Юридические коллизии в системе правовых противоречий

Курсовая работа

В России действует большое количество законов, иных нормативных актов, многие из которых попросту не работают, а другие то и дело вступают в противоречия друг с другом. Нерешенность указанных вопросов обуславливает такое явление, как юридическая коллизия.

Под юридическими коллизиями понимаются расхождения или противоречия между отдельными нормативно-правовыми актами, регулирующими одни и те же смежные общественные отношения, а также противоречия, возникающие в процессе правоприменение и осуществления компетентными органами и должностными лицами своих полномочий.

Безусловно, юридические коллизии негативно сказываются на эффективности правового регулирования, состояния законности и правопорядка, правосознании и правовой культуре общества. Они порождают серьезные проблемы в правоприменительной деятельности, затрудняют пользование законодательством, культивируют правовой нигилизм. Поэтому предупреждение, локализация этих аномалий или их устранение является важнейшей задачей юридической науки и практики.

Таким образом, целью курсовой работы является раскрытие причин, форм проявления, а также способов преодоления и устранения коллизий в праве.

Для детального изучения данной цели мы выделяем следующие задачи для раскрытия темы:

  • исследовать особенности юридических коллизий в системе правовых противоречий;
  • охарактеризовать проблемы разграничения понятий «юридическая коллизия» и «юридический конфликт»;
  • рассмотреть значение закона для разрешения коллизий в праве;
  • проанализировать типичные ошибки законодателя в процессе установления конкуренции норм права.

Объектом данной работы являются коллизии в праве — в рамках правовой системы.

Предметом исследования являются коллизии норм права как частный случай межотраслевых коллизий.

Структура курсовой работы. Работа состоит из введения, двух основных глав, заключения, глоссария, списка использованных источников и приложений.


Вопросы понятия, сущности юридических коллизий связаны с более общими вопросами о социальном аспекте действия права, которые позволяют раскрыть причины появления (существования) препятствий в праве (Приложение А).

Как отмечается в общеправовой литературе, на управляемую систему в целом действуют две большие группы факторов:

  • содействующие ее упорядоченности;
  • препятствующие этому процессу.

А.В. Малько подчеркивает, что в противоборстве с сопутствующими находятся факторы преграждающие — своего рода «теневое» управление и возмущающие воздействия среды, которые «вооружены» своими «стимулами и ограничениями», способными либо изменять объект управления в сторону его дезорганизации (вредные стимулы), либо консервировать его аномальные качества (вредные ограничения).

10 стр., 4551 слов

Оптовая купля-продажа в современном российском гражданском праве: ...

... определения оптовой купли-продажи в сферу регулирования предпринимательского права. Для проведённого исследования были задействованы различные источники. Правовую базу работы составляют: ... оптовую куплю-продажу: 1) определенная сфера применения – оптовая торговля; 2) специальный субъектный: предпринимательские организации и индивидуальные предприниматели. §2.Понятие и правовое регулирование оптовой ...

Иначе говоря, преграждающие факторы выступают в роли препятствий по отношению к прогрессивному развитию системы.

В.И. Гойман пишет, что «при соответствующих условиях среда может заблокировать действие качественного и прогрессивного по своему значению закона. Так, по большей части именно под влиянием неблагоприятной управленческой среды в России возникли серьезные сбои с реализацией «экономических» законов (о земле, о собственности, о приватизации и др.).

Без нейтрализации такого рода влияний действие закона не способно достигнуть поставленных целей…». А.В. Малько подчеркивает, что «теневое» управление может усиливаться отсутствием необходимых юридических норм и процедур (пробельностью), объективной предельностью нормативного правового регулирования, невозможностью эффективно упорядочить общественные отношения без правоприменительного процесса, в результате которого наступает решающий юридический факт.

Следует отметить, что обозначение рассматриваемого явления как препятствия в праве не является общепринятым. Так, например, Е.Г. Лукьянова называет различные отклонения, существующие в правовом регулировании, правовыми аномалиями. По ее мнению, «государство обязано оградить от случая и произвола, обеспечить независимость от обстоятельств, нормальный ход и развитие социальных отношений, а в случае конфликта обеспечить разрешение его в заранее установленном порядке. Подобное государственное вмешательство требуется в случаях, которые определим общим понятием «правовая аномалия», т.е. различного рода помехи в правовом регулировании общественных отношений. Правовая аномалия есть обусловленное различными факторами объективного и субъективного порядка отклонение от общей закономерности, от нормального течения и развития общественных отношений». В качестве таких правовых аномалий Е.Г. Лукьянова называет правонарушения, юридические конфликты, пробелы в праве.

Вместе с тем детальный анализ позволяет заключить, что понятия «правовая аномалия» и «препятствие в праве» далеко не тождественны. При всей смысловой близости они отражают различные аспекты: понятие «правовая аномалия» может использоваться на уровне специально-юридического действия права для выражения неких патологических процессов, понятие «препятствие» более уместно на уровне информационно-психологическом, где речь идет о стимулирующих факторах и противоположных им явлениях. Другими словами, следует согласиться с точкой зрения А.В. Малько, полагающего, что понятие «правовая аномалия» гораздо уже, нежели понятие «препятствие».

Вопросы соотношения и содержательного наполнения категорий «противоречие в праве», «юридическая коллизия», «юридический конфликт» должны рассматриваться с учетом приведенных положений, разрабатываемых общей теорией права (Приложение Б).

Вопрос определения понятия и сущности юридической коллизии требует обращения к общеупотребительному понятию термина коллизия, поскольку обращает на себя внимание тот факт, что этот термин не является собственно правовым, скорее можно вести речь о наполнении общеупотребительного слова специальным правовым (юридическим) содержанием, отражающим сущностные черты правовой действительности.

23 стр., 11072 слов

Воздушное пространство Российской Федерации: понятие и правовая характеристика

... рассмотреть вопрос, касающийся теоретико-правового осмысления понятия «воздушное пространство», как правовой категории. Становление и развитие воздушного права (международного и национального), а вместе ... государств, когда нарушается правовой режим воздушного пространства, когда воздушное пространство планеты становится ареной острых противоречий. А в настоящее время противоречия возникают все ...

