Характеристика соотношения общества и права

Курсовая работа

Степень демократичности развитого государства пропорциональна состоянию правовой культуры общества, ключевыми параметрами которой являются уровень правового сознания, развитие демократических институтов, масштабы социально-правовой активности граждан.

В социальном государстве, к которому относится и Россия, содержание категории права в обществе приобретает особое значение, поскольку оно должно соответствовать новым свойствам государства. В связи с этим требует переосмысление само это понятие и подходы к его определению.

Предметом исследования является понятие права в обществе. При этом акцент делается на разнице между этим понятием и существенным свойством права, выражающемся в его способности регулировать общественные отношения. Право рассматривается как социальное явление, система правовых норм и регулятор общественных отношений. Такой подход определен применением гомеостаза как принципа и метода синергетики.

Объектом исследования в работе является общество как среда существования права. Соответственно, право понимается как общественный регулятор поведения.

Цель работы — характеристика соотношения общества и права. Данной цели отвечают исследовательские задачи:

  • Анализ соотношения общества и права в категориях теории права и государства.

.Характеристика права как разновидности общественного регулятора поведения.

.Определение социального назначения права.

Глава 1. Соотношение права и общества в теории государства и права

Теория права и государства рассматривает государство и общество как понятия по существу тождественные: государство есть то же самое общество, только организованное на определенных принципах. Организованное же общество, в свою очередь, и есть государство. Неорганизованное общество — это вообще не общество, а что угодно: толпа, население, некая механическая совокупность индивидов и т.п. Общество (любое) всегда организованно, и высшей формой такой организации является именно государство. Более того, любое общество независимо от своих целей и размеров являет собой прообраз государства, ибо всегда стремится организоваться на принципах иерархии, соподчинения, дисциплины, ответственности, прав и обязанностей, той или иной степени принуждения и нравственности. Все эти черты неотъемлемы от всякой социальной организации.

4 стр., 1624 слов

Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства в международном ...

... имеем дело с феноменом, который в доктрине международного частного права получил название «хромающие отношения». 2) Так как коллизионные нормы содержатся в законодательстве различных государств, возникает коллизия между самими этими ... норм не устраняет проблемы их единообразного применения (одинаковые категории и понятия, используемые в международно"правовых источниках МЧП, могут по разному п

Изложенная тут точка зрения на соотношение общества и государства противоположна господствующей издавна в правоведении идее, разделяющей то и другое на различные, хотя и взаимодействующие сущности. Истоки этой идеи лежат в теории естественного права; философско-теоретическое же обоснование дихотомии «государство — гражданское общество» принадлежит Гегелю. С тех пор она так или иначе, в той или иной форме присутствует почти во всех государственно-правовых теориях и концепциях. От нее, в свою очередь, пошло и деление человека на «просто человека» — члена гражданского общества и на «гражданина» — члена государства.

В этом смысле заслуживает внимания взгляд на рассматриваемую проблему Рудольфа фон Иеринга — одного из самых крупных и оригинальных теоретиков государства и права 2-й половины XIX века. Иеринг тоже, хотя и более осторожно, проводит разграничительную линию между обществом и государством, но эта линия проходит у него по иным, нежели у Гегеля, рубежам. Он полагает, что понятие «общество» лишь отчасти совпадает с понятием «государство», поскольку общество понимается им как вся совокупность людей и народов, населяющих земной шар, тогда как государство всегда ограничено территорией, а, следовательно, может включать в себя лишь часть общества. В то же время Иеринг отмечает императивную потребность общества в организации как самую раннюю и непреодолимую его потребность, удовлетворяя которую оно достигает выполнения двух задач: одной — внешней, другой — внутренней.

«Первая, — отмечает он, — заключается в установлении внешнего принудительного аппарата, и таким аппаратом служит государство. Государство есть само общество, как держава организованной принудительной власти. Вторая, внутренняя задача имеет своей целью установление основных правил, положений для применения принудительной власти. Совокупность этих правил называется правом». И это право обусловливается тем же государством.

В этом отрывке вполне очевидна двусмысленность оценки государства Иерингом: с одной стороны, он отождествляет его с организованным обществом — и тут он безусловно прав; с другой, — следуя уже установившейся ошибочной традиции, он сводит его к «внешнему принудительному аппарату» и тем самым смешивает государство с государственной властью и управлением. Власть в системном смысле есть орган самоорганизации и саморегуляции общества, поддержания в нем должного равновесия между различными противоборствующими силами. Она призвана изначально — и в этом ее главная функция и главный системный смысл — выражать общий интерес всего общества, взятого в целом как тотальность в противовес частным интересам, угрожающим этой тотальности и целостности.

5 стр., 2432 слов

Органы управления акционерного общества

... акционерном обществе создаются следующие органы, через которые это юридическое лицо осуществляет свои функции. Органами управления являются: общее собрание акционеров; совет директоров (наблюдательный совет); единоличный исполнительный орган (генеральный директор, правление); коллегиальный исполнительный орган (исполнительная ...

Иное дело, что всякая организованная и институционализированная власть сама превращается в особую систему со своими собственными, институционными, аппаратными интересами, далеко не всегда отвечающими, а часто и противоречащими общим интересам, которые она призвана защищать и отстаивать. Отсюда обычный конфликт между властью и обществом (но не между государством и обществом!), заканчивающийся нередко сменой власти, а то и ломкой прежнего государственного устройства и созданием нового, но так, что государство как организованное общество сохраняется, хотя и в обновленном или измененном виде. Если же такого не случается и общество, сломав прежнее государственное устройство, неспособно создать новое, то есть неспособно самоорганизоваться, то оно гибнет как общество и целостность, вместе с его гибелью, естественно, исчезает и государство. Государство, следовательно, — это единство общества и власти, или общества и соответствующего государственного устройства.

