Злоупотребление должностными полномочиями

Курсовая работа

Государственная власть осуществляется в разных сферах общественной жизни, в разных формах и разными методами. Все это обусловливает создание особого механизма государства, под которым понимают всю совокупность органов, призванных осуществлять управление обществом и реализовывать основные направления государственной деятельности.

Преступлениями против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления являются деяния, совершенные государственными служащими и муниципальными служащими с использованием своих служебных полномочий и посягающие на нормальную деятельность органов государственной власти или органов местного самоуправления.

Уголовный Кодекс РФ рассматривает должностные преступления в качестве особого вида преступных посягательств как с точки зрения объекта, так и субъекта. Должностные преступления или преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (глава 30 УК РФ), — деяния, посягающие на нормальную, регламентированную законом деятельность государственного аппарата, совершаемые должностными лицами с использованием служебного положения. Это деяния лиц, которые вследствие предоставленных им государством полномочий в области управления находятся в особом положении по отношению как к государству, так и к гражданам.

Актуальность темы обусловлена тем, что принципиальные изменения в экономической, социальной и политической жизни, происшедшие в России в последние десятилетия, отказ от тоталитаризма, развитие многоукладной экономики — все это оказало влияние на определение этих преступлений в УК РФ. Опасность этих преступлений законодатель подчеркнул тем, что поместил главу 30 в разделе X УК, носящем название «Преступления против государственной власти».

Объект исследования — уголовное право РФ. Предмет исследования — законодательство в области злоупотребление должностными полномочиями.

Целью работы является изучение преступлений, связанных со злоупотребление должностными полномочиями. Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: рассмотреть понятия и признаки должностного лица, изучить классификацию преступлений по Уголовному Кодексу России, совершаемые должностными лицами.

4 стр., 1546 слов

Должностные лица и должностные преступления в сфере здравоохранения

... не должно быть места в системе российского здравоохранения. Усилившаяся в последнее время борьба с должностными преступлениями находит одобрение и активную поддержку медицинской общественности, всего народа. Должностных преступлений в сфере здравоохранения. Среди должностных преступлений в сфере здравоохранения различают : получение взятки ...

Работа включает введение, основную часть из трех глав и заключение, в котором подводится итог.

Методологической основой данной курсовой работы являются законы и категории материалистической диалектики. Кроме того, в процессе работы применялись такие методы познания, как: специально-юридический, сравнительно-правовой, исторический и другие приемы обобщения научного материала и практического опыта.

Теоретическую основу курсовой работы составляют труды отечественных ученых: Б. В. Волженкина — «К вопросу о понятии должностного лица, как субъекта должностных преступлений»; П. И. Гришаев, Б. В. Здравомыслова — «Взяточничество: понятие, причины, квалификация»; А. К. Ковисиния — «Должностные преступления»; А. В. Галахова — «Должностные преступления»; Б. В. Волженкина, В. Е. Квашиса, С. Ш. Сагикяна — «Ответственность за взяточничество: уголовно- правовые и криминологические проблемы»; Н. И. Коржанского — «Квалификация следователем должностных преступлений».

1. ПОНЯТИЕ ДОЛЖНОСТНОГО ЛИЦА

1.1 Должностное лицо: понятие, признаки

Должностное лицо — лицо, осуществляющее по назначению или по результатам выборов функции представителя власти или временно или постоянно занимающее в госучреждениях, партиях, общественных учреждениях, организациях должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей, либо выполняющий их по специальному полномочию.

Понятие должностного лица дается в примечании 1 к ст. 285 УК. Должностными лицами являются: а) государственные служащие, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти, и б) государственные служащие, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственном органе, органе местного самоуправления, в государственном или муниципальном учреждении либо в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 (ред. 14.12.2009).

— ст. 285.

В современных исследованиях круг тех, кого следует считать должностными лицами и число признаков, их характеризующих, значительно расширились. Так, Ю.Н. Старилов называет восемь признаков должностного лица. По его мнению, должностное лицо — это гражданин Российской Федерации, который занимает должность в государственных органах и/или органах местного самоуправления, в государственных и муниципальных учреждениях и т.д.; реализует властные полномочия; представляет государство и муниципальные образования; имеет, как и все государственные и муниципальные служащие, права, обязанности, ограничения и запреты по службе; может применять меры принуждения; реализует полномочия по наложению дисциплинарных взысканий; может издавать административные акты; осуществляет контрольно-надзорные полномочия; может быть субъектом повышенной юридической ответственности Ответственность за должностные преступления в России и зарубежных странах. /Отв. ред. Решетников Ф.М. — М.: Юридическая литература, 2008. — с. 93.

При анализе перечисленных признаков напрашивается вывод о том, что многие из них присущи всем категориям государственных служащих, они слабо связаны между собой и неясно, обладает должностное лицо всей совокупностью этих признаков или их частью. Очевидно также, что множественность признаков существенно расширяет границы понятия “должностное лицо”.

9 стр., 4376 слов

Функции права: понятие и признаки

... курсовой работы является изучения понятий и видов функций права. Задачи курсовой работы: 1. Описать признаки права и раскрыть содержание понятия права; 2. Охарактеризовать теоретическую конструкцию «функции права»; 3. Рассмотреть дефиницию «функции права» в общесоциальном и специально юридическом смыслах; 4. Проанализировать критерии классификаций функций права. ...

В связи с этим уместно обратиться к трактовке понятия должностного лица в законодательстве. Понятие “должностное лицо” весьма часто встречается в различных законодательных и иных нормативных правовых актах Российской Федерации: в Конституции, в Кодексе законов о труде, Таможенном кодексе, Уголовном кодексе и др. Однако бесспорного и общепризнанного определения как этого понятия, так и существенных признаков должностного лица в законодательных актах не приводится.

