Психологические основы деятельности защитника

Курсовая работа

Право подозреваемого, обвиняемого, подсудимого на защиту является конституционным принципом, нашедшим закрепление в ст. 45 и 48 Конституции Российской Федерации. Он как бы соединил в себе две стороны одной медали: право на защиту и гарантии реализации этого права. Если коротко, то право обвиняемого на защиту предполагает активную защиту не запрещёнными законом способами от уголовного обвинения как лично, так и с помощью другого лица, именуемого в уголовном процессе защитником.

Возможность судебной защиты прав и свобод человека во многом зависит от того, как реализуется право на эффективное средство правовой защиты. Оно закреплено в ст. 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод:»Каждый, чьи права и свободы, признанные в настоящей Конвенции, нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе, даже если это нарушение было совершено лицами, действовавшими в официальном качестве.» То есть речь идёт о гарантиях правовой защиты и получении необходимой юридической помощи.

В новом Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации значительно расширены права защиты в доказательном процессе. Защитнику предоставлено право опрашивать частных лиц, запрашивать справки, характеристики и иные документы из различных организаций, учреждений, предприятий, необходимые для правовой помощи. К участию в деле в качестве защитника допускаются адвокаты, а по решению суда в качестве защитников также могут быть допущены близкие родственники, законные представители обвиняемого и другие лица. Включено положение о предоставлении подозреваемому права иметь защитника, а также права на свидание с защитником наедине и конфиденциально с момента, предшествующего первому допросу. Расширен перечень случаев обязательного участия защитника.

Вместе с тем качество юридической помощи, оказываемой в судебном производстве адвокатами, назначенными государством, сохраняется низким ввиду их перегруженности и невысокой оплаты за предоставляемые услуги.

Неудовлетворительной остаётся защита лиц от жестокого обращения и пыток. Государству предстоит ещё немало сделать, чтобы российские граждане реально ощутили конституционные гарантии своей безопасности и защиту от жестокого обращения.

И именно поэтому тема о роли защитника в уголовном процессе всегда актуальна, а институт защиты имеет колоссальное значение, особенно в наше нестабильное время.

И в своей работе, посвящённой как раз обсуждаемой тематике, я попыталась рассмотреть различные аспекты нелёгкой деятельности защитника и проанализировать психологические основы деятельности защитника.

2 стр., 968 слов

Место муниципального права в правовой системе Российской Федерации

... муниципальных правоотношений; определить место муниципального права в российской правовой системе; изучить источники муниципального права. Структура и объем дипломной работы, ГЛАВА 1. МУНИЦИПАЛЬНОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА §1. Система юридических наук. Место муниципального права в системе юридических наук Прежде чем определить место муниципального права в правовой системе Российской ...

1. Участие защитника в деле

Участие защитника в деле — одна из важнейших гарантий реализации прав и законных интересов граждан при производстве по уголовным делам.

Под защитой в уголовном процессе понимается вся совокупность принадлежащих подозреваемому и обвиняемому (подсудимому) прав, осуществление которых дает возможность оспаривать выдвинутое против них подозрение или обвинение в совершении преступления, доказывать свою непричастность к преступлению, невиновность или меньшую степень вины, защищать другие законные интересы в деле (моральные, имущественные, трудовые и др.).

Одной из особенностей осуществления данной функции в условиях состязательности является изменение круга представляющих ее лиц: исключение из него представителей профсоюза, общественного объединения. Успешный выбор процессуальных средств и способов зависит от достаточности профессионального опыта и юридических знаний лица. Только при таком условии будет оправдано его участие в состязательном процессе и обеспечена возможность противостоять государственному обвинению.

Положения ст. 48 Конституции РФ и ст. 49 УПК РФ о праве подсудимого на квалифицированную юридическую защиту и об осуществлении этой функции в суде по большинству уголовных дел профессиональным защитником — адвокатом являются гарантией реального осуществления состязательности и равноправия сторон.

Право подозреваемого и обвиняемого (подсудимого) на защиту образует вся совокупность принадлежащих им прав, осуществление которых дает возможность оспаривать выдвинутое против них подозрение или обвинение в совершении преступления, доказывать свою непричастность к преступлению, невиновность или меньшую степень вины, защищать другие законные интересы в деле (моральные, имущественные, трудовые и др.), т.е. реализовывать его любым законным способом (заявление ходатайств, отводов, представление ходатайств и т.д.).

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 27 июня 2000 г. №11-П разъяснил, что «право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если управомоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу передвижения, — удержание официальными властями, принудительный привод или доставление в органы дознания и следствия, содержание в изоляции, а также какие-либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность…

При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведением в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него (в частности, разъяснением в соответствии со статьей 51 (часть 1) Конституции Российской Федерации права не давать показаний против себя самого).

20 стр., 9620 слов

Привлечение в качестве обвиняемого: основания, порядок, права обвиняемого

... против конкретного лица при наличии имеющихся в уголовном деле оснований, затягивание с привлечением его в качестве обвиняемого, во-первых, приводит к фактическому ограничению права обвиняемого на защиту. Во-вторых, предъявление обвинения в ... привлечении в качестве обвиняемого лицо, в отношении которого постановление вынесено, обладает возможностью использовать все предоставляемые обвиняемому права ...

Поскольку такие действия направлены на выявление уличающих лицо, в отношении которого ведется уголовное преследование, фактов и обстоятельств, ему должна быть безотлагательно предоставлена возможность обратиться за помощью к адвокату (защитнику)». Эти разъяснения Конституционного Суда РФ по вопросу о конституционности отдельных статей УПК РСФСР сохраняют свое значение и применительно к соответствующим нормам УПК РФ.

Участие защитника в судебном разбирательстве обеспечивает защиту прав и законных интересов подсудимого и (в конечном итоге) способствует всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела, установлению истины.

Обеспечение подозреваемому и обвиняемому права на защиту является одним из принципов уголовного судопроизводства. Согласно Уголовно-процессуальному Кодексу РФ (УПК) право подозреваемого и обвиняемого на защиту реализуется в двух основных формах: путем личного осуществления предоставленных им прав и с помощью защитника, использующего целый комплекс предоставленных ему законом полномочий. Обе эти формы могут использоваться подозреваемым или обвиняемым одновременно в ходе производства по делу.

Совокупность предоставляемых подозреваемому (обвиняемому) процессуальных прав и средств, позволяющих ему знать, в чем он обвиняется, давать свои объяснения, возражать против обвинения, оспаривать выдвинутые против него обвинения или подозрения в совершении преступления, доказывать свою непричастность к нему, невиновность или меньшую степень вины, опровергать обвинительные доказательства, заявлять ходатайства, знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, приносить жалобы на действия и решения должностного лица, производящего дознание или ведущего предварительное следствие, обжаловать приговор и иные судебные решения — использование всех этих правомочий составляет правовую основу института права на защиту в уголовном судопроизводстве.

Предоставление обвиняемому реальной возможности активно защищаться от предъявленного ему обвинения путем наделения его совокупностью процессуальных прав, позволяющих ему самому защищать свои права и законные интересы, составляет характерную особенность института и принципа права на защиту. Эти полномочия в значительной мере определяют правовой статус подозреваемого (обвиняемого) в уголовном процессе.

Право обвиняемого на защиту является важнейшей гарантией, обеспечивающей действие презумпции невиновности. Оно имеет важное значение и тогда, когда обвиняемый признает себя виновным, раскаялся в совершении преступления и готов сотрудничать с правосудием.

Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, но он вправе это делать, причем используя все имеющиеся в его распоряжении законные средства. Любое нарушение прав обвиняемого на защиту считается в судебной практике существенным нарушением закона, поскольку речь идет о нарушении принципа уголовного процесса.

Законодатель возлагает на ведущие процесс государственные органы и должностных лиц обязанность обеспечить обвиняемому возможность защищаться от предъявленного обвинения законными способами и средствами. О наличии у подозреваемого, обвиняемого права на производство всех дозволенных законом действий лицо, производящее дознание, следователь, прокурор, судья должны сообщить участвующим в деле лицам, разъяснить порядок использования названных прав и обеспечить возможность их полного осуществления (ч. 6 ст. 47, ч. 1 ст. 92, ст. 267 УПК).

4 стр., 1681 слов

Вещные права лиц, не являющихся собственниками

... другие права. Перечисленные вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества. Эти права можно, во-первых, назвать производными от права собственности, а во-вторых, ограниченными вещными права по сравнению с правом собственности. Например, право пожизненного ...

Реализация конституционного требования о предоставлении квалифицированной юридической помощи имеет своим последствием наделение дознавателя, следователя, судьи полномочием контролировать соответствие этому требованию кандидатур, предлагаемых для участия в уголовном деле в качестве защитника лиц.

Право подозреваемого и обвиняемого на защиту включает в себя и право иметь защитника, призванного выяснить все обстоятельства, говорящие в их пользу, а также оказывать им необходимую юридическую помощь. Они могут не воспользоваться услугами защитника, отказаться от него. Такой отказ допускается только по инициативе самого обвиняемого, без какого-либо воздействия со стороны следователя и суда; недопустимо ставить обвиняемого в условия, когда отказ от защитника носит вынужденный характер.

Защитник — это лицо, которое допускается к участию в деле для защиты прав и интересов подозреваемого, обвиняемого, а также для оказания подозреваемому, обвиняемому юридической помощи. Деятельность защитника направлена на опровержение обвинения (подозрения), на поиск оправдывающих или смягчающих вину обстоятельств.

В качестве защитников допускаются адвокаты (ч. 2 ст. 49 УПК).

Это означает, что в досудебном производстве защитником может быть только профессиональный адвокат, отвечающий определенным требованиям.

