Естественно-правовая теория

Тема моей курсовой работы — «Естественно-правовая теория» — представляется мне одной из самых актуальных в условиях современного мира и современной России. Это старейшая изо всех современных концепций государства и права, согласно ее принципам построено более половины существующих государств. Вместе с тем нельзя не признать, что естественно-правовая теория образования государства и права, при несомненной гуманистической, политико-идеологической, нравственно-правовой и историографической ценности, собственно исторической ценностью почти не обладает, и немногие из современных историков объясняют образование государства и, вместе с ним, права с позиций этой концепции.

Представляется парадоксальным, что, несмотря на то, что почти никто уже не считает, что государства образовались именно так, как гласит эта теория, большинство современных государств построены именно по ее принципам. Таким образом, естественно-правовая теория дает как бы идеальную модель, в соответствии с которой, с большим или меньшим успехом, строятся современные государства.

Считается, что естественно-правовая теория создания государства предоставляет баланс между обществом, личностью и государством, компромисс между их интересами. Государство, основанное на ее принципах, достаточно сильно, чтобы не быть уничтоженным революцией или войной. Общество достаточно свободно, что бы не быть поглощенным государством. «Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат ему от рождения» Конституция Российской Федерации, ст.17, ч.2. -стр.19. Однако в действительности баланс нарушен, и доминирующими являются интересы общества.

Предположим, что современное демократическое государство действительно основано на договоре людей (пусть в действительности этого договора никогда и не было; однако если мы принимаем определенную гипотезу как удобную базу для своих принципов, необходимо принимать и выводы, следующие из этой гипотезы) согласившихся отдать часть своих прав и свобод, чтобы не потерять их все. Однако любой договор предполагает возможность его расторжения. У личности ее нет, она есть только у общества (причем общества в худшем смысле слова, общества как количественной, а не качественной совокупности людей) — «если же данная форма правления становится гибельной для этой цели (обеспечение прав граждан), то народ имеет право изменить или уничтожить ее»Декларация независимости Соединенных Штатов Америки — стр.1. Это так потому, что в действительности договор заключается между обществом и государством, как бы этим договором и образуемом, а вовсе не между отдельными людьми, ведущими «войну всех против всех» Томас Гоббс, «Левиафан» — стр.142. Эта невозможность для отдельной личности расторгнуть общественный договор, во-первых, ставит под сомнения, как ее права, так и обязанности, во вторых, является явным казусом. Более соответствовала бы естественно-правовой теории система, при которой каждый гражданин заключал бы свой личный договор с государством: например, я отказываюсь от права на убийство взамен на ваше обязательство охранять мою жизнь, я оставляю за собой право на кражу с тем, что и вы свободны от обязанности охранять мою собственность и так далее. Вариант абсурдный, но, по крайней мере, последовательный.

4 стр., 1504 слов

Теории происхождения права Теологическая (божественная) теория ...

... обществе? 5. Каковы причины появления права? 6. Раскройте понятие мононормы. 7. Назовите основные теории происхождения государства. 8. Какие существуют теории происхождения права? 9. В чем сущность теории специализации происхождения ... основу для управленческой деятельности, но и правовую защиту. Примирительная теория происхождения права Была разработана американским ученым-юристом Гарольдом Берманом ...

Нельзя оставлять без внимания и то, что невозможность выбора своих прав и обязанностей, в конечном счете, с одной стороны, сводит на нет все предоставляемые права, с другой — не дает никаких оснований выполнять обязанности.

Более того, доминирующая роль большинства, или, по крайней мере, мнения большинства — а она в демократических государствах бесспорна — ведет к стремлению усредняться, соответствовать окружающим. «Страсть к равенству…- это страсть к безличности» Николай Бердяев, «Духовные основы русской революции» — стр.162. Идеалом постепенно становится не лучший и не худший, а средний. Розанов считал, что революция убьет Микеланджело, Леонардо в двенадцать-тринадцать лет, как только они проявят свою личность, самобытную душу. Что же такое революция как не высшая степень принципов свободы и равенства? Но и безо всяких революций в современном обществе, основанном на принципах естественно-правовой теории, ни Микеланджело, ни Леонардо вообще не проявят свою самобытность, сравнявшись с окружающими.

Чтобы культура, наука, цивилизация вообще, развивались, необходим некий идеал, цель, к которой следует стремиться. Никакой прогресс невозможен, если идеалом и целью является соответствие большинству. Примером может служить современное определение научной истины: «Истинность или ложность научных результатов определяется коллективным мнением всего научного сообщества. Спорные работы обсуждаются на конференциях и в научных журналах и ошибки в конце концов исправляются» Бюллетень РАН «В защиту науки»№2 — стр.19. Однако коллективное мнение всего научного сообщества середины шестнадцатого века признало бы работу Коперника «Об обращении небесных сфер» антинаучной, более того, еще в восемнадцатом веке французская академия наук официально заявила, что метеоритов не существует на следующем основании: камни с неба падать не могут. Таким образом, авторитетность коллективного мнения (не только в вопросах науки) по меньшей мере спорна.

Следует признать, что практическая роль естественно-правовой теории неоднозначна.

С другой стороны, оценка той или иной теории исключительно по практическим результатам является в лучшем случае необъективной. Нельзя же осуждать всю ядерную физику за создание атомной бомбы.

Кроме того, признавая, что современное общество и государство нехорошо, нужно также понимать, что, большинство других возможных вариантов еще хуже. Число исторических примеров огромно: сталинский социализм, нацистская Германия, режим «красных кхмеров» в Камбодже, пятидесятые годы в США (политика сенатора Дж. Р. Маккарти) и так далее.

