Понятие уголовно-процессуальных функций

Курсовая работа

Уголовно-процессуальные функции это определенные направления процессуальной деятельности отдельных участников уголовного судопроизводства.

Процессуальные функции составляют фундамент состязательности уголовного судопроизводства, а, следовательно, и всего уголовного процесса, который зиждется на этом основополагающем принципе. Поэтому вопрос об уголовно-процессуальных функциях имеет немаловажное значение.

О значимости конструкции процессуальных функций свидетельствует хотя бы то, что она впервые воспринята и закреплена новым уголовно-процессуальным законом. На основе теоретически выработанного понятия процессуальных функций, законодательно зафиксирована сущность состязательной модели российского уголовного судопроизводства. В ч. 2 ст. 15 УПК, говорится о том, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и то же должностное лицо.

Для изучения данной темы были использованы работы следующих авторов: В.Г. Даева, З.З. Зинатуллина, Н.Е. Петрова, М.С. Строговича, В.М. Савицкого, В.Н. Шпилева, и других ученых.

Целью данной курсовой работы является раскрытие уголовно-процессуальных функций и их системы. Для достижения поставленной цели необходимо выполнить следующие задачи:

1.Дать определение уголовно-процессуальным функциям.

2.Изучить виды уголовно-процессуальных функций.

3.Дать характеристику основным формам уголовно-процессуальных функций.

Объект исследования уголовно-процессуальные функции.

Предмет исследования взаимодействие уголовно-процессуальных функций. Для написания данной курсовой работы были использованы диалектический и общенаучный методы исследования.

Курсовая работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

1. Понятие уголовно-процессуальных функций и их систем

1.1 Понятие уголовно-процессуальных функций

Уголовно-процессуальная деятельность имеет определенные направления, связанные со специальным назначением и ролью в уголовном судопроизводстве каждого из его участников. Такие виды, направления действий субъектов участников уголовного процесса, обусловленные их ролью, назначением и целью участия в деле, называются уголовно-процессуальными функциями. Функции служат объективным показателем непосредственной цели, назначения и предмета деятельности субъекта, определяют его правовой, статус, роль и место в уголовном процессе. Круг функций, формы и границы их осуществления установлены законом. Если субъект действует не согласно с предписанной законом функцией, то это свидетельствует не о свободе выбора функции, а о нарушении функции.

5 стр., 2377 слов

Уголовно-процессуальные функции

... направление процессуальной деятельности оказывается за пределами процессуальных функций, то это свидетельствует о том, что система функций определена неверно". уголовный защита обвинение правосудие Процессуальной функцией является ... и равноправия сторон. 1. Понятие уголовно-процессуальной функции Процессуальная функция -- понятие частное по отношению к уголовному процессу, так как она является одной ...

Те функции, осуществление которых, так или иначе связано с достижением общих целей процесса или определенной их части, относятся к числу основных. Эти функции выполняют органы государства (в силу публично-правовых обязанностей), а также участники процесса и участники судебного разбирательства. Основные процессуальные функции взаимно связаны, обусловлены друг другом и в своем единстве обеспечивают правильный ход и исход дела.

Долгое время термин «функция» был термином исключительно теоретическим. Исследователи неоднократно подвергали критике законодателя за нерешительность в вопросах определения уголовно-процессуальных функций на уровне нормативных актов. Уголовно-процессуальный кодекс употребляет термин «уголовно-процессуальные функции». Так, раскрывая принцип состязательности сторон, законодатель указывает, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела отделены друг от друга и не могут быть возложены на один и тот же орган или одно и тоже должностное лицо. Модельный Уголовно-процессуальный кодекс для государств-участников СНГ также обозначил термин «функция» (правда, только в одном случае и к тому же не в основном тексте, а лишь в разделе, посвященном разработке концепции модельного Уголовно-процессуального кодекса).

Использование в таких терминов как «уголовное преследование», «защита», «стороны» позволяет сделать вывод о том, что, законодатель прямо не употребил термин «уголовно-процессуальная функция», но все, же его подразумевает.

Чаще всего под уголовно-процессуальными функциями ученые понимали основные направления процессуальной деятельности. М.С. Строгович так определял процессуальные функции: «Уголовно-процессуальные функции — это определенные стороны, определенные направления деятельности, не совпадающие друг с другом и не поглощаемые друг другом».

Сторонники такого толкования исходили из наличия в уголовном судопроизводстве трех основных уголовно-процессуальных функций: обвинения (уголовного преследования), защиты, разрешения дела. Такой подход традиционен, поскольку для выделения названных функций используется состязательная конструкция уголовного процесса.

З.З. Зинатуллин и Т.З. Зинатуллин представили определение уголовно-процессуальных функций как направления процессуальной деятельности участников уголовного процесса по достижению его предназначения. Такое определение некоторым образом схоже с определением, которое ранее было представлено П.С. Элькинд. По ее мнению, «функции уголовного процесса — это определяемые нормами права и выраженные в соответствующих направлениях уголовно-процессуальной деятельности специальное назначение и роль ее участников».

