Процессуальный статус подозреваемого и проблемы его совершенствования

Курсовая работа

В правовом государстве, которым объявила себя Россия, права и свободы человека, его честь и достоинство являются высшей ценностью, что закреплено во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., в Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. и протоколах к ней, в Международном пакте о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г.

Выбрав названные международно-правовые акты в качестве ориентира в развитии национального законодательства, Верховный Совет РСФСР 22 ноября 1991 г. принимает Декларацию прав и свобод человека и гражданина. Принятая 12 декабря 1993 г. Конституция Российской Федерации Конституция Российской Федерации // Российской газ. 1993. 25 дек. N 237. установила принцип верховенства прав и свобод человека и гражданина. Ярко выраженным правозащитным духом пронизана конструкция Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, принятого Федеральным законом № 174-ФЗ 18 декабря 2001 г.

Однако реальная практика правового регулирования защиты прав участников уголовного процесса показывает, что, несмотря на принимаемые государством меры по упрочнению законности и правопорядка, в последние годы значительно возросло число допускаемых следователями, дознавателями и судами процессуальных ошибок и нарушений закона.

Одновременно анализ результатов современной деятельности органов, осуществляющих досудебное уголовное производство, позволяет утверждать, что наиболее существенные нарушения прав и законных интересов лиц, в отношении которых осуществляется уголовное преследование, происходит на первоначальном этапе этой деятельности. Данная деятельность предполагает определение конкретного лица, в отношении которого она осуществляется. Как правило, соответствующее лицо именуется подозреваемым.

Согласно действующего УПК, подозреваемый превратился в основного участника предварительного расследования, в центральную фигуру, вокруг которой складываются основные процессуальные правоотношения данной стадии. Особенно это характерно для такой формы расследования, как дознание. Развитие принципов равноправия сторон и состязательности требуют переосмысления прежних представлений, о статусе подозреваемого, его содержании и месте, занимаемом подозреваемым среди других участников уголовного процесса См.: Гаврилов Б. Я. Правовое регулирование защиты конституционных прав и свобод участников уголовного судопроизводства // Автореф. дис…д-ра. юрид.наук. М, 2004. С. 3..

Закрепление в УПК нового принципа назначения уголовного судопроизводства (ст. 6) однозначно нацелено на стремление к установлению сбалансированности прав и законных интересов сторон, что также оказывает заметное влияние на современное содержание процессуального статуса подозреваемого. Это требует корректирования устоявшейся тенденции, на гиперболизацию прав подозреваемого и обвиняемого в пользу их разумного сочетания с интересами других участников процесса и правосудия в целом.

8 стр., 3517 слов

Конвенция о защите прав человека и основных свобод

... в настоящей Конвенции в отношении указанных прав и свобод, не должны применяться для иных целей, нежели те, для которых они были предусмотрены. “Европейский суд по правам человека” Статья 19. ... разбирательство. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный ...

Степень научной разработанности темы. Проблемами реализации и защиты правового положения личности в уголовном судопроизводстве в различных аспектах их проявления занимались ученые-правоведы: Н. С. Алексеев, В. П. Божьев, В. Л. Будников, В. В. Выдря, Т. Н. Добровольская, 3. 3. Зинатуллин, Л. Д. Кокорев, В. М. Корнуков, Н. И. Кулагин, А. М. Ларин, Е. Г. Мартынчик, Л. Д. Рахунов, В. М. Савицкий, М. С. Строгович, Ю. И. Стецовский, В. Т. Томин, В. С. Шадрин, С. П. Щерба, М. А. Шматов и др.

Целью курсового исследования является выяснение закономерностей формирования процессуального статуса подозреваемого, его правовой природы.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  • ? выяснить правовую природу и современное содержание элементов статуса подозреваемого;
  • ? определить понятие подозрения как основания появления в досудебном уголовном производстве процессуальной фигуры подозреваемого;

— ? проанализировать основные закономерности оказания влияния, на содержание процессуального статуса подозреваемого относительно новых для досудебного уголовного производства принципов состязательности сторон и назначения уголовного судопроизводства, аспекты их взаимодействия с принципом обеспечения защиты подозреваемого.

Объектом курсового исследования явились уголовно-процессуальные правовые отношения, влияющие на формирование основ и содержание статуса подозреваемого, особенности их юридической природы и регламентации.

Предметом курсового исследования являются уголовно-процессуальные нормы, определяющие содержание статуса подозреваемого, практика их применения и теоретические разработки соответствующей направленности.

Методологическую основу курсового исследования определяют общенаучный диалектический метод как всеобщий метод познания. В процессе работы применялись общенаучные методы: сравнительно-правовой, конкретно-социологический, историко-правовой, статистический, логический и др.

В курсового исследования использованы положения Конституции России, международно-правовые документы, постановления Конституционного Суда и Пленума Верховного Суда России, уголовно-процессуальное и уголовное законодательство России, ведомственные нормативные акты.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, включающих пять параграфов, заключения, списка использованной литературы.

Процессуальная фигура подозреваемого всегда представляла интерес с научной и практической точки зрения, как в мировой практике уголовного процесса, так и в России, где становление данного субъекта было весьма длительным и сложным.