В статье 49 УПК говорится не о допуске адвоката к уголовному делу, а о его участии в деле. Такая формулировка в большей мере соответствует конституционным и международным нормам о праве обвиняемого на получение квалифицированной помощи от избранного им самим защитника и предполагает уведомительный, а не разрешительный порядок вступления защитника в уголовное дело.

Вместе с тем, законом предусмотрено, что в качестве защитников могут быть допущены близкие родственники, законные представители подсудимого, а также другие лица, которым подсудимый доверяет защиту своих прав и законных — интересов. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается вместо адвоката (ч. 2 ст. 49 УПК).

Защитником не может быть лицо, ранее участвовавшее в этом же деле в ином качестве, лицо, состоящее в родственных отношениях с участниками процесса, а также лицо, оказывающее или ранее оказывавшее юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам обвиняемого (ч. 1 ст. 72 УПК РФ).

Защитником не может быть лицо, ранее участвовавшее в этом же деле в ином качестве, лицо, состоящее в родственных отношениях с участниками процесса, а также лицо, оказывающее или ранее оказывавшее юридическую помощь лицу, интересы которого противоречат интересам обвиняемого (ч. 1 ст. 72 УПК РФ).

Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого или обвиняемого. В то же время, если соглашение подозреваемого (обвиняемого) с адвокатом было заключено на определенный срок или на определенную стадию процесса, по окончании действия соглашения адвокат уже не связан обязанностью осуществлять защиту.

Выбор защитника подозреваемым и обвиняемым по своему усмотрению — важная гарантия права на защиту. Подозреваемый (обвиняемый), особенно если он задержан или заключен под стражу, не всегда в состоянии сам пригласить защитника. Поэтому законом предусмотрена возможность приглашения защитника иными лицами по поручению или с согласия подозреваемого (обвиняемого).

15 стр., 7272 слов

Защитник как участник уголовного судопроизводства

... положения 1. Понятие участников со стороны защиты в уголовном судопроизводстве, их виды В соответствии с УПК к этой группе участников процесса отнесены подозреваемый, обвиняемый, их законный представитель, защитник, гражданский ответчик и ...

Согласие подозреваемого (обвиняемого) в этих случаях может быть и предварительным, и последующим.

Законом предусмотрена возможность производства следственных действий без участия защитника, если защитник в течение пяти суток не может принять участие в производстве конкретного следственного действия, а подозреваемый (обвиняемый) не приглашает другого защитника и не ходатайствует о его назначении. Невозможность участия защитника в производстве конкретного следственного действия должна быть реальной и подтверждаться соответствующими документами. Не может служить основанием для производства следственного действия без участия защитника невозможность его явки к месту производства следствия в срок менее пяти суток или в результате того, что он не был своевременно уведомлен следователем о времени и месте производства следственного действия. В случае явки избранного подозреваемым (обвиняемым) защитника по истечении пяти суток он должен быть допущен к производству следственных действий.

Приобретя право участвовать в уголовном судопроизводстве, защитник реализует свои процессуальные права не только на дознании и предварительном следствии, но и на последующих стадиях уголовного процесса, поскольку в них имеет право участвовать (допускается участие) обвиняемый (подсудимый, осужденный).

Защитник участвует в уголовном деле:

  • с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого при отсутствии других оснований более раннего вступления адвоката в уголовное дело;
  • с момента возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица;
  • с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления (ст.

91, 92 УПК), или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 100 УПК);

  • с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;
  • с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (ч.

3 ст. 49 УПК).

По делам, по которым не производилось предварительного расследования, защитник допускается к участию в деле с момента принятия судом дела к своему производству (ч. 3 ст. 47 УПК).

Отказаться от принятой на себя защиты он не имеет права. Защитник может участвовать на стороне обвиняемого и в интересах подозреваемого. Следовательно, имеется в виду не один участник уголовного процесса, а два: защитник подозреваемого и защитник обвиняемого.

Однако существует исключение из общего правила обеспечения права на защиту. И в этом качестве выступает норма, предусмотренная ч. 6 ст. 201 УПК. Она гласит о том, что если обвиняемый и его защитник явно затягивают ознакомление с материалами оконченного расследованием дела, следователь (в силу ч. 2 ст. 120 УПК) и орган дознания вправе своим мотивированным постановлением, утвержденным прокурором, установить определенный срок для ознакомления с материалами дела. По истечении этого срока обязанность органа расследования ознакомить обвиняемого и его защитника со всеми материалами дела считается выполненной, даже если указанные участники процесса ознакомятся с делом лишь частично. Но, несмотря на это, право подозреваемого, обвиняемого и подсудимого на защиту не только гарантия интересов личности, но и гарантия интересов правосудия, оно — социальная ценность.

14 стр., 6699 слов

Защита в уголовном процессе

... предоставляет адвокату права отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого или обвиняемого. Исключением из этого правила является запрет для защитника осуществлять в уголовном деле защиту сразу нескольких лиц, если между их интересами ...

Наличие у защитника широкой возможности оспаривать выводы обвинительной власти, представлять доказательства и доводы в пользу подзащитного создает наилучшие условия для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, установления по нему истины.

2. Права и обязанности защитника при расследовании и рассмотрении уголовных дел

Как самостоятельный участник уголовно-процессуальной деятельности защитник наделен процессуальными правами и обязанностями для осуществления защиты интересов подозреваемого и обвиняемого.

Формулируя обязанности защитника в уголовном процессе (ст. 53 УПК), законодатель тем самым определил границы предмета его деятельности, который составляет выявление с помощью допустимых законом процессуальных средств:

  • а) обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или подозреваемого;
  • б) обстоятельств, смягчающих ответственность обвиняемого или подозреваемого.

Первоочередная задача защитника по выявлению обстоятельств, оправдывающих обвиняемого, не означает, что он (защитник) разделяет обязанности со следователем, лицом, производящим дознание, прокурором и судом по всестороннему, полному и объективному исследованию обстоятельств дела. Конституция России устанавливает категорическое предписание: «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность» (ч. 2 ст. 49).

Не обязан этого делать и защитник, правомочия которого производны от прав и обязанностей обвиняемого (подозреваемого), а деятельность направлена на оказание ему (обвиняемому, подозреваемому) юридической помощи в защите законных интересов установленными законом средствами. В то же время он обязан принять все доступные ему меры для того, чтобы обстоятельства, исключающие виновность подзащитного или смягчающие его ответственность, стали известны дознавателю, следователю, прокурору или суду.

В соответствии со ст. 53 УПК с момента допуска к участию в деле защитник имеет право:

  • До первого допроса подозреваемого (п. 3 ч. 4 ст. 46 УПК) или обвиняемого (п. 9 ч. 4 ст. 47 УПК) иметь с ним свидание наедине и конфиденциально, без ограничения их числа и продолжительности;
  • Собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи.

Границы самостоятельности защитника в собирании сведений о фактах, которые могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, определены в ч. 3 ст. 86 УПК. В соответствии с данной нормой, защитник вправе собирать доказательства путем:

  • опроса частных лиц с их согласия, предположительно владеющих информацией, относящейся к делу, по которому адвокат выступает в качестве защитника;
  • истребования справок, характеристик, иных документов из организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Привлекать на договорной основе специалистов для получения разъяснений, письменных выводов по вопросам, решение которых требует специальных знаний и является необходимым для оказания юридической помощи подозреваемому, обвиняемому;

  • Присутствовать при предъявлении обвинения.

Обвинение должно быть предъявлено в присутствии защитника не позднее трех суток с момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого. Следователь извещает обвиняемого о дне предъявления обвинения и одновременно разъясняет ему право самостоятельно пригласить защитника либо ходатайствовать об обеспечении участия защитника следователем (ч. 2 ст. 172 УПК).

6 стр., 2692 слов

Обеспечение обвиняемому (подозреваемому) права на защиту в уголовном процессе

... очередь наделены процессуальными правами и обязанностями, обеспечивающими достижение целей их участия в уголовном судопроизводстве. Участие защитника и (или) законного представителя подозреваемого и обвиняемого обеспечивается должностными лицами, ответственными за производство по делу; обязанности суда, ...

Следователь объявляет обвиняемому и его защитнику постановление о привлечении в качестве обвиняемого, разъясняет обвиняемому сущность предъявленного обвинения и его права, что удостоверяется подписями обвиняемого и его защитника с указанием даты и часа предъявления обвинения (ч. 5 ст. 172 УПК).

В случае неявки обвиняемого или его защитника в назначенный срок обвинение предъявляется в день фактической явки обвиняемого или в день его привода, при условии обеспечения следователем участия защитника (ч. 6 ст. 172 УПК).

Следователь вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении в качестве обвиняемого (ч. 7 ст. 172 УПК).

Если в ходе предварительного следствия предъявленное обвинение к какой-либо его части не нашло подтверждения, следователь своим постановлением прекращает уголовное преследование в этой части и уведомляет об этом обвиняемого и его защитника (ч. 2 ст. 175 УПК);

— Участвовать в допросе подозреваемого, обвиняемого, а также в иных следственных действиях, производимых с участием подозреваемого, обвиняемого или по его ходатайству или по ходатайству самого защитника. С разрешения следователя защитник может присутствовать при обыске (ч. 11 ст. 182 УПК), выемке (ч. 2 ст. 183 УПК), личном обыске (ч. 1 ст. 184 УПК).

Участие защитника в следственных действиях не сводится к пассивному присутствию. Он наделен правом задавать вопросы допрашиваемому (кроме свидетеля, чьи интересы адвокат представляет), делать письменные замечания по поводу неправильности или неполноты записи сведений в протоколе следственных действий.

Защитник, участвующий в производстве следственного действия, вправе давать своему подзащитному краткие консультации в присутствии следователя. Консультации должны содержать краткие пояснения как юридического, так и тактического плана.