19 стр., 9068 слов

Функции уголовного процесса

... РФ задач уголовного процесса и не получивших в них прямого выражения. Процессуальная функция осуществляется в предусмотренных законом процессуальных формах и предусмотренными законом процессуальными способами. Процессуальная функция осуществляется компетентными органами и лицами. Процессуальные функции выполняются ...

По мнению З.З. Зинатуллина и Т.З. Зинатуллина, уголовно-процессуальные функции имеют следующие свойства:

а) функция есть урегулированная законом процессуальная деятельность;

б) функция осуществляется участниками уголовного процесса — представителями либо со стороны обвинения, либо со стороны защиты от обвинения;

в) это деятельность направлена на достижение предназначения уголовного судопроизводства.

Следует отметить, что ранее ученые, характеризуя уголовно-процессуальные функции, особый акцент делали на процессуальном положении должностных лиц органов государственной власти. Руководящее, а значит, и первостепенное положение всегда отдавалось должностным лицам. Такая позиция ученых вполне объяснима, поскольку УПК был ориентирован на защиту государственно-публичных интересов при полном игнорировании диспозитивных начал. При таком подходе речи о защите интересов граждан не могло и идти.

Сегодня законодатель назначением уголовного судопроизводства видит:

1) защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений;

2) защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод;

3) уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания;

4) отказ от уголовного преследования невиновных, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Нетрудно заметить, что, в сущности, это всего лишь две задачи: восстановление прав лиц, пострадавших от преступлений, и защита лица от незаконного и необоснованного обвинения.

Поскольку новым УПК приоритеты изменены, то, стало быть, определяющими при характеристике направлений процессуальной деятельности должны быть именно те задачи, которые закреплены в ст. 6 УПК. Именно эти задачи лежат в основе распределения уголовно-процессуальных функций.

Кроме того, обосновывается наличие в уголовном процессе семи процессуальных функций:

1) установление и проверка данных относительно преступлений, их расследование;

2) обвинение;

3) прокурорский надзор за исполнением законности;

4) защита от предъявленного обвинения;

5) судебное рассмотрение и разрешение уголовного дела;

6) вспомогательная функция, включающая в себя действия свидетелей, экспертов, других лиц, так или иначе содействующих осуществлению следственных и судебных действий;

4 стр., 1558 слов

Уголовное право и процессуальное право Германии в средние века

... процессу, а остальные 77 статей (со 104-й по 180-ю) содержали нормы уголовного права. В целом, разграничение норм на уголовные и процессуальные было проведено достаточно условно, так что практическое применение Каролины ... короля. Являясь единственным общеимперским законом раздробленной Германии, «Каролина» имела целью упорядочить уголовное судопроизводство в местных судах. Данное «Уложение» ...

7) побочная функция, находящая свое выражение в деятельности гражданского истца и гражданского ответчика.

В свое время В.Г. Даев также предложил классификацию функций, вытекающую из наличия интересов лиц, участвующих в уголовном процессе. Он выделял:

1) расследование уголовного дела;

2) прокурорский надзор за соблюдением законности в ходе уголовного судопроизводства;

3) защита личных процессуальных интересов;

4) оказание содействия в ходе уголовного судопроизводства.

В.С. Зеленецкий предлагал делить процессуальные функции на общие и частные, то есть на функции, реализующиеся на всем протяжении уголовного процесса, и функции, осуществляющиеся в одной или нескольких стадиях процесса. Вероятно, автор здесь допустил смешение понятий «задачи» и «функции».

Думается, стремление определить уголовно-процессуальные функции через роль участников процесса должно быть ограничено анализом роли и интереса некой совокупности участников, распределенных в отдельные группы. Уголовно-процессуальная функция должна представлять собой направление деятельности группы участников. Иное приведет к неоправданному расширению перечня уголовно-процессуальных функций. Косвенным подтверждением нашей мысли является мнение А.М. Ларина, который считал, что «если исходить только из наличия процессуально-правовой цели, то можно насчитать столько функций, сколько существует процессуальных актов». Действительно, совершая любое действие или вынося любое решение, участник преследует какую-либо конкретную цель. Поэтому А.М. Ларин делает вывод: «Функция — это не отдельное действие, а деятельность, т.е. совокупность действий и решений, объединенных единством цели». При этом дискуссионными остаются некоторые вопросы.

Несомненно, различные участники уголовного судопроизводства преследуют различные цели и у них различные интересы. Однако, наверное, это не может служить основанием для классификации уголовно-процессуальных функций. С точки зрения логики, если взяв за основу интерес участников, классифицировать что-то иное кроме самих участников не совсем правильно. Классифицировать уголовно-процессуальные функции в зависимости от присутствующих у участников уголовного судопроизводства интересов, значит, совершить логическую ошибку.

В зависимости от присутствующего у участников интереса, возможно, только разделить участников на некие не схожие между собой группы. Эти группы и принято называть сторонами. В итоге получается, что деление на группы происходит в зависимости от присутствующего у участников процесса интереса. При этом каждая из этих обособленных групп осуществляет отдельную, только ей свойственную уголовно-процессуальную функцию.

