Происхождение и сущность юридического лица

Демократические преобразования, начатые в нашей стране на рубеже XX-XXI столетий, затронули все сферы экономической и политической жизни общества. Сочетание принципа свободы предпринимательства с его государственным регулированием на путях интеграции в международное сообщество привело к признанию России страной с рыночной экономикой. Возрос авторитет Российского государства в международных отношениях, упрочился его статус как полноправного партнера промышленно развитых стран.

Конституция 1993 г. провозгласила Российскую Федерацию демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления (п. 1 ст. 1).

Реформы, направленные на становление важнейших институтов правового государства, коснулись всех отраслей отечественной юриспруденции. Изменение субъектного состава участников имущественных отношений вызвало существенную трансформацию привычной категории юридического лица.

Помимо Гражданского кодекса Российской Федерации за последние годы было принято множество нормативных актов, регламентирующих отношения, возникающие в процессе создания, функционирования и прекращения самых разных коммерческих и некоммерческих организаций. Это федеральные законы: «О государственной регистрации юридических лиц», «О несостоятельности (банкротстве)», «Об акционерных обществах»; «Об обществах с ограниченной ответственностью», «О производственных кооперативах»; «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»; «Об общественных объединениях» и др.

В целях регулирования участия коллективных образований в имущественных и связанных с ними неимущественных отношениях гражданское законодательство применяет особую правовую конструкцию — юридическое лицо, которое участвует в гражданском обороте и является субъектом гражданских прав и обязанностей.

Появление и развитие института юридического лица вызваны усложнением экономических и социальных отношений, необходимостью удовлетворения хозяйственных, управленческих и культурных потребностей общества. Для реализации возложенных на них задач организации вступают в различные товарные отношения с другими участниками оборота.

Объектом исследования дипломной работы выступает общественные отношения, складывающиеся в процессе деятельности юридического лица.

Предметом исследования являются – нормы гражданского законодательства по вопросам понятия и признаков юридического лица.

Целью данного исследования является систематизация и анализ теоретического и практического материала, связанного с институтом юридического лица в гражданском законодательстве РФ.

3 стр., 1292 слов

Системный подход в юридическом исследовании

... реферата заключается в анализе системного подхода в юридическом исследовании. Поставленная цель обусловила необходимость решения следующих задач: 1. Определить сущность системного подхода; 2. Рассмотреть структурный и структурно-функциональный анализ как методы исследования; 3. Проанализировать возможность применения системного подхода в юридическом исследовании. Реферат ...

Поставленная цель предполагает решение следующих задач:

  • изучение понятия юридического лица, история его возникновения;
  • выявление и изучение сущности юридического лица;
  • выявить и раскрыть признаки юридического лица;
  • изучение юридической сущности признаков юридического лица.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования, обеспечивает логическую последовательность в изложении результатов и состоит из двух глав, в которых освещены вопросы, являющиеся предметом данного исследования.

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И ЗНАЧЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

  • Сущность юридического лица.

Вслед за экономической реформой одновременно проводится законодательная реформа. Результатом всего этого будет значительное сокращение числа законодательных пробелов создающих почву для произвольного толкования. Уже сейчас можно сказать, что такие известные бизнесу сферы государственного регулирования как государственная регистрация и ликвидация юридических лиц, лицензирование отдельных видов деятельности и валютное регулирование, большей частью, законодательно регламентированы.

Современное общество сложно представить без организации людей в союзы, объединения и разного рода группы, их собственных стараний и капиталов для достижения определенных целей. Основная форма для коллективного участия личностей в гражданском обороте в правовом отношении является понятие юридического лица.

Причины возникновения и эволюции юридического лица, определены усложнением социальной организации общества, развитием экономических взаимоотношений и в дальнейшем общественного сознания. В процессе развития общества правовое регулирование отношений с участием одних только физических лиц как единственных субъектов частного права оказалось недостаточным для формирующегося экономического оборота.

Участниками гражданских правоотношений являются не только физические лица (граждане), но и юридические лица — организации, специально создаваемые для участия в гражданском обороте. Поскольку гражданский оборот имеет имущественный, товарный характер, участвовать в нем могут лишь независимые, самостоятельные товаровладельцы, имеющие собственное имущество.

Юридические лица могут от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязательства, быть истцами и ответчиками в суде, в общем случае они представляют собой объединенные коллективы граждан, основанные для достижения определенных целей. Структура юридического лица фиксируется в его учредительных документах.

Отдельные юридические лица не ставят личной целью получение прибыли в своей деятельности, они принимают участие в рыночных товарно-денежных взаимоотношениях для удовлетворения личных потребностей. Но все-таки основное количество юридических лиц поступают на рынке именно с целью получения прибыли[1].

Активное участие в рыночных товарно-денежных взаимоотношениях очень часто требует больших капиталов, которыми не располагают отдельные граждане, и, следовательно, возникает необходимость в какой-то совместной их деятельности. Только лишь объединив капиталы многих отдельных субъектов хозяйствования вполне можно ставить и решать большие задачи. Особенность рыночных товарно-денежных взаимоотношений обусловила участие в них искусственных образований, действующих на рынке в качестве самостоятельных субъектов хозяйствования, именуемых юридическими лицами.

12 стр., 5539 слов

«Понятие и общая характеристика юридических лиц как участников ...

... Являясь субъектом гражданского права и находясь на рынке, юридическое лицо, в случае банкротства, будет рассчитываться с кредитором тем, что у него есть. Отсюда следует, что учредители юридического лица ... этого, необходимо уточнить, что несмотря на наличие всех четырех признаков, автоматического признания организации юридическим лицом и субъектом гражданского права не произойдет. Согласно пункту 2 ...

Понятие «юридическое лицо» применяется только лишь в гражданском законодательстве стран континентальной системы права, как правило, европейских держав. Законодательство стран с англосаксонской системой права не применяет понятие «юридическое лицо», определяет виды объединений как самостоятельный субъект права (партнёрства, корпорации)[2].

История существования юридического лица насчитывает более двух тысячелетий. В римском праве не существовал термин «юридическое лицо» конструкция применяемая, как прием юридической техники для установления в оборот имущественной массы, в любых случаях обособленной от имущества физических лиц, была четко выражена. Развитие товарно-денежных взаимоотношений, имущественного оборота планирует участие внутри него не только лишь отдельных людей (физических лиц), но и участие в данном обороте образованных ими организаций для претворения в жизнь какой-либо цели, включая, коммерческой деятельности. При создании таких организаций возникла непростая совокупность взаимоотношений, для которых надо специальное нормативное регулирование со стороны государства, и, в соответствии с этим, комплекс нормативных актов, регулирующих такие взаимоотношения. Подобное регулирование подразумевает определение юридического статуса объединения, его признаков, типов объединений, их организационно-правовых форм, порядка и способов их образования.

Участники гражданских правоотношений именуются их субъектами. Как и каждое общественное правоотношение, гражданское правоотношение устанавливается между людьми, как существами, наделенными сознанием и волей. Вследствие этого в виде субъектов гражданских правоотношений выступает или отдельные индивиды, или конкретные коллективы людей. Отдельные индивиды именуются в гражданском законодательстве гражданами[3].

Относительно коллективных образований, то, хотя сама возможность и даже необходимость их участия в гражданском обороте практически не подвергается сомнениям, в юридической науке периодически возникают дискуссии на предмет теоретического осмысления данного правового института.

В юридической литературе нет единого мнения по поводу того, где искать истоки понятия юридического лица многие ученые относят создание понятия юридического лица к числу важнейших заслуг римского частного права[4].

Отмечая незначительный удельный вес подобных субъектов в гражданском обороте Рима и отсутствие самого термина “юридическое лицо”, ученые, тем не менее, делают вывод о том, что ведущая мысль о юридическом лице как приеме юридической техники для установления в оборот имущественной массы, так или иначе обособленной от имущества физических лиц, была выражена римским правом отчетливо[5].

Таким образом, понятие юридического лица в римском праве не получило полной и детальной разработки, «идея юридического лица в римском праве была выдвинута и разрешена».

Реальное же развитие конструкции юридического лица получила в новейшее время, когда появляются большие торговые предприятия, в каких вырабатывается техника коллективного ведения больших дел. В этом месте уже сама жизнь подсказывает необходимость детальной разработки статуса этих объединений и регламентации их правового положения.

6 стр., 2905 слов

Государственная регистрация прав на недвижимое имущество в Российской Федерации

... иностранные юридические лица, международные организации, иностранные государства, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования, с одной стороны, и органы, осуществляющие государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, — с другой. ...

Г.Ф. Шершеневича писал: …“под именем юридического лица понимается все то, что, не будучи физическим лицом, признается со стороны закона способным в виду определенной цели, быть субъектом права”[6].

Институт юридического лица стал правовой формой такой концентрации. Детальное теоретическое осмысление феномена юридического лица осуществлялось в Германии в рамках работы над германским гражданским уложением. Феодальное германское право не пошло в этом вопросе дальше признания понятия физического лица, и по признанию самих разработчиков уложения формула, объявляющая, что имущество организованного социального союза есть личная собственность нового идеального субъекта, и на этом основании вводящая также социальное, общественное имущество в круг гражданского права и резко отделяющая его от имущества отдельных членов союза — формула юридического лица, найдена в области римского права и принята нами на почве рецепции римского права[7].

Юридическое лицо – это субъект права, искусственно созданный для определенных целей по правилам, установленным законом, и в соответствии с законом, признаваемый таковым государственной властью и всеми участниками гражданских правоотношений. Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации (ст. 51 ГК РФ).

Согласно ст. 48 ГК РФ юридическим лицом признается:

  • А) Организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязательства, быть истцом и ответчиком в суде. Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету;
  • Б) Если в связи с участием в образовании имущества юридического лица его учредители (участники) могут иметь обязательственные права в отношении этого юридического лица либо вещные права на его имущество.

К юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права, относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы. К юридическим лицам, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право, относятся государственные и муниципальные унитарные предприятия.

В) К юридическим лицам, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав, относятся общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, объединения юридических лиц (ассоциации и союзы).

Одновременное существование множества разных теорий юридического лица можно объяснить большой сложностью этого правового явления. На разных этапах развития экономики на первый план выдвигались то одни, то другие признаки юридического лица в зависимости от того, какая из функций этого института преобладала на этом этапе.

Развитие научных взглядов в целом отражало и отражает эволюцию института юридического лица. Значение института юридического лица вытекает из анализа тех функций, которые выполняет юридическое лицо:

1) Оформление коллективных интересов. Институт юридического лица определенным образом организует, упорядочивает внутренние отношения между участниками юридического лица, преобразуя их волю вволю организации в целом, позволяя ей выступать в гражданском обороте от собственного имени.

4 стр., 1875 слов

Порядок образования и прекращения юридических лиц. Ликвидация юридических лиц

... юридических лиц. Актуальность темы в том, что понятие «юридического лица» является одним из ключевых в изучении дисциплины гражданского права. Закон закрепляет за собой структурные и функциональные особенности, определяет порядок образования, реорганизации и ликвидации юридических лиц, ...

2) Объединение капиталов. Юридическое лицо, в особенности такая его разновидность, как акционерное общество, является оптимальной формой долговременной централизации капиталов, без чего немыслима крупномасштабная предпринимательская деятельность.

3) Ограничение предпринимательского риска. Конструкция юридического лица позволяет ограничить имущественный риск участника суммой вклада в капитал конкретного юридического лица.