Знакомиться с протоколом задержания, постановлением о применении меры пресечения, протоколами следственных действий, произведенных с участием подозреваемого, обвиняемого, иными документами, которые предъявлялись либо должны были предъявляться подозреваемому, обвиняемому.

С момента допуска к делу защитник наделен правом знакомиться с материалами, которые подтверждают основания задержания и избрания меры пресечения.

Знакомиться по окончании предварительного расследования со всеми материалами уголовного дела, выписывать из уголовного дела любые сведения в любом объеме, снимать за свой счет копии с материалов уголовного дела, в том числе с помощью технических средств.

Предпосылкой целенаправленной защиты является знание защитником материалов уголовного дела. Поэтому следователь на основании ст. 217 УПК, а дознаватель на основании ч. 2 ст. 225 УПК предъявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела, вещественные доказательства; по просьбе обвиняемого или его защитника — фонограммы, аудио- и видеозаписи, фотографии и иные приложения к протоколам следственных действий.

В процессе ознакомления с материалами уголовного дела, состоящего из нескольких томов, обвиняемый и его защитник вправе повторно обращаться к любому из них, выписывать любые сведения и в любом объеме, снимать копии с документов, в том числе с помощью технических средств.

3 стр., 1020 слов

Рассмотрение дел о защите прав и законных интересов группы лиц

... данных полномочий, в частности грубого нарушения этим лицом своих обязанностей или обнаружившейся неспособности к разумному ведению дела о защите прав и законных интересов группы лиц. В ст. 225.13 АПК РФ определены ... защиту прав и интересов граждан и должно обеспечивать в силу ст. 17 Конституции России и ст. 7 АПК РФ равенство граждан перед законом и судом, чего не будет происходить при рассмотрении ...

Материалы оконченного расследования уголовного дела должны быть предъявлены обвиняемому, содержащемуся под стражей, и его защитнику не позднее чем за месяц до окончания предельного срока содержания под стражей (ч. 5 ст. 109 УПК).

Если материалы оконченного расследования уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику позднее чем за месяц до окончания предельного срока содержания под стражей, то по его истечении обвиняемый подлежит немедленному освобождению. При этом за обвиняемым и его защитником сохраняется право на ознакомление с материалами уголовного дела (ч. 6 ст. 109 УПК);

  • Заявлять устные или письменные ходатайства и отводы.

В соответствии со ст. 119 УПК защитник вправе заявлять ходатайство о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, обеспечения прав и законных интересов представляемого защитником подозреваемого, обвиняемого.

Защитник приносит ходатайство дознавателю, следователю, прокурору либо в суд. Оно может быть заявлено в любой момент производства по уголовному делу. Письменное ходатайство приобщается к уголовному делу, устное — заносится в протокол следственного действия, в ходе которого оно было заявлено.

Во время производства предварительного расследования защитник при наличии предусмотренных законом оснований может заявлять отвод следователю, дознавателю (ст. 67 УПК), прокурору, осуществляющему надзор за расследованием (ст. 66 УПК), переводчику (ст. 69 УПК), специалисту (ст. 71 УПК), эксперту (ст. 70 УПК).

Адвокату-защитнику также может быть заявлен отвод (или он должен взять самоотвод) при наличии обстоятельств, исключающих его участие в производстве по уголовному делу (ст. 72 УПК).

Решение об отводе защитника при производстве предварительного расследования принимает дознаватель, следователь или прокурор. В ходе судебного производства указанное решение принимает суд или судья.

При заявлении отвода защитник не может ссылаться на сведения, в заведомой ложности которых он субъективно убежден. Поэтому защитник не вправе заявлять и поддерживать отвод, основанный на таких сведениях. Вместе с тем, защитник может привести утверждения, в истинности которых он до конца не убежден.

Заявляя отвод от своего имени, адвокат обязан согласовать этот вопрос с подзащитным. Заявлять отвод независимо от желания подзащитного адвокат вправе лишь в случаях, когда обвиняемый не способен к самостоятельной защите из-за несовершеннолетия, психических или физических недостатков;

  • Участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении вопросов, связанных с исполнением приговора;
  • Приносить жалобы на действия (бездействие) и решения дознавателя, следователя, прокурора, суда и участвовать в их рассмотрении судом.

Действия и решения органа дознания, следователя, прокурора могут быть обжалованы защитником в той части, в которой проводимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают интересы подозреваемого, обвиняемого (ст. 123 УПК).

7 стр., 3455 слов

Понятие адвокатской деятельности. Статус адвоката – права и обязанности

... адвоката и адвокатуры в целом - не оказание содействия суду, а защита прав и законных интересов лиц, обратившихся за юридической помощью. Но объективно такая деятельность ... образования государственных должностях в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органах; на требовавших высшего юридического образования ...

Постановление дознавателя, следователя, прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные их действия и решения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ к правосудию, могут быть обжалованы защитником в суд по месту проведения предварительного расследования.

Жалоба может быть подана защитником непосредственно в суд или через лицо, производящее предварительное расследование, либо прокурора. Не позднее чем через пять суток судья проверяет законность и обоснованность действий и решений дознавателя, следователя, прокурора в судебном заседании с участием защитника и лиц, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым действием или решением.

Неявка указанных лиц, своевременно извещенных о времени рассмотрения жалобы и не настаивающих на ее рассмотрении с их участием, не препятствует рассмотрению жалобы судом (ч. 3 ст. 125 УПК).

Защитник вправе использовать иные не запрещенные законом средства и способы защиты. При этом он не вправе:

  • негласно сотрудничать с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность;
  • занимать по делу позицию вопреки воле подозреваемого, обвиняемого, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора своего подзащитного;
  • делать публичные заявления о доказанности вины его подзащитного, если тот ее отрицает;
  • отказаться от принятой на себя защиты, нарушать адвокатскую тайну.

Защитник, участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему подзащитному вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы защитника, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.

Закон предоставляет защитнику широкие возможности для реализации его прав и обязанностей на предварительном следствии и дознании, входе всего судебного разбирательства, в стадии кассационного производства. Он имеет право участвовать в закрытом заседании суда при проверке законности и обоснованности решений органов предварительного расследования об аресте или продлении срока содержания под стражей.

Ограниченные процессуальные возможности имеет защитник, как и обвиняемый, на этапе проведения подготовительных действий к судебному заседанию. Вместе с тем было бы ошибочно считать, что он вообще исключен из числа участвующих в этой стадии субъектов.

Во-первых, он имеет право заявить суду ходатайства по широкому кругу вопросов (например, о прекращении дела, возвращении его для дополнительного расследования, об изменении меры пресечения и др.).

Во-вторых, защитник может быть вызван судьей для объяснений по поводу заявленных ходатайств, некоторые из которых подлежат удовлетворению при любых обстоятельствах. Заявленные ходатайства могут оказать влияние на выбор варианта принимаемого судьей решения.

Защитник вправе рассчитывать на обеспечение его безопасности. Принятие мер безопасности ограждает защитника от противоправного воздействия со стороны других участников уголовного судопроизводства и иных лиц, если имеется реальная угроза его жизни, здоровью, имуществу и возможности осуществления профессиональной деятельности.

Является недопустимым и нарушающим адвокатскую тайну прослушивание телефонных и иных переговоров адвоката, обследование помещений, в которых он оказывает юридическую помощь, досмотр, изъятие материалов и документов, составляющих досье адвоката по уголовным делам в отношении его подзащитных, проведение иных оперативно-розыскных мероприятий.

В соответствии со ст. 18 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре» истребование от адвокатов, а также от работников адвокатских образований, адвокатских палат или Федеральной палаты адвокатов сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, не допускается. Аналогичная норма содержится в ст. 56 УПК РФ, в соответствии с которой защитник подозреваемого, обвиняемого не подлежит допросу в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с участием в производстве по уголовному делу.

3. Психологические особенности адвокатской деятельности

Психология адвоката

Обеспечение обвиняемому права на защиту во многом способствует установлению объективной истины по уголовному делу. Ее познание возможно только в результате активной, целенаправленной деятельности по всестороннему, полному и объективному исследованию материалов дела, тщательного анализа как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого доказательств.

Участвуя в качестве защитника по уголовному делу, адвокат выполняет важную задачу: защиту обвиняемого от предъявленного ему обвинения. Настойчивая, принципиальная, квалифицированная защита — одна из гарантий того, что ни один невиновный не будет предан суду и осужден, что ни одно решение, принятое следственными или судебными органами, не нарушит прав и законных интересов обвиняемого.

Защита интересов обвиняемого представляет собой важную часть деятельности по осуществлению правосудия.

В процессе осуществления защиты адвокату приходится познавать, исследовать множество различных фактов и обстоятельств, относящихся к прошлому и настоящему, которые он должен осмыслить с позиций защиты, т. е. проанализировать имеющиеся в деле доказательства с точки зрения возможности использования их для оправдания подзащитного или смягчения его вины. Специфика защиты, своеобразие ее задач придают познавательной деятельности защитника в процессе расследования и судебного разбирательства уголовного дела особые черты, к которым относится прежде всего односторонний характер защитительной деятельности: необходимость познания главным образом оправдывающих или смягчающих вину обвиняемого обстоятельств.

Успех в работе адвоката во многом зависит от его умения общаться с людьми: строить правильные взаимоотношения с подзащитным, следователем, прокурором, судом и другими участниками уголовного процесса, устанавливать психологический контакт, в первую очередь с подзащитным, изыскивать законные и реальные возможности для оказания ему психологической помощи, а в некоторых случаях — и определенного психологического воздействия.

