Квалификация бандитизма по уголовному кодексу 1996 г

Курсовая работа
Содержание скрыть

оловно наказуемого деяния. Исторические аспекты развития законодательства о бандитизме. Банда как особый вид организованной вооруженной группы. Уголовная ответственность за бандитизм. Индивидуализация наказания.

Ключевые слова:

52

Московский институт Экономики,

Факультет _____юридический_______

«допустить к защите»

Зав. Кафедрой _______________

_________________________________

(подпись)

«_____» _________________ 2003 г.

на тему: КВАЛИФИКАЦИЯ БАНДИТИЗМА ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ 1996 г.

(наименование темы)

Студент Потапова Ирина Владимировна

Руководитель Бакунин Сергей Николаевич , Рецензент к.ю.н. Михайлова Ирина Александровна , Рязань 2003 г.

рецензия

На выпускную квалификационную работу студентки 5 курса юридического факультета Московского института экономики, менеджмента и права (Рязанский филиал)_________________________________________________

на тему: КВАЛИФИКАЦИЯ БАНДИТИЗМА ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ 1996 г.

выполненную под руководством _____Бакунина С.Н.

Общая характеристика работы

______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Положительные стороны работы _____________________________________

____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

8 стр., 3856 слов

Принудительные работы как вид уголовного наказания

... стали принудительные работы. Цель курсовой работы – выявить особенности правового регулирования и применения принудительных работ. Задачи курсовой работы: изучить понятие и историю развития принудительных работ в российском уголовном праве; проанализировать применение наказания в виде принудительных работ; выявить проблемы применения наказания в виде принудительных работ. ...

Недостатки:__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Заключение:___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Рецензент: к.ю.н. Михайлова И.А.

(подпись)

«______»___________________2003 г.

Ученое звание, Ф.И.О.

№ диплома, специальность юриспруденция________

Место работы, должность___________________________________________

__________________________________________________________________

отзыв

на выпускную квалификационную работу студентки 5 курса юридического факультета Московского института экономики, менеджмента и права (Рязанский филиал) ________________________________________________

_____________________________________________________________________________

на тему: КВАЛИФИКАЦИЯ БАНДИТИЗМА ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ 1996 г.

выполненную под руководством Бакунина С.Н. _____________

Общая характеристика работы

__________________________________________________________________

__________________________________________________________________

__________________________________________________________________

__________________________________________________________________

__________________________________________________________________

Положительные стороны работы_____________________________________

Предложения: ______________________________________________________

__________________________________________________________________

Заключение:_______________________________________________________

__________________________________________________________________

Руководитель _______________ Бакунин С.Н._____________

«_____» ___________________2003 г.

Ученое звание, ф.и.о. ________________________________________________

Место работы, должность____________________________________________

Московский институт Экономики,

(Рязанский филиал)

Утверждаю

Руководитель выпускной

квалификационной работы

Бакунин С.Н.——————-

(фамилия, подпись)

«_____» _________________2003 г.

план

Выпускной квалификационной работы на тему: КВАЛИФИКАЦИЯ БАНДИТИЗМА ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ 1996 г.

студентки юридического факультета

Потаповой Ирины Владимировны________________________

(фамилия, имя, отчество)

Введение

Глава 1. Характеристика бандитизма как уголовно наказуемого деяния

1.1 Исторические аспекты развития законодательства о бандитизме

1.2 Банда как особый вид организованной вооруженной группы

1.3 Состав и признаки бандитизма

Глава 2. Уголовная ответственность за бандитизм

2.1 Отграничение бандитизма от смежных составов преступлений

2.2 Проблемы соотношения бандитизма и организации преступного сообщества

2.3 Отличие банды от незаконного вооруженного формирования

2.4 Индивидуализация наказания за бандитизм

Заключение

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/kursovaya/na-temu-problemyi-kvalifikatsii-banditizma/

Студентка _________________________

(подпись)

«______» _____________________2003 г.

Московский институт Экономики,

(Рязанский филиал)

Утверждаю

Декан факультета

Тихонова И.А._____________

(фамилия, инициалы, подпись)

«_____» ________________2003 г.

Потаповой Ирины Владимировны

(фамилия, имя, отчество)

1. Тема выпускной квалификационной работы _________________________

2. Основные вопросы, подлежащие разработке (исследованию) или краткое содержание ВКР.

__________________________________________________________________

3. Перечень графического материала (таблиц, графиков и т.д.).

4. Срок предоставления законченной работы

__________________________________________________________________

Дата выдачи задания _______________________________________________

Руководитель _________________________________

(подпись, фамилия)

Задание получил __________________________________________

(дата, подпись, фамилия ст.)

Московский институт Экономики,

(Рязанский филиал)

Утверждаю

Руководитель выпускной

квалификационной работы

Бакунин С.Н.____________

(фамилия, подпись)

«_____» _________________2003 г.

на тему: КВАЛИФИКАЦИЯ БАНДИТИЗМА ПО УГОЛОВНОМУ КОДЕКСУ 1996 г. студентки V курса юридического факультета Потаповой Ирины Владимировны

Наименование работы

Срок

Отметка о

выполнении

декада

месяц

1

Выбор темы

До 09

2

Подбор литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/kursovaya/na-temu-problemyi-kvalifikatsii-banditizma/

09

3

Составление детального плана ВКР

09-10

4

Составление календарного графика написания работы

09-10

5

Изучение данных исследуемого объекта, предприятия

11-12

6

Написание работы

01-03

7

Рецензирование руководителем

03

8

Подготовка к защите:

-рецензирование специалистом

-подготовка текста доклада (выступления) на защите, демонстрационного материала.