4) Управление капиталом. Институт юридического лица создает основания для более гибкого использования капитала, принадлежащего одному лицу, в различных сферах предпринимательской деятельности. Отлаженное законодательство о юридических лицах, ценных бумагах и биржах служит одним из средств управления капиталами в масштабах всей страны и поэтому является мощным фактором саморегулирования, самоорганизации рыночной экономики, способствует интернационализации хозяйственной жизни[8].

Основными функциями (задачами), выполняемыми конструкцией юридического лица, являются ограничение риска ответственности по долгам и более эффективное использование капитала (имущества), в том числе при его объединении учредителями (участниками).

Юридическое лицо как субъект гражданского права, по сути, представляет собой не что иное, как особый способ организации хозяйственной деятельности, заключающийся в обособлении, персонификации имущества. Поэтому никакое юридическое лицо не может нормально участвовать в гражданских правоотношениях, не имея реального имущества, обособленного от имущества его учредителей (участников), но зато после своего создания оно может выступать в обороте и при отсутствии участников, и даже при отсутствии учредителей[9].

  • История возникновения юридического лица.

Дошедшие до нас источники свидетельствуют, что уже в VI в. до н.э. в римском обществе создавались коллегии религиозного характера, профессиональные союзы ремесленников, булочников, швейников и т.д.[10] Применительно к ним римские юристы обычно пользовались выражениями personae vice funge, privatorum loco haberi, дабы показать, что нечто, не будучи естественным человеческим лицом, функционируют в гражданской жизни вместо такового лица, обслуживается как таковое лицо. Иногда подобный субъект косвенно или прямо назывался persona, т.е. лицо. Древние римляне имели хорошо развитую систему представлений о юридической личности применительно к отдельному человеку. Однако римская юридическая жизнь не могла обойтись без признания особого рода субъектов гражданского права. Для их обозначения в римском праве было выработано три термина: «universitas», «соrpus» и «соllegium», наиболее широким из которых является «universitas» как общее название для всех союзных организаций. По вопросу о моменте возникновения в римском праве юридических субъектов не существует единства мысли. Понятие союза было выработано в публичном праве применительно к государству, и, таким образом, понятие союза (корпорации) существовало у римлян только в публичном, а понятие лица — только в частном праве. Поскольку союзы имели имущественные интересы и участвовали в имущественном обороте, римское право приравнивало их правовое положение к лицам, а категория юридического лица не использовалась вовсе.

49 стр., 24020 слов

Прекращение деятельности юридических лиц (2)

... деятельность юридическое лицо, а также показать и раскрыть виды прекращения юридических лиц, их возможности и состояние, положение, что я и попыталась сделать в данной дипломной работе. Глава 1. Понятие юридического лица. §1. Коллегии в Римском праве. Создание концепции юридического лица ...

Как пишет И.А. Покровский, древнее римское право предполагало в качестве субъектов, носителей прав, только отдельных лиц. Все отношения, возникавшие не между отдельными лицами, регулировались иными нормами и охранялись иными средствами[11].

Вместе с тем в хозяйственной жизни Рима огромное значение имело государственное имущество, в частности, государственные земли, государственные рабы, хотя они находились вне обычных гражданских отношений . Римское государство не было собственником государственных имуществ, как наша казна. Государственные имущества принадлежали римскому народу вообще, но никому в частности. Представители власти, сначала царь, а затем республиканские магистраты (консулы, цензоры, квесторы и т.д.), управляли этим имуществом в интересах народа по началам публичного права. Например, сделки магистрата по передаче участков государственной земли в аренду частным лицам за известный оброк не являлись договорами обычного гражданского права, а потому были свободны от форм, необходимых для этих договоров. Споры, возникающие из этих договоров, рассматривались не обычным гражданским судом, а подлежали административному разбирательству магистрата. Государственная казна являлась не юридическим лицом, не субъектом права, а складочным местом для государственных ценностей. В основе такого порядка лежала идея не регулирования и охраны чьих-либо субъективных прав, а управления имуществом, никому в частности не принадлежащим.

В. Б. Ельяшевич подчеркивал, что в республиканский период (V-IV вв. до н.э.) римское государство не было уравнено с частными лицами, т.е. не являлось юридическим лицом гражданского права[12].

В период перехода от республики к империи (IV—II вв. до н.э.) раздел провинций между императором Августом (принцепсом) и Сенатом как органом старой республики сделал необходимой двоякую государственную казну: сенатскую (эрар) и императорскую (фиск).

С утверждением императорской власти средства как эрара, так и фиска находятся в ведении императора и фактически расходуются на государственные нужды.

В императорский период (II—I вв. до н.э.) фискальное имущество принципиально уравнивается в обороте с частным имуществом. При Северах различие между императорскими и сенатскими провинциями окончательно исчезло, и доходы со всех провинций стали поступать в государственную казну, за которой сохранилось название фиск.

С точки зрения римского права под фиском нужно понимать государство как хозяина государственного имущества. Фискальное имущество стало рассматриваться как принадлежность государства в лице императора. Фиск становится рядом с частными лицами, подчиняется тем же правилам, подпадает суду, выступая в гражданском обороте наравне с ними, хотя и пользуется многими привилегиями. Сделался возможным неслыханный в период республики судебный процесс между частным лицом и казной, суд по процессам фиска сблизился с ординарной юрисдикцией по имущественным делам частных лиц[13].

Исследователи римского права обычно выделяют следующие виды юридических лиц: государство; императорский престол; политические общины, в том числе города и колонии, ассоциации римских граждан, селения, провинции; вольные союзы, среди которых были религиозные коллегии, похоронные коллегии, коллегии ремесленников, коллегии служебного персонала; товарищества публиканов, церковные учреждения и богоугодные заведения христианского времени, а также «лежачее» наследство.

13 стр., 6405 слов

По предмету «Право», «Юридические лица как субъекты ...

... государственным юридическим лицом всегда стоит само государство или «всенародный коллектив», являющийся действительным собственником его имущества ( « теория государства» ... права взгляд на юридическое лицо, на его место в социальной системе. Во- вторых, сущность юридического лица может находить раскрытие на общеправовом уровне, выражать собственно правовой (макроправовой) взгляд на юридическое лицо, ...

Большинство ученых считают, что прообразами юридических лиц в Древнем Риме явились различные публично-правовые образования, среди которых главным было государство. По утверждению некоторых правоведов, именно государство следует считать тем древнейшим и первоначальным юридическим субъектом, по примеру которого образовались все другие союзные формации как юридические лица.

В древнем римском праве римское государство, безусловно, являлось правоспособным, осуществляло властные функции юридического лица в публичном праве и функции юридического лица в частном праве, обладая имуществом для удовлетворения общегосударственных нужд и участвуя в обороте посредством купли-продажи, раздела земли, сдачи в аренду, выполнения общественных работ и т.д.[14]

Обособление императорского коронного имущества от императорского частного имущества стало выражением идеи, что самый императорский престол существует как постоянное юридическое учреждение, требующее столь же постоянного обеспечения определенным имуществом, субъект которого есть каждый царствующий государь как таковой. Вместе с тем особая, государственная, природа фискального имущества, а также имущества императорского престола (коронного имущества императора и императрицы) проявлялась в различных отступлениях для него от норм обычного гражданского оборота, что выразилось в обширной системе фискальных привилегий: имущество фиска не подлежало давности; требования фиска имели преимущественное право перед другими кредиторами; фиску по его требованиям принадлежало законное закладное право на все имущество должника и т.д. До полного уравнения государства с частным лицом в области имущественных отношений римская юриспруденция никогда не доходила и даже никогда ясно и отчетливо не ставила государство в ряд допускавшихся ею юридических олицетворений[15].

Во времена создания республики римский род представлял собой относительно неустойчивое объединение лиц, обладающее некоторыми имущественными и неимущественными правомочиями. Будучи коллективом или объединением всех членов рода, род обладал имуществом, иногда мог наследовать после своих членов. Если член рода покидал род, он не имел права требовать соответствующую квоту имущества, которое принадлежало роду на праве собственности как юридическому лицу[16].

Прежде чем свершилось слияние эрара (сенатской казны) с фиском (императорской казной), произошло важное для истории юридических лиц событие — введение муниципальной системы с распространением при Юлии Цезаре римского гражданства на все подвластные Риму города. Как правило, это были города Латинского союза — федерации 30 городов в Центральной Италии, возникшей в начале I тысячелетия до н.э. Цветущие торговые города, например, греческие колонии Южной Италии — Тарент и др., обладали обширным имуществом и сложным хозяйством. Возможно, в греческом праве эти города уже рассматривались в имущественном обороте как особые юридические лица. Названные города вошли в состав расширившегося римского государства как его члены с известным кругом общегосударственных функций, перенесенных на них волей римского народа. Муниципия явилась как местная община, обособленная и получившая известную самостоятельность часть государства. Границы компетенции муниципальных и центральных государственных учреждений определялись особыми законами. Во второй половине республиканского периода муниципии становятся на одну доску с частными лицами, на них распространяется действие норм частного права. Претор, а позднее император своим эдиктом предоставлял им хозяйственную самостоятельность и признавал их субъектами права, подчиняя их обыкновенному гражданскому праву и гражданскому суду[17].

7 стр., 3258 слов

Права и обязанности застрахованных лиц и медицинских организаций ...

... помощи; 7) предоставлять застрахованным лицам, страховым медицинским организациям и территориальному фонду сведения о режиме работы, видах оказываемой медицинской помощи, показателях доступности и качества медицинской помощи; 8) выполнять иные обязанности в соответствии с ...

Новая постановка городов в области отношений частного права отразилась на других союзных образованиях, известных римской юридической жизни под именем коллегий, идея юридического олицетворения которых в смысле субъектов гражданского права начала разрабатываться юриспруденцией не раньше конца республиканского периода. Какова бы ни была историческая последовательность появления в римской жизни муниципий и коллегий, в каком бы отношении ни стояла организация коллегий к муниципальному строю, в качестве субъектов в гражданском обороте первыми выступают муниципии, и лишь по их образцу складывается гражданская правоспособность других корпораций.

Все вольные союзы, когда-либо существовавшие в Риме, носили публичный характер и возникли на почве публичного права. Одно из центральных мест в римской жизни занимали религиозные коллегии. Официальными религиозными коллегиями были только коллегии жрецов, состоявших при том или другом храме, к которым не были отнесены общины верующих[18].

Помимо отправления культа, древнейшими функциями жреческих коллегий, в частности коллегии понтификов (верховных жрецов), были: ведение календаря, определение присутственных и неприсутственных дней в публичных организациях, распределение бюджета общины, участие в процедуре посвящения богам домов и храмов, земельных участков, а также осуществление правосудия и толкование законов.

Римский народ привык обращаться к понтификам за разъяснениями всяких недоразумений не только по вопросам религии, но и по юридическим казусам. В среде своей коллегии понтифики выработали те юридические традиции, которые лежат в основе римского частного права[19].

Жреческие коллегии, которые образовались задолго до того, как сложилось римское общество, появилось государство и оформилось право, выступили прообразами общественных организаций. Причем жреческие коллегии послужили ядром, вокруг которого из рядовых общин сформировался народ Рима как субъект и гражданское общество, из сакральных таинств понтификов возникло само право. Именно коллегии жрецов объединили существовавший в Риме институт суда, элементы аналогичных египетских и греческих институтов, законодательство греческих полисов и создали стройную, отлаженную, непротиворечивую систему, абстрагированную от конкретного социума и государственного образования[20].

