Правовые проблемы частной жизни

Отчет по практике

Принятая в 1993 г. Конституция Российской Федерации в ст. 2 провозгласила права и свободы человека высшей ценностью, признание, соблюдение и защита которых является обязанностью государства.

Среди признаваемых и гарантируемых прав и свобод человека и гражданина особое место занимает неприкосновенность частной жизни. Повышенную актуальность проблема защиты граждан от посягательств на тайну частной жизни приобрела в связи с ратификацией Россией ряда международных правовых актов. Президент России В.В. Путин назвал неприкосновенность частной жизни «краеугольным камнем в здании демократии».

Правоведы в понятие «частная жизнь» включают ту область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства. Тайну частной жизни составляют сведения об определенном человеке, не связанные с его профессиональной или общественной деятельностью (о его характере, здоровье, материальном состоянии, семейном положении, образе жизни и т.д.).

Законодательно определено, что сведения о гражданах (персональные данные), т.е. данные о фактах, событиях и обстоятельствах жизни гражданина, позволяющие идентифицировать его личность, отнесены к конфиденциальной информации. Разработаны специальные нормы для защиты тайны частной жизни в тех случаях, когда гражданину для осуществления своих прав необходимо содействие третьих лиц — профессионалов. Они определяют понятия медицинской, нотариальной, адвокатской и банковской тайны, тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, тайны усыновления и многие иные профессиональные тайны, разглашение которых может причинить вред гражданину.

Однако само по себе провозглашение приоритета прав человека мало что значит без их надежной защиты правовыми и иными средствами. Сегодня на самом высшем уровне признается, что закрепленные в Конституции Российской Федерации права граждан на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, тайну переписки практически не имеют достаточного правового, организационного и технического обеспечения. Неудовлетворительно организована защита собираемых органами государственной власти и местного самоуправления данных о физических лицах (персональных данных).

Переход к рыночным отношениям в экономике России привел к тому, что информация, в том числе и о частной жизни, приобретает все большее значение и становится предметом этих отношений, своего рода товаром. В ст. 128 Гражданского кодекса РФ информация названа одним из объектов гражданских прав. Вместе с тем информация все чаще становится предметом преступного посягательства. Такие способы, как нарушение тайны телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений активно используются преступниками при сборе сведений о частной жизни, их последующего распространения или использования в корыстных целях.

9 стр., 4341 слов

Права человека права образующие основу правового статуса личности

... "старыми". Первое поколение прав человека Гражданские и политические права направлены на ограничение произвола государственной власти, они обязывают государство не вмешиваться в сферу личной свободы человека (его автономной жизни), создают условия ...

Особое значение запрет собирать, хранить, использовать и распространять информацию о частной жизни лица приобретает в связи с созданием информационных систем на основе использования средств вычислительной техники и связи, позволяющих накапливать и определенным образом обрабатывать значительные массивы информации (базы данных).

Уголовная ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни установлена в ст. 137 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ).

Отдельные стороны охраны тайны частной жизни предусмотрены в ст.ст. 138 и 139 УК РФ. В отличие от УК РСФСР, в ст. 138 УК РФ внесены важные дополнения, предусматривающие ответственность за совершение преступных действий с использованием служебного положения, а также за незаконное изготовление, приобретение, сбыт и использование специальных технических средств (далее — СТС), предназначенных для негласного получения информации.

Это объясняется ростом активности преступников в вопросах получения информации с использованием СТС, привлечением к этой деятельности лиц, служебное положение которых позволяет получать такую информацию, совершенствованием этой техники, значительным, бесконтрольным ввозом ее на территорию России.

Практика же выявления и расследования преступлений, нарушающих неприкосновенность частной жизни, немногочисленна. Начиная со вступления в силу УК РФ, по фактам нарушения неприкосновенности частной жизни возбуждается около ста уголовных дел в год по России. Безусловно, эти цифры не отражают масштабов происходящих нарушений и говорят только о проблемах, связанных с выявлением и расследованием уголовных дел исследуемой категории.

Одно из непременных условий успешного выявления и расследования преступлений против неприкосновенности частной жизни — наличие соответствующей научной базы.

Исследованию различных правовых аспектов неприкосновенности частной жизни в последнее время посвящено несколько монографий (С.Г. Блинов, Р.Б. Головкин, В.П. Иванский, И.Л. Петрухин, Г.Б. Романовский, И.В. Смолькова и др.) и диссертаций (Н.Г. Беляева, Е.Е. Калашникова, Н.Г. Лопухина, В.А. Мазуров, и др.).

Имеется ряд статей по общим вопросам правового регулирования и защиты неприкосновенности частной жизни (Г.Н. Борзенков, Ю.А. Заморошкин, Л.И. Котиева, В.М. Лопатин, Н.И. Пикуров, М.Е. Петросян и др.).

Однако, несмотря на особую практическую значимость, проблемы выявления и расследования преступлений, посягающих на неприкосновенность частной жизни, не нашли своего отражения в научных исследованиях. Они требуют, безусловно, глубокого изучения.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что назрела необходимость в углубленном анализе следственной, судебной и экспертной практики, связанной с исследуемой проблематикой, и даче научно обоснованных рекомендаций по выявлению и расследованию преступлений против неприкосновенности частной жизни.

2 стр., 856 слов

Диплом Право частной собственности, Право и юриспруденция

... содержания субъективного права частной собственности для всех субъектов права собственности, тенденции развития права частной собственности в современной России. Заключение В заключение работы сделаем основные выводы по теме. Право частной собственность как экономическая категория сопутствует человеческому обществу на протяжении ...

Объектом исследования являются: научно-теоретические и научно-практические проблемы обеспечения конституционного права на неприкосновенность частной жизни и права на личную и семейную тайну как его самостоятельного аспекта.

Предметом исследования являются: нормы отраслей права, касающиеся обеспечения права неприкосновенности частной жизни.

неприкосновенность частной жизни и практику их применения.

Теоретическую базу исследования составляют научные труды в области уголовно-процессуального права, а так же философии, психологии, общей теории права, конституционного, уголовного права, криминалистики.