Исторически подозреваемый как участник уголовного процесса появился в XIX в., когда в Указе, изданном императором Александром II 8 июня 1860 г., «Об учреждении судебных следователей» был закреплен перечень оснований, в соответствии с которыми лицо могло быть признано таковым. Подозреваемым считалось лицо, «захваченное на месте совершения преступления; когда преступление совершено явно и гласно; в случае, если очевидцы преступления прямо укажут на лицо, совершившее преступление; в случае обнаружения на подозреваемом или в его жилище очевидных следов преступления или вещественных доказательств; в случае, если подозреваемый совершил покушение на побег или был пойман после побега». Вышеупомянутый Указ отличался явной прогрессивностью своего правового содержания. Действующая в настоящее время ст. 91 УПК РФ, в качестве оснований задержания подозреваемого предусматривает аналогичные положения. Необходимо отметить, что предпосылки становления подозреваемого существовали и ранее, но четкого понятия и отграничения от статуса обвиняемого не происходило. В результате судебной реформы 1861 г. правовое положение подозреваемого все более тщательно регламентировалось. В целях защиты от произвольного задержания следователям предоставлялось право контроля за законностью задержаний. В качестве дополнительной меры пресечения был введен домашний арест, а отсутствие у подозреваемого постоянного места жительства стало дополнительным основанием его задержания.

14 стр., 6862 слов

Процессуальное положение защитника в уголовном процессе

... ­менение ее ст. 48 породило еще одно основание обязательного участия защитника в уголовном процессе — наличие просьбы обвиняемого, подозреваемого о назначении ему адвоката. По просьбе подозреваемого, обвиняемого участие защитника обеспечивается также дознавателем, следователем, прокурором или ...

В советский период развития уголовного процесса изначально подозреваемый представлял собой самостоятельного участника процесса. Подозреваемый мог быть задержан рабоче-крестьянской милицией. При его задержании составлялся протокол с обозначением места, дня, часа и основания применения этой меры. УПК РСФСР 1922 г. не устанавливал, каким образом должно оформляться появление подозреваемого в уголовном процессе, не регламентировал порядок его допроса, не определял его прав при производстве следственных действий. В связи, с чем весьма трудно было отделить подозреваемого от свидетеля и обвиняемого. Свидетели и обвиняемые, зачастую, находились необоснованно в статусе подозреваемого, что приводило к лишению их процессуальных прав, предоставляемых данным субъектам уголовного процесса. Сманов К.Д. Процессуальное положение подозреваемого, потерпевшего и обвиняемого в советском уголовном процессе. — Фрунзе, 1971. — С. 8. Однако УПК РСФСР 1922 и 1923 гг. все же закрепляли процессуальный порядок, сроки, основания задержания подозреваемого, право на участие в дознании, в некоторых случаях — в следствии. Подозреваемый не обладал достаточными правами и обязанностями в уголовном процессе, а поскольку до предъявления обвинения (которое предъявлялось обычно в самом конце расследования) лицо подвергалось допросу, это значительно ущемляло его права в силу отсутствия времени и возможности для какой-либо защиты от обвинения на стадии предварительного расследования. Зайцев О.А., Смирнов П.А. Подозреваемый в уголовном процессе. — М., 2005. — С. 15.

Мнения советских ученых, по поводу процессуального положения подозреваемого были различными. Так, И. Байрон считал, что допрос лиц в качестве подозреваемых — недопустим, С.А. Голунский утверждал, что подозреваемый может существовать и быть допрошенным только при задержании и применении к нему меры пресечения Звездина Е.И. Исторические и процессуальные аспекты развития института подозреваемого // Право и политика. 2007. № 5. с. 13. Е.О. Житков предлагал подозреваемого заменить лицом, дающим объяснения. Н. Кондратенко опровергал возможность появления нового процессуального участника взамен подозреваемого и отмечал, что практика применения допроса к лицу до предъявления обвинения верна. Сманов К.Д. Процессуальное положение подозреваемого, потерпевшего и обвиняемого в советском уголовном процессе. — Фрунзе, 1971. — С. 9.

17 стр., 8032 слов

Тактика проведения отдельных видов задержания подозреваемого лица

... деятельности лица, с другой – для обеспечения производства по уголовному делу. В то же время цель любого следственного действия заключается в собирании доказательств. Задержание подозреваемого ... захвате). 9. По временному фактору (в зависимости от подготовки к проведению операции): задержание без подготовки; задержание с кратковременной подготовкой; задержание с тщательной подготовкой (то есть ...

Неустойчивое и неурегулированное положение подозреваемого в уголовном процессе привело к многочисленным нарушениям прав и свобод лица, вовлеченного в орбиту уголовного судопроизводства. В связи с этим Генеральный Прокурор СССР издал Циркуляр от 5 июня 1937 г. N 41/26 «О повышении качества расследования». Данным Циркуляром понятие подозреваемый исчезло из уголовного процесса. Отныне не допускалось при допросе именовать лицо «подозреваемым». Таким образом, проблема правового положения подозреваемого не была устранена, а был исключен лишь термин.

Многие ученые, такие, как М.С. Строгович, А.Я. Вышинский, М.А. Чельцов, Д.С. Карев, В.З. Лукашевич, и др. утверждали, что исключать подозреваемого из уголовного процесса неверно. Но были и сторонники исключения подозреваемого в уголовном процессе (Г.Р. Гольст) Уголовный процесс: Учеб. / отв. ред. А. В. Гриненко. — 2-е изд., перераб. — М.: Норма, 2009. — 18 с..

Принятие Основ уголовного судопроизводства 1958 г. разрешило существовавшую проблему: подозреваемый был признан участником процесса. Статьи 32 и 33 устанавливали, что подозреваемым является лицо: задержанное по подозрению в совершении преступления; при избрании в отношении лица меры пресечения до предъявления обвинения. Союзные республики в своих Кодексах также закрепили подобные определения подозреваемого. Например, УПК Народной Республики Болгария определял, что подозреваемый — лицо, в отношении которого вынесено постановление о предъявлении обвинения, т.е. подозреваемый — это обвиняемый на предварительном следствии.