Широкое распространение в римском праве получили договоры товарищества, по которым двое или несколько лиц объединялись для осуществления известной хозяйственной цели, ведения совместными силами торговли или промысла. Договор заключался между лицами, желающими сообща построить дом или снарядить для торговли за морем корабль. Они участвовали в общем деле имущественным вкладом или своим трудом либо сочетанием имущественного взноса с личными услугами. Прибыль и убытки от ведения дела распределялись между товарищами поровну либо в предусмотренных договором долях. Обычно соглашение составлялось на определенный срок и прекращалось по истечении этого срока либо после достижения поставленной цели. Существовали и товарищества на неопределенный срок.

4 стр., 1504 слов

Теории происхождения права Теологическая (божественная) теория ...

... и материальную основу для управленческой деятельности, но и правовую защиту. Примирительная теория происхождения права Была разработана американским ученым-юристом Гарольдом Берманом (1918-2007 ... и др. Поэтому в юридической литературе выделяют ранние теории естественного права, естественно-договорную теорию права и теорию возрожденного естественного права. Суть теории . Право существовало всегда и ...

В классическом римском праве различались два вида товариществ:

1) товарищества по совместному проживанию и совместной деятельности, участники которых договаривались об общности всего настоящего и будущего имущества и о разделении между собой всего, чем они обладали. Как правило, договор возникал между членами одной семьи (сособственниками, сонаследниками).

Эти соглашения стали прообразом, так называемых гражданских товариществ или договоров о совместной деятельности, не имеющих предпринимательского характера;

2) производственные товарищества, участники которых объединяли часть собственного имущества для выполнения определенной работы либо ведения совместной хозяйственной деятельности и получения общих доходов. Подобные договоры заключались между купцами или ремесленниками для совместного ведения торговли, промысла либо иной доходной деятельности. Так образовывались различные промышленные и торговые товарищества[21].

Особое значение в Древнем Риме имели товарищества публиканов (откупщиков).

Публиканами назывались лица, которые на основании договора брали у государства в аренду или на откуп какой-либо род государственных доходов на срок от трех до 100 лет. Они вносили вперед определенный залог и несли перед государством неограниченную имущественную ответственность. Подобное предприятие требовало больших денежных затрат, поэтому лица, заключившие такой договор с государством, обычно объединялись в товарищества. В состав товарищества входили полные товарищи, которые несли полную ответственность, и вкладчики, отвечавшие только суммой внесенного в предприятие вклада. Товарищество возглавлял манцепс, во главе товарищества публиканов стоял директор, имевший в провинциях вице-директоров и целый персонал подчиненных должностных лиц. В отличие от обычного гражданского товарищества, которое рассматривалось как союз лиц, основанный на доверии друг к другу, а потому прекращающийся во всех случаях смерти или выхода одного из товарищей, бытие товарищества публиканов стало признаваться независимым от смены отдельных членов. Пай умершего товарища на основании решения товарищей переписывался на имя наследника, который становился новым товарищем. Возможно, что паи имели известную рыночную стоимость и могли переходить из рук в руки, подобно нынешним акциям[22].

Распространение христианства привело к возникновению христианских общин как субъектов права. При христианских императорах церковные учреждения в лице их администраторов стали рассматриваться как юридические лица. По законодательству императора Юстиниана, кроме епископской церкви, которая первоначально была единственным церковным институтом с правами юридического субъекта в лице своего епископа, к юридическим лицам причислялись церкви вообще, монастыри и богоугодные заведения. С распространением христианства и признанием его государственной религией была создана почва для возникновения самостоятельных учреждений. Прежде всего, гражданской правоспособностью были наделены церковные учреждения. Отдельные церкви получили право приобретать имущество и наследовать по завещаниям, быть кредиторами, выступать стороной в суде и т.д. Сверх того, наряду с фиском они получили различные привилегии. Впоследствии правоспособными признаются частные благотворительные учреждения (госпитали, приюты и пр.), ибо они находились под наблюдением церковных властей (епископов).

Эти благотворительные учреждения, являлись самостоятельными юридическими субъектами[23].

«Лежачее» наследство, т.е. открывшееся, но еще не принятое наследство, также рассматривалось в качестве своеобразного юридического лица[24].

Римские юристы допускали, что умершее лицо, существовавшее в действительности и оставившее неизгладимый след своей личности в имуществе, имущественных отношениях, завязанных им при жизни, на короткое время предполагается, как бы еще живым в интересах имеющего намерение занять его место наследника.

Другого разряда лиц, как субъектов частного права, наряду с физическими лицами, т. е. c людьми, римская научно-юридическая систематика не знала. Поэтому в дошедших до нас систематических изложениях начал римского права, мы не найдем о таких субъектах гражданского права, которые, не будучи людьми имеют частную правоспособность и обслуживаются в гражданском обороте наравне с частными лицами. Деление лиц на две категории: физических и юридических (или, как они иначе еще назывались, моральных, мистических, фиктивных, фингированных), явилось не в римской, а в позднейшей юриспруденции.

Французская буржуазная революция 1789 г., борясь с сословно-цеховым устройством феодального общества и желая обеспечить торжество принципа индивидуальной свободы, запретила любые корпорации, образуемые по профессиональному признаку, и сохранила разрешительный порядок образований корпораций, преследующих цель извлечения прибыли. При этом было существенно ограничено число организационно-правовых форм последних. В силу этого обстоятельства категория юридического лица на несколько десятков лет выпала из научного оборота и не применялась в законодательстве.

Всю первую половину XIX в., корпорации во Франции и в большинстве других странах Европы создавались исключительно в разрешительном порядке (регистрационный порядок создания акционерных обществ был введен во Франции Законом от 24 июля 1867 г.).

Соответственно конец XIX в. и первые десятилетия ХХ в. характеризовались активным научным осмыслением феномена юридического лица.

Значимое исследование о понятии юридического лица было осуществлено Ф.К. Савиньи в середине XIX в. и вошло в историю под названием «теория фикций». Иное ее называние — «теория олицетворения». Она оказала сильное воздействие на последующие научные исследования. Суть «теории фикций» состояла в следующем: поскольку волей, сознанием, т.е. атрибутами субъекта права, обладает, безусловно, только человек, с одной стороны, а с другой стороны, жизнь, время дает множество примеров того, как имущественные права принадлежат не отдельному человеку, а союзу людей, корпорации, законодатель признает за этой корпорацией свойства личности, субъекта. Другими словами, эта корпорация олицетворяется, персонифицируется. При этом законодатель отдает себе отчет в том, что корпорация личностью быть не может, т.е. прибегает к «фикции». Таким образом, законодатель, прибегая к юридической фикции, создает вымышленного субъекта права, существующего лишь в качестве абстрактного понятия[25].

Особое место в доктринах юридического лица занимает концепция существования. Как реального субъекта общественных отношений. Эта идея получила распространение в Германии, во Франции. Основателем «органической теории» юридического лица является Отто Фридрих фон Гирке, который утверждал, что юридическое лицо — это особый телесно-духовный организм, союзная личность. Это не продукт правопорядка, а реально существующий организм, на который государство влияет, но не призывает к жизни. Органическая теория исходит из того, что се коллективности, удовлетворяющие известным фактическим условиям, являются юридическими лицами. Всякое юридическое лицо нуждается в воле для осуществления своих прав, где нет воли, там нет и права. Но реальная воля существует только у человека, поэтому только человеческие индивиды и могут выражать волю коллективных лиц, а это возможно, если последние имеют соответствующие органы[26].

Таким образом, в таком понимании орган есть не что иное, как индивид, передающий вовне волю коллективного лица. Коллективность в юридическом смысле есть ничто без своих органов. Между коллективностью и органом не существует никакого юридического отношения, т.к. они представляют единое целое.

При развитии этих взглядов была выдвинута «реалистическая теория». Человеческое общество не аморфная совокупность индивидов. Оно может существовать лишь благодаря взаимодействию различных коллективов, союзов людей, которые столь же реальные, как и составляющие их лица. Интересы этих союзов несводимы к интересам их участников, так же как возможности и потребности группы людей нетождественны возможностям и потребностям одного человека. Следовательно, закон не конструирует фиктивные юридические образования, а просто признает за реально существующими объединениями лиц качества самостоятельных субъектов права[27].

В ряду концепций юридических лиц имеется «теория интересов» Рудольфа фон Иеринга — основателя социологической школы права. Он считал, что юридическое лицо, как естественно природный субъект права в действительности не существует. Это не более чем юридический курьез. Так как право — это система защищенных законом интересов, то законодатель дает правовую защиту определенным группам людей (их коллективному интересу) позволяя им вступать вовне как единое целое. Но это, по мнению Иеринга, не означает создание нового субъекта права. Таким образом, Иеринг сочетал тезис о фиктивности самого юридического лица с признанием реальности стоящих за ними группы людей, осуществляющих его права и пользующихся выгодами такого положения[28].

Советская юридическая наука уделяла самое серьезное внимание исследованию теорий юридического лица. В 40-50 годы ХХ века был создан целый ряд работ, которые заложили фундамент современного понимания этого института. Внимание советских правоведов концентрировалось в то время на изучении юридической личности государственных предприятий, однако, сделанные ими выводы обладают значительной научной и методологической ценностью и сегодня. В рамках общепринятого понимания юридического лица, как реально существующего явления, обладающего людским субстратом, в советской цивилистике выделялись три основные трактовки сущности государственного юридического лица.

«Теория коллектива» А.В. Венедиктова — базируется на том, что носителями правосубъектности государственного юридического лица является коллектив рабочих и служащих предприятия, а также всенародный коллектив, организованный в социалистическое государство[29].

«Теория государства», разработанная С.И. Аскназием, основывается на том, что за каждым государственным предприятием стоит собственник его имущества, т.е. само государство. Следовательно, людской субстрат юридического лица нельзя сводить к трудовому коллективу данного предприятия. Государственное юридическое лицо это само государство, действующее на определенном участке системы хозяйственных отношений[30].

«Теория директора» — наиболее ярко исследована в работах Ю.К. Толстого. Данная теория исходит из того, что главная цель наделения организации правами юридического лица — это обеспечение её возможности участия в гражданском обороте. Именно директор уполномочен действовать от имени организации в сфере гражданского оборота. Поэтому он и является основным носителем юридической личности государственного юридического лица[31].

Общей для всех этих концепций является идея о наличии людского лица или коллектива в государственном юридическом лице. Возможна и принципиально иная трактовка его сущности. Еще в 20-е годы в СССР получила значительное распространение «теория персонифицированного (целевого) имущества». Её сторонники считали главной функцией юридического лица объединение различных имуществ в данный комплекс и управление этим имущественным комплексом. Следовательно, обособленное имущество является реальной основой юридического лица, его законодатель и персонифицирует, наделяя владельца имущества правами юридического лица. Эта теория приобрела специфическую актуальность благодаря появившейся в современном законодательстве возможности создания юридического лица единственным учредителем, поскольку людской коллектив в одночленных корпорациях не играет важной роли. В условиях, когда персональный состав участников и организационная структура нескольких юридических лиц могут быть идентичными, только имущественная обособленность позволяет их различить[32].

В 50-е годы известное распространение получила «теория социальной реальности». Её сторонники ограничивались конституцией того, что юридическое лицо — это социальная реальность, т.е. вполне достаточно признания юридического лица такой же социальной реальностью какой являются другие субъекты права. В этой теории несложно увидеть отражение старой «теории фикции», т.к. и в данном случае на вопрос, что есть юридическое лицо, отвечают: относитесь к нему как к субъекту права, ибо это социальная реальность.

