Проблемы современного правопонимания

Курсовая работа

Подходы к пониманию права, его сущности и назначению всегда вызывали множество споров и разногласий. Актуальность проблемы правопонимания обусловлена не только теоретической, но и практической важностью, поскольку принятие юристом того или иного типа правопонимания оказывает решающее воздействие их на методологическую, мировоззренческую и ценностно-ориентирующую позицию. Особенно очевидно это воздействие проявляется у юристов, осуществляющих свою профессиональную деятельность в сфере законотворчества и правоприменения. В юридической науке за все время ее существования сложились различные типы правопонимания. Среди всех типов можно выделить четыре основных: это нормативизм, социологический позитивизм, естественно-правовой и психологический подход. Это основные подходы, однако, в истории правовой мысли появлялись различные концепции, которые зачастую были обусловлены узкоисторическими конкретными потребностями тех или иных социальных сил. Так, например, существовала историческая школа права, которая возникла в первой трети XIX в. в Германии, остававшейся раздробленной феодальной страной со слабой буржуазией. Эта школа отстаивала действовавшее в Германии феодальное право и закрепляемое им реакционные феодально-крепостнические институты, резко выступала против любых изменений и новых веяний, поскольку согласно этой теории право образуется само собой, как например, складывается язык или вырастает полевой цветок.

В этой связи, характеризуя историческую школу права Маркс писал, что она «подлость сегодняшнего дня оправдывает подлостью вчерашнего, …объявляет мятежным всякий крик крепостных против кнута, если только этот кнут — старый, унаследованный исторический кнут…»1. Таким образом, явно существует потребность стремиться к наибольшей объективности во взглядах на сущность и назначение права. Разнообразие подходов к праву связанно, прежде всего, с особенностями самого права, в результате познания которого какой-то одной группе свойств придается доминирующее значение. Рассмотрим уже вышеупомянутые основные типы правопонимания.

ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ВИДЫ СОВРЕМЕННОГО ПРАВОПОНИМАНИЯ

1.1 Нормативизм

Право, согласно нормативистскому пониманию, представляет собой совокупность общеобязательных правил поведения, установленных или санкционированных государством и обеспеченные в случае необходимости его принуждением. Родоначальником и крупнейшим представителем нормативистской школы был австрийский юрист Ганс Кельзен (1881-1973).

6 стр., 2556 слов

Основные подходы к определению коррупции

... основные меры борьбы с коррупцией направлены на снижение произвольного и чрезмерного вмешательства чиновников в экономическую деятельность. Также следует отметить антропологический подход к коррупции, ... рамках неоинституциональной школы также сформировался собственный подход к изучению явления коррупции. В соответствии с ним коррупция изучается как рациональная форма деятельности, направленная ...

Его теоретические взгляды окончательно сформировались в период, последовавший за распадом Австро-венгерской монархии. В то время Кельзен преподавал в Венском университете и занимался активной политической деятельностью, выступая в роли советника по юридическим вопросам первого республиканского правительства. По поручению К. Реннера, главы кабинета, Кельзен возглавил подготовку проекта Конституции 1920 года, юридически оформившей образование Австрийской республики. С некоторыми изменениями эта конституция действует и по сей день. После присоединения Австрии к нацистской Германии ученый эмигрировал в США. Самая известная работа Кельзена называется «Чистая теория права». Кельзен был убежден, что юридическая наука призвана заниматься не социальными предпосылками или нравственными основаниями правовых установлении, как доказывают приверженцы соответствующих концепций, а специфически юридическим (нормативным) содержанием права. Кельзен подчеркивал, что чистая теория «не отрицает того, что содержание любого позитивного порядка, будь то право международное или национальное, обусловлено историческими, экономическими, моральными и политическими факторами, однако она стремится познать право с внутренней стороны, в его специфически нормативном значении»1. Нормативизм развивает тезис о том, что право следует познавать лишь из самого права, и подкрепляет его ссылкой на постулат, согласно которому «должное» — это особая, доопытная сфера, создаваемая человеческим разумом и независимая от «сущего» (т.е. природы и общества).

Посколько право представляет систему правил должного поведения, оно лежит в сфере «должного» и, следовательно, независимо от сущего.2 Отличительной особенностью нормативного понимания Кельзена является то, что он выводит право не из воли государства, а из «основной нормы», абстрактного мистифицированного понятия, содержание которого сводится к тому, что «должно вести себя так, как предписывает конституция»3, так как она якобы исходит из основной нормы. То есть источником единства правовой системы Кельзен называет основную норму, которая является мысленным допущением, постулирующимся нашим сознанием с целью обоснования всего государственного правопорядка в целом. Кельзен писал: «Эта норма есть основная норма государственного правопорядка. Она не установлена позитивным правовым актом, но как свидетельствует анализ наших юридических суждений — представляет собой допущение, необходимое в том случае, если рассматриваемый акт истолковывается как акт создания конституции, а акты основанные на этой конституции, — как правовые акты. Важнейшая задача правоведения — выявить это допущение. В этом допущении заключается последнее… основание действительности правопорядка»4. Таким образом, придается легитимность существующему правопорядку, в том числе и государству, поскольку, по Кельзену, государство — это тот же правопорядок, только взятый под иным углом зрения: государство есть следствие, продолжение права, которое возникает раньше, чем государство.

Так же ранее крупнейшими представителями были У. Блекстон (1723 — 1790) и И.Бентам, Дж. Остин (1790 — 1859) в Англии. В Германии классиком нормативизма считается К. Бергбом благодаря его книги «Юриспруденция и философия права» (1892).

В России юридический позитивизм был особенно влиятелен во второй половине XIX века (М.Н. Капустин, С. В. Пахман, П.К. Ренненкампф и др.).

11 стр., 5434 слов

По предмету «Право» : «Теоретико-правовой анализ конституций ...