1. Общие правовые понятия «тайны частной жизни»

1.1. Право на неприкосновенность частной жизни

Право на неприкосновенность частной жизни включает комплекс прав в следующих формулировках:

Всеобщая декларация прав человека:

  • ¾ право на неприкосновенность жилища;
  • ¾ право не подвергаться произвольному вмешательству в личную и семейную жизнь;
  • ¾ право на тайну корреспонденции;
  • ¾ право на защиту чести и достоинства;

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод:

¾ право на уважение личной и семейной жизни

Конституция РФ:

  • ¾ право на неприкосновенность частной жизни;
  • ¾ право на личную и семейную тайну;
  • ¾ право на защиту своей чести и доброго имени;
  • ¾ право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;
  • ¾ ограничение на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица.

«Неприкосновенность» – сохранение в целости, защищенность от всяких посягательств со стороны кого-либо. Неприкосновенность частной жизни устанавливает запрет любых форм произвольного вмешательства в частную жизнь со стороны государства и гарантирует защиту государства от такого вмешательства со стороны третьих лиц. Различают четыре основных типа неприкосновенности частной жизни (см. схема 1 приложение 1):

  • ¾ физическая или телесная неприкосновенность – фактически совпадает с правом на личную неприкосновенность, но ограничивается сферой действия – сферой частной жизни, предполагает запрет на произвольное медицинское вмешательство и тестирования различного рода;
  • ¾ территориальная неприкосновенность защищает от любых посягательств жилище;
  • ¾ коммуникационная неприкосновенность защищает от посягательств на все средства коммуникации (почта, телефон, телеграф, электронная почта, Интернет), подразумевает право на установление коммуникаций без вмешательства и цензуры, включает право на собственно физическую неприкосновенность сообщений;

— ¾ информационная неприкосновенность ограничивает доступ к личной информации и персональным данным, защищает информационный суверенитет личности, как возможность человека самостоятельно решать, какую личную информацию и в каких пределах он готов открыть.

«Тайна» – нечто, скрываемое от других, известное не всем. Весь объем информации о частной жизни – сведения об определенном человеке, не связанные с его профессиональной или общественной деятельностью, включая персональные данные, относятся к конфиденциальной информации. Тайна частной жизни – это не любая информация о частной жизни, а лишь те сведения, разглашение (передача, утечка) которых может нанести ущерб гражданину. К тайне частной жизни относятся разные виды тайн:

5 стр., 2305 слов

Принципы неприкосновенности в уголовно-процессуальном праве

... в совершении преступлений» . 2 . Неприкосновенность жилища уголовный неприкосновенность личность жилище Конституции РФ Конституция РФ, устанавливая общий принцип неприкосновенности жилища как одно из проявлений права на неприкосновенность частной жизни, одновременно указывает на условия возможных ...

  • ¾ личная и семейная тайна – сведения об определенных сторонах и обстоятельствах личной и семейной жизни, которые скрываются от посторонних. Тайна личной жизни охватывает взаимоотношения, связи, привычки и наклонности, взгляды, встречи, обстоятельства интимной жизни, склонности, пристрастия, скрытые физические недостатки, порочное социальное прошлое, например, снятая или погашенная судимость, здоровье и т. п.;
  • ¾ тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений;
  • ¾ профессиональные тайны – информация о частной жизни граждан, которая становится известной представителям различных профессий в связи с осуществлением их профессиональной деятельности.

Право на защиту чести, достоинства и доброго имени в России защищает от распространения сведений, которые не соответствуют действительности и являются порочащими. В западной традиции это право включает запрет диффамации, когда гражданин защищается от распространения порочащих сведений вне зависимости от того, ложны они или правдивы. Диффамация распространяется только на рядовых граждан и не распространяется на публичных лиц.

Европейский суд по правам человека вместо термина «неприкосновенность» использует термин «уважение» – «право на уважение личной и семейной жизни», «право на уважение частной жизни», «право на уважение семейной жизни», «право на уважение жилища», «уважение корреспонденции», что еще более расширяет возможности толкования этого права. Неприкосновенность предлагает воздерживаться от посягательств, уважение – предполагает наличие особого внимания к этому праву: «уважать» по Далю значит чтить, ценить и признавать достоинства.

Принцип уважения личной и семейной жизни – признанное мировым сообществом основополагающее правоустанавливающее положение, основанное на почтительном отношении, а равно на принятии адекватных или необходимых позитивных мер для сохранения и гарантирования неприкосновенности жизнедеятельности физического лица или группы лиц, объединенных семейными взаимоотношениями, целью которого является сохранение моральной и физической целостности личности, признания и обеспечения ее достоинства и обеспечения почтительного отношения.

Уважение частной жизни состоит из:

  • ¾ неприкосновенности частной жизни (невмешательства в указанную сферу кем-либо);
  • ¾ позитивных или адекватных мер (активных действий), предпринимаемых государством в лице его органов, учреждений для гарантирования почтительного отношения к жизнедеятельности личности и признания ее достоинства.

Для обозначения понятия «неприкосновенность частной жизни» в России чаще используют термин «приватность».

Приватное – то, что противопоставляется публичному. Про приватность часто говорят в категориях пространства – приватное пространство – то, где человек предоставлен сам себе, полностью свободен, это ценность, которая может рассматриваться вне контекста прав человека. Приватное пространство жизненно необходимо для развития личности, воспитания индивидуальности, саморазвития, привычки к свободе.

Как пишут антропологи и психологи, чувство приватности, чувство неприкосновенности определенной, «своей» сферы жизни – это биопсихическое свойство, присущее человеческой особи. Оно создает для человека некую зону безопасности, которая позволяет ему адаптироваться к окружающей человеческой среде и защититься от того напора, который несет с собой очень мобильная, очень интенсивная современная жизнь.

14 стр., 6683 слов

Неприкосновенность частной жизни

... понятия «частная жизнь»; дать характеристику состава неприкосновенности частной жизни: выявить объект, предмет и объективную сторону преступления; изучить субъект и субъективную сторону преступления. Структура исследования: ... оправдания по требованию соответствующего лица записи либо возвращаются ему, либо уничтожаются. Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни [Текст]. М.: 2010. ...

Сохранение определенной дистанции – то, к чему человек стремится по природе. Если дистанция между людьми чрезмерно сокращается – навязанная скученность может вылиться в стремление расширить свою приватную область посредством выработки новых самодеятельных способов ограждении сферы личностного и интимного. В той пропорции, в которой приватная жизнь становится публичной, эта последняя сфера приобретает формы частной закрытости, что хорошо иллюстрирует институт соседства. Теснота соседских отношений имитирует закрытость определенного количества семей от более широкого социального круга.

