Полномочия и процессуальная самостоятельность следователя (2)

Курсовая работа

Рамки компетенции по вмешательству в расследование у начальника следственного подразделения гораздо шире, нежели у прокурора, хотя последний обладает большими правами и властными полномочиями при определении направления движения дела. Наличие у прокурора полномочий на отмену незаконных и необоснованных постановлений следователя вхо­дит в содержание его надзорных функций, а начальник следственного от­дела обязан по смыслу закона по каждому делу упреждать и не допускать принятие следователем незаконных и необоснованных решений.

Каким бы тесным ни казалось соприкосновение ведомственного процессуального контроля и прокурорского надзора, одно не должно под­менять другое.

Среди практических работников и научных работников обсуждается вопрос о возможности расширения процессуальных полномочий началь­ника следственного отдела. Так, И.Н. Кожевников пишет «анализируя бо­лее чем тридцатилетний опыт функционирования следственного аппарата органов внутренних дел и, в частности, деятельность руководителей след­ственных подразделений, считаю, что полномочия их должны быть суще­ственно расширены. Целесообразно наделить начальника следственного отдела правом отмены незаконных постановлений подчинённых следова­телей о прекращении уголовного дела и приостановлении предварительного следствия. Это позволит усилить контроль за расследованием, даст воз­можность оперативно реагировать на нарушения подчинённых следовате­лей».1

Этой позиции придерживается и А. Пиюк, который также предлагает наделить начальника следственного отдела правом отменять несоответствующие обстоятельствам дела постановления следователя. Также он счи­тает, что, если руководить предварительным расследованием и утверждать обвинительное заключение будет не прокурор, а начальник следственного отдела, существенно уменьшится зависимость государственного обвини­теля от позиции предварительного расследования. Такое нововведение, по его мнению, позволит также более объективно и беспристрастно разрешать конфликты, возникающие между обвинением и защитой на предваритель­ном следствии.1

Таким образом, эти авторы считают, что отсутствие таких полномо­чий не позволяет обеспечить важнейшую задачу уголовного судопроиз­водства по немедленному восстановлению нарушенных прав и законных интересов граждан.

УПК России восполнил в себе указанную проблему. Так, полномо­чия начальника следственного отдела (ст. 39 УПК России) дополнились содержанием: «отменять необоснованные постановления следователя о приостановлении предварительного следствия» (п. 2 ч.1 ст. 39), а также «вносить прокурору ходатайство об отмене иных незаконных или необос­нованных постановлений следователя» (п. 3 ч. 1 ст. 39 УПК).

4 стр., 1676 слов

Деятельность следственного отдела омвд

... внутренних дел; ознакомилась с порядком составления и заполнения юридических документов. В штате СО ОМВД России по АГО состоят следователи и старшие следователи. Деятельностью этого звена непосредственно руководит заместитель начальника отдела – начальник следственного отдела. Следователи подчиняются начальнику ...

Однако при более детальном изучении проблемы можно констатиро­вать, что вряд ли недостаток ответственности у начальников следственных подразделений можно объяснить недостатком у них процессуальных полномочий. Так же как и упущения в прокурорском надзоре трудно оправ­дать избытком полномочий и обязанностей у прокурора.

Обязательное вмешательство прокурора в расследование носит эпизодичный характер и только в строго определённых случаях: при решении вопроса об избрании меры пресечения в виде заключения санкционировании обыска или выемки, отстранении обвиняемого от должности, помещении подозреваемого или обвиняемого в лечебные учреждения для проведения судебно-психиатрических экспертиз, даче согла­сия на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям и, наконец, при утверждении обвинительного заключения или постановле­ния о направлении дела в суд для рассмотрения вопроса о применении принудительных мер медицинского характера, направлении дела на рассмотрение суда.

Во всех остальных случаях по закону истребование и проверка дел, принятие по ним процессуальных решений определяется усмотрением надзирающего прокурора. Поэтому прокурорский надзор является дополнительной процессуальной гарантией обеспечения надлежащего режима законности предварительного расследования, соблюдения конституцион­ных и процессуальных гарантий и прав личности в уголовном судопроиз­водстве.

Совсем иное положение у начальника следственного отдела, кото­рый повседневно и непосредственно должен осуществлять свои процессуальные функции ведомственного контроля за расследованием по каждому делу. Этот ведомственный контроль является ни чем иным, как формой процессуального руководства предварительным следствием.

Согласно ст. 39 УПК РФ начальник следственного отдела вправе:

1) проверять материалы уголовного дела;

2) давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения.

Указания начальника следственного отдела по уголовному делу даются в письменном виде и обязательны для исполнения следователем, но могут быть обжалованы им прокурору. Обжалование указаний не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев, когда указания касаются изъятия уголовного дела и передачи его другому следователю, привлечения лица в качестве обвиняемого, квалификации преступления, объема обвинения, избрания меры пресечения, а также производства следственных действий, которые допускаются только по судебному решению. При этом следователь вправе представить прокурору материалы уголовного дела и письменные возражения на указания начальника следственного отдела.