Кроме того, представляется необходимым остановиться на таком аспекте проблемы, как соотношение понятий «коллизия», «конфликт», «противоречие», поскольку часто названные категории используются как тождественные. Однако они не являются идентичными. Рассматриваемые понятия относятся к понятиям, генетически возникающим в других областях знания, но в связи с практическими целями или исследовательскими задачами «втянутым», по выражению Н.Н. Тарасова, в сферу права, получившим собственно юридическое содержание и приобретшим статус правовых в силу их укоренения в понятийном строе юридической науки. Как отмечает Н.Н.

Тарасов, понятия такого рода, возникая и существуя в собственных областях, содержательно адаптируются к характеристикам юридической науки и особенностям юридической практики, приобретают отличный от своего прототипа объем, включаются в систему юридических понятий, то есть участвуют в формировании предмета науки. Такие понятия можно условно назвать «консолидированными», поскольку они включаются в юридический оборот не механически, а претерпевают серьезные изменения, «адаптируются» к задачам юридических исследований и приобретают новое содержание.

Анализ сущности и природы противоречий в праве, юридических коллизий и юридических конфликтов следует предварить замечанием, что основа для такого исследования заложена общей теорией правонарушений, которая развивается в рамках общей теории права, гражданского права, уголовного права, криминологии. Новое направление было предложено В.Н. Кудрявцевым, который детально исследовал категории «поведение», «поступок», «ответственность» через призму закона и права.

Словари общеупотребительных слов определяют противоречие как наличие двух высказываний, одно из которых отрицает другое.

По мнению А.С. Пиголкина, противоречие — это положение, при котором одно (мысль, действие) исключает другое, т.е. речь идет об определенной несовместимости: нечто не может совмещаться, сочетаться, существовать одновременно с чем-либо другим. Например, несовместимыми являются понятия, которые исключают друг друга, между которыми нет какого-либо промежуточного (среднего, третьего) понятия.

В формальной логике противоречие понимается как наличие (в рассуждении, тексте, теории) двух высказываний, из которых одно — отрицание другого; доказуемость конъюнкции этих высказываний или их эквивалентности; в более широком смысле — утверждение о тождестве заведомо различных объектов.

Вопросы понимания противоречий, причин их возникновения и способов устранения можно встретить уже в работах Платона.

Как выражение сущности закона единства и борьбы противоположностей, категория «противоречие» занимает центральное место в материалистической диалектике и понимается как взаимодействие противоположных, взаимоисключающих сторон объекта или системы, которые вместе с тем находятся во внутреннем единстве и взаимопроникновении, являясь источником самодвижения и развития природы, общества и познания. По мнению В.И. Ленина, без изучения диалектических противоречий представление о явлении было бы неполным и искаженным и практическая деятельность, основанная на таком представлении, была бы несвободной от ошибок и произвола.

29 стр., 14192 слов

Юридические коллизии и способы их устранения

... в заключение работы выработать практические рекомендации по способам устранения юридических коллизий, а также их преодолению. 1. Понятие коллизионного права Пытаясь понять, что такое право и ... национально-правовыми системами. Возникает обширное поле юридических противоречий – в правовых теориях, правовых взглядах, актах и юридических действиях. Потребности в нормах, действующих по «отклонениям», в ...

Близким по смыслу является термин «конфликт» (от лат. conflictus — столкновение), который может быть определен как столкновение сторон, мнений, сил. Следует отметить, что понимание конфликта как объективной закономерности развития любого явления, в том числе и в сфере права, положило начало развитию в западной социологии 50-х гг. XX века теории конфликта. В литературе юридический конфликт обычно определяется как противоречие в нормативно-правовой сфере. Противоречия нормативных актов и норм, их коллизии есть объект конфликтов такого рода.

Следует отметить, что одним из новейших течений в правовой науке является юридическая конфликтология, в рамках которой введено понятие «юридический конфликт». Юридический конфликт понимается как социальный конфликт (ситуация, когда стороны взаимодействия преследуют какие-то свои цели, которые противоречат или взаимно исключают друг друга), один из элементов которого (мотивация, участники, объекты и др.) или все имеют юридическую характеристику.

Ю.А. Тихомиров определяет конфликт как систематические антиконституционные действия и противоборство органов государственной власти и иных субъектов права.

Соответственно, конфликтная ситуация — это период открытого противостояния органов государственной власти, социально-политических сил и совершения ими противоправных действий.

По мнению ряда авторов, юридический конфликт всегда предполагает взаимодействие не менее чем двух субъектов. Е.Г. Лукьянова считает, что социальный конфликт может быть не связан с поведением людей и может иметь объективные причины своего возникновения. Она выделяет следующие наиболее типичные проявления нормативно-правовых конфликтов:

  • а) противоречия между нормами одного правового акта, которые дают возможность по-разному их интерпретировать и применять;
  • б) отступление законов от положений основного закона;
  • в) нарушение баланса между законами Федерации и ее субъектов;
  • г) противоречия между законами и подзаконными нормативными актами;
  • д) противоречия между нормами и актами разных отраслей законодательства.

Термин «коллизия», имеющий латинское происхождение, определяется как противоречие, расхождение интересов, взглядов, стремлений 19. Первоначально юридический смысл этого понятия включал в себя столкновение правовых норм иностранных государств. Именно поэтому коллизия определялась как расхождение между отдельными законами одного государства или противоречие законов, судебных решений различных государств. Постепенно содержание категории «коллизия» наполняется новыми сущностными признаками. По мнению С.С. Алексеева, юридические коллизии должны определяться как противоречие и столкновение «между отдельными нормативными актами» и как отношение между нормами, «выступающее в форме различия или противоречия при регулировании одного фактического отношения».

В.А. Лебедев и О.В. Анциферова определяют юридические коллизии как один из видов противоречий, сопутствующих развитию права, законодательной системы, законотворчеству. Аналогичной точки зрения придерживается и Ю.А. Тихомиров, полагающий, что юридическая коллизия может определяться как противоречие.

4 стр., 1668 слов

Юридические коллизии и способы их разрешения

... коллизию можно рассматривать в широком и узком смыслах. В широком смысле это всякий юридический спор, конфликт, противоречие, в т.ч. и между субъектами права. В узком смысле - это формальное расхождение между отдельными нормами, ...