В УК РФ в примечании к ст. 285 “Злоупотребление должностными полномочиями” понятие “должностное лицо” трактуется следующим образом: “Должностными лицами… признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации”.

В приведенном определении можно выделить три основные группы признаков должностного лица: 1) признаки, характеризующие временные рамки правомочности осуществления определенной деятельности; 2) признаки, указывающие на характер выполняемых функций; 3) признаки, раскрывающие место осуществления указанных функций.

Некоторые авторы, обращая внимание на необходимость полного и объемного толкования используемых в уголовном законодательстве терминов, отмечают, что данное определение трудно признать удачным, ибо такие признаки должностного лица, как “представитель власти”, “административно-хозяйственные обязанности”, “организационно-распорядительная деятельность”, посредством которых раскрывается исследуемое понятие, сами требуют толкования. При определении должностного лица, по мнению Ю.Н. Старилова, целесообразнее было бы использовать такие научные категории, как функции, права, обязанности, полномочия, компетенция, ограничения, запреты, ответственность. Функции должностных лиц определяют то, чем занимаются эти служащие. Полномочия устанавливают объем реализации определенных функций, а также то, какими методами гарантируется выполнение функций должностного лица. Компетенция — это пределы ведения должностных лиц в конкретном государственном органе, то есть, как правило, характеристика не самого должностного лица, а должности, которую он занимает Ответственность за должностные преступления в России и зарубежных странах. /Отв. ред. Решетников Ф.М. — М.: Юридическая литература, 2008. — с. 102.

К представителям власти относятся работники государственных органов, наделенные правом в пределах своей компетенции предъявлять требования, а также принимать решения, обязательные для исполнения гражданами или предприятиями, учреждениями, организациями независимо от их ведомственной принадлежности и подчиненности (депутаты, руководящие работники местной администрации, судьи, прокуроры, следователи, сотрудники милиции, государственные инспекторы и контролеры и др.).

Организационно-распорядительные обязанности связаны с функциями по осуществлению руководства трудовым коллективом, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (подбор и расстановка кадров, планирование работы, организация труда подчиненных, поддержание трудовой дисциплины и т.п.).

21 стр., 10143 слов

Анализ должностных функций

... о подразделении (Учебный отдел) и должностными инструкциями. Актуальность темы выпускной квалификационной работы обусловлена тем, что обучение персонала ... стоящих перед ним задач. Обучение персонала является функцией отдела кадров или специалистов – менеджеров по ... органа работников. В случаях, предусмотренных федеральными законами, иными нормативными правовыми актами, работодатель обязан проводить ...

Такие функции, в частности, осуществляют руководители министерств, государственных комитетов, ведомств, их структурных подразделений и т.д.

Под административно-хозяйственными обязанностями понимаются полномочия по управлению или распоряжению государственным, кооперативным или общественным имуществом: установление порядка его хранения, переработки, реализации, обеспечения контроля за этими операциями и т.д. Такими полномочиями в том или ином виде и объеме могут обладать начальники хозяйственных, тыловых, финансовых и других подобных подразделений и их заместители, ведомственные ревизоры и контролеры и т.д.

1.2 Должностное лицо как субъект преступления

К проблеме определения субъектов преступлений против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления и преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях на страницах “Российской юстиции” обращались многие авторитетные авторы. Однако считать ее разрешенной преждевременно.

Существенным содержательным отличием понятия должностного лица в действующем УК (примечание 1 к ст. 285) от определения должностного лица, дававшегося в примечании к ст. 170 старого УК, является то, что из категории должностных лиц выпадают лица, выполняющие определенные функции в государственных предприятиях. Это прежде всего начальники производств, главные инженеры, генеральные директора государственных и муниципальных унитарных предприятий. Таковые согласно закону теперь являются управленцами коммерческих и иных организаций и в случае совершения ими злоупотреблений должны привлекаться к уголовной ответственности по по статьям главы 23 УК.

В этой связи вызывает удивление положение, содержащееся в п.10 постановления Пленум Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. “О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения”, где внимание судов обращено на то, что в случаях, когда виновным в совершении экологического преступления признается должностное лицо государственного предприятия… оно должно нести ответственность по соответствующей статье за совершение экологического преступления, а при наличии в действиях признаков злоупотребления должностными полномочиями несет также ответственность соответственно по ст. 285 УК РФ.

Кроме того, необходимо отметить, что п.6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 года “О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе” расширяется перечень лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях за счет отнесения к ним также поверенных, представляющих в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена в федеральной собственности Кравец Ю.С. Ответственность за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях // Российская юстиция. 2004. N 7. — с. 37.

37 стр., 18432 слов

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (3)

... непосредственного причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. Существенные изменения в российском уголовном законодательстве, развитие общественных отношений требуют глубокого теоретического исследования, поэтому целью данной дипломной работы является - изучение правовых основ правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, в Российской Федерации ...

Факт, что значительное число практических работников подвергают критике современное законодательное определение должностного лица и предлагают вернуться к тому, чтобы к должностным относить и лиц, занимающих определенные должности на государственных и муниципальных предприятиях. Данное предложение представляется неприемлемям в связи с тем, что положения УК РФ напрямую коррелируют с нормами Гражданского кодекса и, в частности, со ст. 50.