04

04

9

Защита выпускной квалификационной работы

3

05

Составила студентка

«_____» ________________2003 г. _________________________

(подпись)

Согласовано:

Руководитель ВКР

«____» ________________2003 г. ___________________________

(подпись)

Введение

В последнее время в общей структуре преступности значительно возросла организованная преступность, одной из разновидностей которой является бандитизм. Он сопряжен с вооруженными нападениями на организации и граждан. Последние особенно уязвимы, так как под угрозу становится не только их собственность, но и жизнь.

Долгое время считалось, что в советском обществе нет и не может быть бандитизма, поэтому число лиц, привлекаемых за бандитизм, было крайне незначительным. Этому способствовали в какой-то степени и недостаточная подготовленность работников правоохранительных органов к применению нормы о бандитизме в силу сложности данного преступления, неразработанности признаков состава бандитизма, в результате чего отдельная часть бандитских нападений квалифицировалась как разбойные нападения. Участие в банде зачастую расценивалось не как оконченное преступление, а как пособничество разбою или даже грабежу. В силу такой практики уголовной ответственности за бандитизм подлежали не все участники банды, что значительно снижало эффективность борьбы с данным преступлением.

Наибольшее количество таких преступлений учтено в городах Москве, Санкт-Петербурге, Новосибирской, Ростовской, Кемеровской областях и в некоторых других субъектах Российской Федерации. На Северном Кавказе зарегистрирован 71 факт бандитизма (+4,4%), то есть 13,8% от всех преступлений этой категории. В указанных пяти регионах выявлена почти треть всех фактов бандитизма в стране. Расследование бандитизма. Методическое пособие / Под ред. Дворкина А.И., Боголюбовой Т.А..— М.: Приоритет, 2000.— с.176

Необходимость разработки данной проблемы объясняется тем, что не всегда правильно понимаются такие признаки состава бандитизма, как организация банды и руководство ею, участие в банде и участие в бандитских нападениях. Недостаточно полно выясняется, какие именно действия совершил каждый участник банды, не устанавливаются лица, способствующие бандитской деятельности. Допускаются ошибки как в отграничении рассматриваемого деяния от других, внешне схожих преступлений, так и в квалификации совершаемых бандой нападений по совокупности с иными деяниями, поскольку не все преступления, в которых приняла участие банда, охватывается понятием бандитизма.

Актуальность разработки данной проблемы объясняется также и тем, что за все время существования уголовной нормы о бандитизме не было принято ни одного специального постановления Верховного суда СССР или РСФСР, посвященного этому вопросу. Только спустя 30 с лишним лет после принятия Уголовного кодекса РСФСР 1960г. было принято первое постановление Пленума Верховного суда РФ от 21 декабря 1993г., которое достаточно подробно проанализировало вопросы, связанные с квалификацией бандитизма и выработало обязательное для всех судов рекомендации.

С 1 января 1997г. в действие введен новый уголовный кодекс, в котором в ст.209 УК более широко по сравнению с уголовным кодексом 1960г. установлены признаки бандитизма как общественно-опасного деяния. Новая конструкция ответственности за бандитизм предусматривает в ч. 1 ст. 209 УК ответственность за организацию и руководство бандой, в ч. 2 ст. 209 УК — за участие в банде и в совершаемых ею нападениях. Часть 3 ст. 209 УК является квалификационным составом по отношению к двум первым и устанавливает ответственность за действия, перечисленные в частях 1 и 2 ст. 209 УК, совершенные с использованием служебного положения.

Я выбрала данную тему для выпускной квалификационной работы не случайно, поскольку полагаю, что преступность в целом, и организованная в частности, — своеобразная плата демократического общества за свое су-ществование. Таким образом, поиск решения проблем борьбы с органи-зованной преступностью исключительно уголовно-правовыми средства-ми утопичен. В связи с этим речь должна идти лишь о поиске оптималь-ной модели уголовной политики, стержень которой — законодательная деятельность государства.

Глава 1. характеристика бандитизма как уголовно наказуемого деяния

1.1 Исторические аспекты развития законодательства о бандитизме

Совершение преступления группой, а, тем более, вооруженной группой, всегда считалось тяжким преступлением. В самых первых законодательных актах Древней Руси уже были определены особенности ответственности за совершение такого рода преступлений. Так, в ст.ст.41,42,43 » Русской Правды» (Пространная редакция -начало XI века) говорится о распределении мате-риального взыскания с каждого из воров, «если же крало вместе несколько воров» («.-..ежели воров было много»).

Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государ-ства и права России. — М., «Проспект», 1998 — С.14-15 В последней трети XV в. — начале XVI в. ко времени пер-воначального капиталистического накопле-ния в России стали появляться первые во-ровские организации, ив» «Соборном Уло-жении » (1649 г.) понятие соучастия было бо-лее конкретизировано, вводится понятие «скопа» (например, ст.198).

