Наука уголовного права

Тема курсовой работы — “Наука уголовного права” актуальна в наше время. В истории развития общественных отношений во все времена прослеживалась значительная роль уголовного закона (с тех пор, когда понятие последнего ещё не сформировалось до наших дней).

Если на ранних стадиях развития человеческого общества уголовный закон имел лишь устрашающую силу, то в современном, цивилизованном мире на его роль нельзя смотреть однобоко. Тесная связь уголовного права с другими отраслями правового регулирования, получившими развитие с усложнением человеческих отношений, должна усиливать его действие. Уголовное право принадлежит к числу фундаментальных и профилирующих общеюридических дисциплин, занимает среди них ведущее место. Глубокое и прочное знание уголовного права способствует формированию профессионально полноценного юриста, помогает умелому осуществлению сотрудниками правоохранительных органов возложенных на них функциональных обязанностей, строгому соблюдению законности, основополагающих прав и свобод человека и гражданина, правильной квалификации общественно опасных деяний, принятию самостоятельных решений по сложным юридическим вопросам. Уголовное право действует не изолированно от других отраслей права, оно органически взаимосвязано и тесно взаимодействует с ТГП, криминологией, уголовным процессом, уголовно — исполнительным правом, криминалистикой, оперативно — розыскной деятельностью, гражданским; предпринимательским; административным правом. Многие уголовно — правовые нормы включают нормы самых различных отраслей, вместе с тем нет такой отрасли права, отдельные нормы которой не входили бы в уголовно — правовые. Знание уголовного законодательства, его умелое применение и научное объяснение — не самоцель. Для квалифицированных юристов, действующих в условиях функционирования подлинно правового государства, это средство эффективной, грамотной борьбы с преступностью. При осмыслении понятия уголовного права необходимо опираться на общечеловеческие ценности, не забывая о том, что большинство преступлений совершаются по мотивам, не соизмеряемым с представлениями о добре, нравственности, чести, достоинства.

Объект исследования — процесс познания.

Предмет исследования — уголовный закон, история развития уголовного закона.

Цель курсовой работы: исследовать возникновение и развитие уголовного законодательства, а также как право соотносится с другими дисциплинами на основе работ юристов — теоретиков.

13 стр., 6217 слов

По уголовному праву «Развитие законодательства о защите ...

... Русского государства и права происходит зарождение некоторого интереса властей к проблеме ответственности за преступления против семьи. В силу логики развития уголовного права такой интерес появлялся в большей степени в виде создания правовых запретов ...

Из цели вытекают следующие задачи:

  • Проанализировать возникновение уголовного права.
  • Исследовать предмет и метод уголовного права.
  • Исследовать систему уголовного права ее содержание и соотношение с другими отраслями права.

Цель и задачи обусловили структуру работы, которая включает 3 главы, а также введение и заключение. Первая глава — `Социальная обусловленность уголовного права в России (возникновение и развитие уголовного права в России)’, посвящена анализу возникновения и развития уголовного права. Вторая глава — `Понятие, предмет и специфические черты уголовного права’, посвящена анализу специфических черт уголовного права. Третья глава — `Система уголовного права. Наука уголовного права, её содержание и соотношение с другими отраслями права’ дает понятие системы уголовного права, его содержания и соотношения с другими отраслями права.

Для осуществления исследования были использованы работы известных юристов — теоретиков, такие как: А.В Наумов, В.Д Иванов, Б.В Здравомыслов и др.

Использовался системно — структурный метод и логические приемы, такие как: анализ, синтез и обобщение.

Глава I История российского уголовного законодательства

История российского уголовного законодательства неразрывно связана с историей российской государственности. Оно всегда четко отражало специфику политического и экономического содержания основных государственно-правовых институтов определенного периода. В связи с этим периоды развития уголовного законодательства органически совпадают с основными этапами развития российского государства. Соответственно история развития российского уголовного законодательства с некоторой условностью может быть разделена на три периода:

  • уголовное законодательство досоветского периода (до октября 1917г.);
  • советское социалистическое уголовное право;

— постсоциалистическое уголовное право (этот этап начинается с принятия Конституции РФ, т.е. с конца 1993г., хотя первые изменения в этом направлении в УК РСФСР были внесены еще в конце 1991 г.).

Кудрявцев В.Н.,Наумов А.В.Уголовное право России.Общая часть.М.,1997.С38-39.

История российского уголовного права (как и любого права вообще) запечатлена в основных памятниках этого права. Кратко охарактеризуем их содержание.

Досоветский период Русская правда. Основным правовым памятником Древней Руси является Русская правда. При всей сложности вопроса о временя ее происхождения большинство исследователей связывают ее происхождение с именем великого князя киевского Ярослава Мудрого и утверждают, что пространная редакция Правды (памятник дошел до нас в двух редакциях — краткой и пространной) сложилась не позднее XIII в. Русская правда,. отражавшая процесс феодализации Киевской Руси, содержала в себе нормы в основном гражданского, уголовного и процессуального права. Преступление в ней обозначалось термином «обида «, под которой понималось причинение потерпевшему материального или морального вреда. Содержание обиды (ее оценка) зависело от сложившихся обычаев. Все преступления (обиды) делились на два рода — против личности и имущественные. Субъектом преступления мог быть любой человек, кроме холопа (последние — это феодально-зависимые люди, приближавшиеся по своему правовому положению к рабам).

9 стр., 4074 слов

Уголовное право и процесс в средневековой Англии. «Кровавое ...

... не требовало бы знаний хотя бы основных тенденций развития понятий уголовного права - преступление и наказание. Разумеется, феодальное английское общество в этом смысле отнюдь не является ... решения аналогичных дел. Совокупность прецедентов составила в своей основе общее право Англии. Возникновение общего права не может считаться вопросом вполне выясненным. Полагают, что разъездные королевские ...

За действия холопа отвечал его господин. Правда, в отдельных случаях потерпевший мог расправиться с холопом-обидчиком и без обращения к властям. Русская Правда существенна ограничивала кровную месть, что свидетельствовало о процессе усиления государственных начал уголовного наказания, резком возрастании роли князя и княжеского суда.