15 стр., 7126 слов

Методология теории государства и права: традиционные и новые методы

... изучения темы методологии теории государства и права состоит в реальном применении методов к действующим государственным и правовым институтам, нормам права, законам. Правильный выбор и использование метода обеспечивают и научную корректность теории и практическую результативность. Методами курсовой работы являются ...

Не следует забывать и о том, что если концепция базового, исходного равенства людей принесла человеческой культуре немало плохого, то миллионам отдельных людей она раскрыла сотни различных путей, прежде закрытых; идея изначальной свободы человека хоть и заставила его забыть о том, что всегда есть что-то выше его, но формально дала право самому выбирать для себя это высшее, и если в масштабах всего человечества ее роль нельзя считать однозначно положительной, то благодаря ее влиянию положение отдельных личностей, безусловно, повернулось к лучшему.

История возникновения, формирования и практического действия естественно-правовой теории представляется особенно интересной именно в силу невозможности однозначной оценки, противоречивости идеальной теории и практических результатов, многовекового спора о самых основополагающих и, казалось бы, не терпящих возражения принципов (с одной стороны, считается, что естественно-правовая теория и органически входящая в нее договорная теория освободили человека и, как следствие, освободили его творческие силы, дали новый толчок развитию цивилизации, и это бесспорно; но с другой стороны (Ф. Ницше, Н. Бердяев, Г. Честертон), естественно-правовая теория поработила человека и убила культуру; и здесь, кажется, спорить тоже не с чем).

Именно поэтому, считая эти вопросы более чем актуальными, я выбрал в качестве темы для курсовой работы естественно-правовую теорию.

ГЛАВА 1. ИСТОРИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЕСТЕСТВЕННО-ПРАВОВОЙ ТЕОРИИ

§1. Мифологические, религиозные представления. Естественно-правовые теории античности

Представление о базовой справедливости, правде, правосудии, стоящей выше любых человеческих установлений, имеет долгую историю и первоначально было тесно связано с религией. В древнем Египте подобное естественно-религиозное право олицетворялось богиней Маат, и в некоторых случаях даже фараон не мог вынести решение, противоречащее основам Маат. Именно этим Барбара Фрезер объясняет отсутствие у египтян письменного законодательства — египтяне предполагали, что оно попросту бессмысленно, так как или повторяет маат (что бесполезно, так как нравственный закон маат заложен в каждом) или противоречит ему (что преступно).

Схожие религиозно-нравственные взгляды на определенной стадии развитии были присущи всему человечеству (греческая Дика, китайское понятие «дао» (безусловно, охватывающее не только нравственно-правовые взгляды, но философию существования вообще; что, впрочем, не мешает вычленить из нее правовые представления)), речь во всех этих случаях идёт о «правде-справедливости», которая в последующих естественно-правовых концепциях правопонимания стала обозначаться как естественное (или естественно-божественное) право.

Природа, как источник человеческих прав неявно присутствует в трактате Лао-Цзы, в котором утверждается, что в людях от природы заложены чувства независимости и взаимной солидарности и что правители должны считаться с ними, если хотят добиться благополучного правления. Учение Мо-цзы, в противовес конфуцианству, проповедовавшему покорность и сыновнюю подчинённость властям, утверждает, что сами люди — важнейший элемент государства и народ имеет полное право восстать и сменить несправедливую или бездеятельную власть.

20 стр., 9895 слов

Конституционные права, свободы и обязанности человека и гражданина ...

... человек, его права и свободы являются высшей ценностью, что основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ст. 2, 17). Провозглашение прав человека предполагает ориентацию на их ...

Эта традиция продолжилась и в античности.

Есть основания утверждать, что некоторые софисты использовали противопоставление законов и природы для критики существующих полисных порядков. Законы, рассуждал Антифон, искусственны и произвольны, тогда как в природе все происходит само собой, по необходимости. Исходя из того, что естественные нужды всех людей одинаковы, Антифонт считал возможным утверждать, что изначально все люди равны, при этом имея в виду не только представителей различных социальных слоев, но и людей разных национальностей. Также один из младших софистов Алкидамант заявлял, что природа никого не сделала рабом.

Однако подобные взгляды нельзя считать общепринятыми для той эпохи. Кроме того, здесь говорится не о равенстве в современном смысле — то есть равенстве прав и возможностей, а скорее о равной цене человеческой жизни, об универсальности этой ценности. Это согласуется и с античным законодательством — с рабом можно было сделать все, что угодно, кроме одного — убийства.

В сфере морально-правовой Платон (427-347 гг. до н.э.) следует за Сократом, утверждавшим, что законное и справедливое одно и то же, поскольку в их основе лежит божественное (у Платона идеальное) начало.

Аристотель (384-322 до н.э.) различает две категории справедливости: справедливость механически уравнивающую и справедливо распределяющую. Основной принцип первой — арифметическое равенство, основная сфера применения этой справедливости — область гражданско-правовых сделок, возмещения ущерба, наказания и тому подобное. Распределяющая справедливость исходит из принципа «геометрического равенства». Суть ее сводится к распределению совместно добытых благ пропорционально вкладу и взносу каждого добытчика.

Итогом этих рассуждений, существенно повлиявшим на политическую и общественную жизнь древнегреческих полисов, явилось положение о том, что политическая справедливость и социальное равенство возможны только между свободными и равными людьми и имеют своей единственной целью автаркию (досл. «самоудовлетвореннось»).

Это положение близко и гораздо более поздним выводам Локка о том, что полноценными гражданами со всеми правами и обязанностями могут быть только собственники. Конечно, ничего общего между свободным афинянином и английским буржуа нет, однако тенденции к некоторому минимальному цензу в отношении прав свободы и равенства характерна.

Политическое право делится на естественное и условное (установленное).