... по обеспечению верховенства Конституции РФ в конституционном (уставном) законодательстве субъектов РФ. 1. Понятие, правовая природа и признаки конституции (устава) субъекта РФ Согласно действующей Конституции РФ, каждый субъект Федерации имеет право на свое собственное законодательство и собственный основной ...

Среди теоретиков права этого направления особую известность приобрел Г.Ф. Шершеневич (1863 — 1912).

В XX веке, помимо Кельзена, известными представителями нормативизма были англичанин Г. Харт и итальянец Н. Боббио.1

Особенно полезно в нормативизме то, что он обращает внимание на такие качества права, как нормативность, формальная определенность, что способствует совершенствованию права как системы, его формализации, необходимой для использования в праве ЭВМ, данных кибернетики. С идеями нормативизма связанно широкое распространение в современном мире институтов конституционного контроля, создание специального органа для которого было впервые предусмотрено в Конституции Австрии 1920 года.2 В целом нормативизм доминирует в практическом мышлении юристов. Нормативизм заложил основы теории права как строго юридической науки, которая отличается от философии права.

1.2 Естественно-правовое правопонимание

Концепции естественного права довольно разнообразны, но всех их объединяет взгляд на право не как на акт государственной воли, предполагающий законное принуждение в случае неподчинения, а как воплощение справедливости и разума.

Появление естественно-правовых теорий связанно с разложением феодальных отношений и развитием капиталистического способа производства. Основоположниками буржуазной концепции естественного права считается Г. Гроций, в учении которого можно усмотреть сильное возвышение естественного права. Он пишет, что «естественное право… столь незыблемо, что не может быть изменено даже самим богом»1. Гроций разделяет право на естественное и волеустановленное, но волеустановленное право предопределено правом естественным: «Мать естественного права есть сама природа человека, которая побуждала бы его стремиться ко взаимному общению, даже если бы мы не нуждались ни в чем; матерью же внутригосударственного права является самое обязательство, принятое по взаимному соглашению, а так как последнее получает всю силу от естественного права, то природа может слыть как бы прародительницей внутригосударственного права»2. Исходным положением концепции Г. Гроция является положение о естественном состоянии в котором изначально находятся люди и которое характеризуется как «состояние войны или мира». В этом состоянии действует лишь естественное право, т.е «предписание здравого разума, коим то или иное действие, в зависимости от его соответствия или противоречия самой разумной природе, признается либо морально позорным, либо морально необходимым; а следовательно, такое действие или воспрещено, или же предписано самим Богом, создателем природы»3.

Сторонником естественной концепции являлся также Т. Гоббс. В своей теории он также исходит из посылок о естественном состоянии, естественных (природных) правах человека и об общественном договоре, породившем положительное право. Основу естественного состояния по Т.Гоббсу, составляет природное равенство людей в отношении физических и умственных способностей. Из равенства способностей следует равенство надежд на достижение целей. Поэтому если у двух людей есть одна цель, которую они могут достичь только по отдельности, они становятся врагами. Таким образом, равенство порождает взаимное недоверие, следствием которого является война. «отсюда видно, — пишет мыслитель, — что пока люди живут без общей власти, держащей всех их в страхе, они находятся в том состоянии, которое называется войной всех против всех»1. В этом состоянии действует естественное право, интерпретируемое философом как «свобода всякого человека использовать собственные силы по своему усмотрению для сохранения собственной природы, т.е. собственной жизни, и, следовательно, свобода делать все то, что, по его суждению, является наиболее подходящим для этого»2. В состоянии войны всех против всех индивид имеет право на все, «даже на жизнь другого человека». Дабы предотвратить состояние «войны всех против всех», люди заключают общественный договор и таким образом создают государство, выступающее гарантом мира и реализации естественных законов.

3 стр., 1105 слов

«Я не хочу, и не могу поверить, что зло является естественным ...

... Достоевского о том, что зло не является естественным состоянием человека, проходит через все его ... на которую не сможет повлиять среда. 0 человек просмотрели эту страницу. или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение. ... новой власти. Но, кроме общеполитических тем, автора волнует проблема нравственности. Итак, ... ему небесное за то, что был настоящая личность…» С состраданием, ...

Дальнейшее развитие идеи Гроция и Гоббса получили в теории общественного договора Ж.-Ж. Руссо. Так же как и его предшественники Ж.-Ж. Руссо исходит из посылки о некоем естественном состоянии, но в отличии от Гроция и Гоббса это естественное состояние французский мыслитель характеризует как золотой век, где отсутствовала частная собственность и существовало всеобщее социальное равенство. Но в конце концов люди, по Ж.-Ж. Руссо «достигли того предела, когда силы препятствующие им оставаться в естественном состоянии, превосходят в своем противодействии силы, которые каждый индивидуум может пустить вход, чтобы удержаться в этом состоянии». В целях самосохранения человеческий род вынужден был заключить общественный договор, посредством которого образующая «сумма сил», способная преодолеть опасное противодействие. Суть этого договора, по мнению философа, заключается в том, что «каждый из нас передает в общее достояние и ставит под высшее руководство общей воли свою личность и все свои сил, и в результате для нас всех вместе каждый член превращается в нераздельную часть целого»1.

Современные естественно-правовые теории, опираясь на классические учения XVII-XVIII вв., признают существование наряду с позитивным правом идеального порядка отношений между людьми. Этот высший нормативный порядок и называют естественным правом. Согласно таким взглядам законы государства являются действительными и легитимными лишь в том случае, если они соответствуют идеальному праву. Современное понимание естественного права существенно отличается от вышеизложенных трактовок. По сравнению с эпохой антифеодальных революций коренным образом изменились прежде всего взгляды на человека как носителя естественных прав. В противоположность доктринам прошлого, основанных на представлении об изолированном, обособленном индивиде, философия и правоведение XX в. рассматривают человека с точки зрения его социальных определений как участника многообразных общественных связей. В перечень естественных прав соответственно включают не только неотъемлемые права личности, но и социально-экономические права человека, свободу объединения в политические партии и общественные союзы, права социальных общностей (например, право наций на самоопределение, право народа устанавливать конституцию государства и т.п.)2 Новейшие естественно-правовые учения смыкаются с теориями социально государства и плюралистической демократии.