Организованное общество, а тем самым и государство — наиболее характерная черта человеческого общежития. Науке не известны случаи существования человека вне организованных общностей, какие бы примитивные, на нынешний взгляд, формы они ни носили. Даже внутри единого государства человек создает различные свои ассоциации и союзы по образу и подобию государства. Можно поэтому вполне присоединиться к мнению Иеринга, полагавшего, что если даже представить себе общество, составленное из отъявленных эгоистов или даже преступников, как, например, в колонии ссыльных, или из разбойников, то и тогда тот же самый эгоизм «тотчас же возвысит голос и потребует во взаимных отношениях членов общества неуклонного соблюдения всех… правил, предписываемых государством его подданным, установит за нарушение этих правил такие или, вернее, более суровые и жесткие наказания, чем те, коими грозит государство в уголовном праве». «Народная юстиция, — точно подмечает правовед Иеринг, — повсюду более жестокосерда, чем уголовная юстиция: первая вешает пойманного конокрада, последняя же лишь заключает его в тюрьму…». Линчевние, законы кровной мести, законы талиона — другие примеры так называемой народной юстиции, на обуздание которой во многих случаях и было направлено государственное, или положительное право. Можно даже в этой связи утверждать, что государственная организация общества и сопутствующий ей правовой порядок есть смягченный, «цивилизованный» вариант и выражение более жестокой самой по себе человеческой природы.

На основании тех же доводов нельзя согласиться и с теми, кто пытается также развести государство и политическую организацию как разные сущности. Такие попытки, собственно, говорят лишь о том, что их авторы придерживаются все той же гегелевской дихотомии. Антрополог и правовед Хебель, на труды которого я уже не раз ссылался, рассматривая в одной из своих работ понятие политической организации, связывая ее существование непосредственно с наличием права и приписывая ей функции, аналогичные функциям права, утверждает, тем не менее, что «вполне возможно анализировать политическую организацию без всякого обращения к концепции государства». Несколько странно слышать подобное утверждение из уст известного антрополога и культуролога, но, видимо, традиции и стереотипы мышления часто бывают сильнее, нежели стремление проникнуть в сущность вещей. Тут лишь остается повторить сказанное, а именно, что всякая человеческая ассоциация, а политическая организация тем более, есть отражение существенных сторон государственности и государства как организованного общества, а тем самым — и природы человека. Что же касается самого понятия «политическая организация», то оно либо прямо совпадает с понятием государства, либо какой-то его части, но так, что в любом случае его нельзя абстрагировать от государства. Иное дело, что не всякую человеческую ассоциацию можно назвать политической. Здесь, на мой взгляд, вполне может существовать определенная, хотя в любом случае и достаточно условная дифференциация. Один из ее вариантов предлагает, например, М. Вебер. Понятие «политической общности», считает он, применимо к ассоциации, чья коллективная деятельность направлена на организованное господство над какой-либо территорией и регулирование поведения проживающих на ней лиц.

9 стр., 4168 слов

Злоупотребление правом в хозяйственных обществах: условия возникновения ...

... путём развития механизмов защиты права собственности и иных имущественных прав участников хозяйственных обществ и обеспечения баланса их интересов. Решение задач защиты прав участников хозяйственных обществ от злоупотребления правом со стороны других участников и ...

В самые ранние времена человеческого существования, до которых только простирается подлинная история, мы находим те или иные формы государственности и отвечающие им нормы поведения, в виде ли неписаных обычаев или уже фиксированных правил типа «законов Хаммурапи». Они повсюду развивались в полном соответствии с характером того или иного народа, его языком, образом жизни и общественным устройством, равно как и с противоречивой природой человека, причудливо соединяющей в себе общественное и эгоистическое начала. Последнее вносит в его поведение нечто совершенно произвольное, личное, часто выходящее за рамки признанных норм общежития. Если ему не поставлены какие-то пределы, то общественная жизнь становится по сути дела невозможной, поскольку для нормальной жизни каждому человеку необходима уверенность в некотором правильном порядке вещей, с которым можно сообразовывать свои поступки, поведение и ожидания. Любой член общества должен быть уверен в том, что он и его семья не станут, скажем, объектом нападения или оскорбления, что окружающие его люди будут руководствоваться в своих поступках правилами и нормами, принятыми в данном обществе.

Драма современного права состоит в том, что между ним как исторически сложившейся ценностью и правом как ценностью повседневного поведения гражданина лежит глубокий разрыв. Повседневность как фактическое весьма далекое от правовой нормы поведение, как привычка противостоит норме как тому должному, до которого додумалась мировая цивилизация и которое в принципе возможно.

Утверждение в постсоветских странах новой правовой системы в определенной мере способствовало распространению у части населения такого негативного социального явления как правовой нигилизм. Дальнейшее игнорирование его причин и источников может приобрести угрожающий характер и причинить огромный ущерб. В этой связи есть необходимость детального анализа процессов, происходящих в сфере индивидуального и общественного сознания, изменений в отношении граждан к праву как социальному регулятору. Так, в современный период борьба с нигилизмом должна идти в рамках деятельности по искоренению в обществе всех негативных явлений социального, экономического, политического, духовного, нравственного характера. В этом смысле многое зависит и от активной позиции самих граждан, их противодействия этим негативным явлениям. Каждый обязан внести свой вклад в дело искоренения деструктивных социально-правовых элементов и поддерживать по мере сил могущество и авторитет закона. Однако решающий вклад в дело искоренения правового нигилизма, безусловно, должна внести правовая доктрина.