Слово «приватный» имеет латинское происхождение. В толковом словаре Даля «приватный» – частный, особенный, личный, домашний; противоположные значения – общий, общественный; гласный, народный; казенный, служебный.

В переводе с английского приватный – private имеет значения:

1) а) частный; личный, персональный, приватный; Syn: personal, individual;

  • б) личный, собственный;
  • в) индивидуальный, не зависимый от других;

2) а) неофициальный; не находящийся на государственной службе; не относящийся к государственной службе; Syn: personal;

  • б) штатский;

3) уединенный; Syn: secluded, solitary;

4) а) конфиденциальный, секретный, тайный; Syn: secret, covert;

  • б) закрытый, не являющийся доступным для всех.

Объективная сторона преступления

Объективная сторона преступления носит сложный характер и представляет собой совершение одного из действий по собиранию или распространению сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну.

Оба этих действия должны носить незаконный характер, т.е. как собирание, так и распространение таких сведений в установленном федеральным законодательством порядке не образуют признаков состава преступления. Так, собирание сведений о частной жизни гражданина на основаниях и в порядке, предусмотренных ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», не образует состава преступления, так же как и истребование таких сведений в уголовно- и гражданско-процессуальном порядке.

Незаконный характер действий субъекта — это не только действия, совершенные в противоречии с действующим законодательством, но и действия, совершаемые не в соответствии с ним. Право на личную или семейную тайну может быть нарушено только на основании федерального законодательства.

Объективная сторона состава характеризуется только одной активной формой. Она может быть осуществлена действием. Так, незаконное собирание сведений о частной жизни лица уже является преступлением. К примеру, иногда субъект, находящийся во враждебных личных отношениях с лицом, приходя к нему домой с целью выяснения личных отношений, имеет при себе скрытно диктофон и начинает запись переговоров. Эти действия носят далеко не безобидный характер и в некоторых случаях могут образовать состав рассматриваемого преступления. Однако установление записывающей аппаратуры у себя на дому, в том числе на телефоне, не образует состава преступления, поскольку должно предполагаться, что если лицо сообщает сведения о частной жизни по средствам связи или в ином месте за пределами своего жилища, то оно не считает эти сведения тайной о частной жизни. Вместе с тем признаки преступления могут иметь место в случаях, когда субъект, даже находясь в собственном жилище, ведет целенаправленные опросы о частной или семейной жизни потерпевшего.

9 стр., 4100 слов

Нарушение неприкосновенности частной жизни

... данного преступления могут выступать общественные отношения, связанные с обеспечением тех прав и законных интересов, которым причиняется вред.(7.с.68) Нарушение неприкосновенности частной жизни с объективной стороны выражается в собирании без согласия лица сведений, ...

Такой признак объективной стороны преступления, как незаконное собирание сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, следует толковать несколько расширительно. Это не только собирание сведений не уполномоченным на то лицом или с использованием методов и средств, прямо запрещенных законом. Под незаконным собиранием следует понимать любые действия, направленные на сбор конфиденциальной информации, в том числе и простые опросы соседей, родственников и знакомых потерпевшего. Главным критерием тайны частной жизни является согласие на то потерпевшего. Только ему дано право оценивать, что бы он хотел сохранить в тайне.

Вместе с тем уместно отметить, что привлечение к уголовной ответственности по признаку незаконного собирания такой информации должно иметь место в относительно исключительных случаях, ибо не всегда субъективный критерий личной или семейной тайны может соответствовать объективному критерию. Недопустимо использование этой уголовно-правовой нормы для сведения личных счетов. Объективно нельзя расценивать противоправным собирание сведений о должностном или общественном положении лица и членов его семьи, иных сведений, которые не являются тайной для государственных и негосударственных органов, организаций. Личная тайна — это нечто сокровенное, что лицо желает сохранить в тайне.

Вопросы, связанные с отнесением информации к категории личной или семейной тайны, а равно вопросы о незаконном характере собирания таких сведений носят оценочный характер, которые должны разрешаться в судебном порядке. Так, собирание сведений всегда носит целенаправленный характер и не может сводиться к вопросам, заданным, например, из любопытства. При этом надо учитывать и духовное состояние общества, сложившееся в нашей стране. Те вопросы, которые в иных странах уже сами по себе не считаются корректными, у нас вполне допустимы.

Вместе с тем к личной или семейной тайне относятся не только порочащие лицо или членов его семьи сведения, но и иные сведения, которые он хотел бы сохранить в тайне. Это могут быть сведения о наличии болезней, об интимных связях и интимной жизни, о взаимоотношениях с отдельными членами семьи и характере взаимоотношений в семье в целом, об источниках средств к существованию, о привычках и т.д. Достоверная диффамация при определенных условиях также наказуема. Согласно ст. 17 Международного пакта «О гражданских и политических правах» никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его личную и семейную жизнь. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого посягательства.

Необходимо отметить, что каждый, осуществляя свои права на частную жизнь, не должен нарушать, не только права, но и законные интересы иных лиц, тем более членов семьи. Под членами семьи следует понимать всех совместно проживающих лиц. Представляется, что они вправе интересоваться и собирать сведения о совместно проживающем с ними лице, ибо обладают правом знать, с кем живут и чем конкретное лицо занимается при проведении досуга и т.д. Так, сбор информации одним из супругов о супружеской верности другого супруга не образует состава преступления. В ряде случаях не могут нести уголовной ответственности за сбор сведений о частной жизни и близкие родственники предполагаемого потерпевшего. Если, к примеру, кто-то собирает сведения о приобретении членом семьи или близким родственником наркотических, психотропных средств, алкогольных напитков, занятии проституцией и т.п., то состав преступления будет отсутствовать. Равным образом не будет признаков состава преступления и у лица, сообщившего членам семьи или близким родственникам такие сведения. В таких ситуациях лица, собирающие подобные сведения, также вправе защищать свои законные интересы и заблаговременно принимать меры для предотвращения возможного вреда этим интересам.

