Понятие, виды и формы сделок

Дипломная работа
Содержание скрыть

Понятие частного права как области юридической децентрализации неразрывно связано с понятием сделки. Возрастающее значение сделок в современный период делает востребованными абсолютно все нормы гражданского права о сделках. Поэтому и юридическая конструкция условной сделки приобретает актуальность, причем эта актуальность — не только «позитивного», но и «негативного» плана, так как имеются попытки использовать отлагательное и отменительное условия для искажения сущности сделки или приобретаемого на основании сделки субъективного права для «обхода» императивных норм гражданского права.

Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Сделка — это волевой акт, направленный на достижение правового результата.

В зависимости от числа лиц, волеизъявление которых необходимо для достижения правового результата, сделки подразделяются на одно-, дву- или многосторонние. Всякий договор — это двусторонняя или многосторонняя сделка, но не всякая сделка — договор. Например, для совершения односторонней сделки в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. В этом случае сделка является договором. Односторонние сделки — завещание, доверенность.

Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

Многосторонними договорами могут быть учредительный договор и договор простого товарищества.

Сделки могут быть классифицированы и по критериям условности; так выделяют условные сделки, среди которых выделяют:

  • сделки, совершенные под отменительным условием;
  • сделки, совершенные под отлагательным условием.

Сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит.

Двусторонние и многосторонние сделки подразделяются на реальные и консенсуальные. Консенсуальные сделки порождают права и обязанности с момента достижения сторонами соглашения по всем условиям, отнесенным к существенным.

Так, договор продажи нежилой недвижимости считается заключенным с момента его подписания, т. е. достижения соглашения по всем существенным условиям, следовательно, такой договор относится к группе консенсуальных.

17 стр., 8352 слов

Понятие и система вещного права

... дошедшие до них источники римского частного права, в которых содержалось отнюдь не обоснование общих понятий «сделка», «договор», «право собственности», а лишь различные способы решения ... составляет важнейшее условие функционирования всякого хозяйства, основанного на началах свободного товарообмена (децентрализации). Поэтому субъективное вещное право, и прежде всего право собственности, не является ...

Для совершения реальной сделки соглашения недостаточно, необходима передача вещи.

Договор пожизненного содержания с иждивением порождает права и обязанности только с момента передачи недвижимой вещи от рентополучателя к рентоплательщику, т. е. относится к реальным договорам.

Сделки подразделяются на абстрактные и каузальные. Любая сделка имеет правовое основание — правовую цель, к достижению которой стремятся субъекты. Из каузальной сделки видно, какую правовую цель она преследует. Права и обязанности субъектов, вытекающие из каузальной сделки, должны соответствовать ее основанию — правовой цели.

Так, из договора продажи недвижимости всегда можно определить, на какое имущество хочет приобрести право собственности покупатель и в связи с продажей какого недвижимого имущества у продавца возникает право требовать оплаты.

Абстрактные сделки весьма немногочисленны, эти сделки как бы оторваны от основания. К числу абстрактных относятся, например, вексель, выдача чека.

Договор займа между гражданами предполагается безвозмездным, хотя в самом договоре может быть предусмотрена его возмездность. То же касается договора поручения.

По особому характеру взаимоотношений участников сделки их можно разделить на фидуциарные и нефидуциарные. Фидуциарные сделки основаны на особых лично-доверительных отношениях сторон. Утрата такого характера взаимоотношений сторон дает возможность любой из них в одностороннем порядке отказаться от исполнения сделки (к таким сделкам относится договор поручения).

По форме сделки подразделяются на устные и письменные. Сделка, для которой законом или соглашением сторон не установлена письменная (простая или нотариальная) форма, может быть совершена устно. Если иное не установлено соглашением сторон, все сделки могут совершаться устно (ст. 159 ГК РФ), исполняемые при самом их совершении, за исключением сделок, для которых установлена нотариальная форма, и сделок, несоблюдение простой письменной формы которых влечет их недействительность.

Сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в 10 раз установленный законом МРОТ, а в случаях, предусмотренных законом, — независимо от суммы сделки (например, соглашение о задатке, поручительство); все сделки с недвижимостью, независимо от суммы, даже в случае, когда недвижимость передается за символическую сумму — один доллар, совершаются только в письменной форме.

Так называемая квалифицированная письменная форма сделки — нотариальная — может быть установлена законом или соглашением сторон. Законодатель последовательно сужает круг сделок, для которых нотариальное удостоверение является обязательным в силу указания закона (подп. 1 п. 2 ст. 163 ГК РФ).

Недавно отменено требование закона об обязательном нотариальном удостоверении договора ипотеки; согласно новой редакции ст. 339 ГК РФ договор о залоге должен быть заключен в письменной форме. Договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен, подлежит нотариальному удостоверению.

Нотариальное удостоверение остается обязательным для следующих сделок:

  • договора ренты и его разновидности пожизненного содержания с иждивением (ст. 584 ГК РФ);
  • брачного договора (ст. 41 СК РФ);
  • соглашения об уплате алиментов (ст. 100 СК РФ);
  • соглашения об изменении и расторжении нотариально удостоверенного договора (п. 1 ст. 452 ГК РФ);
  • завещания (ст. 1124 ГК РФ), за исключением составленного в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК РФ);
  • договора уступки требования по нотариально удостоверенной сделке (п. 1 ст. 389 ГК РФ);
  • соглашения между залогодателем и залогодержателем об обращении взыскания на предмет залога во внесудебном порядке (п. 1 ст. 55 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»);
  • доверенности на совершение сделок, требующих нотариального удостоверения (п. 2 ст. 185 ГК РФ), а также доверенностей в порядке передоверия.

В предмет дипломной работы входят проблемы теоретического и практического характера, связанные с понятием и видами сделок.

3 стр., 1455 слов

Пролонгационные сделки

... сделки. Цель заключения., Способы пролонгации сделок. Операции хеджирования., Определение пролонгационной сделки. пролонгационные Пролонгационная сделка представляет собой внебиржевую срочную сделку. Одной стороной сделки ... сделки. Пролонгационная сделка биржевым игроком заключается с целью получения прибыли в конце ее срока от проводимых им биржевых спекуляций по договору срочной сделки, ...

Целью работы является исследование понятия, формы, видов сделки, направленной на изменение и возникновение гражданских правоотношений.

Названная цель дипломной работы предопределяет следующие задачи:

  1. Исследование понятия «сделка».
  2. Определение понятия «условие сделки», определение отлагательного и отменительного условий как элементов сделки и как юридических фактов.
  3. Применение формы сделки.
  4. Выяснение содержания правоотношения в период наступления волеизъявления для заключения сделки.
  5. Анализ судебной практики, основанной на возникновении, изменении и прекращении сделок.

Теоретическая основа исследования

В работе использованы достижения дореволюционной цивилистики, в том числе работы Д. И. Мейера, Г. Ф. Шершеневича, К. П. Победоносцева, К. Анненкова, А. И. Винавера, Ю. С. Гамбарова, В. И. Синайского, С. А. Муромцева, И. А. Покровского, В. М. Хвостова.

Дипломная работа состоит из двух глав и восьми параграфов.

Глава 1. Место сделки в гражданском праве России

1.1. Общие положения о сделках

Сделка — является одной из старейших категорий в науке гражданского права. Появление сделок связано с развитием отношений между людьми, а закрепление отдельных положений о сделках нашло свое отражение уже в древнеримском праве.

Гражданско-правовые сделки и договоры в социально-правовом аспекте —

В данном контексте знакомые каждому российскому юристу гражданско-правовые понятия «сделка» и «договор» приобретают несколько иное качество и содержание, а следовательно, концептуальное и законодательное определения. Совершенно очевидно, что правовое понятие «сделка» (лат. — transactio) происходит от русского слова «сделать» что-то, но не в гордом одиночестве и лишь по собственному произволу, а вместе с кем-то и по определенным правилам.

Вовсе не случайно, что слово «сделка» в других национальных языках, например в английском — transaction, звучит как «трансакция» и всегда связано с деланием чего-то дозволительного через кого-то или с кем-то. Заключить с кем-либо сделку по-английски звучит как to deal with, т. е. сделать что-то с кем-то или через кого-то (transaction) для своей пользы (bargain) согласно тому, что представляется обществом изначально правосообразным и правомерным, а следовательно, соответствующим определенным нравственным и юридическим принципам и воле законодателя.

9 стр., 4340 слов

Предмет и принципы гражданского права. Гражданский кодекс Российской ...

... и целей гражданско-правового регулирования. Составляющие основу гражданского права современной России принципы (или основные начала) указаны непосредственно в Гражданском кодексе (ст. 1). Важнейшими из них выступают ... правоотношения. Содержание таких правоотношений, возникающих из различных сделок, может давать примеры самого различного распределения прав и обязанностей внутри каждого из них, вплоть ...

Глава 9 части первой ГК РФ включает в себя общие положения о сделках. В то же время отдельные виды сделок нашли свое отражение в иных главах Кодекса (в главах, посвященных договорам, в нормах о доверенности, завещании, принятии наследства и об отказе от наследства и др.), а также в других достаточно многочисленных нормативных актах. Нормы комментируемой главы разделены на два параграфа: § 1 посвящен понятию, видам и формам сделок и включает в себя 13 статей (153 — 165), § 2 охватывает положения о недействительности сделок и объединяет 16 статей (166 — 181).

Практически все положения настоящей главы являются уже устоявшимися, апробированы во многом длительной историей их применения и судебной практикой. За все время действия части первой ГК РФ лишь ст. 181 комментируемой главы претерпела изменения — в части снижения срока исковой давности для ничтожных сделок до трех лет.

Очевидно, что никакой субъект гражданского права, будь то человек или организация, физическое или юридическое лицо, не может совершить сделку с самим собой, а только согласуя свои действия с какой-то другой стороной, с каким-то другим субъектом гражданского права. Известно, что в русском языке есть такое образное фразеологическое выражение, как «совершить сделку со своей совестью». Однако даже в этом случае человек действует не в полном одиночестве, находит кого-то, чтобы совершить с ним сделку.

Даже полагаемая как односторонняя такая сделка, как завещание, при более глубоком рассмотрении оказывается не столь уж односторонней, хотя завещание составляется одним лицом исключительно по его усмотрению. Несмотря на то что завещатель по действующему законодательству вправе изменить или отменить свое завещание в любое время, с его решением всегда и везде сопоставляется воля законодателя, воля государства, содержащая определенные нравственные и правовые запреты и ограничения. При заключении внешнеторговых сделок надлежащая над сторонами сделки воля отражается в общепризнанных принципах международного частного и коллизионного права.

Следовательно, законодательно закрепленное в статьях 154 — 156 ГК РФ понятие «односторонняя сделка» в действительности не отражает истинных реалий гражданских правоотношений. Человек (физическое лицо) или организация (юридическое лицо), намереваясь сделать что-то юридически значимое для установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей, всегда имеют дело с законодателем-государством, которое согласно действующему гражданскому законодательству также является особой стороной в гражданско-правовых отношениях.

Таким образом, юридический термин «односторонняя сделка» правильно было бы заменить более точным определением — «сделка, совершенная по инициативе одного из субъектов гражданского права», но при постоянном и последующем участии законодателя-государства. Разумеется, в данном случае речь идет не о фрагментарном участии государства в совершении тех или иных сделок по собственной инициативе, а о постоянном контролирующем его участии при заключении сделок, совершаемых по инициативе всех остальных субъектов гражданского права независимо от их количества.

Право конкретного инициативного участия государства при заключении сделок закреплено в п. 1 ст. 2 и в ст. 124 ГК РФ, согласно которым субъектами гражданских правоотношений могут быть не только частные лица (люди и организации), но и само государство и прочие органы публичной власти общества: Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

7 стр., 3372 слов

Влияние римского права на современное гражданское законодательство России

... институтам (в частности, к вещным правам, сделкам, деликтам и т.д.), так и к ряду общих положений. Уже отмечалось влияние системы римского права в целом на систему российского гражданского законодательства. ... особенно цивилистов, что следует считать закономерным. Таким образом, особенностью рецепции римского частного права в России можно считать то обстоятельство, что здесь она сыграла важную роль ...

Более того, именно государство как особый субъект гражданско-правовых отношений первоначально законодательно устанавливает определенные гражданские права и обязанности, предусматривает правила и процедуры официального толкования и правоприменительной реализации императивных и диспозитивных положений действующего гражданского законодательства, а также подчас непосредственно участвует в гражданском обороте в качестве самостоятельной стороны совершаемой сделки или заключаемого договора.

На наш взгляд, само понятие «сделка», подобно понятиям любого юридически значимого, или правохарактерного, действия, скажем, административного проступка или преступления, содержит в себе определенные составные элементы. Элементами состава сделки являются субъект гражданского права, его умысел или волевые намерения (субъективная сторона сделки), объект и предмет гражданских правоотношений, а также реально предпринятые субъектом действия, направленные на установление, изменение или прекращение ожидаемых им гражданских прав и обязанностей.

Без такого состава гражданско-правовой сделки любые иные действия вообще не могут теоретически и тем более законодательно и практически называться словом «сделка». Именно поэтому всякие действия гражданско-правового субъекта, нацеленные на совершение той или иной сделки, мы условно будем называть попыткой совершить сделку, которая может быть признана судом законной и влекущей за собой действительность сделки либо незаконной со всеми вытекающими отсюда нежелательными для правонарушителя негативными последствиями.

Любое правохарактерное действие, предпринятое тем или иным субъектом гражданских правоотношений, чтобы получить законное одобрение и вступить в гарантированную законом силу, должно обладать свойствами правомерности и иметь под собой законное основание. В противном случае такое волевое действие субъекта гражданского права должно быть признано судебной властью государства незаконной и недействительной попыткой совершить сделку со всеми вытекающими отсюда и предусмотренными действующим российским законодательством последствиями. Лицо, совершающее правомерную сделку, будучи правоспособным и дееспособным или гражданским правосубъектом, вполне осознает основания и последствия своего добровольного и волевого поступка, а также отвечает перед требованиями нравственности и действующего российского законодательства.

Согласно гражданскому законодательству только соответствующие идее права и нравственности, а также конкретным нормам закона действия, т. е. попытки того или иного лица устанавливать, изменять или прекращать предусмотренные законом гражданские права и обязанности, могут быть признаны юридически законными и действительными. Иными словами, недействительная сделка в действительности не есть сделка, и поэтому, как нам представляется, в ее определении (contradiction in adjecto) изначально таится противоречие. Ироничное, но принятое в теории гражданского права и законодательно закрепленное выражение «недействительная сделка» звучит, по нашему мнению, как словосочетание «несуществующий человек».

10 стр., 4849 слов

Сделки в гражданском праве (2)

... изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Приведенное выше определение содержит все основные характеристики сделки как юридического факта. Во-первых, сделка является действием, т.е. волевым актом. Сделка осуществляется в результате проявления воли ...

Все противоречащие нормам общественной нравственности, права и действующего законодательства попытки субъектов гражданского права совершить сделку не могут быть признаны судом законными и действительными. Что же касается термина «недействительная сделка», часто употребляемого в российском гражданском праве и законодательстве, то он в реальности всего лишь обозначает незаконную попытку совершить сделку и не более того. Например, в определенных случаях незаконная попытка путем обмана, угрозы или насилия приобрести право на чужой дом под видом совершения сделки купли-продажи этого дома в теории права и в действующем российском законодательстве вовсе не называется ничтожной или недействительной сделкой, а обозначается словом «преступление», которое предусмотрено в статьях 159 и 179 УК РФ.