10 стр., 4831 слов

Право в системе социальных норм

... в культуре всего общества и в культуре национальных общностей, а также формируется среди отдельных социальных, профессиональных, половозрастных и иных групп. Примером данной группы социальных регуляторов могут служить принципы ...

Правовой нигилизм как отрицание права может возникать и чаще всего возникает на уровне непосредственного упорядочивания общественных отношений с помощью права. Здесь правовой нигилизм находит свое выражение в многообразии неисполнения действующих правовых норм. Причем, для правового нигилизма как явления важно, чтобы отрицание конкретной правовой нормы имело своей необходимой посылкой общую правовую установку на ничтожность права в целом как социальной ценности. В противном случае мы будем иметь дело не с правовым нигилизмом как актом отрицания позитивной роли права, его возможностей для оптимального распределения экономических благ в обществе, а с рядовым правонарушением, при котором субъект-правонарушитель, осознавая в целом ценность права как социального регулятора, формирует установку на возможность нарушения правовых норм по каким-либо причинам, например, по мотивам желания достичь необходимый для него результат более доступными, но неправовыми средствами.

Правовой нигилизм представляет собой не просто механическую сумму негативных правовых чувств, эмоций и настроений, а синтезированное целостное образование, которое, впрочем, не лишено своих количественных и качественных параметров, внешних связей и взаимодействий. Правовой нигилизм способен видоизменяться, в нем «тесно переплетены правовая неосведомленность, скептические стереотипы и предубеждения, неверие в право и закон».

Правовой нигилизм следует понимать как проявление определенного правосознания, которое признает право, но понимает его иначе, т.е. не так, как понимают его другие. Это означает, что субъект правосознания не находит в жизни реального воплощения своего понимания права. Этим можно объяснить негативное отношение к иному правопониманию и к иному бытию права. В соответствии с данным подходом, правовой нигилизм может быть присущ как нормативному, так и естественно-правовому типу правосознания. Следовательно, правовой нигилизм есть органическая часть правосознания, она встроена в него, является необходимым спутником и имеет свою структуру. Правовой нигилизм выражается как на уровне психологического отношения, так и на уровне неправомерного поведения.

Правовой нигилизм следует считать деструктивной чертой личности. Негативная реакция на законодательные установки, отрицание общеобязательных правил поведения или грубое их нарушение способно не только тормозить развитие законодательства, но и разрушить то, что уже было достигнуто.

В последние годы в правовой литературе много внимания уделяют деформации правосознания в виде его перерождения, которая характеризуется наличием умысла на совершение правонарушения, называется.

Перерождение правосознания как наиболее регрессивная форма деформации правового сознания включает в себя свойства нигилизма, инфантилизма, фетишизма и в известной мере основывается на них, но отражает при этом и свои специфические черты, отличительные признаки. Так, если правовой инфантилизм представляет собой несформированность правового сознания, которая обусловлена недостаточностью правовых знаний, отсутствием четко определенных правовых установок, то правовой фетишизм заключается в переоценке роли права в жизни общества и преувеличении его регулятивных возможностей. В этом случае происходит переоценка роли правовых средств в общественной жизни. В правовой литературе явление правового фетишизма обозначается понятием «правовой идеализм», под которым понимается «переоценка права, возведение его в абсолют. Другими словами, правовой идеализм является противоположностью правового нигилизма и если правовой нигилизм означает недооценку права, то правовой идеализм, наоборот, проявляется в его переоценке.

18 стр., 8941 слов

Правовое государство: концепции и пути развития

... праву, как направить право на благо всему обществу и каждому взятому отдельно человеку? На эти вопросы мне бы и хотелось получить ответы в ходе курсовой работы. Современное демократическое правовое государство ... реального достижения правового государства, и если да, то каким образом этого достичь. 1. Развитие идей правового государства в древности Зачатки теории правового государства в виде ...

Следует отметить, что степень, характер, интенсивность нигилистического отношения к праву могут быть различными. Поэтому следует выделять пассивные и активные типы правового нигилизма. К первому типу правового нигилизма относится отрицание права как ценности, принижение его роли в общественной жизни. Активный же тип правового нигилизма выражается в виде неправомерного поведения, нарушающий «объективно установленный к данному этапу развития общества масштаб свободы».

Оказывая пагубное воздействие на каждого отдельного человека, правовой нигилизм, особенно в его крайних формах, негативно влияет на общество и, в конечном итоге, препятствует осуществлению эффективной государственной политики. Его распространению способствуют отрицание различных духовных и нравственных ценностей, абсолютизация индивидуального начала.

Вообще недооценка нравственных начал права ставит под угрозу эффективность действия всех элементов правовой системы и самым непосредственным образом сказывается на развитии общества. Думается, эта недооценка культивирует также правовой и нравственный нигилизм. Подобному положению способствует и пассивность самих граждан. Люди не используют тех возможностей, которые предоставляет им закон. Безразличие, нежелание участвовать в решении общезначимых задач — характерная черта ряда граждан.

С точки зрения причин, правовой нигилизм часто проявляется: в неверии в высокое предназначение и возможности права; в юридическом невежестве; в безразличном отношении к праву; в правовой невоспитанности.

Правовой нигилизм может проявляться на самых разных уровнях общественного сознания: обыденном, профессиональном, теоретическом. С точки зрения состояния правовой практики преодолевать правовой нигилизм следует следующими путями:

совершенствованием законодательства, устранением в нем пробелов, коллизий, совершенствованием юридической техники;

совершенствованием работы органов государства;

совершенствованием законотворческого процесса;

повышением независимости судебной власти;

распространением программ, направленных на повышение уровня правовой грамотности граждан.