По мнению Ю.А. Тихомирова и И.В. Котелевской, признаками юридических коллизий являются: разное правопонимание и толкование; наличие законной процедуры рассмотрения коллизий и разрешения конфликтов; использование и оценка доказательств; наличие органа, уполномоченного разрешать конфликты; признание обязательной силы решения по спору; компенсация ущерба и восстановление прежнего юридического состояния либо формирование нового состояния.

Б.Я. Бляхман выделяет типичные объекты юридических коллизий: правомерность издания законов, иных актов, их соотношение меду собой; статус органа, организации, должностного лица, гражданина; соответствие прав и обязанностей участников спора и юридические действия (бездействие); юридические факты и юридические документы; препятствия законной деятельности и внеправовое образование институтов, организаций; неисполнение правовых актов.

Приведенные точки зрения позволяют сделать вывод, что на сегодня более употребляемым является широкое понимание юридической коллизии, которое позволяет соизмерить правовые притязания либо с действующим правопорядком, либо с принципами права. В русле такого понимания юридических коллизий находится точка зрения Ю.А. Тихомирова, определяющего юридическую коллизию как противоречие между существующим правовым порядком и намерениями и действиями по его изменению.

Следует согласиться с ним в том, что предлагаемое определение юридической коллизии содержит более широкое и системное понимание данного явления, при этом трактовка юридической коллизии как столкновения норм не исчезает, но из единственной и универсальной становится одним из аспектов понятия. По мнению ученого, юридическая коллизия выражается:

  • а) в контрастных различиях правовых взглядов и позиций, в правопонимании;
  • б) в столкновении норм и актов внутри правовой системы, как в отраслевом, так и в федеративных аспектах;
  • в) в неправомерных действиях внутри механизма публичной власти, между государственными и иными институтами и органами;
  • г) в расхождениях между нормами иностранных законодательств;
  • д) в спорах между государствами и противоречиях между нормами национального и международного права.

Несложно заметить, что в рамках предложенного Ю.А. Тихомировым широкого подхода к пониманию сущности юридических коллизий это правовое явление используется в качестве ключевого для понимания всех системных противоречий в праве, поскольку в таком подходе отражается, прежде всего, противоречие между существующими правовыми актами и институтами, правопорядком и притязаниями и действиями по их изменению, признанию либо отторжению. Другими словами, это определенная попытка перевести в правовые термины и категории противоречие между сущим и должным.

С точки зрения Ю.А. Тихомирова, разновидностью юридических коллизий выступают правонарушения и преступления, которые представляют собой явления, снижающие уровень законности. Соответственно, юридический конфликт рассматривается им как высшая точка противоречий, как коллизия с наиболее острым противоборством сторон, так как в результате конфликта отторжению и сокрушению подвергаются институты и даже основы конституционного строя, правовая система и действующий правопорядок.

Позитивное значение широкого подхода, предложенного Ю.А. Тихомировым, выражается также в том, что проявление коллизии рассматривается в предметном плане двояким образом: с одной стороны, коллизия может проявляться в собственно правовой сфере, когда ее предмет сугубо нормативен — коллизия актов, различия в правопонимании, толковании, расхождения в применении правовых норм; с другой стороны, юридическая коллизия практически всегда «присутствует» в других противоречиях и конфликтах (межнациональные противоречия, споры в экономический, трудовой, социальной, экологической, политической, международной, семейной и иных сферах жизни общества).

11 стр., 5445 слов

Юридические коллизии

... оказывает право на развитие социальных отношений. Целью данной курсовой работы является изучение коллизий как комплексных противоречий, а также рассмотрение способов их разрешения. Задачи данной курсовой работы состоят в следующем: 1. Рассмотреть понятие юридических коллизий, ...

Анализ юридической литературы позволяет сделать вывод, что часто понятия «коллизия», «конфликт», «противоречие», «несоответствие» применительно к правовым явлениям смешиваются и употребляются как однопорядковые. Иллюстрацией сказанного может служить утверждение Б.Я. Бляхмана, согласно которому юридическая коллизия может стать причиной иных противоречий, выступать их следствием, наконец, приводить к конфликтам. Стремление же к урегулированности дает надежду на перевод коллизии, конфликта в категорию юридических противоречий, поддающихся правовому разрешению.

Однако, такое смешение является не совсем корректным и верным, поскольку между названными категориями все же существуют смысловые различия.

Например, понятие «противоречие» не тождественно понятию «несоответствие», поскольку «соответствие» — это определенная согласованность, определенное равенство, подобие тех или иных предметов, явлений в каком-либо отношении. Следовательно, смысловое поле понятия «несоответствие» несколько шире смыслового поля понятия «противоречие», поскольку понятие «противоречие» как бы конкретизирует, в чем именно заключается то или иное несоответствие.

В свою очередь, существуют различия и между понятиями «юридическая коллизия» и «юридический конфликт», которые, по мнению В.А. Лебедева и О.В. Анциферовой, заключаются в следующем. Во-первых, юридический конфликт — это противоречие между субъектами права как сторонами конфликта (они же выступают субъектами конфликта, а объектом является право), а юридическая коллизия — противоречие правовых норм, принципов, толкований. Во-вторых, юридический конфликт — это динамический, разворачивающийся во времени процесс, позволяющий выделить его стадии, а юридическая коллизия — статическое состояние правовой системы, характеризуемое отсутствием стадий и переходных процессов. В-третьих, юридической конфликт разрешается установлением юридических прав сторон, а юридическая коллизия — установлением того, какая из противоречащих друг другу норм обладает большей юридической силой, а какая — меньшей. Иначе говоря, юридический конфликт разрешается правоприменительным решением (актом), а юридическая коллизия — правотворческим.

Таким образом, анализ точек зрения по вопросу о соотношении понятий «юридическая коллизия», «юридический конфликт», «противоречие», «правонарушение» позволяет сделать вывод, что общеправовая категория «юридическая коллизия» может рассматриваться по отношению к названным как родовое, базовое понятие, поскольку представляет собой не только разовый акт или действие, одномоментное или одновременно совершаемое, но и включает в себя процедуру анализа и оценки актов и действий, установление своего рода «предправовой противоправности», той ее меры, которая строго еще не зафиксирована и которой не дана юридическая квалификация. По сути, это целый комплекс средств, норм и процедур, рассчитанных на стадийное изучение правовой действительности и выявление противоречий, причем не только собственно юридических, но и прямо или косвенно влияющих на юридические противоречия.