Предписания естественного права Аристотель нигде специально не перечисляет, но, по смыслу его концепции, к таковым относятся все общественные явления, существующие «от природы»: семья, рабство, частная собственность, война греков с варварами и др. Под условным правом он понимает законы, установленные в государстве, включая сюда как писаные законы, так и неписаное обычное право. Естественное право стоит выше закона; среди законов важнее неписаные, основанные на обычае.

Эпикур (341-270 гг. до н.э.), следуя релятивистским взглядам на общественные установления, настойчиво подчёркивал относительный и условный характер справедливости, воплощённой в законах различных государств. Его учение отрицает всякую возможность существования естественного права, которое предшествовало бы договору. О естественном праве, по его мнению, можно говорить лишь применительно к договору, который служит пограничной чертой, разделяющей то время, когда люди жили, подобно животным, не имея законов, и эпоху общественной, государственной жизни. Эпикур относил договор о взаимной пользе, по-видимому, одновременно и к естественным явлениям, и к искусственным образованиям.

34 стр., 16768 слов

Понятие прав и свобод человека и гражданина

... Билль о правах, ратифицированный в 1791 г. Идеи естественных неотчуждаемых прав человека, сформулированные в доктринах Жан-Жака Руссо, Гуго Гроция, Джона ... работа позволяет определить критерии разграничения прав и свобод человека и гражданина. Практическая значимость работы обусловлена ​​тем, что работа позволяет определить дальнейший вектор развития прав и свобод человека и гражданина. Дипломный ...

Стоики вслед за Аристотелем утверждали, что поскольку человек от природы склонен к общению, то государство, а значит, и его законы, коренятся в человеческой природе. «Естественное право» в этом случае — универсальный закон общежития и стремление разумно обустроить общественное взаимодействие.

Признавали реальность естественного права и римские юристы — оно трактовалось ими как особенная часть права действующего. Именно римляне, как считается и ввели сам термин «естественного права», заимствованный нами и, конечно, понимаемый уже по-другому.

Марк Туллий Цицерон (106-43 гг. до н.э.) утверждал, что высший, естественный и неписаный закон, продиктованный только человеческой природой и человеческим разумом, возникает задолго до объединения людей в гражданские общины, а потому не может быть изменен голосованием народа или решением судей. Законы государства должны соответствовать установленному в природе божественному порядку — в противном случае они не имеют законной силы. Возникновение права, по мнению Цицерон, следует выводить из понятия закона. Причем этот закон является законом самой природы, его невозможно отменить или изменить, деятельность законодателя же сводится к разъяснениям и интерпретациям. Все права, включая право собственности, которому римляне придавали особое значение, считая его одним из основополагающих, вытекают непосредственно из природы, из естественного закона.

Вместе с тем в явном противоречии с собственными исходными положениями Цицерон утверждал, что государство является не только естественным организмом, но и искусственным образованием, установленным народом. Цицерон признает равенство всех людей от природы и возможность достижения мудрости каждым, кто получит образование. Имущественные и социальные различия между людьми, с этой точки зрения, возникают не от рождения, а в силу установившихся в обществе отношений.

§2. Новое время. Оформление естественно-правовых взглядов в полноценную правовую теорию

Идеологическим знаменем ранних буржуазных революций в Голландии и Англии было протестантство, но их концептуальным выражением и итогом стали теории естественного права и общественного договора, основанные на рационализме. Рационализм, т.е. оценка общественных отношений с позиций здравого смысла, применение к ним правил логики (если все люди равны, как создания божьи, в чём тогда смысл и оправдание сословных привилегий?) были могучим орудием критики феодальных отношений, несправедливость которых становилась очевидной, когда к ним прилагалась мерка природного равенства людей.

Воплощением нового мировоззрения стала теория естественного права. Эта концепция начала складываться в XVII веке в трудах ранних буржуазных мыслителей (Гуго Гроция, Джона Локка, Томаса Гоббса и других), особенно политико-правовым построениям, основанным на исследовании природы и страстей человека. Теория естественного права основана на признании всех людей равными (от природы) и природой же наделёнными естественными страстями, стремлениями, разумом. Законы природы определяют предписания естественного права, которому должно соответствовать положительное (позитивное, волеустановленное, наличное) право. Антифеодальный характер теории естественного права состоял уже в том, что все люди признавались равными, и это естественное равенство людей было возведено в обязательный принцип положительного, действующего, права. Однако считать естественно-правовую концепцию достижением исключительно западного, становящегося постепенно буржуазным, общества нельзя. К примеру, русское общество и государство XVI в. ни в коем случае не являлось буржуазным, однако и здесь существовали идеи, по меньшей мере, близкие к естественно-правовым. Еретик XVI в. Феодосий Косой сделал оригинальные выводы из доктрины нестяжания (направление религиозной и политической мысли России с конца XV в.), выступавшей за реорганизацию некоторых форм деятельности церкви и требовавшей отторжения от неё всех богатств и лишения её права владения населёнными землями, а также категорически отрицавшее возможность вмешательства со стороны церкви в политическую деятельность государства, и со стороны государства в религиозную деятельность церкви. Косой не считал человека твореньем божьим, а и предпочитал рассматривать его как естественный продукт природы. Согласно учению Косого, человек рождается, живёт и умирает по законам природы, регулирующим его жизнь и смерть. Следовательно, никакие государственно-правовые установления не могут быть выше природных законов. Из этой посылки он делает те же выводы, что и современные ему западноевропейские мыслители, разрабатывавших теорию естественных прав человека. Человек, согласно его учению, обладает совестью и разумом, который помогает ему понять его права и подсказывает путь к их защите. Косой различает: закон естественный как основу жизни всего органического мира и закон положительный, представляющий совокупность государственных установлений, регулирующих жизнь людей в современном обществе. Положительный (позитивный) закон должен соответствовать закону естественному, и только в этом случае он выражает истину. Существующие законы не истинны, так как имеют своим источником не естественный закон, а предания и мифы, целью которых является сохранение несправедливого порядка вещей, обеспечивающего одним бедность и несвободу, а другим богатство и свободу.