Ценность права может признаваться, но не пониматься и не приниматься как моя личная ценность, как единство моего правового достоинства, и долга, т.е. ответственности. Ценность права может признаваться, но не приниматься и социальными институтами, вплоть до государства. И тогда общество становится не правовым, хотя и декларирующим свою приверженность праву и хорошо написанной конституции.

3 стр., 1256 слов

Международные суды по правам человека

... международного права прав человека. Положительный опыт учреждения и развития ЕСПЧ сыграл значительную роль в становлении таких международных судов, как Межамериканский суд по правам человека и Африканский суд по правам человека и народов. Нормативно-правовые акты Венская Конвенция о праве международных ...

Между тем, современность всё больше доказывает нам, что отчуждение личности и общества от права как должного в их повседневности подрывает ценность и достоинство человека и общества, принижает право как в глазах индивида, так и в глазах общества. Ведь ценность права неотделима от других ценностей — от ценностей безопасности, ценности достойного труда и отдыха, от ценностей доступа к образованию и культуре, от ценности участия в общественной и культурной жизни страны.

Более того, человек, не соотносящий с собой ценность права и не старающийся жить по праву, едва ли может быть полноценно моральным, т.е. моральные ценности становятся для него ущербными. Столь же глубоки связи ценностей права с ценностью разума или разумности человека. Например, такая ценная черта человека, как интеллектуальная честность делает человека не только порядочным, но и умным, осмотрительным, обязательным, разумным и конструктивным.

Всё это говорит о сложных и неразрывных связях различных ценностей в мировоззрении человека. Общим показателем единства и союза разных ценностей во внутреннем мире человека является уровень его культуры.

Глава 2. Возникновение права как разновидности регулятивных норм в обществе

общество право норма

Общество сложное в историческом масштабе явление представляющее собой высшую форму организации и совместной деятельности людей. Общество — исторически конкретный тип социальной системы, социальный организм, определённая форма социальных отношений.

Имманентным и весьма важным качеством общества является организованность, упорядоченность образующих социальную жизнь общественных отношений, а значит, и объективная необходимость их социального регулирования.

Существование и развитие социального регулирования, его место и функции в общественной жизни характеризуются рядом закономерностей:

.каждое исторически конкретное общество объективно требует строго определенной меры социального регулирования, иначе неизбежны отрицательные последствия для социальной системы — ее неорганизованность или, наоборот, ее излишняя регламентация («заорганизованность»).

Эта мера, выражающая объем и интенсивность социального регулирования, зависит от требований существующей общественной системы, от этапа развития общества, уровня его организованности. Такая мера тем значительней, чем сложнее общественные отношения, чем больше необходимость их согласованного и скоординированного развития.

.в процессе развития регулирования в обществе все более возрастает удельный вес социального (высокосоциального); не порывая с психобиологическими факторами человеческого поведения и поначалу сливаясь с ними, регулирование тем не менее все более освобождается от стихийно-естественных природных элементов и сторон, все более связывается с потребностью выражения и обеспечения объективных социальных интересов в поведении людей, а в условиях цивилизации во все большей степени — свободы человека, автономной личности. В связи с этим в регулировании наряду с повышением конкретности и определенности возрастает нормативность и соответственно абстрактность, всеобщность — то, что так или иначе относится к общественному сознанию.

3 стр., 1137 слов

Судебные гарантии прав и свобод человека в рф

... прав и свобод человека, и соответствует современным тенденциям в развитии международного гуманитарного права. Заключение , В Конституции РФ, Конституции РФ Изученный материал в работе дает основания утверждать, что «судебная защита прав, свобод и ... утверждать, что к судебным гарантиям защиты прав, свобод и законных интересов, помимо конституционных положений и требований нормативных правовых ...

.закономерной тенденцией развития социального регулирования является формирование относительно обособленных регулятивных средств и механизмов. Определяющая роль собственности, власти, идей (идеологии) на всех этапах развития общества остается в конечном счете решающим фактором социального регулирования и неизменно присутствует во всех его проявлениях и разновидностях. В то же время неуклонно возрастают удельный вес и значение социального управления и отсюда — тех разновидностей регулирования, которые воплощаются в целенаправленной деятельности людей, их коллективов, общественных образований. А подобного рода целенаправленная деятельность (точнее, необходимость обеспечения, оснащения ее нужным инструментарием, придания ей качества стабильности и т.д.) и вызывает к жизни особые, внешне обособленные регулятивные средства и механизмы, которые, выражаясь прежде всего в социальных нормах, относятся к такому исходному элементу общества, как культура. Эти процессы получают еще большее развитие в связи с тем, что на определенном этапе значение самостоятельной и мощной силы приобретают власть и идеология, а также в связи с необходимостью обеспечить глобальный процесс развития свободы в обществе, охраны и защиты автономной личности. В то же время нужно видеть, что указанные процессы противоречивы: на известнойступени обособленные регулятивные средства и механизмы, все более отчуждаясь от человека, могут стать самостоятельным и даже противостоящим людям фактором. Здесь обнаруживается еще одна зависимость: объем и интенсивность внешне обособленных регуляторов обратно пропорциональны степени развития в обществе начал саморегулирования (подробнее об этом будет сказано дальше).

.по мере развития социальной жизни происходят изменение качества регулирования, усложнение, утончение и совершенствование регулятивных средств и механизмов, их нарастающая дифференциация и интеграция; создается в единстве со всей системой регулятивных факторов своего рода инфраструктура регулятивных механизмов — процесс, который является как бы ответом социального регулирования на потребности общественной системы, общественного развития, на нужды социального прогресса, в том числе на необходимость в условиях цивилизации выражения и обеспечения социальной свободы, утверждения и защиты автономной личности. Изменение качества социального регулирования, в свою очередь, выражается в ряде направлений, сторон и характеристик развития и функционирования его инфраструктуры.