В российской следственной и судебной практике возникает еще немало трудностей при решении вопросов о признании отдельных категорий работников должностными лицами и имеются тенденции как к расширению, так и к сужению круга лиц, признаваемых субъектами должностных преступлений.

В связи с подготовкой ратификации Россией Европейской конвенции об уголовной ответственности за коррупцию был разработан законопроект “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации”, в том числе в примечания к ст.ст. 201, 204,285. Предлагаемое им понятие должностного лица (новая редакция примечания к ст. 285 УК) имеет принципиально иное звучание, нежели сейчас, поскольку признает в качестве такового, помимо представителей власти, “лиц, замещающих государственные должности в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, в иных государственных органах, образуемых в соответствии с законодательством Российской Федерации, замещающих муниципальные должности, предусмотренные уставом муниципального образования, а также лиц, представляющих интересы Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в какой бы то ни было российской или международной организации” Волженкин Б.В. Служебные преступления. — М.: ИНФА-М, 2007. — с. 247.

В качестве таковых также признаются должностные лица иностранных государств,которые занимают назначаемые или выборные должности в органе законодательной, исполнительной или судебной власти иностранного государства, либо отправляют государственные функции в интересах иностранного государства, либо являются сотрудниками межправительственной, межгосударственной или иной международной организации. Эта новелла обусловлена ст.ст. 1,3-6, 9-11 Конвенции, устанавливающими обязанность государства законодательно обеспечить уголовную ответственность за получение взятки независимо от занимаемой в государстве должности Приложения к Уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001) (ред. от 29.05.2002).

— c. 297.

Законопроект, учитывая требования ст.ст. 6 и 7 Конвенции, по иному, чем в действующем российском законодательстве, формулирует и понятие “лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческих и иных организациях”, поскольку признает в качестве таковых служащих организации. Повышенная ответственность предусматривается при этом для руководителей организации, ее филиала, представительства или другого обособленного подразделения.

29 стр., 14046 слов

Особенности уголовно-правовой характеристики преступлений против военной службы

... структуру дипломной работы входит введение, три главы, заключение, а также список использованных источников и литературы, включающий более 50 источников. Глава 1. Правовая сущность преступлений против военной службы 1 Понятие преступлений против военной службы Прежде, ...

Вместе с тем использование понятия “руководитель” при определении субъекта преступлений, предусмотренных ст.ст. 201,204 УК, представляется ряду экспертов, в частности из Следственного комитета при МВД РФ, неоправданным, так как коммерческая и иная организация вправе самостоятельно устанавливать статус лиц, выполняющих управленческие функции. В данной ситуации формальный статус лица, занимающего должность руководителя организации, и реальный объем его полномочий (по управлению имуществом организации и распоряжению деятельностью иных работников организации) могут значительно отличаться. При этом функции по управлению организацией фактически может осуществлять лицо, формально не занимающее должность руководителя Волженкин Б.В. Служебные преступления. — М.: ИНФА-М, 2007. — с. 261.

2. ХАРАКТЕРИСТИКА ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ ДОЛЖНОСТНЫМИ ПОЛНОМОЧИЯМИ

2.1 Объект и объективная сторона преступления

Объект должностного преступления непосредственно в уголовном законе не указан. Однако, не однако не трудно доказать важность его правильного определения, ибо он в первую очередь позволяет отграничить данную группу посягательств от других групп. Четкое определение объекта важно и потому, что родовой объект положен в основу помещения должностных составов преступления в специальную главу уголовного кодекса.

В большинстве работ, посвященных уголовной ответственности за должностные преступления, рядовым объектом посягательств признается правильная работа государственного аппарата. Эта точка зрения в уголовном праве относительно должностных преступлений неизменна, т.к. должностные преступления причиняют или могут причинить существенный вред тем общественным отношениям, которые составляют содержание правильной деятельности государственного аппарата. В этой связи особое теоретическое и практическое значение приобретает понятие государственного аппарата. Это важно потому, что позволяет установить объем и пределы деятельности государства по управлению в области политики, экономики и д.р. Оно необходимо также для того, чтобы определить круг органов составляющий государственный аппарат. Наконец понятие государственного аппарата дает возможность наиболее четко выявить сферу практической деятельности работников аппарата — должностных лиц, от которых зависит его нормальная деятельность. Последнее играет роль в решении вопроса об ответственности должностных лиц за нарушение служебного долга. Наличие у государственного аппарата общих задач и некоторых функций, общеправовое регулирование их деятельности по целому ряду вопросов позволяет прийти к выводу о том, что в уголовно — правовом понятии их можно рассматривать совместно как объект уголовно-правовой охраны. Таким образом, государственный аппарат, как объект преступных посягательств со стороны должностных лиц охватывает все звенья органов государственного управления и органов власти. Содержание его деятельности включают организацию работы людей, руководство, учет и контроль, охрану общественного порядка и прав государства и личности. Из всего известного следует вывод, что родовым объектом должностных преступлений является совершенность общественных отношений составляющих содержание правильной деятельности государственного и общественного аппарата.