12 стр., 5584 слов

Становление прав человека

... декларацию прав человека. Это одно из важнейших событий в истории человечества, оно ознаменовало собой начало новой эры во взаимоотношениях между государством и его гражданами. Всю историю правовых ... равенстве всех людей по природе, в основе которой лежала мысль, что у всех людей независимо от их социального и этнического происхождения одинаковые естественные потребности. По природе мы все ...

В связи с излишним вниманием московских властей Феодосий Косой почел за лучшее бежать в Литву, и продолжать свою деятельность там. Никаких точных сведений о его последователях в России нет; вплоть до Новикова и Радищева естественно-правовая концепция остается в Европе.

Первым крупным теоретиком ранней школы естественного права был нидерландский учёный Гуго Гроций (1583-1645 гг.).

Исходный пункт учения Гроция — природа человека и взаимосвязь ее с социальными качествами и ролями людей, право естественное, природное и право социальное, волеустановленное.

Согласно Гроцию, некогда существовало естественное состояние, когда не было ни государства, ни частной собственности. Развитие человечества, утрата им первоначальной простоты, стремление людей к общению, их способность руководствоваться разумом побудили их заключить договор о создании государства.

9 стр., 4341 слов

Права человека права образующие основу правового статуса личности

... основополагающие принципы международного права. Более того, объем таких неотъемлемых прав существенно увеличился. Динамику представлений о содержании прав человека принято описывать в терминах "поколений" прав человека. Появление каждого нового поколения означало не просто ...

Общество, как считал Гроций, преследует единственную цель: свободное пользование своим достоянием. Поэтому справедливость как условие общежития заключается в отсутствии попыток присвоить чужое.

Продолжая античную традицию, Гроций отождествляет понятия права и справедливости: «…право есть то, что не противоречит справедливости. Противоречит же справедливости то, что противно природе существ, обладающих разумом» Гроций Г. «О праве войны и мира» — стр.56. Однако это определение, как полагает сам автор, дано скорее в отрицательном, чем в утвердительном смысле, и требует дальнейших уточнений. Гроций анализирует понятие права в трех различных значениях. Так, справедливость действует в двух видах отношений: между равными и между господствующими и повинующимися. Первый вид справедливости Гроций называет правом равенства, второй — правом господства. Право равенства (уравнивающая справедливость) собственно и лежит в основании естественного права и является правом каждого на собственность и личную свободу. Право господства же не является естественным, в силу изначального равенства людей, но является все же необходимым из-за социальных качеств людей. Их совокупность есть «право в собственном смысле слова; им объемлется власть как над собой, что называется свободой, так и над другими лицами, например, власть отеческая или господская; а также собственность — полная, или неограниченная, и ограниченная, как узуфрукт, право залога, ссуда; право требования по договору, чему с другой стороны соответствует обязанность» Гроций Г. «О праве войны и мира» — стр.143. В данном значении право предстает в качестве отношения, построенного на началах взаимных прав и обязанностей субъектов. Причем Гроций подразделяет их на два вида: низшие — отношения между частными лицами и высшие — отношения ради общего блага. Наконец, в третьем значении право понимается как «правила нравственных поступков, обязывающих к выполнению какого-нибудь надлежащего действия». Из сказанного можно заключить, что естественное право понимается Гроцием, хотя и не всегда последовательно, как субъективное право, как система отношений частного и публичного характера и как система общеобязательных норм.

Источником естественного права является природа человека, который отличается от всех прочих существ тем, что он наделен разумом, речью и общительностью. «К числу свойств, присущих человеку, — пишет Гроций, — относится стремление к общению, или, что то же, общительность, но не всякая общительность, а именно — стремление к спокойному и руководимому собственным разумом общению человека с себе подобными…». Такого рода общение возможно только при соблюдении всеми участниками определенных правил. Поэтому «наряду со свойственной человеку преобладающей наклонностью к общению, для чего он один среди всех живых существ одарен особым органом речи, следует признать присущую ему способность к знанию и деятельности согласно общим правилам». Отсюда следует вывод, что «мать естественного права есть сама природа человека», порождающая некие вечные, неизменные и независимые от чьей-либо воли нормы поведения — естественное право. Оно «столь незыблемо, что не может быть изменено даже самим Богом. Хотя божественное всемогущество и безмерно…но подобно тому, как Бог не может сделать, чтобы дважды два не равнялось четырем, точно так он не может зло по внутреннему смыслу обратить в добро». Однако естественное право ни в коем случае не противоречит божественной воле, так как человеческую природу со всеми ее качествами создал Бог, следовательно, он является и творцом естественного права, вытекающего из этой природы. Таким образом, нормы естественного права становятся воплощением добра и возводятся к воле Бога, что и делает их авторитет незыблемым.

34 стр., 16720 слов

Нотариат и его роль в защите гражданских прав и охраняемых законом интересов

... правовую природу нотариуса, его место в системе институтов и отраслей права, основные функции, соотношение с институтами власти и гражданского общества. Понятие нотариата является весьма неоднозначным. По ... и ее субъектов по регулированию организации системы нотариата, неполнота правовой регламентации участия нотариата в защите конституционных прав и свобод человека и гражданина - далеко не полный ...