Странно, на наш взгляд, также и то, что ст. 179 ГК РФ в нынешней редакции почему-то содержит понятие «потерпевший», которое, как известно, присуще лишь уголовно-процессуальной и административно-правовой терминологии. Представляется, что в данном положении гражданского законодательства целесообразно было бы употребление такого понятия, как «обманутый», «принужденный» или «напуганный». Кстати, для существенного различения ст. 179 ГК РФ и ст. 179 УК РФ одного лишь критерия размера нанесенного стороне сделки морального или материального ущерба (объективной стороны состава правонарушения) вовсе не достаточно, необходимы законодательный учет социальной важности правоохраняемого объекта, личные характеристики субъекта правонарушения и его намерения.

Например, если правонарушитель (обманщик, насильник или угрожавший) незаконно покусился на имеющие особую или исключительную публичную ценность предметы искусства, которые находились в личной коллекции частного лица или в государственном музее, то при законодательном определении и правоприменительной квалификации рассматриваемого правонарушения обязательно должна учитываться степень социальной значимости этих предметов, равно как и наличное правовое положение стороны сделки. Только при таком широком правомерном толковании российский законодатель и тем более суды могут обоснованно различить природу (так сказать, отраслевую правохарактерность) весьма похожих друг на друга гражданско-правового нарушения (деликта) и уголовно наказуемого преступления.

Главу 9 ГК РФ открывает статья 153, предусматривающая уже ставшее классическим определение сделки.

Так, Г. Ф. Шершеневич писал, что под именем юридической сделки понимается такое выражение воли, которое непосредственно направлено на определенное юридическое последствие, т. е. на установление, изменение или прекращение юридических отношений.

Д. И. Мейер рассматривал в качестве юридической сделки «всякое юридическое действие, направленное к изменению существующих юридических отношений»; существенными для сделки условиями он считал два:

1. Чтобы юридическое действие произвело изменение в существующих юридических отношениях: изменение может состоять в установлении какого-либо права, прежде не существовавшего, или в переходе права от одного лица к другому, или в прекращении права.

2. Чтобы юридическое действие было направлено к изменению существующих юридических отношений, предпринято с целью произвести это изменение; а действие, не направленное к тому, не подходит под понятие сделки.

Например, сюда не подходит нарушение права, хотя оно и составляет юридическое действие и производит изменение в существующих юридических отношениях: цель нарушения права иная, а потому и существо сделки отлично от юридического действия, составляющего нарушение права». Каждый способ волеизъявления имеет определенные особенности, которые требуют детального анализа. Уяснение элементов каждой формы сделки необходимо для определения, соблюдено ли легальное или согласованное сторонами требование формы сделки, имеющее значение при решении вопроса о правовых последствиях несоблюдения формы.

13 стр., 6186 слов

Сделки в гражданском праве (3)

... условии передачи вещи одним из участников. Такие сделки называются реальными, например, рента, заем, хранение. Здесь характерно, что права и обязанности не могут возникнуть до ... двух- и многосторонними. Такие сделки именуются договорами. По моменту, к которому приурочивается возникновение сделки, сделки бывают реальными и консенсуальными. Последними признаются все сделки, для совершения которых ...

Большое значение имеет также исследование круга сделок, которые закон предписывает заключать в определенной форме, а также целей и задач, которыми руководствуется законодатель, устанавливая для одних видов сделок простую письменную форму, а для других — нотариальную. Необходимо определить, соответствуют ли положения закона, закрепляющие требования к форме сделки, потребностям современного гражданского оборота. Без ответа на эти вопросы невозможно гармоничное развитие правового регулирования способов изъявления воли.

Развитие современной системы форм сделок как в России, так и за рубежом идет по пути включения новых способов волеизъявления в орбиту законодательного регулирования. Эти формы сделок изучены у нас недостаточно и нуждаются в дополнительном исследовании и разработке рекомендаций по совершенствованию действующего законодательства.

К сделкам не относятся непосредственно действия, совершаемые в рамках исполнения сделки. Так, перечисление денежных средств в счет погашения задолженности по договору является не самостоятельной сделкой, а обязательством, возникшим из договора.

В то же время сделки необходимо отличать от других юридических фактов, например актов государственных органов и органов местного самоуправления. К ним не применяются положения о недействительности сделок. Так, Определением ВАС РФ от 21 октября 2008 г. N 13390/08 по делу N А40-16423/07-51-8 было отмечено, что решение Палаты по патентным спорам не содержит в себе признаков сделки и поэтому не может быть оспорено по основаниям, связанным с недействительностью сделок.

Не являются сделками и различные виды государственной регистрации, в частности регистрация субъектов (например, юридического лица, индивидуального предпринимателя), объектов (например, товарных знаков, изобретений, полезных моделей), прав (например, прав на недвижимое имущество) и сделок (например, договоров купли-продажи жилых помещений, предприятий).

Основными участниками сделок являются граждане и юридические лица. Однако в некоторых случаях совершать сделки могут муниципальные образования, субъекты Федерации, а также Российская Федерация в лице соответствующих органов. Так, например, названные участники правовых отношений могут совершать сделки по продаже муниципального или государственного жилья, выступать в роли наследника по завещанию, одаряемого по договору дарения, приобретать выморочное имущество.

Организации, выступающие сторонами сделок, должны обладать правоспособностью, которая возникает с момента государственной регистрации юридического лица в соответствии с Федеральным законом от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Если юридическое лицо относится к некоммерческим организациям либо является государственным или муниципальным предприятием, необходимо отражение в учредительных документах возможности совершения определенных сделок (занятия определенными видами деятельности).

5 стр., 2046 слов

Коллективный договор трудовое право

... регулировании труда работников данного производства, в создании локальных норм трудового права и в управлении предприятием. 1. Понятие коллективного договора. Коллективный договор - правовой корпоративный акт, регулирующий социально-трудовые отношения в организации ...

Сделка — институт гражданского права и ее следует отличать от актов государственных органов и органов местного самоуправления, которые предусмотрены законом в качестве основания возникновения гражданских прав и обязанностей (п. 1 ст. 8 ГК).

Правовая сила актов названных органов основывается не на правилах ГК, а на нормах административного права и должна оцениваться с точки зрения норм этого права. Последствием недействительности таких актов является возмещение причиненных убытков.

Направленность сделок на достижение определенного правового результата отличает их от «юридических поступков», к которым относятся такие действия, как нахождение вещи (ст. 227 ГК), клада (ст. 233 ГК), создание авторского произведения и др. Правовые последствия юридических поступков наступают в силу закона, независимо от намерения совершающих их лиц и наличия у них дееспособности.

В тех случаях, когда сделка совершается через представителя (гл. 10 ГК), в ее возникновении участвует воля последнего. В некоторых случаях ГК допускает заключение сделок в чужом интересе (гл. 50 «Действия в чужом интересе без поручения»).

1.2. Понятие сделки

Сделки — наиболее распространенные юридические факты, влекущие возникновение и прекращение гражданских прав и обязанностей. Круг сделок не ограничен названными в ГК и других законах; возможно совершение сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему (п. 1 ст. 8), а также сочетающих элементы различных сделок. Применительно к договорам это прямо оговорено в п. 3 ст. 421 ГК.

Сделка — это волевое правомерное юридическое действие субъекта (участника) гражданских правоотношений. Она является самым распространенным основанием возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений.

К признакам сделки традиционно относят: — правомерность. Издавна вызывают споры понятие «недействительная сделка» и его противоречие понятию «сделка», поскольку недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

По мнению Д. И. Мейера, «только законные сделки можно назвать сделками, ибо сделки незаконные не считаются действительными, следовательно, и существующими. Но ничтожество поражает эти сделки только при соприкосновении их с общественной властью, а независимо от того они существуют точно так же, как и сделки законные, и встречаются нередко в действительности; — волевой характер. Различают внутреннюю волю и внешнее волеизъявление. Воля — внутреннее намерение, желание субъекта, направленное на достижение определенного правового результата. Волеизъявление — это выражение, внешнее проявление воли.

В тех случаях, когда волеизъявление не соответствует внутренней воле субъекта, сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, обмана, угрозы, насилия и т. п. (см. комментарий к ст. ст. 178, 179 ГК).

Выявление воли участника сделки имеет важное значение при толковании договора. Так, согласно ст. 431 ГК РФ, если буквальное значение содержащихся в договоре слов и выражений, в том числе путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом, не позволяет определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

4 стр., 1763 слов

Внешнеэкономические сделки в международном частном праве

... разработан в международном праве. Унификация права достигла наиболее ощутимых результатов именно в отношении этого договора. В результате, часто нормы, предназначенные для регулирования купли-продажи, по аналогии применяются к другим международным коммерческим сделкам. ...

При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон; — цель субъектов, вступающих в сделку (causa).

При этом различают абстрактные и каузальные сделки. Абстрактными являются сделки, в которых основание оторвано от ее содержания (вексель, банковская гарантия и др.); — мотив, который самостоятельного значения не имеет. Так, при признании сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения мотив совершения сделки не имеет значения (ст. 178 ГК).

В науке гражданского права разработаны несколько теорий о соотношении воли и волеизъявления. Согласно так называемой теории воли (Willenstheorie) определяющей при выявлении разногласия между волей и изъявлением является внутренняя воля. «…Там, где такой воли нет, не может быть и речи о юридическом эффекте договора: есть только видимость последнего, а не его сущность», — писал И. А. Покровский. Однако с развитием гражданского оборота недостатки данной теории все более проявлялись. Теория воли существенным образом ущемляет интересы «ни в чем не повинных» контрагентов, вступивших в правовые отношения с субъектом, основываясь на сделанном им волеизъявлении. Ведь, с одной стороны, каждый вправе доверять волеизъявлениям других, а с другой — должен нести ответственность за свои собственные действия. В середине XIX века появляется «теория изъявления» (Eklarungstheorie), в соответствии с которой договор остается нерушимым и при несовпадении воли и волеизъявления.

Понятие сделки, выраженное в указанной статье, было предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Данное понятие оспаривалось в связи с тем, что к сделкам не относят действия, в том числе неправомерные, влекущие за собой установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей у других лиц.

Такие доводы не могут рассматриваться в качестве основания для признания положения указанной статьи неконституционным.

Также Конституционным Судом РФ названное положение рассматривалось в части оспаривания факта отнесения доверенностей, договора об открытии кредитной линии к сделкам.

Немало споров возникает при отнесении иных юридических фактов к сделкам, а именно отказа от договора как односторонней сделки, акта зачета встречных требований, распоряжения имуществом унитарного предприятия. Необходимо учитывать, что сделки — это действия, которые направлены не только на установление, но и на изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей, в связи с чем расторжение договора также является сделкой, как и реорганизация юридического лица, в смысле ст. 153 ГК РФ, на что было обращено внимание в Определении ВАС РФ от 10 декабря 2008 г. N 13750/08 по делу N А55-17555/2007.

Субъектами сделок —

Сделки — представляют собой действия, направленные на достижение определенного правового результата. Следовательно, сделка — это волевой акт и для ее совершения необходимо наличие дееспособности, которая по-разному определяется для граждан (ст. ст. 21, 26 — 28 ГК) и юридических лиц (ст. 49 ГК) и может быть ограничена в отношении некоторых сделок.

Сделка — правомерное действие, которое должно соответствовать требованиям законодательства, и этим она отличается от неправомерных действий — деликтов (гл. 59 ГК), а также неосновательного обогащения (гл. 60 ГК), если такое обогащение возникает в силу действий субъекта гражданского права. Несоответствие сделки предписанным законодательством требованиям влечет ее недействительность, последствия которой применительно к отдельным видам таких сделок различны (§ 2 гл. 9 ГК).

Сделки совершаются субъектами гражданского права свободно: своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК).

Однако законом может быть предусмотрено понуждение к совершению некоторых сделок, например заключение договора в обязательном порядке.

По особому характеру взаимоотношений участников сделки их можно разделить на фидуциарные и нефидуциарные. Фидуциарные сделки основаны на особых лично-доверительных отношениях сторон. Утрата такого характера взаимоотношений сторон дает возможность любой из них в одностороннем порядке отказаться от исполнения сделки (к таким сделкам относится договор поручения).

1.3. Виды сделок

Сделки классифицируются по разным основаниям на несколько видов (реальные и консенсуальные, возмездные и безвозмездные, обычные и условные и т. д.).

Деление сделок на двусторонние или многосторонние и односторонние является традиционным. Основанием для такого деления является количественный признак — число сторон, выражающих волю. При этом очень важно различать стороны и участников сделки. Так, в договоре дарения всегда две стороны: даритель и одаряемый. Но на одной стороне нередко выступают несколько лиц (чаще на стороне дарителя).

Например, несколько лиц, приглашенных на празднование юбилея, приобретают подарок «вскладчину» и вручают его юбиляру (множественность лиц на стороне дарителя).

Таким образом, для того чтобы договор состоялся, необходимо волеизъявление как минимум двух сторон. Причем если воли сторон носят встречный характер, то договор является двусторонним. Если воли сторон (даже если их всего две) направлены на достижение общей цели («в одну точку»), то договор считается многосторонним. Подавляющее большинство договоров, конечно, двусторонние (купля-продажа, мена, дарение, аренда, подряд, комиссия, поручение, страхование и т. д.).

Классическим примером многостороннего договора является договор простого товарищества (договор о совместной деятельности).

По этому договору двое или несколько лиц (товарищей) обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для извлечения прибыли или достижения иной не противоречащей закону цели (ст. 1041 ГК).

Многосторонним является также договор, направленный на создание юридического лица.

Указание на необходимость разграничения двусторонних и многосторонних сделок (договоров) лишь на первый взгляд носит сугубо теоретический характер. И дело не только в том, что такое деление воплощено в законе, — оно имеет важное практическое значение, в частности, при решении вопроса о том, какими правовыми нормами регулируются те или иные общественные отношения. Так, иногда в юридической литературе высказываются рекомендации «заключать многосторонний договор поручительства, в котором сторонами являются поручитель, кредитор и должник».

Представляется, что такая позиция нуждается в уточнении. Условия о поручительстве могут быть оформлены отдельным соглашением либо могут быть включены в договор, обязательства по которому они обеспечивают. Наряду с основным договором (кредитора и должника) может быть заключен договор, содержащий условия о поручительстве, который подпишут поручитель, кредитор и должник. Возможен и договор, с одной стороны, о поручительстве, с другой — регламентирующий отношения поручителя и должника.

Однако во всех случаях подписания договора-документа всеми тремя участниками отношений, возникающих по поводу поручительства, нет оснований квалифицировать такое соглашение как многосторонний договор. Для заключения многостороннего договора требуется выражение согласованной воли трех или более сторон. В рассматриваемом же случае в одном документе (договоре) излагаются условия двух или более соглашений (договоров) (основного, поручительства, поручителя и должника об условиях предоставления поручительства).

Договор-документ бывает один, договоров-соглашений — несколько.

