Уголовная ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта

Курсовая работа

Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви. Обеспечить исполнение провозглашенных Конституцией РФ правовых положений может лишь эффективно функционирующая судебная власть. При этом правозащитная функция суда реализуется как в случаях, когда установленный правовой порядок нарушают граждане, так и в случаях, когда его нарушают должностные лица, наделенные властными полномочиями. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993г.) (с учетом поправок, внесенных законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // СЗ РФ.

Суд — единственный орган, призванный осуществлять правосудие (ст. 118 Конституции РФ), в других конституционных нормах закреплены принципы независимости судей, их несменяемости и неприкосновенности (ст. 120-122 Конституции РФ) .Решения, принимаемые судом, являются обязательными для исполнения юридическими и физическими лицами. Уголовный закон, наряду с другими мерами, является обеспечивающим фактором, посредством угрозы уголовной ответственности за неисполнение судебных решений. Эта гарантия реализована в норме ст. 315 УК РФ, предусматривающей ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта (ст. 315 УК РФ), которая и стала предметом нашего научного изыскания. Данная норма расположена в главе о преступлениях против правосудия.

Преступления против правосудия были впервые закреплены законодательно в отдельной главе УК РСФСР 1960 года. И более чем 30-летнее действие УК РСФСР показало, что при всей очевидной неточности использования понятия «преступления против правосудия» оно аккумулирует весь спектр социальных ценностей и благ, требующих самостоятельной уголовно — правовой защиты и связанных с реализацией задач и целей правосудия. Именно этим, на наш взгляд, объясняется тот факт, что при подготовке и принятии УК РФ 1996 года название данной группы общественно опасных деяний не изменилось и они вновь были объединены в главу 31 УК РФ под общим понятием «преступления против правосудия». Из всего ряда групп преступлений против правосудия выделим группу преступлений, посягающих на отношения по реализации вступившего в законную силу судебного акта или акта органов расследования (ст. ст. 312, 313, 314, 315 УК РФ).

Степень научной разработанности темы исследования. Тема работы недостаточно исследована и разработана в правовой литературе. Следует отметить, что возросло внимание научной общественности к проблемам квалификации отдельных преступлений против правосудия. В последнее десятилетие появилась масса исследований, посвященных тем или иным аспектам квалификации отдельных преступлений против правосудия. Так, например, различные вопросы ответственности за посягательство на нормальную деятельность органов правосудия исследованы в работах И.Ю. Буневой, М.Р. Гарафутдинова, А.И. Друзина, А.А. Калашниковой, А.А. Мастеркова, Л.А. Поповой, Н.А. Попова, С.Н. Радачинского, А.В. Синельникова, Т.В. Тепляшина, К.Н. Харисова и др 2 .Но все же, проблема квалификации преступлений против правосудия продолжает оставаться весьма актуальной и в настоящее время. К тому же отсутствуют монографические и диссертационные исследования, непосредственно посвященные изучению проблем неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта.

3 стр., 1496 слов

Актуальные проблемы международного публичного права. Проблема ...

... Итак, проблема, которая на мой взгляд является актуальной – это проблема эффективности и справедливости правосудия в рамках Международного суда ООН. Как известно, правосудие во всех странах мира призвано защищать тех, чьи права и ...

Объектом исследования выступает совокупность общественных отношений, возникающих по поводу неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта.

Предметом исследования Предмет исследования включает в себя нормы действующего уголовного законодательства об ответственности за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта, статистические показатели по данной категории деяний, а также практика их применения.

Целью данного исследования является анализ недостатков и пробелов в законодательстве, анализа проблем, касающихся регламентации в уголовном законе и практической реализации норм, определяющих основание и пределы ответственности за неисполнение судебного акта и воспрепятствование его исполнению.

Необходимость достижения указанной цели обусловила постановку и разрешение следующих задач:

  • определить сущность, значение и понятие преступления за неисполнение судебного акта и воспрепятствование его исполнению;
  • исследовать причины и условия уголовной ответственности в Российской Федерации за неисполнение судебного акта и воспрепятствование его исполнению;
  • оценить состояние в Республике Алтай преступности за неисполнение судебного акта и воспрепятствование его исполнению;
  • дать обзор действий в российском обществе и рассмотреть меры, предпринимаемые властями в России, за неисполнение судебного акта и воспрепятствование его исполнению .

Методологическая основа исследования. Методологическую основу исследования составили общенаучные (анализ, синтез, обобщение) и специальные (сравнительно-правовой, исторический, статистический) методы познания.

Теоретическая база исследования. Курсовая работа написана на основе комплексного исследования научных трудов по философии, теории государства и права, психологии, криминологии, уголовному и уголовно-процессуальному праву.

Нормативно-правовую базу исследования составили Конституция РФ, международно-правовые акты в области борьбы с преступностью , отечественное гражданское, уголовное и иное федеральное законодательство, ведомственные нормативные акты.

Эмпирическую базу курсовой работы составили статистические данные: Федеральной службы государственной статистики, ГИАЦ МВД России, ИЦ МВД РФ по Республике Алтай, Управления Судебного департамента в Республике Алтай, а также — материалы уголовных дел о совершенных преступлениях, которые были рассмотрены Верховным судом Республики Алтай и другими судами в период с 2010 по 2015 гг.

25 стр., 12390 слов

Подготовка дела к судебному разбирательству в арбитражном суде

... процесса по подготовке дела к судебному разбирательству; анализ порядка проведения подготовки дела к судебному разбирательству; раскрытие порядка и особенностей извещения лиц, участвующих в деле в арбитражном процессе. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие между судом и лицами, участвующими в деле вследствие осуществления подготовки дела к судебному разбирательству. ...