Однако, сближая право и мораль, Гроций не отождествляет их: если нормы морали в той или иной степени присущи всем народам и всем обществам, то нормы права у разных народов и в разные времена могут быть весьма отличны. Гроций объясняет это тем, что изменчивы отношения, на которые нормы распространяются, то есть естественное право предписывает не правила вообще, а правила «в расчёте на известный порядок вещей». Кроме того, несколько противореча себе, он заявляет, что естественное право существует только у народов образованных и обладающих культурой. Аргументируя это утверждение, Гроций ссылается на античных философов: Андроника Родосского, Плутарха, Аристотеля. Однако следует понимать, что если для античных авторов «образованность» связана с принадлежностью к греческому или, позднее, римскому народу, то для Гроция она означает буржуазность общества. Однако сам Гроций еще не делал из своей теории радикальных выводов, он только заложил теоретические основы для подобных заключений, сделанных впоследствии идеологами революционной буржуазии.

Следующим после Гроция крупнейшим теоретиком теории был английский философ-материалист Томас Гоббс (1588-1679 гг.).

Изучая вопросы власти, ее возникновения и сущности государственного общежития, пытаясь понять и объяснить сущность общественной жизни, Гоббс обращается к человеческой природе — сумме изначальных качеств, стремлений и желаний, составляющих понятие человека вообще. В противовес принципу Аристотеля, гласящему, что человек существо общественное, Гоббс доказывает, что человек не общественен по природе. В самом деле, если бы человек любил другого только как человека, почему бы ему тогда не ценить всех равно? А раз это не так, то в обществе мы ищем не социальных партнеров, ценных сами по себе, а экономических и политических партнеров, ценных осуществлением наших интересов.

Аргументируя эту мысль, Гоббс пишет: «Чем занимаются все люди, что они считают удовольствием, если не злоречие и высокомерие? Всякий хочет играть первую роль и угнетать других; все притязают на таланты и знания, и сколько слушателей в аудитории, столько и докторов. Все стремятся не к общежитию с другими, а к власти над ними и, следовательно, к войне. Война всех против всех является и сейчас законом для дикарей, и состояние войны до сих пор является естественным законом в отношениях между государствами и между правителями». Томас Гоббс, «Левиафан» — стр.204 Гоббс вообще оценивает человеческую природу крайне пессимистично: людям присущи соперничество (стремление к наживе или власти), недоверие (стремление к безопасности), любовь к славе и жестокость, проистекающие из взаимного страха и презрения. Эту картину естественного состояния следует, видимо, рассматривать как одно из первых описаний нарождавшегося английского буржуазного общества с разделением труда, конкуренцией, открытием новых рынков, борьбой за существование и так далее. Самому же исследователю казалось, что он распознал природу человека вообще, выявил естественную для всех времён и народов форму социального бытия.

6 стр., 2959 слов

Право государств на самооборону

... на самооборону в международной практике государств не являются единственными в оправдание использования ими вооруженной силы в межгосударственных отношениях, вопреки запрету в соответствии с п. 4 ст. 2 Устава ООН и международным правом. Это ...

Впрочем, по Гоббсу, желания и страсти человека не являются греховными. И когда люди живут в естественном состоянии, нет ни зла, ни несправедливости. Сами эти понятия появляются только вместе с обществом, государством, установленными законами. Справедливость и несправедливость — это качества человека, живущего не в одиночестве, а в обществе.

Но что, если не естественное стремление к общению, отвергаемое Гоббсом, приводит к созданию общества и государства?

По теории Гоббса, в природе людей заложены не только те стремления, что создают войну всех против всех. Человеку исконно присущи и свойства совсем иного плана; они заставляют индивидов находить выход из столь бедственного естественного состояния. Прежде всего, это страх смерти и инстинкт самосохранения, доминирующий над остальными страстями. Заодно с ними выступает естественный разум, то есть способность каждого здраво рассуждать о позитивных и негативных последствиях своих действий. Инстинкт самосохранения сообщает первый импульс процессу преодоления естественного состояния, а естественный разум подсказывает людям, на каких условиях они могут данный процесс осуществить. Эти условия (вытекающие из предписаний естественного разума) и есть естественные законы.

«Естественный закон — это правило, которое кроется не в согласии людей между собой, а в согласии человека с разумом, это — указание разума относительно того, к чему мы должны стремиться и чего мы должны избегать в целях нашего самосохранения» Гвоздоленый В.А., Основы философии: этапы развития и современные проблемы. История западной философской мысли — стр.190. Так каковы же эти естественные законы человеческого общежития в понимании Гоббса?

Первый естественный закон заключается в следующем: человек должен добиваться общественного мира всеми средствами, имеющимися в его распоряжении; если же мир и порядок остаются недостижимыми, он может и должен использовать все средства и преимущества войны (но, опять же, ради достижения мира и порядка).

Отсюда следует второй естественный закон: каждый должен быть готов отказаться от своего права на все, когда другие этого тоже желают, поскольку он считает этот отказ необходимым для мира и самозащиты. Помимо отказа от своих прав может быть еще (как считает Гоббс) и перенос этих прав (именно путем переноса прав и образовалось государство).

Когда двое или несколько человек переносят друг на друга эти права, это называется договором. Третий естественный закон гласит, что люди должны придерживаться собственных договоров. С этим законом появляется понятие справедливости и несправедливости. Только с переносом прав начинается общежитие и функционирование собственности, и только тогда возможна несправедливость при нарушении договоров. Три естественных закона, будучи правилами нашего разума и нашей природы, вечны и неизменны, и пока существует человечество, справедливость будет заключаться в их соблюдении, а несправедливость, соответственно, в нарушении.

Таким образом, основа государства лежит в разумном стремлении людей к самосохранению и безопасности, то есть к соблюдению естественных законов. Ясно, что для выполнения этих предписаний нужна уверенность в своей безопасности, а также в том, что и другие будут их соблюдать (следовании естественным законам только отдельными людьми, а не большинством бессмысленно).

