Роль коррупции в организованной преступности

Тема данной курсовой работы — «Роль коррупции в организованной преступности». Вопросы борьбы с коррупцией всегда были спорными и актуальными. Сейчас это обусловлено еще и тем, что меры, направленные государством в лице его правоохранительных органов на борьбу с этими преступлениями, оказываются малоэффективными.

Не изменились и «неработоспособные», на наш взгляд, представления о причинах, порождающих коррупцию. Достаточно привести цитату из преамбулы к проекту одной из очередных программ по борьбе с коррупцией: «Сложившееся положение стало возможным из-за того, что в органах государственной власти ослаблена работа по подбору и расстановке кадров…»

Можно без колебаний утверждать: правоохранительная система страны не справляется с задачей борьбы с коррупцией. Актуальность данной темы заключается еще и в том, что коррупция, являясь одним из признаков и формой организованной преступности, приобрела угрожающие масштабы. Об этом свидетельствуют данные социологических опросов, приведенных на одном из сайтов в Интернете, посвященных коррупции. 62 % граждан России отметили рост коррупции в стране за последние три года. Об этом говорится в докладе международной организации Transparency International, который подготовлен по результатам опроса, проведенного социологической службой Gallup. 26 % опрошенных считают, что в последние три года коррупция осталась на прежнем уровне. Ее снижение заметили только 7 % россиян. Более половины опрошенных уверены, что коррупция в значительной степени влияет на политику и бизнес в России.

Участников опроса попросили по пятибалльной шкале оценить, насколько коррумпированы общественные институты и государственные службы. Наиболее коррумпированной россияне считают милицию (4,2 балла).

За ней следуют политические партии (4 балла), парламент и суды (по 3,9 балла), бизнес и налоговые органы (3,8 балла).

Как показал опрос, за последний год взятки платили 17 % россиян, а средняя сумма этих взяток составила 129 долларов. Около половины респондентов сообщили, что у них не требовали взятки напрямую: они сами предлагали деньги государственным служащим, чтобы избежать проблем с властями. Подавляющее большинство россиян не верят, что коррупция сократится в скором времени. Напротив, половина опрошенных считают, что в ближайшие три года коррупция увеличится. Эти данные в полной мере свидетельствуют, что одной из причин небывалого роста коррупции в нашей стране является психологическая причина, которая проявляется во внутренней готовности подавляющего числа наших граждан давать взятки, выбирая тем самым более легкий путь достижения поставленной цели.

45 стр., 22222 слов

Зарубежная практика и российский опыт борьбы с коррупцией

... методика, позволившая сравнить организационные, правовые и экономические методы борьбы с коррупцией в некоторых зарубежных странах (США, Великобритания, Германия, Франция, Италия, Канада и др.) И ... в государственном секторе [28, с. 108]. Определения, которые можно найти в современной отечественной литературе, принадлежат, в первую очередь, юристам, что неудивительно, поскольку именно в 1990-е гг. ...

Цель исследования: изучить причины и условия возникновения и роста коррупции в России, рассмотреть коррупцию как одну из форм организованной преступности и изучить и проанализировать опыт борьбы с коррупцией за рубежом и в России, определить основные проблемы в рассматриваемой теме и наметить пути их решения.

Объектами исследования являются все виды коррупционных преступлений, сама коррупция, как социальное явление, а также и ее основные признаки, нормативно-правовая база по рассматриваемым вопросам, включая законопроекты, а также зарубежный и российский опыт борьбы с коррупцией.

В ходе написания работы использовались методы научного обобщения, историзма, сравнительного анализа, статистический метод и метод социологического опроса.

В научной и периодической литературе много внимания уделяется проблемам борьбы с коррупцией и ее предупреждения. В данном исследовании используются работы таких авторов, как Панкратов В.В., Гараев Р. Ф., Кузнецова Н. Ф., Комисаров В., Гальперин Г. И. и многих других.

Структура работы обусловлена целью и задачами наступающего исследования и состоит из введения, 3 глав, заключения, списка источников и приложений.

1. Причины возникновения и роста коррупции в России

Вопрос о причинах появления коррупции давно обсуждается среди российских и западных исследователей. Определяя их, они используют разные подходы, такие как моралистический, функциональный и структурно-функциональный.

Моралистический подход основан на негативной оценке социальной роли коррупции. Она проявляется в подрыве доверия общества к системе управления, что приводит к искажению государственной политики, социальной нестабильности и обсуждению вопроса о легитимности поведения участников коррупционных отношений. Представители такого подхода относят коррупцию к явлениям, ограничивающим доступ широких слоев общества к рычагам социального управления и распределения благ. Причины коррупции они видят в несовершенстве человеческой природы, низких моральных качествах участников коррупционных отношений и считают, что носитель власти, участвующий в социальном управлении, нуждается во внутреннем стрежне, в регуляторе, имманентное сущности человека. Именно он, одерживает стремление использовать власть и связанные с ней возможности в целях наживы. Для них таким стержнем выступает моральное ограничение властвующего субъекта, выраженное в чувстве долга и чести. Долг представляет собой рациональное начало власти, определяющее её возможные границы. Их нарушение делает власть иррациональной, превращают её в буйство разнообразных инстинктов и страстей. Честь проявляется в соответствии властных отношений определённым канонам, в их способности подчиняться моральным принципам и правилам. Демидов А. И. Ценностные измерения власти. //Полис: политические исследования. 1996. Ns3. С. 125.

11 стр., 5019 слов

Разработка концепции кадровой политики в органах власти и управления

... их территориальных подразделений, аппаратов органов исполнительной власти субъектов РФ; судебной власти: аппаратов Конституционного, Высшего Арбитражного, Верховного судов РФ, аппаратов федеральных судов в субъектах РФ. кадровым потенциалом Кадровый потенциал государственной службы рассматривается ...