Титов Ю.П. Указ. соч. — С.83 Позднейшее дореволюционное законода-тельство России (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, Уго-ловное уложение 1903 года) не содержало понятий «банды», «группы». Для обозначе-ния групповых преступлений употребля-лись такие понятия, как «шайка», «злонаме-ренная шайка», «сообщество» — ст.82 Уложе-ния устанавливала ответственность за уча-стие «в шайке, составившейся для учинения нескольких тяжких преступлений». Уложение о наказаниях уголовных и испра-вительных. Издание 1885 года. Санкт-Петербург Уголовное Уложение, высочайше утвержденное 22 м 4 арта 1903 года. СПБ, 1903; Н. С. Таганцев так определил понятие шайки: «Шайкой признается соглашение нескольких лиц на совершение нескольких определенных или неопределенных, одно-родных, разнородных преступных деяний. Существо шайки заключается в постоянном характере сообщества, в обращении члена-ми шайки преступной деятельности в ремесло.» Таганцев Н.С. Уголовное Уложение.-СПБД904.-С.106-107 Рост профессиональных специа-лизаций преступников к началу XX века поставил задачу создания в полицейской системе аппарата, использовавшего бы спе-циальные методы и средства. И такой аппа-рат в полицейских управлениях в виде сыс-кных отделений был создан в соответствии с законом от 6 июля 1908 года » Об организа-ции сыскной части». Интерес представляет параграф 56 «Инструкции чинам сыскных отделений», принятой МВД России от 09 ав-густа 1910 года, в котором была определена специализация по главным родам преступ-лений:

— убийства, разбои, грабежи и поджоги; кражи и профессиональные воровские организации (конокрады, взломщики, кар-манные, магазинные, железнодорожные, хинесные и т.п. шайки);

— мошенничество, подлоги, обманы, фальшивомонетничество, подделка доку-ментов, шулера, аферисты разного рода, контрабанда, продажа женщин в дома терпимости и за границу. Мулукаев Р.С. Из опыта борьбы с профессио-нальной преступностью || «Следователь», 1997, № 1-9-76

В приведенной специализации нет упо-минания о вооруженных шайках (бандах), т.е. в тот период времени отдельно они не выделялись ни в законодательной, ни в правоприменительной практике, хотя были достаточно распространены. Так, сохрани-лись сведения о преступной деятельности шайки под руководством Савицкого, дейст-вовавшей в Черниговской губернии в 1907-1909 гг. и совершившей более 32 вооружен-ных ограблений и 4 убийств. К моменту за-держания в ее состав входило 8 человек, из них 4 человека были ядром шайки в течение 10 месяцев. Савицкий занимался вербовкой новых членов, поддерживал дисциплину (по его приказу был расстрелян один из граби-телей, утаивший часть добычи).

Для осмот-ра местности на предмет наличия полиции Савицкий всегда высылал «разведчиков». Деятельность этой шайки выявила непод-готовленность полиции к борьбе с такими преступными формированиями. 22 воору-женных ограбления совершила в период с 10 августа 1907 года по 21 декабря 1908 года шайка из 68 человек, действовавшая в Санкт-Петербурге и его окрестностях. В са-мом дерзком вооруженном ограблении для проникновения в помещение ими была ис-пользована форма полицейского офицера. У этой шайки были постоянные притоны, на-водчики, сбытчики похищенного. В Москов-ском окружном суде и Московской судебной палате были рассмотрены уголовные дела о преступной деятельности таких шаек: шай-ки К. Грзешиока из 18 человек, совершив-шей в Московской губернии с 28 июня по 21 августа 1906 года 7 крупных ограблений; шайки из 5 человек, совершившей в октяб-ре 1906 года разбойные нападения на име-ния Волковых, Ивановых и Лукьяновскую пустынь (где был убит архимандрит); шай-ки из 3 человек, совершивших 6 вооружен-ных грабежей проезжавших по дороге к железнодорожной станции и др. В 1910 году Елисаветградским сыскным отделением была задержана шайка вооруженных граби-телей, в 1911 году в Екатеринославской гу-бернии — 2 шайки. В 1913 году в Забайкалье на поезда совершали вооруженные нападе-ния 3 крупные шайки. Рыжов Д.С. Профессиональная преступность в России в конце Х1Х-начале XX века||» Следова-тель», 1998, № 1 — С.50-52

Впервые дефиниция «бандитизм» была применена при установлении Декре-том СНК РСФСР от 20 июля 1918 года «О суде» подсудности Местных Народных су-дов и Окружных народных судов, по которому рассмотрение дел о бандитизме, наря-ду с делами о посягательстве на человечес-кую жизнь, изнасиловании, разбое, поддел-ке денежных знаков, взяточничестве и спе-куляции, было отнесено к ведению Окруж-ных народных судов. СУ РСФСР, 1918, № 52, ст.589 Далее о бандитизме было упомянуто в Постановлении ВЦИК РСФСР» О Всероссийской Чрезвычайной Комиссии» от 17 февраля 1919 года, в кото-ром за чрезвычайными комиссиями сохра-нялось право непосредственной расправы для пресечения преступлений при наличии вооруженных выступлений (контрреволю-ционных, бандитских и т.п.).

СУ РСФСР, 1919,№12,ст.130 Но самое по-дробное разъяснение понятия бандитизма содержалось в п.7 раздела 2 Декрета ВЦИК РСФСР » Об изъятиях из общей подсуднос-ти в местностях, объявленных на военном положении» от 20 июня 1919 года, где ука-зывалось, что бандитизм — это участие в шайке, составившейся для убийства, раз-боя, грабежей, пособничество и укрыватель-ство такой шайки. СУ РСФСР, 1919, № 27, ст.301 В УК РСФСР 1922 года в ст.76 вновь было дано определение банды через шайку — «Организация и участие в бандах (вооруженных шайках)…

В юридической литературе начала 20-х годов не проводилось различия в терми-нологии между шайкой и бандой, причем некоторыми авторами банды и вооруженные шайки признавались преступными сообществами. Зейлингер Т.» Из практики по делам о нале-тах» ||» Рабочий суд», 1924, № 13-14. — С.78-80; «Со-коловская шайка» || «Рабочий суд»,1924, № 1.-С.48-52; Андреев М. (пом. Прок. Угол. Касс. Колле-гии ВерхСуда РСФСР) || «Рабочий суд», 1926, № 2.-С. 123-124