Соответственно отношения кредитора и должника регламентируются нормами об обязательстве, существующем между ними (например, о кредитном обязательстве), отношения кредитора и поручителя — нормами о поручительстве (ст. ст. 361 — 367 ГК), как и отношения поручителя и должника. И, кроме того, названные отношения регламентируются договором, порождающим основное обязательство, договором поручительства, договором поручителя и должника, условия которых воплощены в одном договоре-документе. Таким образом, при рассмотрении таких договоров-документов требуется анализ пунктов договора, с тем чтобы определить, к какому из обязательств относится то или иное условие, содержащееся в том или ином пункте договора.

В последние годы достаточно широкое распространение получили договоры, в которых предусматривались следующие условия:

  1. Продавец обязуется передать покупателю квартиру.
  2. Покупатель обязуется уплатить продавцу, предположим, 30% покупной цены.
  3. Оставшиеся 70 % покупной цены продавцу уплачивает банк.
  4. Покупатель обязуется уплатить банку сумму, соответствующую 70% покупной цены, а также проценты на эту сумму.
  5. Квартира находится в залоге у банка в обеспечение обязательства покупателя перед банком.

Договор-документ один.

Договоров-соглашений — несколько:

  1. Купли-продажи.
  2. Кредитный договор.
  3. Ипотеки.

Появление таких договоров (как документов) нередко вызывает настороженное отношение. На самом деле ничего страшного нет. Более того, их появление вполне оправданно, поскольку в приведенном примере продавец опасается, что после заключения договора купли-продажи и получения 30 % стоимости квартиры ему не будет уплачена оставшаяся сумма (например, в силу недобросовестности покупателя или потому, что банк откажется предоставить кредит).

Банк опасается, что после уплаты им 70 % стоимости квартиры покупатель так или иначе будет противодействовать возникновению залоговых отношений. Покупателю, как правило, удобно, чтобы получаемые им по кредиту денежные средства направлялись непосредственно продавцу, в том числе потому, что он опасается отказа продавца от соглашения. (А такой договор считается заключенным только с момента его государственной регистрации — п. 2 ст. 558 ГК.) Поэтому все упомянутые договоры-соглашения заключаются одновременно путем фиксации их условий в одном договоре-документе. Все эти договоры-соглашения суть двусторонние сделки.

Следует еще раз подчеркнуть, что деление сделок на двусторонние и многосторонние основывается отнюдь не на количестве волеизъявлений, подписей и т. п.

Многосторонние и двусторонние договоры различаются направленностью волеизъявлений. В первом случае — «в одну точку», во втором — навстречу друг другу.

В случае, когда на одной стороне сделки несколько участников, формируются, условно говоря, «внутренние» отношения между этими участниками и «внешние» отношения, складывающиеся между этими участниками, с одной стороны, и иными лицами — с другой. Причем во «внутренних» отношениях каждый участник является автономным; в рамках этих отношений происходит согласование воль, выработка общей воли. Во «внешних» отношениях происходит выражение этой общей воли; в этих отношениях участники выступают как «единое целое», как одна сторона.

В некоторых случаях множественность лиц на стороне, совершающей сделку, недопустима. Так, в завещании могут содержаться распоряжения только одного гражданина, совершение завещания двумя или более гражданами не допускается (п. 4 ст. 1118 ГК).

При совершении односторонней сделки не требуется согласования воль. Правовые последствия наступают в силу волеизъявления одной стороны. Если на стороне, совершающей сделку, выступают несколько лиц (это возможно, например, при публичном объявлении награды, публичном конкурсе), то совершению сделки предшествует согласование воль лиц, предполагающих совершить одностороннюю сделку, т. е. формируются упоминавшиеся «внутренние» отношения. Они, однако, не прекращаются после того, как воля сформирована. Выступая вовне (во «внешних» отношениях) как одна сторона, участники сделки состоят и друг с другом в относительных отношениях.

К односторонним сделкам относятся, в частности, такие действия, как выдача доверенности (ст. 185 ГК), выдача банковской гарантии (ст. 368 ГК), односторонний отказ от договора в случаях, когда это допускается законом (например, ст. ст. 717, 731 ГК), составление завещания (ст. 1118 ГК), принятие наследства (ст. 1152 ГК), отказ от наследства (ст. 1157 ГК), публичное обещание награды (ст. 1055 ГК), объявление публичного конкурса (ст. 1057 ГК) и др.

Некоторые односторонние сделки сами по себе влекут правовой эффект. Например, выдача доверенности порождает право лица, которому выдана доверенность, выступать от имени лица, выдавшего доверенность. Есть односторонние сделки, которые могут «работать» (влечь возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей), лишь будучи элементом юридического состава. Так, составление завещания никого ни к чему не обязывает, ни у кого никаких прав не порождает и не изменяет их. Правовые последствия наступят только с момента смерти завещателя.

По общему правилу односторонняя сделка обязывает лицо, совершившее данную сделку. Лицо (лица), к которому обращена сделка, соответственно наделяется субъективными гражданскими правами. Так, лицо, объявившее публично о выплате денежного вознаграждения или выдаче иной награды (о выплате награды) за лучшее выполнение работы или достижение иных результатов (публичный конкурс), должно выплатить (выдать) обусловленную награду тому, кто в соответствии с условиями проведения конкурса признан его победителем (п. 1 ст. 1057 ГК).

Это так называемые односторонне-управомочивающие сделки. Именно о них идет речь в комментируемой статье, когда говорится, что односторонняя сделка создает обязанности для лица, совершившего сделку. Соответственно у кого-то появляются корреспондирующие этим обязанностям права (потому такие сделки и именуют односторонне-управомочивающими).

Создавать для других лиц обязанности односторонняя сделка может только в двух названных в комментируемой статье случаях:

  1. Если это установлено законом.
  2. Если это предусмотрено соглашением сторон.

Общий запрет на то, чтобы совершаемая одним лицом сделка порождала или изменяла обязанности для других лиц, обусловлен тем, что одним из важнейших принципов гражданского права является принцип равенства участников регулируемых им отношений (ст. 1 ГК).

Один субъект не может повелевать другим; между субъектами гражданского права нет отношений, основанных на властном подчинении одной стороны другой.

Односторонние сделки, порождающие обязанности для других лиц, называют односторонне-обязывающими.

Едва ли не общепризнанным примером односторонне-обязывающей сделки, предусмотренной законом, является завещательный отказ: завещатель вправе возложить на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону исполнение за счет наследства какой-либо обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей), которые приобретают право требовать исполнения этой обязанности.

Предметом завещательного отказа могут быть: передача отказополучателю в собственность, во владение на ином вещном праве или в пользование вещи, входящей в состав наследства; передача отказополучателю входящего в состав наследства имущественного права; приобретение для отказополучателя и передача ему иного имущества; выполнение для него определенной работы или оказание ему определенной услуги либо осуществление в пользу отказополучателя периодических платежей и т. п. В частности, на наследника, к которому переходит жилой дом, квартира или иное жилое помещение, завещатель может возложить обязанность предоставить другому лицу на период жизни этого лица или на иной срок право пользования этим помещением или его определенной частью (ст. 1137 ГК).

Односторонне-обязывающей является также завещательное возложение: завещатель может в завещании возложить на одного или нескольких наследников по завещанию или по закону обязанность совершить какое-либо действие имущественного или неимущественного характера, направленное на осуществление общеполезной цели. Такая же обязанность может быть возложена на исполнителя завещания при условии выделения в завещании части наследственного имущества для исполнения завещательного возложения. Завещатель вправе также возложить на одного или нескольких наследников обязанность содержать принадлежащих завещателю домашних животных, а также осуществлять необходимый надзор и уход за ними (ст. 1139 ГК).

Односторонне-обязывающими сделками могут быть действия в чужом интересе без поручения (ст. ст. 980 — 989 ГК).

Хотя в комментируемой статье говорится о возможности (в исключительных случаях) только создавать односторонней сделкой обязанности для других лиц, несомненно, что такие сделки могут изменять и прекращать обязанности этих лиц. Так, в силу ст. 717 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик может в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора. Заказчик также обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, в пределах разницы между ценой, определенной за всю работу, и частью цены, выплаченной за выполненную работу.

Следовательно, односторонняя сделка заказчика —

Отечественная правовая наука не располагает обстоятельно разработанным учением об односторонних сделках. Гражданское законодательство не содержит системы норм, которые хотя бы условно можно было бы назвать общими положениями об односторонних сделках.

В результате анализа норм гражданского законодательства можно выделить несколько блоков правил, распространяющих свое действие на односторонние сделки:

Во-первых,, Во-вторых,, В-третьих,, В-четвертых,

1.4. Сделки, совершенные под условием

Сделки под условиями понимаются некие обстоятельства, относительно которых неизвестно, наступят они или нет. Правовое значение таких условий заключается в том, что стороны поставили возникновение или прекращение прав и обязанностей в зависимость от наступления или ненаступления данных условий.

Если при наступлении условия возникнут права и обязанности, то такое условие именуется отлагательным.

Сам по себе факт совершения сделки не порождает прав и обязанностей. Стороны считаются: одна — условно-управомоченной, другая — условно-обязанной. Права и обязанности появятся при наличии еще одного (наряду со сделкой) юридического факта — отлагательного условия, которое если не наступит, то прав и обязанностей не будет.

Отменительным считается условие, с наступлением которого прекращаются существующие (порожденные сделкой) права и обязанности (наступление условия прекращает (отменяет) права и обязанности).

Отлагательные и отменительные условия характеризуются следующими чертами:, Во-первых,, Во-вторых,, В-третьих,, В-четвертых,

Вместе с тем закон запрещает только недобросовестно препятствовать или содействовать наступлению условия. Значит, добросовестные действия стороны, содействовавшие наступлению условия либо препятствовавшие его наступлению, допустимы. Так, предположим, престарелый гражданин передал кому-то во владение и пользование часть принадлежащего ему жилого помещения. Договором предусмотрено, что права и обязанности пользователей прекращаются, если возвратятся временно отсутствующие родственники собственника жилого помещения (например, уехавшие на заработки).

Если собственник жилья предпримет действия, направленные на возвращение родственников, для того чтобы выселить пользователей, то такие действия следует квалифицировать как недобросовестное содействие наступлению условия той стороной, которой наступление условия выгодно. Условие при этом признается ненаступившим. Если же собственник жилья предпринял усилия к скорейшему возвращению родственников в связи с тем, что ухудшилось состояние его здоровья и ему требуется посторонний уход, то приезд родственников будет отменительным условием. Права и обязанности пользователей прекращаются, хотя наступление условия связано с действием стороны.

Когда в п. 3 названной статьи говорится: «условие признается наступившим», «условие признается ненаступившим», то используется такой юридический прием, как фикция. В первом случае обстоятельство, с которым стороны связывали возникновение или прекращение прав и обязанностей, не стало реальностью (его нет), но с точки зрения правовой считается, что оно есть. И соответственно возникают или прекращаются права и обязанности. Во втором случае, напротив, обстоятельство наступило, но мы его «не видим», считаем, что его нет, оно не оказывает влияния на правовую связь.

При применении этих правил необходимо установить:

1. Наступление условия произошло или не произошло вследствие действия стороны (причинная связь между действием и наступлением условия).

2. Эти действия недобросовестные.

3. Наступление или ненаступление условия выгодно или невыгодно стороне, недобросовестно воспрепятствовавшей наступлению условия или содействовавшей его наступлению.

На практике иногда недостаточно точно различаются отлагательные и отменительные условия. Так, Международный коммерческий арбитражный суд, рассматривая спор, возникший из контракта с лицензионной оговоркой, счел положение договора, согласно которому услуги истца будут предоставляться ответчику до получения последним разрешения на экспорт товаров, отлагательным условием. Поскольку лицензия не была выдана, МКАС на основании ст. 61 ГК РСФСР счел, что контракт не порождает для сторон никаких правовых последствий (решение МКАС от 16 марта 1995 г. N 23).

Между тем из текста договора следует, что стороны связали не возникновение, а прекращение правовых последствий с условием — получением лицензии, поэтому решение МКАС не соответствует ст. ст. 157, 431 ГК РФ.

В иностранной юридической доктрине и законодательстве (ст. ст. 1169 — 1171 ФГК) имеется классификация условий на условия случайные, потестативные и смешанные. Случайным условием называется обстоятельство, не зависящее от воли сторон. Потестативным называется отвечающее признакам отлагательного или отменительного условия действие или бездействие стороны договора. Смешанное условие зависит от воли

Включение понятий потестативного, случайного и смешанного условий в российское гражданское законодательство не представляется необходимым, но понятия потестативного и смешанного условий могут использоваться при толковании ст. 157 ГК РФ.

Тем не менее классификация условий на случайные, потестативные и смешанные имеет значение при толковании ст. 157 Гражданского кодекса РФ.

Чаще всего в практике встречаются условия именно смешанные, наступление которых лишь отчасти зависит от волевых действий стороны обязательства.

Так, например, стороны — цедент и цессионарий — заключили договор уступки права требования, в соответствии с которым цедент передает (уступает) под отлагательным условием принадлежащее ему право требования к ТОО «Кирти», а цессионарий принимает право требования. Отлагательным условием договора являлось удовлетворение исковых требований цедента к фирме «Кирти» Арбитражным судом г. Москвы.

Несмотря на то что судебное решение, в данном договоре выступающее в качестве отлагательного условия, определяло объем уступаемого требования и его действительность, можно согласиться с выводом суда о том, что стороны заключили сделку под отлагательным условием.

Известно, что предметом уступки может быть действительное право требования.

Как указал в Обзоре практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК РФ Высший Арбитражный Суд, «недействительность требования, переданного на основании соглашения об уступке права (требования), не влечет недействительности этого соглашения. Недействительность данного требования является в соответствии со ст. 390 Гражданского кодекса РФ основанием для привлечения цессионарием к ответственности кредитора, уступившего требование» (п. 1 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 октября 2007 г. N 120) .

Следовательно, не законом, а договором возникновение основного правоотношения связывается в данном случае с наступлением отлагательного условия. Вряд ли имеется какое-либо противоречие публичному правопорядку в том, что судебное решение выступает здесь в качестве отлагательного условия, поскольку такая условная сделка сама по себе не означает препятствий правосудию.

Вместе с тем, несомненно, успешный исход дела в определенной мере зависит от усилий цедента. Поэтому видится возможным сделать вывод о том, что в рассмотренной ситуации имеется вполне действительное смешанное (т. е. частично зависящее от воли стороны обязательства) отлагательное условие.

Другой пример смешанного условия, т. е. условия, наступление которого частично зависит от воли стороны обязательства. В соглашении о переводе долга стороны обусловили его вступление в силу предоставлением банковских гарантий Уралтрансбанка и Ханты-Мансийского банка, обеспечивающих в полном объеме обязательства заемщика со сроками действия, равными сроку действия обязательства, долг по которому являлся предметом перевода. Поскольку одна из названных гарантий не соответствовала указанным в соглашении о переводе долга требованиям, Арбитражный суд Свердловской области счел условие ненаступившим.

В дореволюционной цивилистике условия также классифицировались на положительные и отрицательные. По определению Г. Ф. Шершеневича, «когда сила сделки ставится в зависимость от наступления известного обстоятельства, то условие будет положительным, например лицо обязывается продать имение, если оно достанется ему по закладной. Когда сила сделки ставится в зависимость от ненаступления известного обстоятельства, то условие будет отрицательным».