В современном понимании естественное право не рассматривается как совокупность незыблемых, раз и навсегда установленных разумом предписаний. Метафизическим доктринам эпохи Просвещения противопоставляют идеи естественного права с изменяющимся содержанием, принципы исторически развивающегося правосознания, нравственные и духовные ценности конкретного общества или народа. Иначе говоря, естественно-правовые воззрения в современной юриспруденции сочетаются с историческим и социологическим изучением правовых идеалов. Современные теории естественного права получили наибольшее распространение в середине XX столетия. Интерес к ним во многом был обусловлен стремлением демократических кругов покончить с практикой авторитарных режимов на европейском континенте. Естественно-правовые концепции того времени сыграли видную роль в дискредитации фашизма, в утверждении общечеловеческих ценностей и норм международного права как основы современной демократии. С принятием Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., Международного пакта о гражданских и политических правах 1966г. И других конвенций, имеющих обязательную силу для присоединившихся к ним государств, влияние естественно-правовых учений пошло на убыль.

13 стр., 6127 слов

Международно-правовые акты о правах и свободах человека и гражданина

... международно-правовых документов о правах и свободах человека и гражданина. Её задачами - выявление основных естественных прав человека, необходимых каждому для нормальной жизнедеятельности, рассмотрение основных положений международного права, этапы его развития, становления международно-правовых документов. Исследование ...

1.3 Социологическая теория права

На исходе XIX века стала формироваться социологическая юриспруденция, когда социология уже самостоятельно выделилась в отдельную отрасль знаний. Социологические теории права складывались двумя путями: с одной стороны, путем создания правовых концепций в рамках общей социологии, а с другой — в результате применения социологических понятий и методов в области юридических наук. Социологическая школа права является, как и нормативизм, позитивистской теорией. Ее представители стремятся отказаться от ценностного подхода к праву, избегать моральных оценок, принимать право таким, каково оно есть. Однако в отличие от юридического позитивизма, придающего первостепенное значение норме права, то социологическая школа — практике, реальному действию права. Предтечей социологической теории явилась «школа свободного права», представителями этой школы были Е. Эрлих в Германии, С.А. Муромцев в России. Они выступали за живое право народа, основанное не на законе, а на свободном усмотрении судей. Социальная школа, внешне противоположная нормативизму и выступающая с его критикой, сложилась в первой трети XX в., первоначально в Европе, позже получила наибольшее распространение в США. Критикуя принципы формально-догматической юриспруденции (Иеринг окрестил ее «юриспруденцией понятий»)1, сторонники подчеркивали недостаточность нормативного подхода к праву. Они рассматривали общество как целостный организм, все части которого подчинены единым законам, и призывали изучать право взаимодействии с другими элементами социальной системы. Последователи социологического направления противопоставили концепциям юридического позитивизма понимание права как «живого», динамичного правопорядка.

Представителями этого направления являются Д. Дью, Р. Паунд, Д.Фленк, К. Ллевеллин и др. В их понимании понятие «право» включает в себя административные акты, судебные решения и приговоры, обычаи, правосознание судей и иных должностных лиц, правоотношение, а также и юридические нормы, значение которых в ряду названных правовых средств воздействия на поведение людей принижается. Социологическая школа исходит из того, что право должно рассматриваться не иначе как в действии, в процессе применения, анализа реальных правовых отношений. Джон Дью писал: «Право есть деятельность, посредством которой можно осуществлять вмешательство в другую деятельность. Что касается правовой нормы, то она лишена сколько-нибудь активной роли, она лишь клочок бумаги, наполняемый содержанием в каждом конкретном случае посредством издания индивидуальных судебных или административных актов»1. К. Ллевеллин делает особый акцент на управленческой деятельности: «Право — это не только судебная, но и управленческая деятельность. Центральное звено права нужно видеть не только в том, что делает судья, но и в том, что любой носитель государственной должности, например, чиновник налогового управления, делает в таковом качестве»2.

9 стр., 4341 слов

Права человека права образующие основу правового статуса личности

... прав человека (рабы, темнокожие). На формирование представлений о первом поколении прав определяющее влияние оказала либерализма. Отличительной особенностью прав первого поколения считается то, что все они опираются на негативную концепцию ... агент, который может установить правовые рамки, делающие свободу возможной, ... языка общения Право на судебную защиту, равенство перед законом, право на свободу ...

На развитее социологической юриспруденции значительное влияние оказал американский юрист Роско Паунд. Мировоззренческой основой учения Паунда послужили идеи прагматизма — ведущего направления в философии США начала.

XX в. В основе прагматизма лежит суждение о том, что любые теоретические построения необходимо оценивать с точки зрения их практического значения или пользы. Следуя этому принципу, Паунд призывал юристов не ограничиваться изучением «права в книгах» и обратиться к анализу «права в действии». Юридическая наука, считал он, призвана показать, как право реально функционирует и влияет на поведение людей. Противостояние «права в книгах» и «права в действии» со временем слало лозунгом всей прагматистской юриспруденции в США. Социологическая направленность концепции Паунда наиболее ярко проявилась в трактовке права как формы социального контроля. Согласно взглядам ученого право является одним из способов контроля за поведением людей наряду с религией, моралью, обычаями, домашним воспитанием и др. Такой подход ориентировал юридическую науку на изучение права в контексте социальных отношений, требовал учитывать взаимодействие правовых норм с иными регуляторами общественной жизни. Паунд подчеркивал, что юристу необходимо знать смежные научные дисциплины и уметь применять их методы при исследовании права. «Давайте посмотрим фактам человеческого поведения в лицо… давайте обратимся к экономической теории, социологии, философии и перестанем считать, что юриспруденция является самодостаточной наукой»1. Социологическая школа охватывает понятием «право» наряду с законом еще и следующие компоненты: это 1) судебные или административные решения; 2) юридические факты; 3) право различных объединений (союзов).