приговор суд преступление неисполнение

1.1 Развитие законодательства об уголовной ответственности за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта

Важной гарантией эффективной реализации судебной власти выступает принцип общеобязательности судебных актов. Настоящий принцип обеспечивает упорядочение общественных отношений путем принудительного исполнения правовых норм. В связи с этим действующий закон предусматривает уголовную ответственность за неисполнение судебных актов (приговоров, решений и др.).

Данный уголовно-правовой запрет не является произвольным актом законодателя, его становление и развитие непосредственно связаны с процессом формирования общественных отношений. Вместе с тем охрана судебного акта от неисполнения обеспечивалась уголовно-правовыми средствами не на всех этапах исторического развития общества.

Возникновение данной нормы обусловлено рядом взаимосвязанных и взаимозависимых факторов, среди которых, по мнению некоторых ученых, наиболее важные следующие. Во-первых, уровень организации механизма государственной власти. Во-вторых, усложнение системы государственных органов и выделение в ней органов правосудия. Именно через призму данных факторов необходим анализ законодательства об уголовной ответственности за неисполнение судебных актов.На этапе Древнерусского государства уголовно-правовые запреты, охраняющие интересы правосудия, и соответственно нормы о неисполнении судебных актов не могли появиться, поскольку для данного периода становления русской государственности была характерна относительно упрощенная система организации власти и управления, при которой все виды государственной деятельности концентрировались в едином властном источнике, а органы государственного управления совпадали с органами управления княжеским двором.

Судебных органов как специального аппарата, призванного осуществлять правосудие, на тот момент не существовало. Появление норм, направленных на защиту правосудия, приходится на период существования феодальной республики в Великом Новгороде (XII — XV вв.).Рассматривая структуру государственного управления Великим Новгородом, необходимо отметить, что государственная власть не принадлежала одному субъекту. Соответственно и судебная власть в процессе своего формирования приобрела дробный характер. Она была разделена между владыкой, князем, вечем и его должностными лицами, каждое из которых имело свою подведомственность.

Правосудие на данном этапе развития не представляло самостоятельной социальной ценности, и соответственно целостная система средств уголовно-правовой охраны суда не сложилась. Однако указанный порядок судопроизводства создавал предпосылки для неисполнения судебных актов, поскольку ни один из субъектов, осуществляющих правосудие, не брал под свой контроль исполнение судебного акта. Настоящая обязанность возлагалась на тяжущиеся стороны. Согласно ст. 34 Грамоты устанавливался один месяц для добровольной уплаты судебных пошлин и исполнения судебного решения. Если в этот срок пошлина не выплачивалась, виновный принуждался к уплате приставами Новгородского вече. При попытке уклонится от платежа «наказание устанавливалось всем Великим Новым городом». Именно данные положения являются прообразом нормы, предусматривающей ответственность за неисполнение судебного акта. Вероятность криминализации исследуемого деяния в «московский» период русского государства (XIV — XVI вв.) остается незначительной. Несмотря на то, что дворцово-вотчинная система управления сменяется на приказную, при осуществлении приказами властной деятельности не было четкого разграничения судебных и административных функций.

4 стр., 1664 слов

Приговор как акт правосудия (3)

... работы является анализ приговора - важнейшего акта правосудия - на основе исследования мною научной литературы, новейших статей и монографий, законодательства и материалов правоприменительной практики, также в ходе подготовки курсовой работы ... УПК РФ, определяет приговор, как решение, вынесенное судом в судебном заседании по вопросу ... и степень его личной ответственности в этом. Поэтому многие ...

Правосудие выступало как вид управленческой деятельности, при котором приговоры приводились в исполнение органами, их вынесшими. Наказание за повторение иска устанавливалось в виде битья батогами. Статья 104 главы XXI Соборного уложения 1649 г. предусматривала торговую казнь («бити их кнутом нещадно») для должностных лиц центрального и местного самоуправления — воевод, приказных людей, губных старост — за освобождение без «государева указу» из тюрем татей, воров и разбойников после полугодовой изоляции от общества, совершенное с целью обращения в крестьянство и холопство. Таким образом, Соборное уложение 1649 г. содержало нормы, охраняющие судебные акты. Однако данные нормы сохраняли казуистический характер, кроме того, уголовно-правовыми методами были обеспечены не все судебные решения. Становление судебной власти в период абсолютной монархии (вторая половина XVII — конец XVIII в.) способствовало дифференциации преступлений против правосудия.

Подтверждение этому можно найти в «Артикуле воинском с кратким толкованием» 1715 г. (далее — Артикул), который предусматривал ряд деяний против правосудия. Особое внимание следует обратить на то обстоятельство, что Артикул устанавливал ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия в части исполнения указов. Эта норма содержится в. Арт. 204: «Никто да не дерзнет Генералу — Гивальдигеру, профосам и прочим судейским служителям во управлении чина их, и когда оные захотят взять виннаго, возбранять и воспрепятствовать, ниже б им противится, ниже на палача каким образом нападать, когда он какую казнь по указу отправлять будет, под потерянием живота». Тем не менее, необходимо констатировать, что отечественное законодательство этого периода по-прежнему недостаточно четко проводило разграничение между должностными преступлениями, преступлениями против порядка управления и преступлениями против правосудия, сохраняло ситуативный и коллизионный характер.