По-видимому, законодатель предпринял попытку поставить точку в многолетних спорах ученых о количестве и соотношении уголовно-процессуальных функций, обозначив существование всего трех основных процессуальных функций.

4 стр., 1659 слов

Уголовное право и процесс по Шариату

... Уголовное право и процесс по шариату 3.1Преступления и наказания. ШАРИАТСКИЙ СУД - орган правосудия в мусульманском государстве, возглавляемый кади. Его организация и юрисдикция, а также применяемые им процессуальные ... или иной школы. В 19-20 вв. в большинстве мусульманских стран начался процесс замены шариата уголовными кодексами европейского типа (УК Судана 1991г., Йемена 1994г., ОАЭ 1987г. и ...

С этим нельзя не согласиться, поскольку единственной целью разделения уголовно-процессуальных функций и их размежевания между собой является обеспечение состязательности уголовного судопроизводства. Думается, что для осуществления уголовного судопроизводства на основе состязательных начал необходимым и одновременно достаточным является выделение трех процессуальных функций: обвинение, защита и разрешение дела.

Выделение иных уголовно-процессуальных функций не только не вписывается, но зачастую и противоречит принципу состязательности. Например, выделение в качестве самостоятельной уголовно-процессуальной функции прокурорского надзора есть, по существу, наделение стороны обвинения полномочиями, превосходящими по объему полномочия стороны защиты. Прокурор, выступая на стороне обвинения, не должен наделяться полномочиями, не свойственными стороне спора. Кроме того, в этом случае мы вынуждены будем возложить на прокурора, осуществляющего функцию обвинения (уголовного преследования), обязанность по осуществлению функции прокурорского надзора. Тот факт, что для построения уголовного судопроизводства на началах состязательности главным условием является разделение трех уголовно-процессуальных функций, на наш взгляд, еще не означает, что на лицо, осуществляющее одну из перечисленных функций, может быть возложено выполнение иной, не относимой к обвинению, защите и разрешению дела функции. Один и тот же элемент системы не может быть носителем разных функций. «…С точки зрения своего процессуального положения прокурор выступает здесь именно руководителем расследования, только им, и никем иным».

По мнению того же В.М. Савицкого, прокурор поддерживает обвинение в суде, «…потому что сам участвовал в его формировании на предварительном следствии, руководя предварительным расследованием». Нам представляется, что в данном случае прокурор выступает как лицо, ответственное за законность и обоснованность обвинения (уголовного преследования), и осуществление им надзора за деятельностью органов предварительного расследования, есть, по существу, способ реагирования на нарушения закона, которые могут повлечь признание судом обвинения необоснованным. В этом мы единодушны с С.М. Строговичем, который считал, что «…прокурор несет ответственность за правильность расследования дела, за законность расследования, за обоснованность выводов, изложенных в обвинительном заключении». Кстати, уже цитировавшийся нами В.М. Савицкий также считает, что надзорные полномочия прокурора в отношении органов предварительного расследования предопределены тем обстоятельством, что прокурор выступает в роли руководителя расследованием. Как нам представляется, лицо, обладающее правом по даче обязательных для исполнения письменных указаний, должно обладать полномочиями по надзору (контролю) за ходом их исполнения.

1.2 Виды и признаки уголовно-процессуальных функций

Под уголовно — процессуальными функциями следует понимать основные виды и направления в процессуальной деятельности, которые могут быть дифференцированы в уголовном процессе в зависимости в специальных и частных целей и задач, достигаемых в результате деятельности компетентных органов, ведущих производство по делу, к участию которых привлекаются иные лица, защищающие свои интересы.

13 стр., 6226 слов

Российский уголовно-процессуальный закон

... дипломной работе приводятся примеры применения аналогии закона и права. Структура уголовный процессуальный закон 1. Российский уголовно-процессуальный закон Уголовно-процессуальный закон - это форма выражения норм уголовно-процессуального ... и гражданами, а также организациями, участвующими в производстве по уголовным делам. Закон - это нормативный акт, принятый высшим органом государственной власти ...

В уголовно-процессуальном праве различают две группы функции: основные и вспомогательные.

В группу основных функций входят:

-расследование уголовного дела;

-уголовное преследование (обвинение);

-прокурорский надзор за законностью;

-зашита (от уголовного преследования);

-судебное рассмотрение и разрешение уголовного дела.

Группу вспомогательных функций представляют:

-реабилитация;

-поддержанные гражданского иска;

-зашита от гражданского иска;

-безопасность участников процесса;

-профилактика преступлений.

Признаками уголовно-процессуальных функций являются:

-Целевая направленность функций на осуществление задачи правосудия;

-Реализация функции в предусмотренных законом в процессуальных формах и установленными процессуальными способами и средствами;

-выполнение функций компетентными органами и лицами;

-Возможность осуществление одной и той же функцией несколькими органами и лицами (например, расследование может производиться как непосредственно органами расследования, так и дознания; обвинение вправе осуществлять прокурор, потерпевший);

-Влияние на большинство основных функций принципа их не пересечения (так, сосредоточение в одних руках функции обвинение и зашиты, ведет к их взаимоисключению, по тому эти функции осуществляются различными органами и лицами);

-Исключительная принадлежность отдельных основных функций тем или иным субъектам правоотношении (так государственное обвинение в суде входит в исключительное право прокурора; рассмотрение и разрешение дел и по существу-исключительная прерогатива сюда).