В Русской правде еще не существовало возрастного ограничения уголовной ответственности; не был известен и институт вменяемости, но уже были заложены основы института индивидуализации ответственности и наказания. Так, убийство при разбое наказывалось гораздо строже, чем убийство в драке. В этом документе можно отыскать и зачатки института соучастия в преступлении: например, размер наказания зависел от того, было ли совершено преступление в одиночку или несколькими » лицами.

Высшей мерой наказания являлся «поток и разграбление «. В разные времена эта мера понималась по-разному. Это могло означать и убийство осужденного, и разграбление его имущества, и изгнание с конфискацией имущества, и продажу в холопы. Второй по тяжести мерой наказания была вира, т. е. своеобразный денежный штраф в пользу князя. Вира обычно назначалась за убийство (за убийство простого свободного человека —40 гривен, за убийство представителя княжеской администрации — 80 гривен).

За большинство преступлений наказанием была продажа, т. е. также денежный штраф, размеры которого различались в зависимости от совершенного преступления. Там же.-С.39-40.

Псковская судная грамота и Новгородская судная грамота — памятники уголовного права Пскова и Новгорода XIII— XV вв. Эти памятники развивали основные положения Русской правды и отражали социально-политические условия периода феодальной раздробленности Руси. Они являлись важнейшими законодательными документами Псковской и Новгородской феодальных республик, носивших определенные черты демократического государственного устройства. По сравнению с Русской правдой эти памятники уже ничего не говорят о кровной мести. В Псковской грамоте значительно изменилось понятие преступления. Преступным признавалось посягательство не только на личность и имущество, но и иное запрещенное законом деяние, в том числе направленное против органов власти. Субъектами преступления по Псковской грамоте могли быть все свободные, хотя бы и феодально-зависимые люди (о холопах эта Грамота не упоминает).

В Псковской грамоте уже содержится упоминание о государственных преступлениях (таковым являлся, например, «перевет «, т. е. государственная измена), о некоторых преступлениях против суда, более детально формулируется ответственность за имущественные преступления (одним из наиболее опасных был поджог, за который полагалась смертная казнь).

Кудрявцев В.Н.,Наумов А.В.Уголовное право России.Общая часть.М.,1997.С.40-41.

Судебник 1497 г. Этот памятник относится к периоду усиления центральной власти, преодоления феодальной раздробленности, что в первую очередь было вызвано усилением экономических связей между русскими землями. Судебник был утвержден великим князем Иваном III и его Боярской думой. Преступление в нем именуется «лихим делом «. По Судебнику холоп мог уже быть субъектом преступления и самостоятельно отвечать за свои поступки и преступления. Дальнейшее развитие получила система преступлений, в частности выделялись государственные и имущественные преступления. К первым Судебник относил крамолу (например, отъезд бояр от великого князя к другому князю) и подым (это, по-видимому, призывы к восстанию против властей).

45 стр., 22096 слов

Понятие системы наказаний

... виде лишения свободы к лицам, совершившим наиболее опасные преступления. Основные начала характеризовались системой наказаний, сложившийся в условиях жесткой репрессивной политики (которая началась ... серьезных изменений, чего нельзя сказать о системе и отдельных видах наказания. 1.3Современное состояние системы наказаний Формирование новой системы наказаний в национальном уголовном праве в основном ...

Эти государственные преступления карались смертной казнью. К имущественным преступлениям относились разбой, татьба, истребление и повреждение чужого имущества к преступлениям против личности — убийство (душегубство), оскорбление действием и словом. Наказания ужесточались. Судебник предусматривал два вида казни — смертную и торговую. Виды первой законом не регулировались (практически же она исполнялась в виде повешения, отсечения головы, утопления).

Торговая казнь заключалась в битье кнутом на торговой площади и нередко влекла за собой смерть наказуемого. Как и Русская правда, Судебник допускал такое наказание, как продажа, но уже только как дополнительное, т. е. в сочетании с торговой казнью.

Судебник 1550 г изданный Иваном IV, отражал укрепление социально-политических основ Русского централизованного государства. Впервые в русском уголовном законодательстве предусматривался состав должностного преступления — вынесение неправильного решения в результате получения взятки. Судебник вводил ответственность за ложное обвинение судей в умышленном неправосудии. Виновный наказывался за это сверх вины, т. е. помимо вынесенного ему приговором наказания еще и битьем кнутом, и тюремным заключением. В Судебнике впервые сделана попытка разграничить грабеж как открытое похищение вещи и разбой как хищение, связанное с насилием. Из воровства выделялся состав мошенничества. Появились составы государственных преступлений, например сдача города неприятелю.

Соборное Уложение 1649 г. Его принято называть Уложением царя Алексея Михайловича. Это крупный кодифицированный правовой акт, оказавший серьезное влияние на дальнейшее развитие российского уголовного права. Уложение представляет собой своеобразный Свод законов и состоит из 25 глав и 967 статей. Целый ряд глав был посвящен уголовному праву. Уложение отражало дальнейшее укрепление самодержавной власти и централизованного управления, юридическое оформление крепостного права, усиление дворянского землевладения, закрепление православия как идеологического фундамента государства. Следует отметить, что в Соборном Уложении сделан значительный шаг в развитии уголовно-правовых норм Общей части. В нем впервые была сделана попытка законодательного разграничения деяний на умышленные, неосторожные и случайные. Вводились такие уголовно-правовые понятия, как необходимая оборона и крайняя необходимость, различались инициатор преступления, исполнитель, пособник и укрыватель.

В Соборном Уложении усложняется система наказаний, а сами наказания ужесточаются. Предусматривалось широкое применение смертной казни (в том числе в виде закапывания живым в землю, сожжения, заливания горла расплавленным металлом, четвертования, колесования).

Широко применялись членовредительские наказания, тюрьма, ссылка. По сравнению с ними уменьшалась доля штрафных санкций.

13 стр., 6473 слов

Классификация преступлений: понятие и практическое значение

... института классификации преступлений в уголовном праве. Целью данной курсовой работы является рассмотрение понятия классификация преступления и практическое значение классификации преступлений в уголовном законодательстве. Для ... Соборное уложение1649 года, Воинский артикул Петра ? 1715 года, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года, Уголовное уложение 1903. Второй период это ...