Во второй половине XIX в. в России сложилась система органов правосудия, которая будет функционировать до революции. В анализируемый период произошло отделение судебной власти от административной. Необходимо отметить, что в аппарате окружных судов были учреждены должности прокуроров, руководящих следствием, поддерживающих обвинение и следящих за исполнением приговора. В законе четко определялись действия по исполнению приговора, которые осуществлял суд, и действия, выполняемые иными органами. В соответствии с Уставом уголовного судопроизводства (далее — Устав) ст. 947 на суд возлагалось объявление подсудимого оправданным, освобождение от наказания, объявление ему замечания, внушения, выговора и т.п. Все остальные распоряжения по исполнению приговора осуществлялись прокурором, который информировал об этом соответствующие власти, отслеживая в дальнейшем точность и безотлагательность исполнения (ст. 948, ст. 949 Устава).В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. (далее — Уложение) законодатель впервые выделил правосудие как самостоятельный объект уголовно-правовой охраны. Данная тенденция коснулась и нормативного запрета неисполнения приговора суда. Так, ст. 364 Уложения о наказаниях уголовных и исправительных (в ред. 1885 г.), предусматривавшая ответственность за неприведение в надлежащее исполнение вошедших в законную силу судебных решений, была помещена не в раздел 5 «О преступлениях и проступках по службе государственной и общественной» главы 5 «О неправосудии», а в раздел 4 «О преступлениях и проступках против порядка управления». Субъектом данного преступления было должностное лицо.

20 стр., 9711 слов

Законная сила судебного решения

... права. Курсовая работа состоит из введения, трех разделов, заключения, списка использованных источников. 1. Понятие и значение законной силы судебного решения 1 Понятие законной силы судебного решения Законная сила судебного решения понимается как особое качество постановленного по делу судебного решения, которое ...

После революции 1917 г. в России стало создаваться новое уголовное законодательство, в том числе и о преступлениях против правосудия. УК РСФСР 1922 и 1926 гг. не знали норм о неисполнении приговора, решения суда или иного судебного акта. Принятый в 1960 г. УК РСФСР вначале также не содержал такой нормы. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от 3 декабря 1982 г. в него была включена ст. 188.2. По ч. 1 этой статьи предусматривалась ответственность за невыполнение приговора суда о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью лицом, в отношении которого вынесен приговор; по ч. 2 привлекалось к ответственности должностное лицо, пользующееся правом приема на работу и увольнения, за такое же, как в ч. 1 статьи, деяние. В дальнейшем в соответствии со ст. 4 редакция ст. 188.2 УК РСФСР изменилась, и была установлена ответственность за умышленное неисполнение должностным лицом решения, приговора, определения или постановления суда либо воспрепятствование их исполнению.

Модельный Уголовный кодекс в ст. 339 «Неисполнение судебного решения» предусмотрел ответственность за неисполнение публичным служащим, а также служащим коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора, решения, определения или иного судебного постановления, а равно воспрепятствование их исполнению. Обращает на себя внимание более полное по сравнению с УК РСФСР 1960 г. описание субъекта преступления. Уголовный кодекс РФ, сохранив идею Модельного Уголовного кодекса, уточнил некоторые признаки состава, в том числе субъектов преступления.

Ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации (ред. от 07 июля 2003 года) устанавливает уголовную ответственность за злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим, служащим органа местного самоуправления, а также служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению. Федеральными законами от 08.12.2003 и от 07.03.2011 в ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации внесены изменения.

По действующей редакции статьи за совершение рассматриваемого преступления предусмотрено наказание в виде штрафа в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательных работ на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо ареста на срок до шести месяцев, либо лишения свободы на срок до двух лет.Таким образом, ответственность за неисполнение судебного акта впервые появилась в нашей стране в Уголовном кодексе РСФСР 1960 года.

3 стр., 1420 слов

Судебное решение (2)

... правоприменительными органами (судами) требований к содержанию судебного решения, повышения уважения к судебному закону со стороны общества и отдельных граждан. Объектом исследования в нашей работе является институт судебных решений в рамках гражданского ...

Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации видоизменил конструкцию рассматриваемого состава преступления, конкретизировав круг субъектов преступления и определив важнейший признак уголовно наказуемого деяния — злостность неисполнения. 33 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Т. К. Агузаров, А. А. Ашин, П. В. Головненков и др.; под ред. А. И. Чучаева. — М.: КОНТРАКТ, 2012. — 624 с..

1.2 Понятие преступления предусмотренного статьей 315 УК РФ. Значение уголовно-правового предписания, охраняющего приговор суда, решение суда или иной судебный акт от неисполнения

Исполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта во многом способствует необходимой стабильности судебной власти, придает социальный смысл и ценность правосудию. Иное положение не в состоянии обеспечить высокий уровень защиты и восстановления нарушенного права, вызовет социальную напряженность. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» указал: «…по смыслу ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод исполнение судебного решения рассматривается как составляющая судебного разбирательства».

Как справедливо заметила Летягина Е.А., «уголовно-правовая норма о неисполнении приговора суда, решения суда или иного судебного акта — одно из самых важных, эффективных и результативных средств достижения целей правосудия» 4. Следовательно, неисполнение судебного акта выступает не просто юридической совокупностью, но и социально значимым, социально обусловленным явлением, имеющим свои специфичные особенности и закономерности развития, особый механизм влияния на общественные отношения.

Анализ социальных предпосылок уголовно-правового запрета на неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта имеет большое теоретическое и практическое значение, поскольку позволяет, в конечном счете, отразить сущность общественно опасного деяния, оценить правильность конструктивного построения нормы и ее эффективность.

