Уголовная ответственность за мошенничество

Курсовая работа

По мнению древнеримских юристов, всякое преступление совершается или путем насилия, или путем обмана. Обман и насилие проявляются в различных сферах общественной жизни, включая и имущественную, и на протяжении уже многих веков остаются двумя самыми распространенными способами и формами преступного поведения. Однако в римском праве основной деликт против собственности — furtum (воровство) не совпадал в нашем понимании ни с кражей, ни с обманом, ни с присвоением. Его содержание было шире: это был деликт против имущественных прав вообще. Так, Павел говорил, что furtum (воровство) — есть намеренное в целях создания для себя выгоды присвоение себе или самой вещи, или даже пользования ею, либо владения. Обман (dolus) же вошел в ряд деликтов со времени введения претором в 66 г. до н.э. инфамирующего иска actiodoli, направленного на простое возмещение причиненного обманом вреда. Вследствие недостаточной определенности используемого понятия обмана под него зачастую подводили весьма разнообразные отношения, и actiodoli нередко использовалось юристами в случаях, когда затруднительно было подыскать другой подходящий иск.

Первоначально действия, соотносимые с обманом, охватывались понятием воровства и особо не выделялись. В истории права появлению общего понятия наказуемого имущественного обмана предшествует запрет некоторых случаев его, сначала он связан с характером административного (полицейского) правонарушения — несоблюдение правил о весах, мерах и т.п., а затем — с нарушением чужого имущества Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. — М., 2000.. Такое положение вещей породило теорию легального перечня наказуемых обманов, суть которой сводилась к тому, что наказуем не всякий обман, а лишь некоторые случаи его, специально указанные в законе. Например, появление в римском праве наказуемого мошенничества (stellionatus) было связано с развитием ипотечных отношений, где наказуемым признавался заклад чужого имущества или своего нескольким лицам порознь. Собственно говоря, stellionatus и стал зародышем имущественных обманов, где огромное значение для уголовно-правовой оценки деяния получил способ деятельности виновного лица.

Такого же рода подход можно было наблюдать в Каролине (XVI в.), где не проводилось разграничение между обманом и подлогом. Из определений данного законодательного акта о подделке монеты, о подлоге публичных документов, о перенесении межевых знаков, о подделке мер, весов, товаров и о некоторых других равным образом нельзя извлечь никаких общих руководящих положений, которые бы объясняли суть обмана.

12 стр., 5711 слов

Характеристика преступлений против порядка управления

... наказания за преступления против порядка управления в российском уголовном праве. Предметом исследования выступают существующие теоретические положения, характеризующие сущность преступлений против порядка управления, их особенности, некоторые проблемные аспекты данных преступлений. При написании курсовой работы использовались следующие ...

Мошенничество — это преступление цивилизованное, появляющееся в ряду наказуемых действий только при значительном развитии экономического оборота. Имущественные обманы не известны обществу с традиционной (натурально-общинной формы хозяйствования) экономикой на ранней стадии его развития и остаются нетипичными для него даже на более поздних этапах его функционирования. Уголовно-правовые нормы об обманах в имущественной сфере — плод более развитого экономического состояния общества в сравнении с нормами о других имущественных преступлениях. Указанные посягательства появляются и получают распространение по мере развития договорных отношений, экономическую основу которых составляют глубокое общественное разделение труда, господство обмена и товарно-денежных отношений, развитие торговли и иных атрибутов товарного хозяйства Безверхов А. Развитие понятия мошенничества в отечественном праве // Уголовное право. — 2001. — №4..

Наглядным примером тому может служить история развития законодательства о мошенничестве в русском уголовном праве.

Первоначально административные (полицейские) предписания Х-ХV веков, направленные на охрану имущества от обманов заключались во введении однообразного порядка в систему мер, весов и монеты, иногда во введении такс, надзоре за осуществляемой торговлей и т.д. Обман был связан с воровством. Так, в соответствии со ст. 58 Судебника 1550 г. способом действия был обман, который, скорее, состоял в том, что каждое частное лицо должно охранять свои интересы от обманов и винить самого себя за свою неосмотрительность. Обман при таком мошенничестве состоял в облегчении совершения татьбы (кражи), т.е. мошенничество было ловкой, но мелкой кражей. Такой же подход был сохранен и в Соборном уложении 1649 г., где под мошенничеством подразумевались завладение чужим имуществом посредством внезапного, порывистого отнятия имущества и ловкая покража. Следует сказать, что в этот период имущественные обманы как таковые выделялись отдельно от мошенничества в том строгом смысле слова, в котором мы его сегодня понимаем Елисеев С.А. Преступления против собственности по Уголовному Уложению 1903 г. // Сибирский Юридический вестник. — 2001. — № 4 // .. Таким образом, на данном этапе развития применение уголовного закона было связано с наиболее тяжкими проявлениями мошеннической деятельности.