Дальнейшее развитие получили нормы Особенной части. При этом наибольшее внимание уделялось борьбе с преступлениями, посягавшими на основы феодально-крепостнического строя. На первое по опасности место ставились религиозные преступления. За ними шли государственные преступления (государственная измена, посягательство на жизнь и здоровье царя и др.).

Тяжкими преступлениями являлись фальшивомонетничество, подделка царских печатей. Более или менее подробно описывались в Уложении другие преступления — воинские, имущественные, против личности. По объему и богатству юридического материала, по уровню законодательной техники Соборное Уложение выгодно отличалось от современных ему европейских юридических памятников. Все это предопределило его длительную жизнь. Будучи принятым в 1649 г., оно вошло в Полное собрание законов Российской империи 1830 г., в значительной мере было использовано при составлении XV тома Свода законов (в этом томе были собраны законы уголовные) и Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

Воинский артикул Петра I 1715 г. В отличие от Соборного Уложения Артикул содержал нормы только уголовного права и фактически представлял собой военно-уголовный кодекс без Общей части. Основное его содержание составляло изложение воинских преступлений: воинская измена (тайная переписка или переговоры с неприятелем), различного рода уклонения от воинской службы (дезертирство, членовредительство и др.), преступления против подчиненности и воинской чести, против правил караульной службы, против воинского имущества, злоупотребления начальствующих лиц по службе и др. Повышенные наказания влекли преступления, совершенные в военное время. Сурово карались преступления против мирных жителей. Фактически последние нормы были прообразом норм международного уголовного права о преступлениях против мира и человечества. Например, артикул 104 угрожал смертной казнью тому, кто, «когда город или крепость штурмом взяты будут… дерзает хотя вышнего или нижнего чина, церкви, школы или иные духовные домы, шпиталь, без позволения и указу грабить или разбивать «. В артикуле 105 такое же наказание полагалось за преступления против детей, священников и стариков.

Тщательно разработанным в Воинском артикуле было учение о преступлении и ответственности. Последняя, например, твердо связывалась с принципом вины. Так, артикул 159 предписывал: «Но весьма неумышленное и ненамеренное убийство, у которого никакой вины не находится, оное без наказания отпустится «. Даже за такое опасное преступление, как бегство с поля сражения, наказывались только виновные ( «Буде кто невинность свою ожидать может, они пощаду свою получат «).

Артикул различал умысел, неосторожность и случай, например при убийстве и поджоге. В Артикуле подробно регламентировалось право необходимой обороны (в главах «О смертном убийстве » и «О зажигании, грабительстве и воровстве «).

Некоторые положения о необходимой обороне, в частности о наличности посягательства, вполне современными выглядят и в наши дни ( «Не должен есть от соперника себе первого удара ожидать, ибо чрез такой первый удар может тако учиниться, что и противится весьма забудет » — артикул 157).

11 стр., 5284 слов

Рецидив преступлений в уголовном праве

... г., Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., Уголовное Уложение 1903 г.) ответственность наступала за повторное совершение только тождественных, или в исключительных случаях - однородных преступлений. К основным признакам рецидива ...

В ряде случаев Артикул предусматривал ссылку на «крайнюю нужду «, т. е. на крайнюю необходимость, при сдаче крепости, при краже «из крайней голодной нужды «.

Наказание преследовало цель устрашения, что достигалось не только его угрозой, но и публичным исполнением. Смертная казнь предусматривалась безальтернативно в 74 артикулах и в 27 — наряду с другими наказаниями. Как и прежнее законодательство, Воинский артикул сохранял членовредительские наказания. Было введено новое наказание — «шельмование «, которое в будущем превратилось в «лишение прав состояния «. Оно определялось как «тяжелое чести нарушение, которого имя на виселице прибито, или иначе его от палача переломлено и вором (шельм) объявлено будет «. Воинский артикул предусматривал смягчение наказания за преступления, совершенные в состоянии крайнего возбуждения (аффекта).

В отличие от Соборного Уложения совершение преступления в состоянии опьянения не только не смягчало наказания, но, наоборот, усиливало его. Отягчающим вину обстоятельством признавалось совершение убийства особо мучительным способом, убийство отца, матери, ребенка. Повышенное наказание применялось к рецидивистам.

Будучи военно-уголовным кодексом, Артикул предусматривал и общеуголовные преступления: посягательства против веры, преступления против особы государя, убийство, половые преступления, поджог, кражу, грабеж, ложную присягу. В связи с этим Воинский артикул мог применяться не только к военнослужащим. Кудрявцев В.Н.,Наумов А.В.Уголовное право России.Общая часть.М.,1997.С.42-43.

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. В правление Николая I была проведена громадная работа по систематизации законодательства Российской империи, в том числе и уголовного (первые попытки, правда неудачные, предпринимались еще Александром I).

Работа эта была выполнена под руководством выдающегося юриста и государственного деятеля М. М. Сперанского (1772—1839гг.)- Николаем1 были определены пределы работы по систематизации, заключавшиеся в том, чтобы ничего не менять в существовавшем законодательстве, а лишь привести его в порядок. Работа началась в 1826 г. и была закончена изданием в 1830 г. Полного собрания законов Российской империи в 46 томах (40 томов самих законов и 6 томов приложений).

В Полное собрание были помещены в хронологическом порядке как действующие, так и утратившие силу законы (начиная с Соборного Уложения 1649 г. и до Манифеста 12 декабря 1825 г. о вступлении на престол Николая I).

Сразу же после окончания работы над Полным собранием Сперанский и его помощники приступили к созданию кодифицированного Свода законов. Эта грандиозная работа была закончена в 1832 г. (в этом году Свод был издан, а вступил в силу с 1 января 1835 г.).

В пятнадцатом томе были помещены уголовные и уголовно-процессуальные законы (отдельные нормы, относящиеся к уголовному праву, содержались еще в XI и XIV т.).