Вместе с тем вопрос о предпосылках уголовно-правового запрета в юридической литературе решен неоднозначно.

Большинство ученых основной предпосылкой уголовно-правового запрета признают общественную опасность деяния. Так, на выражение социальной обусловленности уголовно-правовых норм обращает внимание П.С. Тоболкин, считая, что в области уголовного права основополагающей категорией является общественная опасность. Именно категория опасности выражает возможность наступления таких изменений в общественных отношениях, которые существенно нарушают условия существования системы или создают реальную угрозу ее функционирования.

П.С. Тоболкин, считает, что в области уголовного права основополагающей категорией является общественная опасность. Именно категория опасности выражает возможность наступления таких изменений в общественных отношениях, которые существенно нарушают условия существования системы или создают реальную угрозу ее функционирования.

3 стр., 1163 слов

Задачи и принципы Уголовного закона Российской Федерации

... образом: «1. Уголовное законодательство Российской Федерации обеспечивает безопасность человека. 2. Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, не могут иметь своей целью причинение физических ...

Другие авторы, например А.М. Яковлев, в качестве предпосылок криминализации деяний указывают закономерно развивающиеся социальные явления, которые в силу своей ценности формируют потребность в уголовно-правовой охране сферы их действия.

Некоторые ученые, признавая важность общественной опасности, выделяют и другие предпосылки. Так, П.С. Дагель считает, что наряду с общественной опасностью «к числу важнейших… относятся степень распространенности деяний и невозможность успешной борьбы с ними менее репрессивными методами».

Помимо этого, предпосылками уголовно-правового запрета, по мнению И.М. Гальперина, В.И. Курляндского, выступают: оценка типичности форм проявления деяния как преступного; установление динамики совершения указанных деяний с учетом причин и условий, их порождающих; определение причиненного такими действиями ущерба; определение степени эффективности мер борьбы (как правовых, так и социальных) с указанными деяниями; установление наиболее типичных и опасных объективных и субъективных признаков и др..

Вместе с тем необходимо отметить, что, какое бы количество предпосылок уголовно-правового запрета ни приводилось, чаще всего большинство из них находят отражение в общественной опасности: либо являются ее составной частью, либо предшествуют ее появлению. Следовательно, основной предпосылкой установления любого уголовно-правового запрета, в том числе и на неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта, является общественная опасность данного деяния.

Таким образом, система предпосылок уголовно-правового запрета на неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта складывается из следующих составляющих: высокая степень общественной опасности; специфическая сфера и особая социальная ценность охраняемых общественных отношений; рост статистических показателей преступления; предупредительное уголовно-правовое воздействие запрета.

При анализе первой предпосылки уголовно-правового запрета необходимо учитывать, что общественная опасность есть свойство преступления, выражающееся в социально-отрицательных изменениях существующей системы общественных отношений. Исследуемое общественно опасное деяние приносит значительный вред интересам правосудия (как материальный, так и нематериальный).

Урон выражается в невозможности достижения целей и задач правосудия, а также в создании неблагоприятных, а чаще непреодолимых условий для их выполнения; заключается в нарушении принципиальных положений гражданско-, арбитражно-, уголовно-процессуальных законов, административного законодательства, что в конечном итоге снижает эффективность правосудия как социального регулятора. Особенности негативных последствий неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта, заключаются в следующем: наносят вред и представляют угрозу не только участнику общественного отношения, чьи права были нарушены (имущественные и неимущественные), но и широкому кругу благ и интересов общества, государства; носят разноплановый характер; имеют трудно предсказуемое (прогнозируемое) развитие; существенно влияют на важные общественные, государственные процессы и системы.

Второй предпосылкой исследуемого уголовно-правового запрета является специфическая сфера и особая социальная ценность охраняемых им общественных отношений. Данная норма охраняет правосудие, своеобразие которого заключается не только в его правоприменительном характере, но и в методах функционирования, так как «оно может осуществляться только конкретными способами, а не произвольно по усмотрению каких-то должностных лиц или органов». Деятельность суда является охранительной по своей направленности, познавательной и правоприменительной (познавательно-правоприменительной) — по методу осуществления, а также протекающей в особой процессуальной форме, установленной законом.

8 стр., 3982 слов

Суд присяжных в Российской Федерации: история, проблемы, перспективы развития

... года в г. Саратове состоялся первый судебный процесс с участием присяжных заседателей. Этому моменту предшествовала огромная подготовительная работа. После принятия Закона Российской Федерации 1993 года в ... лиц, других участников уголовного и соответственно гражданского судопроизводства. Суд присяжных в России строился по образцу французского суда. Коронный его состав складывался из трех членов: ...

Кроме того, правосудие выступает уникальным регулятором, устраняющим конфликты, неизбежно возникающие в обществе между участниками правоотношений. Как правило, оно ставит окончательную точку в социальных спорах. Следовательно, правосудие является социальной ценностью, так как рассматривается в качестве гарантии справедливого разбирательства дела, правильного его разрешения и реального, обязательного исполнения предписаний, изложенных в судебных актах.

Наличие у правосудия указанных специфических и социально ценных, значимых качеств и предопределяет необходимость выделения его как особого блока общественных отношений, несомненно, требующего охраны уголовно-правовыми средствами.

Одной из предпосылок уголовно-правового запрета на неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта, как отмечает Летягина Е.А., является его распространенность. Она отмечает ,на тот факт, что рассматриваемое общественно опасное деяние с 2002 г. занимает одно из лидирующих мест по частоте совершения среди 23 составов, предусмотренных гл. 31 УК РФ3Летягина Е.А. Уголовная ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта: Диссертация .канд. юр. наук. — Красноярск, 2009, 219 с..