Функциональный подход рассматривает коррупцию с позиции её функциональной роли в системе социального управления. Его сторонники считают коррупцию отклоняющимся от устоявшихся норм и правил неформальным поведением, дополняющим в любом обществе формальные институты общественного управления. Российский политолог Г. А. Сатаров относит коррупцию к сложным социальным явлениям, корни которого кроются не столько в несовершенстве человеческого существа, сколько в несовершенстве устройства властных механизмов, в первую очередь, в сфере государственного присутствия в экономике. Звягин Ю.Т. Почему нет закона о борьбе с коррупцией? // Журнал российского права. 1998. №45. С. 196.

2 Шабанин В. А. Политика и преступность. // Государство и право. 1994.С. 48.

3Аристотель. Сочинения в 4 томах. Т.4. М. Издательство «Мысль». 1984. С. 422 Данный подход определяет закономерность между уровнем развития коррупции и политической системой общества. Из неё следует: чем больше концентрация власти в руках управляющей социальной группы, тем сильнее она коррумпирована. Связь коррупции с политическим режимом определяется характером реализации властеотношений в условиях сложившегося в обществе соотношения политических сил и институтов.

Сопоставление этих подходов свидетельствует о том, что коррупцию нельзя объяснять лишь моральным падением отдельных представителей власти. Она представляет собой индикатор соотношения групповых интересов, связи формальных и неформальных элементов системы общественного управления.

Выделяется ещё один подход в определении причин коррупции — структурно-функциональный. Его суть заключается в том, что коррупция, как отклоняющееся социальное поведение, является неизбежным атрибутом развивающегося общества, которому свойственен слабый механизм социального контроля.

Сочетание всех указанных подходов позволяет выделить не только первопричину возникновения коррупции, но и ряд других причин и условий, обусловливающих её существование.

Первопричина коррупции лежит в глубинной эгоистической мотивации деятельности человека, выраженной в его стремлении к наживе, богатству путем использования власти и связанных с ней возможностей. Существующее изречение Аристотеля о том, что «вожделения людей по природе беспредельны, а в удовлетворении этих вожделений и проходит жизнь большинства людей»), в данном случае совершенно справедливо. Себялюбие (эгоизм) человека, то есть предпочтение им своих личных интересов интересам других, проявляется в его невоздержанности, заключается в неудержимом влечении (вопреки правильному суждению) к тому, что ему кажется приятным и необходимым в первую очередь. Материальные начала существования в представлении человека берут верх над духовными и выступают побудительной причиной его действий, противореча нравственности. В реальности это формирует основу противоречий, возникающих между социальной моралью, осуждающей страсть к наживе, богатству и так далее, и параллельно существующими в обществе представлениями о желаемом благе, превозносящем собственность, деньги, высокое социальное положение и тому подобное. С этой позиции власть перестаёт восприниматься людьми как средство регулирования и упорядочения общественных отношений, а становится для них лишь инструментом удовлетворения эгоистических потребностей.

Изначальное природное равенство людей утрачивается в обществе, что обусловлено такими категориями, как власть и собственность. Обладание ими фактически определяет место индивида в иерархически устроенном обществе. Собственность удовлетворяет его материальные потребности, власть обеспечивает возможность активного поведения в социальном управлении. Они выступают основными средствами удовлетворения эгоистических социальных устремлений большинства людей и в их сознании отождествляются с желаемым благом. С возрастанием материальных и управленческих потребностей они меняют в человеке его собственные приоритеты. Первичность материальных благ и власти, как атрибутов высокого социального положения, становится вполне закономерной и осознанной.

4 стр., 1595 слов

Судебная власть в системе государственного управления

... и органами управления); трудовые (споры между работодателями и работниками) и др. Принимая решения по таким делам, суд разрешает конфликты в обществе, используя государственную власть. Решение конфликтов в обществе – особый признак судебной власти. Суд ...

Коррупция является одним из путей достижения неравного (привилегированного) социального положения, характеризующегося неправомерностью, а иногда и противоправностью поведения членов общества в отношениях, связанных с властью и собственностью.

Следует выделить три группы производных причин возникновения и роста коррупции, а также ряд способствующих этому условий.

Социально-политическими причинами возникновения коррупции являются: структурный кризис общества и государства, а также «слабость» государства. Президент РФ В. В. Путин в июле 2000 года, обращаясь с ежегодным посланием к Федеральному Собранию РФ, отметил: «Корни многих наших неудач в неразвитости гражданского общества и неумении власти говорить с ним и сотрудничать. Власть всё время бросается в крайности. То она не замечает, то чрезмерно опекает общество. При этом господствует представление, что всё в России зависит от власти. Власть действительно отвечает за всё. Но очень многое зависит от самих российских граждан. Развитие страны во многом определяется степенью их ответственности, зрелостью политических партий, общественных объединений, гражданской позицией средств массовой информации». Путин В.В. Выбор страны, сильной и уверенной в себе Послание Президента Федеральному Собранию. // Уральский рабочий. 18.07.2000 .

Структурный кризис общества и государства представляет собой такую фазу их развития, при которой наблюдается незаконченность формирования основных общественных и государственных институтов. Ряд западных политологов относят коррупцию к нормальным явлениям, сопровождающим общество и государство во все времена. Для них её появление, взрывной рост и выход из-под социального контроля сигнализируют об обострении внутренних противоречий общества, его структурном кризисе и необходимости регулирования глубинных общественным механизмов. Шабанин В. А. Политика и преступность . // Государство и право. 1994.С. 43. Такое утверждение вполне обосновано, так как момент возникновения таких кризисов совпадает с пребыванием общества и государства в переходном состоянии. В этот период социальный и государственный контроль крайне слабы ввиду отсутствия отлажено работающих механизмов управления. Наблюдаемое перераспределение ролей между различными социальными группами вызвано их борьбой за власть и собственность. Это происходит в условиях, когда старые управленческие механизмы уже не только не способны эффективно функционировать, но и, как правило, разрушены.