Глава 2. Форма сделок

2.1. Понятие формы сделки

Категория «форма» не является исключительно юридической. Она активно используется, например, в философской науке: первую развитую концепцию формы создала древнегреческая атомистика. В философии понятие «форма» неизменно рассматривается во взаимосвязи с категорией «содержание». «Форма и содержание, — писал Г. Гегель, — представляют собою пару определений, которыми рефлектирующий рассудок часто пользуется, и пользуется именно преимущественно так, что содержание рассматривается им как существенное и самостоятельное, а форма, напротив, как несущественное и несамостоятельное. Против такого представления следует, однако, заметить, что на самом деле оба одинаково существенны и что нет бесформенного содержания, точно так же, как нет бесформенного вещества…».

Противоречивость единства содержания и формы заключается в том, что у содержания преобладает тенденция к изменению, в то время как форма тяготеет к устойчивости. Поэтому форма требует периодического обновления, изменения и, не будучи своевременно преобразована, может стать тормозом развития содержания. В этом состоит конфликт содержания и формы.

Думается, что приведенные общефилософские законы взаимодействия формы и содержания действуют и в правовой материи, в науке права. Поэтому, обращаясь к исследованию формы сделки, следует помнить, что изучение форм сделок не является самостоятельной целью. Исследование формы интересно в первую очередь потому, что позволяет лучше уяснить содержание сделки, повлиять на него: установить содержание сделки возможно лишь познакомившись с ее формой, выражающей волю сторон вовне; четкость формы гарантирует ясность условий сделки; в некоторых случаях форма влияет на существование сделки, ее несоблюдение препятствует наступлению правовых последствий.

В настоящей главе речь пойдет о понятии формы сделки, о том, на каких принципах основывается оформление волеизъявления при совершении сделки, какое влияние форма сделки может оказать на ее содержание, в чем заключается значение формы сделки.

В 1960 году Б. В. Покровский писал, что «вопрос о понятии и значении формы сделок не привлек еще к себе достаточного внимания авторов, занимающихся проблемами советского гражданского права». Мало что изменилось по указанному вопросу за истекшие почти полвека. В современной российской цивилистике, как и в советской доктрине, о форме сделок упоминается лишь вскользь при анализе общей теории сделок. Большинство авторов, обращаясь к форме сделок, ограничивают свои исследования описанием положений Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ).

Собрать информацию о формах сделок, их правовом значении можно лишь скрупулезно отобрав и проанализировав многие сделанные разными авторами высказывания. Исследовательская работа по этой теме похожа на складывание мозаики или детский калейдоскоп: множество мельчайших частичек образуют единую картину. Вместе с тем невнимание к проблемам формы сделок во многом обедняет отечественную цивилистику.

Легальное определение формы сделки в ГК РФ, как и в нормативных актах многих европейских стран (Германском гражданском уложении — ГГУ, Французском гражданском кодексе и др.) и стран СНГ, не содержится. Определить, какое содержание вкладывается в термин «форма сделки», призвана наука гражданского права.

В соответствии с классификацией юридических фактов сделка считается действием, то есть обстоятельством реальной действительности, которое происходит по воле человека, представляет собой волевой акт. Воля участников, направленная на достижение определенного правового результата, составляет ее основу, ядро. По своей природе внутренняя воля — субъективное явление, она представляет собой комплексный психический процесс и принадлежит «к внутреннему духовному миру человека».

Окружающие могут судить о наличии у субъекта воли определенного содержания исключительно по совершаемым им действиям. «С внутренним решением лица, пока оно не получило выражения вовне, — писал И. Б. Новицкий, — не могут связываться юридические последствия, так как подобного рода волевые процессы остаются неизвестными для окружающих, и их никто не может принять в соображение своих деловых отношений». Чтобы воля субъекта гражданского оборота приобрела юридическое значение, она должна быть выражена во внешнем мире, оставаясь только внутренней волей лица, «она (воля. — К. Т.) не способна влиять на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей».

Таким образом, в сделке выделяются два самостоятельных элемента, которые, однако, тесно связаны между собой: субъективный (воля) и объективный (волеизъявление).

Для того чтобы воля могла быть воспринята окружающими и приобрела юридическое значение, она должна быть изъявлена, выражена. При этом для наступления правовых последствий, желаемых участниками сделки, требуется единство обоих элементов: совпадение изъявленной воли с внутренней волей лица. Субъект должен действительно стремиться к наступлению тех правовых последствий, о которых он заявляет.

В некоторых случаях несовпадение воли и волеизъявления приводит к ничтожности сделки, как, например, при совершении мнимой или притворной сделки (ст. 170 ГК РФ).

При этом, пока не установлено обратное, предполагается, что внутренняя воля лица соответствует изъявленной воле. Однако нередко случается, что сделанное лицом волеизъявление отличается от его истинной воли. Это может произойти по различным обстоятельствам, например, если субъект неверно выразил свою волю по ошибке или когда он был вынужден сделать такое волеизъявление под влиянием насилия и угроз со стороны третьего лица. В таких случаях при несовпадении воли и волеизъявления закон наделяет лицо, сделавшее отличающееся от истинной воли волеизъявление, правом оспорить сделку (ст. 178, 179 ГК РФ).

Воля участников гражданского оборота может проявляться также при совершении особых действий, которые называются конклюдентными (facta concludentia).

Конклюдентными действиями в гражданском праве принято считать такое поведение лица, из которого явствует его воля совершить сделку. Так, заходя в магазин самообслуживания и желая купить определенный товар, мы не говорим продавцу, что намерены заключить договор купли-продажи. Чаще — молча передаем выбранный товар кассиру и протягиваем ему деньги. Воля к заключению договора здесь не находит словесного выражения, а следует из поведения.

Молчание также может служить способом проявления воли, когда законом или соглашением сторон это прямо предусмотрено. Например, согласно п. 3 ст. 1008 ГК РФ отчет агента считается принятым, если в течение тридцати дней принципал не заявит ему о своих возражениях. Молчание принципала в этом случае выражает его согласие с предоставленным отчетом.

Способ, посредством которого участники сделки изъявляют свою волю при ее совершении (словами устно, письменно, при помощи конклюдентных действий или молчаливо), называется формой сделки. Такое определение формы сделки является господствующим.

Покровский Б. В. справедливо критиковал использование термина «форма сделки» для обозначения типового или примерного договора. Автор отмечал, что подобное использование встречается не только в юридической литературе, но и в нормативных актах, и признавал это не совсем удачным. Действительно, наделение одного термина несколькими смысловыми значениями усложняет восприятие и без того непростой правовой материи. Однако обилие омонимов, одинаково звучащих слов, имеющих разное значение, является одной из стилистических особенностей русского языка, поэтому исключить употребление одного понятия в разных значениях представляется для российской правовой науки достаточно сложным. В современном законодательстве употребление термина «форма сделки» в отличном от способа волеизъявления смысле практически не встречается. В настоящей работе термин «форма сделки» употребляется исключительно в значении способа изъявления внутренней воли участников сделки.

Однако единство формы сделки и воплотившейся в ней воли не должно приводить к мысли о том, что данные понятия идентичны. Форма служит воплощением внутренней воли участника сделки, но не подменяет собой последнюю. Форма сделки не приобретает самостоятельного значения и ценна лишь потому, что служит проявлением внутренней воли, а не сама по себе. К иным выводам приходит С.В. Никитин, утверждая, что в некоторых случаях документы «…приобретают самостоятельное правовое значение и становятся юридическими фактами либо элементами фактических составов…».

«Документы приобретают значение юридических фактов (элементов юридических составов) в тех случаях, когда они являются необходимой формой воплощения юридически значимого обстоятельства гражданского дела, вне которой оно теряет свое правовое значение», — поясняет автор. В числе других документов — юридических фактов С. В. Никитин называет нотариально удостоверенные сделки. Несмотря на то что соблюдение нотариальной формы сделки является условием ее действительности (п. 1 ст. 165 ГК РФ), с мнением С. В. Никитина нельзя согласиться: гибель или утрата документа с этой точки зрения должна бы означать отсутствие юридического факта, что не соответствует правовым нормам. Возможность выдачи дубликата нотариально удостоверенного документа предусматривалась советским правом и закреплена в действующем российском праве. Документ, воплощающий в себе нотариально удостоверенную сделку, юридическим фактом не является, в нем получает выражение воля, зафиксированная надлежащим образом.

Большое значение для уяснения содержания воли лица, выраженной вовне, имеет доступность способа волеизъявления для понимания контрагента. Эннекцерус Л. подчеркивает, что средства, применяемые субъектом оборота при волеизъявлении, должны быть понятны другим лицам: «…Выражение (внутренней воли. — К.Т.) должно давать возможность заключить о наличии воли; оно должно быть таково, чтобы его можно было истолковать или, как можно выразиться, чтобы значение его было установлено…». Независимо от того, какой способ изберут стороны для выражения своей воли, волеизъявление приведет к наступлению желаемых правовых последствий только в том случае, если другая сторона сможет его однозначно истолковать.

В литературе высказано мнение, согласно которому «если воля выражена неясно, на непонятном языке для адресата или неразборчивым почерком, такое выражение воли будет недействительным». Это утверждение представляется не бесспорным, особенно, если иметь в виду язык, на котором совершено волеизъявление. Согласиться с ним или отвергнуть его, зависит от конкретных обстоятельств, при которых совершается волеизъявление. Ведь если субъекту оборота адресовано волеизъявление на непонятном ему языке, оно не является объективно непонятным, неясным: лица, обладающие специальными знаниями (лингвисты, переводчики), могут разъяснить значение волеизъявления. Неясным выражение воли остается только для конкретного лица, получателя, так как он не обладает специальными знаниями. Однако последний имеет возможность обратиться к третьим лицам для перевода сообщения. Но возникает вопрос, обязан ли получатель волеизъявления делать это, если да, то в каких случаях?

Считать общим правилом обязанность любого субъекта гражданского оборота сделать все возможное для того, чтобы полученное волеизъявление было ему понятно, несправедливо. Законом такая обязанность не установлена. Следовательно, субъект вправе самостоятельно определять, какие действия ему можно и необходимо предпринять для уяснения значения адресованного ему волеизъявления. Если субъект заинтересован в том, чтобы понять последнее, и сделал его перевод, он не вправе ссылаться на тот факт, что волеизъявление представлено на непонятном ему языке.

Кроме этого, не имеют права ссылаться на неясность волеизъявления, сделанного на незнакомом языке, те участники сделки, которые предварительно согласовали, что волеизъявления будут совершаться посредством этого языка, или же когда из обычаев делового оборота следует, что определенный язык принят для проведения переговоров или заключения сделок. В иных случаях получатель волеизъявления вправе сослаться на неясность языка волеизъявления. Такое волеизъявление не вызовет к жизни последствий, на которые оно было направлено.

Интересным представляется вопрос о том, всякий ли способ изъявления воли является формой сделки или формой можно признать лишь те способы волеизъявления, которые закон указывает в качестве таковых. Согласно ГК РФ сделки могут быть совершены устно или письменно (п. 1 ст. 158), при помощи конклюдентных действий (п. 2 ст. 158) и молчания (п. 3 ст. 158).

Возможно ли выражение воли лица при совершении сделки иным, не указанным в законе способом?

В соответствии с действующим в гражданском праве принципом автономии воли (п. 2 ст. 1 ГК РФ) субъекты гражданского оборота вправе самостоятельно и в своих интересах определять свое поведение. Законодатель только устанавливает рамки, в пределах которых субъекты вправе действовать самостоятельно, по собственному усмотрению. Предусмотренные ГК РФ формы сделок не образуют замкнутого перечня. Не исключается, что иные, не нашедшие легального закрепления способы выражения воли могут являться формой совершения сделок. Критерием, на основании которого тот или иной способ проявления внутренней воли может быть признан самостоятельной формой сделки, является возможность достоверно установить содержание внутренней воли участника сделки.

В настоящее время российское гражданское законодательство не регулирует электронные способы волеизъявления, отличные от скрепления документа при помощи электронно-цифровой подписи. Однако в гражданском обороте приобрели широкое распространение сделки, заключаемые в сети Интернет и посредством обмена SMS-сообщениями. Способы изъявления воли при заключении таких сделок существенным образом отличаются от иных, предусмотренных законом форм сделок.

Отсутствие легального регулирования современных электронных способов выражения воли не должно препятствовать признанию их одним из видов форм сделок. Недостатками неполной законодательной регламентации реально существующих в обороте форм сделок являются прежде всего неясность относительно круга сделок, заключение которых возможно с применением этих форм, а также сложность в установлении их правового значения. Поэтому важно, чтобы способы изъявления воли, формы, в которых совершаются сделки в гражданском обороте, своевременно находили законодательное закрепление. Однако их легальное закрепление не является необходимой предпосылкой признания новых способов волеизъявления формой сделки.

Итак, форма сделки представляет собой способ выражения вовне внутренней воли стороны (сторон) сделки, который может вызвать желаемые сторонами правовые последствия, при условии доступности его для понимания участников сделки. При этом легального признания способа волеизъявления формой сделки не требуется.

2.2. Устная форма сделки

Устное волеизъявление является наиболее простой формой сделки. ГК РФ не содержит специальных правил в отношении устного выражения воли, определяя лишь круг сделок, которые могут совершаться в устной форме (ст. 159) . При устном волеизъявлении стороны вправе использовать любые слова и выражения, главное, чтобы они были понятны партнеру по сделке. Прямое указание на это находим, например, в ст. 571 Свода законов гражданских: «…порядок заключения словесных договоров состоит в полной воле договаривающихся лиц, лишь бы оные утверждались на непринужденном произволе и взаимном согласии и содержали в себе ничего законам противного».

Устная форма сделки представляет собой такой способ волеизъявления, при котором воля выражается сторонами непосредственно друг другу словами и не нуждается в закреплении какими-либо способами (на письме, при помощи электронной цифровой подписи (далее — ЭЦП) и др.).

В некоторых случаях в подтверждение факта заключения или исполнения устной сделки одна из сторон выдает другой удостоверяющий документ. Таким документом может быть товарный или кассовый чек, справка о покупке товароматериальных ценностей, легитимационные знаки: жетоны, номерки и др. Выдача подобного документа не изменяет устную форму сделки, а лишь подтверждает факт ее совершения и служит защите законных интересов субъектов гражданского оборота.

Например, при покупке товара в магазине покупателю выдается кассовый чек, который содержит информацию о продавце (его имя или фирменное наименование, идентификационный номер налогоплательщика, порядковый номер чека и т. д.), стоимости приобретенного товара, дате и времени совершения покупки. Кассовый чек не является письменной формой сделки, так как не выражает волю сторон заключить договор купли-продажи (воля покупателя вообще не находит никакого отражения в нем).

Однако при возврате товара ненадлежащего качества предъявление покупателем кассового чека подтверждает, что им в день, указанный в чеке, в данном магазине была совершена покупка на определенную сумму. А в случае обращения стороны в суд кассовый чек будет доказательством факта совершения сделки.

Аудио-, видео- или цифровая запись, фиксирующая волеизъявление сторон, также является доказательством волеизъявления, но не изменяет устной формы сделки.