Стоит отметить, что в русском языке слова «шайка» и «банда» рассматриваются как синонимы, и отмечается, что это — «груп-па людей, объединившихся для разбоя, пре-ступной деятельности. Слово банда обычно употребляется по отношению к вооружен-ной шайке». Словарь синонимов русского языка в 2-х то-мах. АН СССР, Институт русского языка, изд-во «Наука», Ленинград, 1971, т.2,0-Я, с.685 Итальянское слово «банда» означает разбойничью или хулиганскую шайку, ватагу, а «бандитизм» — занятие гра-бежом и разбоем. Толковый словарь русского языка под ред. Д. И. Ушакова. Том 1. А — Кюрины, «Советская энцик-лопедия». М., ОГИЗ. 1934 — С.86

В УК РСФСР 1926 года (ст.59-3) и в последующем уголовном законодательстве термин «шайка» больше не применялся и не применяется УК РСФСР, М.,1922; УК РСФСР, М.,1927 в юридической термино-логии используется только слово «банда».

Ст.17 Положения о преступлениях го-сударственных (контрреволюционных и особо для СССР опасных преступлениях против порядка управления), утвержденно-го Постановлением ЦИК СССР от 25.02.1927 года, так определяла состав бандитизма: «Бандитизм, т.е. организация вооруженных банд и участие в них и в организуемых ими нападениях на советские и частные учреж-дения или отдельных граждан, остановка поездов и разрушение железнодорожных путей или иных средств сообщения и свя-зи» (ст.59-3 УК РСФСР 1926 года).

По срав-нению с ранее действующей нормой было исключено ограбление, как цель бандитских нападений, поскольку, как оказалось, цели бандиты могут преследовать и иные (убий-ства, изнасилования, хулиганства и др.).

История применения ст.59-3 УК РСФСР 1926 года изобилует примерами рас-ширительного толкования в судебно-следственной практике.

04 августа 1933 года Президиум Вер-ховного Суда РСФСР предложил квалифи-цировать по аналогии по ст.59-3 УК РСФСР кражи домашнего скота колхозников, нахо-дившихся на полевых работах, если эти кра-жи совершались классово-враждебными (ку-лацкими) элементами или совершались сис-тематически, организованными группами.

14 февраля 1935 года Президиум Вер-ховного Суда РСФСР в постановлении » О результатах обследования работы нарсудов г. Москвы и Московского городского суда по делам о хулиганстве» счел возможным ква-лифицировать случаи организованных ху-лиганских нападений на трудящихся, осо-бенно при применении оружия, по ст. 59-3 УК РСФСР. 17 марта 1935 года Президиум Верхов-ного Суда РСФСР в постановлении «О судеб-ной практике по делам о бандитизме» ука-зал, что » как бандиты должны караться те особо опасные хулиганы, которые соверша-ют хотя бы одиночные нападения, но связан-ные с убийством или вооруженным сопро-тивлением органам власти (насилия, ране-ния и т.п.), с квалификацией этих преступ-лений по ст.ст.16 и 59-3 УК.»

14 февраля 1936 года Президиум Верхов-ного Суда РСФСР своим постановлением определил, что «грабеж, а тем более груп-повой, с применением насилия, должен ква-лифицироваться по ст.59-3 УК, независимо от того, были ли обвиняемые вооружены или нет.»

К концу 30-х — началу 40-х годов с умень-шением профессиональной преступности в определении банды решающее значение приобретают признаки вооруженности и устойчивости. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 29.04.39 по делу Карухнишвили || Сбор-ник постановлений Пленума и определений кол-легии Верховного Суда СССР за 1938 год и первую половину 1939 года — М., 1939.- С.38; Определение УСК Верховного Суда СССР от 01.01.41 по делу Крупина, Дягтерева и Петрова | Сборник поста-новлений Пленума и определений Верховного Суда_ СССР за 1941.-М.Д942.-С.81

Однако во время Великой Отечественной войны практика применения ст. 59-3 УК РСФСР вновь была расширена.

По постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 08 января 1942 года » О квали-фикации некоторых видов кражи личного имущества граждан в условиях военного времени» совершенные неоднократно, или группой лиц или лицами, ранее судимыми за хищение или при иных отягчающих об-стоятельствах кражи личного имущества граждан во время воздушного налета врага, при оставлении населенного пункта в связи с появлением или приближением врага, эвакуированных граждан в пути или в пре-жнем месте жительства, квалифицирова-лись по аналогии по ст.59-3 УК РСФСР (бан-дитизм) и по соответствующим статьям УК других союзных республик.

Частично диспозиция и санкция с.17 Положения о преступлениях государствен-ных 1927 года ( ст.59-3 УК РСФСР 1926 года) были изменены в 1958 году в связи с приня-тием Закона о государственных преступле-ниях (ст.14 Закона и ст.77 УК РСФСР 1961 года).

Понятия бандитизма, изложенные в дис-позициях ст.76 УК РСФСР 1922 года, ст.17 Положения о преступлениях государствен-ных 1927 года, ст.59-3 УК РСФСР 1926 года, ст.14 Закона о государственных преступле-ниях 1958 года, ст.77 УК РСФСР 1961 года различались между собой по степени охва-та объектов нападения.