Психологи установили, что успех коммуникативной деятельности во многом зависит от такого фактора, как совместимость людей, под которой понимают процесс взаимного согласования и адаптации функциональных, коммуникативных и личностных качеств общающихся. В коммуникативной деятельности адвоката указанное психологическое явление имеет важное значение, поскольку на принципе совместимости в немалой степени основывается выбор обвиняемым защитника, отказ от него, психологический подход защитника к обвиняемому и установление с ним психологического контакта. Нередко в основе встречающихся в практике случаев отказа обвиняемого от ранее избранного им защитника лежит не что иное, как психологическая несовместимость.

Существует ряд факторов, которые способствуют возникновению совместимости в деятельности адвоката. К ним относятся:

  • комплекс индивидуально-психологических качеств защитника и обвиняемого;

·профессиональные навыки защитника, определяемые знаниями, умениями, опытом;

·общая и профессиональная культура адвоката;

·правильное понимание защитником своего процессуального положения.

В деятельности адвоката большую роль играет организаторский компонент. Всякая деятельность требует прежде всего четкой организации. Предварительное расследование, судебное разбирательство как составные части уголовно-процессуальной деятельности достаточно четко организованы нормами Уголовно-процессуального кодекса. Разработан порядок проведения расследования, установлена последовательность следственных действий и каждого действия конкретно. Законом строго определен порядок всего судебного разбирательства и отдельных его частей и т. д.

Что же касается защиты, то здесь такой подробной нормативной регуляции нет, хотя она, безусловно, необходима. Речь идет, например, о подготовке к процессу, составлении плана защиты, а также о четкой реализации определенных приемов, методов защиты, которые выработаны практикой адвокатской работы, профессиональным опытом защитника.

Организационный компонент деятельности адвоката тесно связан с конструктивным, который включает в себя планирование защиты, принятие решения об избрании той или иной стратегии и тактики защиты с учетом обстоятельств дела и поведения обвиняемого. Кроме того, сюда входят мыслительные операции по соотнесению ситуации преступления с содержанием уголовных и уголовно-процессуальных норм. Конструктивный компонент охватывает все стадии процесса, в которых участвует защитник, но наиболее наглядно он проявляется в стадии судебного разбирательства, где возможности осуществления защиты наиболее широки.

Участвуя в подготовительной части судебного заседания, защитник должен продумать к его началу все необходимые вопросы, он должен хорошо ориентироваться в деле, вносить при необходимости изменения в планы и наметки, составленные ранее. От адвоката требуется знание всего, что необходимо для успешной защиты. Он должен четко представлять, кто из лиц, вызывавшихся в суд, обязательно должен быть допрошен, чья неявка должна рассматриваться как основание для отложения рассмотрения дела. Тщательная подготовка к защите, продуманная линия ее осуществления, составление предварительного плана дают адвокату возможность быстро и четко формулировать свое мнение по возникающим в суде вопросам, добиваться их решения в интересах подзащитного. В случае, если возникают необходимость заявить какие-либо ходатайства, их следует тщательно продумать, четко выразить и логически обосновать. Следует помнить, что загромождение процесса необоснованными ходатайствами мешает быстрому, планомерному и объективному рассмотрению дела. Если же адвокат убежден в необходимости какого-либо ходатайства, он должен добиваться удовлетворения его всеми законными способами, не боясь вызвать недовольство суда.

Настойчивая и последовательная линия защиты должна продолжаться и в ходе судебного следствия, где основная задача адвоката — помочь суду в установлении благоприятных для подсудимого обстоятельств. Поскольку объем исследовательской деятельности защитника в судебном следствии достаточно велик, необходимо тщательно планировать защиту. В план должны войти и ходатайства в подготовительной и заключительной частях судебного разбирательства, и определение главных пунктов защиты, которые должны быть выяснены в ходе судебного следствия, вместе с указанием конкретных действий (допрос лиц, постановка вопросов эксперту, оглашение документов и т. д.).

Безусловно, такой план является предварительным. В зависимости от хода следствия он подлежит уточнению, а иногда, в связи с тем или иным неожиданным осложнением процесса, он может быть коренным образом изменен.

Конструктивный компонент адвокатской деятельности предполагает также определенную структуру защитительной речи, психологический анализ которой будет дан ниже.

Наконец, деятельность адвоката имеет воспитательную направленность, которая проявляется прежде всего в четком понимании и осуществлении защитником своих процессуальных обязанностей. Избирая средства для защиты, адвокат ни в коем случае не должен становиться обвинителем по отношению к другим обвиняемым, не говоря уже о своем подзащитном. Все материалы дела, собранные по делу доказательства должны быть тщательно проанализированы, преподнесены суду спокойно, аргументированно. Воспитательный эффект защиты во многом зависит от убедительности речи адвоката, от правильности выбранной им позиции и индивидуального подхода к личности, от справедливости требования о наказании, если подсудимый действительно виновен.

Психология воспитательно-предупредительной деятельности суда основывается на том, что судебный процесс воспитывает всех: и подсудимых, и свидетелей, и прокурора, и защитника, всю судебную аудиторию путем создания определенной морально-психологической атмосферы и настроения в судебном заседании. Адвокат путем законной и тактически продуманной защиты вместе с другими участниками процесса должен содействовать созданию такой атмосферы. Это способствует правильной уголовно-правовой оценке деяния, всестороннему изучению личности, ее реакции на судебную процедуру и определенное судом наказание.

Существуют нравственные начала, принципы процессуальной деятельности по осуществлению правосудия, которые сформулированы так называемой судебной этикой. Эти нравственные принципы, требования применимы ко всем участникам отправления правосудия — судье, прокурору, адвокату. Однако специфика защитительной деятельности обусловила разработку специальных нравственных правил, ее регулирующих, в виде профессиональной этики адвоката. Объясняется это тем, что в деятельности защитника значительно чаще и острее, чем в любой другой деятельности юриста, возникают ситуации, правильное разрешение которых зависит от соблюдения не только норм права, но и моральных норм, нравственных принципов. Практическое значение профессиональной этики адвоката-защитника обусловливается также тем, что адвокат пользуется судебной трибуной, позволяющей ему воздействовать на сознание значительной массы людей. Следовательно, нравственный облик адвоката и его ценностные ориентации приобретают непосредственное общественное значение.

Будучи равноправным участником судопроизводства, адвокат-защитник должен сознавать свою ответственность за создание и поддержание такой нравственно-психологической атмосферы, в которой проявление всякого неуважительного отношения к правам личности воспринимается как грубое нарушение законности и требований общественной морали. Каждое свое процессуальное действие адвокат должен оценивать не только с точки зрения его правомерности, но и с точки зрения нравственной. Деятельность защитника порождает множество конфликтных ситуаций, не свойственных профессии следователя, прокурора, судьи. Достаточно отметить то обстоятельство, что любой из участников процесса всегда вправе определить позицию по делу соответственно своему внутреннему убеждению. Защитник же в некоторых случаях вынужден поступиться внутренним убеждением: он не может отказаться от защиты, как бы ни были противны его (защитника) нравственному чувству характер преступления, личность и позиция преступника. Интересы подзащитного оказываются нередко выше интересов истины, поскольку защитник не имеет права . выявлять обстоятельства, изобличающие обвиняемого, и т. д.

Профессия адвоката требует от него такого поведения в общении с подзащитным, его родственниками и другими лицами, которое являло бы абсолютное доверие к ним. Совершенно ясно, что какое бы то ни было злоупотребление доверием со стороны защитника, который зачастую для подсудимого и его родственников является единственной надеждой на справедливое рассмотрение его дела, безнравственно.

Всем своим поведением адвокат должен представлять человека с высоким чувством ответственности, морально чистого, с высокой общей профессиональной культурой. Последняя предполагает сочетание внутренней культуры, интеллигентности с высокой нравственностью, образованностью. Одно из безусловных нравственных требований, предъявляемых к адвокату — это неизменная сдержанность и самая строгая корректность по отношению к суду, государственному обвинителю, к товарищам по защите. Он ни словом, ни действием не должен допустить умаления достоинства суда или дать повод для упреков в неуважительности к правосудию. Кроме отмеченных личностных качеств адвокату необходимы активность и инициатива, критичность, основанная на строгой и объективной оценке имеющихся фактов, трудолюбие и усидчивость, организованность, исполнительность, аккуратность, дисциплинированность.

Познавательный компонент защитительной деятельности требует от адвоката развитого мышления, которое направлено на решение сложной задачи — установление истины в целях оправдания лица, привлеченного к ответственности, или смягчения его наказания. Эта задача сложна уже потому, что решение ее возможно только при условии умелого сочетания защиты законных интересов подсудимого и интересов правосудия. Ее решение требует целеустремленности, поиска необходимых доказательств. Творческий характер мышления адвоката-защитника проявляется в таких качествах мышления, как самостоятельность, гибкость, необходимых для того, чтобы умело ориентироваться в сложных обстоятельствах дела, варьировать различные способы действий в поисках правильного решения. Умение находить среди огромного количества фактов такие, которые опровергают обвинение или дают возможность смягчить ответственность, отделить главное от второстепенного, требует глубины ума, пытливости, наблюдательности, цепкой памяти. Участие в рассмотрении сложных по существу и больших по объему уголовных дел требует от защитника волевых качеств, таких как решительность, настойчивость. Решительность необходима ему в ситуациях, когда требуется своевременное, быстрое и вместе с тем вдумчивое принятие решения. Успех деятельности защитника-адвоката находится в прямой связи с его высоким нравственным обликом, принципиальностью, со способностью бескорыстно стремиться к истине, страстно служить делу справедливости.