Возникновение права представляет собой одно из значительных приобретений человечества. На смену хаосу, порожденному животным эгоизмом человека, произволу сильного приходит понимание необходимости признания известных границ, ограничивающих проявления агрессивности и господства силы.

4 стр., 1916 слов

Гражданское право, имущественные отношения: общие характеристики

... права (ст. 209 ГК) и определяет его субъектов (ст. 212 ГК), совпадающих с кругом субъектов гражданского права. 2.3. Обязательства Обязательственное право представляет собой составную часть (подотрасль) гражданского (частного) права, нормы которой непосредственно регулируют имущественный ...

Человеческое общество, обусловленное совместной сознательной деятельностью людей, не может существовать и развиваться как мир животных, лишь на основе примитивных инстинктов, оно — сообщество людей — требует особых, социальных регуляторов поведения.

На первых порах, пока еще индивид не выделял себя из первобытного стада, для выражения некой социальности достаточно было ряда запретов, тотемов, близких по своему происхождению к естественным требованиям поддержания самого рода человеческого, например, запрета кровосмесительного брака, который резко ухудшал здоровую наследственность. В дальнейшем, по мере роста сознания и усложнения совместной деятельности, социальных связей, формирования личности, стало возможным и необходимым дополнить запреты возложением на каждого некоторых обязанностей в виде нравственного долга перед другими людьми и перед сообществом — появление морали как норм, содержащих нравственные обязанности, было крупнейшим революционным событием на этапе перехода к цивилизации. К числу таких обязанностей относился, вероятно, долг поддержания огня, участия в охоте и т. п. Однако запреты и обязанности мало способствовали самодеятельности человека.

Дальнейший рост сознания и усложнение социальных связей, потребности в динамизме сообщества и формирование самостоятельной личности способствовали обогащению регулирования поведения путем признания социумом определенной доли свободы человека, что стало самым важным условием для развития человеческой личности, резкой активизации ее индивидуальной деятельности и повышения темпов развития сообщества, его прямого вхождения на ступень цивилизации. Появление права как сферы свободы означало не менее крупную революцию, нежели появление нравственности, а с точки зрения самостоятельной активности личности дало ей куда больше возможностей, реализация которых зависела, конечно, и от уровня культуры, духовности, моральных принципов человека и от той среды, в которой он жил и творил, от характера материальных отношений.

Однако прежде чем стать равным масштабом, общей мерой возможного и дозволенного поведения, право прошло длительную эволюцию вместе с развитием человека. Появление права является закономерным процессом. В его основе лежало усложнение хозяйственной и социальной организации догосударственного общества.

Переход от присваивающей к производящей экономике, вызванный ростом потребностей человека, привел к общественному разделению труда. Определенные группы людей закреплялись за конкретным видом деятельности. На Востоке переход к производящей экономике, а следовательно, и к оседлому образу жизни, обусловил деление населения общин на управляющих и управляемых.

Необходимость в организации земледельческих общин для ирригационного земледелия привела к созданию разветвленного аппарата чиновников, который мог объединить усилия разрозненных семейно-клановых групп, не способных в одиночку обрабатывать землю и собирать урожай. Так, появляется слой организаторов производства, которые одновременно были и контролерами, и распределителями произведенного.

Управленческие посты дают их обладателям большие материальные выгоды, и теперь произведенный продукт делится не поровну. Естественно, нарушением прежних обычаев равного распределения недовольны рядовые общинники. Для их усмирения и одновременно закрепления своего статуса привилегированной группы административнообщинная знать создает право. С появлением письменности правовые нормы фиксируются в официальных источниках государства.

Таким образом, появление права шло параллельно с развитием государства, поскольку именно право выступало основой организации государственной власти, структуры государственных органов, определяло порядок и процедуру занятия государственных должностей, их полномочия.

Правовые нормы складывались преимущественно тремя основными путями:

·перерастание мононорм в нормы обычного права и санкционирование их в этой связи государством;

·правотворчество государства, которое выражается в издании специальных документов — нормативных актов;

·формирование прецедентного права, состоящего из решений по конкретным делам, принимаемых судебными и административными органами и приобретающих характер образцов, эталонов для решения других аналогичных дел.

Право — это одна из фундаментальных человеческих ценностей. Нужно делать различия между ценой и ценностью. Ценность — это качественная категория она охватывает не только мир людей, но и все живое на земле. Цену можно измерить деньгами, ими можно измерить многое, но далеко не все, Есть в мире явления, которые заведомо выше всякой цены.

Чем свободнее человек и общество, тем сильнее роль права, тем сильнее защищены права человека и тем сильнее защищено само право. С середины прошлого века особенно заметно усложнялась и крепла сама реальность права, которая представлена сегодня динамичным единством законодательства, институтов права и практикой правоприменения. Росла и растет и масштабность права. Сегодня его иерархия — это уровни права от муниципального до глобального, сегодня международные суды стали постоянно действующим правовым институтом мирового сообщества.

Глава 3. Социальное назначение права

При определении социального назначения права необходимо отделять его от сущности права, в качестве которого выступает такое его основное свойство как способность регулировать отношения. Этот вывод сделан на основе анализа понятия сущности, рассматриваемого древними и современными философами.

Платон рассматривал сущность в качестве критерия объединения вещей в род. «Когда уже замечаешь общность, существующую между многими вещами, не отступать, прежде чем не заметишь всех отличий, которые заключены в каждом виде, и, наоборот, если увидишь всевозможные несходства между многими вещами, не считать возможным, смутившись, прекратить наблюдение раньше, чем заключаешь в единое подобие все родственные свойства и охватишь их единородной сущностью». Из этого высказывания можно заключить, что сущность представляет собой совокупность свойств вещи, которая дает представление об этой вещи. По мнению Платона, о каждой вещи можно мыслить трояко. Во-первых, сущность вещи, во-вторых, определение этой сущности, в-третьих, ее название.

