Права собственности и внешние эффекты

Курсовая работа

В основе любой экономической системы лежат отношения собственности. Собственность есть единство совокупности экономических и правовых отношений в обществе, в котором определяющее значение принадлежит экономической стороне, поскольку если собственность не приобретает форму экономической реализации, то она и не выступает объектом права.

Собственность становится таковой, когда на нее у субъектов рынка образуются определенные права. Так, права собственности — это разрешенные обществом отношения между людьми, которые возникают в связи с существованием благ и касаются их использования.

Права собственности влияют как на распределение ресурсов, так и на объем и условия обмена, на распределение и уровень дохода, на процессы ценообразования и внешние эффекты.

Актуальность темы исследования обусловлена особым местом, которое права собственности занимают в современной экономической системе. С развитием человеческого общества происходит переоценка сущности права собственности, их функций и роли, как в национальных экономиках, так и в мировой экономике.

Именно эти особенности и определяют актуальность исследования вопросов, связанных с взаимосвязью прав собственности и внешних эффектов.

Объектом исследования явились права собственности в рыночной системе.

Предметом исследования послужили социально-экономические отношения, складывающиеся между субъектами рынка по поводу владения, распоряжения и пользования собственностью и возникающих при этом внешних эффектов.

Цель написания работы — изучить взаимосвязь прав собственности и внешних эффектов.

Исходя из поставленной цели были решены следующие задачи:

1. Дать понятие прав собственности и определить их роль в современной экономической системе;

2. Определить понятие и виды внешних эффектов и проанализировать влияние на них прав собственности согласно теоремы Коуза;

3. Охарактеризовать области практического применения теоремы Коуза.

В основе исследования взаимосвязи и взаимозависимости прав собственности и внешних эффектов лежат работы зарубежных и отечественных экономистов: А. Пигу, П. Хейне, К. Менгера, Р.Коуза, А. Стиглера, С.Н. Ивашковского, Р.И. Капелюшникова, А. Олейника, А. Шаститко и др., а также статьи и публикации в прессе, посвященные теоретическому и практическому анализу рационального поведения субъектов рынка для минимизации внешних эффектов.

При проведении исследования использовались общенаучные методы: индуктивный и дедуктивный анализ, классификация и группировка, логический и исторический методы.

4 стр., 1677 слов

Понятие и источники права внешних сношений

Основными источниками права внешних сношений являются Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г., Венская конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального ...

Курсовая работа выполнена на 36 страницах машинописного текста, включая 3 раздела, 4 рисунка. Список использованных источников содержит 31 наименование.

1. Понятие и сущность прав собственности в экономической теории

Собственность — это общественное отношение. Без отношения других лиц к принадлежащей собственнику вещи как к чужой не было бы и отношения к ней самого собственника как к своей. Содержание собственности как общественного отношения раскрывается при посредстве тех связей и отношений, в которые собственник необходимо вступает с другими людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ.

Итак, собственность — это общественное отношение, которому присущи материальный субстрат и волевое содержание. Собственность — это имущественное отношение, причем в ряду имущественных отношений она занимает главенствующее место. Этого, однако, для характеристики собственности недостаточно.

Необходимо показать, в каких конкретных формах могут выражаться волевые акты собственника в отношении принадлежащей ему вещи. Разумеется, речь не идет о том, чтобы выстроить в ряд перечень таких актов. Это и невозможно, ибо в принципе собственник может совершать в отношении своей вещи все, что не запрещено законом либо не противоречит социальной природе собственности. Воля собственника в отношении принадлежащей ему вещи выражается во владении, пользовании и распоряжении ею. К ним, в конечном счете, сводятся конкретные акты собственника в отношении вещи.

Владение означает хозяйственное господство собственника над вещью. Во владении выражается статистика отношений собственности, закрепленность вещей за индивидами и коллективами. Пользование означает извлечение из вещи полезных свойств путем ее производительного и личного потребления.

Распоряжение означает совершение в отношении вещи актов, определяющих ее судьбу, вплоть до уничтожения вещи. Это и отчуждение вещи, и сдача ее внаем, и залог вещи, и многое другое. В пользовании и распоряжении выражается уже динамика отношений собственности.

С учетом сказанного конкретизируем определение собственности. Собственность — это отношение лица к принадлежащей ему вещи как к своей, которое выражается во владении, пользовании и распоряжении ею, а также в устранении вмешательства всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, на которую простирается власть собственника.[1, с.298]

В социально-экономической литературе, в том числе и юридической, широко распространено определение собственности как присвоения индивидом или коллективом средств и продуктов производства внутри и посредством определенной общественной формы или как самой общественной формы, посредством которой совершается присвоение. Определение собственности с помощью катег

ории присвоения восходит к работам К.Маркса, в которых категории собственности и присвоения действительно увязываются друг с другом. Особенно рельефно эта связь прослеживается во введении «К критике политической экономии»[4, с.164]. Такой подход к определению собственности в принципе возможен.

Следует, однако, учитывать, что понятие присвоения нуждается в конкретизации, а потому едва ли может быть использовано для раскрытия содержания собственности без определения его самого. К тому же в понятие присвоения исследователи, в том числе и К.Маркс, вкладывали различное содержание.

4 стр., 1661 слов

Глава 1. Собственность как экономическое явление

... инфляционного процесса в России. Раздел 1. Собственность как экономическое явление. Законы собственности и законы присвоения, Глава 1. Собственность как экономическое явление Собственность как экономическое отношение появляется еще на заре становления человеческого общества. Отношения собственности всегда были тем стержнем в ...