Анализ действующих норм, определяющих ответственность за должностное преступление, свидетельствует о том, что для некоторых из них, в частности злоупотребление служебным положением, превышение власти и халатности, характерен и второй непосредственный объект — объект посягательства: охраняемые законом блага личности. Важное значение для определения должностного преступления и его признаков имеет содержание объективной стороны этих преступлений и характеристика элементов ее образующих. В общей форме объективная сторона данных составов определяется обычно как общественные отношения, на объект, охраняемый уголовным законом, т.е. представляет собой характеристику внешних признаков преступления. Для определения объективных признаков должностных преступлений необходимо пояснить специфику общественно опасных действий (или бездействии) совершенных виновным. Первую характерную черту преступных деяний должностных лиц составляет совершение его благодаря занимаемому виновным должностного положения. Вместе с тем, в понимании содеянного этого признака имеются некоторые существенные различия. Одни авторы говорят об использовании служебного положения, другие — о совершении деяния благодаря своему служебному положению. Первая точка зрения на наш взгляд без достаточных оснований ограничивает сферу применения теории о должностных преступлениях, ибо использование служебного положения представляет собой намерения, сознательное употребление возможности должностного лица своих возможностей по службе. При такой характеристике данного признака под общее понятие должностного преступления, например, халатность. Правда при раскрытии содержания этого признака все авторы сходятся к тому, что сущность его состоит в совершении лицом таких действий или бездействий которое оно могло совершить единственно благодаря служебному положению, т.е. вследствие того, что занимает определенное положение в системе государственного аппарата и ее осуществление связано с полномочиями по службе. Спорным в уголовно-правовой науке является вопрос о том, совершается ли деяние при должностном преступлении в процессе служебной компетенции, т.е. непосредственно по службе, либо возможно наличие должностного преступления в случаях когда виновный лишь использует свое служебное положение в широком смысле слова, не совершая при этом непосредственно действий по службе. Сторонниками этой точки зрения, оспаривая возможность совершения должностного преступления вне сферы служебных обязанностей виновного, полагают, что преступление может быть совершено лишь тогда, когда лицо выполняет такие действия, которые находятся в рамках его служебной деятельности и вытекают из его полномочий, прав и обязанностей. Сторонники второй точки зрения допускают в отдельных случаях совершение должностного преступления и не в связи с выполнениями обязанностей по службе, но с использованием своего должностного положения. Так, по их мнению, состав получения взятки будет иметь место только тогда, когда лицо получает ее за воздействие в интересах взяткодателей на другое должностное лицо. Другой характеризующий признак деяния образующего объективную сторону должностных преступлений — совершение его вопреки интересам службы. Этот признак понимается как совершение действий или бездействии, которые препятствуют правильной работе государственного или общественного аппарата, осуществляются не на основе и не воисполнение законов и других нормативных актов. Деяние признается совершенным вопреки интересам службы во всех случаях, когда оно объективно противоречит как общим задачам и требованиям, предъявляемых к государственному аппарату в целом, так и задачам, которые выполняют отдельные звенья аппарата. Деяние будет совершено вопреки интересам службы и тогда, когда оно нарушает установленные принципы и методы работы государственного аппарата и в первую очередь принцип законности. Поэтому один из важнейших вопросов для определения этого признака является вопрос о законности совершаемого должностным лицом действия по службе, ибо вся деятельность государственного аппарата осуществляется в строгом соответствии с законом.Вместе с тем, при оценке этого признака объективной стороны должностного преступления, следует иметь в виду, что действия должностного лица вызванные производственной необходимостью, не могут быть при определении условий, расценены как совершенные вопреки интересам службы, хотя при этом и был причинен вред.Суммируя изложенное, можно сказать, что объективная сторона должностных преступлений характеризуется 3 существенными признаками. а) совершение общественно опасного действия (бездействия) должностного лица в силу своего служебного положения, б) совершение его вопреки интересам службы, в) это деяние посягает на правильную деятельность государственного или общественного аппарата.

3 стр., 1390 слов

По уголовному праву «Объект преступления» (артикул 0010807)

... области уголовного права. Предметом курсовой работы выступает правовая природа уголовно-правовой категории «объект преступления» в историческом аспекте и в рамках современной уголовно-правовой науки, существенные признаки объекта преступления и их влияние на классификацию объектов преступления, отдельные группы (категории) объектов преступления, ...

3 стр., 1112 слов

Предупреждение коррупции в аппарате государственного управления

... В целом, проблематика противодействия коррупции обладает высоким уровнем теоретической разработанности. Целью курсовой работы является исследование текущего состояния, проблем и перспектив предупреждения коррупции в аппарате государственного ... 19-22. 8. Брежнев, О.В. Проблемы правового регулирования противодействия коррупции в органах местного самоуправления / О.В. Брежнев // Муниципальная служба: ...