На основании высказывания Платона можно сделать вывод, что возможность регулирования общественных отношений является свойством права, которое объединяет его с иными социальными нормами в единый род явлений, обладающих такими свойствами, и разделяет с техническими нормами, определяющими правила обращения людей с предметами природы, орудиями труда, различными техническими средствами.

Ф. Бэкон обращал внимание на изменчивость сущности. Более того, он отмечал возможность изменения сущности так, что это приведет к возникновению новой сущности или гибели объекта. «Если же тела меняются настолько, что меняется самый вид их и сущность и они переходят в другие тела, то есть возникновение и уничтожение». Это высказывание также подтверждает сущностный характер регулирующего начала права. Если бы право не могло регулировать общественные отношения, то его нельзя было бы отнести к разряду социальных норм. Оно бы не было правом в его современном понимании. Это утверждение не противоречит и взглядам иных древних философов.

Б. Спиноза в трактовке понятия сущности проявлял метафизический характер своих воззрений. Ее философ рассматривал как некое неизменное внутреннее свойство, которое лишь полагает бытие той или иной отдельной вещи, а отнюдь не отрицает его. Поэтому сущность не содержит внутренних противоречий, которые определяли бы существование вещи, и эти противоречия целиком переносятся лишь во внешнюю детерминацию вещей друг другом. При глубоком рассмотрении сущностью каждой вещи всеобщей сущностью всех вещей, утверждающей их бытие, оказывается субстанция. И если рассудочное познание оперирует общими понятиями, выражающими сущность атрибутов субстанции, то лишь интуитивное познание способно непосредственно постигать всеобщую сущность всех вещей, т.е. самоё субстанцию, понятие которой якобы так же свойственно всем людям и так же независимо от опыта, как это имело место по отношению к общим понятиям. Это утверждение гармонирует с утверждением Аристотеля, который отмечал, что «одна сущность не в большей мере сущность, чем другая».

Регулирующее свойство права можно рассматривать как его свойство и с точки зрения современной философии, представители которой определяют сущность в качестве универсальной объективной характеристики предметного мира, которая в процессе познания выступает как ступень постижения объекта; постоянное основное свойство вещи, без которой она немыслима; отражает совокупность существенных свойств и качеств вещи, субстанционное ядро самостоятельно сущего6, реально в действительности определяет свойства предмета.

В отличие от сущности права социальное назначение определяет миссию права в обществе, определяемую государством. Вследствие этого оно изменчиво и зависит от многих факторов: уровня развития цивилизации, типа государства, политической расстановки сил внутри его и т.п.

Категория «социальное назначение права» содержательно множественная. Это, прежде всего, обусловлено категорией права, которое представляет собой целостное явление с несколькими относительными характеристиками.

Право можно рассматривать как систему особых социальных норм. Это самое распространенное понимание права, которое является объектом исследования юридической науки. В этом смысле право состоит из правовых норм, которые отличаются от иных социальных норм как по форме выражения правил поведения, так и по механизму принятия, реализации и обеспечения их действия. Основными отличительными свойствами правовых норм являются то, что в установленных в них правилах поведения проявляется интерес, воля государства, которое обеспечивает их исполнение. Это определяет их общеобязательный характер и формальную определенность.

Отличия правовых норм от иных социальных норм позволяют сформулировать и социальное назначение права как системы норм. Оно заключается в системном формальн-оопределенном выражении воли государства, направленной на формирование определенного поведения членов общества.

Определение социального назначения права в «нормативистском» смысле не дает представления о его проявлении в обществе, что делает его изучение бессмысленным. Такой подход основан на связи права и общества как связи между управляющим и управляемым, такая связь не отражает сущность объективных закономерных общественных процессов. Для того, чтобы избежать «юридизма» в правовых исследованиях необходимо обратить внимание на научные принципы и методы, которые позволяют изучить взаимодействие права и общества. Одним из них является принцип и метод синергетики гомеостаз, который основан на одноименном свойстве систем.

Гомеостаз является свойством любой системы, в том числе в системе правового регулирования, основными элементами которой являются система права и система социальных отношений. Взаимодействие права и системы общественных отношений может быть двояким. Во-первых, как было указано выше, возможна связь между ними как между управляющим и управляемым. Во-вторых, связь между рассматриваемыми элементами системы может быть построена на принципе обратной связи. В этом случае право действует на общество с целью урегулирования общественных отношений, а общество реагирует на это влияние, в результате чего право исполняется, нарушается, игнорируется либо претерпевает изменения. При обратной связи значение имеет сила влияния элементов системы. По мнению основателя кибернетики Н. Винера, «механизмы обратной связи в основном способствуют единообразному действию системы независимо от нагрузки. Строго говоря, это нуждается в серьезной оговорке. Если нагрузка будет чрезмерной либо обратная связь, требуемая нагрузкой, также будет чрезмерной, то механизм обратной связи будет, скорее, дестабилизировать действие системы, чем стабилизировать его. Такая система начнет совершать неуправляемые колебания до тех пор, пока не разрушится, или, по крайней мере, не изменятся основные законы ее действия».

Право, осуществляя свою социальную миссию, воздействует на общество, порождая ответные реакции. Если социальное назначение права соответствует его ожиданиям, то и отношение к нему со стороны общества можно охарактеризовать как положительное, что влияет на обеспечение его эффективности. В том случае, если право не соответствует требованиям социальной среды, то между правом и обществом созревают противоречия, которые становятся источником изменения права, в том числе и его социального назначения.