На первый взгляд может показаться, что невербальные способы общения, используемые слабослышащими людьми и людьми с ограниченными возможностями речи, существенным образом отличаются от устной речи: субъект изъявляет волю не при помощи привычных нам слов, а посредством движений. Однако неверно было бы относить жестовый способ выражения воли к конклюдентному волеизъявлению. При конклюдентном волеизъявлении воля лица выражается действиями: субъект совершает какое-нибудь действие, поступок, по которому другие участники оборота делают вывод о наличии у него воли определенного содержания (выбор товара в магазине и предъявление его на кассе продавцу свидетельствуют о желании совершить договор купли-продажи).

При использовании жестового языка субъект так же, как и в устной речи выражает свою волю словами, только в устной речи слова произносятся, а при использовании языка жестов — показываются. То есть содержание воли так же, как и при устной речи, находит свое выражение при помощи слов. Пожалуй, единственной особенностью жестового языка является тот факт, что буквы и слова говорящего воспринимаются не на слух, а визуально.

Волеизъявление при помощи жестового языка обладает и иными признаками устного волеизъявления. Так, жестовое волеизъявление так же, как и устное, может быть сделано только непосредственно в присутствии субъекта, для восприятия которого оно предназначено. Так же, как и устное волеизъявление, выражение воли жестовым языком, как правило, не фиксируется при помощи других способов волеизъявлений, но может подтверждаться письменными или электронными документами. Поэтому данный способ выражения воли (при помощи специального языка жестов) также следует относить к устному волеизъявлению.

Сочетание быстроты совершения и сложности отстаивания своей позиции в спорной ситуации при применении устной формы сделки определили круг сделок, которые в соответствии с российским правом могут заключаться устно.

Гражданский кодекс РФ определяет применение устной формы сделки по остаточному принципу, означающему, что все сделки, для которых законом или соглашением сторон не установлено требование письменной формы, могут совершаться устно (п. 1 ст. 159).

Такой подход в определении круга сделок, совершаемых в устной форме, соответствует принципу свободной формы сделок. Помимо этого общего правила закон также специально выделяет две группы сделок, которые могут совершаться устно. Первую группу составляют сделки, исполняемые при самом их совершении (п. 2 ст. 159 ГК РФ).

Эти сделки могут быть заключены в устной форме, даже если по общему правилу ГК РФ для них требуется письменное оформление. Исполнение сделки при ее совершении означает, что между моментом возникновения и прекращения прав и обязанностей по сделке нет временного разрыва, то есть исполнение сделки производится немедленно по достижении соглашения между сторонами . Однако стороны не всегда вправе при совпадении моментов заключения и исполнения сделки заменить письменную форму устной. Такая возможность исключается, если форма сделки имеет конститутивное, правообразующее значение, когда законом или соглашением сторон предусмотрена нотариальная форма или же простая письменная форма сделки, несоблюдение которой влечет недействительность (ничтожность) сделки. Правило п. 2 ст. 159 ГК РФ направлено на обеспечение динамичности гражданского оборота и способствует быстрому совершению сделок, в чем обычно заинтересованы их участники.

Условием действия нормы п. 2 ст. 159 ГК РФ является исполнение сделки в полном объеме обеими сторонами при ее заключении. Если сделка исполнена частично либо только одной из сторон и законом или соглашением сторон для нее установлена письменная форма, она должна совершаться с применением этого способа волеизъявления. Совершение в этом случае сделки в устной форме следует считать несоблюдением установленной законом или соглашением сторон письменной формы, что должно повлечь наступление последствий, предусмотренных законом.

В литературе можно встретить утверждение, что сделки, исполняемые при самом их совершении, используются обычно при мелких бытовых операциях. Однако следует помнить, что, предусматривая в таких случаях возможность замены простой письменной формы на устную, закон не регламентирует ни цену сделки, ни состав участников. Согласно п. 2 ст. 159 устно может быть совершена сделка как между физическими, так и между юридическими лицами на любую сумму. Главным и единственным условием ее правомерности является совпадение моментов заключения и исполнения сделки.

Вторую группу сделок, которые как исключение из общего требования о письменной форме могут заключаться устно, составляют сделки во исполнение письменного договора при наличии предусмотренных законом условий (п. 3 ст. 159 ГК РФ): во-первых, при наличии соглашения сторон об устной форме; во-вторых, это условие не противоречит закону, иным правовым актам или договору.

В российском гражданском праве наиболее важные для участников гражданского оборота сделки обычно требуют письменного оформления, например сделки с недвижимостью (ст. 550, 560, 651 ГК РФ).

Традиционно для российского законодательства установление формальных требований, которым должно соответствовать завещание . Устная форма сделки по ГК РФ применяется только для оформления наиболее простых сделок. Думается, назрела необходимость расширения круга сделок, при заключении которых стороны могли бы изъявлять волю устно. Не все положения закона, устанавливающие в настоящее время обязательную письменную форму сделки, являются обоснованными.

2.3. Простая письменная форма сделок

Простая письменная форма сделок — один из словесных способов волеизъявления. Она чрезвычайно широко распространена в современном гражданском обороте как России, так и зарубежных стран. Это обязывает уделить особое внимание рассмотрению данного способа выражения воли.

Согласно п. 1 ст. 160 ГК РФ «сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку или должным образом уполномоченными ими лицами». Определяя простую письменную форму сделки, ГК РФ устанавливает два основных ее критерия. Сделка считается совершенной в простой письменной форме, если, во-первых, участники выразили свою волю на письме и, во-вторых, заверили сделанное волеизъявление своими подписями. При этом обычно закон не регламентирует, как должен составляться письменный документ, отражающий содержание сделки, а значит, он может быть написан от руки, напечатан на компьютере или воспроизведен иным способом. Лишь в некоторых исключительных случаях законодатель обязывает участников сделки оформить волеизъявление в собственноручно написанном тексте, например, п. 2 ст. 1126 ГК РФ, регламентирующий форму закрытого завещания.

Подпись участников сделки является необходимым элементом простой письменной формы, без нее она не считается соблюденной, а документ, пусть даже и собственноручно написанный участником сделки, является только проектом, но не надлежаще оформленным волеизъявлением. Еще К. П. Победоносцев писал: «Необязателен акт неподписанный, хотя бы и был весь писан рукою обязывающегося лица (Касс. 1871 N 794)». Подобная точка зрения нашла отражение и в практике Высшего Арбитражного Суда РФ (далее — ВАС РФ).

Президиум ВАС РФ признал, что заявление участника общества с ограниченной ответственностью о выходе из общества, составленное, но не подписанное им, не может в соответствии с п. 1 ст. 160 ГК РФ являться документом, удостоверяющим волеизъявление лица.

При оформлении сделки именно подпись лица свидетельствует о том, что волеизъявление совершено, подпись служит подтверждением его окончательности, завершает волеизъявление. Поэтому подпись должна ставиться в конце письменного волеизъявления. Такая же позиция относительно места подписи на документе поддерживается немецкой цивилистикой и судебной практикой. Решениями Верховного Суда ФРГ не раз подтверждалось, что подпись должна стоять в конце письменного документа.

Подпись подтверждает подлинность и достоверность только той части письменного волеизъявления, которая изложена до места ее проставления. Не покрытая подписью часть волеизъявления (например, приписка, сделанная ниже места подписи) не имеет юридического значения и не должна приниматься во внимание. Любое дополнение письменного документа должно скрепляться новыми подписями сторон. Таким образом, подпись выполняет функцию замыкания документа, является свидетельством об оконченности волеизъявления.

Большое значение собственноручная подпись имеет для идентификации субъекта волеизъявления. ГК РФ прямо не требует совершения подписи собственноручно лицом, сделавшим волеизъявление. Однако вывод об этом можно сделать из п. 2 ст. 160 ГК РФ, в котором закрепляется возможность применения аналогов собственноручной подписи. Специально оговаривая случаи и порядок применения аналогов собственноручной подписи, законодатель тем самым указывает, что в п. 1 ст. 160 ГК РФ говорится о собственноручной подписи.

При необходимости подтвердить подлинность подписи возможно при помощи почерковедческой экспертизы. В основу данного метода исследования положены специфические особенности почерка каждого человека.

В судебной практике часто встречаются случаи, когда подлинность подписи участника сделки оспаривается. В качестве примера можно привести следующее дело: Ч. обратился в суд с иском к К. о взыскании 800 000 руб. основного долга и процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование своих требований Ч. представил расписку, выданную К., в которой указано, что он взял у Ч. в долг и обязался вернуть указанную сумму с процентами.

В судебном заседании К. долг не признал и заявил, что подпись на расписке не принадлежит ему. По результатам назначенной судом экспертизы не удалось однозначно установить лицо, которому принадлежит подпись: так как текст расписки был выполнен на компьютере и лишь подпись — собственноручно, выводы эксперта С. имели вероятностный характер. По требованию Ч. была проведена дополнительная экспертиза подписи на расписке; эксперт Э. в судебном заседании «категорически утверждала», что подпись на документе выполнена ответчиком. Суд первой инстанции, основываясь на выводах эксперта С., счел недоказанным факт выдачи расписки ответчиком и отказал в удовлетворении требований Ч. Суд кассационной инстанции признал решение суда первой инстанции необоснованным, так как выводы экспертов носили противоречивый характер, решение отменил и отправил дело на новое рассмотрение, указав на необходимость проведения комиссионной экспертизы подписи на долговой расписке.

Исключение из общего правила о необходимости собственноручного выполнения подписи предусматривается п. 2 ст. 160 ГК РФ, согласно которому в некоторых случаях подпись может быть выполнена не участником сделки, а другим лицом — рукоприкладчиком. Фигуру рукоприкладчика необходимо отличать от представителя (п. 1 ст. 182 ГК РФ).

Изъявлением своей воли от имени другого лица (представляемого) представитель создает, изменяет или прекращает права и обязанности для представляемого, рукоприкладчик же не выражает волю на совершение сделки. Он лишь подтверждает своей подписью факт изъявления воли другим лицом.

Его подпись заменяет подпись участника сделки, который по указанным в законе причинам (вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности) не может самостоятельно подписаться. При этом рукоприкладчик должен учинить на письменном документе собственную подпись, а не имитировать подпись волеизъявителя. Подпись рукоприкладчика свидетельствуется нотариусом или иным должностным лицом, имеющим на это право, указываются причины, по которым участник сделки не мог поставить свою подпись (п. 3 ст. 160 ГК РФ).

В ст. 160 ГК РФ не определено, должен ли рукоприкладчик обладать полной дееспособностью. Согласно специальному указанию закона при совершении завещания не могут быть рукоприкладчиками лица, не обладающие дееспособностью в полном объеме, неграмотные, а также граждане с такими физическими недостатками, которые явно не позволяют им в полной мере сознавать существо происходящего (п. 2 ст. 1124 ГК РФ).

Возникает вопрос, должен ли отвечать указанным выше требованиям рукоприкладчик, участвующий в оформлении иных сделок?

Некоторые авторы считают, что рукоприкладчик должен быть полностью дееспособным. Методические рекомендации по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами РФ закрепляют, что нотариус проверяет дееспособность рукоприкладчика (п. 39).

В абз. 5 п. 14 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий главами местной администрации поселений и специально уполномоченными должностными лицами местного самоуправления поселений устанавливаются более строгие требования к лицу, которое подписывает документ за обратившегося гражданина. В частности, там предусматривается, что не может быть привлечено в качестве рукоприкладчика лицо, не полностью дееспособное, неграмотное либо не способное в полной мере осознавать существо происходящего.

Привлечение рукоприкладчика к оформлению сделки не случайно. Если сам участник сделки не может ее подписать, то возможно, что при возникновении спора он не сможет подтвердить свое участие в сделке, например, если его физическое и психическое состояние ухудшится. Либо если человек неграмотен, у суда могут возникнуть сомнения в том, знал ли он содержание письменного документа, составленного от его имени. Рукоприкладчик не только за участника сделки подписывает документ, но и становится свидетелем совершения сделки. А значит, в спорной ситуации подлинность волеизъявления участника сделки смогут подтвердить два человека: рукоприкладчик и нотариус (или иное лицо, засвидетельствовавшее его подпись).

Привлечение рукоприкладчика служит в первую очередь интересам участника сделки. Полная дееспособность, грамотность рукоприкладчика не позволят опорочить его свидетельство в случае возникновения спора. Поэтому думается, что требования, предъявляемые к личности рукоприкладчика в п. 2 ст. 1124 ГК РФ, должны учитываться и при заключении иных сделок. А правила абз. 5 п. 14 Инструкции о порядке совершения нотариальных действий являются обоснованными.

Как отмечалось выше, п. 1 ст. 160 ГК РФ предусматривает два основных требования к простой письменной форме: воля участников должна быть выражена письменно и скреплена подписями сторон. Законом, иными нормативными правовыми актами или соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования (абз. 3 п. 1 ст. 160 ГК РФ).

В качестве примеров таких дополнительных элементов простой письменной формы законодатель называет совершение сделки с применением бланка определенной формы, скрепление документа печатью. ГК РФ не содержит исчерпывающего перечня дополнительных требований, данный перечень может быть дополнен законом или участниками сделки. Дополнительные требования к письменной форме, так же как и обязательное предписание простой письменной формы, направлены на защиту интересов участников сделки.

Дополнительное легальное требование к простой письменной форме в виде приложения печати юридического лица к доверенности, выдаваемой от его имени, устанавливается в п. 5 ст. 185 ГК РФ. Стоит отметить, что закон не требует скрепления печатью всякой сделки или договора, заключаемого юридическим лицом, и печать не является обязательным элементом простой письменной формы. Однако такая практика широко распространена в современном гражданском обороте. Оттиск печати обязателен, если это прямо установлено законом или соглашением сторон. Такое мнение не раз высказывалось в литературе и судебной практике.

Еще одно дополнительное требование к простой письменной форме устанавливается п. 5 ст. 185 ГК РФ. В соответствии с ним доверенность от имени юридического лица, основанного на государственной или муниципальной собственности, на получение или выдачу денег и других имущественных ценностей должна быть подписана главным (старшим) бухгалтером организации. О необходимости проставления подписи главного бухгалтера на договорах говорится также в п. 3 ст. 7 ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее — Закона).

Обоснованность и законность этого положения Закона является спорной.

В соответствии с этой нормой без подписи главного бухгалтера денежные и расчетные документы, финансовые и кредитные обязательства считаются недействительными и не должны приниматься к исполнению. В отношении этого правила в литературе высказаны разные мнения. Одни авторы утверждают, что правило п. 3 ст. 7 Закона противоречит нормам гражданского законодательства, ведет к усложнению гражданского оборота , другие отмечают положительные черты привлечения главного бухгалтера к оформлению некоторых видов договоров , третьи ограничиваются констатацией нелогичности и непоследовательности правового регулирования этого вопроса .

Думается, что требование п. 3 ст. 7 Закона не соответствует общему порядку совершения сделок, установленному ГК РФ. В соответствии со ст. 53 ГК РФ юридическое лицо приобретает права и обязанности через свои органы. По общему правилу для надлежащего оформления сделки от имени юридического лица достаточно, если договор подпишет его директор или уполномоченный представитель. При этом полномочия лица, подписывающего сделку, существенным образом отличаются от полномочий главного бухгалтера.