Формирование же новых затягивается вследствие продолжающихся в обществе изменений и борьбы. Их место занимают возникающие неформальные (ни чем не предусмотренные) механизмы социального управления, широко используемые находящимися у власти управленцами. Именно переходный период, переживаемый обществом и государством, своей структурной неупорядоченностью создает благоприятную среду для появления и роста различных форм коррупции. Ему свойственны замкнутость круга управляющей элиты и высокая концентрация в её руках политической и экономической власти.

16 стр., 7819 слов

Гражданское общество в России

... гражданского общества; рассмотреть идею гражданского общества в России и проблемы его формирования. Также в данном исследовании предпринята попытка проследить развитие учения о гражданском обществе, начиная с античных времен и до настоящего времени. “Взаимоотношения государства и гражданского общества ...

Потеря обществом контроля протекающих социальных процессов в период нестабильности связана с превращением элиты в паразитический слой. Она начинает руководствоваться исключительно собственными интересами, дистанцироваться от остального общества. Следствием этого является прекращение доступа в элитарные слои общества представителей других социальных групп, что свидетельствует о ярко выраженном антидемократическом характере происходящих процессов, связанных с отстранением от участия в социальном управлении остальной части общества.

По своей природе управляющей элите свойственно стремление к концентрации власти, используемой ею в качестве инструмента управления. В демократическом обществе монолитность элиты и её социально-полезная роль обусловлены рациональными интересами всех участников властеотношений. Существующий в нём механизм сдержек и противовесов, основанный на предметной специализации деятельности представителей правящей элиты, объясняет практическое отсутствие социального противостояния. Одни

используют рычаги политической власти в решении социальных задач, другие—экономические. Такое разделение власти на политическую и экономическую составляющие предотвращает появление и развитие коррупции. В авторитарных, олигархических обществах, где политические и экономические начала концентрируются в руках одних и тех же представителей элиты, внутренний

социальный механизм сдержек и противовесов разрушается. Доступ новых представителей извне в её круга прекращается, в результате чего элитарный социальный слой принимает характер замкнутого, обособленного от остального общества образования. Вятр Е. Социология политических отношений. М. Издательство «Прогресс». 1979. С.85 . Отсутствие чёткого разграничения политических и экономических составляющих власти предполагает возможность конвертации власти в собственность, и наоборот в зависимости от меняющейся конъюнктуры. Это, как правило, приводит к нарушению баланса формальных и неформальных институтов социального управления.

«Переходное» состояние российского общества и государства характеризуется практической бесконтрольностью деятельности носителей публичной власти и их безответственностью за принимаемые антиобщественные и антигосударственные решения. Они также выступают условиями возникновения и роста коррупции.

По своей природе бесконтрольность и безответственность неразрывны с другим условием, способствующим возникновению и росту коррупции. Им выступает отсутствие в обществе нормативной (правовой) базы борьбы с коррупцией. В переходный период правящие социальные группы, используя неформальные механизмы в переделе власти и собственности, не нуждаются в нормативном закреплении рамок своей деятельности. Шевцова А. Ф. Дилеммы посткоммунистического общества. //Полис: политические исследования. 1996.. С. 83,86. Нормативная формализация эталонов поведения в сфере осуществления публичной власти только мешает их деятельности. Им придется преступить рамки установленных правовых предписаний, а значит, совершить правонарушение. Удобнее придерживаться «неписанным» правилам, так как стабилизирующая (закрепляющая) функция права лишает коррупционеров возможности использовать неформальные механизмы управления. Активное противодействие формированию эффективно действующего механизма правового регулирования происходит по трём причинам. Во-первых, коррупционеры не могут объективно в достаточной мере легализировать в правовых нормах необходимые им механизмы управления, так как это вызовет их социальное отторжение. Во-вторых, формализация деятельности лишает коррупционеров возможности быстрой коррекции своего поведения в изменяющихся условиях, что неизбежно приведёт к конфликту с уже существующими правовыми эталонами социального поведения. В-третьих, непринятие коррупционерами мер по правовому ограничению своих действий обосновано их стремлением избежать не только социальной, но и юридической ответственности. Примером этого является их нежелание участвовать в разработке и принятии правовых актов прямого действия в области борьбы с коррупцией. В течение последнего десятилетия в России органами законодательной власти многократно предпринимались попытки принятия закона «О борьбе с коррупцией», однако, данный правовой акт так и не получил одобрения. Официально это либо вообще не комментировалось, либо объяснялось его недостаточной проработанностью.

4 стр., 1704 слов

Теневая власть в России

... власти и общества, эпизодически упоминаемые в различных научных исследованиях, следует отметить, что они носят системный характер и порождают не только теневое право, теневые ... неофициальная деятельность органов и должностных лиц власти может ... коррупции. Обобщая причины формирования и развития теневых отношений в структуре власти, ... актуальных проблем совершенствования власти в России является вопрос ...

В современной России отсутствуют постоянные приоритеты развития законодательства. Оно носит лоскутный и спонтанный характер, что также создает косвенные условия для возникновения и процветания коррупции.