Таким образом, правильное понимание функции в уголовном процессе важно в целях установления статуса каждого участника процесса, а также определение процедурных формул и пределов взаимодействия различных участников через выявление взаимосвязей между отдельными функциями.

Глава 2. Теория разделения уголовно-процессуальных функций

2.1 Формирование понятия уголовно-процессуальной функции

Теоретические дискуссии, связанные с определением процессуальных функций, появились сравнительно давно. Обычно их начало связывают с реформой уголовного судопроизводства в России в конце XIX века — в 1864 году. В Уставе уголовного судопроизводства 1864г. впервые вводился состязательный уголовный процесс. При этом роль суда сводится к «разрешению уголовного иска, предъявленного обвинителем», как стороной процесса и оспариваемого подсудимым (его представителем), так и участником другой, противоположной стороны уголовного процесса. Таким образом, предлагалось разделение уголовно-процессуальных функций на три: обвинение, защита от обвинения и разрешение обвинения (заявленного иска).

6 стр., 2511 слов

«Салическая Правда»: общая характеристика, регулирование ...

... право Обязательственные отношения в Салической правде освещаются довольно слабо. Это объясняется неразвитостью товарно-денежных отношений, частной собственности. ... институт аллод, под которым понималось чисто семейное право пользование огороженными участками и ... В Варварских правдах, зафиксировавших наиболее далеко зашедший процесс классообразования и становления феодального общества (особенно в ...

В ходе дальнейшего развития научных подходов к вопросам, связанным с уголовно-процессуальными функциями, ученым — процессуалистом В.Л. Случевским было предложено следующее: при анализе процессуальных функций участников процесса учитывать не только «разделение труда» между сторонами, но и цели, стоящие перед правосудием.

Тушев А.А. считает, что каждый субъект уголовного процесса выполняет конкретные, закрепленные в законе функции. Термин «функция» использован в УПК РФ для обозначения обвинения, защиты и разрешения уголовного дела, существование которых обеспечивает реализацию принципа состязательности (ч. 2 ст. 15 УПК РФ).

М.С. Шалумов определил функции прокуратуры, как «вытекающие из правового статуса прокуратуры, ее места и назначения в государственном механизме обязанности по решению поставленных перед нею законом задач» .Функции прокуратуры — это общие обязанности, возложенные на государство. Такой подход применим и к субъектам, ведущим уголовный процесс. Их функции определяются возложенными на них законом общими обязанностями. Не существует абстрактных функций, не привязанных к конкретным субъектам или группе субъектов.

В работах одних авторов отстаивался взгляд, согласно которому в уголовном судопроизводстве могут существовать только три функции: обвинение, защита и разрешение, Рахунов Р.Д. же относил к уголовно-процессуальным функциям такие виды деятельности, как расследование уголовного дела, поддержание гражданского иска и защиту от него. Элькинд П.С., отрицая возможность «уголовно-процессуальной деятельности определенных субъектов вне каких-либо процессуальных функций», предлагает следующий их перечень:

1. установление, проверка данных относительно преступлений, их расследование;

2. функция обвинения;

3. функция защиты;

4. функция судебного рассмотрения и разрешения дела;

5. вспомогательные функции (к ним отнесены участники процесса, являющиеся источниками доказательств, а также переводчик, секретарь судебного заседания и т.п.);

6. побочные функции (они «находят свое выражение в противоположной по своей непосредственной направленности деятельности гражданского истца и гражданского ответчика (их представителей), объединяемой общим признаком — производным от уголовного дела характером деятельности»).

Таким образом, не участники процесса «распределялись» по функциям, а наоборот, последние «приписывались» каждому из участников процесса.

Понятие «уголовно-процессуальная функция» многозначно. Его содержание зависит главным образом от признания или непризнания связи данного понятия с принципом состязательности и равноправия сторон. Иными словами, первичным является выбор критерия, на основании которого разграничиваются уголовно-процессуальные функции.

30 стр., 14724 слов

Стадия судебного разбирательства в уголовном процессе

... Глава 1. Понятие и сущность основных стадий судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве 1 Возбуждение уголовного дела как одна из основных стадий судебного разбирательства в уголовном судопроизводстве В уголовно-процессуальном законе и теории уголовного процесса четко выделяются две крупные части: ...

В то же время следует иметь в виду, что в уголовно-процессуальной теории не может бытьединственногокритерия для разграничения уголовно-процессуальных функций. Таких критериев несколько, и все они одинаково важны.