Более того, с 2005 г. ст. 315 УК РФ занимает 3-е место по количеству зарегистрированных общественно опасных деяний среди всех составов преступлений, предусмотренных гл. 31 УК РФ. Это свидетельствует о повышении степени общественной опасности данного деяния.

Динамика неисполнений судебных актов имеет негативные тенденции. Так на территории Российской Федерации в 2003 году были зарегистрированы 429 фактов неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта, в 2004 года — 679 (+58,3%), в 2005 — 1030 (+51,7%).

В 2006 году этот показатель составил 1400 (+35,9%), в 2007 году — 1543 (+10,2%), в 2008 году — 1548 (+0,32%), в 2009 году — 1638 (+ 5,1%), в 2010 году — 1228 (-24,9%) .

Что касается количества зарегистрированных в Тверской области преступлений, предусмотренных ст. 315 УК РФ, то их количество в период 2007-2010 годы варьируется в пределах двух десятков в год. Так, в 2007 году зарегистрировано 16 таких преступлений, в 2008 — 15, в 2009 — 20, в 2010 — 14 (что составляет 5,98% от количества зарегистрированных в Тверской области преступлений против государственной власти и 0,04% от общего количества зарегистрированных в Тверской области преступлений).

Одной из важнейших предпосылок уголовно-правового запрета является предупредительное уголовно-правовое воздействие нормы, устанавливающей ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта. Необходимо отметить, что следование правовому предписанию не может быть абсолютным.

7 стр., 3099 слов

Мой . Суд присяжных в Российской Федерации

... включенный в списки кандидатов в присяжные заседатели и призванный в установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядке к участию в рассмотрении судом уголовного дела, и который ... я проанализирую судебную практику и рассмотрю основные проблемы и недостатки судов с участием присяжных заседателей. Глава 1. История появления и развития института суда присяжных заседателей ...

Кроме того, потребность в установлении норм подразумевает появление соответствующих нормативных отклонений, что проявляется в поступках определенных лиц. Однако отсутствие или недостаточное нормирование общественных отношений способны распространить в определенной среде убеждение в том, что некое предписание (например, судебный акт) фактически может не действовать, никаких последствий неисполнения не последует. Это, соответственно, способно отрицательно сказаться на авторитете нормативного предписания, его мотивирующем влиянии на субъект правоотношений. И напротив, убежденность индивида, что социальное предписание неукоснительно соблюдается, что его неисполнение влечет негативные правовые последствия, формирует благоприятные условия для реализации всего комплекса общественных отношений, которые он призван охранять.

Следовательно, уголовно-правовое предписание, охраняющее приговор суда, решение суда или иной судебный акт от неисполнения, призвано быть не только механизмом частной превенции, то есть влечь негативные последствия для субъекта рассматриваемого деяния, но и особой системой, которая имеет масштабное предупредительное влияние на подавляющее большинство субъектов правоотношений.

Признание неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта преступлением имеет важное значение для достижения задач, предусмотренных в ст. 2 Уголовного кодекса Российской Федерации: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

Наличие уголовно-правового предписания, охраняющего приговор суда, решение суда или иной судебный акт от неисполнения, имеет важное значение не только в рамках достижение целей и задач уголовного закона, но и для эффективности работы судов.

Судебная власть представляет собой ту ветвь власти, которая призвана разрешать споры между субъектами права. Не случайно одним из оснований возникновения, изменения и прекращения правоотношений названо решение суда. Если решение суда не будет исполняться, то ни одно другое решение любого государственного органа может тоже не исполняться, поскольку судебная власть — это крайняя инстанция в системе разрешения конфликтов.

2. УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОБЪЕКТИВНЫХ И СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТАТЬЕЙ 315 УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РФ

2.1 Анализ элементов состава преступления предусмотренного статьей 315 УК РФ Объективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 315 Уголовного кодекса РФ

По ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации ответственность наступает за злостное неисполнение представителем власти, государственным служащим, служащим органа местного самоуправления, а также служащим государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации вступивших в законную силу приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствование их исполнению.

Рассматриваемая статья содержится в главе 31 раздела X Уголовного кодекса Российской Федерации, в связи с этим можно говорить о том, что основным объектом данного преступления являются интересы правосудия, нормальная деятельность органов правосудия. При этом в юридической литературе отмечают, что в качестве дополнительного объекта могут выступать имущественные и иные интересы и права юридических и физических лиц.

Общественная опасность анализируемого преступления заключается в том, что в результате неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта подрывается авторитет судебной власти, порядок осуществления правосудия, нарушается принцип общеобязательности судебных актов, а также может быть причинен вред законным интересам граждан, учреждениям и организациям, в пользу которых они вынесены.

Федеральный конституционный закон от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» устанавливает, что вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 6).

Указанная норма нашла свое развитие в процессуальных отраслевых законах: ст. 392 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 13 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 16 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 31.2 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации.

Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2001г. № 65-О «неисполнение органами государственной власти и должностными лицами субъектов Российской Федерации решения Конституционного Суда Российской Федерации дает, в частности, основания для применения мер уголовной ответственности за неисполнение судебного акта (статья 315 Уголовного кодекса Российской Федерации)».

Обязательность на территории России постановлений судов иностранных государств, международных судов и арбитражей определяется международными договорами Российской Федерации (ч. 3 ст. 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»).