Согласно закону главный бухгалтер отвечает за ведение бухгалтерского учета и своевременное представление отчетности, обеспечивает соответствие хозяйственных операций организации законодательству РФ, а также контролирует движение имущества юридического лица (ст. 7).

Очевидно, что главный бухгалтер не является органом юридического лица, не формирует его волю и не вправе без специальной доверенности выступать от имени юридического лица при заключении сделок. Функции и задачи деятельности главного бухгалтера существенным образом отличаются от целей деятельности волеобразующих и исполнительных органов юридического лица и направлены на обеспечение надлежащего бухгалтерского и налогового учета.

Следует признать верной сложившуюся по этому вопросу практику арбитражных судов, обычно отвергающую доводы о недействительности договора в связи с отсутствием подписи главного бухгалтера.

Правило п. 3 ст. 7 ФЗ «О бухгалтерском учете» нарушает абз. 2 п. 2 ст. 3 ГК РФ, согласно которому нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать ГК РФ. Подпись главного бухгалтера может выступать дополнительным требованием к простой письменной форме. Однако данное дополнительное требование должно быть установлено законом, иным нормативным актом или соглашением сторон для определенного вида сделок или конкретной сделки.

Еще одним дополнительным требованием к простой письменной форме может выступать в соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 160 ГК РФ применение бланка определенного вида. Цели установления этого дополнительного требования могут быть различны. Бланк может изготавливаться на специальной бумаге, содержать защитные знаки, иметь особое графическое оформление. Применение таких бланков дает дополнительную гарантию подлинности документа, подтверждает его выдачу определенным субъектом оборота. Так, непродолжительное время доверенность на управление транспортным средством в РФ требовала нотариального удостоверения и оформлялась на специально утвержденном бланке, выполненном с применением полиграфических способов защиты.

В литературе высказано мнение, что транспортная накладная и квитанция, выдаваемая грузоотправителю, не являются письменной формой договора перевозки груза, а служат лишь документами, подтверждающими его заключение. В обоснование ссылаются на текст закона. В законодательстве, действительно, неоднократно повторяется, что транспортная накладная «подтверждает» факт заключения договора. Однако подобное мнение не совсем верно.

Документ-форма сделки и документ-подтверждение ее имеют разное значение, выполняют неодинаковые функции. Когда имеется документ-форма, можно говорить о том, что стороны пришли к соглашению и заключили договор, конечно, если отсутствуют какие-либо пороки сделки. Таким документом, например, будет являться подписанный сторонами текст договора. Из документа-подтверждения нельзя сделать однозначный вывод о заключении договора, его содержание необходимо оценивать в совокупности с иными доказательствами факта заключения или незаключения сделки, поведением сторон.

Документ-форму от документа-подтверждения сделки отличает объем содержания и наличие обязательных элементов письменной формы сделки. Документ-форма сделки содержит волеизъявление всех участников (если составляется единый документ) или только одного из них (если договор заключается посредством обмена документами ), обязательно подписан сторонами (стороной).

Из документа, подтверждающего сделку, обычно можно установить только часть информации о заключенной сделке, он может быть подписан неуполномоченным лицом. Например, письмо, скрепленное подписью менеджера организации, не имеющего право подписывать договоры от имени фирмы, но ответственного за исполнение договора, может служить доказательством заключения сделки.

При рассмотрении вопроса о значении документа интерес представляет соображение И. Л. Брауде, который писал об оформлении договора бытового подряда следующее: «В том случае, когда на квитанции или листке заказа имеется не только подпись подрядчика, но и заказчика (например, «с условиями согласен», подпись), — налицо письменно оформленный договор подряда; в тех случаях, когда квитанция или листок заказа подписывается односторонне представителем подрядчика (мастерской), — налицо письменное доказательство заключения договора подряда». Таким образом, лист заказа (квитанция), подписанный заказчиком и подрядчиком, является документом-формой договора бытового подряда, в то время как бланк заказа, скрепленный подписью только подрядчика, — документом, подтверждением, закрепляющим волеизъявление только одной стороны.

Гражданский кодекс закрепляет два способа заключения договора в простой письменной форме: путем составления единого документа, а также путем обмена письменными волеизъявлениями (п. 2 ст. 434).

При обмене документами каждая из сторон передает партнеру по сделке подписанный уполномоченным лицом документ, подтверждающий ее волю. При этом волеизъявления в документах по содержанию должны совпадать, быть согласованными, то есть закреплять соглашение сторон по всем существенным условиям договора.

Если письменные волеизъявления сторон противоречивы, договор не считается заключенным, но не вследствие несоблюдения формы, а из-за отсутствия соглашения сторон, консенсуса. Закон признает оба способа волеизъявления равнозначными. Выбор одного из них предоставляется участникам договора. Однако составление единого документа при оформлении сделки в большей степени защищает интересы участников договора. Знакомясь с одним документом, легче уяснить содержание договора, а также оценить его преимущества и недостатки.

Поэтому некоторые договоры по прямому предписанию закона подлежат обязательному оформлению посредством составления одного документа, например договор продажи и аренды недвижимого имущества (ст. 550, 651), предприятия (ст. 560, 658), а также передачи недвижимости в доверительное управление (ст. 1017).

В отношении иных договоров с недвижимостью (дарения, мены или залога) ГК РФ не устанавливает специального требования об оформлении единым документом. Поэтому в настоящее время стороны вправе, исходя из принципа свободной формы сделки, обмениваться письменными волеизъявлениями при ее заключении.

ГК РФ не устанавливает порядок определения единства многостраничного письменного документа, не сложилась судебная практика по этому вопросу. В практических рекомендациях участникам оборота предлагается текст многостраничного договора прошить, склеить и удостоверить подписями либо подписать каждую страницу. Такое физическое скрепление письменного документа, действительно, эффективно защищает его от внесения несогласованных сторонами изменений после подписания. Однако подход немецкой доктрины и практики представляется более гибким и в большей мере отвечающим требованиям современного гражданского оборота. Сквозная нумерация страниц, разделов, пунктов, качество бумаги, на которой исполнен документ, использование одного средства воспроизведения документа (принтера, копировального аппарата) также свидетельствуют о единстве документа и аутентичности его экземпляров.

Согласно п. 3 ст. 434 ГК РФ письменная форма договора считается соблюденной не только в случае, когда оферта и акцепт изложены в письменных документах, но и если в ответ на письменную оферту сторона совершит действия по выполнению указанных в ней условий (п. 3 ст. 438), то есть ответом на письменную оферту является акцепт в виде конклюдентных действий. Эта норма предоставляет лицу, получившему оферту, право заменить письменное волеизъявление — акцепт конклюдентным волеизъявлением, что позволяет участникам гражданского оборота более динамично выстраивать свои отношения. Положение п. 3 ст. 434 ГК РФ направлено на экономию времени участников гражданского оборота.

Рассмотрев основные элементы простой письменной формы, обратимся к нормативным установлениям, определяющим круг сделок, подлежащих заключению в указанной форме.

В ГК РФ нормы о сделках, заключаемых в письменной форме, содержатся как в первой, так и во второй части. Ст. 161 ГК РФ определяет общий круг сделок, совершаемых в простой письменной форме, в зависимости от субъектного состава участников и цены сделки. Во второй части ГК РФ требование простой письменной формы устанавливается в отношении отдельных видов договоров.

В соответствии с п. 1 ст. 161 ГК РФ сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, должны заключаться в простой письменной форме.

Вопрос о применении МРОТ в качестве норматива при расчете платежей по гражданско-правовым обязательствам стал предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ. Постановлением Конституционного Суда РФ от 27.11.2008 N 11-П применение МРОТ в размере, равном 100 руб., для исчисления платежей по договорам пожизненной ренты и пожизненного содержания с иждивением признано неконституционным. Конституционный Суд РФ справедливо отметил, что применение МРОТ как норматива при расчете некоторых видов платежей, в том числе и по гражданско-правовым обязательствам, не соответствует конституционно-правовой природе данного института. Именно поэтому некоторые нормативные акты, которые раньше использовали МРОТ (например, Кодекс РСФСР об административных правонарушениях — далее КоАП РСФСР), теперь применяют твердые денежные суммы (КоАП РФ).

Выводы, сделанные Конституционным Судом, не применяются для определения размера сделок, совершаемых гражданами в простой письменной форме (п. 1 ст. 161).

Представляется необходимым внести изменения в ст. 161 ГК РФ, установив, что сделки между гражданами, превышающие определенную сумму, должны совершаться в простой письменной форме, что сделало бы эту норму более понятной для простых граждан, непосредственных ее адресатов.

Изменения, внесенные в ГК РФ Федеральным законом от 25.12.2008 N 280-ФЗ, убеждают в том, что высказанное предложение соответствует намерениям законодателя. Обновленное положение абз. 2 п. 2 ст. 574 предписывает совершать в письменной форме договоры дарения, дарителем в которых выступает юридическое лицо, если стоимость дара превышает не пять МРОТ, как определялось ранее, а три тысячи рублей. Как уже отмечалось, использование фиксированной денежной суммы для определения круга сделок, совершаемых в простой письменной форме, заслуживает положительной оценки, не ясно, однако, почему законодатель, отказываясь от применения МРОТ при определении формы договора дарения, иные положения закона оставляет без изменения (ст. 161, п. 1 ст. 808 ГК РФ).

Отказ от использования МРОТ только в одной статье нарушает единство правового регулирования гражданских правоотношений, может вызвать затруднения на практике. Остается надеяться, что в ближайшее время законодатель изменит и иные нормы ГК РФ, в которых содержится указание на МРОТ.

Общее требование простой письменной формы установлено также в отношении сделок между юридическими лицами и с гражданами (абз. 2 п. 1 ст. 161 ГК РФ).

Предписание закона о письменном оформлении сделок, участниками которых являются юридическое лицо и гражданин, можно аргументировать стремлением законодателя защитить интересы физического лица как заведомо экономически более слабую сторону, часто не имеющую специальных юридических знаний и легче поддающуюся влиянию.

Правило об обязательной простой письменной форме всех сделок между юридическими лицами не бесспорно и заслуживает критики по следующим основаниям:

Во-первых,, Во-вторых,, В-третьих,

Поэтому простая письменная форма при оформлении сделок, заключаемых юридическими лицами, конечно, служит доказательством заключенной сделки, но, скорее всего, не единственным. Это подтверждает практика рассмотрения споров в арбитражных судах. Нередко сторона, заинтересованная в получении исполнения от своего контрагента, не может подтвердить состоявшуюся сделку и ее условия письменным соглашением, так как требование о форме не было соблюдено, однако представляет иные документы, подтверждающие факт ее заключения (товарные накладные, акты выполненных работ, платежные поручения и др.).

2.4. Нотариальная форма сделки

Еще в древности для оформления некоторых сделок люди обращались к представителям публичной власти. Как отмечалось в первой главе, древнему русскому праву уже была известна такая форма сделки, как запись, при которой текст документа, который обычно составлял княжеский писец, скреплялся княжеской печатью (ст. 82 Псковской судной грамоты).

Позднее оформление некоторых письменных сделок на Руси было поручено дьякам. С принятием Положения о нотариальной части 1866 г. порядок участия публичной власти в оформлении сделок в царской России существенно изменился. Именно с принятием этого нормативного акта принято связывать начало становления современного нотариата в России.

В отличие от современного гражданского права, закрепляющего только одну форму сделки, при совершении которой требуется участие нотариуса — нотариальное удостоверение сделки (ст. 163 ГК РФ), Свод законов гражданских Российской империи знал несколько форм сделок с участием представителя публичной власти. Согласно ст. 1531 договоры и обязательства совершались домашним, нотариальным, явочным и крепостным порядком. Домашний порядок объединял устную и простую письменную формы сделок, для оформления сделки иными указанными в законе способами необходимо было обращаться к нотариусу или иному лицу, уполномоченному на совершение соответствующих действий.

Сложно сказать, чем различались между собой явочный и нотариальные способы выражения воли. Например, в ст. 79 Положения о нотариальной части они использовались как синонимы.

После этого сделка утверждалась старшим нотариусом той местности, где находилось имущество (ст. 157 Положения о нотариальной части).

Старший нотариус проверял титул отчуждателя, его право на отчуждение, и только после такой проверки заносил акт в крепостную книгу. Подробнее о системе дореволюционного нотариата и оформлении сделок с недвижимостью см., например: Гражданское право: Популярные лекции для самообразования / И. С. Вольманг [и др.]. СПб., 1903. С. 92 — 94; Васьковский Е. В. Указ. соч. С. 123; Дювернуа Н. Л. Указ. соч. С. 51. Крепостной порядок совершения сделок в дореволюционной России объединял в себе элементы как формы сделок, так и прообраза современной системы их государственной регистрации.

В современном гражданском праве РФ способ волеизъявления, форма сделки строго отграничивается от ее государственной регистрации. Государственная регистрация не является формой сделки, а представляет собой самостоятельный институт гражданского права. См.: п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 16.02.2001 N 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Российский законодатель предусматривает случаи обязательного нотариального засвидетельствования подписи. Например, подлинность подписи лица свидетельствуется нотариусом при подаче заявления в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. Однако в соответствии с российскими законами нотариальное засвидетельствование подписи не является формой сделки, а представляет собой самостоятельное нотариальное действие (п. 5 ст. 35, ст. 80 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате).

По ГК РФ необходимость нотариального засвидетельствования подписи при совершении волеизъявления следует квалифицировать как дополнительное требование к простой письменной форме (абз. 3 п. 1 ст. 160 ГК РФ), которое может быть установлено как законом, так и соглашением сторон.

Свидетельствование подлинности подписи не влияет на содержание волеизъявления, порядок его формирования, а лишь подтверждает личность сделавшего его. Нотариальное засвидетельствование подписи не изменяет способ изъявления воли. Одну форму сделки от другой отличают существенные особенности способа изъявления воли. В случае, когда речь идет о нотариальном засвидетельствовании подписи стороны в сделке, особенности касаются не способа изъявления воли в целом, а лишь одного из его элементов — подписи волеизъявителя, поэтому нет оснований считать нотариальное засвидетельствование подписи самостоятельной формой сделки. Некоторые зарубежные правопорядки признают нотариальное засвидетельствование подписи самостоятельной формой сделки в силу сложившихся традиций, но по российскому праву оно не может быть признано таковой.

Существенные особенности нотариальной формы сделки обусловлены тем, что для удостоверения волеизъявления привлекается специально уполномоченный субъект, обязанности которого определены законом. Обычно таким субъектом является нотариус, однако в некоторых случаях закон наделяет правом удостоверять сделки и иных лиц. Так, например, при отсутствии нотариуса в поселении или расположенном на межселенной территории населенном пункте некоторые нотариальные действия, среди которых удостоверение завещания и доверенностей, поручается совершать главе местной администрации поселения и специально уполномоченному должностному лицу местного самоуправления поселения или главе местной администрации муниципального района и специально уполномоченному должностному лицу местного самоуправления муниципального района (ст. 37 Основ).

К нотариально удостоверенным доверенностям приравниваются также доверенности, удостоверенные лицами, перечисленными в п. 4 ст. 185 ГК РФ.