Одни критерии получили развитие в современной российской уголовно-процессуальной науке. Другие по сугубо историческим причинам оказались утрачены, хотя считались основополагающими, например, в ходе Судебной реформы 1864 г. Как бы то ни было, задачей современной российской доктрины уголовного процесса является комплексный анализвсехосновных критериев разграничения уголовно-процессуальных функций, независимо от того, учтены они в действующем российском уголовно-процессуальном законодательстве или нет. Правильное уяснение всей совокупности этих критериев необходимо не только в общетеоретическом смысле, но и с точки зрения понимания путей развития российского уголовного процесса.

российской науке уголовного процесса уголовно-процессуальные функции традиционно рассматриваются в рамках принципа состязательности сторон какосновные направления уголовно-процессуальной деятельностиучастников уголовного процесса, а именнообвинение, защита и разрешение дела.

При таком подходе значение правильного определения уголовно-процессуальной функции участника процесса заключается, во-первых, в обеспечении запрета соединения в одном лице функций обвинения и разрешения дела. Поскольку «разрешение дела» в контексте принципа состязательности сторон есть функциясуда, смысл названного запрета состоит в обеспечениибеспристрастности суда, без чего не может быть достигнута самостоятельность судебной власти. Если бы суд одновременно выдвигал обвинение и оценивал его обоснованность, говорить о незаинтересованности суда в исходе дела не приходилось бы.

Во-вторых, обособление функции обвинения и появление обвинителя требует выделения функции защиты и введения в процесс фигурызащитника. Возможность искать помощи защитника, не полагаясь на обязанности государственных органов по обеспечению прав обвиняемого, получила названиеформальной защиты. «Процесс, где обвиняемый поставлен лицом к лицу против обвинителя, вооруженного всесильной помощью государства, недостоин имени судебного разбирательства; он превращается в травлю».

Кроме формальной защиты, существует понятиематериальной защиты, обнимающее все средства и способы по опровержению обвинения, осуществляемые как самим обвиняемым (реализация всех предоставленных ему законом прав для защиты от обвинения), так и государственными органами, обязанными по долгу службы предпринять все меры для защиты любого лица от необоснованного обвинения.

12 стр., 5782 слов

Стадии и задачи уголовного процесса

... задачами и принципами судопроизводства, образует систему уголовного процесса. В данной курсовой работе мною будут рассмотрены следующие стадии: стадия возбуждения уголовного ... задач в уголовном процессе достигается путем возбуждения уголовного дела, быстрого и полного раскрытия преступления, уголовного преследования лиц, совершивших преступление, обвинения их перед судом, судебного рассмотрения и ...

Наличие понятия «материальная защита» затрудняет отделение уголовно-процессуальной функции защиты от функций обвинения и разрешения уголовного дела. Так, Конституционный Суд РФ в Постановлении от 29 июня 2004 г. N 13-П сделал вывод, что «по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм положения ч. 2 ст. 15 УПК не исключают необходимость использования прокурором, следователем, дознавателем в процессе уголовного преследования всего комплекса предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер по охране прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве. Осуществление указанными лицами своей процессуальной функции именно в таком объеме, гарантируемое особым процессуальным статусом и полномочиями прокурора, следователя, дознавателя… обеспечивает в рамках уголовного судопроизводства выполнение государством своей обязанности по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина, их обеспечению правосудием».

Таким образом, процессуально корректное разграничение функций защиты, обвинения и разрешения уголовного дела возможно только при строго формальном понимании функции защиты (защита в формальном смысле).

Несмотря на то что законодатель отдал предпочтение традиционной трактовке понятия уголовно-процессуальной функции, она не является совершенной. Дело в том, что в уголовном процессе смешанной формы возникают уголовно-процессуальные функции, выходящие за рамки принципа состязательности и равноправия сторон (например, функция производства предварительного следствия).

Поэтому в науке уголовного процесса сформировался подход к понятию уголовно-процессуальной функции, выводящий ее не из принципа состязательности, а изтеории разделения властейкак гарантии личной свободы граждан. Как государственные полномочия распределяются между конкретными государственными органами во избежание злоупотреблений, так и в уголовном процессе полномочия по расследованию и разрешению уголовных дел распределяются между различными органами и должностными лицами, которые к тому же нередко принадлежат к различным ветвям государственной власти в конституционно-правовом смысле.

Институциональный аспекттакого разделения заключается в обособлении полицейской, прокурорской и судебной функций. В данном случае уголовно-процессуальная функция обретает значениесовокупности полномочий определенного государственного органа,а критерием классификации выступает именно принадлежность указанного органа к той или иной ветви власти.

Так, во французском уголовно-процессуальном законодательстве описанному разделению функций придается настолько большое значение, что норма о нем после принятия Закона от 15 июня 2000 г. помещена в преамбулу УПК Франции 1958 г.: «В уголовном процессе… должно обеспечиваться разделение государственных органов, ответственных за публичный иск и судебную деятельность».

Судебная функцияреализуется органами судебной власти (поскольку таковые обладают качествами самостоятельности и независимости) <1> и состоит в установлении обстоятельств дела (следственная составляющая) и принятии на их основе процессуальных решений (юрисдикционная составляющая) в рамках определенной процедуры, в том числе и решений об ограничении прав личности (применении мер принуждения).