По закону начальник следственного отдела обязан осуществлять контроль за своевременностью действий следователя по рас­крытию и предупреждению преступлений, принятию мер для наиболее полного, всестороннего и объективного производства предварительного следствия и т.д.

11 стр., 5027 слов

Организация работы следственного отдела органа внутренних дел

... дел на транспорте и режимных объектах функционируют 115 главных следственных управлений (ГСУ) и следственных управлений (СУ), а также более 2,5 тыс. подчинённых им следственных отделов, следственных отделений, следственных групп и следственных частей (на ... расследование уголовного дела; поиск и процессуальное оформление доказательств, как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого; формирование ...

Контроль за своевременностью действий следователей означает постоянное за ними наблюдение, чтобы выполняемые ими действия (и не только чисто процессуального характера, но и организационные) обеспе­чивали раскрытие расследуемого преступления, принимались меры для наиболее полного, всестороннего и объективного исследования всех об­стоятельств.

А.М. Ларин писал, что ни одно дело не может поступить в суд без направления прокурору, участие начальника следственного отдела в каж­дом уголовном деле отнюдь не обязательно. В отличие от прокурора на­чальник следственного отдела не участвует в судебном разбирательстве по уголовным делам и не может с той же остротой ощущать пробелы, ошибки предварительного следствия, обнаруживаемые в суде, а потому уступает прокурору в видении судебной перспективы дела. Участие начальника следственного отдела в процессуальном руководстве деятельностью следователей как будто облегчает работу прокурора в этом же направлении. Но при этом прокурор оттесняется от следственной работы, его руководя­щая роль снижается.1

Анализ положений ст. 39 УПК России позволяет сказать, что основ­ной формой реагирования при осуществлении ведомственного контроля — дача письменных указаний следователю. Однако практика показывает, что нередко количество даваемых прокурором указаний следователям не сво­его ведомства значительно превышает количество указаний руководителей следственных подразделений.

Если указания начальника следственного отдела затрагивают вопро­сы привлечения в качестве обвиняемого, квалификации преступления и объёма обвинения, а также направления движения дела, то следователь в силу требований ч.2 ст.127 и ч. 4 ст.127 УПК РСФСР вправе такие указа­ния начальника следственного отдела не исполнять, а обжаловать их над­зирающему прокурору. Однако на практике подобных случаев фактически нет. На любых более или менее значимых процессуальных документах не­зависимо от их законности, обоснованности и качества исполнения ставит­ся виза начальника следственного подразделения. Тем самым процессу­альное положение следователя фактически низводится до уровня дознава­теля, для которого требуется согласие начальника органа дознания принятия основных процессуальных решений.

Процессуальная самостоятельность следователя — полномочия, защищающие внутреннее убеждение следователя и позволяющие следова­телю настаивать на собственном мнении. Тем не менее, следователи состо­ят в следственных подразделениях различных ведомств, а значит, за ними осуществляется и процессуальный, и административный контроль. Так, в органах прокуратуры, прокурор — не только орган надзора, но и руководи­тель в административном порядке. Он назначает следователя на долж­ность, освобождает от неё, налагает дисциплинарные взыскания. К тому же он вправе проводить любые следственные действия и принять к своему производству любое уголовное дело. Практика свидетельствует о том, что следователи, находясь в административном подчинении прокуроров, край­не редко пользуются своим правом обжалования указаний прокурора.

Также начальники органов внутренних дел вправе осуществлять административное руководство и контроль за деятельностью следователя. Они не вправе вмешиваться в решение следователем процессуальных во­просов, но давление с их стороны, тем не менее, имеет место, несмотря на запрещающие это приказы МВД.

16 стр., 7643 слов

Формы взаимодействия следователя с органами дознания

... с преступностью; Инструкция по организации взаимодействия подразделе ий и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений, ведомственные и межведомственные нормативные акты. В соответствии с внутриведомственными нормативными актами взаимодействие между следователем, ...

На данном этапе от правильно организованного прокурорского над­зора за соблюдением законности и ведомственного процессуального кон­троля со стороны начальника следственного отдела в стадии предвари­тельного расследования зависит обеспечение действительной процессу­альной самостоятельности следователя. Одновременно это будет способствовать повышению персональной ответственности следователя за закон­ность и обоснованность каждого из принимаемых и выполняемых им про­цессуальных решений и действий. Поэтому важно отметить, что в процес­се расследования взаимоотношения следователя независимо от ведомст­венной принадлежности, со своим начальником (прокурором, начальником следственного отдела) должны носить не административный, а процессу­альный характер, чётко регламентированный законом.

И всё же думается, что только создание вневедомственного следст­венного аппарата реально обеспечит процессуальную самостоятельность следователю.