6 стр., 2966 слов

Норма права и нормативно правовые акты

... приговора суда. Обеспечительные нормы содержат предписания, гарантирующие осуществление субъективных прав и обязанностей в процессе правового регулирования. Эти нормы могут располагаться в различных нормативных актах, связанных между собой. Например, право Банка России на ...

В последние годы наблюдается повышенный интерес к изучению вопроса о юридических коллизиях.

Слова «коллизия» и «конфликт» латинского происхождения и в буквальном переводе означают «столкновение».

В словаре иностранных слов понятие «коллизия» имеет следующие определения:

  • столкновение противоположных взглядов, стремлений, интересов;
  • (юрид.) расхождение между отдельными законами одного государства или противоречие законов, судебных решений различных государств.

Термин «конфликт» понимается как столкновение противоположных интересов, взглядов; серьезное разногласие, острый спор.

Толковый словарь русского языка характеризует юридическую коллизию как столкновение каких-либо противоположных сил, интересов, стремлений, а конфликт как столкновение, серьезное разногласие, спор.

Н.А. Власенко понимает коллизию правовых норм как отношение между нормами, выступающее в форме различия или противоречия при регулировании одного фактического отношения.

С.С. Алексеев считает, что это столкновение актов в связи с их действием на той или иной территории, с компетенцией правотворческих органов.

Н.И. Матузов юридическую коллизию определяет как расхождение или противоречие между отдельными нормативными правовыми актами, регулирующими одни и те же либо смежные общественные отношения, а также противоречия, возникающие в процессе правоприменения и осуществления компетентными органами и должностными лицами своих правомочий.

Ю.А. Тихомиров юридическую коллизию характеризует как противоречие между существующим правовым порядком и намерениями и действиями по его изменению. По мнению Р.Ф. Ярмухамедова, предлагаемое Ю.А. Тихомировым определение юридической коллизии содержит более широкое и системное понимание данного явления. Как верно отмечает Р.Ф. Ярмухамедов, такое понимание коллизии приводит к тому, что ее появление зависит от субъективной интерпретации содержания правовой нормы субъектом правоприменительного процесса. При этом умаляется автономный характер существования коллизии. Поэтому такой элемент коллизии, как различия в правовых взглядах и позициях в правопонимании, может проявиться только при самостоятельном, субъективном восприятии содержательной стороны нормы права при ее толковании, что приводит к ошибке в правоприменении.

Противоречия в том смысле, о котором ведется речь, может и не быть.

Р.Ф. Ярмухамедов также отмечает, что при определении коллизии как комплексного явления коллизии норм придаются не свойственные ей качества и свойства. При таком понимании Ю.А. Тихомирову целесообразней было бы употребить термин «юридический конфликт», а не «коллизия», содержанием которого и охватываются не только нормативно-правовой аспект противоречия, но и субъективные посылки противоречия, а также отдельные конфликтные действия участников общественных отношений.

Кроме того, можно указать такой обязательный признак коллизионного столкновения, как автономность коллизии. Под автономностью существования коллидирующих норм понимается факт их наличия вне зависимости от мысленно осознанного восприятия данного противоречия субъектом правоприменительного процесса.

12 стр., 5773 слов

Проблемы применения норм иностранного права

... предписания коллизионной нормы. Коллизионная норма - юридическое основание применения иностранного права на территории данного государства. )Национальное право предусматривает общие принципы, на которых строится применение иностранного права, методы установления его содержания, порядок применения иностранного права, а ...

Понятие коллизии характеризуется тем, что коллизионные отношения возникают между правовыми нормами. Не будет коллизий норм в том случае, когда конфликтуют юридические нормы и положения, содержащиеся в Постановлениях пленумов Верховного Суда, так как они вполне справедливо большинством авторов не признаются правовой нормой.

Вместе с тем некоторые из них определяют коллизию лишь как две несогласованные между собой юридические нормы, что, видимо, не совсем точно, ибо в ряде случаев одно и то же обстоятельство может быть урегулировано большим количеством норм. Другими словами, коллизия норм права возможна, если рассматриваемые нормы права действуют фактически, т.е. в процессе правотворчества закреплены в каком-либо нормативном правовом акте, вступившем в силу.

Специфическая черта коллизий правовых норм — наличие одного фактического обстоятельства, подпадающего под регулирование двух, а иногда и более норм права. Иначе говоря, коллизионные отношения между правовыми нормами возникают тогда, когда каждая норма по одному и тому же вопросу предлагает неодинаковое решение. Действие норм должно быть направлено на регулирование однородных общественных отношений. При этом расхождения могут касаться предмета и метода правового регулирования, содержания правового предписания, субъектов права, времени и места действия закона и иных аспектов.

Следует рассмотреть понятие «юридический конфликт». Как уже отмечалось, многие авторы смешивают между собой понятия «юридическая коллизия» и «юридический конфликт».

Процессам общественной жизни всегда сопутствуют противоречия, конфликты, и среди них — юридические конфликты как противоборство физических и юридических лиц по поводу правовых актов и норм. Одна из сторон стремится к противоправному изменению статуса и юридического состояния субъектов права, другая защищает прежние статусы и состояния. Конфликт является одной из форм взаимодействия людей, различных социальных групп, при котором действия одной стороны препятствуют реализации целей другой стороны. Конфликт может быть определен и как социальное отношение между двумя и большим числом сторон, цели которых реально или предположительно несовместимы. Социальные конфликты характеризуются такими признаками, как наличие противоборствующих сторон, объект, интенсивность, социальная напряженность. Поэтому раскрывая сущность юридического конфликта как разновидности социальных конфликтов, необходимо исходить из того, что его сторонами являются люди или группы людей, а не правовые нормы или акты. Противоречия между нормами (актами) могут быть как причиной, так и следствием конфликта.

Часть ученых в своих работах понятие конфликта, в том числе и юридического, сводят в той или иной форме сущности правонарушения. Основным примером при этом является не правовое противостояние норм, а социальное противоречие субъектов. При этом не всегда учитывается, имеется ли в действиях конфликтующих субъектов правовая подоплека их поведения. Как считает Р.Ф. Ярмухамедов, начиная развивать представления о конфликтах в праве, в данном случае авторы лишь преломляют обычные категории социальной конфликтологии в категории, слабо относящиеся к правовым.