Полицейская функцияреализуется органами исполнительной власти, по своей природе наиболее приспособленными к такого рода деятельности. Будучи сходной со следственной составляющей судебной функции, полицейская функция обычно не связывается определенной формой и лишена юрисдикционной составляющей. Поэтому и результаты полицейской деятельности имеют, как правило,вспомогательное значениепо отношению к судебной деятельности.

Очевидно, что в рамках полицейской функции не должны применяться и меры принуждения, за исключением кратковременного задержания.

Этим положением определяется и специфика содержания прокурорской функции. По отношению к полицейской деятельности она являетсяруководящей,т.е. прокуратура наделяется правом давать обязательные указания полицейским органам и при необходимости осуществлять их полномочия самостоятельно.

По отношению к судебным органам прокурорская функция реализуется черезобвинительные полномочия: формулирование первоначального обвинения, поддержание государственного обвинения в суде, обжалование вынесенных приговоров.

Значение описанного разделения функций состоит в обеспечениинезависимости судебной власти и создании гарантий личной свободы:

— во-первых, органы исполнительной власти лишены возможности по ограничению свободы личности иначе как путем обращения к судебной власти. С другой стороны, от злоупотреблений застрахована и судебная власть, так как «если судебная власть соединена с исполнительной, то судья получает возможность стать угнетателем»;

— во-вторых, прокуратура хотя и формулирует обвинение, но лишена возможности сбора сведений, пригодных для исследования в суде (судебных доказательств).

Таким положением компенсируется зависимость прокуратуры от администрации, неизбежная при организационной принадлежности министерству юстиции;

— в-третьих, автономия судебной функции обеспечивает самостоятельность судебной власти по отношению как к администрации (через запрет на использование в суде данных полицейского расследования), так и по отношению к прокуратуре (через освобождение от обязанности инициировать расследование и возможность распоряжаться обвинением путем реализации юрисдикционных полномочий).

Как и сама теория разделения властей, которую сложно обнаружить воплощенной в «чистом» виде, описанное разделение уголовно-процессуальных функций при реализации в законе претерпевает трансформации, на которые в дальнейшем будет обращаться внимание читателя.

2.2 Функция обвинения (уголовного преследования) в системе уголовно-процессуальных функций

Теория разделения уголовно-процессуальных функций распределяет полномочия только между отдельными группами участников, объединенных общностью интереса, без дальнейшего распределения указанного объема полномочий внутри конкретной группы. Однако демократичность уголовного процесса не зависит от одного только характера распределения полномочий между группами участников уголовного процесса. Не меньшее значение имеет характер распределения полномочий между участниками, сосредоточенными в одной группе.

Господствующим является взгляд, согласно которому обвинение дает первоначальный импульс для возникновения и развития всех других уголовно-процессуальных функций, что именно обвинение служит пусковым механизмом уголовно-процессуальной деятельности. Обвинение, например, называли «движущей силой советского уголовного процесса», «пружиной, действие которой обусловливает развитие процесса, движение уголовного дела по ступеням», «двигателем уголовного процесса».

Таким образом, большинство функцию обвинения понимают как категорию, предопределяющую весь ход уголовного процесса. Функция обвинения указанными авторами расценивается первостепенной, и только осуществление функции обвинения предопределяет возникновение функции защиты и функции разрешения дела. «Обвинение — обязательный момент правосудия по уголовным делам. Без него не возникают не только функции защиты, но и правосудия».

Осуществление уголовно-процессуальной функции обвинения (уголовного преследования) возлагается на сторону обвинения, которая согласно представлена следующими участниками: прокурор, следователь, начальник следственного отдела, дознаватель, орган дознания, потерпевший, частный обвинитель, гражданский истец, представители частных лиц. Отнесение указанных участников к стороне обвинения предполагает наделение их полномочиями в рамках, определенных функцией обвинения. Иначе говоря, любой из этих участников согласно закону вправе осуществлять деятельность, тем или иным образом направленную на обвинение.

Прежде чем в законе нашло свое закрепление это положение, между теоретиками долгое время шли дискуссии о роли каждого из перечисленных участников и выполняемых ими функциях. Причем этих участников чаще всего делили на три группы:

1 органы государственной власти и их должностные лица (прокурор, следователь, начальник следственного отдела, дознаватель, орган дознания);

2 потерпевший и частный обвинитель;

3 гражданский истец.

Теперь законодатель объединил указанных участников в одну группу и наделил их полномочиями, однородными по своей сути.

В этой связи нам представляется необходимым осветить некоторые дискуссионные вопросы, существующие в теории уголовного процесса о функциях, выполняемых участниками, которые современным законодателем отнесены к стороне обвинения.

Наиболее дискуссионным был вопрос о роли дознавателя, следователя и прокурора.