На Пленуме Верховного Суда СССР 20-25 октября 1959 года при рассмотрении су-дебной практики по делам о бандитизме было специально отмечено, что в случае со-вершения во время бандитского нападения убийства, изнасилования, грабежа содеян-ное должно квалифицироваться только как бандитизм, без ссылки на соответствующие статьи, предусматривающие ответствен-ность за преступления против личности и собственности, поскольку объективные сто-роны бандитизма охватывает, в частности, и совершение подобных преступлений. Эта позиция Верховного Суда СССР была под-тверждена и в постановлении Пленума Вер-ховного Суда СССР от 27 июня 1975 года » О судебной практике по делам об умышленном убийстве», где указывалось, что убийство при бандитских нападениях охватывается признаками бандитизма и дополнительной квалификации по ст.102 УК РСФСР и соот-ветствующим статьям УК других союзных республик не требует. Сборник постановлений Пленума Верховно-го Су.да СССР 1924- 1977.-М.Д978.Ч.2-С.192 Однако 22 декаб-ря 1992 года Пленум Верховного Суда РСФСР в постановлении «О судебной прак-тике по делам об умышленных убийствах» предложил квалифицировать умышленное убийство, совершенное участниками банды при нападении, по совокупности преступле-ний как бандитизм и умышленное убийство». Эта же позиция изложена и в п. 11 вновь принятого Постановления Пленума Вер-ховного Суда РФ от 27 января 1999 года «О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)», предлагающим квалифици-ровать убийство в процессе совершения бандитизма как сопряженное с ним.

В силу ряда известных политических причин о бандитизме, который восприни-мался только как антигосударственное пре-ступление, с 50-х годов и до середины 80-х годов предпочитали вспоминать, в основ-ном, в ракурсе исторического прошлого страны. А выявляемые факты бандитизма рассматривались как отдельные экзотичес-кие случаи. Однако с середины 80-х годов в условиях стихийно-неконтролируемого накопления капитала и слияния его с тене-вым капиталом, накопленным за предыду-щие годы, как отмечается в специальной литературе, неизбежно было появление сначала стихийных, а затем организованных форм реагирования криминальной среды в виде рэкета и других форм корыстно насильственных преступлений на образование нового класса — держателя крупного капи-тала. О тенденции развития организованных преступных групп бандитской направленности свидетельствуют следующие данные: 1991г.-58, 1992г.-71,1993г.-87,1994г.-267,1995г.-235. Основы борьбы с организованной преступ-ностью. Монография. Под ред. В.С. Овчинского, В.Е. Эминова, Н.П. Яблокова — М., «Инфра — М», 1996.-С.172-173

Рост бандитизма и потребности след-ственной и судебной практики вызвали не-обходимость появления новых рекоменда-ций Верховного Суда РФ, что проявилось в принятии Пленумом Верховного Суда РФ постановления № 9 от 21 декабря 1993 года » О судебной практике по делам о бандитиз-ме». В п. 10 названного постановления пред-ложено квалифицировать дополнительно преступные последствия бандитских напа-дений, образующие самостоятельный состав тяжкого преступления (ст.7-1 УК РСФСР).

В ныне действующем УК РФ 1997 года состав бандитизма определен в ст.209, содер-жание диспозиции которой существенно отличается от ст.77 УК РСФСР, как по тер-минологии, так и по числу квалифицирую-щих признаков и субъектов бандитизма. О значимости, придаваемой Верховным Су-дом РФ правильному применению ст.209 УК РФ, свидетельствует то, что первым поста-новлением Пленума Верховного Суда РФ, принятым после введения в действие УК РФ, стало постановление № 1 «О судебной практике по делам о бандитизме» от 17 ян-варя 1997 года. Указанное постановление по подавляющему большинству позиций под-твердило преемственность ранее действо-вавшему постановлению, внеся коррективы только по некоторым моментам.

1.2 Банда как особый вид организованной вооруженной группы

Статья 209 УК РФ определяет банду как ус-тойчивую и вооруженную группу, созданную в целях нападения на граждан или организации.

Как уже ранее указывалось, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. № 1 «О практике приме-нения судами законодательства об ответствен-ности за бандитизм» понятие и признаки банды сформулированы в соответствии с теорией уго-ловного права и многолетней следственно-су-дебной практикой, что, однако, не только не разрешило всех вопросов, но и поставило ряд новых, которые нуждаются в обсуждении.

Статья 209 УК РФ непосредственно не рас-сматривает понятие группы. Оно дано в Общей части УК РФ, где в п. 1 ст. 35 указывается, что «преступление признается совершенным груп-пой лиц, если в его совершении совместно уча-ствовали два и более исполнителя».

Пленум Верховного Суда РФ дополняет, что лица эти достигли 16-летнего возраста. Нельзя рассматривать как банду преступную группу, состоящую из одного взрослого и подростка в возрасте от 14 до 16 лет. В этих случаях, как справедливо указывается в постановлении, «лица в возрасте от 14 до 16 лет, совершившие различ-ные преступления в составе банды, подлежат от-ветственности лишь за те конкретные преступ-ления, ответственность за которые предусмотре-на с 14-летнего возраста (ст. 20 УК РФ)». На мой взгляд, нельзя также говорить о наличии банды, если преступную группу образуют, например, психически здоровый человек и невменяемый.

Вместе с тем нельзя согласиться со следующей позицией постановления Пленума Верховного Суда РФ. В п. 10 постановления указывается, что «в соответствии с ч. 2 ст. 209 УК как бандитизм должно квалифицироваться участие в совершае-мом нападении и таких лиц, которые, не являясь членами банды, сознают, что принимают участие в преступлении, совершаемом бандой». Пред-принятая Верховным Судом РФ попытка разде-лить всех лиц, образующих банду, на членов банды и лиц, принимающих участие в соверша-емых бандой преступлениях, но членами ее не являющихся, представляется неудачной. Любое участие лица в совершаемых бандой преступлениях дает основания для признания этого лица членом банды со всеми вытекающи-ми правовыми последствиями.