Такой признак объективной стороны, как распространение сведений в публичном выступлении, публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации, может поставить в затруднительное положение правоприменителя. Тут играет свою роль и не совсем четкая формулировка объективной стороны в диспозиции уголовного закона. Сначала в законе говорится о собирании и далее через разделительный союз «или» о распространении сведений о частной жизни лица без его согласия, затем следует формулировка о распространении этих сведений в публичном выступлении, в публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации. В последнем случае ничего не говорится о согласии лица, сведения о котором распространены. По этой причине может создаться впечатление, что состав преступления может иметь место в последнем случае и без согласия лица, сведения, о частной жизни которого распространены. Такое толкование уголовного закона нельзя признать верным. В этом случае, если имеется согласие лица на распространение сведений указанным путем, то и признаки состава преступления будут отсутствовать.

Под распространением сведений следует понимать их сообщение кому-либо из третьих лиц без согласия того, о ком эти сведения сообщаются. Как нам представляется, квалифицирующий признак распространения сведений подлежит ограничительному толкованию. Недопустимо привлечение к уголовной ответственности и тем более осуждение за обыкновенные сплетни, за высказанное мнение, если оно даже и совпадает с некоторыми моментами частной жизни и т.п. Однако, если то, что мы обычно привыкли называть сплетнями, действительно содержит личную или семейную тайну, действия по их распространению могут в конкретных случаях повлечь и уголовную ответственность. Нельзя бесконечно ссылаться на сложившийся уклад жизни, который необходимо приводить в правовые рамки.

При прочих равных условиях наибольшую опасность представляет распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, в публичном выступлении, публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации. В публичном выступлении субъект делает достоянием гласности сведения о тех сторонах личной или семейной жизни, которые потерпевший желал бы сохранить в тайне. В том то и состоит повышенная общественная опасность деяния, что эти сведения становятся известными широкому кругу лиц.

Распространение сведений о личной или семейной тайне может иметь место и путем публично демонстрируемого произведения. Под последним необходимо понимать выражение в художественной форме мыслей, идей автора. В зависимости от разновидности видов искусств произведение объективно может выражаться в музыкальной, песенной, изобразительной и иных формах. Однако состав преступления будет иметь место только тогда, когда произведение публично продемонстрировано. Под публичной демонстрацией произведения следует понимать его показ, трансляцию, любое иное воспроизведение неопределенному кругу лиц. Так, безусловно уголовно наказуемыми должны быть публикации фото- и иных изображений частных лиц без их на то согласия.

Объективная сторона преступления может осуществляться и путем распространения этих сведений в средствах массовой информации. Так, комментируя по телевидению одно из происшествий, ведущий телепрограммы заявляет, что у потерпевшего при оказании ему медицинской помощи обнаружен препарат, блокирующий алкогольную зависимость. Такие высказывания без согласия на то потерпевшего абсолютно недопустимы и могут повлечь уголовную ответственность. Вместе с тем не образует состава преступления распространение сведений, уже ставших достоянием широкой гласности. К примеру, нельзя считать распространением личной тайны сведений о пьяном дебоше, неоднократном пьянстве и т.п., когда эти случаи подвергались официальной регистрации, в том числе и на конкретном предприятии.

Субъективная сторона преступления

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Виновный, как собирая, так и распространяя сведения о личной или семейной тайне, должен осознавать незаконность их собирания или распространения, желать этого. Невозможно собирать или распространять такие сведения, относясь к этому безразлично. К тому же, как это уже отмечалось, рассматриваемый состав ввиду внесенных законодателем изменений стал формальным, а не материальным, как это было ранее. По этой причине субъективное отношение виновного к последствиям не имеет значения для квалификации, а может быть учтено при назначении наказания.

Мотивы и цели в связи с внесенными Федеральным законом от 08.12.2003 в УК изменениями в настоящее время для квалификации не имеют значения. Они могут иметь широкий диапазон от простого обывательского любопытства и сплетен до достижения более серьезных и общественно опасных целей, и это следует учитывать при назначении наказания, в случаях признания судом субъекта виновным в совершении этого преступления.

Вместе с тем правоприменителю надо помнить и о положениях ст. 14 УК РФ, когда действия лишь формально содержат признаки рассматриваемого преступления, но вследствие малозначительности не представляют общественной опасности.

Субъект преступления по ч. 1 ст. 137 УК РФ — вменяемое физическое лицо, достигшее возраста шестнадцати лет. Часть вторая статьи предусматривает несколько повышенную уголовную ответственность за то же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

Этот квалифицированный состав характеризуется наличием специального субъекта. Им может быть как должностное лицо, так и служащий государственного или муниципального учреждения, а равным образом иные лица, использующие свое служебное положение в коммерческих или некоммерческих организациях. Здесь важен не сам правовой статус лица, занимающего определенное положение, а его возможности по собиранию или распространению конфиденциальных сведений о частной жизни. Такими лицами могут быть работники медицинских учреждений, адвокаты, телеведущие, журналисты и т.д. Перечисленные субъекты имеют более широкие возможности в силу своего служебного положения как по сбору информации, так и по ее распространению.

Конкуренция общего и специального составов совокупности преступлений не образует. В этих случаях должна применяться специальная норма, в противном случае субъект нес бы уголовную ответственность дважды за одно и то же деяние. К примеру, это разглашение тайны усыновления (удочерения).

Здесь уголовный закон защищает специальный объект и в случаях разглашения должна применяться именно эта норма. Вместе с тем, если, к примеру, деяние совершено должностным лицом с использованием своего служебного положения и одновременно содержит признаки злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий, оно должно квалифицироваться по совокупности ч. 2 ст. 137 и соответственно по ст. ст. 285 или 286 УК РФ. В таких ситуациях субъект одновременно посягает на два различных объекта уголовно-правовой охраны. Аналогично, если разглашение данных предварительного расследования содержит и признаки распространения личной или семейной тайны, то также действия виновного подлежат квалификации по совокупности со ст. 310 УК РФ, ибо наряду с объектом посягательства против правосудия самостоятельно фигурирует и еще один объект посягательства — конституционные права и свободы человека и гражданина.

К сожалению, уголовный закон не дает четких дефиниций распространения и разглашения сведений. Как нам представляется, эти понятия по своему смысловому содержанию в основном совпадают. Разглашение — это также сообщение той или иной информации в любой форме третьему лицу, т.е. обычно содержит все признаки распространения. Но тем не менее этим признакам должен давать оценку суд.