После принятия Основ уголовного законодательства 1958 г. ученые высказывались как за представления подозреваемого в свете норм, установленных Основами, так и против. Так, по мнению Э. Боровского, «подозреваемым в советском уголовном процессе является лицо, которое следователь или орган дознания в любой стадии расследования на основании собранных доказательств, указывающих на это лицо, как возможно совершившее преступление, но которых еще недостаточно для предъявления обвинения, в установленном законом порядке признает подозреваемым, и к которому в связи с этим применены меры процессуального принуждения или которое необходимо допросить по поводу его личного участия в совершении преступления. Подозреваемый имеет установленные законом права» Уголовный процесс: Учеб. / отв. ред. А. В. Гриненко. — 2-е изд., перераб. — М.: Норма, 2009. — 19 с.. Л.М. Корнеева утверждала, что для признания лица подозреваемым следователь должен вынести определенное процессуальное решение, коим является возбуждение уголовного дела См. Рагимов М.Г. Правовое положение подозреваемого в уголовном процессе Российской Федерации // Российский следователь. — 2008. — N 23 — с.28. К.Д. Сманов признавал данные определения неверными, чересчур расширенными, противоречащими действующему законодательству. «Если принять такое определение понятия подозреваемого, — утверждал он, — то в положение подозреваемого могут попадать лица вовсе не причастные к делу, и это повлечет серьезные нарушения социалистической законности». Сманов К.Д. Процессуальное положение подозреваемого, потерпевшего и обвиняемого в советском уголовном процессе. — Фрунзе, 1971. С. 10

4 стр., 1786 слов

Упп. 1. Понятие уголовного судопроизводства и его назначение ...

... требуют согласия руководителя следственного органа, например: решение о прекращении уголовного дела, обвинительное заключение , направление расследования, о производстве необходимых следственных действий, о принятии мер, обеспечивающих права участников процесса. Процессуальная самостоятельность ...

Несмотря на некоторые несовершенства формулировки понятия подозреваемого в уголовном процессе, Основы уголовного судопроизводства 1958 г. стали возрождением института подозреваемого, положив начало его реформированию и совершенствованию, дальнейшее развитие которого было осуществлено в УПК РСФСР 1960 г. «Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР» // Ведомости ВС РСФСР. — 1960. — N 40. — Ст. 592.

Позже, Федеральным законом от 20 марта 2001 г. N 26-ФЗ Федеральный закон от 20.03.2001 N 26-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией конвенции о защите прав человека и основных свобод» // Собрание законодательства РФ. — 2001. — N 13. — Ст. 1140. было внесено еще одно основание, при наличии которого лицо признается подозреваемым — возбуждение уголовного дела в отношении определенного лица в порядке, установленном законом. Кроме того, подозреваемый был наделен такими правами, как право знакомиться с протоколами следственных действий, задавать вопросы участнику очной ставки, собственноручно записывать свои показания и т.д. В дальнейшем, в процессе реформирования, объем прав подозреваемого продолжал расширяться, ему было предоставлено: право на защиту, право знать, в чем он подозревается; давать объяснения; представлять доказательства; заявлять ходатайства; знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, а также с материалами, направляемыми в суд в подтверждение законности и обоснованности применения к нему заключения под стражу в качестве меры пресечения; заявлять отводы и т.д.

В отношении периодизации становления института подозреваемого существует несколько точек зрения. Например, О.А. Зайцев, П.А. Смирнов выделяют три периода:

  • предпосылочный — принятие Екатериной II «Учреждения для управления губерний», где впервые фигурирует проблема лица, содержащего под стражей без предъявления обвинения, принятие Свода законов 1833 г., появление предпосылок подозреваемого при производстве предварительного следствия;
  • формальный — законодательное закрепление оснований привлечения лица, в качестве подозреваемого в Указе от 8 июня 1860 г. об «Учреждении судебных следователей», «Наказ судебным следователям», «Наказ полиции о производстве дознания по происшествиям, могущем заключать в себе преступление или проступок»;
  • качественных изменений — период введения в действие УПК РСФСР 1961 г. Зайцев О.А., Смирнов П.А. Подозреваемый в уголовном процессе. — М., 2005. С. 26..

Ю.Б. Чупилкин Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав подозреваемого в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2001. — С. 9 — 10. выделяет шесть основных этапов.

3 стр., 1142 слов

Подозреваемый и обвиняемый в уголовном процессе

... уголовного судопроизводства. Таким образом, вопрос о подозреваемом и обвиняемом в уголовном процессе имеет большое теоретическое и практическое значение. Этим и объясняется актуальность темы настоящей работы. Цель курсовой работы заключается в подробном изучении подозреваемого и обвиняемого как лиц, ...

Первый — зарождения и развития — был связан с принятием «Краткого изображения процессов и судебных тяжеб» 1715 г. и длился до 1801 г. Данный этап характерен тем, что только к лицу, находящемуся под подозрением в совершении преступления, с целью получения его показаний о совершенном преступлении применялись очистительная присяга, допрос с пристрастием и пытка. Основным способом получения доказательств являлась пытка.

Вторым этапом, по мнению Ю.Б. Чупилкина, следует считать период с 1801 г. по 1860 г. В это время пытка официально была отменена, и с принятием Свода законов законодательно закреплен вид приговора об оставлении в подозрении.

Третий этап — период с 1860 г. по 1937 г. Знаменуется он тем, что в законодательных актах о подозреваемом имеются уже упоминания как о лице, задержанном или в отношении которого избрана мера пресечения до предъявления обвинения. Все это время законодательство фактически не наделяет подозреваемого комплексом процессуальных прав.

Четвертый этап начинается с 1937 г. и длится по январь 1959 г. Характерен данный этап тем, что на предварительном следствии лицо, подозреваемое в совершении преступления, перестало именоваться подозреваемым, в связи с принятием Прокуратурой СССР Циркуляра N 41/26 от 5 июня 1937 г.

Пятый этап — с января 1959 г. по 1990 г. — примечателен тем, что подозреваемый в это время наделяется некоторыми процессуальными правами, дающими возможность защищаться от выдвинутого подозрения. Практически в это время подозреваемый становится полноправным субъектом уголовно-процессуальных отношений.