Юридический конфликт может возникать в связи с созданием, применением, толкованием правовых норм. Это, как отметил В.Н. Кудрявцев, наиболее цивилизованная форма социального противоборства, так как юридический конфликт протекает в рамках определенной процедуры; его логической основой является достаточно строгая аргументация; решение юридического конфликта, как правило, формализовано и санкционировано волей государства, а юридические рамки и последствия межгосударственных конфликтов определяются нормами и принципами международного права.

3 стр., 1119 слов

Становление и развитие науки гражданского права в Российской Федерации

... гражданского права. ЗАКЛЮЧЕНИЕ В данной курсовой работе была изучена тема «Становление и развитие науки гражданского права в Российской Федерации». По итогам проведенного исследования можно сделать следующие выводы. 1. Науку гражданского права иначе еще называют цивилистической наукой. Наука гражданского права ...

Таким образом, как верно отмечает А.Ю. Буяков, юридические конфликты, так же как и юридические коллизии, в конечном счете обусловлены социальными противоречиями. В этом отношении можно говорить о двуединой природе данных явлений. Но юридические коллизии — это противоречия (или различия) между правовыми нормами, а юридические конфликты — это противоречия между людьми (группами людей) в связи с созданием, применением и толкованием правовых норм.

Причины юридических коллизий носят как объективный, так и субъективный характер. К объективным, в частности, относятся: противоречивость, динамизм и изменчивость регулируемых правом общественных отношений. Немаловажную роль играет отставание («старение», «консерватизм») права, которое обычно не поспевает за течением реальной жизни. К субъективным причинам коллизий относят такие, которые носят «рукотворный» характер, т.е. зависят от воли и сознания людей — политиков, законодателей, служащих. Это, например, низкое качество законов, пробелы в праве, непродуманность или слабая координация правотворческой деятельности, отсутствие должной правовой культуры, правовой нигилизм, экономические проблемы, социальная напряженность, политическая борьба, не учитывается общественный фактор в законотворчестве и др., словом — общий коллизионный морально-психологический климат в обществе.

Особые нарекания вызывает низкое качество законов. Такое явление объясняется многими факторами. Это, не в последнюю очередь, весьма слабая, а в большинстве своем — вовсе отсутствующая специальная правовая подготовка отечественных законодателей — депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации. Одной из причин невысокого качества законов является слабая взаимосвязь науки, судебной практики и законотвоческой деятельности. Не обеспечивается должная взаимосвязь судебной практики с законопроектной работой.

Думается прав Ю.А. Тихомиров в том, что успешное решение проблемы качества законов во многом зависит от развития и эффективного использования законодательной техники. Недооценка и упрощение ее приводит к многочисленным законодательным и правоприменительным ошибкам.

В последнее время все чаще говорят о необходимости общегосударственной программы законотворчества.

Она позволила бы исключить неоправданное отсутствие одних законов и наличие других, исключить несогласованность и противоречие нормативного массива, повысить качество подготавливаемых актов. Целесообразно принять подобную программу на весь пятилетний срок деятельности Государственной Думы.

Несоответствие региональных законов Конституции РФ и федеральным законам, в том числе вторжение субъектов в сферу исключительного ведения Российской Федерации, ограничение конституционных прав и свобод граждан, стало распространенным явлением, особенно в 90-х годах. В ряде случаев это вызвано экономическими и иными проблемами регионов, несовершенством федерального законодательства. Нередко проблема упирается в то, что до сих пор не завершено разграничение компетенции между федеральным центром и субъектами Федерации. Последние на свой страх и риск принимают правовые акты, не совпадающие с федеральными законами. Нельзя сбрасывать со счетов и амбиции региональных элит, особенно в вопросах, связанных с регулированием финансовых потоков и материальных ресурсов.

Юридические коллизии крайне разнообразны по своему содержанию, характеру, иерархии, социальной направленности, отраслевой принадлежности, формам выражения и способам решения.

В литературе выделяют следующие группы юридических коллизий: коллизии между нормативными актами или отдельными правовыми нормами; коллизии в правотворчестве (бессистемность, дублирование, издание взаимоисключающих актов); коллизии в правоприменении (разнобой в практике реализации одних и тех же предписаний, несогласованность управленческих действий); коллизии полномочий и статусов государственных органов, должностных лиц, других властных структур и образований; несогласованность целей (когда в нормативных актах разных уровней или разных органов закладываются противоречащие друг другу, а иногда и взаимоисключающие целевые установки); противоречия между национальным и международным правом.

Однако на практике возможны случаи, когда акты толкования нормативных правовых актов будут противоречить самим актам, ввиду чего к указанному перечню следует добавить еще один вид — коллизии между нормативными правовыми актами и актами толкования.

В современной юридической литературе называется целый ряд способов преодоления коллизий в праве. Так, Н.И. Матузов считает, что, в целом, способами разрешения коллизий являются: толкование; принятие нового акта; отмена старого; внесение изменений или уточнение в действующие; судебное, административное, арбитражное и третейское разбирательство; систематизация законодательства, гармонизация юридических норм; переговорный процесс, создание согласительных комиссий; конституционное правосудие; оптимизация правопонимания, взаимосвязи теории и практики; международные процедуры.

Со сказанным в целом можно согласиться, но только с двумя оговорками. Надо расшифровать взаимосвязь теории и практики, это очень широкая характеристика. Не понятно, о каких международных процедурах идет речь.

Процесс реализации законов не возможен без уяснения его смысла правоприменителем. Это обуславливает необходимость единообразного понимания права. Смысл закона в целом и его отдельных положений воспринимается, естественно, разными людьми неодинаково. По-разному, например, трактуется современное законодательство о налогах, собственности, предпринимательстве. Сама Конституция вызывает далеко не одинаковые оценки с точки зрения её общей концепции и степени легитимности.

Как справедливо отмечается в литературе, институту толкования у нас до сих пор не уделялось должного внимания. Однако есть необходимость в развитии этого направления правоведения и в подготовке общих правил толковательной деятельности. Это приведёт к эффективности толкования закона, устранению коллизий и как следствие повышению уровня законности в стране.