§ 2. Взаимодействие следователя с органами дознания

В современных условиях следователь не может работать в одиночку. Несмотря на персональную ответственность следователя за дело, находя­щееся в его производстве, раскрытие преступлений всё больше становится коллективной деятельностью на основе взаимодействия. Без эффективного взаимодействия органов следствия и дознания невозможно выявление, расследование, раскрытие, пресечение и предупреждение преступлений, связанных с посягательствами на охраняемые Уголовным законом интересами.

Взаимодействие органов предварительного следствия и дознания -основанное на законе и общности задач в уголовном судопроизводстве, наиболее разумное сочетание и эффективное использование полномочий и методов работы, обусловленное различием их компетенции и форм деятельности, осуществляемое в одной стадии уголовного процесса и направленное на раскрытие, расследование и предупреждение преступлений.1 Одним из общих условий производства предварительного следствия, значительно повышающим его эффективность, является взаимодействие следователя с органами дознания.

Взаимодействие следователя и органов дознания проводится на основе принципов соблюдения законности, самостоятельности каждого правоохранительного органа в пределах, предоставленных ему законодательством Российской Федерации полномочий, процессуальной независимости и персональной ответственности следователей и сотрудников оперативных подразделений за точное выполнение согласованных мероприятий.

Практика свидетельствует, что в подавляющем большинстве случаев успех расследования преступлений достигается при тесном взаимодействии таких подразделений: предварительного следствия, криминальной милиции и милиции общественной безопасности.

Преступники маскируют преступление, скрывают его следы, предпринимают все возможное, чтобы направить следствие по ложному пути. Следователь должен быть хорошим организатором. Одна из главных его задач — объединить в процессе расследования труд многих людей самых различных специальностей; он вправе и должен обеспечить выполнение необходимых функций теми, кто по закону обязан оказывать ему помощь.1

23 стр., 11194 слов

Надзор прокурора за деятельностью органов дознания и органов ...

... отрасли прокурорского надзора. Установить сущность и задачи прокурорского надзора за деятельностью органов предварительного следствия и дознания. Установить объекты, предел и предметы прокурорского надзора за деятельностью органов предварительного следствия и дознания. Установить полномочия прокурора при осуществлении надзора за деятельностью органов ...

Эффективность борьбы с преступностью во многом зависит от рациональной организации взаимодействия аппаратов следст­вия органов дознания и экспертов-криминалистов на всех этапах расследо­вания.

В юридической литературе существуют различные определения «взаимодействия».

Так, И.М. Гугкин полагал, что под взаимодействием следователя и органов дознания в уголовном процессе следует понимать основанную на законе, согласованную по цели, месту, времени деятельность независимых друг от друга в административном отношении органов, которая выражает­ся в наиболее целесообразном сочетании присущих этим органам средств и методов и направлена на предупреждение, пресечение и раскрытие пре­ступлений, производство по которым отнесено к компетенции следователя, привлечение к уголовной ответственности виновных и обеспечение возмещение ущерба, причиненного преступлением.1

По мнению И.Б. Воробьевой, взаимодействие есть деловое сотрудничество на том или ином этапе обнаружения, раскрытия, расследования и предупреждения преступления.2

В.Е. Жарский считает, что под взаимодействием следователя и орга­на дознания при расследовании преступлений понимается их согласован­ная деятельность, направленная на выполнение стоящей перед ними общей задачи — быстро и полно раскрыть и расследовать преступление и, хотя ни следователь, ни орган дознания не находятся в административной зависи­мости друг от друга, взаимодействуя, они должны использовать все свои возможности и приложить максимум усилий для установления в ходе рас­следования истины по делу. При этом следователь должен поддерживать тесный контакт с органом дознания на всем протяжении расследования.3

И.Ф. Герасимов предлагает определение: «Взаимодейст­вие органов предварительного следствия и дознания — это основанное на законе и общности задач в уголовном судопроизводстве правильное соче­тание и эффективное использование полномочий, методов и форм дея­тельности, присущих каждому из указанных органов, направленное на раскрытие, расследование и предупреждение преступлений.1

Приведенные определения достаточно полно характеризуют сущ­ность и цели взаимодействия, которое заключается не только в совместном выезде на место происшествия, в командировки, в составлении планов, но и в постоянной оперативной взаимоосведомленности, контакте и взаимо­помощи при проведении тех или иных действий при расследовании пре­ступлений.

На органы дознания возложено принятие необходимых оперативно-розыскных и иных предусмотренных уголовно-процессуальным законом мер в целях обнаружения преступлений и лиц, их совершивших, а также мер по предупреждению и пресечению преступлений. Кроме того, при на­личии признаков преступления, по которым обязательно предварительное следствие, на органы дознания возложены обязанности по возбуждению уголовного дела и проведению неотложных следственных действий для установления и закрепления следов преступления: осмотра, обыска, выем­ки, освидетельствования, задержания и допроса подозреваемых, допроса потерпевших и свидетелей.