С этой точки зрения владение, пользование и распоряжение, как более конкретные экономические категории, обладают несомненными преимуществами по сравнению с предельно абстрактной категорией присвоения. Коэффициент полезного действия указанных категорий в определении собственности неизмеримо выше, чем категории присвоения.

Собственность как экономическая категория человеческому обществу на протяжении всей его истории, за исключением, пожалуй, тех начальных его этапов, когда человек еще не выделился из природы и удовлетворял свои потребности с помощью таких более простых способов присвоения, как владение и пользование.

Разумеется, на протяжении многовековой истории человечества собственность претерпевала существенные изменения, обусловленные, главным образом, развитием производительных сил, иногда довольно бурным, как, например, это имело место в период промышленной революции или имеет место сейчас в эпоху научно-технической революции.

Принято различать первобытно-общинный, рабовладельческий, феодально-крепостнический и капиталистический типы собственности. До недавнего времени в качестве особого выделяли также социалистический тип собственности, для чего, по-видимому, достаточных оснований не было. Ни в одной из стран мира, входивших некогда в социалистическое содружество, социализм на самом деле построен не был.

Непосредственные производители в этих странах по-прежнему подвергались эксплуатации, воссоединения средств производства с работниками производства в действительности не произошло. Тот тип собственности, который в условиях тоталитарного режима (иногда неприкрытого, но в ряде случаев завуалированного) в этих странах утвердился, причудливо сочетал в себе характерные черты, свойственные типам собственности как предшествующих эпох, так и ныне существующих.

Признание собственности особой и в то же время исторических изменчивой экономической категории при всех различиях в подходах к ней является господствующим как в политико-экономической, так и в юридической науке.

Есть на сей счет и другое мнение, представленное главным образом в трудах экономиста В.П. Шкредова. Он полагает, что речь о ней может идти только как о категории правовой [8, с.124]. Основанием для столь категорического вывода для автора послужило то, что собственность выражается во всей системе производственных отношений, а потому и вычленение ее как самостоятельной экономической категории, якобы, невозможно.

Проявление собственности во всей системе производственных отношений не вызывает сомнений. Однако именно поэтому оправдано вычленение собственности из этой системы и нельзя подменить сущность собственности внешними формами ее проявления.

Таким образом, собственность является как экономической, так и юридической категорией.

В современной экономической теории получило развитие целое направление экономического анализа, именуемое неоинституционализмом. Одной из наиболее известных теорий этого направления является экономическая теория прав собственности.

У истоков теории прав собственности стояли два известных американских экономиста — Р.Коуз, лауреат Нобелевской премии 1991 г., почетный профессор Чикагского университета и А.Алчиан, профессор Лос-Анджелесского университета. В дальнейшем в разработке и использовании этой теории принимали активное участие Й.Барцель, Г.Демсец, Д.Норт, Р.Познер и др.

5 стр., 2143 слов

Кафедра «Связи с общественностью, политология, психология и право» 2

... эта возможность превратилась в реальность и он стал обладателем субъективного гражданского права — права собственности на автомобиль. Объем правоспособности у всех граждан одинаков. Каждый из граждан ... это не значит, что это лицо в данный момент имеет автомобиль. Право собственности как субъективное право возникает у гражданина в результате определенных юридически значимых действий (юридических ...

Своеобразие подхода авторов этой, по их словам, «универсальной мета-теории» к трактовке собственности и ее использованию в качестве методологической и общетеоретической основы экономического анализа состоит в следующем.

Во-первых, в своих исследованиях они оперируют не привычным для нас понятием «собственность», а используют термин «право собственности». Не ресурс сам по себе является собственностью, а «пучок или доля прав по использованию ресурса — вот что составляет собственность»[3, с.71]

Полный «пучок прав» состоит из следующих 11 элементов:

1. Право владения, т.е. право исключительного физического контроля над благами;

2. Право использования, т.е. право применения полезных свойств благ для себя;

3. Право управления, т.е. право решать, кто и как будет обеспечивать использование благ;

4. Право на доход, т.е. право обладать результатами от использования благ;

5. Право суверена, т.е. право на отчуждение, потребление, изменение или уничтожение блага;

6. Право на безопасность, т.е. право на защиту от экспроприации благ и от вреда со стороны внешней среды;

7. Право на передачу благ в наследство;

8. Право на бессрочность обладания благом;

9. Запрет на использование способом, наносящим вред внешней среде;

10. Право на ответственность в виде взыскания, т.е. возможность взыскания блага в уплату долга;

11. Право на остаточный характер, т.е. право на существование процедур и институтов, обеспечивающих восстановление нарушенных правомочий.

Права собственности понимаются как санкционированные обществом (законами государства, административными распоряжениями, традициями, обычаями и т.д.) поведенческие отношения между людьми, которые возникают в связи с существованием благ и касаются их использования.

Эти отношения представляют нормы поведения по поводу благ, которые любое лицо должно соблюдать в своих взаимодействиях с другими людьми или же нести издержки из-за их несоблюдения. Иначе говоря, права собственности есть не что иное, как определенные «правила игры», принятые в обществе. «Права собственности — это права контролировать использование определенных ресурсов и распределять возникающие при этом затраты и выгоды. Именно права собственности — или то, что, по мнению людей, является соответствующими правилами игры, — определяют, каким именно образом в обществе осуществляются процессы предложения и спроса» [7, с.325]

Вторая отличительная черта теории права собственности заключается в том, что феномен собственности выводится в ней из проблемы относительной редкости, или ограниченности ресурсов: «Без какой-либо предпосылки редкостей бессмысленно говорить о собственности».