О.Е. Кутафин справедливо отмечает, что серьезным препятствием на пути утверждения верховенства федерального закона были и до сих пор остаются издержки ведомственного, регионального и местного нормотворчества.

Реальному утверждению принципа верховенства препятствует внутренняя несогласованность самого законодательства. До сих пор не определено место таких нормативных актов, как кодекс и основы законодательства. Многие вопросы можно было бы решить в Федеральном законе «О нормативно-правовых актах», однако, ни один из составов Российского парламента так и не решился принять его. Тем не менее, его актуальность более чем очевидна.

Правовое поле Российской Федерации, отмечается в литературе, — можно считать к настоящему времени в основном сложившимся. Однако, необходима ревизия всей законодательной базы. Министерством юстиции планируется провести проверку всего законодательства Российской Федерации на предмет качества, но конкретные сроки окончательно не определены.

В настоящее время противоречивость российского конституционного законодательства по вертикали существенно ослабла. Это связано с энергичными действиями органов государственной власти и органов государственной власти большинства субъектов по устранению имеющихся в региональном законодательстве противоречий. Однако проблема не исчезла, существуют законодательные акты субъектов, противоречащие федеральным законам.

Еще в 1996 году Институтом законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ разработан проект модельного закона «О нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации».

Учитывая положение дел в системе регионального законодательства повсеместное принятие подобного акта позволило бы решить ряд крупных проблем в этой сфере.

Заслуживают самого пристального внимания инициативы о принятии Федерального закона «О федеральном вмешательстве». Принятие закона позволит предотвратить ряд возможных конфликтов между федеральным центром и регионами. Поэтому надо вести работу по его подготовке и введению в действие.

Вместе с тем, в публикациях последнего времени ученые небезосновательно все чаще «бьют тревогу» о другой опасности — чрезмерной централизации России. Отлучение регионов от решения их проблем, игнорирование их интересов — угроза существования федеративного государства.

Некоторые исследователи выступают за активное использование Основ законодательства по каждому или большинству предметов совместного ведения. При этом предлагается установить комплекс законодательных мероприятий, регламентирующих механизм формирования Основ законодательства с участием всех субъектов Федерации, поскольку иначе регионы России не смогут реально участвовать в практическом осуществлении сфер совместного ведения. Это весьма актуально, тем более, что первые российские Основы были приняты еще в 1992 г.

Представляется справедливым мнение Штей Н.А. в том, что согласование федерального и регионального законодательства — это активность органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, проявляющаяся в детализации предписаний нормативных правовых актов РФ в положениях актов субъектов, а также в учете мнения российских субъектов при разработке и принятии федеральных нормативных правовых актов.

Думается, в современных условиях необходимы более гибкие способы разрешения разногласий между Федерацией и субъектами. Речь идет о согласительных процедурах. О необходимости использования согласительных процедур было указано еще в Постановлении Конституционного Суда РФ от 10 сентября 1993 г.

Проблема устранения коллизий между конституционно-правовым законодательством Федерации и ее субъектов все еще не теряет свою актуальность, хотя в этом направлении ведется большая и целом плодотворная работа. Примеры тому — деятельность Конституционного Суда РФ, полномочных представителей Президента России в федеральных округах, прокуратуры, Министерства юстиции РФ.

Устранение коллизий в праве — важное условие становления России как современного федеративного, демократического и правового государства.

Вопросы законотворческих ошибок имеют не только важное научное, но и практическое значение.

Одним из первых в отечественной литературе обратил внимание на проблему ошибок законодателя В.М. Баранов. Весьма точным можно признать следующее определение законотворческой ошибки: «такое отступление от требований законодательной техники, логики грамматики, которое снижает качество закона, вызывает затруднения в толковании содержания его нормативных установлений, препятствует их реализации в конкретных отношениях».

В литературе выделяют следующие основные виды юридических ошибок, связанных с использованием законодательной техники:

  • ошибки в проектировании механизма правового регулирования;
  • пробелы;
  • избыточная нормативность;
  • нарушения стиля;
  • коллизии между отдельными законами;
  • фактографические ошибки;
  • терминологические ошибки.

Нарушения правил и требований по разработке и закреплению конкурирующих норм, как правило, влекут такие разновидности ошибок, как избыточная нормативность («излишняя» конкуренция норм, их дублирование) и коллизии норм в случае создания прямого противоречия между конкурирующими предписаниями. Возможны и иные негативные последствия при закреплении конкуренции норм в законодательстве, например, не исключено и создание дополнительных препятствий в процессе действия механизма правового регулирования. Обратимся к законотворческой практике в Российской Федерации и на конкретных примерах выделим и проанализируем отдельные типичные ошибки.

Нарушения в использовании юридико-технических приемов и требований создания и принятия конкурирующих правовых норм, как показывает опыт правотворческих органов в Российской Федерации, влекут за собой достаточно серьезные законотворческие ошибки, создают излишнюю конкуренцию, дублирование и коллизии нормативных предписаний. В числе основных, наиболее типичных законотворческих ошибок, связанных с проектированием горизонтальных связей конкурирующих актов, можно указать следующие.

На рассмотрение законодательного органа вносятся проекты законов, которыми предлагается дополнить действующий закон нормативными предписаниями другого действующего закона.

Например, в 1999 году в Государственную Думу вносился законопроект, предусматривающий дополнение Закона РФ «Об образовании» рядом нормативных предписаний действующего закона «Об охране прав и свобод ребенка», т.е. предлагалось еще раз принять уже вступившие в силу и действующие нормативные предписания. Авторы законопроекта обосновывали его необходимость и целесообразность тем, что в Федеральном законе «Об охране прав и свобод ребенка» имеется ряд общих, принципиальных положений, которые должны содержаться также и в базовом Законе РФ «Об образовании».

Такие доводы не выдерживают критики. Законотворческая деятельность осуществляется в целях совершенствования действующего законодательства путем изменения или отмены недостаточно совершенных норм права, признания их утратившими силу либо принятия новых норм права.

Следовательно, любая законодательная инициатива, согласно действующему Регламенту Государственной Думы, должна в той или иной форме содержать предложения по совершенствованию, изменению действующего законодательства. В то же время Регламент не предусматривает возможности внесения на повторное рассмотрение Государственной Думы уже действующих норм права или законов.