Взаимодействие следователя с органом дознания осуществляется в различных формах. Причем эти формы зависят от того, какой орган возбу­дил уголовное дело и приступил к расследованию (орган дознания или следователь), с кем осуществляет следователь контакт (с оперативными работниками или с сотрудниками других служб милиции), на каком этапе расследования осуществляется это взаимодействие и т.д.

18 стр., 8571 слов

Дознание как форма предварительного расследования (2)

... курсовой работы – исследовать дознание как форму предварительного расследования. Для реализации поставленной цели необходимо решить следующие задачи: 1. раскрыть понятие и значение предварительного ... дела по подследственности следователю и наоборот. Производить предварительное следствие по таким ... права проводить дознание сотрудников криминальной милиции и участковых оперуполномоченных. Следовательно, ...

При расследовании преступлений взаимодействие следователя с органом доз­нания чаще всего происходит формах:

  • принятие мер по охране места происшествия и задержанию преступника;

выполнение органом дознания поручений следователя по проведе­нию отдельных следственных действий и проверке данных, необходимых

для установления истины по делу;

  • оказание органом дознания помощи следователю при осуществле­нии последним следственных действий и розыскных мероприятий;

взаимная информация о данных, полученных в ходе расследования

или в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий и других

действий;

  • согласование работы следователя и органа дознания при планиро­вании расследования.

Одной из эффективных форм взаимодействия следователя и органов дознания является создание следственно-оперативных групп, в состав которых входят следователи и оперативные работники.

Руководитель группы несет персональную ответственность за организацию работы следственно — оперативной группы и подчиненных сотрудников, соблюдение законности, достижение конкретных результатов в расследовании и раскрытии преступления, сохранность получаемой и выдаваемой информации по находящемуся в производстве уголовному делу;

  • знакомится с оперативно — розыскной информацией, представляющей интерес по расследуемому уголовному делу, проводит совместно с органами дознания проверку и реализацию полученной информации;
  • разрабатывает совместно с членами следственно — оперативной группы план совместных следственных действий и оперативно — розыскных мероприятий;
  • дает письменные поручения соответствующим следователям и оперативным работникам взаимодействующих органов о производстве следственных действий и оперативно — розыскных мероприятий;
  • организует взаимодействие участников и оказывает практическую помощь членам следственно — оперативной группы при производстве отдельных следственных действий и оперативно — розыскных мероприятий.

В целях дальнейшего улучшения оперативно-служебной деятельно­сти и совершенствования взаимодействия, приказом МВД России от 20.06. 1996 г. № 334 утверждена по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и рас­крытии преступлений».

Согласно основными задачами взаимодействия по раскрытию и расследованию преступлений, в т.ч., например, в сфере незаконного оборота и изготовления оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных являются:

обеспечение проведения неотложных следственных действий и

оперативно-розыскных мероприятий при совершении преступления;

всестороннее и объективное расследование преступлений, своевре­менное изобличение и привлечение к уголовной ответственности лиц их

совершивших, а также розыск скрывшихся преступников;

  • осуществление мероприятий, направленных на возмещение материального ущерба, причиненного гражданам и организациям (вне зависимости от форм собственности), преступными действиями виновных лиц.

Однако нельзя признать термин «взаимодействие» удачным, пра­вильно передающим правоотношения следователя и органов дознания, ус­тановленные законом. Поскольку, думается, что взаимодействие предпола­гает деятельность взаимную, основанную на равенстве сторон. Между тем, уголовно-процессуальный закон чётко закрепляет юридическое неравенство следователя и органа дознания.

3 стр., 1226 слов

Оспаривание действий нотариальных органов в гражданском процессе

... совершённом нотариальном действие либо отказе предусмотрен главой 37 ГПК РФ. В отличие от советского права в российском судебный контроль отождествляется с обжалованием действий или бездействий нотариуса. ... частей, соединений, учреждений и военно-учебных заведений, где нет нотариальных контор и других органов, совершающих нотариальные действия, также доверенности рабочих и служащих, членов их семей ...

П. 4 ч.2 ст. 38 УПК России устанавливает: «следователь уполномо­чен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные по­ручения о проведении оперативно — розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о за­держании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных дей­ствий, а также получать содействие при их осуществлении». То есть пору­чения носят властный характер, так как кроме права давать поручения и указания, закреплена обязанность их исполнения. В то же время без пору­чения следователя орган дознания не вправе приступить к процессуальной деятельности.

Таким образом, в предусмотренных процессуальными нормами отношениях следователь выступает как субъект прав, а орган дознания — как субъект обязанностей. Органы дознания играют важ­ную роль в расследовании. Но относительно предварительного следствия их деятельность носит вспомогательный характер. Поскольку именно сле­дователь в полном объёме несёт ответственность за направление, качество и сроки расследования по принятому к производству уголовному делу. Именно он принимает заключительное процессуальное решение в этой стадии, составить обвинительное заключение или вынести постановление о прекращении дела.