Противники этой теории не без оснований указывали на то, что задача цивилиста состоит в том, чтобы выявить особенные черты, признаки юридического лица как социальной реальности, поскольку не всякая социальная реальность есть юридическое лицо. Эту задачу «теория социальной реальности» перед собой как раз и не ставит.[33]

Множество существований столь разных научных теорий, пожалуй, объясняется огромной сложностью этого правового явления. На разных стадиях экономики на первый план выдвигались то один, то другие признаки юридического лица в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на этом этапе. Соответственно развитие научных концепций, взглядов в целом отражено и отражает эволюцию институту юридического лица.

В соответствии со ст. 48 ГК России «юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и лично-неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде»[34].

Из вышесказанного определения нельзя не заметить, что юридическим лицом является не государство, не директор, а организация, которая обладает специфическими признаками.

Еще О.А. Красавчиков писал, что организация, будь она материальной (производственной, экономической) или нематериальной (идеологической, социально-духовной), формализованной (цели и функции которой имеют официальное признание со стороны государства) или неформализованной (не обладающей указанным признанием), законной или нелегальной и т.д., в своей сущности, не является суммой индивидов, сущность любой организации, как и общества в целом, заключена не в самих по себе людях (индивидах), а в тех связях и отношениях, в которых люди (их социальные группы) находятся друг к другу, объединяясь для достижения поставленных целей[35].

В настоящее время термин организация весьма многозначен. Тем не менее, можно выделить два главных значения:

1) Организация, как деятельность, направленная на упорядочение, налаживание, приведение в систему чего-либо, например, организация труда, организация производства, а также направленная на извлечение прибыли;

2) Организация, как определенное социальное образование, в частности, промышленные предприятия, хозяйственные – товарищества, кооперативы и т.д.

Не следует полагать, что в качестве юридического лица можно считать любую организацию, давая ей возможность участвовать в экономическом (гражданском) обороте, поскольку юридическим лицом является организация, которая имеет определенные признаки. Эти признаки есть в ст.48 ГК РФ. Из текста указанной нормы следует, что юридическое лицо может быть определено как организация, обладающая материальными и правовыми признаками.

ГЛАВА 2. ПРИЗНАКИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА И ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА.

В советской науке гражданского права проблема юридического лица по традиции относилась методологически к числу самых сложных[36].

В то же время проблемы теории юридического лица, совершенствования и практического применения этого института в отечественной цивилистической науке по праву относятся одним из центральных.

Назначение правового института юридического лица заключается в том, что его нормы:

  • закрепляют организационно-структурное, имущественное и функциональное единство субъекта права,
  • определяют границы его право субъектности, формы и порядок её осуществления,
  • определяют порядок возникновения, реорганизации и ликвидации юридических лиц,
  • устанавливают ряд иных предписаний, определяющих в общей совокупности правовое положение организаций как юридических лиц.

Для того чтобы организация (предприятие, учреждение) была признана юридическим лицом, она должна обладать определенными свойствами, которые в литературе часто именуются признаками юридического лица.

Признаки юридического лица – это такие внутренне присущие ему свойства, каждое из которых необходимо, а все вместе – достаточны для того, чтобы организация могла признаваться субъектом гражданского права[37].

Традиционно, исходя из определения юридического лица, обычно отечественные цивилисты выводят признаки юридического лица. Правовая доктрина традиционно выделяет четыре основополагающих признака, каждый из которых необходим, а все в совокупности – достаточны, чтобы организация могла быть признана субъектом гражданского права, т.е. юридическим лицом. К этим признакам относит:

  1. Организационное единство.
  2. Имущественную обособленность.
  3. Самостоятельную гражданско-правовую ответственность.
  4. Выступление в гражданском обороте от своего имени.

Чтобы организация была признана юридическим лицом, она должна иметь право выступать в гражданском обороте от своего имени и самостоятельно отвечать по своим обязательствам. Однако права возникают у организации только после соответствующей регистрации в качестве юридического лица (п. 3 ст. 49 и п. 2 ст. 51 ГК РФ).

Следовательно, для того чтобы организация была признана и зарегистрирована в качестве юридического лица, необходимо, чтобы она обладала конкретно определёнными признаками, половину из которых это образование приобретёт только при условии признания указанного образования юридическим лицом.

Как указывалось выше, государственная регистрация не названа среди других необходимых признаков юридического лица, однако о ее надобности прямо сказано в ст. 51 ГК. Из этого можно заключить, что статус (правоспособность) юридического лица приобретается организацией не ранее, чем с момента ее государственной регистрации в этом качестве. Так, по одному из дел суд установил, что налогоплательщик заключил договор поставки с организацией, именующей себя «хозяйственным обществом», но при этом не зарегистрированной в базе данных Единого государственного реестра налогоплательщиков ни по наименованию, ни по идентификационному номеру налогоплательщика и не состоящей на налоговом учете. По этой причине суд признал организацию-контрагента не имеющей статуса юридического лица, т.е. не обладающей правоспособностью и не подпадающей под понятие, определенное ст. 48 и 49 ГК, а следовательно, не обладающей способностью иметь гражданские права и нести связанные со своей деятельностью обязанности[38].

Все время понятие юридического лица в нашей науке выводится именно через признаки этого субъекта правоотношений. Для того чтобы разобраться в понятии «юридическое лицо» с точки зрения современной отечественной цивилистики, необходимо проанализировать признаки юридического лица более подробно.

Обычно выделяют традиционный ряд признаков юридического лица:

  • организационное единство (организационный признак);
  • обладание обособленным имуществом (экономический признак);
  • способность самостоятельно выступать в гражданском обороте от своего имени, т.е.

способность от своего имени приобретать, иметь и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и нести обязательства, а также самостоятельно нести имущественную ответственность по своим обязательствам (материально-правовой признак);

  • способность быть истцом и ответчиком в суде общей компетенции, арбитражном и третейском суде (процессуально-правовой признак)[39].

Перечисленная совокупность признаков является самодостаточной, а с другой стороны — необходимой для признания лица субъектом права. Наличие у организации признаков юридического лица важно учитывать для правильного определения ее гражданской и процессуальной правоспособности. В этом отношении весьма показательно дело, в рамках которого обсуждался вопрос о гражданском и гражданско-процессуальном статусе войсковой части, а именно — о возможности ее государственной регистрации в качестве юридического лица[40].

Суд установил, что войсковая часть владеет имуществом, находящимся в федеральной собственности, которое передано ей исключительно для осуществления возложенных на нее специфических задач. Войсковая часть финансируется из федерального бюджета и не может по своему усмотрению распоряжаться этими средствами и отвечать ими по своим обязательствам, т.е. у нее отсутствует один из необходимых признаков юридического лица. Руководствуясь этим соображением, суд пришел к обоснованному выводу о том, что у налогового органа отсутствовали законные основания для принятия решения о государственной регистрации войсковой части в качестве юридического лица.

2.1. Организационное единство как один из признаков юридического лица.

В качестве первого признака учёные-цивилисты выделяют организационное единство. Этот признак не включён в ст. 48 ГК РФ, но, видимо, предполагается законодателем, упоминающим в начале легального определения, что «юридическим лицом признаётся организация…». Понятие организации при этом в самом ГК РФ не раскрывается. Хотя ещё в начале XX века известный российский цивилист В.Б. Ельяшевич[41], исследуя происхождение и функции юридических лиц в римском частном праве, отмечал: «Организация, объединяющая отдельных лиц в одну группу, необходима, ибо без этого невозможно выступление во вне в качестве единства».

Основой для выделения организационного единства и внешней автономии в качестве первого признака юридического лица послужила теория коллектива А.В. Венедиктова, которой традиционно объяснялась сущность юридического лица в отечественной юридической литературе. Те, кто выделяли такой признак, прежде всего, исходили из того, что любое юридическое лицо представляет собой некое организационное единство, т.е. надлежащим образом организованный в единое целое коллектив, имеющий свою организационную структуру и органы, осуществляющие его правоспособность. Но развитие рыночной экономики поставило под сомнение, как неколебимость теории коллектива, так и обязательное существование такого признака юридического лица, как организационное единство. Разумеется, любому юридическому лицу присуща определенная организованность, но ее не следует отождествлять с организационным единством как признаком каждого юридического лица. На сегодня правильным было бы говорить лишь о внешней автономии всякого юридического лица, которая объясняется непосредственно самой сущностью последнего[42].

Анализ понятия организации позволяет выявить следующие характерные признаки этого явления с точки зрения отечественной цивилистики и социальной психологии[43]:

  1. Наличие общих целей членов организации. Интересы при этом могут быть различны, но связаны именно с достижением общей цели организации.
  2. Задачи организации распределяются среди различных позиций в ней, как официальные обязанности должностных лиц. Таким образом, обеспечивается чёткое распределение труда по достижению целей организации.
  3. Иерархическая структура власти, в которой каждое должностное лицо ответственно перед вышестоящими и располагает властью над теми, кто находится ниже его.
  4. Наличие системы норм и правил, регулирующих режим работы и внутреннюю деятельность организации.
  5. В отношениях с «внешним миром» по делам организации должностные лица выступают от имени организации.

Перечисленные выше черты можно объединить одним понятием — внутреннее организационное единство.

Необходимость организационного единства для признания какого-либо образования юридическим лицом признаётся всеми юристами и ни у кого не вызывает сомнений. Если организации достаточно только организационного единства для того чтобы она могла быть признана юридическим лицом, то получается, что любое структурное подразделение организации (филиал, цех, бригада, отдел и т.п.) по своим структурно-организационным свойствам может быть признано юридическим лицом (при наделении обособленным имуществом и соответствующей регистрации).

Формально это действительно так, в отдельных случаях допускалось наделение статусом юридического лица структурных подразделений организаций. Некоторыми цивилистами вносились предложения в интересах развития хозрасчёта усилить правоспособность отдельных структурных подразделений юридических лиц[44].

Существенной особенностью правового статуса автономных внутрипроизводственных фирм, наделённых гражданской правоспособностью, может стать следующее: став юридическим лицом с ограниченной гражданской правоспособностью, такая фирма не должна утрачивать своей подчинённости предприятию, в состав которого она входит. Такое положение объясняется необходимостью сохранения единства производственного процесса на предприятии[45].

Учитывая саму сущность юридического лица, указанная точка зрения является достаточно спорной, так как введение дополнительно каких-либо иных субъектов может только усложнить гражданский оборот, усилить неопределённость в отношениях между контрагентами.

Юридическое равенство сторон в гражданском праве означает, что ни одна из сторон в гражданском правоотношении не может предопределять поведение другой стороны только в силу занимаемого ею в правоотношении положения, как это имеет место, например, в административном правоотношении. Применение метода юридического равенства сторон обеспечивает участникам гражданских правоотношений независимость и самостоятельность, позволяет им проявлять инициативу и предприимчивость, совершать любые действия, не запрещённые законом, что имеет чрезвычайно важное значение для развития гражданского оборота в условиях рыночной экономики.

О самостоятельности и независимости тут не может идти и речи, если одни субъекты правоотношений будут организационно входить в состав других в качестве структурных единиц. Участниками гражданских правоотношений должны быть самостоятельные субъекты (или, по крайней мере, самостоятельные в вопросах выступления в гражданском обороте).

Таким образом, рассматривая организацию в качестве юридического лица, представляется важным отметить необходимость наличия ещё одного компонента организационного единства — автономии (суверенитета) организации.

О.А. Красавчиков[46] к необходимым материальным признакам юридического лица относит следующие свойства:

  1. Внутреннее организационное единство и внешняя автономия (самостоятельность организации).