В действующих законах довольно часто встречаются факты неоправданного дублирования и создания «излишней» конкуренции нормативных предписаний, что приводит к девальвации права. Законодательные нормы «механически воспроизводятся в других актах, произвольно истолковываются, применяются с отступлением от смысла, остаются без внимания или не реализуются вообще».

Законодательная техника допускает в порядке исключения возможность заимствования, воспроизведения в законопроекте, а затем и в действующем законе нормативных положений Конституции РФ, иных основополагающих актов в соответствующей отрасли права. Так, статья 4 УК РФ, закрепляющая принцип равенства граждан перед законом, практически дословно воспроизводит ч. 2 ст. 19 Конституции РФ, в ст. 7 ГК РФ воспроизводится ч. 4 ст. 15 Конституции РФ. Такой прием законодательной техники оправдан тем, что заимствованию подлежат лишь принципы Конституции, иного основополагающего закона, которые имеют первостепенное значение для соответствующей отрасли права. Однако нет никакой необходимости воспроизводить нормы одного текущего закона в другом. В процессе толкования и правоприменения тематически связанные законы подлежат изучению в полном объеме даже в тех случаях, когда отдельные нормы одного закона воспроизводятся в другом.

В то же время дублирование одних и тех же норм разными законами порождает излишнюю конкуренцию, неоправданно увеличивает текст законов и затрудняет поиск оригинальных норм, дезориентирует правоприменителя, создавая впечатление о наличии в законодательстве «лишних» норм, которые можно и не учитывать в конкретных правоотношениях. Ярким примером этому могут служить предписания по вопросам юридической ответственности, содержащиеся во многих законах и повторяющие общеизвестную истину о том, что виновные лица несут ответственность за нарушение закона в соответствии с действующим российским законодательством.

Анализируя региональное законодательство, также можно указать в качестве его дефекта издание законов субъектами Федерации, однотипных по структуре и содержанию с аналогичными федеральными законами, что опять-таки приводит к дублированию нормативного материала, накоплению избыточной правовой информации, появлению «мертвых», «излишних» конкурирующих норм.

Одной из ошибок законодателя является и принятие исключения из какого-либо действующего общего правила без внесения соответствующих корректив в закон, содержащий это правило. Для того чтобы нормы, ограничивающие действие общих норм гражданского, трудового, финансового и других отраслей права, могли применяться в конкретных правоотношениях, необходимо все исключения из общего правила помещать в том же законе, который устанавливает это общее правило. Только при этом условии будут сняты все споры о легитимности исключения, неизменно возникающие при разрешении конкуренции норм на стадии правоприменения по той причине, что исключение из общего правила не содержится в законе, закрепившем это общее правило. Характерным в этом отношении является положение Налогового кодекса РФ, согласно которому любая налоговая льгота не действует до тех пор, пока не будет закреплена данным Кодексом в виде его изменения или дополнения.

Еще одним источником «излишней» конкуренции между нормами права, принимаемыми одним и тем же законодательным органом, является ныне широко применяемая практика принятия законов без утверждения перечня действующих законов, которые противоречат вновь принятому и подлежат признанию утратившими силу полностью или частично. Пример такой порочной практики «подала» Конституция РФ. В ее заключительных и переходных положениях содержалось предписание, согласно которому законы и другие правовые акты, действовавшие на территории Российской Федерации до вступления в силу настоящей Конституции, применяются в части, не противоречащей Конституции РФ. Но если наличие данной формулировки в Основном законе страны в какой-то степени оправдывалось сжатыми сроками ее подготовки и невозможностью за этот период подготовить перечень актов, утративших силу, то в условиях текущего законотворчества отсутствие соответствующих перечней является существенным упущением законодателя.

При отсутствии перечней законов, утративших силу и подлежащих изменению, ни законодатель, ни правоприменитель не имеют четких представлений о том, какие же сегодня законы действуют, а какие уже утратили свое действие полностью или частично. Поэтому число неоправданной, «излишней» конкуренции норм многократно возрастает.

При этом она отмечает, что крайняя «размытость», вариативность Конституции РФ в отношении федерализма являются следствием особенностей политической обстановки в момент ее принятия, когда не было найдено общеприемлемого варианта регулирования. В результате законодатель, нарушая требования юридической техники, закрепил «только общие принципы федеративного устройства, оставляя “на потом” и их доктринальную конкретизацию, и выработку механизмов их реализации».

Грубой ошибкой законодателя является и нарушение принципа приоритета специального закона перед общим при конкуренции норм по горизонтали. В частности, п. 2 ст. 3 ГК РФ определяет, что нормы гражданского права, содержащиеся в иных законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу. В противном случае приоритет остается за нормами ГК. Аналогичное правило мы находим и в ст. 4 Закона РФ «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации».

Названный законодательный нюанс дал повод некоторым ученым в своих публикациях считать указанный нормативно-правовой акт «суперкодексом» или «экономической конституцией».

Такой вывод, по справедливому замечанию В.Б. Козлова и П.А. Фалилеева, явно неудачен как с доктринальной точки зрения соотношения общего и специального закона, так и с юридико-технической, ибо законодатель будет вынужден в дальнейшем исчеркать весь Гражданский кодекс подобного рода оговорками. Кроме того, с позиций законодательной технологии неправомерно ставить ГК на вершину системы одноуровневых нормативно-правовых актов, а включением п. 2 ст. 3 в данный Кодекс «законодатель предал забвению юридическую теорию, логичность правовой системы».

Анализируя ошибки законодателя, следует учитывать и тот факт, что, к сожалению, применяемые ныне специальные законодательные акты грешат декларативностью, расплывчатостью формулировок, неадекватностью регулируемых общественных отношений. Подобные недочеты влияют на точность выражения воли законодателя в специальных актах.

Таким образом, вышеизложенное подтверждает, что проблематика правотворческого оформления конкуренции норм права продолжает оставаться актуальной и практически значимой, а отдельные положения законодательства по данному вопросу — требующими определенного совершенствования.

Имеется потребность в дальнейшем уточнении способов юридико-технического закрепления конкуренции норм права законодателем, в развитии общетеоретических положений о механизме и правилах ее оформления, что составляет важное условие, в конечном счете и для правильной квалификации фактических обстоятельств дела в процессе правоприменения.