Правда, такой подход не является открытием вышеназванных авторов; впервые он был обоснован еще в 1871 г. австрийским экономистом К. Менгером в книге «Основания политической экономии».

Собственность, писал К. Менгер, своим конечным основанием имеет существование благ, количество которых меньше по сравнению с потребностями в них. Поэтому институт собственности является единственно возможным институтом разрешения проблем «несоразмерности между надобностью и доступным распоряжению количеством благ» [5, с.79].

5 стр., 2024 слов

Управление интеллектуальной собственностью

... — судебные издержки в случае непреднамеренного нарушения прав третьих лиц; — профессиональная ответственность патентных поверенных. Важнейшей задачей управления интеллектуальной собственностью являются сбор ... том числе международных; стоимостной оценке объектов интеллектуальной собственности и лицензионных соглашений. Таким образом, как минимум, патентно-лицензионная структура организации должна ...

Такое несоответствие ведет к тому, что центральным моментом отношений собственности становится их исключающий характер. Отношения собственности — это система исключений из доступа к материальным и нематериальным ресурсам.

Отсутствие исключений из доступа к ресурсам (т.е. свободный доступ к ним) означает, что они — ничьи, что они не принадлежат никому или что то же самое — всем. Такие ресурсы не составляют объекта собственности. По поводу их использования между людьми не возникают экономические, рыночные отношения.

С точки зрения авторов теории прав собственности, исключить других из свободного доступа к ресурсам означает специфицировать права собственности на них.

Смысл и цель спецификации состоит в том, чтобы создать условия для приобретения прав собственности теми, кто ценит их выше, кто способен извлечь из них большую пользу.

«Если права на совершение определенных действий могут быть куплены и проданы, — пишет Р.Коуз, — их в конце концов приобретают те, кто выше ценит даруемые ими возможности производства или развлечения. В этом процессе права будут приобретены, подразделены и скомбинированы таким образом, чтобы допускаемая ими деятельность приносила доход, имеющий наивысшую рыночную ценность» [2, с.14].

Таким образом, основная задача спецификации, т.е. четкой определенности прав собственности, заключается в изменении поведения хозяйствующих субъектов таким образом, чтобы они принимали наиболее эффективные решения.

Ведь только на собственника падают в конечном счете все положительные и отрицательные результаты осуществляемой им деятельности. Он поэтому оказывается заинтересованным в максимально полном их учете при принятии решений.

Чем определеннее права собственности, тем сильнее стимул у хозяйствующего субъекта учитывать те выгоды или тот ущерб, которые его решения приносят другому лицу. Именно поэтому в процессе обмена прав собственности на те или иные блага будут переданы тому экономическому агенту, для кого они представляют наивысшую ценность.

Тем самым обеспечивается эффективное распределение ресурсов, поскольку в ходе обмена они перемещаются от менее производительного к более производительному использованию, от лиц, менее их ценящих — к лицам, ценящим их больше.

В хозяйственной деятельности людей известны два основных правовых режима: частной собственности и государственной собственности, а также смешанные (на основе этих двух) правовые режимы.

Право частной собственности означает, что отдельное физическое или юридическое лицо обладает всем «пучком» из 11 прав собственности или, по образному выражению американского экономиста П.Хейне, некоторыми «травинками» из этого пучка.[7, с.321]

Например, вы можете обладать 1-4 из перечисленных прав, но не обладать остальными правами. Комбинации этих прав с учетом того, что ими обладают различные физические и юридические лица могут быть весьма разнообразными. Поэтому можно говорить о разнообразии форм частной собственности.

4 стр., 1745 слов

Развитие теории прав собственности. Пучок прав собственности

... и произошел тот качественный скачок в развитии западного мира, что позволил ему занять ведущее место во всемирной истории. В итоге, «теорию прав собственности» можно рассматривать как весьма ... и не ведет к снижению издержек на собственность и повышение экономической отдачи. В итоге – по принципу «экономики прав собственности» - общественная собственность явно проигрывает частной. Именно ...

Право государственной собственности означает, что всем «пучком трав» или различными его компонентами обладает исключительно государство, причем, чем в большей степени все 11 прав на подавляющую массу ограниченных ресурсов реализуются государством, тем в большей степени такая система хозяйствования претендует на звание иерархии.

экономический право собственность коуз

2. Внешние эффекты

2.1 Понятие и виды внешних эффектов

Рыночный механизм в целом эффективно распределяет ограниченные ресурсы. Однако рынок — это механизм, базирующий свою деятельность на ценностных показателях, выраженных в деньгах.

Поэтому и эффективность распределения достигается лишь в том случае, если все эффекты (выгоды и издержки), порождаемые производством и потреблением того или иного блага, могут быть учтены рынком, т. е. получают свое отражение в цене.

Вместе с тем в ряде случаев рыночная система сталкивается с так называемыми внешними эффектами.

Внешние эффекты, экстерналии

Внешние эффекты делятся на отрицательные и положительные. Отрицательные эффекты связаны с издержками, положительные — с выгодами для третьих лиц.

Таким образом, внешние эффекты показывают разность между социальными издержками (выгодами) и частными издержками (выгодами):

MSC = МРС + МЕС,

где MSC — предельные общественные издержки (marginal social cost); МРС -предельные частные издержки (marginal private cost); МЕС — предельные внешние издержки (marginal external cost).