Сильная сторона социологической школы — это ориентация на практику. Социологическая школа поднимает очень важную, уже вышеупомянутую проблему соотношения «права в книгах» и «права в жизни», привлекает внимание к изучению важных факторов, влияющих на содержание и применение права.

1.4 Психологическая теория права

И. Петражицкий (1867-1931) был одним из самых выдающихся теоретиков права в России. Он явился создателем оригинальной психологической теории права, идеи которой получили признание не только на юридическом факультете Санкт-Петербургского университета, где ученый долгие годы преподавал, но и за рубежом, продолжая и сегодня оказывать влияние на мировую юриспруденцию.

9 стр., 4450 слов

Право и закон общее и особенное

... учитывать соотношение нормы права и закона не в общем полисе. Их нужно рассматривать в пределах конкретных правоотношений. Право и закон: соотношение понятий Проблематикой взаимосвязи закона и права ученые ... права и власти В любом государстве суть права определяется правопониманием и политической доктриной. В большей части случаев власть той или иной страны использует представленную систему норм ...

Право определяется и исследуется Петражицким как явление нашей индивидуальной психики. Социальный момент в праве не игнорируется, но воспринимается под углом зрения психологически-правовых переживаний постольку, поскольку социальный элемент в этих переживаниях отражается. Петражицкий признает различия между правом и нравственностью, как двухсторонних, императивно-атребутивных, и односторонних императивных составов. «Императивность» в данном случае предстает в толковании Петражицкого индивидуально-личностным сознанием долга, обязанности, в то время как «атрибутивность»— это сознание «своего права», выступающее вовне как притязание. В области права, согласно Петражицкому, обязанности одних субъектов строго соответствуют и закреплены за притязаниями других субъектов в то время как в нравственности такого соответствия нет. Например, правовой обязанности соблюдать заключенный договор соответствует притязание другого субъект, чтобы эта обязанность была выполнена. Напротив в нравственной обязанности «любить врага как ближнего своего» или подставить «подставить врагу левую щеку, если он ударит в правую» не может соответствовать притязание врага на подобное поведение. правопонимание нормативизм социологический психологический

Это разграничение права и нравственности имеет то громадное преимущество, что достигает ясной дифференциации между областями, не разрывая между ними связь и подчеркивая соотносительность любви и справедливости. Например, можно заметить, что одна и та же заповедь «не убей», «не укради» и т.д. при таком воззрении получает то чисто нравственный, то более узкий, правовой характер, в зависимости от того, толкуется ли она как безграничное и неподдающееся точному определению требование, или как требование конечное и заключенное в строго очерченные рамки. Например, с точки зрения правовой норма «не убей» не исключает дозволенности умерщвления в силу самообороны, крайней необходимости, по приказанию государства — на войне и ряд других деяний, которые могут косвенно содействовать смерти.1 Из приведенного примера видно, что определения Петражицкого предполагают нравственный элемент неизменно наличным в правовой структуре, однако в форме ущемленной и ограниченной определенными условиями.

Из двухстороннего, императивно-атрибутивного характера права Петражицкий сделал целый ряд существенных выводов, удачно характеризующих правовую сферу. Закрепленность обязанностей одних субъектов за притязаниями других создает возможность принуждения (но не обязательность его) в праве, исключенную в нравственности. Это же свойство создает тенденцию права к «позитивизации» и «унификации», т.е к выведению обязанности правовых норм из известных единообразных шаблонов — «нормативных фактов».

Петражицкий предпринял попытку освобождения понятия права положительного от необходимой связи с государством, расширения источников положительного права вплоть до признания принципиальной из неограниченности. Он указывал на огромное значение «права интуитивного» и заменял традиционное деление права на публичное и частное противопоставлением «права социального служения» и «лично-свободного права». Освобождение права от связи с государством привело Петражицкого к вопросу о природе «позитивности» в праве. Он определял положительное право, как право, выводящее свою обязательную силу из «нормативных фактов», несводимых к правовой норме, и противопоставил ему «право интуитивное», выводящее свою обязанность из себя самого, независимо от ссылки на нормоустанавливающий авторитет. Согласно Петражицкому существует принципиально неограниченное количество «нормативных фактов» или «источников», из которых положительное право может выводить свою обязательность. В виде примера Петражицкий насчитывает 18 видов нормативных фактов, среди которых можно отметить прецидент несудебного характера, признание, соглашения, программы и декларации — источники, играющие особую роль в области «права социального служения».

11 стр., 5315 слов

Нормы права и правовые отношения: проблемы соотношения

... Венгеров А.Б., Нерсесянц В.С. и других. Целью данной работы является теоретическое осмысление проблемы соотношения норм права и правовых отношений, рассмотрение и изучение их взаимосвязи и взаимодействия ... от нарушения государством, путем применения предусмотренных законом мер принуждения за правонарушения. 3. Формальная определенность формулирует права на конкретные виды дозволенных действий или ...