    Наличие внутреннего организационного единства позволяет рассматривать юридическое лицо не как «социальную сумму» его элементов, а как единое организационное целое.

  2. 2. Экономическое единство и обособленность имущества.

При этом под экономическим обособлением он понимает экономическую отграниченность имущества данной организации от имущества всех иных субъектов (организаций, граждан и государства).

  1. Руководящее единство, которое выражается в том, что любая организация, признаваемая законом в качестве юридического лица, имеет один руководящий (высший) орган.
  2. Функциональное единство, выражающееся в том, что деятельность каждого структурного подразделения и каждого органа (включая руководящий) подчинена какой-то известной функции (задаче), содержание которой определяется целями образования данного юридического лица.

Таким образом, под организационным единством понимается не только структурное единство организации, но и обособленность этой структуры от других организаций, её автономность. Только при наличии организационного единства и автономности организация получает реальную возможность самостоятельно выступать в гражданском обороте от своего имени.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что организация, наделяемая статусом юридического лица, должна быть организационно едина и автономна.

В случае же необходимости создания подчинённых структур, можно использовать форму филиала или представительства, наделяя их необходимыми правомочиями в соответствующем Положении о них. Например, в соответствии с п. 7 ст. 12 Закона «Об образовании», «филиалы, отделения, структурные подразделения образовательного учреждения могут по его доверенности осуществлять полностью или частично правомочия юридического лица, в том числе иметь самостоятельный баланс и собственные счета в банковских и других кредитных организациях».

Согласно ст. 55 ГК филиалом является обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения и осуществляющее все его функции или их часть, в том числе функции представительства. Обязательным условием для признания структурного подразделения филиалом является указание на это в учредительных документах создавшего его юридического лица. Отсутствие указания в учредительных документах юридического лица на структурное подразделение не позволяет рассматривать такое подразделение в качестве филиала или представительства[47].

2.2. Имущественная обособленность юридического лица.

Учитывая нормы закона и принимая во внимание сложившуюся практику, более целесообразным необходимо выделить, прежде всего, такой признак юридического лица, как наличие обособленного имущества и самостоятельная имущественная ответственность. Для самостоятельного участия в гражданском обороте любая организация должна обладать имуществом, легитимно обособленным от имущества других лиц – граждан, организаций, государства. Легитимность обособления имущества означает согласованность такого обособления с законом. Т.е. имущество должно принадлежать юридическому лицу на предусмотренных законодательством основаниях[48].

Любая практическая деятельность немыслима без соответствующих инструментов: предметов техники, знаний, наконец, просто денежных средств. Объединение этих инструментов в один имущественный комплекс, принадлежащий данной организации, и отграничение его от имуществ, принадлежащих другим лицам, и называется имущественной обособленностью юридического лица.

Юридическое лицо как самостоятельный субъект гражданско-правовых отношений, в том числе, выступает и субъектом бухгалтерского учета. Идея этого принципа – подчеркнуть и отразить в бухгалтерском учете юридическую самостоятельность предприятия как субъекта хозяйственных отношений и, соответственно, субъекта бухгалтерского учета от лиц, являющихся его участниками (собственниками), и прочих участников хозяйственного оборота. Решающей из этих характеристик для бухгалтерского учета является имущественная обособленность. При этом под «обособленным имуществом» подразумевается имущество в его широком значении, включающем вещи, права на вещи и обязанности по поводу вещей. Данная норма предполагает, что имущество юридического лица обособляется от имущества его учредителей и любых сторонних по отношению к организации лиц.

Статья 48 ГК в п.1 дает определение юридического лица, но это определение порождает различные толкования понятия имущественной обособленности. Так, под имуществом можно понимать только вещи, а значит, отсутствие вещей в собственности, оперативном управлении или хозяйственном ведении организации препятствует признанию ее юридическим лицом. С другой стороны, в понятие имущества наряду с вещами можно включить и обязательственные права. Ведь могут существовать и такие юридические лица, все имущество которых исчерпывается средствами на банковском счете и арендуемым помещением. Обе эти позиции объединяет то, что наличие имущества (понимаемого более или менее широко) рассматривается как необходимый атрибут юридического лица. Но признаком юридического лица является, скорее, не наличие обособленного имущества, а такой принцип функционирования организации, как имущественная обособленность[49].

Юридическое лицо в течение какого-то периода времени может вообще не обладать никаким имуществом. Так, большинство некоммерческих организаций на другой день после создания не имеют ни вещей, ни прав требования, ни тем более обязательств. Вся имущественная обособленность таких юридических лиц заключается лишь в их способности в принципе обладать обособленным имуществом, т. е. в их способности быть единственным носителем единого самостоятельного нерасчлененного имущественного права того или иного вида. Степени имущественной обособленности имущества у различных видов юридических лиц могут существенно различаться. Так, хозяйственные товарищества и общества, кооперативы обладают правом собственности на принадлежащее им имущество, тогда как унитарные предприятия — лишь правом хозяйственного ведения или оперативного управления. Однако в обоих случаях возможность владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом говорит о такой степени обособленности имущества, которая достаточна для признания данного социального образования юридическим лицом[50].

Между тем судебная практика исходит из следующего. Поскольку право хозяйственного ведения прекращается по основаниям и в порядке, предусмотренным ГК, другими законами и иными правовыми актами для прекращения права собственности (ст. 299 ГК), а среди прочих оснований в ст. 235 и 236 ГК фигурирует и такое, как отказ собственника от права собственности на принадлежащее ему имущество, то и унитарное предприятие вправе отказаться от имущества, закрепленного за ним на праве хозяйственного ведения, а собственник вправе изъять это имущество и передать его другому субъекту[51].

В силу ст. 223 ГК право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи. Положения указанной нормы применяются и при переходе права хозяйственного ведения[52].

Однако в тех случаях, когда судом устанавливается факт продолжения владения предприятием спорным имуществом, несмотря на представленные документы, свидетельствующие об отказе от такого имущества, суды, как правило, считают, что право хозяйственного ведения не прекратилось[53].

Именно имущественная обособленность является материальной основой деятельности юридического лица. В.Б. Ельяшевич, проанализировав юридическую личность организаций в римском частном праве, а также эволюцию понятия «юридическое лицо», пришёл к выводу о том, что во всех изученных союзных образованиях есть два момента: известную организацию и обособленное имущество, служащее целям этой организации. Эти два признака он считал минимумом условий, «вне которых союз не может выступать в обороте, как юридическое лицо»[54].

Любая деятельность абсолютно любой организации просто невозможна в отсутствие определённого имущества. Не случайно создание юридического лица предполагает, для начала, обособление для данной цели определённого имущества и наделение этим имуществом основываемой организации.

Необходимо отметить, что понятия «обособленное имущество» и «имущественная обособленность» не совсем равнозначны. Неудачная дефиниция юридического лица в п.1 ст. 48 ГК порождает различные толкования понятия имущественной обособленности[55].

Понятие «обособленное имущество» можно применить, например, к имуществу участников простого товарищества. Вместе с тем говорить об имущественной обособленности простого товарищества, не являющегося самостоятельным субъектом, было бы неправильно. «Обособленность имущества» и «имущественная обособленность», с точкой зрения И.В. Елисеева, не одно и то же, так как признаком юридического лица является, скорее, не наличие обособленного имущества, а такой принцип функционирования организации, как имущественная обособленность.

При этом очень важно иметь в виду, что понимается под обособлением имущества. По мнению некоторых цивилистов[56] «степень обособленности может быть разной, но минимальный её уровень должен быть таким, чтобы предприятие участвовало в сфере обращения и несло самостоятельную имущественную ответственность».

Таким образом, имущественная обособленность присуща всем без исключения юридическим лицам с самого момента их создания, тогда как появление у конкретного юридического лица обособленного имущества, как правило, приурочено к моменту формирования его уставного (складочного) капитала. Все имущество организации учитывается на ее самостоятельном балансе или проводится по самостоятельной смете расходов, в чем и находит внешнее проявление имущественная обособленность данного юридического лица.

Персональный состав участников нескольких юридических лиц и их органов управления, равно как и их компетенция, порой могут полностью совпадать, поэтому с чисто организационной точки зрения их трудно разграничить. В этом случае именно имущество, принадлежащее данному юридическому лицу, и только ему, отделенное от имуществ всех других юридических лиц, позволяет точно его идентифицировать.

Степень обособления имущества юридического лица различна и находится в зависимости от того, на каком вещном праве оно принадлежит юридическому лицу.

Надо отметить, что до момента признания организации юридическим лицом, речь, может быть, идти только лишь об определённом обособлении имущества, а имущественная обособленность у организации возникает после получения организацией самостоятельной правосубъектности.

Таким образом, имущество может принадлежать юридическим лицам либо на праве собственности, либо ином вещном праве, а именно праве хозяйственного ведения или оперативного управления. Однако такая ситуация исключает возможность существования юридических лиц, обладающих имуществом исключительно на обязательственном праве[57].

Такое утверждение нельзя не признать справедливым, ведь смысл уставного капитала хозяйственного общества, являющегося минимальным размером имущества общества, заключается в соответствии с п. 1 ст. 90 ГК РФ и п. 1 ст. 99 ГК РФ, в том, что гарантирует интересы кредиторов такого общества. Имущество, принадлежащее должнику, на обязательственном праве вряд ли может служить такой гарантией, т.к. его ликвидность весьма невелика.

С таким выводом не согласны ряд ученых[58].

Они утверждают, что не смотря на то, что в ст. 48 ГК РФ в качестве единственно возможных форм обособления имущества юридического лица, названы вещные права, имущество юридического лица, в особенности коммерческие организации далеко не исчерпывается вещными объектами, принадлежащими ему на одном из перечисленных вещных прав. Вещные права не должны рассматриваться как, безусловно, необходимые и исключительные юридические формы имущественного обособления юридического лица. Это обособление может быть обеспечено посредством других правовых форм (институтов).

Поэтому отсутствие у организации имущества на праве собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления не может вопреки буквальному толкованию п. 1 ст. 48 ГК РФ, служить основанием для отказа в признании организации юридическим лицом.

Такая позиция представляется спорной. К вышеуказанному аргументу о ликвидности обязательственных прав, которые должны гарантировать удовлетворение имущественных требований кредиторов, можно добавить следующее. Принадлежность лицу имущества на обязательственном праве должна быть оформлена соответствующим договором. Следовательно, типичной в таком случае будет ситуация, когда кредитор, сталкиваясь с контрагентом чтобы определить его возможности, его полномочия в отношении собственного имущества, должен знакомиться со специальным договором, которым оформляется принадлежность имущества данному юридическому лицу – контрагенту. Субъект имущественного оборота должен обладать статусом, известным всем кредиторам. А такой статус может быть определен только законом[59].

Достаточно важным представляется вопрос о том, какими вещными правами на своё имущество обладают организации всевозможных организационно-правовых форм и как соотносятся эти права с правами учредителей (участников) юридических лиц.

Ранее действующее законодательство не позволяло дать однозначный ответ на этот вопрос. Более того, в различных законодательных актах содержались нормы, которые по-разному, а иногда и прямо противоположно регулировали правовой режим имущества предприятий одних и тех же организационно-правовых форм[60].