.1 Психические состояния обвиняемого

Процесс общения между защитником и подзащитным сопровождается рядом трудностей, вызываемых в первую очередь психическим состояниям, в котором находится обвиняемый, особенно содержащийся под стражей. К числу состояний обвиняемого, отрицательно влияющих на его психику, мыслительную деятельность, способствующих формированию у него барьеров общения, относятся стресс и фрустрация.

Нервно-психическое напряжение (стресс) — обычное состояние большинства обвиняемых. Психические же состояния напряженности невиновных подследственных более глубоки и интенсивны, более продолжительны. В механизме образования и протекания этих состояний действуют такие факторы, как привыкание, готовность к напряжению, опыт, вынесенный из переживания аналогичных состояний в прошлом.

У лица, действительно совершившего преступление, происходит некоторая внутренняя подготовка к возможному и допускаемому им привлечению к уголовной ответственности. У невиновного такая внутренняя готовность отсутствует: он не совершал преступления, ничего в этой связи не опасался и ни к чему подобному не готовился. При этом, возможно, лицо никогда ранее не сталкивалось со следственными органами и не имеет никакого практического опыта поведения в таких ситуациях.

Рассматривая ситуацию расследования как безусловно стрессовую, необходимо иметь в виду, что она вызывается различными стрессорами. Главный из них — угроза личному благополучию человека и его близких. При этом не имеет значения, существует ли такая угроза объективно или ситуация лишь оценивается лицом как крайне угрожающая.

Привлечение к уголовной ответственности, угрожая благополучию, касается не только условий физического существования, но и, что более важно, социального статуса личности, ее престижа, принадлежности к определенной социальной группе, ее самооценки, жизненных планов и других значимых ценностей. Значение объективно существующей угрозы усугубляется субъективным отношением к ней, ее оценкой.

Далее, при избрании меры пресечения, связанной с лишением подследственного свободы, происходит резкая смена жизненного стереотипа, образа жизни. В силу этого заключение под стражу само по себе относится к мощному стрессору, вызывающему у человека глубочайшее нервно-психическое напряжение длительного действия.

И, наконец, стрессовый характер ситуации, возникающей в результате привлечения лица к уголовной ответственности, может усугубляться в связи с тем, с каким противодействием оно сталкивается. Напряженность ситуации во многом определяется поведением следственного работника, его противодействием некоторым стремлениям подследственного. Если следователь игнорирует любые попытки оправдания, отвергает доводы обвиняемого, то такое поведение неизбежно усиливает напряженность, степень которой значительно возрастает, если при этом проявляется необъективность, тенденциозность — ущемление прав обвиняемого, нарушение закона относительно допустимости и обоснованности применяемых мер.

Другим отрицательным состоянием, возникающим у подследственных, является фрустрация — крайняя дезорганизованность сознания и деятельности вследствие столкновения с непреодолимыми препятствиями и депривацией (ограничением) жизненно важных потребностей человека. Фрустрация — это переживание тупика и безысходности, которое может и не соответствовать реальной ситуации, но оценивается человеком именно так.

Наиболее мощным фрустрирующим воздействием на подследственного является лишение свободы. Камерная изоляция прерывает привычные социальные контакты, ограничивает возможность общения с людьми, особенно близкими, значительно ограничивает количество поступающей и перерабатываемой информации. Ведь общение является важнейшей потребностью человека, условием его нормальной жизнедеятельности, вот почему, лишаясь контактов, человек испытывает значительные трудности. Арестованный пребывает в состоянии не только социальной, но и физической изоляции, лишается привычной обстановки, связей, изменяется его уклад жизни, он вынужден пребывать в состоянии бездействия. К этому следует добавить нравственные и физические страдания, связанные с лишением свободы, неизвестностью будущего. Отсюда чувства тревоги, растерянности, сомнения, а то и отчаяния и безысходности. Особенно глубокую психическую травму способен причинить арест невиновному. Во многих случаях самооговор является прямым результатом лишения свободы.

Психическое состояние заключенного под стражу благоприятно для любого внешнего воздействия и часто используется сокамерниками из числа рецидивистов для негативного воздействия на него, приобщения его к своей преступной субкультуре. Находятся и такие «наставники», которые, выступая в качестве добровольных помощников, склоняют арестованного к признанию, запугивая его, убеждая в бесполезности сопротивления. Именно эти невидимые для следователя влияния являются причиной многих следственных ошибок.

«В связи с этим, — отмечает П. Д. Баренбойм, — необходимо напомнить, что заключение под стражу, в том числе и краткосрочное лишение подозреваемого свободы, налагает дополнительную ответственность на следователя за психическое состояние арестованного. Это только вынужденная мера против уклонения виновного от ответственности и совершения им других преступлений, а не средство воздействия в целях получения желательных показаний'».

Если состояние стресса дезорганизует психическую жизнь подследственного, препятствует правильному восприятию и оценке различных факторов, затрудняет осмысление ситуации в целом и выбор рациональной линии поведения, то состояние фрустрации, порождая чувство безысходности, крушения планов и отчаяния, может побудить подследственного прибегнуть к любым средствам, чтобы выйти из субъективно воспринимаемого тупика. Это стремление любой ценой положить конец фрустрирующим переживаниям настолько велико и притягательно, что в ход идут такие неадекватные действия, как ложное признание, покушение на самоубийство и т. д.

Единственным человеком, способным прийти на помощь подследственному в этих трудных ситуациях, является защитник.

.2 Стратегия и тактика защиты по уголовным делам

Проблемы защиты по уголовным делам наиболее оптимально можно рассматривать с позиций следователя, являющегося создателем следственных ситуаций, в которых защитник выступает в роли заложника двух противоположных позиций — подзащитного и следователя. Для того чтобы защитник в данной ситуации не оставался простым наблюдателем либо «безучастным» лицом, пассивно идущим за следователем, необходимо прежде всего выработать стратегию и тактику защиты. Как бы эффектно ни был составлен план защиты, как бы замечательно ни были (по мнению адвоката) выражены основные тезисы и удачные контрудары, которые в состоянии подвергнуть сомнению всю обвинительную версию, процесс защиты вряд ли сложится в единое целое без кардинальной стратегии.

Стратегия — это генеральная программа действий защитника на весь период предварительного следствия и судебного разбирательства, включая и кассационное производство.

Стратегия — это искусство руководства процессом защиты.

Стратегия распространяется на:

·собственную деятельность защитника;

·деятельность коллег, включенных в профессиональные контакты;

·деятельность участников следственных действий, т. е. прямых партнеров профессионального межличностного взаимодействия.

Стратегия защиты носит сугубо субъективный характер, в ней отражается весь защитник: его способность к оперативному анализу, прогнозированию, построению версий, планов, их оперативной и продуктивной реализации, способность к рациональной оценке выполненной работы и своевременной корректировке дефектов работы.

Стратегия защиты при многообразии вариантов может строиться в нескольких направлениях.

Аналитическая стратегия защиты. Она состоит в поиске доказательств, которые могут быть интерпретированы в плане оправдания подзащитного и смягчения его вины. Оправдательные и смягчающие вину доказательства, построенные в стройную систему, могут в сумме сформировать динамически развивающуюся концепцию, которая состоит из реальных элементов:

·позиции подзащитного;

·позиции защитника (с учетом особенностей ее реализации);

·системы ходатайств, направленных на поиск конкретных оправдательных доказательств, а также обращенных на истолкование уже имеющихся данных;

·участия в следственных действиях и тактических операциях в интересах защиты.

В судебной практике имел место случай, когда рассматривалось дело о групповом изнасиловании несовершеннолетней. Судья задал вопрос потерпевшей: «Что из белья на Вас было в момент изнасилования?» Потерпевшая (16 лет) ответила: «Капроновые колготки, но я сама их сняла…» Судья: «А почему Вы их сами сняли?» Потерпевшая: «Колготки стоят дорого, а моя мать дает мне деньги только на одну пару в год».

Защитник одного из обвиняемых заявил, что этот факт свидетельствует о том, что потерпевшая добровольно совершила половой акт с группой лиц.

Защитник потерпевшей в ответной реплике заметил, что потерпевшая сама сняла колготки, боясь мести матери. Психолог-эксперт в своем заключении указал, что потерпевшая не в полной мере понимала характер и значение совершаемых с ней действий, не осознавала нравственных и физиологических последствий насильственного полового акта.

Таким образом, один и тот же факт может быть истолкован как оправдательное и как обвинительное доказательство. Суд признал обоснованным заключение эксперта-психолога о том, что потерпевшая не в полной мере понимала характер и значение совершаемых с ней действий и поэтому не оказала должного и активного сопротивления.

Защита, построенная на системе психологических ловушек для следователя. Смысл названной стратегии состоит в поиске и обнаружении ошибок следователя и тактическом использовании этих ошибок в интересах подзащитного.

Диапазон следственных ошибок достаточно широк и разнообразен: уголовно-процессуальные ошибки; уголовно-правовые; тактические; организационные; психологические (сопряженные с обстоятельствами, которые ограничивают возможность рационально оценивать информацию, принимать решение и т. д.); следственно-экспертные (сопряженные с дефектами назначения экспертиз, использованием дефектных сравнительных образцов, неверным истолкованием результатов экспертного исследования).

Сочетание названных стратегий является естественным и поэтому стратегия защиты всегда носит интеграционный характер.

Выработка тактики защиты во многом производив от стратегии. Можно выделить следующие разновидности тактики защиты:

оборонительная, нейтральная, атакующая (наступательная).

Необходимо отметить, что названные виды тактики защиты не являются исчерпывающими и абсолютными. Каждая из них содержит в себе ряд позитивных элементов, позволяющих достичь определенных положительных моментов в защите и помочь подзащитному.