«Слабость» государства представляет собой другую социально-политическую причину возникновения и роста коррупции. Образно она представляет собой ослабленный организм, потенциально подверженный различным болезням. Его основной чертой представляется неэффективное функционирование государственных органов всех ветвей власти, отсутствие в ней рационального начала и чётких ориентиров. Б. Н Топорнин справедливо считает, что ослабление государства явилось следствием чрезмерного распространения в России концепций, пропагандирующих ограничение его роли в условиях действия саморегулирующегося рынка, что зачастую происходит без учёта реальных потребностей экономических реформ. Материалы всероссийской научной конференции «Российское государство и право на рубеже тысячелетия». 2 -4 февраля 2000 года. Москва. //Государство и право. 2000. №7. С.5 Кроме того, этому способствовало привлечение к руководству страной недостаточно компетентных в юридическом смысле людей, сделавших ставку исключительно на экономические методы решения проблем. Ими в течение последнего десятилетия в нашей стране «проводилась политика импровизаций, широкого использования метода проб и ошибок, не был разработан план реформирования общества и государства, стратегия научно обоснованных действий на опережение». Карельский В. М. Проблемы укрепления российской государственности. Реферативный сборник избранных работ по грандам в области гуманитарных наук. Конкурс 1995 года. Екатеринбург. 1999. С.51. Результатом этого явилось то, что наше государство реально формируется в условиях псевдодемократии, неконструктивного общения с гражданским обществом при декларативности разделения власти, между ветвями которой сегодня не наблюдается слаженного взаимодействия. Вместе с низким профессионализмом государственных служащих, чрезмерной подвижностью системы государственного управления, вызванной в большинстве случаев только субъективными причинами, это способствует появлению в России различных форм коррупции, их бурному росту. В этом смысле «слабость» государства проявляется в его неспособности противостоять различным негативным социальным явлениям, своевременно противодействовать им.

12 стр., 5919 слов

Основные принципы противодействия коррупции

... и последствия; 3. проанализировать коррупцию как глобальную проблему современности; 4. обосновать принципы противодействия коррупции, а так же раскрыть ... коррупционных отношений в контексте современной теории права//Государство и право.- 2006.- №7.- С. 15-16, в основных ... чужого раба (подговорил его совершить преступление). Содержится упоминание о коррупции и в величайшем памятнике римского права ...

К экономическим причинам возникновения и роста коррупции в России следует относить: бесконтрольное перераспределение материальных средств, неправильное проведение экономических реформ и неправомерная приватизация.

Российский олигарх Б.А. Березовский выделил в качестве основной причины бурного роста коррупции в России бесконтрольное перераспределение материальных средств. В одном из интервью он заявил: «Революционные перемены, которые претерпел российский бизнес, породили колоссальную коррупцию. В результате произошло исторически беспрецедентное перераспределение богатства. В 1990 году всё принадлежало государству. В 1997 году 75 % собственности было в частных руках. А само перераспределение было в руках бюрократов с месячной зарплатой 100 — 200 долларов. И вот одним росчерком пера…». Стуруа М. Владимир Путин на ярмарке тщеславия . // Московский комсомолец-Урал. 28.09. — 05.10.2000 Трудно что-либо дополнить. Действительно, именно здесь глубинная эгоистическая мотивация деятельности лиц, наделённых публичной властью, связанная с их стремлением к наживе, реализовалась в бесконтрольном «растаскивании» ими государственной собственности, подорвавшем основы последующих экономических реформ.

Чрезмерное и бесконтрольное тяготение постсоветской плановой экономики к рыночным ценностям привела к появлению в России класса собственников, чей капитал, как правило, формировался в процессе приватизации государственной собственности. Идея её передачи в частные руки продиктована природой свободных рыночных отношений, свойственных демократическому обществу, поэтому не требует обсуждения и оценки. Правомерность экономической деятельности многих представителей нового класса следует рассматривать с позиции социальной пользы, выступающей в качестве основного критерия оценки. Приватизация государственного имущества в России практически не принесла пользы широким слоям общества, что ни у кого уже не вызывает сомнений. В условиях отсутствия чётких правил передачи государственной собственности основная доля последней оказалась в руках небольшого социального слоя, и только после этого его имущественные притязания были формализованы правом.

Другой экономической причиной появления и роста коррупции в России выступает сложившаяся модель рыночной экономики, которой присуща уродливость форм экономического общения. В её основе лежат не традиционные рыночные механизмы (предпринимательская свобода, конкуренция, частное право и так далее), а неформальные правила общения между предпринимателями и представителями власти. Основным регулятором такого общения является не право и экономические законы, а корпоративные интересы и близость к власти.

Уродливость российской экономической модели проявилась в неконтролируемой либерализации социально-экономических отношений. Наше общество столкнулось с её последствиями, выразившимися в «диком» перераспределении собственности между различными социальными группами. Неформальность общения между участниками экономических отношений, способствовала преобладанию в них маргинальных и неправомерных форм поведения.

13 стр., 6236 слов

Специальные меры профилактики проявлений коррупции и формирования ...

... составляющая профилактической деятельности коррупции, напрямую связана с виктимологической профилактикой коррупционных преступлений, и представляет собой ... склонения к совершению коррупционных правонарушений». 2. Информационная составляющая специального предупреждения коррупционного поведения Эффективность ... надлежащую профилактику и выработку навыков антикоррупционного поведения; набор на службу и ...

Правильное понимание причин возникновения и роста коррупции в нашей стране позволит разработать и применять на практике меры по борьбе с ней.

2. Коррупция как форма организованной преступности

В большинстве учебников преступность определяется как совокупность всех преступлений, совершаемых в данном регионе в данный период. Криминология: Учебник для юридических вузов / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова, С.В. Степашина. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России. 1999. С. 68

И с учетом данного определения коррупционная преступность — это совокупность коррупционных преступлений, совершенных в данном регионе в данное время. Однако в литературе встречаются и иные определения. В частности, по мнению Б.В. Волженкина, коррупционная преступность — это преступления лиц, официально привлеченных к управлению (государственные и муниципальные служащие и иные лица, уполномоченные на выполнение государственных функций), использующих различным образом имеющиеся у них по статусу возможности для незаконного извлечения личной выгоды. См.: Там же. С. 406.

Понятие «коррупционная преступность» в отечественной криминологии используется достаточно давно. Более того, в отечественной криминологии исследуются особенности коррупционной преступности, латентность коррупционных преступлений.