Шестой этап — с начала 90-х гг. по настоящее время — знаменуется расширением прав подозреваемого и доведением его статуса до мировых стандартов. Чупилкин Ю.Б. Гарантии прав подозреваемого в российском уголовном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — Краснодар, 2001- С. 9 — 10.

Несмотря на заметную эволюцию правового положения подозреваемого в уголовном процессе, на приобретение им прав, позволяющих стать полноценным субъектом уголовного судопроизводства, все же некоторые действующие законодательные положения, по нашему мнению, являются дискуссионными.

Необходимо, в первую очередь, обратить внимание на процессуальные документы, закрепляющие статус подозреваемого. В соответствии с п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК в качестве таковых признаются постановление о возбуждении против подозреваемого уголовного дела, протокол задержания, постановление о применении меры пресечения. В ФЗ от 6 июня 2007 г. Федеральный закон от 06.06.2007 N 90-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 2007. — N 24. — Ст. 2833. внесено еще одно основание признания лица подозреваемым — им является лицо, которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ. Данное основание этимологически является наиболее близким к понятию подозреваемого, но вряд ли его можно назвать удачным. Основная проблема заключается в природе данного акта. Все уголовно-процессуальные документы можно условно разделить на две группы: протоколы следственных и судебных действий, которые отражают содержание и результаты проведения процессуальных действий, а также являются важнейшими источниками доказательств; и процессуальные решения, принимаемые в форме постановления (п. 25 ст. 5 УПК РФ), определения (п. 23 ст. 5 УПК РФ), вердикта (п. 5 ст. 5 УПК РФ) и приговора (п. 28 ст. 5 УПК РФ), которые являются правоприменительными актами, содержащими ответы на правовые вопросы, возникающие при производстве по делу, и властные предписания о правовых действиях. Вандышев В.В. Уголовный процесс. Общая и Особенная части: учебник для юридических вузов и факультетов. — М.: Контракт, Волтерс Клувер, 2010. — С. 51. Ответа на вопрос, что же есть уведомление о подозрении в совершении преступления, законодатель не дает, к числу процессуальных решений его также не относит. Если исходить из того, что слово «уведомить» означает «сообщить кому-либо что-либо, довести до чьего-либо сведения», то можно сделать вывод о том, что вышеупомянутый акт не имеет правового значения как протокол или постановление, он лишь ставит в известность лицо о том, что оно находится под подозрением. Это подтверждается и тем, что при вручении копии уведомления составляется протокол с отметкой о вручении и с разъяснением прав, предусмотренных ст. 46 УПК РФ. Анализируя нормы УПК РФ, можно сделать вывод о том, что уведомление — это не самостоятельный процессуальный документ, а лишь средство, служащее способом доведения определенной информации, содержащейся в процессуальных документах.

26 стр., 12743 слов

Уголовное судопроизводство по делам несовершеннолетних

... мер пресечения к несовершеннолетним; изучить особенности судебного разбирательства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, особенности вынесения приговора; рассмотреть перспективы развития ювенального судопроизводства в России. Методологическая основа исследования. Выпускная квалификационная работа проводилась с ...

Кроме того, положения УПК РФ, регламентирующие порядок уведомления о подозрении, содержат и ряд иных противоречий. Во-первых, в п. 1 ч. 4 ст. 46 не указано право на получение копии уведомления о подозрении в преступлении, что, на наш взгляд, должно быть устранено, так как у подозреваемого есть такое право в соответствии со ст. 223.1 УПК РФ. Во-вторых, ст. 223.1 устанавливает возможность допроса лица по истечении лишь 3 суток с момента вручения копии уведомления. Исходя из того, что дача подозреваемым показаний является одним из способов реализации его конституционного права на защиту, на наш взгляд, следует этот срок сократить до 24 часов. Кроме того, появление подобного основания признания лица подозреваемым подчеркивает необходимость вынесения постановления о признании его таковым, поскольку для того, чтобы предъявить лицу уведомление о подозрении в совершении преступления, должностными лицами проводятся процессуальные действия проверки сообщения о преступлении, установления необходимых фактов. Таким образом, до предъявления уведомления лицо может быть вовлечено в орбиту уголовного судопроизводства, не ведая об этом.

Резюмируя все вышеизложенное, можно прийти к выводу о необходимости вынесения «самостоятельного» процессуального акта, признающего лицо подозреваемым. Таким актом могло бы стать постановление о признании лица подозреваемым, подобно признанию лица обвиняемым. С момента задержания лица до возбуждения уголовного дела могут осуществляться некоторые процессуальные действия, проведены проверки, в том числе и в отношении конкретных лиц, какими же правами они будут пользоваться, если они еще не подозреваемые и не обвиняемые и т.д. Кроме того, когда решается вопрос о применении меры пресечения, каким статусом будет пользоваться лицо, еще не признанное подозреваемым.

Если говорить об определении подозреваемого в уголовном процессе, необходимо отметить, что в УПК РФ отсутствует так называемый этимологический признак признания субъекта таковым — подозрение. К тому же перечисленные в п. 1 ст. 46 УПК основания признания подозреваемого таковым, являются узкими, формально юридическими. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс РФ. — СПб., 2004. — С. 131. Поскольку Конституционный Суд Постановлением от 27 июня 2000 г. N 11-П по делу о проверке конституционности положений ч. 1 ст. 47 и ч. 2 ст. 51 УПК РСФСР в связи с жалобой В.И. Маслова, установил, что понятие «подозреваемый» должно использоваться в широком смысле слова, там «где имеет место факт уголовного преследования» Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2000 N 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно — процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И. Маслова» // Вестник Конституционного Суда РФ. — 2000. — N 5., применение в отношении лица любых обвинительных действий, осуществляемых в целях его изобличения. Подобное широкое толкование дает право подозреваемому воспользоваться помощью защитника, не дожидаясь формального признания за ним этого статуса. Например, при задержании подозреваемый появляется не с момента составления протокола о задержании, а с момента фактического его лишения права передвигаться, следовательно, с этого момента он и пользуется правом на защиту. Однако время фактического задержания и время, указываемое в протоколе задержания, не совпадает, следовательно, нарушаются права подозреваемого. Весьма верным является мнение некоторых авторов Рудацкая Е.А. Обеспечение права подозреваемого на защиту при фактическом задержании // «Черные дыры» в российском законодательстве. — 2003. — N 4. — С. 1. относительно времени фактического задержания — «когда сотрудник милиции оденет на задержанного наручники» и должно отражаться в протоколе задержания вместе с представленным рапортом сотрудника милиции.