Субъект преступления

Субъектом данного преступления является любое вменяемое физическое лицо, достигшее на момент совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

Частью 2 ст. 137 предусматривается квалифицирующий признак данного преступления — использование виновным своего служебного положения. Оно выражается в том, что лицо, располагающее сведениями о частной жизни другого лица, продает их либо распространяет за определенную плату или из иной личной заинтересованности. Использование виновным своего служебного положения облегчает ему совершение преступления и создает возможность причинить более тяжкий вред правам и законным интересам потерпевшего. При этом необязательно, чтобы виновный был государственным служащим (или сотрудником государственного учреждения, объединения, предприятия или органа местного самоуправления).

Им может быть и лицо, обладающее служебными полномочиями в общественной или иной негосударственной организации.

1.2. Гарантии реализации защиты прав и свобод

Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г. в ст. 12 провозглашает: «Никто не может подвергнуться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств».

Приведенное положение обращено ко всем народам и государствам. Оно нашло отражение и в действующей Конституции Российской Федерации. Если до Конституции Российской Федерации 1993 года было привычным звучание «личная», а не «частная» жизнь, то согласно ст. 23 Конституции РФ каждый человек имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. В этой части ст. 23 Конституции РФ не соответствует ст. 12 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., употребляющей термин «личная жизнь».

Развивая положение, нашедшее закрепление в ст. 23 Конституции РФ, ст. 24 Конституции РФ указывает на то, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается. Однако известно, что без защитных механизмов эти положения Конституции РФ так и останутся декларативными. Поэтому важно разработать механизм реализации конституционных положений — с одной стороны, и механизм защиты — с другой.

Защита конституционных прав осуществляется с помощью гражданско-правовых и уголовно-правовых средств в административном и уголовном процессах. Это значит, что существует несколько «степеней» защиты прав, провозглашенных в действующей Конституции РФ. Если обратимся к УК РФ, то защиту частной (личной) жизни осуществляют несколько статей, расположенных не только в главе 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина». Видимо, названия этой и других глав, предусматривающих защиту конституционных прав, требуют уточнения.

В УК РФ имеется ст. 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни» состоит из двух частей, санкции которых полиальтернативны.

Обратимся к тексту ч.1 ст.137 УК РФ: «Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан, — наказываются штрафом в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до пяти месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев».

В ч.2 ст.137 УК РФ предусматривается более строгое наказание за «Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения, — наказываются штрафом в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до восьми месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев».

Законодатель в ст.137 УК РФ к частной жизни относит «личную или семейную тайну», которая рассматривается в качестве предмета данного состава преступления. Соответственно коммерческая или банковская тайна охраняется ст.183 УК РФ, а государственная тайна — ст.275, 276 УК РФ.

К уголовной ответственности лицо может быть привлечено по ст.137 УК РФ, если оно без согласия потерпевшего незаконно собирало или распространяло сведения о частной жизни потерпевшего. При этом законодатель требует установить корыстную или иную личную заинтересованность субъекта и реальный вред правам и законным интересам граждан.

Очевидно, что законодатель круг потерпевших, указанных в ст. 137 УК РФ, искусственно ограничивает лишь гражданами РФ. Учитывая общепризнанные принципы и нормы международного права, положения общей части УК РФ, ст. 137 УК РФ должна защищать частную жизнь не только граждан РФ, но и лиц без гражданства и иностранных граждан. Поэтому представляется желательным внесение изменений в ст. 137 УК РФ, уточняющих круг потерпевших.

В ч. 1, ст. 137 УК РФ законодатель предусмотрел одинаковое наказание за отличающиеся по степени общественной опасности деяния: незаконное собирание и незаконное распространение сведений, составляющих личную или семейную тайну. Процесс собирания таких сведений, безусловно, связан и с их хранением, что в законе не рассматривается в качестве уголовно-наказуемого деяния. В то же время в ст. 276 (шпионаж) УК РФ наряду с собиранием сведений указывается и на их хранение. Если хранение сведений, составляющих личную или семейную тайну, совершается из корыстной или иной личной заинтересованности, оно так же, как и собирание таких сведений, должно наказываться по ст. 137 ч. 1 УК РФ, чтобы профилактировать деятельность «любителей собирать досье», а затем использовать их для шантажа и т.п.

Положения ст. 183 УК РФ. В ч. 1 ст. 183 УК РФ законодатель предусматривает наказания за собирание сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, в виде штрафа либо лишения свободы; а в ч. 2, ст. 183 УК РФ — за незаконное разглашение этих сведений без согласия владельца, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности. При этом разглашение наказывается более строго, чем собирание, и влечет уголовную ответственность, если причинен крупный ущерб потерпевшему.

В ст.137 УК РФ уголовная ответственность и за собирание, и за распространение сведений наступит лишь при условии причинения вреда правам и законным интересам граждан. В ст. 183 ч. 2 УК РФ законодатель наряду с распространением предусмотрел более строгое наказание и за использование сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну, что отсутствует в ст. 137 УК РФ. Таким образом, частная жизнь человека не защищена от незаконного хранения и использования информации.

Таблица 1

Основные гарантии неприкосновенности частной жизни в российском законодательстве

Право на неприкосновенность частной жизни

Основные нормативные правовые акты

Общие положения

Неприкосновенность частной жизни

Конституция РФ, п.1 статьи 23

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни,

Гражданский кодекс РФ, статья 1, 150

Недопустимо произвольное вмешательство кого-либо в частные дела.

Жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности», статья 5

Органы (должностные лица), осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции.

Неприкосновенность жилища

Конституция РФ, статья 25

Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

Уголовный кодекс РФ, статья 139

Незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица подлежат уголовной ответственности.

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, статья 12

Осмотр жилища (а также обыск и выемка) производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения, за исключением случаев, предусмотренных частью пятой статьи 165 настоящего Кодекса.

Физическая (и психическая) неприкосновенность

Конституция РФ, статья 21, п.1 статьи 22

Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам. Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Уголовный кодекс РФ, статья 120

Принуждение к изъятию органов или тканей человека для трансплантации, совершенное с применением насилия либо с угрозой его применения подлежит уголовной ответственности.

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, статьи 32, 33

Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина. Гражданин или его законный представитель имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения.

«О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», статья 13

Не допускаются применение для лечения психических расстройств хирургических и других методов, вызывающих необратимые последствия, а также проведение испытаний медицинских средств и методов.