Порядок удостоверения сделки нотариусом или иным уполномоченным на это лицом регулируется ГК РФ, Основами законодательства о нотариате, а также иными нормативными актами, определяющими порядок совершения нотариальных действий. Согласно ст. 163 ГК РФ нотариус или иное должностное лицо, уполномоченное на совершение такого нотариального действия, удостоверяют сделки путем совершения на документе удостоверительной надписи. При этом документ, представленный для удостоверения, должен отвечать требованиям ст. 160 ГК РФ, регламентирующей простую письменную форму сделки. Поэтому все правила относительно простой письменной формы действуют и применительно к нотариальной форме сделки. Так, законом или соглашением сторон для письменного документа, представляемого для нотариального удостоверения, могут быть установлены дополнительные требования. В качестве примера можно привести закрытое завещание. Согласно п. 2 ст. 1126 ГК РФ закрытое завещание должно быть собственноручно написано завещателем, что является дополнительным требованием к форме сделки (абз. 3 ст. 160 ГК РФ).

К обязанностям нотариуса относится также проверка дееспособности граждан и правоспособности юридических лиц (ст. 43 Основ).

Если при проверке правоспособности юридических лиц сложностей обычно не возникает (нотариус знакомится с учредительными документами юридического лица, а также проверяет полномочия лица, действующего от его имени), то при установлении дееспособности физического лица могут возникнуть некоторые затруднения.

Для подтверждения дееспособности гражданина нотариус должен убедиться в том, что лицо достигло возраста совершеннолетия или стало полностью дееспособным по иным предусмотренным законом основаниям. Наряду с проверкой документов нотариус визуально оценивает поведение обратившихся лиц. Согласно ст. 29 ГК РФ психическое расстройство физического лица, из-за которого человек не может понимать значение своих действий или руководить ими, является основанием для признания гражданина недееспособным. Поэтому если поведение лица, обратившегося за нотариальным удостоверением сделки, свидетельствует о том, что гражданин не понимает значение своих действий и/или не может руководить ими, нотариусу следует выяснить, не признан ли гражданин недееспособным.

Он вправе отложить совершение нотариального действия (ст. 41 Основ) и обратиться к одному из лиц, имеющих право согласно ст. 281 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) ставить перед судом вопрос о признании лица недееспособным. Основы, а также иные акты, разъясняющие их положения, не содержат специальных указаний на этот счет, но совершение нотариусом указанных выше действий не противоречит закону и в большей степени способствует надлежащему исполнению им своих обязанностей.

Наличие у лица психического заболевания само по себе еще не является основанием для отказа в совершении нотариального действия. Только суд может признать гражданина недееспособным (п. 1 ст. 29 ГК РФ), поэтому до вступления решения суда в законную силу у нотариуса отсутствуют основания для отказа в удостоверении сделки. Думается, что в том случае, когда одно из обратившихся лиц, по мнению нотариуса, не может руководить своими действиями, а лица, уполномоченные ГПК РФ возбудить процесс о признании гражданина недееспособным, после уведомления нотариуса бездействуют, последний должен объяснить иным участникам сделки правила ст. 177 ГК РФ.

Как известно, сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения. Иные участники сделки, уведомленные о последствиях применения ст. 177 ГК РФ, могут сами отказаться от ее совершения. Такое поведение нотариуса вполне согласуется с его обязанностью оказывать содействие в осуществлении прав физическим и юридическим лицам (ст. 16 Основ).

Иная ситуации складывается в случае, когда, несмотря на разъяснение правил ст. 177 ГК РФ, участники сделки все же настаивают на ее удостоверении.

Одной из главных обязанностей нотариуса при удостоверении сделки является разъяснение участникам ее содержания и последствий совершения, а также установление соответствия содержания представленного для удостоверения документа истинной воле сторон и закону (ст. 54 Основ).

Нередко лица, обращаясь к нотариусу, хотят достичь определенного правового результата, но не знают, какие именно юридические действия им следует совершить. Выяснив их намерения, нотариус разъясняет, какие юридические действия следует совершить и какие правовые последствия они породят.

«Участие нотариуса при совершении сделок, — писал Е. В. Васьковский, — установлено для того, чтобы придать им достоверность и устранить всякие сомнения и споры». Обязанность разъяснить правовое значение совершаемых действий направлена в первую очередь на устранение правовой неграмотности граждан и призвана не допустить злоупотребления со стороны юридически более образованных лиц. При этом нотариус не должен оценивать сделку с экономической точки зрения, с позиции выгоды той или иной стороны. Участие нотариуса в оформлении сделки играет важную роль в повышении правовой грамотности граждан.

Привлечение нотариуса к оформлению сделки призвано обеспечить ее законность. Основы законодательства о нотариате запрещают удостоверять сделку, если она не соответствует законодательству РФ и международным актам (ст. 16, 48).

Согласно ст. 3 ГК РФ гражданское законодательство состоит из Гражданского кодекса и принятых в соответствии с ним иных федеральных законов, регулирующих гражданско-правовые отношения. В этой связи не ясно, как должен поступить нотариус, если, например, сделка противоречит иным правовым актам или не соответствует сложившимся обычаям делового оборота. Вправе ли он в данном случае удостоверить сделку или должен отказать в совершении нотариального действия? Согласно прямому предписанию Основ отказ нотариуса удостоверить сделку в этих случаях является необоснованным.

Вместе с тем более корректное формулирование норм закона, обязывающих нотариуса отказывать в совершении нотариального действия не только в случаях, когда таковое противоречит законодательству РФ, но и нарушает правила иных нормативно-правовых актов или обычаев делового оборота, обеспечивало бы большую защиту добросовестным участникам гражданского оборота от неправомерных действий иных лиц и даже, возможно, побудило бы нотариусов и лиц, наделенных правом совершения нотариальных действий, более внимательно относиться к своим обязанностям.

Статья 44 Основ предусматривает, что стороны подписывают удостоверяемую сделку в присутствии нотариуса. Участники не вправе требовать удостоверения договора, подписанного ими до прихода к нотариусу. При предоставлении документа, скрепленного подписями сторон, нотариус в силу прямого указания закона должен составить новый документ, аналогичный представленному сторонами. Только в этом случае требование о подписании сделки в присутствии нотариуса будет исполнено.

Такой подход к определению доказательственного значения акта, закрепляющего нотариальное удостоверение сделки, вполне логичен. Привлекаемый к удостоверению нотариус подтверждает дату изъявления воли, его подлинность и содержание, несет ответственность за ненадлежащее исполнение своих обязанностей, гарантируя тем самым действительность воли, выраженной в документе. При совершении сделки в простой письменной форме сторона (стороны) может намеренно исказить дату ее совершения, подделать подпись одного из участников.

В настоящее время документы в простой письменной и нотариальной формах имеют одинаковое юридическое значение, при разрешении спора судья волен решать по собственному усмотрению, какому из них отдать предпочтение, если содержащаяся в них информация противоречива. Думается, что нотариально удостоверенный документ должен иметь больше прочности — его подлинность гарантируется специально уполномоченным субъектом. Обоснованно было бы закрепление в законе презумпции достоверности нотариально удостоверенных документов. Это в большей мере обеспечивало бы защиту интересов добросовестных участников сделок и стимулировало бы субъектов гражданского оборота обращаться к нотариальной форме сделок.

Нотариальная форма сделок является обязательной в двух случаях: когда она установлена соглашением участников сделки или когда предусмотрена законом (п. 2 ст. 163 ГК РФ).

По ГК РФ в нотариальной форме должны совершаться: доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, за исключением случаев, указанных в законе (п. 2 ст. 185 ГК РФ); доверенность, выдаваемая в порядке передоверия, за исключением случаев, предусмотренных в п. 4 ст. 185 (п. 3 ст. 187); договор о залоге движимого имущества или прав на имущество в обеспечение обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (п. 2 ст. 339); уступка требования, как и договор о переводе долга, основанного на сделке, совершенной в нотариальной форме (п. 1 ст. 389, п. 2 ст. 391); договор ренты (ст. 584) (законодатель специально оговаривает нотариальную форму одной из разновидностей договора ренты — договора пожизненного содержания с иждивением (ст. 601)).

Кроме того, по общему правилу в нотариальной форме совершается завещание (п. 1 ст. 1124, ст. 1125).

Требование обязательного нотариального оформления доверенности, выдаваемой в порядке передоверия, направлено на защиту интересов как доверителя, так и третьих лиц. Передоверие полномочий по первоначальной доверенности может происходить в случае, если поверенный уполномочен на это доверенностью или вынужден к этому силою обстоятельств для охраны интересов доверителя (п. 1 ст. 187 ГК РФ).

Нотариальное удостоверение передоверия в первую очередь отвечает интересам контрагентов доверителя, так как снижает вероятность, что доверитель в последующем откажется от исполнения сделки по причине незаконной передачи полномочий. Нотариальное оформление передоверия служит также интересам доверителя, которого такой порядок оформления передоверия защищает от недобросовестных действий поверенного, не желающего лично исполнять свои обязательства. Поэтому думается, что более строгие требования для оформления передоверия, чем при выдаче доверенности, вполне обоснованны.

Такие сделки, как рента и завещание, оформляются при участии нотариуса в силу их особого значения для участников гражданского оборота. Рентополучателем в договоре ренты, как правило, является экономически более слабая сторона. Сложно представить, что лицо, не испытывающее финансовых трудностей и не нуждающееся в поддержке третьих лиц, решится заключить договор ренты. В большинстве случаев получателями ренты становятся лица преклонного возраста либо субъекты, находящиеся в сложной жизненной ситуации. Такие лица без труда могут быть введены в заблуждение, их доверчивостью легче злоупотребить. Обязательное нотариальное оформление договора ренты установлено в целях обеспечения интересов экономически более слабой стороны.

При составлении завещания нотариус разъясняет его составителю, что, совершая эту сделку, наследодатель вправе распорядиться любым своим имуществом (ст. 1120 ГК РФ), назначить иных наследников, чем предусмотрены при наследовании по закону (ст. 1119 ГК РФ), а также поясняет иные права и обязанности завещателя. Участие нотариуса при удостоверении завещания направлено в том числе на обеспечение прав назначаемых наследников. Нотариальное удостоверение дает больше гарантий в том, что завещание не будет позже признано недействительным или оспорено заинтересованными лицами. Как уже отмечалось, нотариальное оформление завещания является традиционным для отечественного законодательства.

Современный российский законодатель, регулируя оборот недвижимого имущества, создал систему государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, но отказался от нотариальной формы этой категории сделок. Поэтому сделки с недвижимым имуществом, за исключением договора ренты, могут совершаться сегодня в простой письменной форме (ст. 550, 560, 651, 658, 1017 ГК РФ).

Отказ от нотариальной формы сделок с недвижимым имуществом в гражданском праве России оценивается неоднозначно. Этой проблеме посвящено немало публикаций, она вполне могла бы стать темой самостоятельного научного исследования. Не вступая в полемику с участниками дискуссии, отметим, лишь, что одобрения заслуживает мнение тех авторов, которые, не умаляя значимости института государственной регистрации прав и сделок с недвижимым имуществом, говорят о неодинаковом правовом значении нотариальной формы сделок и государственной регистрации. Хотя оба указанные правовые института имеют общую цель — обеспечение стабильности и законности оборота недвижимости, механизмы достижения этой цели у них различны.

Государственная регистрация направлена на обеспечение публичности и достоверности сведений о сделках и правах на недвижимость. Открытость сведений, содержащихся в реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ст. 7 Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним), позволяет каждому участнику оборота получить полную и достоверную информацию о динамике права на объект недвижимости.

Участие нотариуса в оформлении сделки в большей мере направлено на защиту прав и интересов ее сторон. В отличие от органа, осуществляющего государственную регистрацию сделок с недвижимым имуществом, нотариус не только проверяет законность сделки, но и способствует формированию воли сторон, разъясняя ее правовые последствия. Уяснив истинные последствия сделки, лицо может отказаться от ее совершения, если оно, например, имело ложное представление о них. Нотариус обязан помочь обратившимся к нему лицам грамотно и юридически корректно сформулировать свою волю, изложить ее способом, указанным в законе, при этом проверив права отчуждателя на объект недвижимого имущества.

По действующему законодательству стороны по собственной инициативе вправе нотариально удостоверить сделку с недвижимым имуществом (п. 2 ст. 163 ГК РФ).

Несмотря на это, отмена обязательной нотариальной формы сделок с недвижимым имуществом привела к существенному сокращению числа обращений субъектов оборота к нотариусу при подготовке и проведении сделок с недвижимостью. Желая получить юридическую помощь при заключении сделки с недвижимостью, лица часто прибегают к помощи частных фирм (риелторов, юрисконсультов, ипотечных брокеров и т. д.).

Преимущества нотариального удостоверения сделок перед участием таких частных фирм в оформлении сделки существенны: уровень профессиональных знаний и подготовки нотариуса проверяется при его назначении на должность (ст. 2, 4 Основ), в то время как подобный контроль за частными фирмами не осуществляется, обязанности нотариуса при удостоверении сделок определены законом (гл. X Основ), за их неисполнение он несет установленную законом ответственность (ст. 17 Основ), тарифы (пошлины) за совершение нотариальных действий определяются законодателем (ст. 22, 22.1 Основ).

Немаловажен также и тот факт, что нотариус обязан страховать свою ответственность (ст. 18 Основ) и несет дополнительную ответственность всем своим имуществом (ст. 17 Основ).

Не следует также забывать, что в Российской Федерации есть достаточное количество отдаленных населенных пунктов и районов, в которых нотариусы отсутствуют. Установление обязательной нотариальной формы для всех сделок с недвижимым имуществом существенным образом затруднило бы оборот недвижимости в этих районах либо привело к тому, что сделки не оформлялись бы надлежащим образом, что недопустимо.

Помимо затрат времени, обращение к нотариусу связано с финансовым обременением сторон. На сложность и дороговизну нотариальных актов обращал внимание еще Е. В. Васьковский. Предложение авторов проекта Концепции о регулировании размера нотариального тарифа (государственной пошлины) и его экономически обоснованном снижении следует всячески приветствовать, вот только на деле снижение нотариального тарифа за удостоверение сделок может привести к увеличению платы на оказываемые нотариусами технически-правовые услуги (распечатывание на бланках, копирование, подготовка проекта документа), которая законом не регулируется. Частные нотариусы работают на основе самоокупаемости своей деятельности, а значит, невыгодно низкая стоимость на одни услуги всегда может компенсироваться за счет повышения платы на другие

Принимая во внимание все сказанное, нельзя согласиться с предложением о необходимости установления обязательной нотариальной формы для всех сделок с недвижимым имуществом.

В литературе высказываются предложения об установлении обязательной нотариальной формы ряда сделок, кроме тех, о которых говорилось выше. Так, например, некоторые исследователи считают целесообразным установление нотариальной формы для сделок, оформляющих участие субъектов оборота в юридических лицах, отмечают необходимость обязательного участия нотариуса при учреждении и управлении юридическими лицами. Эти предложения отчасти были поддержаны законодателем.

Заключение

По контексту российского гражданского законодательства, смыслу и содержанию ст. 153 ГК РФ под сделками законодатель подразумевает только правомерные действия субъектов гражданского права, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Неправомерные же их действия, направленные на совершение сделки, называются не сделками, а гражданско-правовыми нарушениями, совершение которых влечет за собой предусмотренные законом и нежелательные для правонарушителей юридические последствия.