20 стр., 9596 слов

Особенности производства по делам в отношении несовершеннолетних

... правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила», 1985 г.). Несовершеннолетним в соответствии с данными нормами признается лицо, которому ко времени совершения преступления исполнилось четырнадцать, но не исполнилось восемнадцати лет. Правила производства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних нацелены ...

УПК РФ предоставляет право подозреваемому на дачу объяснений, показаний относительно выдвинутого подозрения, что, несомненно, является одним из важнейших способов защиты прав данного субъекта уголовного процесса. Подозреваемый должен быть допрошен в течение 24 часов с момента его фактического задержания в соответствии с требованиями ст. ст. 46, 189, 190 УПК РФ. Перед допросом ему предоставляется право свидания с защитником. Данное право было введено ФЗ от 24 июля 2002 г. Федеральный закон от 24.07.2002 N 98-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. — 2002. — N 30. — Ст. 3015. и было направлено на укрепление права на защиту подозреваемого. Необходимо отметить, что в УПК РФ отсутствуют нормы, регламентирующие порядок допроса подозреваемого, что имело место в ранее действующем УПК РСФСР (ст. 123).

«Обязательно должно быть указано, что перед началом допроса подозреваемому должны быть разъяснены его права, предусмотренные ч. 4 ст. 46 УПК, а также должно быть объявлено, в совершении какого преступления он подозревается, и об этом должна быть сделана отметка в протоколе его допроса, удостоверенная подписями подозреваемого и дознавателя или следователя». Быков В. Подозреваемый как участник уголовного судопроизводства со стороны защиты // Российская юстиция. — 2003. — N 3. — С. 87.

36 стр., 17670 слов

Особенности уголовной ответственности лиц, совершивших преступления ...

... или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних. Среди норм об уголовной ответственности несовершеннолетних следует различать: нормы, действующие в отношении лиц, не достигших совершеннолетия ко времени совершения преступления; нормы, действующие в отношении лиц, не достигших совершеннолетия ко ...

Участие защитника, при допросе подозреваемого является весьма важным с точки зрения допустимости доказательств, полученных при допросе, так как в случае дачи показаний в отсутствие защитника в дальнейшем в суде при допросе лицо может отказаться от них, не мотивируя подобный отказ, и суд признает подобные доказательства недопустимыми.

Таким образом, законодатель изначально придает формальный характер таким доказательствам, заранее устанавливая их силу. Кроме того, суд в данном случае не исследует данные доказательства на предмет их истинности. Однако вместе с тем подобное положение служит гарантией того, что доказательства, например полученные под физическим воздействием на подозреваемого, будут признаны недопустимыми. Как было ранее отмечено, п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК РФ предусматривает возможность иметь свидание с защитником наедине и конфиденциально, однако только до первого допроса. Представляется, что после первого допроса свидания могут проводиться и в присутствии должностных лиц, например следователя.

Нормативное закрепление понятия подозреваемого в российском уголовном процессе, связано с определением его места среди других участников уголовно-процессуальной деятельности и основаниями его появления в процессе. Из содержания ч. 1 ст. 46 УПК РФ следует, что подозреваемым является лицо:

1) в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ;

2) которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК РФ;

3) к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ.

Из анализа содержания приведенной нормы, возможен вывод о том, что понятие «подозреваемый» в ней является собирательным, поскольку оно охватывает три категории лиц. Основанием их деления на эти категории является период появления подозреваемого в уголовном деле. Это обстоятельство затрудняет возможность разобраться и уяснить окончательно, как и на какой стадии уголовного процесса в нем появляется подозреваемый. В этой конструкции «телега», как бы «становится впереди лошади». В ней упускается главный, исходный момент, выраженный в том, что само возникновение фигуры подозреваемого связывается не со сформировавшимся в отношении конкретного лица «подозрением», т.е. наличием каких-то фактических данных, позволяющим предполагать его причастность к преступлению, а с обстоятельствами, являющимися его следствием. Такими обстоятельствами как раз и выступают возбуждение дела в отношении лица, задержание лица либо применение к нему меры пресечения до предъявления обвинения. Законодатель же рассматривает эти обстоятельства в аспекте трех возможных оснований появлений подозреваемого. При этом, на законодательном уровне трудно определить, что же является истинной побудительной причиной возбуждения уголовного дела в отношении лица либо применения к нему меры пресечения до предъявления обвинения. Попытка выведения ее через поводы и основания к возбуждению дела или через основания применения мер пресечения, в силу их недостаточно четкой определенности, малоуспешна.

Механизм возникновения подозреваемого включает:

1. Возбуждение уголовного дела, т.е. участие в уголовном процессе заявителя, дознавателя, следователя, прокурора.

2. Собирание и оценку доказательств, наличие которых дает основания считать причастным к преступлению определенное лицо. Следователь не вправе принять решение о задержании (аресте), не располагая хотя бы минимумом достоверных доказательств соответствующего характера.