Впротивоположность обычному преклонению перед законом, как источником монопольно главенствующем над всеми прочими, Петражицкий настаивал на принципиальной равноценности всех «нормативных фактов». С другой стороны многообразное положительное право дополняется, согласно Петражицкому, как в области внегосударственного, неофициального, так и в области официального права, широким применением «права интуитивного». Это интуитивное право играет то прогрессивную, то реакционную роль, в зависимости от исторической обстановки. В эпохе, предшествующей революциям, интуитивное право обычно прогрессивнее позитивного права, но в эпохи реформ оно очень часто отстает от последнего. Например, после отмены в США рабства интуитивное право долго оставалось рабовладельческим. Петражицкий был против чрезмерного преувеличения как «интуитивного», так и «положительного» права, он настаивал на необходимости установления между ними подвижного равновесия. Попытка освободиться от связи между позитивным правом и государством неизбежно приводила его к пересмотру традиционной классификации права на публичное и частное, как зависящее от исторически изменчивой воли государства и применимой, следовательно, лишь к узкой области официального права. Исчерпывающей классификацией права, согласно Петражицкому является его разделение на «право социального служения» и «лично-свободное» право. Право «социального служения» объединяет, организует, централизует, а лично-свободное право напротив разъединяет, разграничивает и распределяет. Лично-свободное право действует не только между индивидами, но и между группами в их внешних отношениях. Право социального служения в свою очередь неизменно шире публичного права, так как регламентирует внутреннюю жизнь всевозможных групп.

Петражицкий отошел от классического понимания науки о праве только как систематизации и классификации юридических норм. Он исследует применение и функционирование права, его воздействие на психологию и поведение людей, способность общества к правовой саморегуляции. Исследования Петражицкого привлекли особое внимание ученых к проблемам нормативной природы и структуры правосознания и стали стимулом исследований в области юридической психологии.

ГЛАВА 2. КОНЦЕПЦИИ ПРАВОПОНИМАНИЯ В СОВРЕМЕННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКЕ

Вопрос соотношения и взаимосвязи правовых и иных социальных норм в различных юридических школах решается по-разному. Определяющим моментом разрешения данной проблемы является тип правопонимания и соответственно сущность права как значимого явления социальной жизни.

Тип правопонимания определяет парадигму, принцип и образец юридического познания, предмет и метод соответствующей концепции. Правопонимание — это цельная, взаимосвязанная концепция правовых идей, обладающих особым набором свойств.

13 стр., 6396 слов

Проблемы соотношения права и закона

... общей концепции правового государства. Целью данной работы является изучение вопроса соотношения права и закона. Исходя из поставленной цели необходимо решить следующие задачи: раскрыть понятие права; раскрыть понятие закона; рассмотреть соотношение права и закона в различных теориях правопонимания; ...

Среди отечественных юристов наиболее удачную типологию правопонимания предложил B.C. Нерсесянц, разделив все правовые концепции на два типа: юснатурализм и легизм «…концепции первого типа развивают ту или иную версию приоритета права перед законом, а концепции второго типа в качестве права признают лишь закон…». Учитывая усложняющиеся потребности общества и всё большие требования с его стороны к праву B.C. Нерсесянц предлагает в качестве самостоятельного третий тип — юридический либертаризм.

Аналогичное суждение высказывают и другие авторы. Так, основываясь на критерии соотношения права и закона В.А. Четвернин выделяет два основных типа правопонимания: 1) позитивистский и 2) непозитивистский. Суть такой классификации типов правопонимания состоит в различении или отождествлении понятий «право» и «закон».

Позитивистский тип правопонимания рассматривает право как продукт государственной власти, систему норм, чей общеобязательный характер обеспечен принудительной силой государства. Право сводится к принудительно-властным установлениям, к формальным источникам так называемого позитивного права, т.е. к закону.

Отсюда и название — легистский (законнический) позитивизм по аналогии с философским позитивизмом. «Сущее» и для того, и для другого является одновременно и «должным», т.е. имеет позитивное восприятие. Поэтому действующее или сущее право для легистского позитивизма является и должным правом.

Под законом понимается все «право» в позитивистском понимании, т.е. общеобязательные нормы, отвечающие требованиям формальной корректности, и обеспеченные принудительной силой государства. Закон в этом смысле не только собственно закон как один из нормативно-правовых актов, а «любой властный акт (парламентский, правительственный, судебный), изданный компетентным органом власти с соблюдением установленной процедуры, т.е. властный акт, правильный по форме».

Непозитивистское правопонимание разграничивает закон в широком смысле этого слова и собственно настоящее право. Позиция непозитивистов основана на том, что помимо формальных требований они предъявляют к праву содержательные требования, т.е. не все властно установленные нормы, отвечающие требованиям формальной корректности, являются правом, а только те из них, которые отличаются особым, правовым содержанием. Следует отметить, что критерии определения правового и неправового содержания норм остаются спорными.

В рамках непозитивистского типа В.А. Четвернин различает этическое и юридическое понятие права. Первое предъявляет к содержанию актов, претендующих на звание правовых, этические, нравственные требования.

Второе исходит из наличия у права своего собственного содержания, отличного от тех или иных этических представлений и моральных взглядов.

В рамках предпринятого исследования рассмотрение сущностных характеристик права является определяющим в проблемах соотношения и взаимодействия различных социальных норм. Приверженность к тому или иному типу правопонимания определяет не только место норм права в системе соционормативного регулирования, но и решает один из наиболее сложных вопросов: содержание права и его соотношение с нормой права. Для более полного освещения данной проблемы необходимо рассмотреть основные, наиболее распространенные, концепции правопонимания.

Концепция позитивистского правопонимания.

Основным положением данной концепции является трактовка права как творения власти, властная принудительность. Так, Дж. Остин характеризовал право как «агрегат правил, установленных политическим руководителем или сувереном», и подчеркивал: «Всякое право есть команда, приказ». Шершеневич Г.Ф. придерживался аналогичных воззрений. «Всякая норма права, — писал он, — приказ». Право, по его оценке, — это «произведение государства», а государственная власть характеризуется им как «тот начальный факт, из которого исходят, цепляясь друг за друга, нормы права». Своим приказом государственная власть порождает право — таково кредо данного типа правопонимания. С этой точки зрения все, что приказывает власть, есть право.