Свод отменил Уложение 1649г., Артикул воинский Петра I и все указы, изданные с 1649 г. Под руководством М. М. Сперанского началась работа над составлением нового уголовного Уложения. В 1845 г. Проект Уложения был рассмотрен Государственным Советом, утвержден Николаем! и введен в действие с 1 мая 1846г. Новый уголовный кодекс (точное его название — Уложение о наказаниях уголовных и исправительных), пережив определенные изменения, особенно в 1885 г., почти целиком действовал до Октябрьской революции 1917 г.

6 стр., 2622 слов

Наказание по уголовному праву Российской Федерации

... оно выступает как серьезное средство профилактики преступления. Т.о. можно сделать следующий вывод, что под наказанием по российскому уголовному праву следует понимать особую меру государственного ... и политических правах)». Впервые подобное определение целей уголовного наказания было дано в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Согласно Уложению наказание должно преследовать ...

Уложение 1845г. отличалось казуистичностью изложения содержащихся в нем норм, отсутствием единства и большим объемом (оно насчитывало свыше двух тысяч статей).

Вместе с тем с точки зрения законодательной техники оно представляло собой значительный шаг вперед по сравнению с XV томом Свода законов. Это проявлялось в более совершенной систематизации материала, более тщательном конструировании составов преступлений, в детально разработанной системе наказаний ( «лестнице «).

Наказания разделялись на уголовные и исправительные. К первым относились: смертная казнь, каторга, ссылка. Все они сопровождались лишением всех прав состояния. Для лиц, не освобождаемых от телесного наказания, присуждение к каторге и ссылке на поселение сопровождалось мучительным наказанием в виде ударов плетью: от 30 до 100 ударов при каторге и от 10 до 30 ударов — при ссылке на поселение. Исправительными наказаниями (для привилегированных сословий) являлись ссылка в Сибирь и ссылка на жительство в отдаленные губернии России, соединявшиеся с лишением всех сословных и служебных прав. Для лиц, не освобождаемых от телесных наказаний, ссылка на поселение заменялась исправительными арестантскими работами на срок от 1 до 10 лет с дополнением от 50 до 100 ударов розгами.

Кроме основных наказаний применялись еще и дополнительные: церковное покаяние, конфискация имущества, отдача под надзор полиции и др.

Особенная часть Уложения предусматривала ответственность за преступления: государственные (восстание против царской власти, разглашение служебной тайны, подделка документов, вынесение неправосудного приговора или решения, казнокрадство, неповиновение власти и др.), против личности (убийство, увечья, раны, побои, истязания и др.), имущественные, против семьи, (например, насильственный брак, многобрачие, прелюбодеяние) и др. В I860—1870 гг. в России были проведены радикальные реформы: отмена крепостного права —1861 г., земская реформа — 1864 г., судебная реформа — 1864 г., городская реформа —1870 г. военная— 1874 г. В связи с судебной реформой в России был введен суд присяжных и местный суд (мировые судьи) в местностях, где было местное самоуправление. В связи с этим в 1864 г. был издан особый Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. В нем предусматривались преступления (проступки), за совершение которых виновные наказывались лишением свободы сроком до двух лет. Развивая принципы Уложения 1845 г., Устав с точки зрения законодательной техники был шагом вперед, отличаясь меньшей казуистичностью и более современной формулировкой диспозиций и предусматриваемых ими составов уголовных правонарушений.

В 1885 г. Уложение 1845 г. было переиздано. В новой редакции Уложения восприняты некоторые важные демократические принципы уголовного права. Например, зафиксирован принцип «нет преступления без указания о том в законе «, принцип виновности. Были осовременены формулировки многих диспозиций статей Особенной части Уложения. При этом сократилось количество статей (до 1711).

Система наказаний была приведена в соответствие с отменой крепостного права и законом об ограничении телесных наказаний. Тем не менее, и эта редакция Уложения сохраняла различия в правовом положении лиц, «изъятых от телесного наказания «, и лиц наказуемых. К первым были отнесены дворяне, священнослужители, купцы, почетные граждане и т. д. Кудрявцев В.Н.,Наумов А.В.Уголовное право России.Общая часть.М.,1997.С.43-45.

3 стр., 1188 слов

Уголовное уложение 1903 года

... государства и права России. В 2 томах. – М.: Норма, 2003. Т.1 – 732 с. 13.Фецыч Г.В. Реакционная сущность системы преступлений и наказаний по Уголовному уложению 1903 года и практика ... путей сообщения, телеграфа, телефона и т.п.; шпионаж22. Статья 111 Уложения была основной статьей, устанавливающей ответственность за шпионаж, заключающийся в способствовании правительству или агенту иностранного ...

Уголовное уложение 1903 г. было утверждено Николаем II 22 марта 1903 г. Этому предшествовала многолетняя работа по подготовке проекта, начатая еще в 1881 г. Опыт подготовки проекта Уложения является уникальным с точки зрения научного содержания его основных положений, участия практиков в его обсуждении и дополнении, апробирования его у зарубежных экспертов и вполне поучительным и для современного законодателя. Поэтому на процедуре разработки и принятия Уложения следует остановиться подробнее.

Еще в 1881 г. решением Александра III был учрежден особый комитет для составления проекта нового уголовного Уложения. В этих целях комитет избрал из своих членов редакционную комиссию, в состав которой вошли, например, такие выдающиеся представители науки уголовного права, как Н. С. Таганцев, Л Я. Фойницкий и Н. А. Неклюдов. Работа редакционной комиссии продолжалась около 22 лет и была завершена изданием проекта Уголовного уложения с объяснительной запиской к нему в восьми томах.

Судьба Уголовного уложения 1903г. оказалась не совсем удачной. Полностью оно так и не было введено

Причины невступления в действие Уложения в полном объеме были достаточно серьезны. Поскольку процесс работы над ним затянулся, по ряду позиций оно устаревало и не соответствовало социально-политическим реалиям России начала XX в., например изменениям в системе государственной власти в связи с созданием российских парламентских учреждений, определенной демократизации государственной власти, вызванных революционными событиями 1905 г. и последующих годов.