2.2 Субъект и субъективная сторона преступления

Понятие субъекта должностного преступления в настоящее время более четко сформулировано в сравнении с ранее действующим законодательством. В определениях должностного лица, содержащегося в кодексе, указывается на ряд существенных признаков характеризующих должностное лицо как субъекта должностного преступления. В Уголовном кодексе предусмотрены три категории работников, которые должны быть отнесены к числу таких субъектов: а) лица постоянно или временно занимающие в государственном или общественном аппарате, организациях, учреждениях или предприятиях должности связанные с выполнением организационно- распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей; б) лица, выполняющие эти обязанности по специальным поручениям; в) лица, постоянно или временно осуществляющие функции представителей власти. Определяющим это понятие признаком признается характер выполняющих обязанностей, наделение лица указанными в законе функциями. Поэтому на государственный аппарат возложены прежде всего задачи управления, должностные лица по уголовному законодательству должны быть признаны в первую очередь работники аппарата которые наделены функциями в сфере государственного управления. Отсутствие у лица таких функций будет означать, что оно не может быть субъектом должностного преступления. Именно поэтому признаку не могут быть отнесены к числу должностных лиц рядовые рабочие, хотя они и выполняют работу в государственном предприятии и общественной организации. По тем же основаниям не могут быть субъектами должностных преступлений лица, выполняющие только технические работы и не обладающие указанными признаками в законе.По поводу основного содержания указанных в законе функций должностного лица в уголовно-правовой литературе высказаны примерно совпадающие точки зрения. Большинство авторов полагают, что под организационно-распорядительными обязанностями следует понимать обязанности связанные с непосредственным управлением людьми, участком работы, производственным процессом (через других лиц), эти обязанности связаны с общей организацией работы данного объекта или участка с подбором и расстановкой кадров, с правом найма и увольнения, с планированием, руководством и обеспечением выполнения плана. К этой категории должностных лиц относятся.Под административно-хозяйственными обязанностями обычно понимают обязанности, связанные с непосредственным распоряжением и управлением государственным или общественным имуществом, организацией отгрузки, получение и отпуск товаров, материальных ценностей и контроль за этим, реализацией товаров в торговую сеть, ответственные за хранение материальных ценностей, получение и выдача денежных средств и документов и др.Из указаний уголовного закона на характер функций, которые присущи должностным лицам, и из того, как они расписаны в литературе, следует, что наиболее четко можно узнать вопрос об отношении того или иного работника государственного аппарата к числу должностных лиц тогда, когда он выполняет в силу занимаемой должности управленческих функций, т.е. руководит работой подчиненных ему лиц, организует их работу, ведет определенные участки работ и другое.Субъективная сторона должностных преступлений характеризуется, как четко указано в законе — умышленной виной. Только для халатности характерна вина в форме неосторожности. Большинство должностных преступлений, как ст.165,166,ст.172 могут совершаться только умышленно. Подтверждение этому служит либо прямое указание закона на умышленную вину, либо такой характер деяний, который свидетельствует о наличии только умысла, так закон указывает на умышленный характер в ст.165,166 Уголовного кодекса Украины, Такое же указание в ст.175 УК Украины, где речь идет о совершении действий в корыстных целях или иных корыстных побуждений.

3 стр., 1034 слов

Рецидив преступлений и его уголовно-правовое значение

... 198, 199 УК). При признании рецидива преступлений не учитываются: а) судимости за умышленные преступления небольшой тяжести; б) судимости за преступления, совершенные лицом в возрасте до восемнадцати лет; ... (включая и формы вины) все преступления делятся на следующие категории: небольшой тяжести, средней тяжести и особо тяжкие. Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные ...

Получение взятки, дача взятки, посредничество во взяточничестве (ст.166-171 УК) по характеру составляющих их действий могут быть совершены лишь умышленно.Более того совершение действий, входящих в объективную сторону названных видов преступлений возможно лишь с прямым умыслом.

Виновный при этом сознает, что совершает действия с использованием своего служебного положения, вопреки интересам службы, либо превышает власть или служебное положение, либо берет или дает взятку, также посредничает во взяточничестве, или учиняет должностной подлог. О наличии только прямого умысла в ряде случаев говорит сам закон. Для должностного злоупотребления и служебного подлога требуется корыстная или иная личная заинтересованность (ст.165,172 УК), что исключает все иные формы и виды вины, в том числе косвенный умысел.Особенностью Субъективной стороны видов должностных преступлений, состав которых сконструирован в законе как материальный, является наличие по мнению большинства авторов — двойной или смешанной формой вины. Вопрос этот в уголовном праве является спорным и поэтому поводу существует несколько точек зрения, как «за» так и « против».

Допущение в составах ст.165 ,166 ,167 УК смешанной вины на наш взгляд не противоречит закону и не разрушает единого понятия вины. К сказанному следует добавить, что довод противников «смешанной» вины, состоящий в утверждении о том, что деяние не влекущее последствий, не может быть преступным, легко опровергается самим фактом наличия формальных составов, в том числе и конструкций большинства преступлений. Отношение же к последствиям может быть по логике вещей не только умышленным, но и неосторожным. Неосновательны и опасения, что в таких случаях не ясно, является ли преступление умышленным или неосторожным. В отношении злоупотребления и превышения власти законодатель требует умышленной вины при совершении действий, и это определяет умышленный характер преступления в целом. В отношении халатности закон говорит о небрежности или недобросовестности, предопределяя этим неосторожный характер преступления в целом.

3. АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

должностной злоупотребление полномочия

Рассмотрим судебную практику на примере практики судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда.

Омским областным судом проведено обобщение судебной практики рассмотрения уголовных дел о злоупотреблении должностными полномочиями, превышении должностных полномочий и получение взятки должностными лицами, рассмотренных судами Омской области за 2002 год.

Согласно имеющейся информации в 22 судах Омской области дела указанной категории в 2002 году не рассматривались.

В ходе проведенного обобщения было изучено 20 уголовных дел данной категории.

Предметом особого внимания при изучении указанных дел явилось надлежащее соблюдение районными судами строгого индивидуального подхода при назначении наказания лицам, виновным в совершении преступлений указанной категории, оценка судами степень общественной опасности содеянного, данные о личности виновного указанной категории осужденных с учетом занимаемой должности, характера совершенного преступления, обоснованность применения ст. ст. 64 и 73 УК РФ.

Статистические данные и изучение поступивших на обобщение дел о превышении должностных полномочий, злоупотреблении должностными полномочиями, получении взяток показывают, что судами Омской области за совершение преступлений указанной категории дел, в основном, наказание назначается лицам, их совершившим, в строгом соответствии с требованиями закона, с учетом конкретных обстоятельств и данных о личности. Практика назначения мер наказания по делам данной категории судами Омской области, по мнению коллегии, обоснованна.