«Понятие сделки» ГК РФ содержит существенные юридические неточности. Согласно статьям 124 и 125 ГК РФ сделки могут совершать не только физические и юридические лица, но и государство и прочие органы публичной власти: Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования, а поэтому содержание ст. 153 ГК РФ должно быть дополнено перечисленными понятиями, т. е. должно охватывать не только действия граждан или юридических лиц, но и действия всех остальных субъектов гражданско-правовых отношений, касающихся заключения сделок и договоров. Данное положение гражданского законодательства, по нашему мнению, нуждается в соответствующей поправке, которая учитывала бы содержание статей 124 и 125 ГК РФ. При этом отпала бы необходимость вынужденного расширительного толкования ст. 153 ГК РФ при ее применении на практике.

Более того, в ст. 153 ГК РФ следовало бы внести и другие поправки, связанные с формально-логическим уточнением круга субъектов, правомочных по российскому гражданскому законодательству совершать сделки. «Сделками признаются правохарактерные и законосообразные действия всех лиц — субъектов гражданского права, которые направлены на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей». Во избежание правотолковательных и правоприменительных недоразумений соответствующие поправки по замене слова «граждане» словом «лица» должны также быть внесены в статьи 171, 176, пункты 1 и 2 ст. 177 ГК РФ.

Если в теории гражданского права и законодательства мы не будем называть вещи своими именами, то произойдет ощутимый сбой не только в нормальном гражданском обороте общества, но и фактически может нарушиться весь конституционный правопорядок.

Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделка — это волевой акт, направленный на достижение правового результата.

В зависимости от числа лиц, волеизъявление которых необходимо для достижения правового результата, сделки подразделяются на одно-, дву- или многосторонние. Всякий договор — это двусторонняя или многосторонняя сделка, но не всякая сделка — договор. Например, для совершения односторонней сделки в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. В этом случае сделка является договором. Односторонние сделки — завещание, доверенность.

Для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

Многосторонними договорами могут быть учредительный договор и договор простого товарищества.

Сделки могут быть классифицированы и по критериям условности; так выделяют условные сделки, среди которых выделяют сделки, совершенные под отменительным условием, и сделки, совершенные под отлагательным условием. Сделка считается совершенной под отлагательным условием, если стороны поставили возникновение прав и обязанностей в зависимость от обстоятельства, относительно которого неизвестно, наступит оно или не наступит.

Двусторонние и многосторонние сделки подразделяются на реальные и консенсуальные. Консенсуальные сделки порождают права и обязанности с момента достижения сторонами соглашения по всем условиям, отнесенным к существенным.

Форма сделок устная, письменная, нотариальная.

Список использованных источников, Нормативные акты:

1. «Конвенция Организации Объединённых Наций о договорах международной купли продажи товаров» (Заключена в г. Вене 11.04.1980 г.) (вместе со «Статусом Конвенции Организации Объединённых Наций о договорах международной купли продажи товаров» (Вена, 11.04.1980 г.) (по состоянию на 02 мая 2012 г.)

2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ)

3. Гражданский Кодекс РФ. Часть первая от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (ред. 11.02.2013 г. с изм. от 01.03.2013 г.)

4. Гражданский Кодекс РФ Часть вторая от 26.01.1996 г. № 14 –ФЗ (ред. 14.06.2012 г.).

5. Гражданский Кодекс РФ Часть третья от 26.11.2001 № 146-ФЗ (ред. 05.06.2012)

6. Гражданский Кодекс РФ Часть четвертая от 18.12.2006 г. № 230-ФЗ (ред. 08.12.2011 г.)

7. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 31.07.1998 N 146-ФЗ (ред. от 04.03.2013)

8. Закон РФ от 29.05.1992 N 2872-1″О залоге» (ред. от 06.12.2011, с изм. от 02.10.2012) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.01.2013)

9. Федеральный закон от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» (ред. от 07.05.2013)

10. Федеральный Закон Об электронной цифровой подписи: Федеральный закон от 10.01.2002 // Рос. газ. 12.01.2002.

11. Федеральный закон от 02.12.1990 N 395-1(ред. от 14.03.2013) «О банках и банковской деятельности»

12. Федеральный закон от 08.02.1998 N 14-ФЗ (ред. от 29.12.2012)»Об обществах с ограниченной ответственностью»

13. Федеральный закон от 26.12.1995 N 208-ФЗ (ред. от 05.04.2013) «Об акционерных обществах»

14. Федеральный закон от 21.07.2005 г. № 94-ФЗ (ред. от 20.07.2012 г.) «О размещении заказов на поставки товара, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд».

15. Закон РФ от 27.11.1992 N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (ред. от 25.12.2012)

16. Закон «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 г. № 2300-1 (ред. 28.07.2012 г.)

17. Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ (ред. от 29.12.2012, с изм. от 30.12.2012) «О несостоятельности (банкротстве)»

Судебные акты:

1. Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.01.2002 N 67 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

2. Постановления Пленума ВС РФ N 33 и Пленума ВАС РФ N 14 от 04.12.2000 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей» // Рос. газ. N 7 — 8. 13.01.2001; Постановление Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 26.11.2001 N А74-2024/01-К1-Ф02-2794/01-С2; Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 09.08.2005 N Ф03-А24/05-1/2691; Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 17.05.2006 N Ф08-1955/2006; решение Арбитражного суда Томской области от 25.04.2007 по делу N А67-9344/06; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 23.03.2009 по делу N А53-8780/2008-С1-33 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

3. Постановление Президиума ВАС РФ от 10.01.2003 N 6498/02; Постановление Президиума ВАС РФ от 10.12.2002 N 9218/02; Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 16.09.2003 N Ф04/4417-1467/А45-2003.

4. Определение Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 95-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «АКБ «Первый инвестиционный» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации».

5. Определение Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 95-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы закрытого акционерного общества «АКБ «Первый инвестиционный» на нарушение конституционных прав и свобод статьей 153 Гражданского кодекса Российской Федерации».

6. Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. N 576-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Рябовой Веры Сергеевны на нарушение ее конституционных прав статьей 153, положением пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации и положениями части шестой статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

7. Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2006 г. N 576-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Рябовой Веры Сергеевны на нарушение ее конституционных прав статьей 153, положением пункта 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации и положениями части шестой статьи 152 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации».

8. Арбитражный суд Томской области от 27.02.2007 по делу N А67-9647/06; от 28.02.2007 N А67-9917/06; от 13.04.2007 по делу N А67-9649/06; от 24.03.2009 по делу N А67-708/09 // Архив Арбитраж. суда Том. обл.

9. Определение ВАС РФ от 6 ноября 2007 г. N 10604/07 по делу N А39-3951/06-360/17.

10. Определение ВАС РФ от 6 ноября 2007 г. N 10604/07 по делу N А39-3951/06-360/17.

11. Определение Конституционного Суда РФ от 20 марта 2008 г. N 158-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бортниковой Анны Петровны на нарушение ее конституционных прав статьями 153, 166 — 181 и 185 Гражданского кодекса Российской Федерации».

12. Определение Конституционного Суда РФ от 20 марта 2008 г. N 158-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бортниковой Анны Петровны на нарушение ее конституционных прав статьями 153, 166 — 181 и 185 Гражданского кодекса Российской Федерации».

13. Определение ВАС РФ от 10.07.2008 N 8938/08; Постановление ФАС Московского округа от 15.02.2002 по делу N КГ-А40/384-02; Постановление ФАС Московского округа от 09.03.2004 по делу N КГ-А40/945-04; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.07.2005 N А29-6988/2004-1э; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 14.09.2007 N А56-46732/2006 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

14. Определение ВАС РФ от 11 августа 2008 г. N 10298/08 по делу

15. Определение ВАС РФ от 11 августа 2008 г. N 10298/08 по делу

16. Определение ВАС РФ от 13 октября 2008 г. N 13389/08 по делу N А45-14565/2007-42/426.

17. Определение ВАС РФ от 13 октября 2008 г. N 13389/08 по делу N А45-14565/2007-42/426.

18. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.11.2008 // Рос. газ. N 257. 17.12.2008.

19. Определение ВАС РФ от 3 апреля 2009 г. N ВАС-402/09 по делу N А41-К1-13707/07.

20. Определение ВАС РФ от 3 апреля 2009 г. N ВАС-402/09 по делу N А41-К1-13707/07.

21. п. 2 ст. 785 ГК РФ; ст. 2, 25 Устава железнодорожного транспорта РФ; п. 20 ст. 2, п. 1 ст. 8 Устава автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта.

22. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18.01.2005 N 11809/04 [Электронный ресурс] // СПС «КонсультантПлюс».

Учебная литература:

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/diplomnaya/sdelki/

1. Гражданское право: Учебник [Электронный ресурс] / Под ред. О. Н. Садикова. Т. 1. Гл. 11. § 3. Форма и государственная регистрация сделок // СПС «Гарант»;

2. Гражданское право [Электронный ресурс] / Отв. ред. Е. А. Суханова. Т. 1. Гл. 12. § 5.1. Общие положения о форме сделок // СПС «Гарант».

3. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права. 10-е изд. М., 1911. С. 158.

Дополнительная литература:

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/diplomnaya/sdelki/

1. Абрамов В. А. Сделки. Договоры. Обязательства. М., 2004.

2. Агарков М. М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву // Советское государство и право. 1946. N 3-4. С. 46;

3. Акиньшин Ю. А. О пределах правовой экспертизы при проведении государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним // Юстиция. 2006. N 2. С. 55 — 56;

4. Андронатий А. А. Об особенностях формирования воли и совершения волеизъявлений лиц, обратившихся к нотариусу, см.: Воля и волеизъявление в системе нотариата. Практический аспект // Нотариус. 2006. N 6. С. 15 — 24.

5. Бирченко Л. Л. О необходимости обязательной нотариальной формы сделок с недвижимым имуществом // Нотариус. 2004. N 3. С. 36; Черемных И. Г.

6. Васьковский Е. В. Учебник гражданского права. Вещное право. СПб., 1896. С. 74.

7. Гегель Г. В. Ф. Сочинения. Ч. 1. Логика. Ленинград, 1930. С. 224

8. Жанэ А. Подписание гражданско-правового договора главным бухгалтером [Электронный ресурс] // Право и экономика. 2004. N 11 // СПС «КонсультантПлюс».

9. Завидов Б. Д. Договорное право России. М.: Лига Разум, 1998. С. 154.

10. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой [Электронный ресурс] / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Контракт; Инфра-М, 2005. Ст. 159 // СПС «КонсультантПлюс».

11. Комментарий к Транспортному уставу железных дорог РФ [Электронный ресурс] / Под ред. Т. Е. Абовой, В. Б. Ляндреса. М.: Контракт, 1998. Ст. 31 // СПС «КонсультантПлюс»; Холопов К. Основной закон

12. Красавчиков О. А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. С. 96.

13. Кулик А. А. Нотариальное удостоверение сделок [Электронный ресурс] // ЭЖ-Юрист. 2003. N 37 // СПС «Гарант».

14. Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. М.: Статут, 1997. Ч. 1. С. 177 — 178.

15. Мейер Д. И. Русское гражданское право: В 2 ч. М.: Статут, 1997. Ч. 1. С. 177 — 178.

16. Мещирякова Е. И. Всегда ли на документах нужна печать? // Главбух. 2004. N 22; Гришин А. Нужна ли печать на документе? [Электронный ресурс] // Учет. Налоги. Право. 2006. N 3 // СПС «КонсультантПлюс».

17. Морев М. П. Римское право. М., 2008. С. 16.

18. Никитин С. В. Разграничение документов — юридических фактов и документов-источников доказательств в гражданском процессе // Методологические проблемы теории юридических фактов. Тезисы V областной научно-практической конференции молодых ученых и специалистов 3 — 6 февраля 1988 г. Ярославль, 1988. С. 35.

19. Новицкий И. Б. Сделки. Исковая давность. М.: Госюриздат, 1954. С. 20.

20. Ойгензихт В. А. Воля и волеизъявление (Очерки теории, философии и психологии права).

Душанбе: Дониш, 1983. С. 24.

21. Певницкий С. Г. Место нотариата в гражданском обороте // Юстиция. 2006. N 2. С. 69 — 72;

22. Пискунова М. Нужно ли сделкам с недвижимостью нотариальное удостоверение // Государственная регистрация прав на недвижимость: теория и практика. М.: Ось, 2004. С. 471 — 477;

23. Покровский Б. В. Понятие и значение письменной формы сделок в советском гражданском праве // Труды института философии и права Академии Казахской ССР. Т. 4. Алма-Ата, 1960. С. 147.

24. Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации» (Ершов В. А., Сутягин А. В., Кайль А. Н.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2009) {КонсультантПлюс}

Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. С. 246 — 248; Brox H. Allgemeiner Teil des BGB. Koln, Berkin. Ehrlich E. Die stillschweigende Willenerklarung. Neudruck der Ausgabe Berlin 1893. Aalen: Scintia Verlag, 1970. 296 S.; Carl Heymanns Verlag KG, 2002. 26. Aufl. S. 178; Baron J. Ibid. S. 120; Regelsberger F. Ibid. S. 506 ff.

25. Постатейный научно-практический комментарий, части первой Гражданского кодекса Российской Федерации [Электронный ресурс] / Под ред. А. М. Эрделевского. Ст. 159 // СПС «Гарант».

26. Старостина О. Действителен ли договор без подписи главного бухгалтера [Электронный ресурс] // Экономика и жизнь. 1999. N 11(6) // СПС «КонсультантПлюс»; Семенов М. И. Письменная форма сделок [Электронный ресурс] // Право и экономика. 2002. N 8 // СПС «КонсультантПлюс».

27. Сучкова Н. Нужна ли сделкам регистрация? [Электронный ресурс] // ЭЖ-Юрист. 2003. N 5 // СПС «Гарант»;

28. Тихомиров Ю.Л. Договор как регулятор общественных отношений // Правоведение. 1990. N 5.Тузов Д. О. Теория недействительности сделок. Опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М., 2007.

29. Тузов Д. О. Теория недействительности сделок. Опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М., 2007.

30. Форма — от латинского forma — наружный вид, внешнее очертание предмета. Толковый словарь русского языка, 1935 — 1940 гг. В 4 т. [Электронный ресурс] / Под ред. Д. Н. Ушакова // URL: , свободный.

31. Хаскельберг Б. Л., Тузов Д. О. Проблемы государственной регистрации и формы сделок с недвижимостью в проекте Концепции совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации // Вестник ВАС. 2009. N 7. С. 22.

32. Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 1999. С. 7, 11; Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. М.: Проспект, 2002. С. 105

33. Чантурия Л. Л. Введение в общую часть гражданского права (сравнительно-правовое исследование с учетом некоторых особенностей постсоветского права).

М.: Статут, 2006. С. 264.

34. Черемных И. Г. Теоретические основы независимого нотариата России. М., 2006. С. 215, 216;

35. Черемных И. Г. Теоретические основы независимого нотариата России. М.: Буквоед, 2006. С. 195, 196.

36. Эннекцерус Л. Курс германского гражданского права. Т. I. Полутом II. М.: Юрид. лит., 1948. С. 14