Русский дореволюционный юрист В.Д. Катков, реформируя юриспруденцию с помощью «общего языковедения», предлагал вовсе отказаться от слова «право» и пользоваться вместо него словом «закон», поскольку, как утверждал он, в реальности «нет особого явления «право».

Другая отличительная особенность права проявляется в формальнологическом и юридико-догматическом методах анализа права, его отрыве от общественных отношений. Теоретико-познавательный интерес легизма полностью сосредоточен на действующем (позитивном) праве. Все, что выходит за рамки эмпирически данного позитивного права, все рассуждения о сущности права, идее права, ценности права и т.д. позитивисты отвергают как нечто метафизическое, схоластическое и иллюзорное, не имеющее правового смысла и значения.

Позитивизм соответствует силовой парадигме осмысления социальных явлений, включая право и государство, и заключает в себе элемент апологии существующего политического господства и законодательства.

Легизм во всех его вариантах отождествляя право и закон, отрывает закон как правовое явление от его правовой сущности, отрицает объективные правовые свойства, качества, характеристики закона, трактует его как продукт воли и произвола устанавливающей закон власти. Следовательно специфика права неизбежно сводится при таком правопонимании к принудительному характеру по отношению к личности и обществу в целом. Принудительность трактуется не как следствие каких-либо объективных свойств и требований права, а как исходный правообразующий и правоопределяющий фактор, как силовой и насильственный первоисточник права. Согласно легизму истина о праве дана в законе выражающем волю, позицию и мнение законодателя. Одним из серьезных недостатков этой концепции является её предельный субъективизм, так как искомое истинное знание о праве носит характер мнения, хотя и официально-властного. По логике такого правопонимания, одна только власть, создающая право, действительно знает, что такое право и чем оно отличается от неправа. Наука же в лучшем случае может адекватно постигнуть и выразить это воплощенное в законе (действующем праве) властно-приказное мнение.

Позитивисты возвели одну из форм положительного права — закон, законодательное установление или законодательную норму — на степень универсальной юридической категории. Закон является важнейшим моментом юридической жизни особенно там, где монополизировано правотворчество. При такой монополизации считается даже единственно правильным, чтобы закон или установленная в известном порядке норма являлись единственным источником права. Если фактические условия выдвигают какие-либо другие источники, то режим монополии может их признать только постольку, поскольку они признаны и допущены законодательной нормой.

Так условно признается, например, обычное право, поскольку оно не противоречит закону и разрешено законом. Если на основании этой практики монополии попытаться построить некоторое теоретическое обобщение, то ясно, что оно выльется приблизительно в следующую форму: установленная норма есть высшее, наиболее объективное юридическое понятие.

Действующее право невозможно оценить с какой бы то ни было позиции, хотя проблема произвола законодателя позитивистами не решается. Определяя право, представители позитивной школы подступают с «чисто» научных позиций — как организованного по формальному признаку государственного принуждения. Для позитивистов, где нет государственной власти, нет и права.

Позитивисты, отождествляя понятия «право» и «закон», упорно не желают обозначать законодательство его собственным именем. Таковое они называют «позитивным правом». Однако, переименование законодательства в «позитивное право» не отменяет бесспорный факт того, что право и законодательство — разносущностные социальные феномены. Соответственно правоведение остается не идентичным законоведению.

Отождествление права и закона кардинально изменяет представление о механизме соционормативного регулирования. Установленное законом предписание становится первопричиной и мерилом социального поведения. Таким образом, государственная власть, а не общество задают систему координат развития и функционирования социальной действительности. Следовательно, через право государственная власть устанавливает тотальный контроль над обществом регламентируя все стороны его функционирования. В этом случае все большая детализация и конкретизация через подзаконные акты единичных и частных случаев создаёт громоздкую и малоэффективную, с позиции общества, правовую систему. Право не отражает интересы общества вследствие чего, противопоставляет себя иным социальным нормам. Отказ от системности как признака соционормативного регулирования приводит к хаосу взаимоотношений власти и общества, а также отношений складывающихся внутри общества. Результатом такого регулирования является политика геноцида против собственного народа, гражданская война, социальные катаклизмы. Гибель общества неминуемо приведет к гибели государства. Опыт исторического развития ряда государств (в том числе и России) по данному пути привел к необходимости переосмысления самой парадигмы общественного развития.

Весьма интересным, с позиций данной теории, выступает соотношение права и морали, права и религиозных норм. Позитивисты подчеркивают независимость права от морали и справедливости. Кельзен писал, что закон не может быть хорошим или плохим, он может быть только действующим. Ещё более кардинальной точки зрения придерживался один из основателей позитивизма в Англии Дж. Остин, который выносил нравственную оценку права за рамки юридической теории.

В данной концепции, право рассматривается как первичный по сравнению с нравственностью регулятор общественных отношений. Таким образом, любая политическая сила, олицетворяющая на данный момент государственную власть, может ввести новые нравственные императивы для всех социальных слоев населения. Однако, ценностные ориентации, складываясь на протяжении длительного исторического периода, отражают объективные факторы развития данного общества и не подчиняются политической воле элит. Противопоставление права и морали приводит к «парализации» социального регулирования: то что правильно с позиции морали — запрещено правом, а то что законно — не укладывается в рамки возможного поведения для личности, воспитанной в системе определенных нравственных ценностей. Для государственной власти право не может быть аморальным, но являясь таковым для общества оно становится рычагом тормозящим его поступательное развитие.