С учетом гомеостаза как свойства системы, принципа и метода синергетики право следует рассматривать не только как систему правовых норм. Оно может быть рассмотрено как явление, взаимодействующее с обществом и получающим с его стороны оценку. Такой подход дает основание для определения социального назначения права в соответствующем контексте.

Во-первых, право может быть рассмотрено как социальное явление, объективная реальность нематериального мира, а, следовательно, можно определить социальное назначение права как общественного явления.

Современное государство невозможно представить без права. Тем не менее, приходится признать, что в теории права СССР существовала точка зрения, что право исчезнет как регулятор общественных отношений в коммунистическом обществе в связи с «отпаданием надобности» в нем. Его место займут нормы коммунистического общества. В связи с этим в 60-е гг. XX в. в российской науке возникла дискуссия о том, как это произойдет. Такие ученые, как И.В. Павлов и С.А. Голунский, считали, что право постепенно отомрет. Они уже в то время утверждали, что правовые нормы стали не столь категорическими и их властный характер начал терять свое значение, что они закрепляли не запрет, не обязывание и не дозволение, а скорее совет, постановку задачи, указание путей их разрешения, а также указание на результат, которого надо добиться. Другие утверждали, что произойдет постепенное перерастание правовых норм в правила коммунистического общежития. По этому поводу О.Э. Лейст писал, что в этом случае нормы права «постепенно потеряют свой специфическо-юридический характер, выраженный в санкциях». Не соглашаясь с цитируемым автором по форме превращения правовых норм в номы коммунистического общества, П.Е. Недбайло по существу был с ним согласен. Он утверждал, что такой процесс «произойдет не по пути ослабления права, не по пути утраты им своих специфических особенностей и, следовательно, не по пути разрушения структуры его норм, а путем повышении роли права в общественной жизни, путем совершенствования его норм и их внутренней структуры». По мнению советских ученых, альтернативой праву могли стать нормы коммунистического общества. Одни авторы считали, что ими станут нормы морали, другие — нормы, регулирующие организационно-хозяйственную деятельность людей.

Тем не менее, история права пошла по иному пути. Коммунистическое общество оказалось утопией, а вместе с ним неосуществимой фантазией оказалась трансформация правовых норм в иные, свойственные ему.

Примером безусловной необходимости права является роль права в современном Китае, одном из самых древнейших государств в мире, в котором право в нынешнем понимании появилось только сто лет назад. В то время как право Российской империи, Германии, Франции было настолько развитым, что многие его принципы и нормы составляют содержание современных правовых систем, в Китае под влиянием конфуцианства праву не принадлежала основная роль в регулировании общественных отношений. Большинство и основные из них регулировались иными морально-этическими социальными нормами, например ритуалами, которые представляли собой общеобязательные правила поведения. Огромное значение ритуалов объясняется словами Конфуция, который говорил: «Если страной правят согласно с ритуалом и правилами уступчивости, каких трудностей можно в ней ожидать?», а также: «Если управлять по закону, а воспитывать наказаниями, народ будет покорен, но лишен стыда. Если же править на основе добродетели и воспитывать с помощью ритуалов, людям будет знаком стыд и сознательное стремление к лучшему».

Несмотря на то, что учение Конфуция до сих пор оказывает влияние на жизнь китайцев, в настоящее время система права, формы права, во многом его содержание были сформированы под влиянием европейского права. Это было обусловлено тем, что в XIX в. традиционная конфуцианская мироустроительная система оказалась неспособной противостоять натиску западных государств. Осознав свою слабость, Китай в 60-х гг. XIX в. начал политику заимствования и усвоения так называемых «варварских» или «заморских» дел, вошедшую в китайскую историю как политика «самоусиления».

В современной доктрине права и практике государств необходимость права не ставится под сомнение, что определяется его полезностью, которая не может быть заменена на современном этапе развития человечества иными средствами. На данном этапе развития цивилизации право способно удовлетворять человеческую потребность в урегулировании общественных отношений. Основываясь на этом можно согласиться с высказыванием, что «феномен права теснейшим образом связан с человеком, его сущностью, смыслом человеческого бытия».

Сегодня право — это самая актуальная область культурных ценностей и норм. Именно в борьбе права с безнравственностью, пытающейся подмять под себя право и заставить его служить себе, решается будущее России. В отличие от расслабляющей и разлагающей безнравственности право выковывает подлинного гражданина России.

Нравственно-правовая грамотность и позитивная социализация, гражданственность являются естественными для каждого нормального человека характеристиками его внутреннего мира, его мировоззрения. Ими в той или иной мере должны обладать все граждане России, составляющие различные социальные слои и возрастные группы вне зависимости от их этничности, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного и сословного положения. Эти качества составляют суть того человеческого капитала, который является основой личного и общественного благополучия и безопасности.

Заключение

Основные выводы по итогам исследования

·Право возникает как результат объективной потребности усложнившегося, внутренне противоречивого общества. Своим регулирующим воздействием оно обеспечивает организованность, стабильность и правовой порядок в обществе.

·Возникнув в силу объективных причин, право начинает активно взаимодействовать с обществом. В этом взаимодействии ведущая роль, несомненно, принадлежит обществу, которое детерминирует содержание права, решающим образом влияет на его развитие.

·С помощью права в обществе обеспечивается необходимый правопорядок, разрешаются социальные конфликты и противоречия.

·Правовые нормы выполняют важную и необходимую функцию согласования различных интересов людей, их объединений, больших и малых коллективов, а также нахождения и принятия согласованных, компромиссных решений.

·Право не вытесняет другие социальные регуляторы, оно входит важнейшим элементом в единую нормативную систему общества, становится регулятором самых важных (товарно-денежных и др.) общественных отношений.