Кодекс об административных правонарушениях, статья 13.15

Изготовление и (или) распространение теле-, видео-, кинопрограмм, документальных и художественных фильмов, а также относящихся к специальным средствам массовой информации информационных компьютерных файлов и программ обработки информационных текстов, содержащих скрытые вставки, воздействующие на подсознание людей и (или) оказывающие вредное влияние на их здоровье подлежит административной ответственности.

Неприкосновенность коммуникаций

Конституция РФ, п.2 статьи 23

Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

Федеральный закон «О связи», статья 32

Ограничения тайны связи допускаются только на основании судебного решения

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, статья 12

Ограничение права гражданина на тайну переписки, телефонных и иных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений допускается только на основании судебного решения.

Информационная неприкосновенность

Конституция РФ, статьи 23, 24

Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

Уголовный кодекс РФ, статья 137, 138

Незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации; нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан; незаконные производство, сбыт или приобретение в целях сбыта специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации – подлежат уголовной ответственности.

Гражданский кодекс РФ, статья 152

Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Кодекс об административных правонарушениях, статьи 13.11, 13.12, 13.14, 20.23, 20.24

Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных); нарушение условий, предусмотренных лицензией на осуществление деятельности в области защиты информации; разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей; нарушение правил производства, хранения, продажи и приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации; незаконное использование специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, в частной детективной или охранной деятельности подлежит административной ответственности.

Защита персональных данных

Федеральный Закон «Об информации, информатизации и защите информации», статья 11

Персональные данные относятся к категории конфиденциальной информации. Не допускаются сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни, а равно информации, нарушающей личную тайну, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений физического лица без его согласия, кроме как на основании судебного решения.

Трудовой кодекс РФ, глава 14

Гарантии защиты персональных данных работника

Кодекс об административных правонарушениях, статьи 13.11, 13.14

Нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных) подлежит административной ответственности.

Тайна связи

Федеральный Закон «О связи», статьи 53, 63-67

Сведения об абонентах и оказываемых им услугах связи, ставшие известными операторам связи в силу исполнения договора об оказании услуг связи, являются конфиденциальной информацией и подлежат защите в соответствии с законодательством Российской Федерации. Сведения об абонентах-гражданах без их согласия в письменной форме не могут быть включены в данные для информационно-справочного обслуживания и не могут использоваться для оказания справочных и иных информационных услуг оператором связи или третьими лицами. Предоставление третьим лицам сведений об абонентах-гражданах может осуществляться только с согласия в письменной форме абонентов, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами.

На территории Российской Федерации гарантируется тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электросвязи и сетям почтовой связи. Ограничение права допускается только в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Личная и семейная тайна

Семейный кодекс РФ, статьи 135, 136, 139

Уголовный кодекс Российской Федерации, статья 155

Тайна усыновления ребенка охраняется законом.

Федеральный Закон «Об актах гражданского состояния», статьи 12, 47

Неразглашение сведений, ставших известными работнику органа записи актов гражданского состояния в связи с государственной регистрацией акта гражданского состояния. Обеспечение тайны усыновления органами записи актов гражданского состояния.

Профессиональные тайны

Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации, статья 8

Адвокатская тайна (любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю)

О свободе совести и о религиозных объединениях, статья 3,

Уголовно-процессуальный кодекс РФ, статья 56

Тайна исповеди

Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, статья 61

Врачебная тайна (информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении)

О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании, статья 8,9

Требования предоставления сведений о состоянии его психического здоровья либо обследования его врачом-психиатром допускаются лишь в случаях, установленных законами Российской Федерации. Сведения о наличии у гражданина психического расстройства, фактах обращения за психиатрической помощью и лечении в учреждении, оказывающем такую помощь, а также иные сведения о состоянии психического здоровья являются врачебной тайной, охраняемой законом.

Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации, статья 7

Тайна голосования (голосование на выборах и референдуме является тайным, исключающим возможность какого-либо контроля за волеизъявлением гражданина)

Об архивном деле в Российской Федерации, статья 25

Ограничение на доступ к архивным документам, содержащим сведения о личной и семейной тайне гражданина, его частной жизни на срок 75 лет.

Гражданский кодекс РФ, Статья 857

О банках и банковской деятельности, статья 26

Банковская тайна (банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте)

Налоговый кодекс РФ, статья 102

Налоговая тайна (любые полученные налоговым органом, органами внутренних дел, органом государственного внебюджетного фонда и таможенным органом сведения о налогоплательщике)

О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов, статья 11

Сведения личного характера, ставшие известными работникам учреждения социального обслуживания при оказании социальных услуг

Об основах государственной службы Российской Федерации, часть.8 ст.10

Государственные служащий не должен разглашать сведения, затрагивающие частную жизнь граждан, ставшие им известными в связи с исполнением должностных обязанностей

В российском законодательстве защита частной жизни обеспечена следующими механизмами защиты:

1) Конституционными ограничениями на сбор, хранение и распространение информации о частной жизни, гарантиями неприкосновенности личной и семейной тайны, тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, неприкосновенности частной жизни и жилища, защиты чести и достоинства;

2) Отнесением любой информации о частной жизни к категории конфиденциальной информации с ограниченным доступом, включая личную и семейную тайну и персональные данные;

3) Закреплением особого режима обращения с информацией, относящейся к личной и семейной тайнам, в том числе в отраслевом законодательстве, закрепление в законодательстве института профессиональных тайн. Возможность применения мер ответственности, вплоть до уголовной;

4) Закреплением особого режима обращения с персональными данными, в том числе в отраслевом законодательстве. Возможность применения мер административной и дисциплинарной и гражданской ответственности;

5) Закреплением права на гражданско-правовую защиту чести и достоинства и неприкосновенности частной жизни;

6) Закреплением права на самозащиту неприкосновенности частной жизни, возможность защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом;

7) Возможностью обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Право на неприкосновенность частной жизни не абсолютное, а относительное право, это право предполагает возможность его ограничения в определенных случаях. Неприкосновенность частной жизни может быть ограничена только в соответствии с законом «в интересах государственной безопасности, общественного порядка или экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, охраны здоровья или защиты нравственности или защиты прав и свобод других лиц». Ограничение должно удовлетворять требованию «предсказуемости», то есть информация о существующих ограничениях должна быть доступна, а само ограничение сформулировано достаточно точно, чтобы заинтересованное лицо могло предугадывать последствия тех или иных своих действий. Вмешательство в частную жизнь должно преследовать законную цель. Оно должно «быть необходимым в демократическом обществе», то есть должен соблюдаться баланс между правами отдельного человека и общественными интересами. «Чем шире и глубже вмешательство, тем более вескими должны быть причины для его оправдания». В соответствии с требованием Европейского суда, вводимые государством ограничения права на приватность должны содержать адекватные и эффективные гарантии против злоупотреблений, то есть содержать процедурные меры защиты. [12]

Конституция РФ устанавливает ограничения прав человека и гражданина в интересах других лиц (ч. 3 ст. 17), общества (ч. 2 ст. 29 и др.) и государства (ч. 3 ст. 55, ч. 1 ст. 56).