Религиозные нормы, отражающие нравственные устои данного общества для позитивистов являются «лишними» и «вредными» регуляторами. Вопрос соотношения правовых и моральных норм в практике государственно-правового строительства решался кардинально: запрещением религиозного вероисповедания и полным игнорированием религиозных норм. Такое положение вещей приводило к тому же трагическому финалу: противопоставлению и все большему отдалению друг от друга общества и государства.

Опираясь на опыт исторического развития можно констатировать факт, что применение позитивизма в практике социального регулирования нарушает его целостность и приводит к разрушению системы социальных регуляторов общественного развития.

ГЛАВА 3. РАЗНОВИДНОСТИ ПРОБЛЕМ СОВРЕМЕННОГО ПРАВОПОНИМАНИЯ

Проблема правопонимания, безусловно, определяющая в юридической науке. Образ права, сложившийся в рамках определенного типа правопонимания, становится базой для построения правовой теории и принципом познания всех правовых феноменов. Таким образом, понимание того, что есть право, обычно сконцентрированное в его определении, воплощает в себе общую правовую концепцию. Иначе говоря, «если понятие права — это сжатая юридическая теория, то юридическая теория — это развернутое понятие права».

Однако значимость правопонимания не ограничивается важной научно-теоретической ролью — понятием и соответствующим пониманием права руководствуются также юристы-практики и законодатели, то есть оно определяет правовую политику и выполняет инструментальную функцию. В конечном счете, понимание права важно «для каждого из нас, так как жизненный мир человека, мир социальной повседневности — это и есть подлинное царство права, тот воздух, которым дышит социальный субъект». К тому же, сложившиеся в обществе представления о праве, на которые значительно влияют теоретические построения, определяют и сам порядок общественных отношений.

Такая многоуровневость и многофункциональность обуславливает значимость представлений о праве и выработки на их основе его общих признаков. Но сложившиеся представления — это результат, само же правопонимания — не просто результат, но еще и процесс «целенаправленной мыслительной деятельности человека, включающий в себя познание права, его восприятие (оценку) и отношение к нему как к целостному явлению», то есть оно неотделимо от ценностного подхода субъекта понимания, «неизбежно связано как с моментом когнитивным (мыслительно-познавательным), так и с моментом идеологическим (оценочным)». Поэтому любое понятие права, правовая концепция как выражение правопонимания всегда определяется философской, нравственной, религиозной, идеологической позицией понимающего, которая в свою очередь складывается под влиянием социо-культурного и исторического контекста. Таким образом, субъективный, социокультурный, исторический факторы являются причиной плюрализма правопонимания, как теоретического, так и обыденного. Существующий в современном процессе научного познания гносеологический, онтологический и аксиологический плюрализм порождает бесконечные споры о природе права и стимулирует поиск наиболее приемлемого правопонимания как парадигмы для выработки непротиворечивых знаний об этом феномене.

Вследствие многолетнего самоограничения теоретических изысканий рамками догматического марксизма отечественное теоретическое правоведение оказалось в трудном положении, есть перспектива выхода из него в использовании современных интеллектуальных технологий, сложившихся в рамках западной правовой мысли, с учетом, однако, традиций отечественной правовой культуры. Для построения отвечающей требованиям эпохи «постмодерна» правовой концепции, необходимо учитывать специфику современного гуманитарного знания, выражающуюся в том, что сегодня оно формируется на стыке многих наук. Современная правовая теория уже не может догматически строиться «из самой себя», как некая априорная конструкция (юснатурализм, нормативизм, социологизм и т. д.).

Постижение феномена права требует от исследователя обращения к философии, социологии, психологии, лингвистике, семиотике, антропологии, кибернетике, теории систем, теории коммуникации и целому ряду других комплексных специализированных научных дисциплин, многие из которых возникли лишь в ХХ в.

В современной социологии мир «социального» давно уже трактуется как интерсубъективный мир. Это очень важное исходное положение для любой правовой теории и иная гносеологическая и онтологическая позиция по сравнению с «классической» гносеологией эпохи модерна, противопоставлявшей субъекта и объект. Феноменологическая теория интернациональности сознания эту преграду между субъектом и объектом разрушила. И это влечет за собой совершенно конкретные теоретические выводы. Социальное предстает ни чем иным, как сферой взаимодействия субъектов, опосредованного текстами. Следовательно, это осмысленное взаимодействие, и этот смысл задается самими субъектами, создающими тексты культуры и интерпретирующими их. А это означает, что социальное, интерсубъективное и коммуникативное — понятия однопорядковые. Поэтому и право, если признавать его социальную природу, неизбежно предстает как форма коммуникации, но имеющая свою специфику по сравнению с другими вариантами коммуникативного действия.

Эта специфика выражается в средствах и формах коммуникации, т.е. в правовых текстах и опосредующих их нормативных правах и обязанностях участников социального взаимодействия, т.е. правовой коммуникации. Отсюда вытекает и основная проблематика коммуникативной теории права: человек и его права.

Правовые тексты являются результатом объективации всей системы социальных взаимодействий, и именно поэтому человек всегда живет и действует не сам по себе, а в рамках определенной правовой культуры, которая есть часть культуры общества. Поэтому интерпретация как прав и свобод человека, так и его обязанностей, самым непосредственным образом «завязана» на тексты соответствующей культуры.

Любая правовая теория, а не только коммуникативная, должна, полагает автор, решать три основные проблемы:

1) проблему субъекта и его сознания, интерпретирующего «жизненный мир» как мир текстуальный (проблема того, как происходит интерпретация);

2) проблему правовых текстов или источников права и правовых норм (проблема того, что интерпретируется);

3) проблему правового взаимодействия (взаимообусловленного поведения) в форме взаимосоотносимых прав и обязанностей (проблема перевода интерпретированного в социально-правовое действие).