Отрицательный внешний эффект

Покажем это на примере. Целлюлозно-бумажный комбинат осуществляет сброс недостаточно хорошо очищенной воды в реку. Допустим, что сброс сточной воды пропорционален объему производства. Это означает, что по мере роста производства растет объем загрязнения окружающей среды.

Поскольку целлюлозно-бумажный комбинат не осуществляет полной очистки воды, его предельные частные издержки оказываются ниже предельных общественных издержек, так как не включают расходы на создание дополнительной системы очистных сооружений. Это приводит к тому, что количество выпускаемой продукции превышает эффективный объем выпуска (рис 1).

Без очистных сооружений количество выпускаемой продукции составляет Q1 тонн бумаги при цене Р1. Рыночное равновесие устанавливается в точке е1, в которой предложение, равное предельным частным издержкам МРС, пересекается с кривой спроса, равной предельны общественным выгодам MSB, т. е. МРС = MSB.

Между тем предельные социальные издержки равны сумме, предельных частных издержек плюс предельные внешние издержки. Следовательно, если бы удалось превратить внешние издержки во внутренние, эффективный объем выпуска сократился бы до Q2 при росте цены до Р2. В точке Е2 предельные общественные выгоды равнялись бы предельным общественным издержкам MSB = MSC.

Обратим внимание на то, что и в точке Е2 не устраняются полностью последствия загрязнения окружающей среды (ведь в нашем случае выпуск сточных вод пропорционален объему производства, а объем производства целлюлозно-бумажного комбината в точке Q2 отнюдь не равен нулю).

7 стр., 3334 слов

Парадокс коуза и способы его разрешения

... спецификации прав собственности; Транзакционные издержки, при любых равных процессах, равны нулю. От начала публикации работа Коуза о теории фирмы и трансакционных издержках, завоевала признание и значимость, и при ... к собственнику, предлагающему за него большую цену при наиболее эффективном его использовании». Системы ценообразования, включающая ответственность за ущерб от отрицательных внешних ...

Однако ущерб от загрязнения существенно уменьшается.

Рисунок 1 — Отрицательный внешний эффект

Площадь треугольника АЕ1Е2 показывает потери эффективности, связанные с тем, что предельные частные издержки оказались ниже предельных социальных издержек. Таким образом, при наличии отрицательного внешнего эффекта экономическое благо продается и покупается в большем по сравнению с эффективным объеме , т. е. имеет место перепроизводство товаров и услуг с отрицательными внешними эффектами.

Положительный внешний эффект

MSB = МРВ + МЕВ,

где MSB — предельные общественные выгоды (marginal social benefit); МРВ — предельные частные выгоды (marginal private benefit); МЕВ — предельные внешние выгоды (marginal external benefit).

Развитие образования дает прекрасный пример достижения положительного внешнего эффекта. В обществе каждый его член выигрывает от того, что сограждане получают хорошее образование. Однако каждый из нас, принимая решение о получении образования, вряд ли задумывается о тех выгодах, которые получает общество в целом. Принимая решение, рациональный потребитель соотносит затраты, связанные с получением хорошего образования, и те выгоды, которые могут быть в результате этого получены. Неудивительно, что инвестиции в человеческий капитал могут быть ниже оптимальных для общества (рис. 2).

Рыночное равновесие Е1 устанавливается в точке пересечения предельных частных выгод и предельных социальных издержек: МРВ = MSC.

Рисунок 2 — Положительный внешний эффект

Между тем предельные социальные выгоды больше предельных частных выгод на величину предельных внешних выгод. Поэтому эффективное для общества равновесие достигалось бы в точке пересечения предельных социальных выгод и издержек, т. е. в точке Е2. Эффективность увеличивается на площадь треугольника АЕ1Е2. Таким образом, при наличии положительного внешнего эффекта экономическое благо продается и покупается в меньшем по сравнению с эффективным объёме, т. е. имеет место недопроизводство товаров и услуг с положительными внешними эффектами.

Для ответа на вопрос о возможности устранения или по крайней мере минимизации внешних эффектов в рыночном хозяйстве необходимо вновь вернуться к категории прав собственности.

2.2 Роль государства в регулировании внешних эффектов

Для того чтобы сократить перепроизводство товаров и услуг с отрицательными внешними эффектами и восполнить недопроизводство товаров и услуг с положительными внешними эффектами, необходимо трансформировать внешние эффекты во внутренние. Трансформация внешних эффектов во внутренние (internalization of an externality) может быть достигнута путем приближения предельных частных издержек (и соответственно выгод) к предельным социальным издержкам (выгодам).

А.С. Пигу в качестве решения данной проблемы предложил использовать корректирующие налоги и субсидии.

Корректирующий налог (corrective tax) — это налог на выпуск экономических благ, характеризующихся отрицательными внешними эффектами, который повышает предельные частные издержки до уровня предельных общественных. В нашем примере с целлюлозно-бумажным комбинатом налог (tax-T), равный предельным внешним издержкам Т = МЕC, мог бы приблизить рыночное равновесие к эффективному:

2 стр., 902 слов

Собственность и права собственности РК

... — в субъективном смысле, или о субъективном праве собственности ... 2.2 Содержание права собственности Содержание права собственности составляют принадлежащие собственнику правомочия по владению, пользованию ... призвана обслуживать исключительно их интересы. Право частной собственности охраняется законом (ст.26 п.2 Конституции РК). Государственная собственность призвана обеспечивать интересы больших ...

MSB = MSC.

Корректирующая субсидия (corrective subsidy) — это субсидия производителям или потребителям экономических благ, характеризующихся положительными внешними эффектами, которая позволяет приблизить предельные частные выгоды к предельным общественным.