Согласно п. 3 ст. 55 Конституции РФ «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

2. Международные правовые аспекты

2.1. Защита частной жизни: взгляд Европейского суда

Европейская Конвенция о защите прав человека одновременно гарантирует и свободу выражения мнения (статья 10) и право на уважение частной жизни (статья 8).

Каждое из них очень важно для демократического общества. Вместе с тем данные права находятся в соприкосновении и в определенных ситуациях могут вступить в конфликт. В таких случаях необходимо определение баланса между ними.

Какого-то общего подхода к установлению этого равновесия обнаружить нельзя, так как и право на уважение частной жизни и свобода выражения мнения являются равнозначными и не находятся друг у друга в подчинении. Позиция Европейского Суда в этом вопросе представляет серьёзный интерес, поскольку он выделил критерии, помогающие установить требуемый правовой баланс. Основным критерием компромиссности между правом на неприкосновенность частной жизни и свободой выражения мнения является общественный интерес, при этом национальные суды не должны сосредоточиваться только на узких интересах конкретного дела, но обязаны принимать во внимание обширные последствия своего решения на свободу выражения мнения – в том числе и в масштабах всего общества.

По статьям 8 и 10 Европейской Конвенции Европейским Судом рассмотрено много дел и принято огромное количество решений. Вместе с тем, лишь некоторые решения Европейского Суда рассматривают конфликт между свободой выражения мнения и правом на уважение частной жизни. В Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1165 (1998 года) указано, что:

“Средства массовой информации зачастую вторгаются в личную жизнь людей, оправдывая это тем, что их читатели имеют право знать всё о публичных фигурах”.

Европейский Суд толкует понятие частной жизни очень широко, не используя какого-либо постоянного определения данного права. Нет определения частной жизни и в российском законодательстве. Верховный Суд Канады определил частную жизнь как “узкую сферу персональной автономии, в которой осуществляется свободный выбор”. Учёные юристы, политологи и социологи также не выработали удовлетворительных однозначных понятий. Некоторые из них включают в частную жизнь “сведения об определённом человеке, не связанные с его профессиональной или общественной деятельностью и дающие оценку его характеру, облику, здоровью, материальному состоянию, семейному положению, образу жизни, отдельным фактам биографии, а также его отношениям с родственниками, друзьями, знакомыми и т. п.”. Американский юрист А. Уостин определил её как “одиночество (возможность человека оставаться наедине со своими мыслями), интимность (возможность обособленного существования в социальной среде) и дистанцию (возможность приостановить коммуникации с окружающими)”.

Частная жизнь – чрезвычайно многогранное явление, что сильно осложняет рассмотрение дел об ущемлении права на неё, в том числе Европейским Судом по правам человека. Парламентская Ассамблея Совета Европы указала в Декларации о средствах массовой информации и правах человека, что неприкосновенность частной жизни – это “право вести свою жизнь по собственному усмотрению при минимальном постороннем вмешательстве в неё”.

В решении по делу “Перри против Соединенного Королевства” (Perry v. UK) Европейский Суд указал, что:

“Частная жизнь – это понятие, не предоставляющее возможности для исчерпывающего определения. Такие аспекты, как половая принадлежность, имя, сексуальная ориентация и сексуальная жизнь, являются важнейшими элементами частной сферы, которая защищается статей 8. Данная статья защищает также право на самоидентификацию и личное развитие, право устанавливать и развивать отношения с другими людьми и внешним миром, что может включать и профессиональную и деловую активность”.

К понятию частой жизни Европейский Суд относит не только интимную сферу жизни каждого человека. На это он указал в решении по делу “Нимитц против Германии” (Niemietz v. Germany):

“Не следует ограничивать её [личную жизнь. – Авт.] интимным кругом, в котором каждый может жить своей собственной личной жизнью, … и тем самым полностью исключать внешний мир из этого круга. Уважение к личной жизни должно также включать до некоторой степени право устанавливать и развивать отношения с другими людьми”.

Право на уважение частной жизни распространяется на профессиональные отношения, сексуальные отношения, сбор и хранение личных данных и порядок доступа к ним, вопросы моральной и физической неприкосновенности. Под “вмешательством в частную жизнь” Европейский Суд понимает, помимо прочего, опубликование в газетах материалов, отдельные фрагменты которых затрагивают частную жизнь.

(Peck v. United Kingdom).

Суть дела, по которому г-н Пек обратился в Европейский Суд, сводится к следующему. Пек пытался покончить жизнь самоубийством на улице, при этом он не знал, что все его действия фиксируются камерой. Увидев нож в руках будущего заявителя, оператор обратился в полицию. Местные СМИ опубликовали материал, сопровождавшийся фотографиями, на которых лицо Пека было замаскировано. Кроме того, по телевидению были показаны отснятые камерой кадры, при этом лицо Пека также было замаскировано. Однако, несмотря на принятые журналистами предосторожности, многие родственники и друзья узнали его в этой передаче и газетах. Комиссия по стандартам телерадиовещания признала маскировку лица заявителя недостаточной.

Рассматривая дело, Европейский Суд выработал следующие принципы:

  • Наблюдение за физическими лицами, находящими в публичных местах, без записи само по себе не является вмешательством в право на частную жизнь;
  • Обнародование видеозаписи, сделанной на улице, представляет собой нарушение права на частную жизнь.

Поскольку действия Пека были представлены на всеобщее обозрение, это далеко перешло пределы того, что могло попасть в поле зрения прохожего;

— По мнению Европейского Суда, общим правилом является получение согласия лица на распространение сведений о его частной жизни. В противном случае должны быть приняты меры, достаточные для обеспечения неузнаваемости данного лица и сводящие к минимуму возможности его идентификации. Распространение сведений без соблюдения данных условий является исключением и может быть осуществлено лишь в при наличии существенных и достаточных оснований.