Внешне Уголовное уложение 1903 г. резко отличалось от Уложения 1845 г. Оно содержало 687 статей (Уложение 1845— 1885 гг.— 1711).

Уложение начиналось с определения преступления, под которым понималось «деяние, воспрещенное во время его учинения законом под страхом наказания «. Очевидно, что такая формулировка означала провозглашение принципа «нет преступления без указания о том в законе «. Кроме того, заслуживает внимания и оговорка насчет времени совершения преступления, отсутствовавшая в Уложении 1845г.

Статья 3 о классификации преступных деяний предусматривала их деление на три категории в зависимости от тяжести полагающихся за их совершение наказаний: 1) тяжкие преступления; 2) преступления; 3) проступки. К первым относились преступные деяния, наказываемые смертной казнью каторгой или ссылкой на поселение; ко вторым — наказываемые исправительным домом, крепостью или тюрьмой; к третьим — наказываемые арестом или штрафом ( «денежной пеней «).

Эта классификация имела важное уголовно-правовое значение и отнесение преступного деяния к той или иной категории влекло за собой определенные уголовно-правовые последствия, имея значение для решения вопросов о виновности, о стадиях совершения преступных деяний, о соучастии в преступлении, об ответственности несовершеннолетних и др.

Обращает на себя внимание детальная регламентация действия Уголовного уложения в пространстве (ст. 4—13).

Следует отметить, что действие Уложения не распространялось (за исключением некоторых случаев) на преступные деяния, совершенные в Финляндии, которая была в то время частью России (Великим княжеством Финляндским).

28 стр., 13615 слов

Особенности уголовно-правовой ответственности за провокацию взятки ...

... и, как следствие, новые способы их регулирования. Государство адекватно реагирует на эти изменения в обществе, модернизируя существующие правовые нормы или применяя новые. Следует отметить, что уголовная ответственность за провокацию взятки ...

Вполне демократично выглядели нормы Уложения о действии уголовного закона во времени (ст. 14).

Вновь изданный уголовный закон применялся к деяниям, совершенным до вступления его в силу, при условии, если эти деяния были запрещены под страхом уголовного наказания прежним законом. Однако в случае, когда старый закон предусматривал менее строгое наказание, применялся именно он, а не новый, более строгий закон. При этом специально оговаривалось, что подобное правило действует и в отношении законов о сроках давности, устраняющих наказуемость преступного деяния.

По сравнению с Уложением 1845 г. в Уложении 1903 г. была значительно упрощена система наказаний (хотя, например, система лишения свободы оставалась достаточно сложной).

Она включала: смертную казнь, ссылку на поселение, лишение свободы (в виде каторги, заключения в исправительном доме, заключения в крепости, заключения в тюрьме и ареста) и штраф ( «денежную пеню «).

При этом смертная казнь должна была совершаться через повешение и не публично. Ссылка на поселение назначалась без срока. Виды лишения свободы отличались друг от друга по срокам и по содержанию (например, заключение в крепость — на срок до шести лет, в тюрьму — от двух недель до одного года, арест — на срок от одного дня до шести месяцев).

Осуждение к смертной казни, каторге или ссылке на поселение сопровождалось лишением прав состояния (для дворян — потерей дворянства и всех преимуществ, с ним связанных).

Для определенных слоев граждан лишение прав состояния было обусловлено также применением к ним наказания в виде заключения в исправительном доме и в тюрьме. Для приговоренных к каторге, ссылке на поселение или к заключению в исправительном доме, соединенному с лишением прав состояния, и заключению в тюрьме по отбытии наказания были предусмотрены серьезные ограничения относительно их права на место жительства.

Близко к современному давалось определение невменяемости. Как серьезный шаг в направлении к цивилизованному уголовному праву можно оценить статьи Уложения (по сравнению с Уложением 1845 г.) по вопросам установления возраста уголовной ответственности. Если по Уложению 1845 г. от уголовной ответственности освобождались лишь малолетние, которые не могли «еще иметь понятие о своем деянии «, то по Уложению 1903 г. не вменялось в вину преступное деяние, учиненное несовершеннолетним от десяти до семнадцати лет, который «не мог понимать свойства и значение им совершаемого или руководить своими поступками «. При этом лица указанного возрастного контингента могли быть привлечены к уголовной ответственности лишь за совершение тяжких преступлений и преступлений. Несовершеннолетние от четырнадцати до семнадцати лет, совершившие тяжкие преступления, помещались преимущественно в воспитательно-исправительные заведения, и лишь при отсутствии возможностей для этого — в «особо приспособленные для несовершеннолетних помещения при тюрьмах или арестных домах «.

К обстоятельствам, исключающим преступность деяния, относились: исполнение закона, исполнение приказа по службе (отданного с соблюдением установленных правил), необходимая оборона, крайняя необходимость (хотя последний термин и не был введен в оборот), негодное покушение.

Определение умысла и неосторожности, данное в Уложении, почти целиком сохранилось в действующем УК РФ. При этом тяжкие преступления связывались лишь с умышленной виной, преступления — как с умышленной, так и с неосторожной виной, однако ответственность за неосторожные преступления наступала лишь в специально оговоренных уголовным законом случаях. То же правило, по сути дела, действовало и в отношении проступков, с той лишь разницей, что оговорки требовало исключение их ответственности, если они совершались по неосторожности. Следует отметить, что уровень законодательной расшифровки содержания принципа виновности (в первую очередь определение умысла и неосторожности, условий наказуемости за неосторожные преступные деяния, а также законодательная техника формулирования указанных правил) превосходил уровень соответствующих определений в уголовном законодательстве западноевропейских стран начала XX в.

Значительный интерес представляли нормы о наказуемости предварительной и совместной преступной деятельности. Вполне современными с позиций принципа справедливости наказания выглядели нормы о смягчении и замене наказания и об обстоятельствах, усиливающих ответственность.

В целом можно утверждать, что в Общей части Уложения 1903 г. был преодолен феодально-казуистический характер, присущий большинству норм Уложения 1845 г., она вполне соответствовала западноевропейскому уровню уголовного права того времени (например, уголовному законодательству Франции и Германии) и оказала большое влияние на создание и развитие советского уголовного законодательства, а также нового УК РФ.