В недавнем советском прошлом коррупция была представлена в своей упрощенной форме. Отношения с чиновником складывались по типу «дал — взял — сделал», в связи с чем понятие «взяточничество» отражало практически весь комплекс корыстно-должностных преступлений. Примечательно, что при переводе в 60-х годах на русский язык весьма совершенного с точки зрения юридической техники и развернутого содержания итальянского Уголовного кодекса 1930 г. переводчики не нашли законодательного эквивалента термину советского УК «взятка», и потому используя знакомую «взятку», в скобках ставили термин Кодекса Италии «corrupcione», понимая, что это не синонимы, и перекладывали, таким образом, на читателей разбор данного терминологического понятия. Панкратов В. В. Коррупция в контексте отношений собственности / Вест. Моск. ун-та. Серия П. Право. 1993. №1. С. 35-37.

В изменившихся условиях российской действительности содержательная сторона понятия «взятка» существенным образом усложнилась, что породило вокруг данного термина многолетние юридические дискуссии. Потребовалось время, чтобы убедиться, что народившееся новое качество не «вписывается» в традиционные теоретические штампы уголовного права и криминологии. И если в «Курсе советской криминологии» (М., 1985. С. 145) содержится констатация: «В социалистическом обществе нет… сращивания преступного мира с государственным аппаратом…», то в новых учебниках по криминологии коррупции отводится самостоятельное место. И дело тут не только в том, что некогда в юридической теории отмечалось стремление обосновать официальные доктрины, но и в том, что фактически рост коррупционных преступлений, был беспрецедентен. То, что Президент Ельцин в 1994 г. описал как «самое большое мафиозное государство» и «супердержаву преступности», проросло метастазами в то, что Григорий Явлинский (лидер партии «Яблоко» и председатель Центра политических и экономических исследований) назовет «полукриминальной олигархией», а председатель Комитета по международным связям США Бендхамен Джилман — «практически оперившейся клептократией». Русской мафии нет? Есть криминальное государство! (По материалам Slrategis and International Studies, Washington под готовили E. Мамаев, С. Обухов) / Континент. 1997. №48 (ноябрь).

19 стр., 9119 слов

Коррупция и антикоррупционная политика

... коррупция "сверху вниз" (взятки, регулярно собираемые высшими чиновниками, частично передаются их подчиненным). Уровень распространения коррупционных отношений Низовая коррупция (в нижнем и среднем эшелонах власти); верхушечная коррупция (у высших чиновников и политиков); международная коррупция ...

С. 4.

2 Гараев Р. Ф., Селихов Н. В. Понятие коррупции / Следователь. 2001. №2. С. 43.

2.1 Многообразие понятий коррупции

Коррупция сегодня — это сложное, многогранное явление. Этим обусловлен широкий диапазон толкования данного термина: от социально-философского до бытового, оперирование им возможно ко многим социально-негативным процессам и явлениям. Так, по мнению отдельных теоретиков, понимание коррупции не сводится к отражению лишь преступных проявлений коррупции, а включают иные коррупционные проявления, не относимые к преступным, но неправомерные по своей природе. Вместе с тем в данном исследовании предметом рассмотрения, как видно из названия данной работы, будет именно «организованная» коррупция, представление о которой прочно связано с понятиями «преступление», «должностное лицо» и «корыстная выгода».

Вообще говоря, мы считаем, что, рассматривая понятие «коррупция» в криминологии, следует иметь в виду только организованную часть корыстно-должностных преступлений. Мы солидарны с мнением, в частности, Н. Ф. Кузнецовой, которая отмечала, что «…именовать коррупцией всю систему корыстно-должностных преступлений, например злоупотребление властью, превышение власти, подлоги, не только не целесообразно, но и не согласуется с принципом дифференциации вины, ответственности и индивидуализации наказания». Кузнецова Н. Ф. Коррупция… / Вест. Моск. ун-та 1993. Сер. П. Право. №1.С. 22. Исходя из этого коррупционное преступление всегда корыстно-должностное, однако не всякое корыстно-должностное преступление коррупционное. Коррупция — это модифицированное «качественное» явление по отношению к простейшим формам должностных преступлений и, в частности, с элементарным взяточничеством соотносится примерно также, на наш взгляд, как если бы речь шла о соотношении одиночной преступной деятельности, преступной деятельности без предварительного сговора и деятельностью организованной группы или преступного сообщества.

Вместе с тем считаем, что определение коррупции как самостоятельного явления преступности, а не как понятийного эквивалента всего комплекса корыстно-должностных преступлений — предмет отдельного исследования, предметом же настоящего исследования, как было заявлено, является определение коррупции «организованной».

Что же следует понимать под коррупцией в искомом ее значении?

Этимологически термин «коррупция» обладает свойством полисемии. Имея латинское происхождение, термин «коррупция» означает: совращение, подкуп; порчу, упадок; извращенность, превратность (мнений); расстройство, расшатанность, плохое состояние здоровья. Дворецкий И. X. Латинско-русский словарь (ок. 50000 слов).Изд. 2-е. — М.: Русский язык, 1976. С. 266. В русском языке коррупция — это прежде всего подкуп, продажность должностных лиц, политических деятелей.

Этимология рассмотренного понятия, собственно, определила для многих криминологов критерии определения коррупции. Вот лишь несколько из них:

Коррупция — это социально негативное явление, выражающееся в подкупе одних лиц другими. Кузнецова Н. Ф. Коррупция в системе уголовных наказаний /Вест. Моск. ун-та. 1993. №1. С. 22.

Коррупция — это разложение управленческого аппарата, основанное на использовании чиновниками своего служебного положения в корыстных целях. Комиссаров В. С. Коррупция и уголовный закон / Вест. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. 1993. N l. С. 30.

Коррупция — это разложение власти, использование ее возможностей для личного обогащения. Гальперин Г. И. Организованная преступность, коррупция, уголовный закон / Социалистическая законность. 1989. №4. С. 34.