Таким образом, рассмотрев возможности разрешения коллизий в условиях правовой системы России, можно прийти к выводу, что предотвращение коллизий в правоприменительной сфере связано с осуществлением целого ряда мероприятий, основными из которых являются: совершенствование законодательства, приведение в соответствие друг с другом федерального и регионального законодательства, гармонизация единого правового пространства; глубоко продуманная систематизация всех нормативных актов, позволяющих облегчить и ускорить процесс разрешения индивидуально-конкретных юридических дел, а так же обеспечить информированность участников правоприменительных отношений; строгое соблюдение конституционных и иных юридических процедур разрешения индивидуально-конкретных дел, а также основополагающих принципов правоприменения; своевременное издание коллизионных норм, устранение пробелов в праве; снижение уровня полярного правоприменения и толкования законов; повышение уровня правовой культуры и правосознания как законодателей, так и участников правоприменительных отношений; более четкая регламентация компетенции отдельных правоприменяющих органов, повышение роли Конституционного Суда РФ в разрешении конфликтов в сфере установления компетенции, недопущение выхода чиновников за рамки своих статусов и полномочий.

Причины юридических коллизий носят как объективный, так и субъективный характер. К объективным причинам, в частности, относятся противоречивость, динамизм и изменчивость регулируемых правом общественных отношений, их скачкообразное развитие. Немаловажную роль играет также отставание права, которое обычно не поспевает за течением реальной жизни. Поэтому право постоянно корректируется, приводится в соответствие с новыми условиями. Вообще, всякое право, как и любое другое явление, содержит в себе внутренние противоречия, выступающие источником его развития. В результате одни нормы отпадают, другие — появляются, но, будучи вновь изданными, не всегда отменяют прежние, а действуют как бы наравне с ними. Свое влияние оказывают также несовпадение и подвижность границ между правовой и неправовой сферами, их расширение и сужение.

Наконец, любое национальное право должно соответствовать международным стандартам, нравственно-гуманистическим критериям и принципам, признанным в данном обществе (к примеру, принципам демократии).

Все это делает юридические коллизии в какой-то мере неизбежными и естественными.

К субъективным причинам коллизий относятся такие, которые носят «рукотворный» характер, то есть зависят от воли и сознания людей — политиков, законодателей, представителей власти.

К числу основных юридических коллизий, влияющих на процесс правоприменения, следует отнести: коллизии между нормами материального права, подлежащими применению по конкретному юридическому делу; коллизии между нормами материального и процессуального права, устанавливающие различные процедуры разрешения юридического дела; коллизии между нормами материального и процессуального права, которые не позволяют эффективно применить нормы материального права в связи с несоответствием процедуры и ее претворения в жизнь.

1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ) // Собрание законодательства Российской Федерации. — 2009. — № 4. — ст. 445.

2. Батлер В. Теория государства и права [Текст]: учебник для вузов / [Батлер В. и др.]; под общ. ред. О.В. Мартышина. Москва: Юрлитинформ, 2012 — 475 с.

  • Воронцов Г.А. Теория государства и права [Текст]: краткий курс: за три дня до экзамена / Г.А. Воронцов. Ростов-на-Дону: Феникс, 2013 — 158 с.
  • Лазарев В.В.

Теория государства и права [Текст]: учебник для бакалавров / В.В. Лазарев, С.В. Липень; Моск. гос. юрид. акад. им. О. Кутафина. — М.: Юрайт, 2012 — 634 с.

  • Малахов В.П. Теория государства и права [Текст]: введение в юриспруденцию: учебное пособие для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / [С.В. Долгушина и др.];
  • под ред. В.П. Малахова, С.В. Долгушиной. Москва: ЮНИТИ, 2012 — 127 с.
  • Малько А.В. Теория государства и права [Текст]: учебник: для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / [А.В. Малько и др.];
  • отв. ред. А.В. Малько;
  • Ин-т государства и права Российской акад. наук, Саратовский фил. Москва: КноРус, 2012 — 400 с. ISBN 978-5-406-02170-5.
  • Малько А.В. Теория государства и права [Текст]: элементарный курс / А.В. Малько, В.В. Нырков, К.В. Шундиков;
  • Ин-т государства и права Российской акад. наук, Саратовский фил. Москва: КноРус, 2012 — 239 с.
  • Марченко М.Н. Теория государства и права в вопросах и ответах [Текст]: учебное пособие / М.Н. Марченко;
  • Московский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова
  • Перевалов В.Д. Теория государства и права [Текст]: учебник для бакалавров: для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки «Юриспруденция» / В.Д. Перевалов;
  • Уральская гос. юридическая акад. Москва: Юрайт, 2013 — 428 с.
  • Перевалов В.Д. Теория государства и права [Текст]: учебно-методический комплекс: [В] / М-во образования и науки Российской Федерации, Федеральное гос. бюджетное образовательное учреждение высш. проф. образования «Уральская гос. юридическая акад.»;
  • [сост.: В.Д. Перевалов и др.]. Екатеринбург: Уральская гос. юридическая акад., 2012 — 69с.
  • Протасов В.Н. Теория права и государства [Текст]: краткий курс лекций / В.Н. Протасов. Москва: Юрайт, 2012 — 190 с.
  • Радько Т.Н.

Теория государства и права [Текст]: учебник для бакалавров: для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Юриспруденция» / Т.Н. Радько, В.В. Лазарев, Л.А. Морозова; М-во образования и науки Российской Федерации, Московская гос. юридическая акад. Им. Москва: Проспект, 2013 — 562 с.

  • Соколов А.Н. Теория государства и права [Текст]: учебное пособие / А.Н. Соколова, Е.С. Смирнова. Калининград: СФК-офис, 2012 — 275 с.
  • Сырых В.М.

Теория государства и права [Текст]: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению подготовки Юриспруденция и специальности «Юриспруденция» / В.М. Сырых. Москва: Юстицинформ, 2012 — 703 с.

  • Хропанюк В.Н. Теория государства и права [Текст]: учебник / В.Н. Хропанюк;
  • под ред. В.Г. Стрекозова. Москва: Омега-Л, 2012 — 323 с.

Юридические коллизии в системе правовых противоречий 1

Юридические коллизии в системе правовых противоречий 2