Об этом свидетельствует то обстоятельство, что судебной коллегией и президиумом Омского областного суда не отменялись и не изменялись приговоры, вынесенные в 2002 году в отношении лиц, осужденных по ст. 285, 286 и 290 УК РФ.

Вместе с тем, предметом рассмотрения в кассационной инстанции было дело по обвинению К. по ст. 285 ч.2 УК РФ, по которому районный суд вынес оправдательный приговор. Органы предварительного следствия вменяли К. то, что он, работая в должности начальника городского отдела милиции, являясь начальником органа дознания, умышленно, вопреки интересам службы, утвердил поданное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенное в порядке ст.109 УПК РСФСР его подчиненным.

Суд после полного и всестороннего изучения дела, пришел к выводу о том, что в действиях К. отсутствует состав преступления, его действия не выходили за рамки его полномочий и по ст.285 ч.1 УК РФ оправдал его.

Судебная коллегия при рассмотрении кассационного протеста на указанный приговор сочла доводы суда убедительными и приговор оставила без изменения, а кассационный протест без удовлетворения.

Предметом рассмотрения в кассационной инстанции явилась также кассационная жалоба осужденного П. и кассационный протест на приговор районного суда, которым П. был осужден по ст.290 ч.2 УК РФ к 3 годам лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями в государственном управлении в течение 2 лет; по ст.292 УК РФ — 2 года лишения свободы.

В соответствии со ст.69 ч.3 УК окончательно к отбытию назначено 3 года 6 месяцев лишения свободы с лишением права занимать должности, связанные с организационно-распорядительной и административно-хозяйственными функциями в государственных учреждениях в течение 2-х лет. В соответствии со ст.73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 2 года.

Согласно приговору, П., являясь директором муниципального общеобразовательного учреждения (школы), т.е., являясь должностным лицом, в обязанности которого входит организация учебно-воспитательной работы, в служебном кабинете оформил заведомо фиктивный аттестат о среднем образовании на имя Д. и передал последнему. За это П. получил от Д. взятку в виде установки комплекта газовой аппаратуры стоимостью 1200 рублей на свой личный автомобиль ВАЗ 2106..

Кроме того, в июне 2000 года в дневное время П., являясь директором школы, т.е. должностным лицом, в своем служебном кабинете, из корыстных побуждений оформил заведомо фиктивный аттестат о среднем общем образовании на имя Д. путем внесения недостоверных сведений об окончании этим лицом указанной школы, а также внес заведомо недостоверную информацию в приложении к аттестату о полученных оценках.

Судом постановлен был изложенный выше приговор.

Судебная коллегия, рассмотрев кассационную жалобу П. и кассационное представление, нашла приговор законным и обоснованным, оставив его без изменения, а жалобу и представление без удовлетворения.

Как показало обобщение, практика назначения наказания по делам данной категории в Омской области сложилась таким образом потому, что в большинстве случаев в суды поступают дела, формально содержащие признаки обобщенных преступлений, но являющиеся явно незначительными. Изучение дел о получении взяток должностными лицами показало, что общая сумма полученных взяток по пяти изученным делам составила 4095 рублей. Как следует из приговоров, имели место взятки на сумму 550 рублей, 540 рублей, 800 рублей и т.д. Категория лиц, осужденных по указанным преступлениям, это участковые инспектора, командир конвойного подразделения, лесник, врач и т.д.

Так, районным судом было рассмотрено дело в отношении П. Органами следствия П. обвинялась по ст. 290 ч.1, 292 УК РФ за то, что она, работая паспортисткой в муниципальном унитарном предприятии ПЖРЭУ, используя служебное положение, незаконно подделывала и за вознаграждение в виде 100 рублей, 2-х хрустальных ваз общей стоимостью 140 рублей и 300 рублей сбыла фиктивные копии лицевого счета квартиры без указания прописанного и проживающего там несовершеннолетнего Т., 1998 года рождения. Подделанные П. копии лицевых счетов поступили для дальнейшей сделки с квартирой, в результате которой были ущемлены права несовершеннолетнего. Суд не согласился с квалификацией действий подсудимой, не признав ее субъектом данного преступления, в связи с чем оправдал ее по ст.290 ч.1 УК РФ, признав ее виновной по ст.327 ч.1 УК РФ, назначив ей наказание с применением ст.73 УК РФ.

Думается, что при указанных обстоятельствах суды Омской области при назначении наказания обоснованно применяют ст. 64 УК РФ, назначая наказание ниже низшего предела, а также с учетом степени общественной опасности, личности виновного, характера совершенного преступления, совокупности смягчающих обстоятельств, при назначении наказания применяют ст.73 УК РФ.

Результаты обобщения свидетельствуют о том, что при рассмотрении дел указанной категории в 2002 году кассационной инстанцией не было случаев отмены приговоров по протестам прокуратуры ввиду тяжести назначенных наказаний, а также не было случаев снижения наказаний.

По изученным 20 делам осуждено 17 человек, одно дело прекращено вследствие изменения обстановки, 3 человека по обобщенным статьям были оправданы.

Средний возраст осужденных от 25 до 45 лет, большая часть осужденных имеет средне-специальное образование.

За 2002 год в суды Омской области не поступало дел о привлечении к уголовной ответственности лиц, занимающих высокое должностное положение.

Рассмотрим другой пример из практики Верховного Суда РФ.

Органами предварительного следствия О. — сотрудник региональной службы налоговой полиции по Тюменской области обвинялся в том, что он, являясь должностным лицом, из корыстных побуждений, действуя вопреки интересам службы и используя свое служебное положение, добился производства бесплатного ремонта своего поврежденного автомобиля. Он обратился к своему знакомому Васильеву, работавшему на станции технического обслуживания клуба детского творчества, с просьбой качественно покрасить его автомобиль марки «Тойота 4 Руннер» и пояснил, что цена за работу для него не имеет значения, так как платить будет лицо, виновное в аварии.