Вместе с тем в последнее время в научных кругах отмечается тенденция «отпочковывания» коррупции от всех иных корыстно-должностных, «беловоротничковых» преступлений как самостоятельного явления преступности. Эта тенденция проявилась в том, что отдельные правоведы стали обозначать «новое качество» нововведенными терминами: политическая организованная преступность, элитно-властная преступность, бюрократическая преступность и другие. Другие доискались до нового этимологического толкования. Так, отдельные правоведы считают, что в римском праве термин «коррупция» появился путем сочетания латинских слов «correi» — несколько участников в одной из сторон обязательственного отношения по поводу единственного предмета и «rumpere» — ломать, повреждать, нарушать, отменять. Из этих двух терминов, таким образом, образовался самостоятельный термин «corrumpere», который предполагает участие в деятельности нескольких (не менее двух) лиц, целью которых является «порча», «повреждение» нормального хода судебного процесса или процесса управления делами общества.

2.2 Признаки и виды коррупционной преступности

Между тем до настоящего времени в Российской Федерации нет действующего законодательного акта, в котором бы прямо говорилось о том, какие именно преступления следует относить к числу коррупционных. В связи с этим возникает вопрос о том, чем руководствуются исследователи коррупционной преступности для выделения из массива совершенных деяний, которые предусмотрены в УК РФ, коррупционных преступлений? Анализ источников показывает, что круг коррупционных преступлений авторами определяется произвольно.

Например, Б.В. Волженкин к числу коррупционных преступлений относит: мошенничество, присвоение и растрату, совершаемые с использованием служебного положения, злоупотребление должностными полномочиями, незаконное участие в предпринимательской деятельности, получение взятки, служебный подлог, воспрепятствование законной предпринимательской деятельности, ограничение конкуренции и ряд других преступлений, совершаемых государственными служащими или служащими органов местного самоуправления с использованием своего служебного положения (в широком смысле этого слова) в корыстных, иных личных или групповых целях. См.: Там же. С. 406

А.И. Долгова не приводит полного перечня коррупционных преступлений. Долгова А.И. Определение коррупции и законодательство о борьбе с ней // Коррупция и борьба с ней. М.: Российская криминологическая ассоциация. 2000. С. 18 — 19. Однако, по ее мнению, к их числу следует относить, помимо вышеуказанных преступлений, еще и дачу взятки (291 УК РФ), незаконное получение или разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну (183 УК РФ), подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ), коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ), воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ).

См.: Приложение А

С.В. Максимов в своей работе «Коррупционная преступность в России: правовая оценка, источники развития, меры борьбы» не только дает примерный перечень коррупционных преступлений, но и выделяет три их группы в зависимости от того, в качестве основного, обязательного дополнительного непосредственного объекта преступного посягательства либо факультативного его объекта выступает авторитет публичной службы (государственной службы и службы в органах местного самоуправления): См.: Там же..

1) собственно коррупционные преступления, посягающие на авторитет государственной службы или службы в органах местного самоуправления, выступающий в качестве основного непосредственного объекта таких посягательств (коррупционные преступления в узком значении понятия);

2) коррупционные преступления, посягающие на ту же социальную ценность как на обязательный дополнительный непосредственный объект (коррупционные преступления в широком значении понятия);

3) коррупционные преступления, посягающие на названную социальную ценность как на факультативный (необязательный) объект.

К собственно коррупционным преступлениям, по мнению названного автора, могут быть отнесены 5 видов уголовно наказуемых деяний:

1) злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ);

2) незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ);

3) получение взятки (ст. 290 УК РФ);

4) дача взятки (ст. 291 УК РФ);

5) служебный подлог (ст. 292 УК РФ).

В число коррупционных преступлений, относящихся ко второй группе, следует включить 5 видов преступлений:

1) воспрепятствование законной предпринимательской деятельности (ст. 169 УК РФ);

2) регистрация незаконных сделок с землей (ст. 170 УК РФ);

3) контрабанда, совершенная должностным лицом с использованием своего служебного положения (п. «б» ч. 3 ст. 188 УК РФ);

4) провокация взятки (ст. 304 УК РФ);

5) организация преступного сообщества (преступной организации) для совершения любого из преступлений первой или второй группы, относящихся к числу тяжких или особо тяжких (ст. 210 УК РФ).

И, наконец, к третьей группе преступлений могут быть отнесены деяния, предусмотренные: п. «в» ч. 2 ст. 160 УК РФ, 164 УК РФ, «в» ч. 2 и ч. 3 ст. 174 УК РФ; ч. 3 ст. 175 УК РФ; ст. 176, 177, 193, 199 УК РФ, п. «в» ч. 2 или ч. 3 ст. 221 УК РФ, п. «в» ч. 3 или ч. 4 ст. 226 УК РФ; п. «в» ч. 2 или ч. 3 ст. 229 УК РФ; ч. 3 ст. 256 УК РФ; ч. 2 ст. 258 УК РФ. Максимов С. Коррупционная преступность в России: правовая оценка, источники развития, меры борьбы // Уголовное право. 1999. N 2.

К сожалению, это только точки зрения отдельных авторов, которые не могут полностью преодолеть существующую на данный момент неопределенность в отношении вопроса о том, какие составы преступлений относить к коррупционным.

Перечень коррупционных преступлений имеется в некоторых законопроектах: проект Федерального закона N 21659-3 и проект Федерального закона N 164749-3. См.: Приложение АВ этих законопроектах дается исчерпывающий перечень преступлений, которые могут признаваться коррупционными. Указанные документы признают коррупционными более широкий круг деяний, предусмотренных уголовным законодательством, чем тот, который предлагают С.В. Максимов и А.И. Долгова. В работе Д.И. Аминова, В.И. Гладких, К.С Соловьева упоминаются лишь 15 коррупционных преступлений. Аминов Д.И., Гладких В.И., Соловьев К.С. Коррупция как социально-правовой феномен и пути его преодоления: Учебное пособие. М.: Юристъ, 2002. С. 116 — 118; 124. Однако названные авторы считают, что в зависимости от стоящих перед коррупционером целей и задач, его деяния могут трансформироваться в более чем 30 видов коррупционных преступлений. См.: Там же. С. 116 — 117.

