборов;

  • военные строители военно-строительных отрядов (частей) Министерства обороны России, других министерств и ведомств Российской Федерации.

Еще один важнейший элемент состава преступления — субъективная сторона — может выражаться как в умышленной (статьи 333-339, 343-346 УК РФ), так и в неосторожной (статьи 347-352 УК РФ) форме вины. Составы, предусмотренные статьями 332, 340-342 УК РФ, предполагают наличие умышленной или неосторожной формы вины. При этом обязательным признаком субъективной стороны ряда составов, предусмотренных статьями 337-339 УК РФ, является цель — временное или постоянное уклонение от военной службы.

Следует также отметить, что в настоящей работе была дана не просто общая характеристика преступлений против военной службы, но и проанализированы отдельные наиболее существенные проблемы квалификации воинских преступлений, которые существуют на практике и активно обсуждаются учеными. Именно правильная квалификация позволяет справедливо применять уголовный закон в каждом случае совершения преступления против военной службы. В ходе написания настоящей работы была подтверждена актуальность исследования проблем преступлений против военной службы, выявлено множество сложностей и нестыковок в толковании уголовного закона различными учеными, практическими работниками. В исследовании приведен ряд правил квалификации и решения ряда сложных проблем, возникающих при рассмотрении конкретного уголовно-наказуемого деяния.

Итак, уголовно-правовая характеристика преступлений против военной службы необходима и в научной деятельности ученых и в практической работе правоприменителей и юристов-практиков. Общее представление о составах преступлений, предусмотренных главой 33 УК РФ необходимо для разграничения составов преступлений между собой и отграничения составов преступлений от дисциплинарных проступков, правонарушений.

Нормативно-правовые акты

Действующие

2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ в ред. от 27.07.2010 № 383-ФЗ // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996. — № 25. — ст. 2954.

  • Федеральный закон от 31.05.1996 № 61-ФЗ в ред. от 05.05.2010 «Об обороне» // «Российская газета». — № 106. — 06.06.1996.
  • Федеральный закон от 28.03.1998 № 53-ФЗ в ред.

от 11.03.2010 «О воинской обязанности и военной службе» с изм. и доп., вступающими в силу с 01.04.2010 «Российская газета». — № 63-64. — 02.04.1998.

  • Федеральный закон от 27.05.1998 № 76-ФЗ в ред. от 22.07.2010 «О статусе военнослужащих» // «Российская газета». — № 104. — 02.06.1998.
  • Федеральный закон от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» (в ред.

от 30.12.2009 № 321-ФЗ) // Собрание законодательства РФ, 13.03.2006. — № 11. — ст. 1146.

  • Закон РФ от 21.07.1993 № 5485-1 «О государственной тайне» // Собрание законодательства РФ, 13.10.1997, № 41.
  • Закон РФ от 05.03.1992 № 2446-1 «О безопасности» // Российская газета, № 103, 06.05.1992.
  • Указ Президента РФ от 16.09.1999 № 1237 в ред.

от 01.07.2010 «Вопросы прохождения военной службы» (вместе с «Положением о порядке прохождения военной службы») // «Российская газета». — № 191. — 28.09.1999.

Утратившие силу

1. Закон РСФСР от 27.10.1960 «Об утверждении Уголовного кодекса РСФСР» // Ведомости ВС РСФСР, 1960. — № 40. — ст. 591.

2. Постановление Пленума ВС СССР от 4 марта 1929 г. «Об условиях применения давности и амнистии к длящимся и продолжаемым преступлениям». Сборник постановлений Пленумов ВС РФ по уголовным делам. — М., ООО «ТК Велби», 2003.

Литература

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/diplomnaya/prestupleniya-protiv-voennoy-slujbyi-2/

1. Аветисян С.С. Совершенствование норм уголовного законодательства, направленных на охрану военной безопасности государства // Российский военно-правовой сборник, 2004. — № 1.

2. Акулов О. Уклонение от военной службы и его последствия // Ориентир, 2001. — № 5.

— Аветисян С.С. К вопросу о посредственном причинении вреда специальным объектам // Военное право, 2004. — № 4.

— Андриченко Л.В., Вишняков В.Г., Гравина А.Л. Национальная безопасность Российской Федерации: проблемы укрепления государственно-правовых основ // Журнал российского права, 2005. — № 2.

— Ахметшин Х. Преступления против военной службы // Российская юстиция, 2007.

— Батычко В.Т. Уголовное право. Общая и Особенная части. Курс лекций, 2006.

— Бойко А. Виды наказания за уклонение от призыва на военную службу // Российская юстиция. — 2001. — № 3.

— Борисенко В.М. Совершенствование законодательства об ответственности военнослужащих. — Калининград: РГУ им. И. Канта, 2005.

— Брагин А.П. Российское уголовное право: Учебно-методический комплекс. — М.: Изд. центр ЕАОИ, 2008.

— Дуюнов В.К. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / отв. ред. Л.Л. Кругликов. — М.: Волтерс Клувер, 2008.