В случае с обучением корректирующая субсидия, равная предельным внешним выгодам (S = МЕВ), могла быть предоставлена студентам, что повысило бы их спрос на услуги образовательных учреждений до уровня, при котором MSB = MSC.

Корректирующие налоги и субсидии не могут решить полностью проблем, возникающих благодаря существованию внешних эффектов. Во-первых, в реальной практике довольно трудно точно исчислить предельные издержки и выгоды. Во-вторых, размеры ущерба определяются в ходе юридических и политических дискуссий весьма приблизительно. И, наконец, отнюдь не последнюю роль играет то обстоятельство, что корректирующие налоги, которые платят производители благ, характеризующихся отрицательными внешними эффектами, не всегда достигают поставленной цели. Все это предопределило критику корректирующих налогов и субсидий и попытки нахождения принципиально новых путей решения проблемы.

2.3 Теорема Коуза о влиянии содержания прав собственности на внешние эффекты

Доказательству влияния содержания и распределения прав собственности как на распределение ресурсов, так и на объем и условия обмена, на распределение и уровень дохода, на процессы ценообразования и внешние эффекты посвящена так называемая теорема Коуза. Эта теорема была сформулирована Р. Коузом в статье «Проблемы социальных издержек», опубликованной в I960 г., и сейчас признана на Западе одним из наиболее важных достижений экономической мысли послевоенного периода.

Теорема Коуза посвящена проблеме экстернальных (внешних) эффектов и доказательству того, как их можно трансформировать с помощью распределения прав собственности во внутренние издержки участников рыночного процесса. Заметим, что изучение этих эффектов экономической теорией началось с А. Пигу, крупного английского экономиста, представителя кембриджской школы. Он показал, что в устранении социально значимых внешних эффектов рыночная система обнаруживает свои «провалы», или «фиаско», поскольку данные эффекты, как отмечалось ранее, не имеют денежной меры оценки. Для разрешения конфликтов, вызываемых экстерналиями, им была предложена необходимость государственного вмешательства и обоснован специальный налог на тех, кто порождает внешние эффекты, названный в науке «налогом Питу». В практической деятельности рекомендации А. Пигу получили широкое распространение, однако их использование не всегда дает однозначные положительные результаты.

Ошибочность теоретического подхода А. Пигу и была доказана Р. Коузом.

Р. Коуз исходил из того, что рассматриваемая проблема носит обоюдоострый или, как он говорит, “взаимообязывающий” характер: “При избегании ущерба для В мы навлекаем ущерб на А. Действительный вопрос, который нужно решить, это — следует ли позволить А наносить ущерб В или нужно разрешить В наносить ущерб А. Проблема в том, чтобы избежать более серьезного ущерба” [2, с.56].

8 стр., 3587 слов

Контрольная работа: Теория трансакционных издержек и прав собственности

... действуют в мире высоких трансакционных издержек, плохо определенных прав собственности и ненадежных контрактов, в мире, полном риска и неопределенности. Н овая ... трансакционных издержек (Р. Коуз, О. Уильямсон), пони­маются все издержки, возникающие при совершении сделки. Новая экономическая история (Д. Норт) возникла в результате применения теории трансакционных издержек и теории прав собственности ...

Ответ не очевиден до тех пор, пока не удалось определить ценность того, что мы в результате этого приобрели, и ценность того, чем пришлось ради этого пожертвовать. Таким образом, решение, предложенное A.C.Пигу, не использует концепцию альтернативных издержек и подходит к факторам как к вещественным, а не правовым явлениям.

Анализ проблемы социальных издержек привел Коуза к выводу, который Дж. Стиглер назвал “теоремой Коуза” (Coasе theorem).

Суть ее заключается в том, что, если права собственности всех сторон, тщательно определены, а трансакционные издержки равны пулю, конечный результат (максимизирующий ценность производства) не зависит от изменений в распределении прав собственности (если отвлечься от эффекта дохода).

Эту же мысль Дж. Сгиглер выразил следующим образом: “…в условиях совершенной конкуренции частные и социальные издержки равны”.

Сравнение системы ценообразования, включающей ответствнность за ущерб от отрицательных внешних эффектов, с системой ценообразования, когда такой ответственности нет, привело Р. Коуза к парадоксальному на первый взгляд выводу о том, что если участники могут договориться сами, и издержки таких переговоров ничтожно малы (трансакционные издержки равны нулю), то в обоих случаях в условиях совершенной конкуренции достигается максимально возможная ценность производства.

Р.Коуз приводит следующий пример. По соседству расположены земледельческая ферма и скотоводческое ранчо: земледелец выращивает пшеницу, а скотовод разводит скот, который время от времени стравливает посевы на соседних землях. Налицо экстернальный эффект. Однако, как показывает Р. Коуз, эта проблема может быть yспешно решена без участия государства. Если скотовод несет ответственность за ущерб, возможны два варианта: “либо скотовод уплатит фермеру за необработку земли, либо он решит сам арендовать землю, заплатив фермеру за необработку земли чуть больше, чем платит сам фермер (если фермер сам арендует ферму), но конечный результат будет тем же и будет означать максимизацию ценности производства”[2].