Кроме того, для выяснения перечня коррупционных преступлений нами были изучены статистические документы подразделений, осуществляющих борьбу с коррупцией в правоохранительных органах. Выяснилось, что в статистических отчетах названных подразделений тоже содержится лишь примерный перечень коррупционных преступлений, поскольку там указаны «другие коррупционные преступления». К числу коррупционных преступлений, которые прямо названы в отчетности, относятся: мошенничество (ст. 159 УК РФ); присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ); незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ); уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица (ст. 198 УК РФ); уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст. 199 УК РФ); злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ); превышение должностных полномочий (ст. 286 УК РФ); незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289 УК РФ); получение взятки (ст. 290 УК РФ); служебный подлог (ст. 292 УК РФ); халатность (ст. 293 УК РФ); подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков (ст. 327 УК РФ).

Таким образом, несмотря на то, что о проблеме коррупции много написано и сказано, предмет обсуждения, как выясняется, не определен. Это обстоятельство, как нам представляется, существенно затрудняет сопоставление результатов криминологических исследований, которые были получены разными авторами. Кроме того, отсутствие легального определения коррупционного преступления и его видов не позволяют на правовой основе определить реальные показатели коррупционной преступности в нашем государстве.

Различие в подходах к вопросу о том, какие преступления относятся к коррупционным правонарушениям, на наш взгляд, предопределяются разногласиями, возникшими относительно признаков этого общественно опасного деяния.

В частности, С.В. Максимов выделяет следующие признаки коррупционного преступления:

1) непосредственное нанесение ущерба авторитету публичной службы (государственной службы или службы в органах местного самоуправления);

2) незаконный (противоправный) характер получаемых государственным (муниципальным) служащим преимуществ (имущества, услуг или льгот);

3) использование виновным своего служебного положения вопреки интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления;

4) наличие у субъекта, совершившего коррупционное преступление, признаков лица, принадлежащего к одной из категорий, указанных в примечаниях к ст. 285 УК РФ, за исключением дачи взятки должностному лицу (ст. 291 УК РФ), которая наказывается вне зависимости от того, является виновный государственным (муниципальным) служащим или нет;

5) наличие у виновного умысла на причинение ущерба законной деятельности государственного или муниципального аппарата, авторитету государственной или муниципальной службы;

6) наличие у виновного корыстной или иной личной заинтересованности. Максимов С.В. Коррупция. Закон. Ответственность. М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 2000. С. 15.

На основании данных признаков названный автор предлагает следующее определение коррупционного преступления.

Под коррупционным преступлением можно понимать предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации общественно опасные деяния, непосредственно посягающие на авторитет публичной службы, выражающиеся в незаконном получении государственными или муниципальными служащими каких-либо преимуществ (имущества, прав на него, услуг или льгот) либо в предоставлении последним таких преимуществ. См.: Там же.

А.И. Долгова, к сожалению, не формулирует ни признаков коррупционного преступления, ни его определения. Определение коррупции и законодательство о борьбе с ней // Коррупция и борьба с ней. М.: Российская криминологическая ассоциация, 2000. С. 3 — 26.

Авторы вышеуказанных законопроектов тоже не предлагают определения коррупционного преступления, а прямо указывают статьи Уголовного кодекса РФ, которые предусматривают ответственность за такие преступления. Анализ данного законопроекта показывает, что разработчики определяли круг коррупционных преступлений, основываясь на основных понятиях, которые содержатся в статье 2 Законопроекта. В соответствии с данным положением Законопроекта:

  • коррупционное правонарушение — это деяние, обладающее признаками коррупции, за которое нормативным правовым актом установлена гражданско-правовая, дисциплинарная, административная или уголовная ответственность;
  • коррупция — подкуп (получение или дача взятки), любое незаконное использование лицом своего публичного статуса, сопряженное с получением выгоды (имущества, услуг или льгот и/или преимуществ, в том числе неимущественного характера) как для себя, так и для своих близких вопреки законным интересам общества и государства, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу;

— лица, имеющие публичный статус, — лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие должностные или служебные обязанности в органах государственной власти и местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также лица, выполняющие управленческие функции в государственных и муниципальных предприятиях или в некоммерческих (в том числе в иностранных и международных) организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления Российской Федерации или их учреждениями.

С учетом признаков, указанных в вышеприведенных трех основных понятиях, закрепленных в статье 2 рассматриваемых проектов Федерального закона, авторы законопроектов отнесли к рассматриваемой категории следующие преступления.

К коррупционным преступлениям в форме подкупа в соответствии со статьей 8 рассматриваемых проектов Федерального закона относятся виновно совершенные общественно опасные деяния, запрещенные под угрозой наказания следующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации: 141, пункты «а» и «б» части второй (в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа); 183 (в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа); 184; 204; 210 (при наличии цели совершения любого из тяжких или особо тяжких коррупционных преступлений, перечисленных в части пятой статьи 8 настоящего Федерального закона); 290; 291; 304 и 309 (в случае совершения соответствующего деяния путем подкупа).