Особенная часть Уложения значительно уступала Общей части по всем перечисленным признакам. Она подразделялась на тридцать шесть глав, насчитывающих 611 статей. На первое место была поставлена глава о религиозных преступлениях. Правда, разработчики Уложения не были непосредственно виноваты в установлении такой иерархии охраняемых уголовным законом объектов. Дело в том, что в проекте, подготовленном редакционной комиссией, эти преступления были поставлены на 18-е место — рядом с главой о преступных деяниях против прав семейственных. Однако по протесту Синода Государственный Совет поставил их на первое место перед государственными преступлениями. Последние были распределены по трем главам: «О бунте против Верховной власти и о преступных деяниях против Священной Особы Императора и Членов императорского Дома «, «О государственной измене » и «О смуте «. Следует отметить, что из восьми статей главы о преступлениях против особы императора половина предусматривала смертную казнь, в том числе и за приготовление к покушению на жизнь императора. Наказание это во время революции 1905 г. применялось широко. Очень казуистично были сформулированы нормы о государственной измене. Однако при всех недостатках все же эти статьи были лишены главного недостатка, присущего норме УК РСФСР 1960 г. об ответственности за измену Родине (ст. 64): внутренний заговор с целью захвата власти, не связанный с изменой в пользу другого государства, по Уложению справедливо не признавался государственной изменой. Явно сориентированными на грядущие революционные события выглядят статьи Уложения, объединенные в главу «О смуте «. В них, например, предусматривалась строгая уголовная ответственность за политические демонстрации (они назывались «публичными скопищами «), за создание партий, организаций и обществ без соблюдения закона и другие подобные действия.

Глава VI объединяла статьи об ответственности за неповиновение власти, многие из которых являются прообразом норм действующего УК РФ, отнесенных к главе о преступлениях против порядка управления. Глава VII состояла из статей, в которых устанавливалась уголовная ответственность за противодействие правосудию (в основном за недонесение и укрывательство).

Главы VIII — XV, XVII, XX и XXI содержали статьи, формулировавшие уголовно-правовые запреты в сфере порядка управления, общественной безопасности и народного здравия. Главы XVI и XXXIV охватывали статьи об ответственности за своего рода, выражаясь по-современному, хозяйственные преступления и преступления в сфере предпринимательства. Это в основном уголовно-правовые нормы, образующие, как мы бы сказали сейчас, рыночное уголовное законодательство. Следует отметить, что в этих главах было сформулировано несколько норм об уголовной ответственности за злоупотребления в банковской и кредитной сфере, в сфере бухгалтерского учета, выпуска акций и других ценных бумаг, торговли, в производстве страховых операций. Заметим, что принятие такого рода норм настоятельно необходимо и для уголовно-правовой охраны перехода к рынку в современных условиях. Особой тщательностью характеризуется разработка норм об ответственности за банкротство, ростовщичество и проявление «недобросовестности по имуществу » (гл. XXXIV).

В этих же главах сформулированы и уголовно-правовые нормы, явившиеся своего рода зачатками экологического уголовного права. Так, ст. 311 устанавливала уголовную ответственность «хозяина завода, фабрики, ремесленного или торгового заведения и заведующего ими, виновными в том, что не устроили в таком заведении приспособления, предписанного законом или обязательным постановлением для предупреждения заразы воздуха, воды или почвы «.

Двойственное впечатление оставляют статьи Уложения, объединенные в гл. XII «О личном найме «. С одной стороны, в них под страхом уголовного наказания охранялись трудовые и имущественные права рабочих (например, уголовное наказание полагалось за самовольное понижение заработной платы рабочим вопреки установленному в законе правилу — ст. 364).

С другой стороны, под страхом уголовного наказания запрещались забастовки или стачки (ст. 362).

Глава XIX объединяла статьи, формулировавшие уголовно-правовые запреты об ответственности за преступления против семьи. Главы XXII, XXVIII и частично XXIX объединяли уголовно-правовые нормы о преступлениях против личности. Многие нормы этих глав напоминают как соответствующие нормы действующего УК РФ, так и нормы уголовных кодексов других зарубежных государств. Стоило бы, и сейчас подумать о рациональном заимствовании из Уложения таких законоположений, как норма об ответственности за убийство по настоянию убитого и из сострадания к нему (ст. 460), подстрекательство к самоубийству (ст. 463), склонение к выезду из страны лица женского пола с целью обратить такое лицо на «промысел непотребством » вне пределов России (ст. 526) и некоторые другие. Главы XXX— XXXIII и XXXVI заключали в себе статьи о преступлениях против собственности (большей частью корыстных).

Здесь вполне приемлемым для современного российского законодателя представляется принцип конструирования составов хищений при смягчающих обстоятельствах, например в случае добровольного возвращения похищенного (ст. 581), а также использование таких квалифицирующих признаков хищения имущества, как совершение его в ночное время (ст. 583) или с повреждением преград и запоров, препятствующих доступу в помещение, где находится похищаемое имущество (ст. 584), а также формулирование специальных норм о мошенничестве. Глава XXXV включала нормы об ответственности за преступления против авторских прав и привилегий на изобретение. Завершалась Особенная часть главой о должностных преступлениях, включая и должностные преступления в сфере правосудия. При этом, по моему мнению, заслуживают внимания тщательно сформулированные нормы об уголовной наказуемости разнообразных проявлений бездействия и попустительства (в том числе и того самого бездействия власти, которое стало столь характерным для нашего неспокойного времени), специальные нормы о служебной коррупции (без употребления этого современного термина), заключающейся, например, во вступлении служащего в запрещенные ему законом по роду службы имущественные сделки, и некоторые другие.

В целом, как уже было отмечено, Особенная часть Уложения заметно отставала от Общей части по уровню законодательной техники. Основные недостатки Особенной части — это не только излишняя казуистичность формулируемых в ней уголовно-правовых запретов (что сказалось и на систематизации Особенной части), но и чрезмерное увлечение законодателя бланкетными диспозициями уголовного закона (некоторые главы Уложения, например глава XVIII «О нарушении постановлений о производстве строительных работ и о пользовании путями сообщения и средствами сношения «, почти полностью состоят из статей, в которых уголовно-правовой запрет сформулирован именно бланкетным способом).