. Общая модель формирования оборонительной тактики защиты может выглядеть следующим образом:

·принятие защитой всей версии следствия целиком, без каких-либо дополнений и поправок;

·наблюдение защитника за деятельностью следователя;

·фиксирование ошибок, допущенных следователем;

·использование слабых мест предварительного следствия для реализации линии защиты.

Данная тактика защиты во многом пассивна, не отличается наступательностью. Защитник практически целиком зависит от выдвинутой следователем версии, он «ведомый», а не «ведущий». Защитник наблюдает, ждет ошибок следователя, чтобы при случае тактически воспользоваться ими для реализации своих прав. Можно высказать немало критических замечаний по поводу данной тактики, но нельзя забывать, что следователь, успокоенный таким поведением защитника, сам теряет бдительность. У него притупляется чувство собранности. Именно в этот момент защитник может нанести контрудар по всей обвинительной версии.

. Общая модель нейтральной тактики защиты может быть представлена следующим образом:

·предложение о сотрудничестве со следователем, исходящее от защитника;

·психологическое изучение личности следователя.

Данная тактика защиты наиболее часто встречается в практической деятельности адвокатов. Так, защитники порой охотно идут на контакт со следователем, осознавая, что такое сотрудничество взаимовыгодно. В этом случае обострения отношений со следователем не происходит. Контакт найден, осуществляется процесс общения. Слабость данной тактики защиты состоит в том, что защитник как бы «усыпляется» поведением следователя и не может в полной мере реализовать себя. Однако в этот момент необходим острый выпад со стороны защиты. Это, пожалуй, единственная возможность защитника проявить себя, взять инициативу в свои руки. Следователь, будучи «разбалансированным», уже в должной мере не сможет противостоять версии защиты. Опрос ряда адвокатских работников позволяет прийти к выводу, что данная тактика защиты наиболее оптимальна и приемлема в контакте со следователем.

. Общая модель атакующей (наступательной) тактики защиты может быть сформулирована таким образом:

·скрытый вызов на все предложения следователя о контакте;

·навязывание следователю конфликтной ситуации;

·организация контрвыпадов со стороны защитника на действия следователя;

·захват инициативы при проведении ряда следственных действий;

·навязывание трудоемких следственных действий в целях защиты;

·системный анализ всех действий следователя;

·формирование системы сбалансированных предложений, направленных на разрушение обвинительной концепции следователя.

Данная тактика защиты базируется на овладении адвокатом инициативой в процессе общения со следователем, на противоборстве с ним. Истинное, а не мнимое, противоборство в уголовном деле возникает только тогда, когда следователю противостоит великолепно подготовленный, знающий, эрудированный, корректный в общении защитник.

Указанная тактика основана на:

·активности защитника;

·неожиданности его действий;

·нестандартности мышления защитника;

·непредсказуемости его действий.

Следователь постоянно ожидает контрвыпадов от своего процессуального партнера. Вся его мыслительная деятельность находится в напряжении, в постоянном ожидании приемов нападения, которые следуют от его партнера. В суде достичь непредсказуемости в защите достаточно сложно, даже несмотря на незаурядную личность защитника, поскольку весь ход судебного разбирательства более регламентирован. На следствии положение иное: частые контакты со следователем, встречи со своим подзащитным, отсутствие излишней процессуальной скованности дают защитнику возможность раскрыть себя в полной мере.

При атакующей тактике защиты рекомендуется подвергать сомнению любой аргумент следователя, учитывая при этом следующие соображения:

·сомнение должно носить мотивированный характер и вытекать из обстоятельств дела;

·следует избегать «необдуманного сомнения». Это чревато неприятностями прежде всего для подзащитного, поскольку сомнения, не основанные на материалах дела, могут привести к ошибкам в защите;

·если сомнению подвергаются все обвинительные версии, выдвинутые следователем, целесообразно «разрушать» их последовательно в их частных выражениях.

Поскольку ни одна из процессуальных сторон на контакт идти не собирается, то в целях осуществления защиты не рекомендуется переходить на личность следователя. Необходимо избегать адвокатских «захлестываний», когда защитник в ходе осуществления защиты забывает, о чем идет речь.

Если действовать в атакующем стиле, то конечный результат во многих случаях может быть успешным.

·оно должно носить мотивированный, целенаправленный и своевременный характер;

·ходатайство не следует заявлять для демонстрации «показной активности» защитника.

К сказанному можно добавить, что ходатайство не следует заявлять для того, чтобы продемонстрировать перед следователем свою смелость и независимость. Лучше переоценить, чем недооценить своего процессуального партнера. Если же защитник сознательно идет на конфликт и действует в наступательном плане, внесение своевременных и аргументированных ходатайств может играть определяющую роль в защите. Сбалансированные и мотивированные ходатайства заставляют следователя внутренне мобилизоваться, посмотреть на весь ход расследования с иной стороны.

Если же защитник видит явное нежелание следователя вникать в суть ходатайства (это зависит от разных видов ходатайств:

нарушение норм УПК, неполноты следствия и т. д.), ему следует обращаться к надзирающему прокурору, поскольку дальнейшая «бомбардировка» следователя ходатайствами становится бессмысленной.

Ходатайства вносятся для преодоления негативных установок следователя на обвинительный уклон. Необходимо подчеркнуть, что заявление ходатайства на стадии предварительного следствия, равно как и в ходе судебного заседания, является действенным фактором осуществления защиты.

В целом, осуществляя защиту в атакующем стиле, адвокат может прибегать к различным (законным) приемам:

·затягивать следствие до момента, когда оно утратит актуальность;

·усложнять его новыми, но нереальными эпизодами, рассчитанными на длительные и непродуктивные потери времени и сил;

·«загружать» следователя трудоемкими для выполнения ходатайствами, которыми впоследствии можно манипулировать для аргументации пассивности следователя;

·создавать конфликтогенные условия общения со следователем в расчете на вызов у него психологического срыва;

·накапливать информацию об ошибках следователя: организационно-тактических, процессуальных, следственно-экспертных и иных, чтобы в суде «выплеснуть» ошибочные результаты дефектных действий, а вместе с «грязной водой» и «младенца», олицетворяющего собой позитивные результаты расследования;

·принимать версию следователя, изображая покорность и согласие, но только для того, чтобы сыграть в известную операцию «допущение легенды» следователя, которая впоследствии будет промываться через сито доказательств.

Защитник может подвергнуть сомнению вменяемость своего подзащитного, для чего обнаруживает необходимых свидетелей, представляет доказательства неадекватного поведения подзащитного, а иногда свидетельства пребывания подзащитного в психиатрической больнице или диспансере с диагнозом, исключающим дальнейшее производство по делу с направлением на стационарную психиатрическую экспертизу с предсказуемыми последствиями.

Защитник может также использовать приемы компрометации потерпевшего, анализируя его провоцирующее поведение, криминогенные формы его поведения, вызвавшие необходимую оборону подзащитного, физиологический аффект, превышение пределов необходимой обороны или иной комплекс смягчающих или исключающих вину обстоятельств.

Возможно использование фактов дачи ложных показаний свидетелями или отказа от дачи показаний потерпевших с вытекающими отсюда перспективами разрушения линии обвинения.

Тактика наступательной активной защиты предполагает множество вариантов криминалистической состязательности, проявление которых может быть неожиданным для следователя и вызвать у него определенную растерянность.

Даже при хорошей подготовке защитник не гарантирован от психологических ошибок, поэтому после выполнения определенного этапа работы уместно остановиться и оглянуться назад, чтобы определить, нет ли в совершенных им действиях ошибки, которая пока скрыта, невидима, но станет заметной при определенном стечении обстоятельств в суде.

Чтобы избежать этой неприятной ситуации, защитнику целесообразно после окончания расследования задать самому себе серию контрольных вопросов, которые помогут выявить совершенную ошибку.

. Не осталось ли невыясненных обстоятельств, касающихся объективной и субъективной стороны состава преступлений, нет ли сомнений по поводу субъекта и объекта состава преступления, есть ли возможность внесения ходатайств?

. Правильно ли шел ход расследования и защиты? Не было ли перекосов при проверке версий, увлечения одной версией, кажущейся более правдоподобной по сравнению с другими, проверены ли «оправдательные» версии защиты?

. Достаточно ли доказаны все эпизоды расследованного дела, в чем заключаются упущения следствия?

. Может ли каждый из эпизодов рассматриваться самостоятельно в системе доказательств, нет ли противоречий между эпизодами?

. Какие ошибки были допущены в следственных действиях и постановлениях, и каким образом они были исправлены, как они могут тактически использоваться при осуществлении защиты?

. Не вросли ли допущенные ошибки в смежные следственные действия, и каким образом этот процесс был предотвращен или своевременно исправлен?

. В каких следственных действиях по данной категории преступлений традиционно допускаются ошибки и повторились ли они в расследованном деле? Что это может дать защитнику?

. Возможно ли исключить на стадии следствия ошибки, которые могут быть спровоцированы следственными дефектами и проявиться в суде?

В стадии окончания предварительного следствия и ознакомления с материалами дела защитнику необходимо рассматривать результаты расследованного уголовного дела не только со своей стороны и стороны подзащитного, но и с позиции следователя, прокурора, судьи, потерпевшего.

Защитнику необходимо также вовлечь в изучение материалов дела подзащитного, который не должен быть сторонним наблюдателем. Неприемлема такая ситуация, когда защитник изучает материалы уголовного дела сам, а затем то, что считает необходимым, рассказывает и показывает подзащитному.

5. Психология деятельности адвоката в суде

5.1 Психология отношений адвоката-защитника с прокурором и судом

Среди взаимоотношений, складывающихся между субъектами уголовно-процессуальной деятельности, значительный интерес представляют отношения между адвокатом-защитником и прокурором — государственным обвинителем. В основе этих отношений лежит то, что при различных процессуальных функциях защитник и прокурор служат одному общему делу — оказывают помощь в осуществлении правосудия, в установлении истины по делу. Поэтому, несмотря на противоположные позиции, между ними возможны и обязательны нормальные деловые отношения.