Предметом рассматриваемого преступления являются вступившие в законную силу приговор суда, решение суда или иной судебный акт.

Судебный акт — правоприменительный акт суда первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанций в форме процессуального документа, вынесенный судьей (судьями) по существу рассматриваемого вопроса и (или) затрагивающий правовое положение гражданина (личности) или юридического лица.

Помимо приговоров и решений, выносимых судьями, к иным судебным актам в соответствии с действующим законодательством следует отнести определения и постановления, приказы.

Судебные акты, которые разрешают процессуальные вопросы, возникающие в ходе процесса, не подпадают под признаки данного состава преступления. Поэтому анализируемого состава не будет, если не принимаются меры, например, по исполнению определения суда о приводе свидетеля и по другим подобным вопросам, а также частного определения (постановления) суда.

Качество обязательности судебный акт приобретает лишь после его вступления в законную силу.

С объективной стороны преступление выражается в злостном неисполнении вступивших в законную силу, а поэтому подлежащих обязательному исполнению приговора суда, решения суда или иного судебного акта, а равно воспрепятствовании их исполнению.

Неисполнение судебного акта предполагает как непринятие необходимых мер для их реализации, так и ненадлежащее их исполнение, т.е. не соответствующее предписаниям суда.

Примером ненадлежащего исполнения может быть следующий: удержание администрацией предприятия с осужденного к исправительным работам суммы меньшей, чем та, которая указана в приговоре. Такое ненадлежащее исполнение должно охватываться умыслом виновного в качестве варианта неисполнения судебного акта.

При этом необходимо отметить, что в большинстве своем на практике имеют место быть собственно неисполнение судебных актов. Например, 3 декабря 2008 года на основании исполнительного листа Сасовского районного суда в Сасовском районном отделе судебных приставов УФССП России по Рязанской области было возбуждено исполнительное производство о запрете строительства в ООО «Химический завод Нижне- Мальцево» цеха по производству фенолформальдегидных смол.

При наличии объективных обстоятельств, которые делают невозможным своевременное исполнение судебных актов (например, отсутствие средств в организации), состав преступления отсутствует.

Уголовная ответственность наступает лишь за злостное неисполнение судебного акта. При отсутствии признаков злостности наступает не уголовная, а дисциплинарная ответственность.

Поскольку понятие злостности, являющееся обязательным признаком объективной стороны преступления, имеет оценочный характер, в каждой конкретной ситуации суд обязан всесторонне исследовать обстоятельства, от которых зависит вывод о наличии или отсутствии этого признака.

Под злостностью в контексте ст. 315 Уголовного кодекса РФ следует понимать повторное неисполнение лицом возложенных на него обязанностей, вытекающих из судебного акта (приговора, решения), после предписания, облеченного в соответствующую форму и сделанного уполномоченным на это органом (судебным приставом-исполнителем или уголовно-исполнительной инспекцией).

Воспрепятствование исполнению приговора суда, решения суда или иного судебного акта проявляется в действиях, направленных на то, чтобы сделать затруднительным или невозможным их реализацию, например противодействие судебному исполнителю, требующему освободить помещение, и т.п.

В юридической литературе отмечается, что формы воспрепятствования могут быть различными, в том числе: виновный дает обязательные для своих подчиненных указания, распоряжения и т.п., запрещающие последним исполнить предписания, содержащиеся в судебном акте; создает всяческие помехи в деятельности судебного пристава-исполнителя, других уполномоченных для исполнения судебных актов лиц; не передает необходимые для исполнения судебного акта документы, информацию и т.п. дезинформирует лиц, уполномоченных на исполнение судебного акта, о фактическом местонахождении организации, о банковских счетах и т.п.; совершает любые иные действия, направленные на то, чтобы затруднить или сделать невозможным реальное исполнение судебного акта.

Рассмотрим формы воспрепятствования исполнению судебных актов на примерах судебной практики.

Малопургинским районным судом вынесен обвинительный приговор в отношении генерального директора ООО «Лапландия-М», жителя Свердловской области, 38-летнего М.А. по ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации (воспрепятствование исполнению вступивших в законную силу решений судов).

Как установлено судебным следствием, М., являясь руководителем организации — должника ООО «Лапландия-М», зная о вступивших в законную силу решениях судов о взыскании долгов, а также о необходимости их исполнения службой судебных приставов, препятствовал законной процедуре исполнительских действий.

В январе 2010 года при осуществлении исполнительных действий по изъятию арестованного имущества — 7 автомобилей «ГАЗ», М. блокировал выезд с территории ООО «База Лесная», расположенной в с. Малая Пурга, где хранилось указанное имущество, своим автомобилем. Кроме этого, он отказался от удостоверения действий должностного лица своей подписью в исполнительных документах, умышленно затягивая, процедуру изъятия имущества. Из-за чего исполнительные действия не были выполнены в запланированный срок и в полном объеме. Судебным приставам удалось изъять только 4 автомобиля.

Из указанного примера видно, что, блокируя доступ к арестованному имуществу и отказываясь от удостоверения исполнительных действий, осужденный создавал помехи в деятельности соответствующего должностного лица, направленной на исполнение судебного акта.

Рассмотрим другой пример. Беспокоясь о своей репутации в глазах подчиненных, бывший директор МУ «Климовский городской архив» В.Ц. пошёл на преступление. Он должен был отдать около 300 тысяч рублей по иску гражданина П.Д., о чем имелось вступившее в законную силу решение Подольского городского суда. Однако добровольно финансовые обязательства исполнять не спешил.