Если нет ответственности за ущерб, размещение ресурсов оказывается таким же, как и раньше. Различие состоит лишь в том, что теперь платежи будет осуществлять фермер. Однако “конечный результат (который максимизирует ценность производства) не зависит от правовой позиции, если предполагается, что ценовая система работает без издержек”. При нулевых трансакционных издержках и у фермера, и у скотовода будут экономические стимулы увеличения ценности производства, так как каждый из них получит свою долю в приросте дохода. Однако при учете трансакционных издержек желаемый результат может быть и не достигнут. Дело в том, что высокая стоимость получения необходимой информации, ведения переговоров и судебных дел может превысить возможные выгоды от заключения сделки. К тому же при оценке ущерба не исключены значительные различия потребительских предпочтений (например, один оценивает тот же самый ущерб гораздо больше, чем другой).

Чтобы учесть эти различия, в формулировку теоремы Коуза позднее была введена оговорка относительно эффекта дохода.

Экспериментальные исследования показали, что теорема Коуза верна для ограниченного числа участников сделки (двух-трех).

При возрастании численности участников резко увеличиваются трансакционные издержки и предпосылка о их нулевом значении перестает быть корректной.

Любопытно отметить, что теорема Коуза доказывает значение трансакционных издержек “от противного”. В реальной действительности они играют огромную роль и удивительно то, что неоклассическая экономическая теория до недавнего времени их совсем не замечала.

Итак, из теоремы Коуза следует несколько важных выводов:

обоюдоострый

экономический смысл прав

хоть кто-то владел

В-четвертых, даже тогда, когда трансакционные издержки велики и распределение прав собственности влияет на эффективность производства, государственное регулирование необязательно представляет наилучший выход из положения. Нужно еще доказать, что издержки государственного вмешательства будут меньше потерь, связанных с «провалами рынка». А это, по мнению Коуза, в высшей степени сомнительно.

Таким образом, своей теоремой Р. Коуз выявил сам механизм образования рынков: рынок заработает, как только будут разграничены права собственности и появится возможность для заключения сделок по обмену ими по взаимоприемлемым ценам. Как известно, именно Р. Коуз ввел представление о собственности как о пучке прав, которые могут покупаться и продаваться на рынке. В процессе обмена права собственности начнут переходить к тем, для кого они представляют наибольшую ценность — производственную или непосредственно потребительскую. Они, следовательно, будут приобретаться, подразделяться, комбинироваться и перегруппировываться таким образом, чтобы их использование в хозяйственной деятельности обеспечивало максимальный экономический выигрыш.

3. Практическое применение теоремы Коуза

3.1 Теорема Коуза и борьба с загрязнением окружающей среды

Теорема Коуза помогает выработать правильную стратегию в борьбе с загрязнением окружающей среды. Эффективная политика в области контроля за загрязнением окружающей среды — это такая политика, которая позволяет сбалансировать предельные общественные выгоды контроля с предельными общественными издержками, необходимыми для его проведения в жизнь.

Пересечение кривой предельных общественных выгод MSB с кривой предельных общественных издержек MSC позволяет определить эффективный для данного общества уровень вредных выбросов (рис. 3).

Дело в том, что по мере снижения процента загрязняющих окружающую среду выбросов предельные социальные затраты резко возрастают, поэтому каждый дополнительный процент снижения обходится все дороже и дороже.

Рисунок 3 — Определение эффективного уровня выбросов

Существуют три основных пути сокращения вредных выбросов в окружающую среду: 1) установление норм или стандартов по вредным выбросам; 2) введение платы за выбросы; 3) продажа временных разрешений на выбросы.

это установленные законом пределы концентрации вредных веществ в промьииленных отходах.

Такие стандарты приняты во многих странах. В США, например, за их выполнением следит Управление по охране окружающей среды. Превышение установленных правительственными органами стандартов влечет крупный штраф или уголовное наказание.

Практика установления стандартов имеет, однако, свои очевидные недостатки. Прежде всего, они разрешают в определенных пределах бесплатно сбрасывать вредные вещества.

При установлении единых для страны норм не учитываются разная степень остроты экологических проблем в разных регионах, а также существенные различия предельных частных издержек отдельных фирм. Поэтому затраты, связанные с достижением единого уровня загрязнения, могут приводить к значительным потерям отдельных фирм и общества в целом, так как игнорируются существующие в частном секторе сравнительные преимущества. И наконец, что особенно важно, стандарты не стимулируют производителей к снижению существующего уровня загрязнения.

Большей гибкостью обладает плата за выбросы. Плата за выбросы — это плата, взимаемая с фирмы за каждую единицу загрязняющих окружающую среду выбросов.

Такая система способствует сокращению общего объема вредных выбросов, о чем наглядно свидетельствует опыт применения ее в Германии. Однако полной уверенности в том, что стандарты загрязнения не будут нарушены, при такой системе нет.

Рисунок 4 Права на загрязнение окружающей среды: роль движения “зеленых”

В последнее время получают все более широкое применение новые методы борьбы с загрязнением окружающей среды. Среди них такая своеобразная форма, как продажа прав на загрязнение природной среды . Государство определяет объем вредных выбросов, допустимый в данной области, и продает его в форме лицензий с аукциона. Предположим, оно желает сократить объем вредных выбросов с 1500 до 1000 кг, тогда государство продает лицензий не 1500, а 1000 шт., каждая из которых дает право на выброс 1 кг (рис. 4).