После осмотра машины Васильев сообщил О., что с учетом действующих прейскурантных цен он готов вместе с напарником Кучеревенко покрасить машину за 300 долларов США или за 1800 руб., не считая расходов на материалы. О. согласился и передал Васильеву 600 руб. для приобретения материалов. Через три дня после выполнения работ Васильев предложил О. оплатить стоимость работ. Тот попросил составить наряд-заказ, в котором указать гораздо большую сумму, чем требовалось за ремонт, объясняя, что этот документ он представит в суд, где находится его исковое заявление к лицу, виновному в аварии. Получив отказ, О. передал Васильеву 900 руб. и, намеренно вводя его в заблуждение, обещал остальные деньги передать позже. Преследуя цель обогащения, О. на следующий день деньги не принес и 11 марта 1998 г. заявил директору клуба детского творчества Хворову, что Васильев и Кучеревенко работу выполнили некачественно, взяли с него большую сумму денег и за это должны быть уволены с работы.

Хворов, передав Васильеву суть разговора, посоветовал ему уладить конфликт с работником налоговой полиции. С этой целью Васильев дважды приезжал к О. домой и на работу. О. предложил ему явиться вместе с Кучеревенко.

Когда Васильев и Кучеревенко приехали к нему в обусловленное время, О., реализуя свой умысел на обогащение, используя как предлог некачественный ремонт автомобиля, поставил перед ними условие: чтобы сохранить работу в клубе, Васильев обязан передать ему 1 тыс. долларов США, а Кучеревенко 2 тыс. долларов США.

Центральным районным судом г. Тюмени 7 сентября 1998 г. О. оправдан по ч. 1 ст. 285 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Президиум Тюменского областного суда оставил без удовлетворения протест прокурора Тюменской области, в котором ставился вопрос об отмене приговора.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела для дополнительного расследования, поскольку в действиях О. имеется состав преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 163 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 19 июля 1999 г. приговор оставила без изменения, а протест прокурора — без удовлетворения, указав следующее.

Статья 285 УК РФ предусматривает ответственность за злоупотребление именно должностными полномочиями, а не за злоупотребление служебным положением, которое занимает должностное лицо в соответствующем государственном органе, органе местного самоуправления, государственных или муниципальных учреждениях.

Поэтому при решении вопроса о наличии либо отсутствии в действиях должностного лица состава данного преступления необходимо устанавливать круг и характер его служебных прав и обязанностей, закрепленных в законодательных и иных нормативных правовых актах, в уставах, положениях и т. д.

Следовательно, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительном заключении должны содержаться ссылки на эти правовые акты, в силу которых должностное лицо наделено теми или иными полномочиями, а также конкретные обязанности и права, злоупотребление которыми вопреки интересам службы ставится ему в вину.

Это требование закона по данному делу не выполнено. Ни в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, ни в обвинительном заключении органы следствия не указали, злоупотребление какими правами и обязанностями допустил О.

Не указывается об этом и в протесте.

Поэтому суд правильно оправдал О., сославшись при этом на диспозицию ст. 285 УК РФ.

Исходя из анализа обстоятельств дела, суд обоснованно признал, что согласно наряд-заказу О. вступил в гражданско-правовые отношения со станцией технического обслуживания клуба детского творчества, которые должны регулироваться нормами Гражданского кодекса Российской Федерации и Гражданского процессуального кодекса РФ.

Доводы прокурора о том, что в действиях О. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 163 УК РФ, а поэтому дело необходимо направить для дополнительного расследования, нельзя признать обоснованными, поскольку требования О. касались качества выполненных работ, т. е. относились к тем же гражданско-правовым отношениям.

Следовательно, не установив злоупотреблений О. должностными полномочиями, а имея лишь факт конфликта по поводу качества ремонта автомобиля, принадлежащего О. как работнику налоговой полиции, суд правильно оправдал его за отсутствием состава преступления.

Оснований для отмены судебных решений не имеется.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Принятие нового Уголовного кодекса сразу же породило значительные сложности для правоприменительной практики. Едва ли не наибольшее их число связано с квалификацией экономических и служебных преступлений.

Говоря о положениях, общих для всех или нескольких преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, следует указать, что, как нам представляется, преступления, составы которых собраны в гл.23 УК РФ, лишь с определенной оговоркой могут быть отнесены к группе преступных деяний, названных законодателем экономическими. Впрочем, такая характеристика справедлива и для ряда преступлений, составы которых содержатся в иных главах данного раздела, например для некоторых посягательств на собственность. В связи с этим встает вопрос о родовом объекте, которые охраняют данные статьи гл.23.

Объект, на который посягают правонарушения, может быть признан не только сходным для всех этих деяний, но и самостоятельным, отличным от объектов иных преступных посягательств. Этим объектом, по нашему мнению, является сфера отношений, связанных с реализацией работниками всех юридических лиц, за исключениями, установленными примечанием к ст. 201 УК РФ, имеющихся у них особых возможностей, прямо вытекающих из их служебного положения.

Рассматривая термины, посредством которых законодатель описывает анализируемые составы преступлений, следует иметь в виду, что все статьи гл.23 носят выраженный бланкетный характер, и содержание многих признаков каждого из составов преступлений может быть установлено лишь путем обращения к положениям неуголовного законодательства, в позитивном, так сказать, смысле регулирующим отношения, которые охраняют комментируемые уголовно-правовые нормы.