Для достижения этого нет иного пути, как соединения достаточного количества людей для взаимной защиты. Для общего блага, люди, как считает Гоббс, должны договориться между собой, отказаться от части своих прав ради мира и сохранения жизни, и объединиться вместе для выполнения состоявшегося соглашения. Такой договор или такое перенесение прав и есть образование государства. Гоббс определяет государство следующим образом: «Государство есть одно лицо или собрание, воля которого в силу соглашения многих людей является законом для них всех, так как оно может употреблять силы и способности каждого для обеспечения общего мира и защиты» Томас Гоббс, «Левиафан» — стр.164. Лицо или собрание, воле которого подчиняются все прочие, получает название верховной власти, все остальные граждане называются подданными.

Каковы же права государства? В силу перенесения на него прав, обладает всеми правами, принадлежащими человеку в естественном состоянии, то есть фактически правами безграничными. Нет на земле власти высшей, чем государственная власть, и нет никого, кто бы мог привлечь к ответу эту власть за ее действия, ибо с момента существования государства она обладает всеми без исключения правами всех людей, входящих в него.

Основываясь в большей степени на изучении философии, чем на изучении природы людей, разрабатывал теорию естественного права голландский мыслитель Бенедикт (Барух) Спиноза (1632-1677 гг.).

Политико-правовое учение Спинозы неразрывно связано с его философией, или, во всяком случае, с идеей рациональной закономерности, соразмеренности, причинной обусловленности всех явлений природы.

Естественное право для Спинозы — это часть упорядоченной концепции природы, где все, что необходимо и осмысленно, существует, а ничего, что бессмысленно и хаотично, нет. При этом, что важно для всего учения Спинозы, естественное право отождествлялось со способностью любой части природы к самосохранению («мощью» у Спинозы): «Право каждого простирается так далеко, как далеко простирается определенная ему мощь» Бенедикт Спиноза, “Политический трактат»” — стр.192. Человек такая же часть природы, как и всякая другая; стремление к самосохранению предопределяет все его страсти, чувства, стремления и так далее.

Взгляды Спинозы на государство сложились под сильным влиянием Гоббса и в полемике с ним.

Гипотезу о естественном состоянии, во всяком случае, естественном состоянии как всеобщей войне, Бенедикт Спиноза отвергает — не могло быть времени, когда люди постоянно боролись между собой, они бы просто исчезли так и не успев создать упорядочивающего государства; к тому же оно не могло существовать ещё и по той причине, что люди связаны разделением труда. Необходимость государства и законов обусловлена естественной причиной — противоречием между страстями и разумом людей. Человек только тогда свободен и могуществен, когда руководствуется разумом; однако большинство людей (толпа) не таково — люди одержимы пассивными аффектами, побуждающими к неразумным поступкам. Именно этим вызвана необходимость права и государства: «Если бы люди от природы так были созданы, что они ничего не желали бы, кроме того, на что им указывает истинный разум, то общество, конечно, не нуждалось бы ни в каких законах… Но человеческая природа устроена совсем иначе. Каждый человек стремится к своей пользе, к выгоде, но большинство руководствуется своим мнением, увлечением, а не разумом, движимо прихотями, не считается с будущим. Поэтому ни одно общество не может существовать без власти и силы, а, следовательно, и без законов, умеряющих и сдерживающих страсти и необузданные порывы людей»Бенедикт Спиноза, «Политический трактат» — стр.176

— Законы, обеспеченные поощрением или наказанием, необходимы для того, чтобы подчинить разуму страсти, чтобы сдержать толпу, в той мере, насколько это вообще возможно. В некотором противоречии с этой мыслью находится учение о государстве. Идеальным является демократическое государство, как наиболее естественное и близкое к свободе, которую природа предоставляет каждому, так как в нем каждый переносит свое естественное право не на другого, а на большую часть всего общества, единицу которого он составляет. Таким образом, удается сохранить порядок, сдержать стихийные страсти людей, и в то же время избежать несправедливости, сохранив природное равенство людей.

ГЛАВА 2. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО В КОНЦЕПЦИИ ДЖОНА ЛОККА

§1. Конструкция естественного права и концепция естественного состояния

В своих политико-правовых представлениях Локк исходит не из естественной природы людей, или общей абстрактной философии (как большинство его предшественников), а из философии истории, центром которой были учения о естественном праве и общественном договоре. По мнению Локка, изначально существовало естественное состояние людей, однако это не была вовсе не война всех против всех (как у Гоббса).

Напротив, в этом первобытном состоянии царила взаимная доброжелательность, поскольку каждый обладал необходимым ему количеством еды, воды и всего необходимого, каждый мог накопить достаточную для себя собственность. Естественное состояние — «состояние полной свободы в отношении действий и распоряжения своим имуществом и личностью», «состояние равенства, при котором всякая власть и всякое право являются взаимными, и никто не имеет больше другого»Форлендер К.«Общедоступная история философии» — стр.262. К естественным правам относится и собственность, которая трактовалась широко: как право на собственную личность, на свои действия, на свой труд и его результаты. Только труд и может являться основанием для частной собственности. Так утверждается, что частная собственность существовала задолго до установления государственной власти, возможно, даже раньше появления первых социальных общностей; более того, частная собственность возникла совершенно независимо от появления государственности. Подобная идиллическая и маловероятная концепция происхождения частной собственности (как и концепция естественного состояния) была в основном результатом полемики с апологетами уравнительных теорий (люди не могут быть равны по трудолюбию, способностям, бережливости, даже просто здоровью — а значит, и частная собственность, если она результат исключительно их труда, не может быть равной).