Поскольку предложение абсолютно неэластично, равновесие установится в точке Е. В этом случае цена одной лицензии на право сброса 1 кг загрязняющего вещества в день будет равна 100 тыс. руб. Если местное общество партии защитников окружающей среды (“зеленых”) решит улучшить экологическую ситуацию в области, оно может купить часть лицензий с тем, чтобы изъять их из обращения. Если эта часть составит 100 лицензий, то цена одной лицензии повысится до 120 тыс. руб. Таким образом, продажа прав на загрязнение является гибким средством в борьбе за улучшение экологической ситуации в стране.[7]

3.2 Процесс приватизации в свете теоремы Коуза

Вопросам приватизации ресурсов, различным аспектам корпоративного управления посвящено такое число исследований, что охватить все источники вряд ли возможно. Немало экономической (и не только) литературы касается проблем приватизации и корпоративного управления в постсоветских и шире — постсоциалистических странах. Большое количество публикаций затрагивает теорему Коуза.

Однако совместный анализ упомянутых тем встречается достаточно редко. Из немногочисленных работ, посвященных рассмотрению процесса и последствий приватизации в свете теоремы Коуза, заслуживает внимания работа профессора Сорбонны В. Андреффа, который полагает, что продажа активов (стандартное акционирование) в ходе приватизации с неизбежностью приводят к созданию эффективных структур. Связь теоремы Коуза с процессом приватизации очевидна. Именно теорему Коуза чаще всего приводили реформаторы в России в качестве теоретического (идеологического) «прикрытия» для своих действий.

Но, верна ли теорема Коуза вообще и применительно к постсоциалистической приватизации в частности — таким вопросом задается Б.Ерзнкян. Известно, что Коуз ни разу не предложил точной формулировки своей теоремы, она стала достоянием экономической науки под названием «теоремы Коуза» лишь благодаря Дж. Стиглеру.

Можно предположить, что Коуз сознательно избегал точных формулировок, ибо, как справедливо указывает Р. Кутер, зачастую попытки точно сформулировать теорему Коуза опровергают ее 7 . Отказываясь от однозначного толкования теоремы Коуза, Кутер дает несколько наиболее распространенных ее интерпретаций:

  • «в аспекте свободного обмена» (с точки зрения эффективности не имеет значения, как первоначально распределяются законные права при условии, что можно свободно обмениваться ими);
  • «в аспекте трансакционных издержек» (с точки зрения эффективности не имеет значения, как первоначально распределяются законные права при условии, что трансакционные издержки обмена равны нулю);
  • «в аспекте несостоятельности рынка» (с точки зрения эффективности не имеет значения, как первоначально распределяются законные права при условии, что обмен ими происходит в условиях совершенно конкурентного рынка)».[12, с.321]

Все приведенные интерпретации теоремы Коуза имеют такие изъяны, что при попытке доказательства она с неизбежностью превращается либо в тавтологию, либо в ложное высказывание.

возможность

модальности

могут достичь эффективных результатов

Применительно к ситуации в переходных экономиках это выглядит так: «Правительства, нацеленные на создание рыночной экономики, должны прежде всего оформить эффективную юридическую систему, с помощью которой четко определяются права собственности, легко защищаемые и обмениваемые. Даже если правительство ошибется с первоначальным распределением прав собственности, согласно теореме Коуза, частные агенты исправят эту ошибку в процессе свободных обменов, заключая соответствующие частные контракты»[2, с.124].

Развивая этот тезис и указывая на ошибки, совершенные в ходе приватизации, Андрефф приходит к следующему выводу: «…Теорема Коуза не могла и не использовалась авторами программ приватизации в качестве единственного обоснования своих действий без дополнительного анализа и значительного числа уточнений»[1, с.124]. С таким выводом трудно не согласиться.

возможность

Зададимся теперь вопросом «применима ли теорема Коуза к постсоциалистической приватизации»? На него четкий ответ дает нобелевский лауреат Дж. Стиглиц, рассуждая о затруднениях и заблуждениях при экономических преобразованиях в переходных экономиках: «В основе некоторых из этих заблуждений была наивная вера в коузовы процессы — в то, что, как только права собственности будут распределены надлежащим образом, станут развиваться эффективные институциональные условия.

Такая вера игнорировала как общие теории, которые предполагали возможность существования неэффективного институционального равновесия по Нэшу, необязательность эффективности эволюционных процессов, так и проблематичную природу прав собственности» [9, с.114]. Главная задача приватизации, по Андреффу, «сводится к реорганизации производственных объединений, из которых складывалась прежняя социалистическая экономика, путем их дезинтеграции по вертикали и по горизонтали и такой последующей интеграции, которая минимизирует суммарные трансакционные издержки и управленческие затраты» [1, с.126].

3.2 Критика теоремы Коуза

Теорема Коуза — одно из положений экономической теории, вокруг которого в течение многих лет не утихают споры экономистов и представителей других общественных наук.

В значительной степени эти споры обусловлены возникавшими в ходе интерпретации идей Коуза недоразумениями, в числе которых, например, разная трактовка значения структуры рынка (а именно двусторонней монополии), эффекта дохода для определения условий окончательного размещения ресурсов как отвечающих или не отвечающих критерию Парето-оптимальности или максимизации ценности производства.

Отчасти это связано с крайне лаконичным изложением ключевых идей одним из создателей новой институциональной экономической теории, а также необходимостью некоторого уточнения соответствующих определений с учетом соотношения между базовыми категориями современной экономической теории. Однако одновременно существуют и теоретические проблемы, которые сопряжены как с различными формулировками теоремы Коуза, так и с ее следствиями.