Расхождения в позициях между защитником и прокурором по конкретному уголовному делу — это исключительное, а не обычное явление, обусловленное различием выполняемых ими процессуальных функций. Причем взаимоотношения между ними строятся на строгом соблюдении предоставленных каждому из них прав и возложенных обязанностей, на понимании задач суда, прокурора, адвоката.

В судебном разбирательстве дела прокурор — государственный обвинитель и адвокат — защитник должны стремиться представить свои доводы суду убедительно, обоснованно, вскрыв реальные причины совершения преступления, дав психологическую характеристику подсудимого. Участие в судебном разбирательстве требует от указанных лиц высокой культуры, взаимного уважения, честного отношения к доказательствам, профессионального такта в судебных прениях. Профессиональный такт предполагает умение быстро устанавливать правильные взаимоотношения с участниками процесса, что наилучшим образом способствует выполнению задач правосудия. Базой профессионального такта прокурора — государственного обвинителя должно быть положено умение действовать разумно, на основе глубокого уважения к суду, защитнику, потерпевшему, свидетелям, умение проявлять выдержку, сдерживать свои эмоции. Отдельные проявления нетактичного поведения со стороны прокурора не должны быть основанием для ответной грубости адвоката. Последний должен реагировать лишь в рамках предоставленных ему прав, соблюдая спокойствие и выдержку. Однако недопустима и пассивная реакция защитника на бестактность со стороны прокурора. Это несовместимо с честью и достоинством защитника, с одной стороны, и подрывает уважение не только к данному адвокату, но и ко всей адвокатуре в целом — с другой. В таких случаях защитник обязан через председательствующего в суде потребовать занесения в протокол судебного заседания факта оскорбления (ст. 264 УПК) и, если прокурор не принесет публичного извинения, поставить вопрос о привлечении его к ответственности. Разумеется, требуя вежливого и тактичного отношения к себе, защитник сам должен вести себя корректно по отношению к прокурору. Недопустимо, когда адвокат вступает в пререкания с прокурором, проявляет чрезмерную запальчивость, переходящую в грубость.

Защитник обязан проявлять максимум уважения к остальным участникам процесса, не допускать при этом никаких реплик или заявлений, унижающих достоинство других лиц, если он не согласен с их действиями.

Взаимоотношения между защитником и судом при рассмотрении конкретного уголовного дела строятся на строгом понимании и соблюдении ими возложенных на них задач, предоставленных им прав.

Участвуя в процессе, защитник должен так строить свои отношения с судом и председательствующим, чтобы последние видели в нем надежного помощника в разрешении уголовных дел, в установлении истины по делу, в вынесении законного и обоснованного приговора. Создание таких отношений во многом зависит и от суда, который должен благожелательно и внимательно относиться к законным и мотивированным ходатайствам защитника. Однако не всегда последний встречает со стороны суда такое отношение. Бывают случаи, когда защитнику препятствуют в ознакомлении с материалами дела до участия в судебном разбирательстве. Для получения дела он вынужден обращаться к судье по нескольку раз. Нередко судом нарушаются нормы ст. 245 УПК о равенстве прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств, заявлению ходатайств. Иногда без достаточных оснований суд снимает вопросы, поставленные защитником подсудимому, потерпевшему, свидетелю, эксперту, без какой-либо мотивировки отклоняет ходатайства. «Вряд ли нуждается в доказательстве тезис, что успех деятельности адвоката, его роль в судебном разбирательстве дела зависят не только от его эрудиции, профессиональной опытности, но и от отношения к нему суда, от того, как последний обеспечивает возможность осуществлять защиту, использовать предусмотренные законом права защитника. При этих условиях опытный, решительный и принципиальный защитник может смело оспаривать обвинение и добиваться вынесения справедливого приговора».

Отношения между судом и адвокатом в подготовительной части судебного разбирательства должны носить характер взаимоуважения, основанного на понимании того, что хорошо проведенная подготовка — залог успешного судебного следствия.

В ходе судебного следствия адвокат продолжает свою защитительную деятельность, устанавливая благоприятные для подзащитного обстоятельства, принимая активное участие во всех действиях, стремясь получить доказательства, оправдывающие или смягчающие вину подзащитного, стараясь опровергнуть или поколебать тезисы обвинения.

защитник адвокатский психология обвиняемый

5.2 Защитительная речь адвоката

Речь защитника — это кульминационный момент его участия в судебном разбирательстве уголовного дела, важное средство осуществления им своей функции. В речи защитник подводит итог судебного следствия, анализирует с позиции защиты собранные по делу материалы, дает им правовую оценку, приводит доказательства, опровергающие предъявленное подсудимому обвинение либо смягчающие его вину, высказывает соображения относительно наказания и других вопросов, подлежащих решению суда.

Защитительная речь завершает ту большую и сложную работу защитника, которая направлена на охрану прав и законных интересов подсудимого, на обеспечение правильного применения закона, с тем, чтобы не допустить возможной ошибки во вред подсудимому, исключить привлечение к уголовной ответственности и осуждение невиновного. Защищая подсудимого, отстаивая его невиновность или меньшую степень ответственности, подвергая’ собранные по делу доказательства тщательному и критическому анализу, защитник помогает суду правильно оценить обстоятельства дела, отыскать истину, вынести законный и справедливый приговор.

В соответствии с действующим законодательством обязанность доказать на суде виновность подсудимого, обосновать правильность предъявленного ему обвинения лежит на прокуроре. Суд вправе вынести обвинительный приговор только при условии полной и несомненной доказанности виновности подсудимого в инкриминируемом ему деянии. Но это не освобождает защитника от необходимости доказывать выдвигаемые им положения, обосновывать приводимые им доводы и соображения, аргументировать свои выводы. Иначе все его утверждения останутся голословными, бездоказательными и не окажут влияния на формирование внутреннего убеждения судей, на вынесенное ими решение.

Доказательность и убедительность защитительной речи находятся в прямой зависимости от результатов судебного следствия. Речь защитника будет обоснованной только тогда, когда она опирается на тщательно проверенные материалы дела, когда каждый довод подкреплен полученными на судебном следствии объективными данными. Поэтому одной из главных обязанностей защитника в суде является активное участие в исследовании всех доказательств по делу, в проведении допросов подсудимого, свидетелей, потерпевшего, осмотре вещественных доказательств и документов, проверке и оценке выводов экспертов и совершении других судебных действий, направленных на выявление фактов, имеющих значение для дела.

Общепринятых правил построения защитительной речи не существует. Для нее противопоказаны шаблон, однообразие, заранее установленный трафарет. Выступление с защитительной речью — дело творческое, живое.

Содержание и структура защитительной речи строго индивидуальны и зависят от результатов судебного следствия, избранной защитой позиции, характера предъявленного обвинения, особенностей доказательственного материала и других обстоятельств уголовного дела. На построение защитительной речи большое влияние оказывает обвинительная речь. Защитник выступает в суде после прокурора и поэтому не может не учитывать тех доводов и аргументов, которые приведены прокурором. Он обязан представить на рассмотрение суда свои доводы и соображения, привести свои аргументы.

Из сказанного следует, что защитительная речь должна носить полемический характер, быть органически связана с развернувшимися судебными прениями. Возражая против необоснованных утверждений прокурора, подвергая критическому анализу приведенные им доказательства, защитник отстаивает свою точку зрения, приводит контрдоказательства в подтверждение правильности своих рассуждений.

Это, конечно, не означает, что речь защитника сводится лишь к ответу на обвинительную речь прокурора. Защитительная речь носит самостоятельный характер. В ней защитник обязан подвергнуть детальному анализу все обстоятельства дела под углом зрения защиты подсудимого, привести все данные, говорящие в его пользу.

В основе построения защитительной речи всегда должна лежать главная идея, главный тезис защиты, от которого зависит содержание и структура речи, соотношение ее частей. Весь остальной материал группируется вокруг этой идеи, которая должна быть выражена предельно четко, полно и определенно.

«Исходя из конкретных обстоятельств дела, защитник может: а) оспаривать обвинение в целом, доказывая невиновность подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления, за отсутствием самого события преступления или за непричастностью к нему подсудимого; б) оспаривать обвинение в отношении отдельных его частей; в) оспаривать правильность квалификации, доказывая необходимость изменения предъявленного обвинения на статью УК, влекущую более легкое наказание; г) обосновывать меньшую степень вины и ответственности подсудимого, приводя смягчающие его вину обстоятельства; д) доказывать невменяемость подсудимого, исключающую наступление уголовной ответственности».

Определив исходную позицию по рассматриваемому делу, защитник должен наметить круг вопросов, которые он намерен осветить в своей речи, определить их соотношение и удельный вес, расположить их в определенной логической последовательности. Отсутствие логической стройности в изложении материала, бессистемность и диспропорция частей неизбежно затрудняют восприятие речи, снижают ее воспитательное значение.

Обычно защитительная речь состоит из следующих фрагментов:

·вступительная часть;

·анализ фактических обстоятельств дела;

·анализ юридической стороны предъявленного обвинения;

·характеристика личности подсудимого;

·анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления;

·заключительная часть.

Главная задача защитника при произнесении защитительной речи — убедить суд и всех присутствующих в зале судебного заседания в правильности даваемого им толкования фактов и обоснованности предлагаемого решения. Но для того чтобы убедить своих слушателей, повлиять на них логикой доводов и суждений, нужно привлечь их внимание, заставить слушать и воспринимать сказанное. Вот почему тщательно продуманное начало речи играет важную роль. Необходимо только, чтобы вступительная часть речи была органически связана со всем ее содержанием, составляла его неотъемлемую часть.