Советское социалистическое уголовное право. В соответствии с изданным 24 ноября 1917г. Декретом СНК «О суде » № 1 судам разрешалось руководствоваться в своей деятельности «законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию «. В действительности же дореволюционное уголовное законодательство было полностью отброшено. Кудрявцев В.Н.,Наумов А.В.Уголовное право России.Общая часть.М.,1997.С.48.

Процесс создания нового уголовного законодательства начался, что было вполне естественно, не с создания каких-либо крупных кодифицированных актов, а с принятия отдельных актов, устанавливавших уголовную ответственность за наиболее опасные для нового строя нарушения. В первых декретах советской власти, принятых II Всероссийским съездом Советов, устанавливалась уголовная ответственность за порчу конфискуемого помещичьего имущества (Декрет о земле от 26 октября 1917 г.); такие действия, как продолжение империалистической войны, признавались «величайшим преступлением против человечества » (Декрет о мире от 28 октября 1917 г.).

29 октября 1917г. был принят Декрет СНК о восьмичасовом рабочем дне, который содержал норму об уголовной ответственности за нарушение этого закона. В ноябре 1917г. была установлена уголовная ответственность владельцев предприятий за сокрытие корреспонденции от органов рабочего контроля, а также ответственность рабочих и служащих, осуществляющих контроль, за допущенные ими злоупотребления. Уголовно-правовые нормы содержались в Декретах СНК о борьбе со спекуляцией (от 15 ноября 1917 г.), о революционном трибунале печати (от 18 декабря 1917 г. и от 28 января 1918 г.), о взяточничестве (от 8 мая 1918 г.), о спекуляции (от 22 июля 1918 г.), о набатном звоне (от 30 июля 1918 г.) и др. Следует отметить, что настоятельная и неотложная потребность в новых законах привела в первые месяцы после революции к широкому местному правотворчеству, в том числе и в сфере уголовного права. Например, в Кузнецком районе Томской губернии в январе 1918г. были приняты «Правила о временном народном суде » и обязательное постановление Совета, в которых содержались нормы, касающиеся судоустройства, уголовного судопроизводства, уголовного права, в том числе и двадцать конкретных составов уголовных правонарушений. И хотя действие этих норм распространялось лишь на один уезд, нельзя не признать наличия в данном случае своеобразного местного кодекса. Герцензон А.А История советского уголовного права. М.,1948. С.102-105 В период революции и гражданской войны советское уголовное право было основано на идее «красного террора «, на апологии диктатуры и революционного насилия. Цель оправдывала средства. И законным было все, что являлось полезным для революции. Основы уголовной политики закладывались в первых декретах советской власти, в решениях коммунистической партии, в установках основателя коммунистической партии и советского государства В. И. Ленина. Так, в постановлении СНК РСФСР «О красном терроре » от 5 сентября 1918 г. террор провозглашался «прямой необходимостью «. Этим постановлением вводились концентрационные лагеря для «изолирования » классовых врагов и учреждалась смертная казнь за прикосновенность к контрреволюционному преступлению. В «Руководящих началах по уголовному праву РСФСР » 1919 г. с редкой откровенностью определение размера наказания ставилось в зависимость от принадлежности виновного к тому или иному классу. При этом необходимо учитывать, что в реальной практике требования законодательных актов реализовывались со значительным «запасом » революционной жестокости. Так, один из руководителей ВЧК М. Лацис следующим образом излагал философию красного террора: «Мы уничтожаем класс буржуазии. Поэтому нет нужды доказывать, выступало ли то или иное лицо словом или делом против Советской власти. Первое, что вы должны спросить у арестованного, это следующее: «К какому классу он принадлежит, откуда он происходит, какое воспитание он имел и какова его специальность. Эти вопросы должны решать судьбу арестованного. Это и есть квинтэссенция красного террора » 1 . По этому поводу можно привести и секретное письмо Ленина Молотову для членов Политбюро ЦК РКП (б)от 19 марта 1922 г., в котором говорилось: «На этом совещании провести секретное решение съезда о том, чтобы изъятие ценностей, в особенности самых богатых лавр, монастырей и церквей, должно быть произведено с беспощадной решительностью, безусловно ни перед чем не останавливаясь и в самый кратчайший срок. Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать «. Известия ЦК КПСС. 1990. N 5 С.73

Процесс создания новых уголовно-правовых актов в первые годы существования советской власти шел столь интенсивно что вскоре возникла необходимость систематизировать и кодифицировать эти акты. И первым таким кодифицированным актом были Руководящие начала по уголовному праву РСФСР,

Руководящие начала по уголовному праву РСФСР 1919 г. Они представляли собой первое обобщение уголовного законодательства и практики его применения первых лет советской власти. Руководящие начала содержали только нормы Общей части и являлись прообразом Общей части будущего Уголовного кодекса. Они состояли из восьми разделов: 1)об уголовном праве; 2) об уголовном правосудии; 3)о преступлении и наказании; 4) о стадиях осуществления преступлений; 5) о соучастии; 6) виды наказания; 7) об условном осуждении; 8} о пространстве действия уголовного права. В основе этого правового акта лежал откровенно классовый подход, особенно выразившийся в определении понятия преступления и задач уголовного права. Так, в ст. 2 определялось: «Уголовное право имеет своим содержанием правовые нормы и другие правовые меры, которыми система общественных отношений данного классового общества охраняется от нарушения (преступления) посредством репрессии (наказания) «. В ст. 3 определялось, что советское уголовное право «имеет задачей посредством репрессии охранять систему общественных отношений, соответствующую интересам трудящихся масс, организовавшихся в господствующий класс в переходный от капитализма к коммунизму период диктатуры пролетариата «.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 г. Это был первый советский уголовный кодекс, построенный на принципах социалистического уголовного права. Он состоял уже из Общей и Особенной частей. Кодекс сохранял откровенно классовый подход к определению оснований уголовной ответственности. Так, в ст. 5 было установлено: «Преступлением признается всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени «. Уголовный кодекс РСФСР 1992 С учетом же допущенной Уголовным кодексом возможности применения уголовного закона по аналогии (ст. 10) правоприменительные органы имели практически безграничные права в части признания того или иного деяния преступным и наказуемым.