К иным коррупционным преступлениям при наличии всех признаков коррупции, предусмотренных статьей второй настоящего Федерального закона, относятся виновно совершенные общественно опасные деяния, запрещенные под угрозой наказания следующими статьями Уголовного кодекса Российской Федерации: 145.1; 159, пункт «в» части второй; 160, пункт «в» части второй; 164 (в случаях совершения соответствующего деяния лицом путем мошенничества, присвоения или растраты с использованием своего служебного положения); 170; 188, пункт «б» части третьей (при наличии корыстной или иной личной заинтересованности); 201; 202 (совершенное в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц); 210 (при наличии цели совершения любого из тяжких или особо тяжких коррупционных преступлений, перечисленных в части шестой статьи 8 настоящего Федерального закона); 221, пункт «в» части второй статьи; 226, пункт «в» части третьей; 229, пункт «в» части второй; 285; 286 (при наличии у виновного корыстной или иной личной заинтересованности); 288 (при наличии у виновного корыстной или иной личной заинтересованности); 289 и 292.

К преступлениям, связанным с коррупционными, относятся любые общественно опасные деяния, запрещенные статьями Уголовного кодекса Российской Федерации под угрозой наказания, совершенные в соучастии с лицами, которые могут быть признаны виновными в совершении коррупционных преступлений, перечисленных в частях пятой и шестой статьи 8 проектов Федерального закона. Проект Федерального закона «Основы законодательства об антикоррупционной политике» N 216592-3; Проект Федерального закона «Основы законодательства об антикоррупционной политике» N 164749-3.

С учетом вышеизложенного можно сделать вывод о том, что авторы законопроекта к признакам коррупционного преступления относят ряд обстоятельств. Коррупционное преступление — это деяние (действие или бездействие) которое:

1) общественно опасно;

2) запрещено Уголовным кодексом РФ под угрозой наказания;

3) противоречит законным интересам общества и государства и обладает признаками коррупции:

  • подкуп (незаконное получение денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание услуг имущественного характера, а равно незаконное пользование услугами имущественного характера;
  • незаконная передача денег, ценных бумаг, иного имущества, а равно незаконное оказание услуг имущественного характера публичному лицу или его близким);
  • незаконное использование услуг, льгот и (или) преимуществ неимущественного характера, а равно незаконное предоставление услуги, льготы и (или) преимущества неимущественного характера публичному лицу или его близким;

4) совершается способом незаконного использования статуса публичного лица непосредственно (самим публичным лицом) или опосредованно (посредством использования публичного лица);

5) совершается виновно (умышленно или по неосторожности);

6) совершается по мотивам корысти или иной личной заинтересованности;

7) совершается в зависимости от способа либо лицами, которые имеют публичный статус, то есть теми, кто постоянно, временно или по специальному полномочию выполняет должностные или служебные обязанности в органах государственной власти и местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также лицами, выполняющими управленческие функции в государственных и муниципальных предприятиях или в некоммерческих (в том числе в иностранных и международных) организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления Российской Федерации или их учреждениями, либо иными лицами, которые обладают признаками субъекта коррупционного преступления.

Анализ приведенных выше подходов к понятию и признакам коррупционного преступления позволяет сделать вывод о том, что они имеют существенные различия.

И поэтому необходимо на законодательном уровне закрепить понятие коррупционной преступности и ее признаков. Только с принятием специального антикоррупционного федерального закона, содержащем в себе не только понятие и признаки коррупции, но и виды коррупционных преступлений, возможно осуществлять эффективные борьбу и предупреждение коррупции.

Самыми распространенными коррупционным преступлениями являются дача и получение взятки должностными лицами. Данные преступления совершаются должностными лицами всех уровней и всех ветвей власти. Однако надо помнить, что процент выявленных и раскрытых коррупционных преступлений невелик, так как эти преступления относятся к высоко латентным. Вот несколько ярких примеров судебной практики, связанных со взяточничеством.

Калужским областным судом Щ. был осужден по п. «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ. Он признан виновным в получении взятки. Щ., являясь должностным лицом — оперуполномоченным ОЭП ОВД Дзержинского района Калужской области, проводил проверку сведений о злоупотреблении полномочиями главного бухгалтера коммерческой организации Е. и обнаружил ряд противоправных действий, допущенных проверяемой и иными лицами. Бухгалтер Г., действуя в интересах главного бухгалтера Е., предложила Щ. за прекращение проверки взятку в виде однокомнатной квартиры, стоимостью 30 млн. неденоминированных рублей, с чем тот согласился и позже заключил договор купли-продажи квартиры с собственниками квартиры. Стоимость квартиры оплатила Г. Однако Щ. потребовал за прекращение проверки еще и гараж, который вскоре был приобретен для него Г. После получения взятки в виде однокомнатной квартиры и гаража Щ. проведение проверки в данной организации прекратил — вынес постановление о прекращении оперативного дела, скрыв и не приобщив к материалам часть официальных документов, полученных им в ходе проверки, которые свидетельствовали о фактах противоправной деятельности главного бухгалтера Е. Суд квалифицировал действия Щ. по п. «г» ч. 4 ст.290 УК РФ — как получение должностным лицом через посредника взятки в виде имущества в крупном размере за незаконные действия в пользу взяткодателей, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица. Бюллетень Верховного Суда РФ № 1 2002

2 Бюллетень Верховного Суда РФ № 8 2002В данном случае на лицо коррупционная связь подсудимого с организованной группой, занимающейся финансовыми махинациями.

Однако не во всех случаях возможно проследить и доказать связь должностного лица, берущего взятку с организованной преступностью. В данном примере такая связь не установлена, но вполне возможно реально существует. Л., являясь доцентом кафедры государственного технического университета, как преподаватель согласно трудового договору был наделен правом приема экзаменов у студентов. Несдача студентом зачета или экзамена влекла определенные последствия: он не допускался к следующей сессии, не переводился на следующий курс и мог быть отчислен из ВУЗа. Л. В нарушение своих должностных обязанностей за взятки ставил зачеты и оценки за курсовые проекты и за экзамены без самой процедуры их приема. Он осужден судом по п. «б» ч.4 ст. 290 УК РФ.