Одна группа ученых считала, что дознаватель, следователь, прокурор в досудебных стадиях осуществляют исключительно функцию обвинения. Однако осуществление дознавателем, следователем, прокурором только функции обвинения противоречило указанию закона на обязательность полного, всестороннего и объективного исследования всех обстоятельств дела. Требование полноты, всесторонности и объективности возлагало на указанных лиц обязанность по сбору доказательств как обвинительного, так и оправдательного характера. Именно эти рассуждения лежали в основе мнений о невозможности осуществления дознавателем, следователем и прокурором только функции обвинения.

Некоторые ученые в связи с этим утверждали, что в стадии предварительного расследования указанные должностные лица осуществляют как функцию обвинения, так и функцию защиты. Другие говорили о соединении в руках следователя полномочий по осуществлению всех трех процессуальных функций. Однако соединение в руках одного лица полномочий по осуществлению нескольких процессуальных функций еще более грубое нарушение, поскольку противоречит принципу состязательности, на что справедливо обращено внимание.

Обвинение не может существовать ради самого себя. Как только обвинение из средства восстановления социальной справедливости превращается в обвинение ради обвинения, сразу открывается возможность для массовых нарушений прав человека, допускаемых должностными лицами. Обвинение должно быть справедливым. При этом, скорее всего, нельзя говорить, что быть справедливым — удел одного лишь суда. Быть справедливым — это прямая обязанность любого должностного лица. Именно поэтому, на наш взгляд, должностное лицо должно обладать правом на решение вопроса о том, является ли справедливым возбуждение в отношении конкретного лица уголовного дела, либо такое действие повлечет за собой возникновение еще более несправедливой, с социальной точки зрения, ситуации. По сути, речь идет о тех случаях, когда уголовное преследование лица, совершившего преступление, становится в глазах общества несправедливым.

Положения статьи 26 УПК предусматривают схожую процедуру, поскольку говорят о возможности прекращения уголовного дела в связи с изменением обстановки. На практике же эта норма применяется достаточно редко. Это позволяет нам сделать вывод, что должностные лица органов предварительного расследования идею справедливости уголовного преследования понимают исключительно как справедливость приемов и способов его осуществления, но не как справедливость самого факта его осуществления в отношении конкретного лица. Точно так же справедливость наказания понимается как справедливость его размера и вида, но не как справедливость самого его назначения.

К принципиальным решениям законодателя относится не только разделение всех участников уголовного судопроизводства на две стороны (имеются в виду участники, имеющие интерес в разрешении дела).

Не менее важным нововведением стала попытка законодателя определить и разграничить такие понятия, как «уголовное преследование» и «обвинение». Несмотря на закрепление в УПК данных понятий, споры на эту тему еще не утратили своей актуальности, поскольку законодатель указанные термины употребляет непоследовательно. Кроме того, в науке имеется иное понимание терминов «обвинение» и «уголовное преследование».

Если при определении «уголовного преследования» законодатель и пытался закрепить в УПК положения научной концепции, то явно не одной. Иначе объяснить столь существенное расхождение в понимании термина «уголовное преследование» при его упоминании в различных статьях УПК не представляется возможным.

1. Например, в п. 55 ст. 5 УПК уголовное преследование понимается как процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления. Из этого определения следует, что деятельность дознавателя, следователя, прокурора до появления в уголовном процессе фигуры подозреваемого или обвиняемого не относится к уголовному преследованию. Тогда какая же деятельность осуществляется в этом случае лицами, выступающими на стороне обвинения? Поэтому нам представляется более правильной формулировка, определяющая уголовное преследование как процессуальную деятельность, осуществляемую стороной обвинения в целях установления деяния, запрещенного уголовным законом, и совершившего его лица, виновности последнего в совершении преступления, а также для обеспечения применения к такому лицу наказания или других принудительных мер.

2. Часть 1 ст. 21 УПК гласит, что уголовное преследование от имени государства по делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, следователь, дознаватель. Потерпевший же в соответствии со статьей 22 УПК оказывается не управ омочённым на осуществление уголовного преследования, он всего лишь вправе принимать в нем участие. При этом непонятно, почему потерпевший относящийся, как и должностные лица органов предварительного расследования к стороне обвинения, всего лишь участвует в уголовном преследовании и не наделен полномочиями по самостоятельному осуществлению уголовного преследования.

3. Из названия статьи 23 УПК проистекает, что к уголовному преследованию можно привлечь. (Привлечение к уголовному преследованию по заявлению коммерческой или иной организации).

Причем нам представляется, что в данном случае законодатель допустил смешение понятий «уголовное преследование» и «уголовная ответственность». Об этом свидетельствует название аналогичной статьи 27, называвшейся «Привлечение к уголовной ответственности по заявлению коммерческой или иной организации». Если же это была не ошибка законодателя, то отождествление уголовного преследования с уголовной ответственностью является, на наш взгляд, абсолютно недопустимым.