Правовой основой взаимодействия следователей и органов дознания являются также нормы ФЗ РФ «Об оперативно-розыскной деятельности»: ст.ст. 7, 10, 11, 13, 14. Должны также учитываться требования Закона «О милиции» в части разграничения компетенции криминальной милиции и милиции общественной безопасности: ст.ст. 8, 9.

Неукоснительное соблюдение перечисленных норм действующего законодательства — необходимое условие эффективности взаимодействия в выявлении, пресечении, раскрытии и расследовании преступлений.

Согласно ч.1 ст. 7 этого закона милиция подразделяется на крими­нальную и милицию общественной безопасности. Основные задачи и со­став милиции общественной безопасности определяются в ч.ч. 1 и 2 ст. 9 Закона «О милиции». В соответствии с этими нормами в задачи милиции общественной безопасности входит раскрытие преступлений, по делам, по которым производство предварительного следствия не обязательно. Рас­крытие преступлений, по делам, по которым обязательно производство предварительного следствия, является одной из основных задач крими­нальной милиций, как это указано в ч.1 ст. 8 Закона «О милиции».

В соответствии с требованиями ст. 151 УПК России по делам о преступлениях, предусмотренных ч.2 ст. 222 УПК, обязательно производство предварительного следствия. Поэтому поручения по ним должны направ­ляться начальнику криминальной милиции, который по должности являет­ся заместителем соответствующего начальника городского (районного) от­дела (управления) внутренних дел.

13 стр., 6184 слов

Взаимодействие следователя и органа дознания

... службам, при четком разграничении полномочий предварительного следствия и дознания'' Взаимодействие следователя и органа дознания обусловлено объективными предпосылками: общностью стоящих ... милиции. Зачастую сотрудники органов предварительного расследова­ния не имеют представления, каким образом разграничивается их компетенция. В ряде органов при оформлении следователями поруче­ний органам дознания ...

Однако во всех случаях необходимо учитывать специфику рассле­дуемого преступления, которой безусловно обладают указанный вид пре­ступления. Для их успешного раскрытия часто необходимо взаимодейст­вие с подразделениями ППС. Эти подразделения как определено в ч.2 ст.9 Закона «О милиции» входят в состав милиции общественной безопасности и находятся в подчинении начальника милиции общественной безопасно­сти, который также, как и начальник криминальной милиции, является по должности одним из заместителей начальника соответствующего ОВД (УВД).

Поэтому, при необходимости использования возможностей подраз­делений милиции общественной безопасности и взаимодействия с ними в раскрытии и расследовании преступлений, следователям следует направ­лять поручения в соответствии со ст.7 Закона «Об оперативно-розыскной деятельности» на имя начальников ОВД (УВД).

Поскольку в их компетенции поручить соответствующим службам исполнение поручения в той или иной части.

Наиболее типичной формой процессуального взаимодействия, с точ­ки зрения полномочий следователя, является взаимодействие в порядке п.4 ч. 2 ст. 38 УПК России, которая закрепляет право следователя давать орга­ну дознания поручения и указания о производстве розыскных и следствен­ных действий. Поручение — это требование о производстве следственных и розыскных действий, и касается перечня этих действий. А указания — оп­ределяют порядок и условия их реализации поручения, то есть это разъяснение. Поручения и указания излагаются в одном документе. Но в некото­рых случаях, ввиду выявления новых обстоятельств, следователь может после дачи поручения направить органу дознания дополнительные указа­ния.

Следователям в большинстве случаев надо бы, исходя из имеющихся материалов дела, конкретизировать в поручениях, какие всё-таки действия и мероприятия необходимо провести.

К сожалению, органу дознания иногда даются поручения реально не выполнимые: отработать лиц, ранее судимых за поджоги, на причастность к совершению преступления; отработать несовершеннолетних, склонных к совершению поджогов и т.п. Объём такого рода поручений не даёт возможности выполнить их полностью, так как невозможность ограничения круга лиц, подлежащих проверке, выводит поручение за пределы возмож­ностей органа дознания.

Вместе с тем нередко следователи формально подходят к исполне­нию своих обязанностей по раскрытию преступлений, обеспечению все­сторонности и полноты расследования. Они направляют огромное количе­ство поручений на основании ч.4 ст. 38 УПК России в различные органы дознания, не контролируя их реальное исполнение, заботясь лишь о полу­чении краткой информации из как можно большего количества служб, что создаёт видимость активной работы по уголовному делу. Так, следователь УВД по уголовному делу по ч.2 ст. 211 УК РФ направил ряд поручений на имя начальника горотдела милиции, начальника специализированной роты дорожно-патрульной службы, поставив перед всеми без исключения служ­бами решение одних и тех же вопросов по установлению водителя и ма­шины, совершившей наезд. Каких-либо информационных сведений, уста­новленных следственным путём, о механизме происшествия в поручении не приведено. Не указаны конкретные мероприятия, путём выполнения ко­торых можно установить водителя и машину. Очевидно, что по данной категории дел, прежде всего необходимо выполнение таких мероприятий, как опросы граждан, наведение справок, обследование транспортных средств. Особенности расследуемого преступления требуют привлечения к участию в их проведении работников ГИБДД, обладающих специфиче­скими познаниями по дорожно-транспортным преступлениям.