Способы и приемы построения вступительной части защитительной речи различны. Она может быть начата с оценки общественно-политического значения рассматриваемого дела, указания на его специфические особенности, изложения программы речи, приведения общих предпосылок для обоснования позиции, избранной защитой, с отсылки к отдельным положениям, выдвинутым в речи прокурора, с характеристики подсудимого и т. д.

Основное содержание защитительной речи состоит в анализе фактических и юридических обстоятельств уголовного дела, в развернутой характеристике личности подсудимого и мотивов его поведения. Отправляясь от исходной защитительной позиции, защитник систематизирует и под углом зрения защиты оценивает собранные на судебном следствии данные, представляет суду свои соображения о доказанности или недоказанности предъявленного подсудимому обвинения, его квалификации, представляет собранные им доказательства невиновности подсудимого или смягчающие его вину.

Указанные доказательства в пользу подсудимого могут представляться двумя путями:

·по нарастающей, небольшими частями, подготавливая позицию суда к вынесению желательного для подзащитного приговора;

·сразу, массивом, путем эмоционального взрыва в тактически оправданном моменте судебного заседания.

Активная тактическая линия защиты может быть реализована и в начале судебного заседания, когда защитник заявляет ряд ходатайств, каждое из которых содержит аргументы в пользу невиновности или смягчения вины подсудимого.

В связи с этим целесообразно приводить контраргументы защиты следующим образом:

. Если нельзя оспорить обвинение целиком и сразу, то уместно его оспаривать по частям и с разных сторон.

. Обвинение, изложенное в обвинительном заключении, следует раздробить на ряд фрагментов по следующим основаниям:

·по субъекту, объекту, объективной и субъективной стороне;

·подвергнуть сомнению обоснованность выводов следствия по отдельным следственным действиям.

. Выводы защитника могут быть целенаправленно обращены как на эпизоды и обстоятельства, уже рассмотренные судом, так и на те, которые в дальнейшем будут рассматриваться судом.

. Форма аргументации должна быть эмоционально насыщенной, гибкой, этичной и компромиссной.

Оценивая в защитительной речи криминалистические аспекты обвинительного заключения, можно выделить ряд его признаков, которые должны быть подвергнуты критическому анализу и привести к констатации одного из трех нижеперечисленных тезисов:

·имеет место полное соответствие обвинительного заключения по форме и содержанию доказательствам, имеющимся в деле;

·содержание обвинительного заключения беднее имеющихся в деле доказательств, т. е. доказательственный потенциал дела следствие не использовало в должной мере;

·содержание обвинительного заключения превосходит объем доказательств, имеющихся в деле, что свидетельствует о желании следствия выдать желаемое за действительное.

Таким образом, каждый вариант обвинительного заключения должен быть в речи защитника подвергнут скрупулезному анализу с целью обнаружения системы криминалистических, процессуальных и уголовно-правовых ошибок, что может существенно поколебать обвинение.

Правильное разрешение уголовного дела, вынесение справедливого приговора невозможно без глубокого и всестороннего изучения личности подсудимого, выявления у него комплекса социально значимых психологических качеств. Не поняв поведения подсудимого, не установив его подлинных мотивов, не раскрыв природы, характера и глубины связи между всей жизненной линией подсудимого и вменяемым ему преступлением, нельзя отыскать истины по делу, сделать по нему обоснованных и убедительных выводов, дифференцировать ответственность.

Задача защитника — проанализировать все эти моменты под углом зрения защиты, раскрыть психологический механизм совершенного преступления, показать, насколько отразились в преступном деянии нравственно-психологические черты личности подсудимого, в какой мере они характеризуют его жизненную ориентацию, его интересы, желания.

Обстоятельная характеристика защитительной речи психологического облика подсудимого, а также содержания его действий и конкретной ситуации, в которой они совершены, исключительно важна для определения степени общественной опасности подсудимого, индивидуализации его ответственности, если он виновен, прогнозирования его исправления и решения других вопросов по делу. Только дав правильную оценку личности подсудимого, объяснив мотивацию его поступков, раскрыв круг его интересов и стремлений, показав взаимоотношения подсудимого с сообщниками и с потерпевшим, обусловившие поведение подсудимого, защитник может высказать обоснованные суждения о виновности или невиновности подзащитного, о степени его общественной опасности.

Центральное место в характеристике личности подсудимого, в оценке его общественной опасности занимает анализ мотивов совершенного преступления. Значение такого анализа предопределяется тем, что без выяснения мотивов нельзя правильно понять подлинный смысл действий человека, нельзя объяснить, почему он поступил так или иначе, какие цели он преследовал, какими побуждениями руководствовался.

В заключительной части речи защитник подводит итоги осуществленного им анализа фактических и юридических обстоятельств дела, формулирует окончательные выводы, определяет свое отношение к вопросам, подлежащим решению суда. В этой части речи защитник обращается с просьбой об оправдании подсудимого, если вина последнего должным образом не установлена, либо о назначении ему минимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Уголовного кодекса, либо о применении к нему наказания, не связанного с лишением свободы и т. д. Защитник высказывает также свои соображения относительно заявленного гражданского иска по другим вопросам, важным с точки зрения подзащитного.

Заключительная часть должна быть краткой, четкой, образной; она должна выражать главную идею защиты, ее основную мысль и вместе с .тем быть органически связанной с остальными частями речи, непосредственно вытекать из них.

Иногда целесообразно речь закончить какой-нибудь яркой обобщающей фразой, передающей самую суть выдвигаемой защитником просьбы.

Выступая по делу Кудрявцевой, обвинявшейся в убийстве своего бывшего мужа, защитник следующим образом закончил свою речь: «Товарищи судьи! Когда Кудрявцева приписывала себе самые низменные побуждения, то, может быть, она делала это не только из желания скрыть свои подлинные чувства к тому, кто был ее мужем. Может быть — ив это верится, — она измеряет свою вину такой строгой и большой меркой, что ей кажется недопустимым хоть как-нибудь бороться за смягчение своей участи.

Суд над собой не кончается вынесением приговора по уголовному делу. Суд над собой — дело трудное и нужное. Очень нужное. И для Кудрявцевой этот суд не скоро кончится. Чем дальше он будет идти, тем с большей, поистине беспощадной ясностью она станет понимать, в какой напрасный и ненужный спор она втянулась из-за прошлого, которого не было, из-за счастья, которое только померещилось, и как чудовищно этот спор она разрешила. Кудрявцева не искала снисхождения у вас, она не окажет его себе и в этом суде над собой. Если вы в это поверите, это даст вам право, товарищи судьи, быть снисходительными к ней».

Разумеется, что в заключительной, как и во всех остальных частях защитительной речи, неприемлемы шаблон, однообразие.

Заключение

Обеспечение обвиняемому права на защиту во многом способствует установлению объективной истины по уголовному делу. Ее познание возможно только в результате активной, целенаправленной деятельности по всестороннему, полному и объективному исследованию материалов дела, тщательного анализа как уличающих, так и оправдывающих обвиняемого доказательств.

Участвуя в качестве защитника по уголовному делу, адвокат выполняет важную задачу: защиту обвиняемого от предъявленного ему обвинения. Настойчивая, принципиальная, квалифицированная защита — одна из гарантий того, что ни один невиновный не будет предан суду и осужден, что ни одно решение, принятое следственными или судебными органами, не нарушит прав и законных интересов обвиняемого.

Защита интересов обвиняемого представляет собой важную часть деятельности по осуществлению правосудия.

Давая психологический анализ деятельности по осуществлению правосудия, А. В. Дулов выделяет в ней следующие структурные компоненты: познавательный, коммуникативный, конструктивный, организаторский, воспитательный и удостоверительный. Перечисленные компоненты присущи также и защитительной деятельности, за исключением последнего — удостоверительного.

В процессе осуществления защиты адвокату приходится познавать, исследовать множество различных фактов и обстоятельств, относящихся к прошлому и настоящему, которые он должен осмыслить с позиций защиты, т. е. проанализировать имеющиеся в деле доказательства с точки зрения возможности использования их для оправдания подзащитного или смягчения его вины. Специфика защиты, своеобразие ее задач придают познавательной деятельности защитника в процессе расследования и судебного разбирательства уголовного дела особые черты, к которым относится прежде всего односторонний характер защитительной деятельности: необходимость познания главным образом оправдывающих или смягчающих вину обвиняемого обстоятельств.

Успех в работе адвоката во многом зависит от его умения общаться с людьми: строить правильные взаимоотношения с подзащитным, следователем, прокурором, судом и другими участниками уголовного процесса, устанавливать психологический контакт, в первую очередь с подзащитным, изыскивать законные и реальные возможности для оказания ему психологической помощи, а в некоторых случаях — и определенного психологического воздействия.

Список литературы

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/kursovaya/psihologiya-otnosheniy-mejdu-advokatom-i-podzaschitnyim/

1)Конституция Российской Федерации.

)Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.12.2001 №174 ФЗ (в ред. Федерального закона от 01.06.2005 №54 ФЗ).

)Федеральный Закон РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 года №63 ФЗ (в ред. Федерального закона от 28.10.2003 №134 ФЗ).

)Александров А., Стуликов А. Участие защитника в предварительном расследовании. // «Российская юстиция». — 2001.- №11. — С. 11-13.

)Маслов И. Адвокатское расследование // Законность. — 2004. — №10. — С. 34 — 38.

)Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Учебное пособие.- М.: Право и Закон, 1997.

7)Г.Г. Шиханцев ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

8)В.Л.Васильев ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

)В.В. РОМАНОВ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ МОСКВА ЮРИСТЪ 1998