В естественном состоянии, рассуждал Локк, все равны, свободны, имеют собственность (с появлением денег она стала неравной); в основном это — состояние мира и доброжелательности. Закон природы, утверждал Локк, предписывает мир и безопасность. Однако любой закон нуждается в гарантиях. Закон природы, предписывающий мир и безопасность, был бы бесполезен, если бы никто не обладал властью охранять этот закон, обуздывая его нарушителей. То же и естественные права людей — каждый обладает властью охранять свою жизнь, свободу и имущество.

Естественное состояние определяется Локком как совокупность отношений свободы, равенства и взаимной независимости людей. Его идеализированные представления означали апологию буржуазной, но отнюдь не феодальной собственности: ведь последняя, по Локку, не отвечает требованиям свободы и доброжелательности. В этих представлениях находил свое выражение и принцип буржуазного индивидуализма: равенство людей как равенство права на личную инициативу, а отнюдь не требование уравнивания собственности. Такие требования были характерны для радикальных идеологов революционных лет (например, Джона Лильберна).

Локк их отвергает.

Здесь интересна интерпретация Локком идеи всеобщего равенства. Для философа изначальное всеобщее равенство — это tabula rasa, то есть «чистый лист», это равенство прав и обязанностей людей, а не равенство их самих. Локк еще не ставит интересы общества выше интересов отдельных лиц, напротив, для него интересы общества и заключаются в соблюдении интересов отдельных граждан, и для него собственность вовсе не кража, а заслуженная награда честного труда. Более того, именно собственники и являются создателями государственности, поскольку именно они наиболее в государственности заинтересованы: “Основной целью вступления людей в общество является стремление мирно и безопасно пользоваться своей собственностью, а основным орудием и средством для этого служат законы, установленные в этом обществе; первым и основным законом всех государств является установление законодательной власти; точно так же первым и основным естественным законом, которому должна подчиниться сама законодательная власть, является сохранение общества и каждого члена общества” Форлендер К.«Общедоступная история философии» — стр.244

В ранних работах философа источниками социально значимых морально-этических принципов (то есть естественных законов и проистекающих из них законов волеустановленных) одновременно признавались и свободная воля господа, и возникший из человеческой природы закон самосохранения, несколько искусственно связываемый с этой волей. Эта двойственность вскоре преодолевается, и, хотя в “Двух трактатах о государственном правлении” к “закону природы и разума” добавляется изредка ссылка и на его божественную санкцию, подобные добавления следует считать скорее уступкой «общественному мнению», чем взглядами самого Локка.

Определяя понятие субъекта права, Локк прежде всего имеет в виду изолированного индивида, ищущего частной выгоды. Социальная жизнь в его концепции сводится, по большому счету, к жизни исключительно экономической. Социальное взаимодействие есть для Локка только сеть меновых отношений, в которые вступают простые товаровладельцы, лично свободные собственники своих сил и имуществ. Естественное состояние, каким оно изображено во втором трактате о государственном правлении, — это, прежде всего, состояние честной конкуренции, основанной на взаимопризнании. Соответственно естественный закон (правило общежития) понимается Локком как требование равнопартнерства.

Таким образом, равенство и свобода, входящие в трактовку естественного закона — это только равенство в конкуренции (выигрывает лучший) и свобода товарооборота. То есть равенство и свобода существующие и необходимые только в условиях развитого товарообмена. Но по теории Локка, такие условия были всегда, или почти всегда, только по несправедливости ограничаемые в эпоху феодализма.

Равенство, как его трактует Локк, вовсе не имеет в виду природного единообразия индивидов и не содержит в себе запроса на их уравнивание по способностям, силам и имуществам. Речь идет о равенстве возможностей и притязаний. То есть, ни один из индивидов, сколь бы скудным ни было его естественное достояние (его интеллектуальные и физические силы, его умения и имущества), не может быть исключен из конкуренции, отторгнут от свободного обмена благами и услугами. Или: все люди независимо от их естественного неравенства раз и навсегда должны быть признаны экономически самостоятельными субъектами. находящимися в отношении добровольного взаимоиспользования.

Идея равенства без уравнивания, равенства, допускающего и, более того, оберегающего и стимулирующего естественное несходство людей, — одна из основных тем в политико-юридических учениях философов того времени. В Англии она впервые появляется у Гоббса, затем, в концепции Локка, развивается и становится как бы канонической, и получает окончательное оформление в работах основателя политической экономии Адаму Смиту. «Каждый должен представлять собой выгоду для остальных. Для того чтобы понять это, нужно обратить внимание на то, что при образовании обществ среди людей наблюдаются различия в способностях” Томас Гоббс, «Левиафан» — стр.112 — в этом есть даже некоторые начала социального дарвинизма. Локк согласен с этой формулой, и разрабатывает ее собственно правовое содержание: равные возможности, которые государство и общество должны предоставлять для реализации естественных различий и неравенств есть лучшее средство для устранения неестественных привилегий, то есть такого политического и социального положения, при котором экономической и политической независимостью обладают немногие, да и им она досталась не вследствие их личных качеств.

Буржуазная идеология здесь выражена вполне откровенно: классовое неравенство выступает в этой схеме как, объяснимое различной эффективностью личного труда ввиду неравенства людских талантов. Это гармонирует и с политическим мышлением Локка: только владельцев частной, преимущественно земельной, собственности считает он подлинно полноправными гражданами, со всеми правами и обязанностями. “Человек, который обладает какими-либо владениями или пользуется какой-либо частью территории какого-либо государства, тем самым дает свое молчаливое согласие и в такой же степени обязан повиноваться законам этого правительства…” История политических и правовых учений, Лейст О. Э — стр220. В некотором противоречии с концепцией равенства (не вполне равного) находится изложенная в “Двух трактатах о государственном правлении” идея трех основных прирожденных права личности, которые индивиды признают друг за другом в естественном состоянии и которые затем гарантируются государством: это право на жизнь, свободу и собственность. Они образуют основу справедливого и честного ко всем гражданам правопорядка, благодаря государственной гарантии нерушимости этих прав становится возможным законодательство более разрешающее, чем запрещающее. Создание подобной концепции считается основной заслугой Джона Локка — ведь ни теоретическое допущение возможности подобной системы, ни вера в ее практическое осуществление были непредставимы для традиционного юридического мышления. Локк пишет: “Целью закона является не ограничение, а сохранение и расширение свободы. Она представляет собою свободу человека располагать и распоряжаться как угодно своей личностью, своими действиями… и всей своей собственностью”.