Например, в Законе РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности» (ст. 9 — 11) было установлено, что имущество полного, смешанного товарищества, товарищества с ограниченной ответственностью и акционерного общества закрытого типа принадлежит его учредителям на праве общей долевой собственности. А в Законе РСФСР «О собственности в РСФСР», этот же вопрос решался уже иначе. В соответствии с ним хозяйственное общество, товарищество обладали правом собственности на имущество, переданное им в форме вкладов и других взносов их участниками, а также на имущество, которое получено в результате своей предпринимательской деятельности и приобретено по другим основаниям, допускаемым законом (ст. 14 Закона).

Таким образом, субъектом права собственности на имущество товарищества, акционерного общества становилось само товарищество, акционерное общество как юридическое лицо.

В ГК РФ, этот вопрос в достаточной мере урегулирован. В нем чётко определено, что коммерческие и некоммерческие организации являются собственниками имущества (кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником), переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретёнными этими юридическими лицами по иным основаниям (ст. 48, п. 3 ст. 213 ГК).

Надо отметить важность наделения создаваемого юридического лица конкретным имуществом, или, иными словами — обязательность обеспечения имущественной обособленности юридического лица уже в момент его создания. Отступление от заданного принципа создаёт предпосылки не только лишь для многочисленных недоразумений, но и также для злоупотреблений. Нарушение заданного выше принципа обособления имущества юридического лица уже в момент его возникновения вызывает неопределённость правовой принадлежности имущества, созданного данными организациями в ходе их деятельности.

Вышеизложенный анализ понятия «имущественная обособленность», как признака юридического лица, на наш взгляд, позволяет сделать вывод, что сущность этого признака именно в том и заключается, что имущество организации, как юридического лица, отделено как от имущества других организаций, так и от имущества лиц, входящих в состав данной организации. Всё имущество организации учитывается на её отдельном (самостоятельном) балансе или проводится по самостоятельной смете, в чём и находит внешнее проявление имущественная обособленность данного юридического лица.

В отдельных случаях состав участников юридических лиц (и даже их руководящих органов) может совпадать, может совпадать и юридический адрес этих организаций. Имущественная же обособленность служит именно тем признаком, который позволяет безошибочно отделить одно юридическое лицо от другого. Непосредственно на имущественной обособленности организации основан следующий признак — самостоятельная имущественная ответственность юридического лица.

2.3. Самостоятельная имущественная ответственность юридического лица.

В соответствии с этим признаком юридическое лицо отвечает по своим обязательствам только своим собственным имуществом. Единственное исключение из данного правила сделано в отношении учреждений, имущественная ответственность которых ограничивается лишь находящимися в их распоряжении денежными средствами.

Указанный признак означает, что организация — юридическое лицо — отвечает по своим обязательствам своим обособленным имуществом. При этом самостоятельная имущественная ответственность не является исключительной ответственностью (т.е. не означает, что другие лица не могут быть привлечены к дополнительной ответственности по долгам данного юридического лица).

Под самостоятельностью в данном случае имеется в виду, что требования по обязательствам юридического лица должны быть предъявлены, прежде всего, ему самому, и только в строго определённых, установленных законом случаях, к дополнительной ответственности могут быть привлечены иные лица.

Как отмечал ещё в начале века В.Б. Ельяшевич, «т.к. кредитоспособность каждого субъекта в обороте определяется, прежде всего, тем имуществом, которым он располагает, то естественно, что в юридических лицах кредит и ответственность ограничивались лишь имуществом, посвящённым общей цели: отдельные члены и их личное имущество были заслонены от третьих лиц юридическим лицом»[61].

Таким образом, самостоятельную имущественную ответственность юридического лица можно считать общим правилом, а возложение на других лиц дополнительной ответственности – всего лишь исключением из этого правила.

Следует обратить внимание также на то, что самостоятельная имущественная ответственность юридического лица означает, что филиалы, не являясь самостоятельными субъектами правоотношений, отвечают по обязательствам юридического лица (в которое они организационно входят) всем закреплённым за ними имуществом, а юридическое лицо отвечает всем имуществом по всем обязательствам, возникающим в результате деятельности филиалов.

Именно основанная на имущественной обособленности самостоятельная ответственность юридического лица по своим обязательствам всем имеющимся у него имуществом обеспечивает надёжность гражданского оборота с участием юридических лиц и удобство этого института для учредителей.

Принцип самостоятельной гражданско-правовой ответственности юридического лица сформулирован в ст. 56 ГК. Согласно этому правилу участники или собственники имущества юридического лица не отвечают по его обязательствам, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам первых. Иными словами, каждое юридическое лицо самостоятельно несет гражданско-правовую ответственность по своим обязательствам. Однако иное происходит в случаях, установленных Гражданским кодексом РФ или учредительными документами, когда несостоятельность (банкротство) вызвана учредителями (участниками), собственником имущества либо другими лицами, которые имеют право давать обязательные для юридического лица указания или иным образом определять его действия (ст.65 ГК РФ).

В данной ситуации на этих лиц может быть возложена судом субсидиарная ответственность по долгам юридического лица, и такая ответственность возникает даже тогда, когда действия указанных лиц были правомерными, т.е. не связанными с каким-либо нарушением законодательства. Например, в соответствии со ст. 107 ГК РФ члены производственного кооператива субсидиарно отвечают в размере и порядке, предусмотренных законом о производственных кооперативах и уставом. Субсидиарная ответственность учредителей (участников) по долгам отдельных видов коммерческих и некоммерческих организаций предусмотрена специальными нормами ГК РФ (п. 2 ст. 68; п. 1 ст. 75; п. 2 ст. 82; ст. 79, 87, 96, 116, 121, 123).

В случае отсутствия у юридического лица необходимых для погашения долга средств, которые должны быть на счету в банке взыскание может быть обращено в равной мере и на находящиеся в натуральной форме оборотные средства (сырье, топливо, материалы, готовая продукция, полуфабрикаты и т.д.), и на основные средства юридического лица (здания, сооружения).

Вместе с тем в гражданском законодательстве предусмотрено два исключения из этого положения, которые касаются финансируемых собственником учреждений и казенного предприятия. Особенность имущественной ответственности учреждения состоит в том, что оно отвечает по своим обязательствам только находящимися в его распоряжении денежными средствами. При решении вопроса об ответственности учреждения, следует иметь в виду, что учреждение вправе самостоятельно распоряжаться связанными с осуществлением им различной деятельности доходами и приобретенным за счет таких доходов имуществом (п. 2 ст. 298 ГК РФ).

Например, доходы школы от сдачи в аренду принадлежащего ей помещения и купленное школой за счет полученной арендной платы оборудование. Поэтому указанные доходы и имущество, находящееся на отдельном балансе, будут дополнительными по отношению к денежным средствам объектами взыскания по долгам учреждения. В роли субсидиарно ответственного лица применительно к учреждениям в зависимости от того, кому они принадлежат на праве собственности, выступает Российская Федерация, субъект РФ, муниципальное образование, общественная или религиозная организация и другие субъекты гражданского права.

В отличие от учреждения, казенное предприятие учреждается только исключительно в субъектах Российской Федерацией на базе принадлежащего ей как собственнику имущества, и поэтому она несет ответственность по его долговым обязательствам. Учреждения и казенные предприятия объединяет то, что субсидиарную ответственность по их долгам несет собственник (п. 5, ст. 115 ГК РФ).

Необходимой предпосылкой такой ответственности является наличие у юридического лица обособленного имущества, которое при необходимости может служить объектом притязаний кредиторов[62].

По характеру последствий юридическую ответственность можно классифицировать на такие виды, как ответственность личного, имущественного и иного характера. При этом ответственность имущественного характера – это комплексный межотраслевой вид ответственности, пронизывающий все отрасли права. Он присутствует в большинстве отраслей права, в том числе и в исполнительном производстве, но наиболее ярко выражен в гражданском праве, что обусловлено спецификой предмета его правового регулирования и отражает особенности способов защиты нарушенных гражданских прав. В исполнительном производстве можно выделить следующие меры ответственности, которые по природе отнесены к гражданско-правовой и применяются в отношении основных участников исполнительного производства:

  • взыскание расходов по исполнению за счет одной из сторон (как правило, должника) и возможность их увеличения в некоторых случаях;
  • непосредственные меры гражданско-правовой ответственности (взыскание убытков, неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами и др.).

Рассмотрев возможность привлечения к самостоятельным мерам гражданско-правовой ответственности, можно предположить, что взыскание убытков является общей мерой гражданско-правовой ответственности, остальные – специальными мерами гражданско-правовой ответственности. Например, проценты за пользование чужими денежными средствами, так как они применяются лишь тогда, когда это специально предусмотрено законом и (или) договором для конкретного вида правоотношений.

Самостоятельная имущественная ответственность юридического лица, по сути, вытекает из факта обособленности его имущества, т.к. только при наличии у последнего легитимно обособленного имущества можно говорить о его самостоятельной имущественной ответственности. Обособленное имущество является необходимой предпосылкой самостоятельной имущественной ответственности юридического лица, которая в случае необходимости допускает притязания кредиторов такого субъекта. Имущественная обособленность без самостоятельной имущественной ответственности носила бы односторонний характер. По всем своим обязательствам юридическое лицо самостоятельно несет имущественную ответственность принадлежащим ему легитимно имуществом. Причем ни учредитель юридического лица, ни собственник имущества не отвечают, по общему правилу, по обязательствам юридического лица, как и само юридическое лицо не несет ответственности по обязательствам собственника имущества или своего учредителя. Исключение составляют казенные предприятия и финансируемые собственником учреждения. В частности, казенное предприятие отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, а государство (например, РФ) несет субсидарную (дополнительную) ответственность по его обязательствам при недостаточности имущества последнего (п.5 ст.115 ГК РФ).

Финансируемое собственником учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами, а при их недостаточности субсидарную ответственность по обязательствам учреждения несет собственник соответствующего имущества (п.2 ст.120 ГК РФ).

2.4. Выступление в гражданском обороте от собственного имени.

Выступление в гражданском обороте является закономерным следствием признания той или иной организации юридическим лицом, так как в этом признаке выражается хозяйственно-оперативное самостоятельность последнего. Оно, является продолжением имущественного признака юридического лица, служит внешним выражением в гражданском обороте самостоятельности юридического лица, означая, что оно участвует в правоотношениях, от своего имени приобретая и осуществляя права и обязанности.

Выступление в гражданском обороте от своего имени предполагает возможность юридического лица от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязательства, быть истцом и ответчиком в суде. Юридические лица приобретают права и несут обязательства через свои органы, которые действуют на основе закона и учредительных документов. Выступление юридического лица в гражданском обороте и в судебных органах от своего имени выражается в наличии у него наименования, определенного в учредительных документах и содержащего указание на его организационно-правовую форму, а в ряде случаев и на характер его деятельности (п. 1 ст. 54 ГК РФ).

Коммерческие организации обязаны иметь фирменные наименования, которые регистрируются вместе с регистрацией самого юридического лица путем внесения данных в соответствующий реестр. Юридическое лицо должно также иметь официальное место нахождения («юридический адрес»), которое определяется местом его государственной регистрации (п. 2 ст. 54 ГК РФ) и указывается в его учредительных документах.

Выступление в гражданском обороте от собственного имени — итоговый признак юридического лица и одновременно та цель, ради которой оно и создается. Наличие организационной структуры и обособленного имущества, на котором базируется самостоятельная ответственность, позволят ввести в гражданский оборот новое объединение лиц и капиталов — нового субъекта права[63].