Можно определить социальное назначение права как социального явления. Оно заключается в осознанной обществом пользе нормативно-правового регулирования и его преимуществах перед другими регуляторами общественных отношений. При этом польза заключается в положительном, благотворном воздействии на общество и эффективном результате регулирования общественных отношений.

Право может быть рассмотрено как средство регулирования общественных отношений, непосредственно взаимодействующее с социальной системой.

В качестве социального назначения права как регулятора общественных отношений можно определить упорядочивание их до такой степени, которая бы удовлетворяла на определенном этапе исторического развития цивилизации потребности государства и субъектов права.

Потребности государства заключаются в сохранении публичного порядка, соответствующего его сущности. Потребность субъектов права заключается в том, чтобы право способствовало обеспечению им достойного существования. Удовлетворение таких потребностей может привести к оценке общественных отношений как социально гармоничных, устойчивых, стабильных.

Упорядоченные общественные отношения можно назвать стабильными, если они обладают свойствами категории «стабильность». Стабильные отношения как категория, по нашему мнению, с учетом российских культурных традиций означают положительную качественную характеристику идентичным обществом его состояния (его формы и содержания), характеризуемого сформированным чувством стабильности у членов общества. Чувства стабильности проявляются как чувство социальной безопасности, уверенности в завтрашнем дне, предсказуемость последствий действий.

Социальное назначение права — это осознанная человечеством полезность в системном закрепление в источниках права формально-определенной воли государства, направленной на удовлетворение его потребности в сохранении публичного порядка и потребности общества в установлении и сохранении стабильных отношений.

Список использованной литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/kursovaya/pravo-i-obschestvo/

1.Аристотель. Категории / Пер. А.В. Кубицкого в перераб. З.Н. Микеладзе // Аристотель. Соч. В 4-х т. Т. 2 / Ред. и вступ. ст. З.Н. Микеладзе. М.: Мысль, 1978.

.Бэкон Ф. Афоризмы об истолковании природы и царстве человека // Бэкон Ф. Соч. В 2-х т. Т. 2. 2-е изд., испр. и доп. М.: Мысль, 1978

.Вильнянский С.И. Правовые нормы и иные социальные нормы в период развернутого строительства коммунизма // Советское государство и права в период развернутого строительства коммунизма. Харьков, 1962. С. 14-17.

.Винер Н. Индивидуальный и общественный гомеостазис / Пер. М.Н. Грачева // Общественные науки и современность. 1994. № 6

.Голунский С.А. К вопросу о понятии правовой нормы в теории социалистического права // Сов. государство и права. 1961. № 4. С. 23-28.

.Грицанов А.А. Сущность и явление // История философии: энциклопедия / Сост. и гл. науч. ред. А.А. Грицанов. Мн.: Интер-прессервис, 2002.

.Данильян О.Г., Байрачная Л.Д.,. Максимов С.И и др. Философия права: учебник / Под ред. О.Г. Данильяна. М.: Эксмо, 2005.

.Комаров С.А. Общая теория государства и права: Учебник. 7-е изд. СПб.: Питер, 2005.

.Конфуций. Лунь юй // Confucius Pablishing Co. Ltd [сайт]. URL: #»justify»>10.Лейст О.Э. К вопросу о структуре правовой нормы // Ученые записки ВИЮН. 1963. Вып. 15

.Литвинова С.Ф. Стабильность как оценочная категория права со стороны общества // Общество и право. 2012. № 4. С. 38-42.

.Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона (в современной орфографии).

Петербург: Издательское общество «Ф.А. Брокгауз — И.А. Ефрон», 1907-1909. URL: #»justify»>.Мицкевич А.В. Некоторые черты взаимодействия права и нравственности в период перехода к коммунизму // Правоведение. 1962. №3.

.Недбайло П.Е. Вопросы структуры советских правовых норм в связи с постепенным перерастанием их в правила коммунистического общежития // Право и коммунизм: сб. стат. / Под ред. Д.А. Керимова. М.: Юрид. лит-ра, 1965..

.Павлов И.В. О формах правового регулирования общественных отношений при переходе к коммунизму // Вопросы строительства коммунизма в СССР. М.: Изд-во АН СССР, 1959. С. 267-273

.Платон. Политика // Платон. Соч. В 4-х т. Т. 3. Ч. 2 / Под общ. ред. А.Ф. Лосева, В.Ф. Асмуса; пер. с древнегреч. СПб.: Изд-во Санкт- Петербургского ун-та; Изд-во Олега Абышко, 2007. С. 50.

.Сорокин А.А. Сущность и явление // Большая советская энциклопедия. В 30-ти т. М.: Советская энциклопедия, 1969-1978. URL: #»justify»>.Спиноза Б. Трактат о боге, человеке и его счастье / пер. с лат.H. А. Иванцова // Спиноза Б. Избранные произведения. В 2-х т. Т. М.: Полит, лит-ра, 1957.

.Плешаков А.П. Правовая культура и становление новой российской государственности обществе // Правовая культура. 2007. № 1(2).

— С. 5.

.Поляков А.В. Общая теория права: Проблема интерпретации в контексте коммуникативного подхода: Курс лекций. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2004

.Попов М.Ю. Правовая культура как элемент социального порядка // Власть. 2006. № 6. С. 13-19.

.Романенко М.А., Рудикова Н.В. Правовая культура как качественное состояние правовой жизни общества обществе // Правовая культура. 2007. № 1(2).

— С. 24-25.

.Ромашов Р.А., Шукшина Е.Г. Правовая культура и правовой нигилизм в молодежной среде // История государства и права 2006. № 2. С. 5.