Судебным приставом-исполнителем Подольского районного отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Московской области в отношении Ц. было возбуждено исполнительное производство, а постановление об удержании 50% зарплаты должника направлено по месту его работы на имя главного бухгалтера. По стечению обстоятельств документ попал в руки директора архива — В.Ц. Рассчитывая и с долгом расплатиться, и свою репутацию в глазах подчиненных сохранить, директор утаил постановление. Однако денег и сознательности директора хватило только на один взнос.

Тайное стало явным, когда полгода спустя, в архив наведался судебный пристав-исполнитель с намерением выяснить, почему за весь период взыскатель лишь единожды получил 9 тыс. рублей, а дальнейшие отчисления из зарплаты должника не производились. Тут-то и выяснилось, что исполнительный лист и предложение о производстве удержаний из заработной платы должника в бухгалтерию МУ «Климовский городской архив» не поступали, о чем судебный пристав-исполнитель составил акт.

Являясь руководителем организации, В.Ц. воспрепятствовал исполнению вступившего в законную силу решения суда, то есть совершил преступление предусмотренное ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации. Старший дознаватель УФССП по Московской области Андрей Леонов по данному факту возбудил уголовное дело. В ходе дознания Ц. признался в том, что он утаил документы, поступившие из службы судебных приставов.

Теперь уже бывший директор МУ «Климовский городской архив» В.П.Ц. осужден за преступление, предусмотренное ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации.

В данном примере речь идет о такой форме воспрепятствования, когда виновное лицо не передает необходимые для исполнения судебного акта документы, информацию.

Если воспрепятствование исполнению приговора, решения суда или иного акта сопровождается насилием или угрозами в адрес судебного пристава или иного лица, участвующего в отправлении правосудия, то действия виновного необходимо квалифицировать по ст. 296 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Подводя итог вышесказанному, следует отметить следующее. Преступления, предусмотренные ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации, являются длящимися. Они начинаются с момента злостного неисполнения судебного акта в установленный законом срок либо с момента воспрепятствования его исполнению в тот же срок и заканчиваются с момента привлечения виновного к ответственности или исполнения предписания суда. При этом считаем, что в целях обеспечения единства судебной практики необходимы соответствующие рекомендации и разъяснения Верховного Суда Российской Федерации относительно признака «злостности» неисполнения судебных актов. В настоящее время в науке и судебной практике большинство юристов понимают под «злостностью» повторное (после соответствующего предупреждения должностного лица) неисполнение судебного акта. Такое понимание «злостности» может явиться коррупциогенным фактором и повлечь злоупотребление должностными лицами государственных органов своими правами.

Характеристика объективных , субъективных признаков состава преступления, предусмотренного ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Перечень субъектов преступления определен в диспозиции ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации. К ним относятся: представители власти, государственные служащие, служащие органа местного самоуправления, а также служащие государственного или муниципального учреждения, коммерческой или иной организации.

В научной литературе сформирован некий собирательный образ субъекта рассматриваемого преступления, основанный на единой позиции исследователей, заключающейся в том, что лица, указанные в ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации, являются субъектами преступления, если в круг их служебных обязанностей входит исполнение судебных актов.

В структуру общественных отношений, охраняемых ст. 315 УК РФ, входит предмет, которым выступает судебный акт. Автор приходит к выводу, что в качестве такового могут выступать приговоры по уголовным делам, решения по гражданским делам, постановления, решения арбитражных судов, постановления по административным делам. Вышеперечисленные судебные акты, прежде всего, объединяет то, что посредством их вынесения дело разрешается по существу. Они служат итогом основной деятельности суда, выступают венцом всего судебного процесса, имеющим существенное юридическое значение.

Объективная сторона неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта — исследуется содержание признаков объективной стороны и спорные вопросы квалификации.

Автор отмечает, что формальной законодательная конструкция нормы, предусмотренной ст. 315 УК РФ, определена в связи с тем, что объекту охраны причиняется в первую очередь нематериальный вред. При этом достаточно сложно было бы установить пределы и унифицированное содержание общественно опасных последствий, так как в каждом конкретном случае их степень, объем и содержание разные.

Объективная сторона преступления может быть реализована в двух формах: злостное неисполнение и воспрепятствование исполнению судебного акта. При этом неисполнение судебного акта предполагает бездействие, понимаемое с нормативной точки зрения как невыполнение возложенной обязанности, которую лицо могло и должно было выполнить. С этой позиции бездействием признается и ненадлежащим образом выполненная обязанность.

Уголовно наказуемым является только злостное неисполнение. Понятие «злостность» неисполнения является требует уяснения общего смысла и содержания в процессе квалификации каждого конкретного деяния.

Вместе с тем оно не раскрывается ни в тексте закона, ни в других нормативных правовых актах, что существенным образом затрудняет процесс квалификации и доказывания данного конструктивного признака состава, поскольку его суть каждым правоприменителем трактуется по-своему сообразно уровню юридической подготовки. На трудности определения злостности неисполнения указали 87,6% опрошенных сотрудников отделов дознания ФССП по Красноярскому краю, отмечает Е.А. Литягина и правоохранительных органов. Более того, содержание данного понятия вызывает дискуссии и в научной среде.

Воспрепятствование исполнению судебного акта может быть реализовано как действием, так и бездействием. При этом основным критерием, характеризующим данную форму, является создание препятствий, делающих исполнение судебного акта невозможным.