Первые общесоюзные уголовные законы. После образования в 1922 г. Союза ССР в соответствии с Конституцией СССР 1924 г. был издан ряд общесоюзных уголовных законов:

  • Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г.;
  • Положение о воинских преступлениях 1924г. (принятое затем в новой редакции в 1927 г.);
  • Положение о преступлениях государственных (контрреволюционных) и особо для Союза ССР опасных преступлениях против порядка управления 1927 г.

В Основных началах были сформулированы задачи уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик, определены территориальные пределы действия этого законодательства, проведено разграничение компетенции в области уголовного законодательства между Союзом ССР и союзными республиками. Основные начала отступили от принципа осуждения лица лишь за конкретно совершенное преступление (принципа, хотя и ограниченного аналогией, но все-таки провозглашенного УК РСФСР 1922 г.).

В них была предусмотрена возможность применения ссылки и высылки в отношении не только лиц, осужденных за совершение конкретного преступления, но и лиц, признанных общественно опасными «по связи с преступной средой в данной местности » (ст. 22).

УК РСФСР 1926 г. и последующие уголовно-правовые акты . После издания Основных начал возникла необходимость приведения Уголовного кодекса республики в соответствие с общесоюзным уголовным законодательством. Новый УК РСФСР был принят 22 ноября 1926г. и введен в действие с января 1927 г. В основу Общей части УК были положены Основные начала 1924 г., большинство положений которых почти текстуально были включены в Кодекс. Вместе с тем ряд положений Основных начал был конкретизирован и дополнен. Так, в УК дано определение преступления, отсутствовавшее в Основных началах. Оно определялось следующим образом: «Общественно опасным признается всякое действие или бездействие, направленное против советского строя или нарушающее правопорядок, установленный рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени » (ст. 6).

Как видно, определение почти текстуально воспроизводило определение преступления, даваемое в УК РСФСР 1922 г. с его резко выраженной классовой направленностью. Как и в предыдущем УК, в УК 1926 г. закреплялось применение уголовного закона по аналогии. Правда, следует отметить, что в какой-то степени применение аналогии ограничивалось уголовно-правовой нормой о том, что «не является преступлением действие, которое хотя формально и подпадает под признаки какой-либо статьи Особенной части настоящего Кодекса, но в силу явной малозначительности и отсутствия вредных последствий лишено характера общественно опасного » (примечание к ст. 6).

Нормы УК РСФСР 1926 г. с многочисленными изменениями действовали в течение 35 лет, до 1 января 1961 г., когда вступил в силу УК РФ 1960 г. В 1927—1935 гг. в союзных республиках были приняты свои новые для того времени уголовные кодексы, являвшиеся в значительной степени вариацией УК РСФСР, но и имевшие некоторые отличия, вызывавшиеся особенностями национального и местного характера.

УК РСФСР 1926г., даже при том, что в нем сохранялись классовые начала уголовного права и возможность применения уголовного закона по аналогии, все-таки оказался для правящей партийной верхушки недостаточно жестким и в дальнейшем подвергался многочисленным изменениям антидемократического характера. В первую очередь следует указать на отступление от принципа личной ответственности виновного и вообще на расширение оснований и пределов уголовной ответственности. Так, в соответствии со ст. 58, включенной в УК в 1934 г., несовершеннолетние члены семьи осужденного за измену Родине, совместно с ним проживавшие к моменту совершения преступления, подлежали лишению избирательных прав и ссылке в отдаленные районы Сибири на пять лет. Уголовный кодекс РСФСР 1926 В печально известном постановлении ЦИК и СНК СССР «Об особом совещании при Народном комиссаре внутренних дел СССР » 1934 г. была предусмотрена возможность применения в отношении лиц, признанных общественно опасными, заключения в исправительно-трудовые лагеря на срок до пяти лет. Такое понимание оснований уголовной ответственности существенно облегчало миссию обвинителей и судей в довоенных и послевоенных тайных и гласных процессах, придавало им видимость законности.

Сталинское уголовное право сыграло свою роль и в трагедии, связанной с насильственной коллективизацией сельского хозяйства. Массовый голод 1931—1932 гг. вынудил многих новоиспеченных колхозников, чаще всего женщин, выносить с поля хлебные колоски, а при работе по обмолоту — и зерно. 7 августа 1932 г. появляется закон «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности «. За его нарушение независимо от размера похищенного предусматривался расстрел с конфискацией имущества, а при смягчающих обстоятельствах — лишение свободы на срок не ниже десяти лет. Поскольку «за колосками » колхозники часто посылали детей, постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. «О мерах борьбы с преступностью несовершеннолетних » за ряд преступлений, в том числе и за кражу, была установлена уголовная ответственность с 12-летнего возраста, причем на детей распространялись все меры уголовного наказания, включая и смертную казнь. Постановление ЦИК, СНК СССР от 7 апреля 1935 По сути дела, эти так называемые законы ограничивали самое важное право человека — право на жизнь.

Основы уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. были приняты в период так называемой хрущевской оттепели и явились значительным шагом вперед в направлении демократизации уголовной политики и уголовного законодательства, знаменуя собой отказ от самых тяжких наследий сталинизма в этой сфере. Это выразилось в первую очередь в отказе от применения уголовного закона по аналогии и в переходе советского уголовного права на принцип «нет преступления без указания о том в законе «. Одновременно с Основами были приняты Закон «Об уголовной ответственности за государственные преступления » и Закон «Об уголовной ответственности за воинские преступления «. Они также в известной мере отражали демократические перемены в обществе, однако, как и Основы, оставались на позиции провозглашения классовых начал советского уголовного права, его мнимой противоположности буржуазному уголовному праву, исходили из приоритета принципа партийности (единственной Коммунистической партии).