Отсюда три плана правовой реальности:

1) ментальный (психический)

2) текстуальный (культурологический)

3) деятельный (праксиологический)

Их взаимозависимость и позволяет характеризовать право как психосоциокультурную целостность, создаваемую непрерывностью правовой коммуникации. В контексте правовой структуры право возникает как функционирующий комплекс нормативных правоотношений. Любой другой подход, игнорирует коммуникативную сущность права. Так, в правовом этатизме под правом понимается закон, текст, означающее, т.е., фактически, лишь «оферта» права, предложение к коммуникации, хотя и в виде приказа. Право же, в концепции, рождается при встрече означаемого с субъектом и переводе означаемого в социальное действие, оправданное и ожидаемое другими социальными субъектами, то есть при возникновении правовой коммуникации. Такая трактовка права, конечно, с одной стороны, отличается прагматизмом и реализмом, но, с другой стороны, нацеливает субъекта на самостоятельные действия ради воплощения собственных коммуникативных идеалов, в том числе, правовых, являясь, таким образом, концепцией и идеалистической. Такой вариант характеризуется как правовая интерпретация известной русской философской идеи «идеал-реализма».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Основное теоретическое и практическое значение правопонимания и права состоит не в том, что это одна из форм выражения и отражения реально существующих явлений, вещей, а именно в том, что наше сознание не только отражает объективный мир, но и во многом творит, создает его. Правовые явления как продукт сознания, конструкция всякого правосознания.

Современное правопонимание связано прежде всего с двумя распространенными подходами к пониманию права: в широком (философском) и узком (узконормативном) смыслах. В рамках узконормативного подхода право рассматривается как система формально-определенных, общеобязательных норм, санкционированных государством и обеспечиваемых его принудительной силой. Последователи данного подхода в правоведении признают, прежде всего, практически-утилитарную ценность права, т.е. возможность реального использования права в регулировании общественных отношений. Сторонники «широкого» понимания права исходят из того, что право не тождественно законодательству, данный подход, прежде всего, направлен на познание сущностной (философско-ценностной) основы права, на изучение смысла права, общеправовых начал и принципов. Право здесь рассматривается как форма свободы, например, в либертарной теории права: право как форма свободы, формальная свобода. В понятие права включаются такие правовые элементы, как правоотношения, правосознание, субъективные права. Источником и целью права признаются общественные отношения, соответствующие естественно-правовым принципам справедливости. Оба подхода сходятся в понимании права, как совокупности норм, установленных и охраняемых государством.

В России нет теоретических концепций, отражающих какой-либо классический тип правопонимания в чистом виде: каждая правовая концепция включает в себя элементы всех трех типов в том или ином соотношении. Более того, наблюдается тенденция не только к размыванию границ между классическими типами правопонимания, но и к интегрированию их в единой концепции.

Складывающиеся на сегодняшний день российские концепции правопонимания, отягощенные многими проблемами, имеющими истоки еще в советском периоде, а также обусловленными сложностью переходного периода жизни страны, все же достаточно твердо стоят на своих основаниях. Но уже сейчас явно чувствуется неудовлетворенность многих правоведов существующими в науке представлениями о праве. В этом направлении ведутся активные поиски: пересматриваются уже существующие теории и создаются новые, стремящиеся разработать правопонимание, адекватное современным общественным условиям и требованиям научного знания. Все это явные свидетельства окончания периода замкнутости постсоветской научной «рефлексии» на марксистскую парадигму и перехода на новый перспективный путь развития, прежде всего, именно в области решения ключевой проблемы понимания права.

Подводя итиги можно сказать что : во-первых, в эпоху постметафизического мышления, когда поиск предельных оснований достоверного знания многими исследователями признается безнадежным предприятием, невозможно претендовать на абсолютное определение права . Во-вторых, объективные процессы современного развития общества, а именно процессы глобализации, правовой универсализации и развития новейших технологий передачи и обработки информации, оказывают колоссальнейшее влияние на формирование тенденций развития права, а, следовательно, и типов правопонимания. В-третьих, существующие тенденции правопонимания показывают, что основной вектор развития правовой мысли, по крайней мере, в первой половине ХХ I века, будет направлен в сторону создания интегративной концепции права на основе коммуникативного подхода.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/kursovaya/problema-ponimaniya-v-prave/

1. Байтин М. И. «Сущность права: Современное нормативное правопонимание на грани двух веков.» Саратов: СГАП. 2001.

2. Бержель Ж-Л. Общая теория права. М.2000 год.

3. Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского. Соч. в 2 т. М 1991. Т.2.

4. Графский В. Г. Интегральная (синтезированная) юриспруденция: актуальный и все еще незавершенный проект// Правоведение. 2000. №3.

5. Гроций Г. О праве войны и мира: три книги в которых объясняется естественное право и право народов, а также принципы публичного права. М., 1957.

6. Гурвич, Г. Д. «Петражицкий как философ права». Сборник статей «Культура и жизнь».

7. Евдеева Н. В. «Интегративные теории правопонимания в современной России» диссерт. Кандидата юр.наук. Нижн. Новгород 2005 год.

8. Кельзен Ганс «Чистое учение о праве». Академия наук СССР. Институт научной информации по общественным наукам. Выпуск 1. Москва 1987.

9. Лейст О. Э.. Три концепции права // Советское государство и право. 1991 год. № 12.

10. Лившиц Р.З. Теория права. Учебник — М. Издательство БЕК. 1994 г.

11. Мальцев Г.В. Понимание права. Подходы и проблемы. М., 1999.

12. Маркс Карл, «К критике гегелевской философии права». Соч. Т 1.

13. Мартышин О. В. Теория государства и права. М.2007.

14. Марченко М.Н. Теория государства и права. М. 2005.

15. Марченко М.Н. Хрестоматия. 2004 г.

16. Матузов Н.И. Актуальные проблемы теории права: М., 2004.

17. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. СПб. Издательство «Лань», 2000г.