Проведенное исследование следственно-судебной практики позволило отметить, что в большинстве случаев действия виновного квалифицируются как злостное неисполнение, поскольку этого достаточно для привлечения к уголовной ответственности по ст. 315 УК РФ. В связи с этим воспрепятствование исполнению часто не получает должную уголовно-правовую оценку

Субъективные признаки неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта — анализируются субъект и субъективная сторона исследуемого общественно опасного деяния.

По мнению автора, субъект неисполнения приговора суда, решения суда или иного судебного акта должен определяться в рамках компонентов структуры общественных отношений с учетом механизма причинения вреда. В соответствии с содержанием и особенностями отношений по исполнению судебных актов их участники обладают не только общими качествами (вменяемость, возраст), но и наделяются конкретными социально значимыми функциями, детерминированными особенностями объекта, позволяющими лицу совершить преступление, предусмотренное диспозицией ст. 315 УК РФ. При этом участник общественных отношений по реализации судебного акта приобретает свойства субъекта исследуемого преступления, когда он своими умышленными действиями нарушает процесс его исполнения и разрывает установленную социальную связь «изнутри», исключая себя тем самым из данных отношений.

Кроме того, автором проведено исследование категории субъектов, приведенных в диспозиции ст. 315 УК РФ. Отмечается, что при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности необходимо установить наличие у субъектов соответствующих полномочий, определенных в уставах, инструкциях, приказах и других нормативных правовых актах, которые определяют служебные обязанности конкретных работников предприятий, учреждений, организаций.

Субъект воспрепятствования в диспозиции ст. 315 УК РФ прямо не указывается, что вызывает дискуссии. Диссертант отмечает, что данное преступление не может быть совершено общим субъектом, поскольку механизм причинения вреда реализуется только лицом, включенным в систему общественных отношений по отправлению правосудия, наделенным ключевым специфическими свойством — обязанностью исполнить либо способствовать исполнению судебного акта. Если предположить, что общий субъект «извне» посягает на общественные отношения, то в таком случае механизм причинения вреда отсутствует, поскольку не подвергаются преступному воздействию ни субъекты соответствующих отношений, ни социальная связь, ни предмет. Укажем, что определенный в ст. 315 УК РФ круг специальных субъектов влияет на степень общественной опасности преступления, именно поэтому законодатель и предусмотрел уголовную ответственность этих лиц за неисполнение, а равно воспрепятствование исполнению в ст. 315 УК РФ.

Автор обосновывает позицию о том, что злостное неисполнение и воспрепятствование могут быть совершены только с прямым умыслом, поскольку «злостность» неисполнения предполагает, что лицо продолжает не исполнять возложенную на него обязанность после письменного предупреждения, сделанного в установленной законом форме, то есть не меняет своего отношения к совершаемому им общественно опасному деянию, не прекращает его, зная о возможности привлечения к уголовной ответственности.

В случае воспрепятствования прямой умысел очевиден, поскольку лицо осознанно совершает действия по созданию преград для исполнения судебного акта, понимая общественную опасность своих действий (бездействия), и желает, чтобы он не был реализован.

Анализ уголовных дел позволил установить, что мотивами совершения исследуемого преступления выступали: несогласие с вынесенным судебным актом — 65,8%, корыстная заинтересованность — 25,6%, ложное понимание своих обязанностей — 8,6%.

Проведенное автором исследование субъективных признаков позволило сделать вывод о том, что злостность неисполнения судебного решения является, несомненно, объективно проявленным во вне деянием лица, имеющим субъективные основы. Другими словами, злостность неисполнения детерминирована психическим отношением субъекта, выражающимся в сознательном бездействии, предвидении возможности или неизбежности неисполнения судебного акта и желании его неисполнения.

2.2 Уголовная ответственность за неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта

Поскольку преступление, предусмотренное ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушает общественные отношения, обеспечивающие исполнение судебных актов, материального вреда правосудию не может быть причинено. Следовательно, привлечение виновного лица к материальной ответственности не может восстановить справедливость, а применение наказания в виде штрафа за совершение преступления, предусмотренного ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации, не может служить средством достижения цели восстановления социальной справедливости.

Штраф представляет собой, как указано в ч. 1 ст. 46 Уголовного кодекса Российской Федерации, денежное взыскание, назначаемое судом в порядке и размерах, определяемых уголовным законом.

Многие исследователи проблем, связанных с рассматриваемым видом наказания, отмечали также низкий потенциал воздействия штрафа в реализации цели исправления осужденного. Полагаем, что исправительные свойства штрафа не стоит преувеличивать. Однако, как верно отметил В.А. Уткин, штраф, выступая «материальным носителем» осуждения со стороны государства, вполне способен достичь определенных успехов в исправлении осужденного . Следовательно, штраф служит «памяткой» для лица, нарушившего норму.

Кроме того, применение штрафа способно оказывать достаточно серьезное психологическое воздействие на лиц, злостно не исполняющих судебные акты, в случае, если происходит его немедленное взыскание, вызывающе у осужденного резкие имущественные ограничения. Исходя из изложенного, можно говорить о высоком потенциале воздействия штрафа в реализации такой цели наказания как предупреждение совершения новых преступлений.

Однако полагаем, что проблемным является вопрос о соотношении размеров причиненного вреда и ущерба, причиненного неисполнение того или иного судебного акта. Данный вопрос должен решаться судьей в каждом конкретном случае, с учетом всех обстоятельств дела.

Таким образом, наказание в виде штрафа адекватно расположено в санкции статьи 315 Уголовного кодекса Российской Федерации, является эффективной альтернативой более строгим видам наказания.

Санкция ст. 315 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает также наказание в виде лишения права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.