Следующий важный признак банды — ее ус-тойчивость. Статья 209 УК называет банду ус-тойчивой преступной группой, что вызывает возражения по следующим основаниям. Эта ста-тья находится в определенном противоречии со ст. 35 УК, которая называет четыре вида преступных групп: группа лиц, группа лиц по пред-варительному сговору, организованная группа и преступное сообщество (преступная организа-ция).

В ст. 35 УК ничего не говорится о таком виде преступной группы, как устойчивая группа, а сама устойчивость рассматривается как один из признаков организованной группы. Возникает вопрос — является ли банда одним из видов преступной группы, указанных в ст. 35 УК, или нормы Общей части Уголовного кодекса не рас-пространяются на ст. 209 УК?

Банда по сути своей является организованной группой, обозначенной в п. 3 ст. 35 УК, но имеет такой дополнительный при-знак, как вооруженность. Было бы правильно, если бы законодатель в ст. 209 УК указал, что банда — это организованная вооруженная груп-па. Видимо, так же понимая недостатки в зако-нодательном определении банды, Пленум Вер-ховного Суда РФ пытается поправить законода-теля, назвав банду организованной устойчивой вооруженной группой. Таким образом, употреб-ляя понятия «организованная» и «устойчивая», он рассматривает их как весьма близкие.

Имеется и другая позиция относительно соот-ношения понятий «организованная» и «устойчи-вая». Так, некоторые юристы считают, что ус-тойчивость банды складывается из трех обяза-тельных компонентов: предварительной догово-ренности о совершении нападений, более-менее длительного времени существования и органи-зованности. При этом организованность рас-сматривается как компонент более широкого понятия устойчивости Стельмах В.Ю. Поня-тие устойчивости банды // Следователь. 1997. №5. С. 29—30

Представляется, что все как раз наоборот: ус-тойчивость — это только один из признаков ор-ганизованной преступной группы, хотя и из наиболее важных. Поэтому когда в постановле-нии Пленума Верховного Суда РФ бандой назы-вается организованная группа, то было бы есте-ственным ожидать, что далее будут разъяснены признаки такой группы. Но говорится только об одном ее признаке — устойчивости. «Об устой-чивости банды, — указывается в этом докумен-те, — могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласо-ванность их действий, постоянство форм и ме-тодов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных пре-ступлений».

Действительно, почти все эти признаки ука-зывают на устойчивость банды, но упоминание в постановлении такого признака, как «постоян-ство форм и методов преступной деятельности», вызывает возражения. Дело в том, что как раз организованная преступная группа, к особому виду которой и относится банда, оказывается способной к использованию сложных способов совершения и сокрытия преступлений, к их по-стоянному изменению и совершенствованию. Поэтому ни о каком постоянстве форм и спосо-бов преступной деятельности при длительной перспективе существования банды говорить не приходится.

В рассматриваемом поста-новлении следовало раскрыть признаки банды, характеризующие ее прежде всего как особый вид организованной преступной группы. К этим признакам можно отнести: устойчивость преступной группы; постоянное совершение преступлений как цель объединения группы; формирование психологической структуры группы, выдвижение лидера — ее организатора, руководителя и вдох-новителя; распределение ролей при совершении преступлений; осуществление подготовки к со-вершению преступлений; возможность исполь-зования сложных способов совершения и со-крытия преступлений; поддержание в группе строгой дисциплины; замена личных отношений в группе на деловые, основанные на совместном совершении преступлений; выработка в группе единой ценностно-нормативной ориентации; распределение преступных доходов в группе в соответствии с положением лица в структуре группы; создание в группе специального денеж-ного фонда.

На практике при квалификации банды как особого вида организованной преступной груп-пы могут возникнуть некоторые сложности. Так как преступная группа — это живой социальный организм, который постоянно развивается по присущим ему законам, источником такого раз-вития любой преступной группы является ее «успешная» преступная деятельность. Развитие групп идет от простых видов — группы лиц и группы лиц по предварительному сговору к более сложным — организованной группе и преступному сообществу (преступной организа-ции).

В своем развитии некоторые преступные группы окажутся промежуточными, переходны-ми, когда в них можно будет обнаружить при-знаки, например, группы лиц по предваритель-ному сговору и признаки организованной груп-пы, и эти группы не будут точно укладываться в те виды преступных групп, которые указаны в ст. 35 УК. Как быть в таких ситуациях практи-ческим работникам, расследующим конкретные уголовные дела?

Думается, что в этих случаях следует в первую очередь принять во внимание императивные, обязательные признаки организованной группы. Так, в п. 3 ст. 35 УК указано два обязательных признака — устойчивость группы и наличие цели её объединения для постоянного соверше-ния преступлений. При наличии указанных при-знаков должны приниматься во внимание и дру-гие факультативные признаки организованной группы, указанные выше. Если даже некоторые из них не установлены по конкретному уголов-ному делу о бандитизме, то это не является препятствием для квалификации группы как орга-низованной, а при наличии других признаков банды все совершенные преступления квалифи-цируются как бандитизм по ст. 209 УК.

Следующий обязательный признак банды — ее вооруженность. Пленум Верховного Суда РФ, решая этот вопрос, в п. 5 своего постановления указывает, что «признаком банды, предусмот-ренным ст. 209 УК РФ, является ее вооружен-ность, предполагающая наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия, как заводского из-готовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового и пневма-тического оружия».