3. Признание следователем лица, подозреваемым и объявление ему о принятом решении.

4. Применение в отношении подозреваемого лица меры принуждения (ст. 91 УПК РФ) либо меры пресечения (ст. 100 УПК РФ).

Таким образом, данный механизм обязывает следователя на основе материалов уголовного дела признать лицо подозреваемым и сообщить ему об этом его правовом статусе (п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК).

Использование слова «признается» вместо «является» указывает на то, что момент появления подозреваемого находится за пределами уголовного дела. И.Л. Петрухин утверждает, что термин «является» обеспечивает правовой статус лицу с момента фактического задержания (захвата) независимо от того, признано оно подозреваемым или нет. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. — М.: Юристъ, 2009. — С. 180. По этой причине фактическое задержание (захват) следует признать не следственным, а иным процессуальным действием Назаров С. Задержание — «иное» процессуальное действие // Российская юстиция. — 2003. — N 7. — С. 48., проведение которого допускается и до возбуждения уголовного дела.

Подобный подход, как правило, не применяется к формированию понятия других участников уголовного судопроизводства. Так, например, потерпевшим признается физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации (ч. 1 ст. 42 УПК); частным обвинителем является лицо, подавшее заявление в суд по уголовному делу частного обвинения (ч. 1 ст. 43 УПК); гражданский ответчик — физическое или юридическое лицо, которое, в соответствии с ГК РФ, несет ответственность за вред, причиненный преступлением (ч. 1 ст. 54 УПК); свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела (ч. 1 ст. 56 УПК) и т.д. Практически во всех случаях в самой формулировке понятия имеется прямое законодательное указание на причину в соответствии с которой то или иное лицо можно признать по своему статусу участником уголовного процесса.

Даже из формулировки понятия обвиняемого (ч. 1 ст. 47 УПК), т.е. фигуры, родственной по своему статусу и назначению, фигуре подозреваемого, через уяснение обстоятельств, при которых возможно вынесение постановления о привлечении в качестве обвиняемого либо составление обвинительного акта, становится понятным, почему лицо следует считать обвиняемым. По отношению же к подозреваемому — это, чаще всего, затруднительно.

Таким образом, согласно действующему УПК РФ, точно также, как и при УПК РСФСР, понятие подозреваемого связывается с применением мер уголовно-процессуального принуждения и с проявлением такой его формы как возбуждение дела в отношении лица, т.е. с его вовлечением вовлечения в уголовное дело. При этом, причины, побудившие принять решение о применении названных мер, т.е. непосредственные основания, вызвавшие необходимость привлечения лица, в качестве подозреваемого, законодателем при формулировке его понятия как бы опускаются. Думается, что это обстоятельство не способствует надлежащей урегулированности статуса подозреваемого.

Возбуждение уголовного дела — это первоначальная стадия уголовного судопроизводства. В ней осуществляется деятельность органов уголовного преследования, в сферу, которой вовлекаются многие лица. Однако возбуждение дела как самостоятельная стадия уголовного процесса не может иметь развития во времени и пространстве. Поэтому в данный период недопустимо производство следственных действий, в особенности ограничивающих права и свободы участников уголовного процесса. Нет здесь места и принципу состязательности, поскольку закон не предусматривает участия потерпевшего и защитника. Здесь наиболее важна сама суть юридических действий, связанных с получением сообщения о преступлении и проявлением соответствующей активности правоохранительных органов. На момент подачи заявления, являющегося всего лишь поводом к возбуждению уголовного дела, уголовное судопроизводство только мыслится как таковое, которое, возможно, начнется, а потому у правоохранительных органов одна задача — проверить сообщение о совершенном или готовящемся преступлении и на основании этой проверки принять по нему одно из предусмотренных ст. 145 УПК РФ решений. Иной задачи перед правоохранителями уголовно-процессуальный закон и не ставит. На этой стадии не мыслится появление и потерпевшего.

Таким образом, требование об обеспечении безопасности потерпевшего на данной стадии не просто отходит на второй план, но и не предполагается даже. Действительно, как можно гарантировать права и безопасность потерпевшего от воздействия подозреваемого, когда самого потерпевшего и нет вовсе? Такое развитие возможно на последующей стадии уголовного процесса — стадии предварительного расследования.

По смыслу ст. 146 УПК в стадии возбуждения уголовного дела могут быть произведены такие следственные действия, как осмотр места происшествия, освидетельствование, экспертиза. В ряде случаев подозреваемое в совершении преступления лицо нередко подвергается фактическому задержанию именно в этой стадии. Но в таких случаях оно оказывается не в состоянии без профессиональной помощи уяснить правовые нюансы своего положения и избрать оптимальную линию поведения. «Поэтому уголовно-процессуальный закон, — отмечает А.В. Васильев, — должен содержать нормы, обеспечивающие в данной стадии уголовного процесса право подозреваемого на получение квалифицированной юридической помощи». Васильев А.В. Следственная тактика. — М.: Юрид. лит., 1976. — С. 12. В указанной стадии уголовного процесса такие нормы отсутствуют, так как подозреваемый не является участником данной стадии. Данный факт свидетельствует о неопределенности понятия подозреваемого, изложенного в п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ (лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело), как реально не существующего.

Раскрывая содержание данного понятия, Л.Н. Башкатов утверждает: «При всей разнородности решений о возбуждении уголовного дела в отношении определенного лица, о задержании и о применении заключения под стражу в качестве меры пресечения у них есть общее. В них впервые в материалах уголовного дела находит определенное документальное выражение возникшее в отношении лица подозрение (как предположение о причастности к преступлению)… Лица, в отношении которых имеются оперативно-розыскные или иные данные о причастности к преступлению, не признаются подозреваемыми, если они не задержаны или не арестованы или в отношении их не возбуждено уголовное дело. Не считаются подозреваемыми также лица, позволяющие их заподозрить в совершении преступления, но недостаточные для задержания и заключения под стражу». Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Петрухина. — М.: Проспект, 2002. — С. 89.