Право на свободное распоряжение собственностью является итоговым, результирующим, а право на свободу и жизнь — предпосылкой. Локк положил труд в основу всякого частного владения, что позволило ему слить воедино три основных прирожденных права личности. Труд, нацеленный на достижение индивидуального благополучия и выгоды, признается Локком определяющей формой человеческой жизнедеятельности.

§2. Государство, его происхождение

Государство, по Локку, есть совокупность людей, соединившихся в социально-политическую общность под защитой ими же установленного общего закона, чтобы реализовать свои естественные права — на жизнь, свободу и собственность. Ото всех прочих форм коллективности (семей, торговых товариществ) государство отличается тем, что лишь оно воплощает политическую власть, то есть право во имя общественного блага создавать законы для регулирования и сохранения собственности, а также право применять силу общества для исполнения этих законов и защиты государства от нападения извне.

Государство строится только добровольно, движущей силой его создания является только желание сохранить свои права, здравый смысл, стремление к безопасности. Поэтому, создавая государство, люди точно отмеряют тот предел полномочий, который готовы ему доверить. О полном отказе индивидов от всех принадлежащих им естественных прав и свобод в пользу государства у Локка нет и речи. Право на жизнь и владение имуществом, свободу и равенство, человек не отчуждает никому и ни при каких обстоятельствах. Эти неотчуждаемые ценности — окончательные границы власти и действия государства, преступать которые оно не может. Цель объединения в государство — общее благо и сохранение законности и порядка. Вопрос, считал ли сам Локк, как и многие другие представители школы естественного права, общественный договор историческим фактом или просто пользовался им как рационалистической схемой, методом обоснования выбранной теоретической платформы, остается открытым. Второе решение все же представляется большинству исследователей (П.И. Новгородцев, И.С. Нарский и др.) более вероятным.

Закон и законность Локк считал первым признаком и основой любой государственности. Только общий закон, признанный большинством и согласованный с меньшинством, закон, служащий справедливости и общему благу может быть признаком существования государства. Сначала появляется закон, потом, на его основе и в силу необходимости принудительной силы к его исполнению — государство. Закон в подлинном смысле — отнюдь не любое предписание, исходящее от гражданского общества в целом или от установленного людьми законодательного органа. Титул закона имеет лишь тот акт, который указывает разумному существу поведение, соответствующее его собственным интересам и служащее общему благу. Если такой нормы-указания предписание в себе не содержит, оно не может считаться законом. Кроме того закону должны быть присущи стабильность и долговременность действия. Свобода, по Локку — это не анархия, как утверждал Филмер и другие сторонники абсолютизма, а гарантия от произвола, она — основа всех других прав человека, ибо, «потеряв свободу, человек ставит под угрозу свою собственность, благополучие, жизнь. У него нет больше средств их защитить» Философский энциклопедический словарь, Е.Губский, Г.Кораблева, В. Лутченко — стр.249.

Считая законность единственной гарантией благополучия и справедливости, Локк формирует следующую формулу: какому конкретно органу — королю, парламенту, лорду-протектору (титул Кромвеля) — не принадлежала бы верховная власть в государстве, он должен “управлять согласно установленным постоянным законом, провозглашенным народом и известным ему, а не путем импровизированных указов” История политических и правовых учений, Лейст О. Э. — стр.214. Законы тогда способствуют благополучию государства, общества и отдельных граждан, когда их все знают и все выполняют. В государстве абсолютно никто, никакой орган не может быть изъят из подчинения его законам. Высокий престиж закона проистекает из того, что он, по Локку, решающий инструмент сохранения и расширения свободы личности, который также гарантирует индивида от произвола и деспотической воли других лиц. «Там, где нет законов, там нет и свободы» Форлендер К.«Общедоступная история философии» — стр.155.

Локк предусматривает особый конституционный механизм, мешающий государству выходить за рамки своих полномочий, становясь тем самым деспотическим. Его важнейшие компоненты — принципы разделения власти и законности. Чтобы не допускать концентрации власти в руках правителей, которые получило бы тем самым возможность обратить к своей выгоде и создания законов и претворения их в жизнь. Локк предлагает не соединять законодательную и исполнительную власть и подчинить законодателей действию ими же созданных законов, осуществляемых исполнительной властью. Это один из важнейших принципов Локка, и он оказал большое влияние на последующую политическую мысль и став одним из главных принципов большинства современных государств.

Принцип законности у Локка таков: «ни для одного человека, находящегося в гражданском обществе, не может быть сделано исключение из законов этого общества» Теория государства и права, Венгеров А. Б. — стр.219. Согласно современной концепции этого принципа, также не может быть сделано исключения ни для одного правительственного ведомства и отдельного государственного служащего. Однако отсутствие этого добавление у Локка не должно нас обманывать — государство мыслилось ему как организованное продолжение гражданского общества, а вовсе не как «самоценное онтологическое основание» Николай Бердяев, «Духовные основы русской революции» — стр.132, поэтому он не видел большой разницы между гражданином и служащим; возможно, она и в действительности тогда была менее велика.