3 стр., 1053 слов

Дознание в органах внутренних дел

... статусом начальника органов дознания, поскольку он является руководителем ведомства, которое законодатель указал в ст. 40 УПК РФ в качестве органа дознания. наряду с начальником ОВД также обладают статусом начальника органа дознания. Задание 2 ...

Поручения о производстве следственных действий целесообразно давать в следующих случаях:

когда следователь не в состоянии выполнить их сам (например,

если необходимо одновременно произвести несколько следственных дей­ствий);

когда это вызвано тактическими соображениями (например, за­

держание обвиняемого непосредственно самим следователем затрудняет

установление необходимого психологического контакта);

  • когда это вызвано неотложностью или экономит время.

Следователь не вправе поручать органу дознания следственные дей­ствия, которые он обязан произвести лично: осмотр места происшествия, допрос обвиняемого по предъявленному обвинению, назначение эксперти­зы и т.п., которые обуславливают или определяют направление расследо­вания. Выполнение таких следственных действий не входит в компетен­цию органа дознания. Следователь не вправе перекладывать свои обязан­ности на орган дознания.

Однако возложение на орган дознания не свойственных ему функ­ций, в том числе сложных следственных действий, становится распростра­ненным явлением. Работники оперативных подразделений, не обладая не­обходимым уровнем знаний уголовно-процессуального законодательства и современных средств доказывания, выполняют эти следственные действия с многочисленными нарушениями, что порождает недопустимость доказа­тельств.

Характерно в качестве примера уголовное дело по обвинению К. и других в покушении на кражи машин. Все подозреваемые были задержаны в ночное время возле двух гаражей, на которых были спилены замки. Вы­ехавший на место происшествия следователь поручил работникам терри­ториального отделения милиции допросить задержанных. Допрошены они были не в качестве подозреваемых, а в качестве свидетелей с предупреж­дением об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, чем нарушены требования ст. 51 Конститу­ции Российской Федерации. К тому же по делу были нарушены и требова­ния процессуального законодательства в части работы с вещественными доказательствами.1 Тем самым, оперативными работниками было впустую потрачено время, а эти первоначальные допросы не имеют доказательст­венной силы. В результате дело утратило судебную перспективу.

Весьма распространена практика возложения следователями на опе­ративные подразделения характеристик, справок из различ­ных учреждений. Согласно ст. 86 УПК России любое предприятие, а также гражданин, имеющие отношение к расследуемому делу, могут представ­лять доказательства. Следователь вправе требовать от них эти документы и обязан делать это. Собирание подобных доказательств не относится ни к розыскным, ни к следственным действиям.

Наличие поручения предполагает определённый срок его исполне­ния. Когда следователь сам указывает время производства мероприятия, его изменять нельзя. Указанное требование обусловлено тем, что порой возникает необходимость одновременного производства серии следствен­ных, розыскных действий. Если время и срок производства возложенного на орган дознания мероприятия изменить, то не только это действие, но и весь круг намеченных следователем мер может не дать ожидаемого ре­зультата.

К сожалению, в УПК РСФСР не был установлен срок исполнения поручений и указаний следователя органами дознания. На практике по аналогии применялись положения ст. 132 УПК РСФСР, устанавливающие 10-дневный срок исполнения отдельного поручения. Выполнение поруче­ний и указаний, даваемых следователем в порядке ст. 127 УПК РСФСР, нередко предполагали довольно длительную деятельность органа дозна­ния, не укладывающуюся в рамки 10 дней. Либо наоборот, требовали не­медленного исполнения. Например, обыск, выемка документов, задержа­ние. Поручения в подобных случаях должны исполняться немедленно, в течение суток или на следующий день после получения поручения. К со­жалению УПК России также не предусмотрел данное положение. Поэтому, в закон необходимо внести дополнение и указать, что поручения и указа­ния должны исполняться в срок, определённый следователем с учётом об­стоятельств конкретного дела. Это положение закрепит ещё один элемент процессуальной самостоятельности следователя.

Субъектом обязанностей в правоотношениях со следователем явля­ется орган дознания, полномочия которого в полном объёме осуществляет только начальник этого органа. Поэтому со своими поручениями и указа­ниями следователь должен обращаться к начальнику органа дознания, но не к руководителям или сотрудникам отдельных служб этого органа. Сле­дователь не вправе подменять начальника органа дознания и минуя его да­вать поручения и указания его подчинённым.