— Иванов В., Хачатрян А. Уголовная ответственность военнослужащих // Ориентир, 2002. — № 5.

— Ежов А.Н., Самойлов А.С. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства. Учебные материалы. — М.: Проспект, 2006.

— Зателепин О.К. Конкуренция уголовно-правовых норм при квалификации некоторых преступлений против военной службы // Российский военно-правовой сборник, 2004. — № 1.

— Иванов А.Л. Преступления против порядка несения специальных служб: Лекция. — М., 2008.

— Иванов В. Юридическая ответственность военнослужащих // Ориентир, 2001. — № 6.

— Козаченко И.Я., Новоселов Г.П. Уголовное право. Особенная часть: учебник. — М.: Норма, 2008.

— Коряковцев В.В., Питулько К.В. Комментарий к Уголовному кодексу Российской федерации. — СПб.: Питер, 2004.

— Кругликов Л.Л. Уголовное право России. Часть особенная: Учебник для вузов. — М.: Волтерс Клувер, 2004.

— Кудашкин Александр Васильевич. Военная служба в Российской Федерации: теория и практика правового регулирования. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2003.

— Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений. — М., 2004.

— Лебедев В.М. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — М.: Юрайт, 2008.

— Ляскало А.Н. Квалификация должностных преступлений против военной службы. — М., 2007.

— Мамонов В.В. Понятие и место национальной безопасности в системе конституционного строя России // Журнал российского права, 2003. — № 6.

— Мигачев Ю.И. Военное право: учебник. — М.: Юрлитинформ, 2005.

— Михлин А.С., Казакова В.А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный).

(2-е издание, переработанное и дополненное).

— М.: Проспект, 2008.

— Наумов А.В. Практика применения Уголовного кодекса Российской Федерации: комментарий судебной практики и доктринальное толкование. — М.: Волтерс Клувер, 2005.

— Петухов Н.А. Военно-уголовное законодательство Российской Федерации: Научно-практический комментарий. — М.: «За права военнослужащих», 2004.

— Петухов Н.А. Преступления против военной службы: учебник. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2002.

— Рарог А.И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. — М.: Проспект, 2005.

— Самойлов А.С. Военно-уголовное право Российской Федерации: Методическое пособие. М.: Междунар. ин-т упр., 2005.

— Сверчков В.В. Уголовное право. Особенная часть: Краткий курс лекций. — 5-е изд., перераб. и доп. — М.: Высшее образование, Юрайт-Издат, 2009.

— Семенцева И.А. Уголовное право. — Ростов на Дону, Феникс, 2008.

— Торкунов М.А., Торкунов Д.М. К вопросу о совершенствовании военно-уголовного законодательства России // Военно-уголовное право, 2007. — № 1.

— Фирсов Е.П. Некоторые вопросы расследования по делам об уклонении от прохождения военной и альтернативной гражданской службы (ст. 328 УК РФ) / Е.П. Фирсов, авт. Е. В. Ионова // Вестник криминалистики. — 2006.

— Хабиров С.С. Субъективная сторона преступлений против военной службы. Дис. … канд. юрид. наук: 20.02.03. — Москва, 2002.

— Хачатрян А. Уголовная ответственность военнослужащих за преступления против военной службы // Ориентир, 2007. — № 2.

— Чернов А.Д. Актуальные проблемы уголовного наказания. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. — М., 2009.

— Чхиквадзе В.П. Энциклопедический словарь правовых знаний. — М., Проспект, 2007.

— Шарапов С.Н. Военно-уголовное законодательство в системе отечественного законодательства // Системность в уголовном праве: Материалы II Российского Конгресса уголовного права 31 мая — 1 июня 2007 г. — М.: Проспект, 2007.

— Шарапов С.Н. Военно-уголовное законодательство в системе отечественного законодательства: история развития и современное состояние Военно-уголовное право, 2007. — № 2.

— Шарихин А.Е. К вопросу о роли целеполагания в обеспечении экономической безопасности России Черные дыры в Российском Законодательстве, 2007. — № 1.

— Юшин В.Ю. Историко-юридическая характеристика военно-уголовного законодательства России Военно-юридический журнал, 2008. — № 4.

— Янковский, М. Проблемы квалификации уклонения от призыва на военную службу Законность. — 2001. — № 3.

Приложение 1

Общая характеристика преступности, включая преступления против военной службы в 2010 году

Параметры

Количество

возбуждено уголовных дел

1843700

зарегистрировано преступлений

22378 00

погибло человек

34800

причинение тяжкого вреда здоровью

42400

кражи

926100

грабежи

138300

20000

незаконный оборот оружия

26400

Литература 1

Приложение 2

Количество рассмотренных военными судами дел в 2010 году

Уголовных дел

18524

Гражданских дел

45260

Дел об административных правонарушениях

21880

Материалов о грубых дисциплинарных проступках

1586

Литература 2

Приложение 3

Сведения о наиболее распространенных преступлениях против военной службы в 2010 году

Категория дела

Количество дел

уклонения от военной службы

3837 дел

хищения чужого имущества

2085 дел

преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений

1677 дел

Литература 3