Его «появление» сопровождается вынесением (составлением) специальных процессуальных документов: а) постановления о возбуждении уголовного дела против конкретного лица (ч. 2 ст. 146 УПК); б) протокола задержания определенного лица (ч. 1 ст. 92); в) постановления об избрании меры пресечения подозреваемому до предъявления обвинения (ст. 100 УПК).

Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. — М.: Спарк, 2002. — С. 106 — 108.

Таким образом, в уголовно-процессуальной деятельности задержание лица по подозрению в совершении преступления разделялось на фактическое и юридическое. Подозреваемым как участником уголовного процесса лицо становилось со времени не фактического задержания, а юридического его оформления.

Таким образом, материальным основанием появления, в уголовном судопроизводстве подозреваемого являются доказательства, указывающие на возможную причастность лица к совершению преступления, а процессуальным — соответственно постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания лица, в качестве подозреваемого, постановление о применении меры пресечения или уведомление о подозрении в совершении преступления.

Кроме определения момента появления правосубъектности, учитывая то, что подозреваемый является кратковременной и исключительной фигурой, важным было бы определить обстоятельства, при которых лицо перестает быть таким участником.

Анализ действующих норм УПК РФ позволяет сделать вывод, что лицо утрачивает статус подозреваемого в следующих случаях:

1) при вынесении постановления о прекращении уголовного дела (ст. 24, 25, 213 УПК РФ);

2) при вынесении постановления о прекращении уголовного преследования (ст. 27, 28, 213, 439, 443 УПК РФ);

3) при вынесении постановления о привлечении его в качестве обвиняемого (ст. 171 УПК РФ) либо при составлении обвинительного акта (ст. 225 УПК РФ).

Однако наряду с указанными случаями некоторые ученые указывают на то, что момент прекращения нахождения лица, в качестве подозреваемого должен быть связан еще и с прекращением применения к нему задержания или какой-либо из мер пресечения, когда данные меры послужили основанием для признания лица подозреваемым. Навасардян В.Р. Право на защиту подозреваемого, обвиняемого и подсудимого в уголовном процессе. — Санкт-Петербург, 2000. — С. 27; Рыжаков А.П. Подозреваемый: понятие, права и обязанности. Научно-практическое руководство. — Ростов-на-Дону, 2006. — С. 46 — 49. Однако с данной позицией нельзя согласиться, так как прекращение осуществления задержания и применения меры пресечения в отношении, подозреваемого не исключают в дальнейшем возможности предъявления ему обвинения в совершении преступления. «Ограничение срока пребывания, в положении подозреваемого тремя, десятью или тринадцатью сутками способно в отдельных случаях превратиться в непреодолимую преграду на пути успешного осуществления задач уголовного судопроизводства». Бекешко С.П., Матвиенко Е.А. Подозреваемый в советском уголовном процессе. — Минск, 1969. — С. 40; Зайцев О.А., Смирнов П.А. Подозреваемый в уголовном процессе. — М., 2005. — С. 80 — 81.

Кроме того, истечение сроков задержания или применения мер пресечения без вынесения постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования как основания для снятия статуса подозреваемого с лица лишает его возможности реализовать в уголовном судопроизводстве право на реабилитацию. Это обусловлено тем, что орган уголовного преследования должен вынести обоснованное решение, признающее факт нарушения прав подозреваемого при применении в отношении его соответствующей меры принуждения.

В соответствии с действующим законодательством (гл. 18 УПК РФ) у подозреваемого появляется право на реабилитацию с момента наступления процессуального основания возникновения права на реабилитацию в конкретном процессуальном документе: постановлении о прекращении уголовного дела или уголовного преследования «по реабилитирующим основаниям».

Таким образом, нельзя отождествлять сроки нахождения подозреваемого в уголовном процессе со сроками применения в отношении его мер уголовно-процессуального принуждения, которыми он был вовлечен в процесс.

В отечественной теории уголовного процесса принципы уголовного судопроизводства чаще всего традиционно определяются как важнейшие, руководящие правовые положения, пронизывающие всю уголовно-процессуальную деятельность и все уголовно-процессуальные отношения, характеризующие весь уголовный процесс в целом Уголовный процесс. Гельдибаев М.Х., Вандышев В.В. 3-е изд., перераб. и доп. — М.: 2012. С. 58. Иными словами, принципы это такие законоположения, которые реализуются на любой стадии уголовного судопроизводства. Видимо, исходя именно из этого, прежний УПК РСФСР 1960 года не называл состязательность в числе своих принципов, отводя ей роль одного из общих условий судебного разбирательства, наряду с гласностью, устностью и непосредственностью. Тем не менее, уже в те времена существовала авторитетная точка зрения о том, что состязательность все же следует рассматривать в качестве принципа уголовного процесса. Обусловливалось это тем, что в уголовном процессе главная, решающая стадия — судебное разбирательство, судебный процесс, в котором происходит непосредственное осуществление правосудия. Основная же задача стадии предварительного расследования — раскрыть преступление, собрать необходимые доказательства для того, чтобы суд в судебном разбирательстве мог правильно разрешить дело. Тем самым принцип состязательности как бы опосредованно проявлялся и в досудебном уголовном производстве Уголовно-процессуальное право Российской Федерации. Отв. ред. Лупинская П.А. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма, 2009. С. 157.