Согласно ст. 38 УПК России следователь также вправе требовать от органа дознания содействия при производстве отдельных следственных действий. Как показывает практика, в ряде случаев целесообразно непо­средственное участие сотрудников органа дознания в следственном дейст­вии.

Такое содействие от сотрудников органа дознания может требовать­ся:

при осмотре места происшествия для поиска возможных следов и

предметов, удаленных от центра места происшествия;

  • при проведении следственного эксперимента, когда по его усло­виям необходим контроль за действиями лиц, участвующих в его проведении;
  • на очной ставке для недопущения или предотвращения возмож­ных эксцессов и др.

Содействие органов дознания при производстве следственных дей­ствий имеет и непроцессуальные формы. К ним можно отнести: охрану места происшествия до и в ходе проведения осмотра места происшествия, конвоирование обвиняемых и подозреваемых для участия в следственных действиях, помощь в организации и проведении следственных действий.

К сожалению, УПК Российской Федерации не внес существенных изменений в регламентацию вопросов взаимодействия следователя с орга­нами дознания. Он почти полностью воспроизводит ч. 4 ст. 127 УПК РСФСР. Однако он не внёс одно положительное новшество: следователь наделяется правом знакомиться с оперативно-розыскными материалами органов дознания, относящимися к расследуемому делу. На наш взгляд, это положение было бы уместно по многим расследуемым преступлениям.

На законодательном уровне следует закрепить условия взаимодейст­вия следователя с органами дознания.

3. Предпосылки создания единого следственного аппарата

Следователь — это должностное лицо органов прокуратуры, внутренних дел, органов Федеральной Службы Безопасности, назначенное на эту должность в установленном порядке для осуществления предварительного расследования по уголовным делам в пределах своей компетенции. Компетенция следователей названных ведомств определена в УПК России в ст. 151, которая посвящена подследственности уголовных дел.

В законе органами предварительного следствия названы не органы расследования, а должностные лица (ст. 151 УПК России).

Этим подчеркивается то, что производство предварительного следствия — исключительная компетенция следователей. Принадлежность следователя к какому-либо органу не влияет на его процессуальное положение. Закон наделяет всех следователей одинаковым объёмом процессуальных полномочий, для всех следователей всей системы правоохранительных органов.

Однако нельзя не согласиться с тем, что отсутствие в настоящее время единого следственного аппарата не обеспечивает эффективности ни в организации следственной деятельности, ни в руководстве ею.

Создаются объективно разные условия для прокурорского надзора за расследованием, осуществляемым различными органами, несмотря на единство процессуального регламента. Ведомственная разобщённость следственных органов только тормозит дальнейшее усиление борьбы с преступностью.

В настоящее время предварительное следствие по уголовным делам производят следователи трех ведомств: прокуратуры, органов безопасности, органов внутренних дел.

Принадлежность следователей к любому из этих ведомств негативно сказывается на качестве предварительного следствия и на соблюдении прав граждан.

Наличие следователей в ведомствах, отвечающих за борьбу с преступностью (в первую очередь – за раскрытие преступлений) приводит к массовым нарушениям законности при расследовании уголовных дел. Следователь, от которого во многом зависят основные показатели работы спецслужб (раскрываемость) в свою очередь зависит от руководства ведомства (предоставление служебных помещений и транспорта, предоставление жилья, распределение социальных благ и т.п.).

Не многим лучше зависимость следователя от прокурора, когда следователь служит в прокуратуре. В этом случае прокурор, осуществляя надзор за законностью на предварительном следствии, как бы осуществляет надзор за самим собой – ведь следователь это сотрудник его собственного аппарата. Отсюда и не единичные случаи некритического отношения прокуроров к даче санкций на аресты и обыски, утверждению обвинительных заключений. В немалой степени этим объясняется и обвинительный уклон прокуроров в судах, когда они поддерживают обвинение во что бы то ни стало, ведь оправдание – это брак в работе коллеги по ведомству, сослуживца.

Органы различных ведомств, выполняя возложенную на них функцию борьбы с преступностью, неизбежно вовлекают в решение этой задачи подчиненного им следователя. В результате принцип процессуальной самостоятельности следователя, закрепленный в процессуальном законодательстве, оказывается декларативным.

Создание единого следственного аппарата позволит выделить предварительное следствие в самостоятельную отрасль государственной деятельности, не зависящую от задач и ведомственных интересов отдельных органов государственной власти, осуществляющих предварительное следствие в настоящее время.

Разграничение функций и зон ответственности органов государственной власти в сфере расследования преступлений позволит устранить элементы монополизма различных органов на различных стадиях раскрытия преступлений.

Четкое разграничение полномочий и ответственности всех участников уголовного процесса на досудебных стадиях обеспечит их взаимный контроль, что затруднит возникновение так называемых «заказных» уголовных дел, сведет к минимуму возможность необоснованного прекращения уголовных дел, что явится существенным шагом на пути причин и условий, порождающих коррупцию и злоупотребления в правоохранительных органах.