Пленум исходит из широкого понимания ору-жия, предлагая практическим работникам руко-водствоваться при его определении Законом Российской Федерации «Об оружии», а в спор-ных случаях использовать заключения соответ-ствующих судебных экспертиз. Пленум обосно-ванно отверг предложение некоторых ученых о том, чтобы не относить к оружию газовое и пневматическое при решении вопроса о воору-женности банды Андреева А., Овчинни-кова Г. Квалификация бандитизма // Закон-ность. 1996. № 4. С. 18.

Еще один из важнейших признаков банды — это цель ее создания. Такой целью является, как говорит уголовный закон, «нападения на граж-дан или организации». Этим банда отличается от организованной преступной группы, предусмот-ренной п, 3 ст. 35 УК, целью объединения кото-рой является совершение одного или нескольких преступлений. Таким образом, банда создается для более опасной преступной деятельности. Пункт 6 постановления разъясняет, что следует понимать под нападением банды, это: «…дейст-вия, направленные на достижение преступного результата путем применения насилия над по-терпевшим либо создания реальной угрозы его немедленного применения». Из этого разъясне-ния Пленума Верховного Суда можно сделать несколько выводов: сутью нападения при банди-тизме является насилие или угроза его немед-ленного применения; насилие связано с приме-нением или угрозой применения оружия, с уг-розой для жизни или здоровья граждан.

Вместе с тем Пленум не разрешил вопроса о том, можно ли рассматривать как нападение случаи, когда банда уничтожает какое-то ценное имущество: взрывает или поджигает офис, квар-тиру, автомашину, а граждане при этом не по-страдали. Возникает вопрос — можно ли такие действия квалифицировать по ст. 209 УК? В указанных случаях все действия банды такого рода, повлекшие ущерб, хотя люди и не пострадали, также следует рассматривать как нападение, совершенное бандой, и квалифи-цировать такие действия при наличии других необходимых признаков как бандитизм.

Постановление содержит еще одно весьма спорное положение. Разъясняя цели создания банды, в п. 2 указывается, что «банда может быть создана и для совершения одного, но тре-бующего тщательной подготовки нападения». На мой взгляд, такое разъяснение не вытекает из ст. 209 УК. Кроме того, высказанная позиция находится в явном противоречии с п. 4 поста-новления, где говорится, что об устойчивости банды может свидетельствовать «длительность ее существования и количество совершенных пре-ступлений». Вряд ли следует считать устойчивой банду, созданную для совершения одного пре-ступления. Это может быть группа лиц, совер-шившая преступление по предварительному сговору, предусмотренное п. 2 ст. 35 УК, но при-знавать бандой группу, совершившую только одно преступление и затем прекратившую свою преступную деятельность, оснований не имеется. Предлагаю в пп. 1 и 2 ст. 209 УК внести изме-нения: слово «устойчивой» заменить на «органи-зованной», что будет более точно соответство-вать характеру банды. Необходимые изменения следует внести и в постановление Пленума Вер-ховного Суда РФ от 17 января 1997 г. № 1 «О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм».

Проблема существования в действую-щем УК состава преступления «бан-дитизм» (ст. 209) продолжает оставаться предметом многочисленных дискуссий. Обособленное положение этой уголовно-правовой нормы, регламентирующей ответственность за создание, руководст-во и участие в банде, отсутствие взаимо-связи с нормами Общей части УК обусло-вили противоречивость ее применения, несоответствие квалификации обстоя-тельствам деяния и, как следствие, назна-чение несправедливого наказания. Ведь на практике большую сложность вызывает процесс доказывания факта бандитизма, разграничения со смежными составами, в частности с преступлениями, совершен-ными в составе организованной группы или преступного сообщества (преступной организации).

Системный анализ норм уголовного закона, с одной стороны, позволяет кон-статировать, что банда является одной из разновидностей форм соучастия в пре-ступлении, так как неизменно представля-ет собой умышленное совместное участи-те двух или более лиц в совершении умышленного преступления (ст. 32 УК).

С другой стороны, по причине противоречия логике установленных в действующем УК РФ критериев классификаций напраши-вается вывод о нецелесообразности рас-смотрения банды в качестве самостоя-тельной формы соучастия.

Отличительными признаками банды за-конодатель называет устойчивость, воору-женность и цель, сущность которых неод-нократно анализировалась в специальной литературе. Однако, с точ-ки зрения понятия формы соучастия и смысла деления соучастия на формы сле-дует признать неверным акцентирование внимания правоприменителя на призна-ках, которые не отражают типовые осо-бенности совершения преступления, связи между действиями соучастников. Признаки вооруженности и специальной цели применимы не только к банде, но и к другим формам соучастия, начиная от соисполнительства и заканчивая преступ-ным сообществом (преступной организа-цией), и, соответственно, не могут рас-сматриваться как определяющие крите-рии разграничения форм соучастия.

Таким образом, единственным типовым признаком, характеризующим банду как форму соучастия, остается признак устой-чивости, который автоматически относит эту разновидность преступного объеди-нения к категории организованных групп (ч. 3 ст. 35 УК).

В то же время, по справед-ливому мнению специалистов, понятие устойчивости практически идентично понятию сплоченности, которое служит отличительным признаком преступного сообщества (преступной организации).

Указание же в описании признаков сооб-щества на специальную цель совершения тяжких или особо тяжких преступлений является, по меньшей мере, некоррект-ным в связи с тем, что тяжесть преступ-лений не может выступать критерием для форм соучастия.