Организации, не являющиеся юридическими лицами (филиалы и представительства), будучи лишь обособленными подразделениями юридического лица, не могут от своего имени выступать в гражданском обороте. По ст. 55 ГК РФ они могут осуществлять свои функции, выступая в гражданском обороте только от имени юридического лица на основании доверенности на совершение каких-либо сделок, выдаваемой руководителю такой организации со стороны юридического лица. Однако на практике это условие выполняется не так четко, как это следует из положений Гражданского кодекса РФ.

Правоспособность юридического лица возникает с момента создания (которая считается созданным с момента государственной регистрации) и прекращается в момент его ликвидации (п. 3 ст. 49, п. 2 ст.51 ГК РФ).

В России любое юридическое лицо независимо от своей организационно-правовой формы могло обладать только специальной правоспособностью. По действующему законодательству правоспособность юридического лица может носить как общий (универсальный), так и специальный характер (ст. 49 ГК РФ).

Помимо того, что всякое юридическое лицо обладает общей и специальной правоспособность, законодатель определяет перечень отдельных видов деятельности, которыми юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения – лицензии. Так, например, в соответствии со ст. 13 Закона РФ от 2 декабря 1990 года (в редакции от 3 февраля 1996 года) «О банках и банковской деятельности» установлен лицензионный порядок деятельности банков и осуществлении банковских операций. В таких случаях право юридического лица осуществляет деятельность, на занятие которой необходимо получение лицензии, возникает с момента ее получения или же в указанный в ней срок и прекращается по истечении срока ее действия, если иное не установлено законом (п. 3, ст. 49 ГК РФ).

Ограничить в правах юридическое лицо можно лишь в специально предусмотренных законом случаях и исключительно в установленном порядке. При этом решение об ограничении права может быть обжаловано таким юридическим лицом в судебном порядке.

Другим производным признаком юридического лица является выступление его в качестве истца и ответчика в суде.

Любое юридическое лицо может быть самостоятельным истцом и ответчиком в суде – общей юрисдикции, арбитражном или третейском суде. Выступая в судебных органах в качестве истца, юридическое лицо привлекается в связи с предъявленными к нему истцом требованиями. В судах общей юрисдикции юридические лица выступают, к примеру, по делам о спорах, связанных с приватизацией жилья в жилых домах, помещениях, принадлежащих предприятиям, учреждениям, организациям; в арбитражных судах – по экономическим спорам, возникающим на гражданских, административных и иных правоотношений (например, о признании права собственности, о возмещении причиненных убытков и др. – п.п. 1, 2 ст.22 АПК РФ), и по иным спорам, в т.ч. об установлении фактов, имеющих значение для возникновения, изменения или прекращения прав организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности и о банкротстве юридических лиц (п.3 ст. 22 АПК РФ); в третейских судах – по спорам, вытекающим из гражданских правоотношений и подведомственных арбитражному суду (ст.23 АПК РФ).

Возможность выступать в судебных органах в качестве истца или ответчика является внешним выражением самостоятельности юридического лица наряду с таким признаком, как участие в различных правоотношениях от своего имени[64].

В юридической литературе между учеными отечественной цивилистики как С.Н. Братусь и А.В. Венедиктов по поводу рассматриваемого признака юридического лица развернулась дискуссия. А.В. Венедиктов считал, что признак самостоятельного выступления в гражданском обороте необходим для юридического лица, что имущественная и организационная самостоятельность юридического лица – это всего лишь предпосылки для конечного результата: выступления в гражданском обороте от своего имени[65].

С.Н. Братусь же полагал, что если юридическое лицо признается по закону субъектом гражданского оборота, то участие в нем будет уже не признаком юридического лица, а первым шагом юридического лица в развитии юридической личности[66].

Признаки юридического лица, обычно выделяемых цивилистами (способность самостоятельно выступать в гражданском обороте от своего имени, т.е. способность от своего имени приобретать, иметь и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности, способность быть истцом и ответчиком в суде), их можно свести к понятию «правоспособность юридического лица».

В соответствии же с п. 3 статьи 49 ГК РФ правоспособность юридического лица возникает в момент его создания (то есть в соответствии с пунктом 2 статьи 51 ГК РФ – с момента его государственной регистрации) и прекращается в момент завершения его ликвидации (п. 8 ст. 63 ГК РФ).

В ряде случаев, при выявлении несовпадения юридического адреса с фактическим, налоговые органы обращаются в суд с на основании ч. 2 ст. 61 ГК РФ и ч. 2 ст. 25 ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей», в соответствии с которыми юридическое лицо может быть ликвидировано по решению суда в случае допущенных при его создании грубых нарушений закона, если эти нарушения носят неустранимый характер.

Однако, в связи со сложившейся судебной практикой, вероятность удовлетворения данного требования налогового органа крайне мала. Юридическое лицо вправе изменять в процессе своей деятельности место своего нахождения, внося в учредительные документы, соответствующие изменения[67].

В связи с этим временное несоответствие адреса, указанного в учредительных документах фактическому месту нахождения организации не может являться неустранимым нарушением закона или иного правового акта.

Указанные признаки, вне всякого сомнения, не рассматривались в качестве эталона юридического лица. Поскольку в течение длительного периода основной функцией юридического лица была централизация собственности, то на первое место среди характерных черт его ставили то, что это организация нескольких лиц. В настоящее время подобная трактовка юридического лица вызывает серьезные возражения. В современной хозяйственной практике капиталистических стран в результате процессов централизации капитала обычным явлением стали юридические лица, состоящие из одного участника[68].

Анализ приведённых выше норм позволяет сделать вывод о том, что признаки юридического лица можно условно разделить на две группы[69].

Статусообразующие признаки (то есть такие признаки, наличие которых необходимо и достаточно для признания организации юридическим лицом):

  • организационное единство и автономия,
  • имущественная обособленность,

Признаки, производные от статуса (т.е. те, которые возникают у организации, вследствие наделения её статусом юридического лица):

  • самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам,
  • гражданская дееспособность (способность от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности),
  • процессуальная правоспособность (способность быть истцом и ответчиком в суде).

Как уже отмечалось выше, признаки второй группы организация приобретает в момент государственной регистрации (то есть в момент официального признания этой организации юридическим лицом).

Следовательно, признаки, производные от статуса, являются вторичными по отношению к признакам первой группы (статусообразующим).

Иными словами, то, что организация отвечает по своим обязательствам своим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде является не основанием, а следствием признания организации юридическим лицом[70].

Только приобретя в результате соответствующей государственной регистрации статус юридического лица, организация получает право вступать в правоотношения от своего имени. Таким образом, тот факт, что какие-либо организации заключают гражданско-правовые договоры от своего имени, вряд ли можно считать подтверждением того, что они являются юридическими лицами.

Таким образом, в соответствии с правовой традицией под признаками юридического лица мы неизбежно приходим к выводу, что необходимыми и достаточными признаками для признания организации юридическим лицом являются:

  • организационное единство и автономия,
  • имущественная обособленность,
  • государственная регистрация в качестве юридического лица.

Что же касается других обычно упоминаемых признаков:

  • самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам,
  • гражданская дееспособность (способность от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности),

— процессуальная правоспособность (способность быть истцом и ответчиком в суде), то они, будучи производными от статуса (т.к. возникают у организации, вследствие наделения её статусом юридического лица), не могут служить основанием признания организации юридическим лицом. Следовательно, их (для отграничения их от статусообразующих признаков) более целесообразно называть просто свойствами юридического лица[71].

В этом отношении представляется показательным предложение О.А. Красавчикова вывести процессуальный признак (способность быть истцом и ответчиком в суде) за пределы признаков юридического лица, «поскольку процессуальный закон (ст. 31 и 32 ГПК РСФСР) наделяет процессуальной правоспособностью и процессуальной дееспособностью все организации, пользующиеся правами юридического лица. Получается так, что для обладания статусом юридического лица организация должна быть в определённой мере правоспособна в процессуальных отношениях, и в то же время процессуальная правоспособность даётся процессуальным законом той организации, которая является юридическим лицом»[72].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Значение института юридического лица резко возросло в XXI веке, что подчеркивается в настоящей работе. Этот рост был обусловлен усложнением инфраструктуры и интернационализацией предпринимательской деятельности, расширением государственного вмешательства в экономику и появлением новых информационных технологий. Вследствие этого значительно увеличивается объем законодательства о юридических лицах, а также улучшается его качество.

Основным субъектом развивающихся рыночных отношений выступают юридические лица. Юридическое лицо – это субъект права, искусственно созданный для определенных целей по правилам, установленным законом, и в соответствии с законом, признаваемый таковым государственной властью и всеми участниками гражданских правоотношений.

По своему определению юридическое лицо есть некая фикция, искусственная структура. Согласно существующей в праве доктрине фикции, юридическим лицом считается искусственный субъект, созданный законом исключительно для того, чтобы условно наделить его субъективными правами и обязанностями, которыми фактически обладают его участники (учредители) – реальные физические лица.

Изучение теоретического материала позволило выявить ряд проблемных аспектов в вопросах понятия и признаков юридического лица. Законодатели так и не смогли предложить четкого толкования самого понятия «юридическое лицо». Традиционно определение юридического лица производится через совокупность признаков, ему присущих. Причем законодательство очень многих стран либо вообще не дает определения юридического лица, либо ограничивается самыми общими и очень краткими определениями.

В соответствии с действующим Гражданским кодексом РФ юридическое лицо – это, во-первых, организация. То есть некая структура, создаваемая людьми или же другими юридическими лицами для реализации определенных целей и обладающая соответствующей организационно-правовой формой. В числе других обязательных признаков юридического лица указывается наличие обособленного имущества.

Наличие признаков не ведет к автоматическому признанию организации юридическим лицом. Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации (ст. 51 ГК РФ).

Следуя логике приведенных выше положений закона, если то или иное юридическое лицо в процессе своей деятельности не считает нужным соответствовать упомянутым признакам или выполняет их формально, то, по сути, перестает быть юридическим лицом. Юридическое лицо попадает в зону риска: организация может продолжать свою деятельность, но до тех пор, пока кто-то из заинтересованных лиц не обратится в суд с иском о ликвидации или не потребует признать ничтожными все сделки, совершенные от имени данной организации.

В современной российской практике имеют место случаи создания юридического лица, представляющее собой только правовую форму, без какого-либо реального экономического содержания.

Понятие юридического лица в нашей науке все время выводится через его признаки: организационное единство (организационный признак), обладание обособленным имуществом (экономический признак), самостоятельно нести имущественную ответственность по обязательствам (материально-правовой признак), способность быть истцом и ответчиком в суде общей компетенции, арбитражном и третейском суде (процессуально-правовой признак).

Все рассмотренные выше признаки юридического лица между собой тесно взаимосвязаны и отсутствие хотя бы одного из них препятствует нормальному функционированию юридического лица. Отсюда, следовательно, можно сделать вывод, что юридическим лицом является организация (предприятие, учреждение), которое имеет легитимно обособленное имущество, отвечает по своим обязательствам этим имуществом, участвует в гражданском обороте от собственного имени, а также способно быть самостоятельным истцом или ответчиком в суде.

Однако в России действуют организации без образования юридического лица, например, некоторые виды общественных организаций. Обособленным имуществом обладают паевые инвестиционные фонды, которые также не относятся к юридическим лицам. Произошло размывание принципа независимости и трансформация понятия юридического лица. Теперь организация (предприятие, учреждение) может по форме напоминать юридическое лицо, а по сути, не иметь никакого самостоятельного экономического смысла. Отсюда и возникают всякого рода нарушения и злоупотребление несовершенством некоторыми положениями законодательства. Впервые широкая общественность узнала о том, что юридические лица, оказывается, бывают ненастоящими, из обвинительного заключения по делу Лебедева и Ходорковского, «что используемые в качестве орудия преступления коммерческие организации не обладали фактически функциями и признаками юридического лица, предусмотренными ст. 48-50 ГК РФ».