4. Законодатель ввел термин «прекращение уголовного преследования» вместо термина «прекращение уголовного дела в части». Не смотря на указанные различными авторами некоторые противоречия регулирования данного вопроса Уголовно-процессуальным кодексом, нововведение представляется нам оптимальные предшествующего положения. Однако мы не можем согласиться с предоставленной суду в соответствии с ч. 3 ст. 239 УПК возможностью по прекращению уголовного преследования. Как нам представляется, решение о прекращении какой либо деятельности может приниматься только лицом, осуществляющим эту деятельность. Например, прекращение уголовного дела находится в компетенции лица, осуществляющего производство по делу. В стадии судебного разбирательства эту деятельность осуществляет суд, поскольку именно он «руководитель процесса», и именно поэтому ему принадлежит право прекратить уголовное дело. Уголовное преследование осуществляет только сторона обвинения. Поэтому думается, что решение вопроса о его прекращении должно зависеть исключительно от усмотрения участников, на этой стороне выступающих. Суд не может прекратить уголовное преследование хотя бы потому, что сам его не осуществляет. Можно сказать, что суд вправе обязать сторону обвинения прекратить уголовное преследование, но это решение суда не может быть оформлено иначе как в виде оправдательного приговора.

5. Пункт 45 статьи 5 УПК уголовное преследование отождествляет с обвинением, поскольку другого вывода из фразы, что «стороны — это участники уголовного судопроизводства, выполняющие на основе состязательности функцию обвинения (уголовного преследования) или защиты от обвинения», сделать практически невозможно.

Из этого видно что, позиция законодателя в вопросе понимания уголовного преследования не отличается целостностью. Более того у законодателя по данному вопросу, как таковой, позиции нет. В законе отражены обрывочные мысли различных школ права. Причем, если поставить перед собой цель установить авторов этих идей, то достигнуть ее можно без труда.

Таким образом, не участники процесса «распределялись» по функциям, а наоборот, последние «приписывались» каждому из участников процесса.

Заключение

В итоге, значение процессуальных функций состоит в том, что каждый участник процесса должен выполнять ту процессуальную функцию, которая предназначена для него законом. Только при таком построении процесса достигается состязательный характер судопроизводства и выполнение процессуальных действий, характерных для конкретной функции. Осуществление процессуальных функций в соответствии с законом, в конечном счете, обеспечивает выполнение назначения уголовного судопроизводства.

Процессуальные функции осуществляют только те участники процесса, которые имеют собственный интерес в исходе уголовного дела, либо представляют интересы других лиц. Участники, которые такого интереса не имеют, процессуальных функций не осуществляют. Среди таких участников можно назвать свидетеля, эксперта, переводчика, понятого, секретаря судебного заседания.

Поэтому в определении процессуальных функций говорится лишь об отдельных участниках процесса. Такое положение всецело соответствует состязательной конструкции процесса, которая предполагает развитие судопроизводства в зависимости от наличия интереса сторон в исходе дела. Предназначение участников, не выполняющих процессуальных функций, состоит в том, что они введены в уголовное судопроизводство либо для непосредственного получения доказательственной информации (свидетель, эксперт), либо для помощи в ее получении и закреплении (специалист, переводчик, понятой, секретарь судебного заседания).

Библиографический список

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/kursovaya/funktsii-ugolovnogo-protsessa/

  1. Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Котов Д.П. Судебная этика. Изд-во Воронежского ун-та, 2017. — С. 148;
  2. Даев В.Г. Процессуальные функции и принцип состязательности в уголовном судопроизводстве // Правоведение. — 2014. — №1. — С. 72.
  3. Зеленецкий В.С Возбуждение государственного обвинения в советском уголовном процессе. — Харьков, «Вища школа». — 2015. — С. 57.
  4. Зинатуллин З.З., Зинатуллин Т.З. Уголовно-процессуальные функции. Ижевск, 2017, С. 11.
  5. Каминская В.И. Охрана прав и законных интересов граждан в уголовно-процессуальном праве // Сов.государство и право. -2014. — № 10ю. — С. 29.
  6. Курс советского уголовного процесса. Общая часть / Под редакцией А.Д. Бойкова и И.И. Карпец. — Москва, 2017, С. 42
  7. Лавдаренко Л.И. Функция следователя в российском уголовном процессе: проблемы реализации, пути развития: Автореф. дисс. канд. юрид. наук. — Владивосток, 2016. — С. 7
  8. Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М.: 2015. — С. 5.
  9. Мотовиловкер Я.О. Основные уголовно-процессуальные функции. Ярославль, 2016. — С. 5-23.
  10. Полянский Н.Н. К вопросу о юридической природе обвинения перед судом. // Правоведение. — 2016. — № 1. — С. 106.
  11. Рахунов Р.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности по советскому праву. М., 2015. С. 47-48.
  12. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. — М.: 2014. — С. 54.
  13. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. — М.: 2016. — С. 57.
  14. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе М., 2016. — С. 15
  15. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. — М.: 2014. — С. 205.
  16. Строгович М.С. Уголовное преследование в советском уголовном процессе. М.: 2013, С. 56;
  17. Чельцов М.А. Советский уголовный процесс. М.: 2015, С. 88.
  18. Шпилев В.Н. Содержание и формы уголовного судопроизводства. Минск, 2014, С. 57.
  19. Элькинд П.С. Сущность советского уголовно-процессуального права. Л., 2013, стр. 59-69.