Одним из несомненных позитивных достижений действующего российского уголовно-процессуального законодательства, как представляется, является достаточно четкое определение в Гл. 2 УПК системы законоположений, прямо именуемых принципами уголовного судопроизводства. Одним из них, таких законоположений является «состязательность сторон», на основе которой, согласно ч. 1 ст. 15 УПК осуществляется уголовное судопроизводство. Хотя далее в этой статье говорится о том, что именно суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления, предоставленных им прав (ч. 3), а стороны равноправны перед судом (ч. 4), нет никаких сомнений, в том, что в силу взаимозависимости состязательности с принципом обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту, состязательность реализуется и в досудебном уголовном производстве.

Несмотря на некоторую парадоксальность ситуации, принцип обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту (ст. 16 УПК) возлагает на представителей стороны обвинения — прокурора, следователя, дознавателя — обязанность обеспечивать носителям функции защиты реализовывать все свои потенциальные возможности по противостоянию уголовному преследованию. Тем самым, состязательность в досудебном производстве, помимо суда обеспечивается также и должностными лицами и органами, осуществляющих это производство.

В то же время уголовно-процессуальный принцип состязательности сторон вытекает из конституционных принципов состязательности и равноправия сторон и входит в систему принципов уголовного судопроизводства, имея такие составляющие Уголовный процесс. Под ред. Радченко В.И. 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Юстицинформ, 2006. С. 45:

  • ? наличие независимого от сторон суда, поскольку справедливое состязание невозможно без нейтрального арбитра;
  • ? наличие двух противоположных сторон: обвинения (или уголовного преследования) и защиты;
  • ? наличие процессуального равноправия или равенства сторон, ибо состязание можно считать справедливым только тогда, когда стороны обладают равными возможностями для защиты своих законных интересов;
  • ? наличие спора или разногласий между сторонами, если их нет, состязания не может быть.

Таким образом, главным гарантом обеспечения состязательности сторон (в т.ч. и в досудебном уголовном производстве) является все-таки суд. В связи с этим, можно констатировать, что действующий УПК РФ в определенной мере создал необходимые законодательные предпосылки и механизмы обеспечения соответствующей функции суда на стадии предварительного расследования. К таковым, несомненно, можно отнести совокупность норм, образующих институт судебного обжалования решений и действий органов предварительного расследования и прокурора (ст.ст. 122, 123, 125, 126, ч. 1 ст. 127 УПК); полномочия суда, предусмотренные ч.ч. 2-4 ст. 29 УПК, и прежде всего — исключительные полномочия суда по принятию решений о возможности ограничения в ходе досудебного производства ряда (всего по 11 позициям) конституционных прав граждан (ч. 2 ст. 29 УПК).

К этим же механизмам следует отнести законоположения о возможности возвращения уголовного дела судом прокурору в случаях, предусмотренных ст. 237 УПК; об исключении из дела доказательств как недопустимых (ст. 235 УПК).

Другой важной составляющей блока гарантий обеспечения реализации принципа состязательности сторон в стадии предварительного расследования является совокупность субъективных прав подозреваемого и обвиняемого, что также определяется тесной взаимозависимостью принципов состязательности сторон и обеспечения подозреваемому и обвиняемому права на защиту. Новый УПК уточнил и конкретизировал нормы, определяющие статус участников судопроизводства, в т.ч. и участников, являющихся сторонами обвинения и защиты. Представители последней стороны наделены большим, чем ранее, объемом процессуальных прав, что позволяет в настоящее время утверждать о том, что состязательность на предварительном расследовании обеспечивается реально.

Теоретическая разработка прав и обязанностей подозреваемого и их законодательное закрепление позволят создать необходимые условия для достижения назначения уголовного судопроизводства.

Подозреваемый имеет право на защиту, которое он, как и обвиняемый, может осуществлять лично либо с помощью защитника и (или) законного представителя (ч. 1 ст. 16 УПК).

Дознаватель, следователь и прокурор обязаны разъяснить подозреваемому его права и обеспечить ему возможность защищаться всеми не запрещенными УПК способами и средствами (ч. 2 ст. 16 УПК).

Подозреваемый вправе (ч. 4 ст. 46 УПК):

1) знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела (ст. ст. 145, 146 УПК), либо копию протокола задержания (ч. 1 и ч. 2 ст. 92 УПК), либо копию постановления о применении к нему меры пресечения (ст. 101 УПК);

2) давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении него подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний (ст. 51 Конституции РФ; ч. 2 ст. 46, ч. 4 ст. 92, ст. ст. 189 — 190 УПК).

При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе и при последующем отказе от этих показателей, за исключением случая, предусмотренного п. 1 ч. 2 ст. 75 УПК (п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК);

3) пользоваться помощью защитника:

  • а) с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица (п. 2 ч. 3 ст. 49 УПК);
  • б) с момента фактического задержания (п. 15 ст. 5 УПК) лица, подозреваемого в совершении преступления, в случае, предусмотренном ст. 91 и ст. 92 УПК (т.е. при задержании лица по подозрению в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы, при наличии одного из оснований, указанных в ст. 91 УПК — см. пп. «а» п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК);
  • в) с момента фактического задержания (п. 15 ст. 5 УПК) лица, подозреваемого в совершении преступления, в случае применения к нему в соответствии со ст. 100 УПК меры пресечения в виде заключения под стражу (пп. «б» п. 3 ч. 3 ст. 49 УПК);
  • г) с момента объявления подозреваемому постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы (п. 4 ч. 3 ст. 49, ч. 3 ст. 195 УПК);
  • д) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (п. 5 ч. 3 ст. 49 УПК);

4) иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса (п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК).

При задержании лица по подозрению в совершении преступления (см. п. 11 ст. 5, ст. ст. 91 — 92 УПК) дознаватель, следователь до начала допроса обязаны обеспечить подозреваемому по его просьбе свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий, с участием подозреваемого продолжительность свидания свыше двух часов может быть ограничена дознавателем, следователем, прокурором с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника. В любом случае продолжительность свидания не может быть менее двух часов (см. ч. 4 ст. 92 УПК);