Итак, с этой поры в истории русского уголовного права можно наблюдать две тенденции в вопросе признания обмана уголовно-преступным деянием: а) обман охватывается мошенничеством как общее понятие; б) в уголовном законодательстве присутствуют самостоятельные случаи обмана (не охватываются родовым понятием мошенничества) ввиду их исторического происхождения.

В германском праве к концу XVIII — началу XIX вв. было выработано весьма широкое понятие наказуемого обмана, объединявшего нормы о подлоге и всяком другом обмане, посягающем на чьи-либо права. Обманом признавалось нанесение имущественного ущерба посредством умышленного введения в заблуждение. Объектом этого преступления было предложено считать «право на истину», а предметом — имущественные права.

5 стр., 2258 слов

Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (2)

... законодательстве этих статей является гарантией соблюдения конституционных прав и свобод граждан. Глава 2. Виды преступлений против конституционных прав и свобод. 2.1. Преступления против политических прав и свобод Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий (ст. 141 УК РФ) ...

Французский уголовный кодекс 1810 г. устанавливал ответственность за мошенничество для того, кто выманит или попытается выманить все или часть имущества другого, побудив последнего путем обманных уловок к передаче или выдаче денег, движимого имущества или разного рода документов имущественного характера.

В английском праве мошенничество возникло из понятия воровства и связано было с ненаказуемыми действиями лица, приобретшего право собственности путем обмана. В такой ситуации неправомерное приобретение права собственности не признавалось преступлением ввиду оспоримости сделки, ввиду чего и было введено понятие мошенничества. Не без влияния обозначенных идей, Уложением о наказаниях уголовных и исправительных 1845г. мошенничеством признавалось всякое посредством какого-либо обмана учиненное похищение чужих вещей, денег или иного движимого имущества

Законодательство советской эпохи по-иному рассматривало мошенничество в качестве имущественного преступления Завидов Б.Д. / О понятии мошенничества и его видоизменениях в уголовном праве России.//Российский следователь. — 2009. Первый советский Уголовный кодекс 1922 г. определял мошенничество (ст. 187) как «получение с корыстной целью имущества или права на имущество посредством злоупотребления доверием или обмана». В примечании к статье о мошенничестве давалось и определение обмана, под которым понималось «как сообщение ложных сведений, так и заведомое сокрытие обстоятельств, сообщение о которых было обязательно».

В следующем Уголовном кодексе РСФСР мошенничество означало «злоупотребление доверием или обман в целях получения имущества или права на имущество, или иных личных выгод». Такая конструкция состава существенно отличалась от предыдущих: ст. 169 УК давала широкое определение обмана, предметом мошенничества становилась личная выгода, а оконченным следовало признавать мошенничество с момента совершения обмана. Кроме этого, из понятия мошенничества был исключен корыстный характер совершаемого деяния.

Фактически советское уголовное право выдвинуло в определении мошенничества на первое место момент злоупотребления доверием. Это означало, что задача уголовного закона виделась в борьбе с эксплуатацией неопытности, доверчивости и т.п., поскольку от такой эксплуатации необходимо было усиленно охранять массы трудящихся и крестьянство. То есть эксплуатация неопытности, доверчивости возможна была как путем обмана — умышленного искажения фактов, так и путем обмана, не искажающего фактов (путем лживых обещаний), и, наконец, путем действий, не заключающих в себе какой бы то ни было лжи — именно путем злоупотребления доверием в широком смысле этого слова (использование полученной доверенности во вред доверителю).

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. (как и БССР), в отличие от предыдущих кодексов, содержал две главы, определяющие ответственность за преступления против государственной и частной собственности. Предусматривалась ответственность не только за хищение имущества путем обмана либо злоупотребление доверием, но и за приобретение права на имущество Клепицкий И.А. Собственность и имущество в уголовном праве // Государство и право. — 1997. — № 5..

15 стр., 7326 слов

Квалифицированные виды мошенничества

... мошенник получает в результате обмана или злоупотребления доверием. Объективная сторона мошенничества заключается в завладении имуществом путем обмана или злоупотребления доверием. Именно обман и злоупотребление доверием представляют собой способы совершения мошенничества, которые имеют специальное значение ...

В последнее время наряду с традиционными способами совершения преступлений против собственности появились новые — в сфере экономической деятельности. Причем в характере преступных посягательств произошли радикальные изменения, а с появлением новых форм обеспечения предпринимательской деятельности возникли нетрадиционные приемы преступного вмешательства в сферу деятельности различных субъектов хозяйствования.