Вопрос о создании единого следственного аппарата на протяжении многих лет привлекает внимание научных и практических работников. Он неоднократно подвергался обсуждению в юридической литературе. Свою позицию по этому вопросу высказали многие видные учёные процессуали­сты и практические работники.

Характерно, что почти все они, так или иначе, признают необходи­мость создания единого следственного аппарата. Предлагается в основном три организационные формы органа по раскрытию и расследованию преступлений:

  • передача всего следственного аппарата в органы внутренних дел;
  • передача следствия в органы прокуратуры;

создание единого следственного органа в форме Следственного

Комитета при Правительстве РФ на правах Министерства.

Следователи МВД сейчас расследуют более 80% всех уголовных дел очевидно, что сосредоточение предварительного следст­вия в аппарате МВД, в распоряжении которого помимо этого находятся такие мощные административные рычаги государственной власти, как службы охраны общественного порядка, оперативно-розыскной работы и дознание, внутренние войска, является тормозом на пути демократизации нашего общества. Такое многообразие разноплановых функций, как приём, учёт, поступающих заявлений, сообщений о совершённых преступлениях; проведение оперативно-розыскных мероприятий; произ­водство предварительного следствия не оправдано и не рационально. А также имеет ряд отрицательных последствий, так как не может гарантиро­вать обеспечения прав и законных интересов участников процесса. Про­цессуальная деятельность, в которой реализуется проведение неотложных следственных действий и дознание, практически сливается с оперативно-розыскной и иной административной деятельностью органов МВД. Опера­тивно-розыскные методы довлеют над процессуальными формами доказы­вания. Процессуальная деятельность следователей МВД оказывается под административным контролем, что ограничивает их независимость, по­скольку реально следователи МВД находятся в подчинении не только на­чальника следственного отдела УВД (ОВД), но и начальника УВД (ОВД).

Следственный аппарат прокуратуры приобрёл значительный опыт борьбы с коррупцией, взяточничеством, другими должностными преступ­лениями. Поэтому многие считают, что следствие в прокуратуре надо со­хранить. Однако как отмечают противники этой позиции, переключение прокуратуры на расследование уголовных дел привело к ослаблению общенадзорной работы и надзора за следствием. Прокуратура перестала быть гарантом соблюдения законности и справедливости. Прямое руководство собственным следственным аппаратам с одновременным осуществлением функции государственного обвинения, так или иначе, ведёт к обвинитель­ному уклону в её деятельности.1

Однако не следует забывать, что уголовное преследование является одной из функций прокуратуры, а руководство следственным аппаратом обусловлено надзорными полномочиями. Но тем не менее, ведомственное отделение производства предварительного следствия от функций проку­рорского надзора за ним будет способствовать повышению объективности этого надзора, создаст дополнительные гарантии законности расследова­ния и рассмотрения дел в суде.

Деятельность следователей едина и специфична по своей юридиче­ской природе, задачам, принципам, содержанию и методам. Это даёт осно­вание полагать, что процесс формирования следственного аппарата должен развиваться в направлении создания специального и самостоятельного ор­гана в системе правоохранительных органов государства. Этой позиции придерживается большинство процессуалистов.

Попытки установить критерии отнесения уголовного дела к подследственности того или иного правоохранительного органа ни к чему не при­водят. На практике зачастую очень сложно сразу определить окончательную юридическую оценку (квалификацию) того или иного деяния, что неизбежно порождает споры и нарушения правил о разграничении компетенции различных ведомств.

Предварительное следствие, как известно, занимает в уголовном судопроизводстве самостоятельное место и является особой формой государственной деятельности, которая строго регламентирована уголовно-процессуальным законодательством. Поэтому следственный аппарат не должен быть организационно связан с розыском или прокурорским надзо­ром.

Независимое же предварительное следствие может и должно стать механизмом контроля за деятельностью оперативных служб, средством выявления беззаконий. Отсюда и стремление ведомств безопасности и внутренних дел удержать следователей в своём подчинении, противиться их независимости.

Образование единого следственного аппарата и его органов на местах станет одним из средств правового государства, которое позволит создать единую систему подготовки и переподготовки следст­венных кадров, научно-технического и методического обеспечения, опти­мальной организации расследования преступлений, что в конечном итоге положительно скажется на состоянии борьбы с преступностью и укрепле­нии правопорядка, защите прав и законных интересов граждан.

В настоящее время в Государственной Думе на рассмотрении находится проект закона «Об органах предварительного следствия в РФ».

В законопроекте предлагается конституировать органы предварительного следствия в самостоятельное ведомство – Федеральную службу расследований. Следователи, состоя на службе в ведомстве, которое кроме производства предварительного следствия никаких других функций не исполняет, сохранят зависимость от прокурора и суда – но лишь постольку, поскольку прокурор и суд осуществляют прокурорский надзор за законностью в ходе следствия и