Так, О. Красильников рассматривает взаимоотношения фермера и скотовода по поводу использования земли. При различном распределении прав собственности и различной предельной прибыльности скотоводства и фермерства пользователь земли должен платить ее собственнику. Например, если земля принадлежит скотоводу, предельная прибыль скотовода (за одну дополнительную корову) составляет 50 долл., а предельные убытки фермера (потерянная прибыль) от потравы урожая равны 60 долл., то оптимальное решение будет выглядеть так: фермер предложит скотоводу сумму от 50 до 60°долл. за отказ от выращивания дополнительной коровы. Так чем является этот платеж пользователя земли ее собственнику? Конечно же, земельной рентой, а она относится к трансформационным издержкам. А О. Красильников считает все возможные варианты платежей между фермером и скотоводом трансакционными издержками.

Отсюда главный аргумент критики теоремы Коуза: «Принимая за исходное условие равенство трансакционных издержек нулю, Р. Коуз тем не менее доказывает свою теорему с использованием этих самых издержек». Такое утверждение О. Красильникова ошибочно, отсюда и критика несостоятельна. Все перечисленные в его письме варианты платежей являются трансформационными издержками. Трансакционными в этой ситуации были бы издержки на ведение переговоров, заключение контракта, измерение нанесенного ущерба, судебные тяжбы и т.д.[6, с.101]

Кроме того, О. Красильников пишет о том, что «выводы Р. Коуза построены на жестком, я бы сказал, антагонистическом взаимодействии экономических субъектов (в частности, фермера и скотовода)… В то же время основная масса людей склонна к сотрудничеству, синергии, нежели к конфронтации… Тысячи голов скота ежедневно травят посевы и фермеры не препятствуют этому, частично по причине обыкновенной лени»[5, с.102]. По мысли автора заметки, правовые отношения, основанные на заключении и соблюдении контрактов, являются антагонистическими, нам же такие отношения кажутся наилучшей формой сотрудничества.

Неправовые же формы отношений, когда скотовод сознательно травит посевы, снижая свои издержки на корм, а фермер порет вилами коров, сокращая собственные издержки, являются наихудшей формой антагонизма. Ну, а идиллический рай, когда тысячи голов скота пасутся на посевах, не имеет никакого отношения к рынку, к экономике, к праву. Такое сотрудничество возможно только в экономике, господствовавшей в России на протяжении большей части XX века.

Третий аргумент критики О. Красильников формулирует так: «В долгосрочном периоде трансакционные издержки взаимодействующих экономических агентов выравниваются, и это не приводит к сколько-нибудь существенным изменениям (оптимизации) в размещении ресурсов»[5, с.103]. Долгосрочный период никогда не наступает, он всегда впереди.

Экономисты используют понятие «долгосрочный период» , чтобы показать тенденцию изменения текущей (краткосрочной) экономической ситуации. Любой текущий период есть окончание предшествующего долгосрочного периода. И если бы в долгосрочном периоде выравнивались трансакционные издержки, и, как утверждает О. Красильников, «в долгосрочном периоде предпринимательская прибыль выравнивается»[5, с.103], то в настоящее время все бы выровнялось. Но этого нет и быть не может. Любая тенденция разрушается вновь возникшими обстоятельствами.

Также неполной у Красильникова является и постановка вопроса о цене спроса и цене предложения (а точнее — предельных оценках) на рынке прав на ресурс, структура которого соответствует условиям двусторонней монополии.

Отметим, что соответствие цены спроса и предложения той или иной предельной оценке зависит от того, каким образом первоначально распределены права собственности, а равномерное распределение полезного эффекта — это лишь один из возможных вариантов, частных случаев. Причем распределение полезного эффекта не имеет в рассматриваемом примере отношения к распределению бремени трансакционных издержек между участниками обмена, на чем по не вполне понятным причинам настаивает О. Красильников.

Здесь действительно играет определенную роль эффект дохода, поскольку, несмотря на неизменное значение общей величины потенциального выигрыша (в данном случае она выступает в качестве критерия эффективности), его распределение осуществляется по-разному в зависимости от первоначального распределения прав собственности. В этой связи необходимо обратить внимание, что существует критерий Парето-оптимальности, который не требует соблюдения в той или иной форме условия сопоставимости абсолютных значений субъективных ценностей выигрыша.

Вот почему формулировка «теоремы Коуза» может звучать так: если трансакционные издержки равны нулю, то окончательное размещение ресурсов оптимально по Парето вне зависимости от первоначальной спецификации прав собственности. Модели, иллюстрирующие применение правила собственности и ответственности, показывают, что Парето-оптимальность вполне совместима с различными структурами производства и потребления.

Таким образом, по мнению Б.Малышева, А.Шаститко и некоторых других экономистов критика теоремы Р. Коуза несостоятельна и необходимо более глубокое и разностороннее изучение действия теоремы Коуза в современных условиях.

Заключение

Права собственности — санкционированные обществом (законами государства, административными распоряжениями, традициями, обычаями и т.д.) поведенческие отношения между людьми, которые возникают в связи с существованием благ и касаются их использования.

Эти отношения представляют нормы поведения по поводу благ, которые любое лицо должно соблюдать в своих взаимодействиях с другими людьми или же нести издержки из-за их несоблюдения. Иначе говоря, права собственности есть не что иное, как определенные «правила игры», принятые в обществе.

Наиболее разнообразное применение права собственности находят в рыночной экономической системе. Однако, в ряде случаев рыночная система сталкивается с так называемыми внешними эффектами.

Внешние эффекты или экстерналии — это издержки или выгоды от рыночных сделок, не получившие отражения в ценах. Они называются “внешними”, так как касаются не только участвующих в данной операции экономических агентов, но и третьих лиц. Возникают они в результате производства и потребления товаров и услуг.