Следовательно, понятие банды как ус-тойчивой формы преступного объедине-ния нескольких лиц по сути идентично другим устойчивым формам соучастия — организованной группе и преступному сообществу (преступной организации).

Возникают вопросы: каким же образом проводить отграничение банды от органи-зованной группы и преступного сообще-ства (преступной организации), организо-ванной группы от преступного сообщест-ва (преступной организации) и группы лиц по предварительному сговору, а также всех указанных форм от соисполнительства, соучастия с распределением ролей и группы лиц? Насколько необходимы эти разграничения?

Во-первых, небесспорно существование в действующем УК клас-сификации по степени согласованности с выделением группы лиц и группы лиц по предварительному сговору. Анализ при-роды понятия «предварительный сговор» свидетельствует о том, что сговор являет-ся признаком, характеризующим умыш-ленную форму вины и общественную опасность деяния, однако не имеет уго-ловно-правового значения для состава преступления и формы соучастия. Ведь нельзя привлекать к уголовной ответст-венности только за предварительный сго-вор без осуществления какой-либо дея-тельности по его реализации. Сговор характеризует лишь наличие прямого умысла, который в законе указан в качест-ве неотъемлемого признака соучастия как такового, вследствие чего деление соуча-стия на формы по критерию момента фор-мирования умысла бессмысленно. В то же время повышенная общественная опас-ность групповых преступлений, на кото-рую ссылаются некоторые специалисты, Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении М. 1999 г., с. 414 — недостаточное основание для признания степени согласованности определяющим критерием форм соучастия, так как «об-щественная опасность совершенного дея-ния в первую очередь определяется не формой, а содержанием преступной дея-тельности». Курс советского уголовного права. Общая часть. Т. 1 ЛГУ, 1968, с. 604 В связи с изложенным пред-ставляется правильным исключение из закона указанной классификации по при-чине отсутствия в ней необходимости.

Другим наиболее приемлемым решени-ем следует признать рассмотрение банды в качестве организованной группы, при-знак вооруженности которой станет квалифицирующим либо отягчающим обстоятельством. Разграничение же орга-низованной группы с преступным сооб-ществом (преступной организацией) про-изводить по предложенному П. Агаповым количественному критерию, когда пре-ступным сообществом (преступной орга-низацией) будет признаваться формиро-вание, состоящее из двух или более организованных групп. Соответственно, — совершение преступления вооруженным преступным сообществом (преступной организацией) также должно расцени-ваться как квалифицирующее или отягча-ющее обстоятельство.

И, наконец, решение закономерного вопроса о неизбежности в организован-ной группе и преступном сообществе (преступной организации) признаков соисполнительства или соучастия с рас-пределением ролей, думается, необходи-мо искать не в логике классификации, а в формировании уголовной политики государства в борьбе с организованной преступностью. Именно уголовная поли-тика должна сломать стереотипы в пони-мании института соучастия и побудить законодателя на решительные шаги в области создания в уголовном законе от-дельного блока уголовно-правовых норм, регулирующих ответственность за орга-низованную преступную деятельность.

Представляется целесообразным под-разделение системы форм соучастия на два уровня: уровень форм соучастия в преступлении и уровень форм соучастия в

организованной преступной деятельнос-ти. Таким образом, формы соучастия в преступлении будут отражать объектив-ную связь между деяниями виновных в конкретном преступлении, а формы со-участия в организованной преступной деятельности — смешанную объективно-субъективную связь между деяниями соучастников и самими соучастниками, выступающими в качестве членов органи-зованных преступных формирований, чья деятельность направлена на совершение двух или более взаимосвязанных преступ-лений. Журнал «Законность» № 11, 2002 г. Статья А. Мондохова. С. 45-46 Формами соучастия в преступле-нии следует признать соисполнительство и соучастие с распределением ролей, формами соучастия в организованной преступной деятельности — организован-ную группу и преступное сообщество (преступную организацию).

1.3 Состав и признаки бандитизма

Бандитизм — одно из опаснейших преступлений предусмотренных уголовным кодексом.

УК РФ под бандой понимает: “Под бандой следует понимать организованную устойчивую вооруженную группу из двух или более лиц заранее объединившихся для совершения нападений на граждан и организаций. Банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападении ( Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 года “

О практике применения Судами законодательства об ответственности за бандитизм” ) БВС РФ, 1997, №3, ст. 3

При принятии нового УК РФ законодатель воспринял позицию большей части авторов, поместив ст. 209 в главу 24 » Преступления против общественной безопасности». Общественная безопасность как объект посягательства включает в себя совокупность общественных отношений, обеспечивающих неприкосновенность личности, собственности, нормальное функционирование государственных, общественных учреждений и институтов, частных структур, поддержание общественного порядка. Комиссаров В.С. Понятие бандитизма в уголовном праве || Вестник Московского университета, серия 11, право, № 4 — М.,1994 — С.44 Представляется, что такое решение вопроса об объекте бандитизма является правильным, поскольку предложение Мельниковой Ю.Б. и Устиновой Т.Д. существенно ограничивало сферу преступного воздействия бандитизма.

объектом

Нападение вооруженной банды не редко сопровождается оказанием вооруженного сопротивления представителям власти и убийствам их и могут, таким образом, угрожать деятельности органов власти, подрывая силу и авторитет этих органов. Непосредственным объектом посягательства при бандитизме — отдельные граждане и государственные, общественные учреждения и предприятия.

объективных признаков

в наличии в диспозиции статьи ст.209 УК РФ элементов, касающихся как самой банды, так и ее деятельности;