Сказанное означает, что недопустима произвольная трактовка правоприменителем специальных терминов и стоящих за ними понятий гражданского, административного и пр. отраслей права, используемых в то же время и в уголовном законе.

Так, следователь, прокурор или судья не могут, руководствуясь исключительно собственными представлениями о содержании соответствующего признака, ставить знак равенства между, скажем, государственным учреждением и государственным предприятием, а принадлежность юридического лица к числу государственных определять по доле государственного имущества в имуществе организации. Для уяснения содержания этих понятий они должны обратиться к их законодательному определению, содержащемуся — в рассматриваемом случае — в Гражданском кодексе.

Говоря о квалификации по статьям гл.23, нужно указать на то, что хотя, казалось бы, в некоторой степени потерял свою актуальность вопрос о том, следует ли относить к государственным предприятиям организации, созданные несколькими собственниками, в том числе и государством, на самом же деле эта проблема сохранила свою остроту в связи с установлением особого порядка возбуждения уголовного преследования за рассматриваемые преступления.

Вместе с тем, ныне закон не требует от правоприменителя указания при предъявлении обвинения по статьям главы 23 на форму собственности коммерческой или некоммерческой организации. Ответственность за совершение служебных преступлений в коммерческих и иных организациях наступает в том случае, если лицо, обладающее определенными уголовным законом полномочиями, работает как в государственной или муниципальной, так и в частной организации. Важно лишь установить, что эта организация не является государственным органам, органом местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждением.

Порой при решении вопроса об отнесении ассоциаций и союзов к числу организаций, служащие которых при определенных условиях должны нести ответственность за служебные преступления, принимается во внимание лишь ч.4 ст.50 ГК, где эти юридические лица как бы отделены от собственно организаций. На этом основании делается вывод о том, что работники ассоциаций и союзов не могут быть субъектами служебных преступлений в коммерческих и иных организациях.

Такой вывод ошибочен, поскольку ст. 121 ГК РФ прямо говорит о том, что коммерческие, а также общественные и иные некоммерческие организации могут создавать или объединяться в ассоциации или союзы. Последние же, как указывается в той же статье, являются некоммерческими организациями.

Такой вывод был бы правилен, если бы уголовное законодательство не содержало определения того, что понимается здесь под управленческими функциями. При отсутствии в Уголовном кодексе легальной дефиниции субъекта служебного преступления в коммерческих и иных организациях правоприменитель вынужден был бы обращаться непосредственно к неуголовному законодательству, регулирующему порядок управления в организациях. А это могло бы привести к заключению о том, что функции управления юридическим лицом, как правило, сосредоточены у его руководителя.

Однако посредством специального указания на признаки субъекта служебного преступления в коммерческих и иных организациях законодатель определил, что в данном случае понимает под управленческими функциями несколько иное, нежели установлено им для сферы гражданско-правового регулирования.

Об этом свидетельствует и формула «выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации в статьях настоящей главы признается лицо…». Таким образом, выполняющим управленческие функции лицо лишь признается, а не является, поскольку гражданско-правовая функция управления юридическим лицам, что достаточно очевидно, не совпадает полностью с полномочиями по выполнению организационно-распорядительных или административно-хозяйственных обязанностей.

Несколько необычным, а потому вызывающим сложности для практиков является решение законодателя о включении в уголовный закон положений, определяющих порядок возбуждения уголовного преследования за преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

В примечании к ст.201 УК РФ установлено, что если служебное преступление причинило вред интересам исключительно коммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, уголовное преследование возможно только с согласия пострадавшей организации либо по ее заявлению.

Как представляется, уголовное преследование включает в себя не только возбуждение уголовного дела, но и предъявление обвинения и привлечение к уголовной ответственности, т.е. осуждение и т.д. Получается, в том случае, когда пострадавшая сторона будет настаивать на возбуждении уголовного дела, а затем воспротивится осуждению лица, в отношении которого дело по обвинению по статье гл.23 направлено в суд, следственные органы будут обязаны возбудить — при наличии всех иных оснований — уголовное дело, а суд — прекратить его.

Упомянув указание законодателя на вред, причиняемый служебным преступлением, следует в связи с этим сказать, что предложенное в кодексе решение породило споры об оценке такого вреда как конститутивного элемента деяний, предусмотренных статьями гл.23. В частности, в литературе указывается, что коммерческий подкуп следует считать оконченным преступлением с момента получения вознаграждения, даже если в результате этого никакой вред не причинен. Эта точка зрения вызывает возражения.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/kursovaya/zloupotreblenie-doljnostnyimi-polnomochiyami/

1. Конституция Российской Федерации 1991 г. (ред. 30.12.2008).

2. Уголовный Кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 (ред. 14.12.2009).

3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ (принят ГД ФС РФ 20.12.2001) (ред. от 30.12.2008).

4. Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001) (ред. от 30.12.2008).

5. Уголовно-исполнительный Кодекс Российской Федерации от 08.01.1997 N 1-ФЗ (принят ГД ФС РФ 18.12.1996) (ред. от 14.02.2009).

6. Приложения к Уголовно — процессуальному кодексу Российской Федерации» от 18.12.2001 N 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001) (ред. от 29.05.2002).

7. Федеральный закон от 15.07.1995 N 103-ФЗ (ред. от 30.10.2007) «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (принят ГД ФС РФ 21.06.1995).

8. Федеральный закон от 20.08.2004 N 119-ФЗ (ред. от 24.07.2007) «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (принят ГД ФС РФ 31.07.2004).