В странах с развитыми правовыми системами концепция фиктивности организаций имеет давнюю историю и подтверждена судебными прецедентами. В государствах, следующих английской модели права (Великобритания, США, Канада) суды могут признать компанию «подставной», «фиктивной» если установят, что она не обладает признаками независимого юридического лица. С целью игнорирования ограниченной ответственности учредителей компании и возложения на них полной ответственности по долгам предприятия судами используется концепция «снятие корпоративной вуали». В соответствии с этой доктриной при определенных условиях компания признается юридической конструкцией, не имеющей самостоятельного экономического смысла. На этом основании все ее действия рассматриваются как действия непосредственно ее акционеров или «теневого директора».

Необходимо законодательно закрепить не только понятие юридического лица, следует также установить критерии деятельности, по которым организация (предприятие) будет считаться юридическим лицом, законодательно закрепить понятия «подставная компания», «фиктивная компания», «компания-фантом» и др.

Перечень обозначенных проблем современного отечественного гражданского права, касающихся регулирования правового статуса юридических лиц, далеко не полный, и его можно было бы продолжить. Очевидно, что системный пересмотр норм основного гражданского закона в соответствии с Концепций развития гражданского законодательства Российской Федерации, одобренной решением Совета при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009, на перспективу определяющих полноценность регулирования общественных отношений в сфере частного права и изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации позволит решить большую часть проблемных вопросов.

[1] Гражданский кодекс Республики Беларусь: С измен. и доп. по состоянию на 3 марта 1994 г. / Сост. и авт. вст. ст. В. Ф. Чигир.Минск, «Амалфея». 1994. С.113.

[2] Новицкий И.Б. Римское право, Изд. 6-е, стереотипное. М.: 1997. С.109-112.

[3] Хохлов Е.Б., Бородин В. В. Понятие юридического лица: история и современная трактовка // Государство и право. 1993. № 9. С.152-159.

[4] Ченцов Н. В. Римское частное право. Тверь. ТГУ. 1995. С.24-26.

[5] Римское частное право: учебник / Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юриспруденция. 2006. С.120-122.

[6] Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. Т. 2. М.: «Статут». 2005. С.166-167.

[7] Савельев В.А. Гражданский кодекс Германии (история, система, институты): Учебное пособие. 2-е изд., перераб. и доп. М.: 1994. С.50-52.

[8] Гражданское право: Учебник. Часть 2/Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект. 1997. С.96-97.

[9] Гражданское право: В 2 т. Том I: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Издательство БЕК. 1998.С.37-40.

[10] Новицкий И.Б. Римское право. М.: Ассоциация «Гуманитарное знание». 1993. С.50-51.

[11] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: «Статут». 1998. С.201-202.

[12] Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб.: 1910. С.235-238.

[13] Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: «Статут». 2000. С.120-121.

[14] Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право (базовый учебник) / Пер. с македоского д.ю.н. проф. В.А. Томсинова и Ю.В. Филиппова; Под ред. проф. В.А. Томсинова. М.: Издательство «Зерцало». 1999. С.120-122.

[15] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: «Статут». 1998. С.91-92.

[16] Пухан И., Поленак-Акимовская М. Римское право (базовый учебник) //Под ред. проф. В.А. Томсинова. М.: Издательство «Зерцало». 1999. С.160-161.

[17] Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: «Статут». 2000. С.299.

[18] Ельяшевич В.Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб.: 1910. С.151-152.

[19] Моммзен Т. Истории Рима. СПб.: Лениздат. 1993. С.178-179.

[20] Грешников И. П. Субъекты гражданского права: Юридическое лицо в праве и законодательстве. / И.П. Грешников; Ассоциация Юридический Центр. СПб.: Юридический Центр Пресс. 2002. С.250-251.

[21] Римское частное право: учебник/Под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юриспруденция. 2006. С.158-159.

[22] Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: «Статут». 2000. С.177-178.

[23] Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: «Статут». 1998. С.177-179.

[24] Суворов Н.С. Об юридических лицах по римскому праву. М.: «Статут». 2000. С.180-181.

[25] Гражданское право: учебник/Под ред. А.П. Сергеева, Н.К. Толстого. М.: «ПБОЮЛ Л.В. Рожников». 2000. С.95-96.

[26] Хохлов Е.Б., Бородин В.В. Понятие юридического лица: история и современная трактовка//Государство и право. 1993. № 9. С.152-159.

[27] Гражданское право: учебник/Под ред. А.П. Сергеева, Н.К. Толстого. М.: «ПБОЮЛ Л.В. Рожников». 2000. С.97-98.

[28] Гражданское право: В 2 т. Том I: Учебник / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Издательство БЕК. 1998. С. 154-155.

[29] Венедиктов А.В. Государственные юридические лица в СССР//Советское государство и право. 1940. №10. С.86; Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. / Отв. ред. В. К. Райхер. М.: Изд-во АН СССР. 1948. С.134-140.

[30] Аскназий С. И. Об основаниях правовых отношений между государственными соци­алистическими организациями. Л.: 1947. Вып. IV. С. 1-57.

[31] Толстой, Ю.К. К разработке теории юридического лица на современном этапе // Проблемы современного гражданского права. Сборник статей. М.: 2000. С. 106-108; Толстой, Ю.К. Понятие права собственности. Проблемы гражданского права. Л.: 1962. С. 120-125; Толстой, Ю.К. Социалистическая собственность и оперативное управление // Правоведение. 1986. № 4. С. 73-75.

[32] Мусин В.А. Одночленные корпорации в буржуазном праве//Правоведение. 1981. №4. С.42-44.

[33] Черепахин Б.Б. Волеобразование и волеизъявление юридического лица//Правоведение. 1958. №2. С.43-50.

[34] Гражданский кодекс РФ. М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА. 2003. Ч.1, 2. С.15-20.

[35] Красавчиков О.А. Сущность юридического лица // Советское государство и право. 1976. № 1. С.52-53.

[36] Красавчиков О.А. Понятие юридического лица в советском граждан­ском праве // Советское гражданское право / Под ред. проф. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: 1985. С.151-170.

[37] Гражданское право: Учебник. Часть 2/Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект. 1997. С.61-66.

[38] Постановления ФАС СЗО от 11.01.2006 N А52-3212/2005/2, от 06.02.2006 N А05-6724/2005-29.

[39] Гражданское право. Ч. 1. / Под ред А.Г. Калпина и А.И. Масляева. М.: Юрист. 1997. С. 110-132.

[40] Постановление ФАС СЗО от 18.04.2005 N А42-3716/04-17.

[41] Ельяшевич В. Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб.: 1910. С.199-202.

[42] Ахметьянова З.А. Правовой статус имущества юридических лиц. Дис. канд. юр. наук: 12.00.03. Казань. 1997. С.101-112.

[43] Основы социально-психологической теории: Учеб. для вузов/ Н.Н. Богомолова, А.А. Бодалев, Р.Б. Гительмахер и др./ Под общ. ред. А.А. Бодалева и А.Н. Сухова. М.: Международная педагогическая академия. 1995. С.256-261; Радаев В. Хозяйственная организация в свете экономических и социологических теорий // Вопросы экономики. 1996. № 12. С. 88 – 100.

[44] Бараненков В.В. Юридические лица. Учебное пособие. М.: Национальный институт бизнеса. 1999. С.13-25.

[45] Макарова Е.В. Юридический статус внутрипроизводственных фирм в условиях углубления и развития хозрасчёта. // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1991. № 4. С. 64 — 70.

[46] Красавчиков О.А. Понятие юридического лица в советском граждан­ском праве // Советское гражданское право / Под ред. проф. О.А. Красавчикова. 3-е изд., испр. и доп. М.: 1985. С.213-247.

[47] Постановления ФАС СЗО от 30.10.2003 N А42-969/03-23, от 17.12.2003 N А56-2656/03.

[48] Ахметьянова З.А. Правовой статус имущества юридических лиц. Дис. канд. юр. наук: 12.00.03. Казань. 1997. С.102-112.

[49] Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный).

/ Отв. ред. О.Н. Садиков. М.: ИНФРА-М. 1997. С. 15-24.

[50] Бусыгин В.А. Предпринимательство. М.: Дело. 1999. С. 56-70.

[51] Постановление ФАС ЗСО от 14.05.2005 N А29-7466/2004а.

[52] Постановление ФАС ЗСО от 10.01.2003 N А43-9413/02-13-333.

[53] Постановление ФАС ВСО от 20.04.2004 N А78-3711/03-С1-23/124-Ф02-1176/04-С2.

[54] Ельяшевич В. Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб.: 1910. С.162-170.

[55] Гражданское право: Учебник. В 2 Т. Т. II. Валявина Е. Ю., Егоров Н.Д., Елисеев И. В. // Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект. 1999. С.35-64.

[56] Зинченко С.А., Лапач В.А. Субъект предпринимательства как юридическое лицо// Государство и право. 1995. №7. С. 51-53.

[57] Витрянский В.В. Комментарий к постановлению Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года № 68 //Хозяйство и право. 1996. № 9. С. 92 – 109.

[58] Рахмилович В. А. О так называемом субстрате юридического лица (К вопро­су о путях изучения юридического лица) // Проблемы совершенствова­ния советского законодательства: Труды ВНИИСЗ. Вып. 29. М.: 1984. С.135-168.

[59] Витрянский В.В. Черты юридического лица // Экономика и жизнь. 1995. № 8. С. 30-32.

[60] Витрянский В.В. Правовое положение государственных и муниципаль­ных предприятий // Журнал российского права. 1998. № 10. С.17-23.

[61] Ельяшевич В. Б. Юридическое лицо, его происхождение и функции в римском частном праве. СПб.: 1910. С.165-178.

[62] Витрянский В.В. Черты юридического лица // Экономика и жизнь. 1995. № 8. С.30-32.

[63] Духно Н.А. Понятие и виды юридической ответственности / Духно Н. А., Ивакин В. И. // Государство и право. 2000. № 6. С. 12-17.

1 Ахметьянова З.А. Правовой статус имущества юридических лиц. Дис. канд. юр. наук: 12.00.03. Казань. 1997. С.111-121.

[65] Венедиктов А.В. Государственная социалистическая собственность. / Отв. ред. В. К. Райхер. М.: Изд-во АН СССР. 1948. С.269-286.

[66] Братусь С.Н. Юридические лица в советском гражданском праве. М.: 1947. С.152-190.

[67] Постановлением ФАС Московского округа от 25.08.1999 № КА-А40/2670-99.

[68] Попов А.А. История развития учения о юридических лицах и современные проблемы теории юридического лица. Труды юридического факультета СевКавГТУ: Сборник научных трудов. Выпуск 2. Ставрополь. СевКавГТУ. 2004. С.216-218.

[69] Бараненков В.В. Юридические лица. Учебное пособие. М.: Национальный институт бизнеса. 1999. С.23-48.

[70] Зинченко С.А., Лапач В.А. Субъект предпринимательства как юридическое лицо// Государство и право, 1995. №7. С. 51-53.

[71] Бараненков В.В. Юридические лица. Учебное пособие, М.: Национальный институт бизнеса. 1999. С.42-50.

[72] Красавчиков О.А. Сущность юридического лица // Советское государство и право. 1976. № 1. С. 47 – 55. У вас нет доступа к скачиванию файлов с нашего сервера.