Важно то, в каких именно действиях (сведения о которых потом были распространены в прессе) на улице участвовал человек и когда это происходило. Попытку самоубийства поздней ночью Европейский Суд противопоставляет участию в общественных акциях и совершению преступления. Поэтому в последних случаях от СМИ для распространения информации о событиях не требуется согласия участвовавших в них людей, так как она представляет большой общественный интерес, и право общественности получать информацию перевешивает право индивида на защиту частной жизни.

В одном из своих недавних дел Европейский Суд рассмотрел вопрос, связанный с неправомерной публикацией фотографий. В деле “Фон Ганноверская против Германии” речь шла о фотографиях старшей дочери принца Монако Ренье III, её детей и спутника, которые были сделаны в одном из общественных заведений (выдержки из судебного дела см. в приложении 2).

Принцесса обратилась в суд Германии, жалуясь на незаконное вмешательство в её частную жизнь. Немецкие судьи частично удовлетворили её требования. Верховный суд признал незаконным публикацию фотографий, на которых Фон Ганноверская была запечатлена со своим спутником на террасе ресторана. При этом Верховный Суд Германии указал, что даже те лица, которые, несомненно, считаются “публичными персонами” нашего времени, имеют право на уважение их частной жизни. Действие этой гарантии не ограничивается их домом, а распространяется также на публикацию фотографий. Однако вне дома “публичные персоны” могут рассчитывать на действие гарантий охраны своей частной жизни только в том случае, если они явно стремятся к уединению в таком изолированном месте, где, считая себя укрытыми от постороннего взгляда, они могут вести себя так, как не стали бы этого делать в общественном месте.

Европейский Суд рассмотрел также дело по фактам публикации других фотографий, которые запечатлели принцессу Фон Гановерскую совершающей покупки, в ресторане со спутником, катающейся на велосипеде, на лошади. Кроме того, были опубликованы фотографии, показывающие жизнь принцессы в её резиденции в Париже. Европейский Суд указал, что фотографии, изображающие повседневную жизнь принцессы, нарушают её частный иммунитет.

Однако принцип повышенной терпимости к вмешательству в частную жизнь публичных фигур в данном деле не был применён, так как Европейский Суд не установил, что принцесса является публичной фигурой. Европейский Суд указал, что:

“Заявительница, как член семьи принца Монакского, представляет королевскую семью на некоторых культурных и благотворительных мероприятиях. Однако она не выполняет никаких функций ни в самом государстве Монако или каком-либо из его учреждений, ни по их поручению (п. 62).

Как и в других подобных делах, которые ему доводилось рассматривать ранее, Суд считает, что, несмотря на то что заявительница широко известна общественности, публикация рассматриваемых фотографий и статей, единственной целью которых было удовлетворение любопытства определённого круга читателей к подробностям частной жизни заявительницы, не может считаться вкладом в обсуждение какого-либо общественно значимого вопроса” (п. 65).

Тем не менее, даже “публичные фигуры” имеют право на уважение к своей частной жизни.

Следует подчеркнуть, что не любую публикацию фотографии Европейский Суд считает необоснованной. Если фотография не сообщает каких-либо сведений о частной жизни, тем более если лицо, запечатлённое на плёнке, – политик, и его изображение доступно на веб-сайте парламента, то Европейский Суд не находит веских оснований для запрета публикации материала, сопровождающегося фотографией. Данная позиция была высказана в деле “Кроне Верлаг ГмбХ и Ко. КГ против Австрии” (Krone Verlag GmbH & Co. KG v Austria) от 26 февраля 2002 года. В данном деле Европейский Суд придал особое значение тому обстоятельству, что предметом рассмотрения является сообщение “большой общественной значимости” и что опубликованные фотографии “не раскрывают никаких подробностей частной жизни лица” .

Европейский Суд каждый раз устанавливает наличие общественной заинтересованности в опубликовании информации. Для Европейского Суда важным фактом является то, в какой мере опубликование данных сведений вносит вклад в обсуждение вопросов общественной значимости.

В деле “Таммер против Эстонии” рассматривалось опубликование газетой сведений, касавшихся частной жизни жены эстонского политика, который в прошлом был премьер-министром этой страны. Эстонские суды наложили на журналиста уголовное взыскание в виде штрафа. Журналист Таммер обратился в Европейский Суд с жалобой на нарушение статьи 10 Европейской Конвенции. Европейский Суд признал необоснованными действия журналиста. Оправдать распространение газетой сведений о частной жизни лица в обстоятельствах данного дела мог лишь контекст, в котором они были высказаны, и ценность, которую они представляли для общественности.

Суд указал, что действия журналиста не оправдывались общественным интересом, то есть распространённая информация не являлась общественно значимой. В частности, не было установлено, что личная жизнь жены бывшего премьер-министра влияла на общественную жизнь страны в момент публикации. Таким образом, с точки зрения Европейского Суда, высказывания заявителя едва ли можно рассматривать как служащие общественным интересам.

Понятию “общественно интереса” не дано пока чётких рамок, равно как и понятию “частной жизни”. Интересы общества – это термин, печально известный своей расплывчатостью и отсутствием перспектив точного определения. Вместо попытки найти его понятийные границы укажем лишь на ряд факторов, которые ему сопутствуют. Главное, что определяет общественные интересы, – это недопустимость ограничения обсуждения социально значимых вопросов во имя чьих-либо личных интересов. На деле это означает, что чем шире определение общественного интереса, тем лучше. Придерживаясь этого принципа, в ходе судебных процессов о диффамации, на которых фигурировали понятия свободы выражения мнения, суды толковали интересы общества весьма широко.

Позиция Европейского Суда по вопросам защиты частной жизни является очень интересной и может использоваться национальными судами в качестве ориентиров для правоприменительной практики.

2.2. Международно-правовые процедуры и контрольные механизмы в области охраны частной жизни

Проблемой, которая в последнее время все больше и больше заставляет нас задуматься над тем, как же развивается наша правовая доктрина, как она учитывает не только публичные интересы, но и интересы частные, интересы граждан Российской Федерации.

Международные процедуры в области охраны частной жизни представляют собой методы, порядок рассмотрения, проверки, подготовки предложений и принятие решений по сообщениям, заявлениям и иной информации о нарушениях прав человека.

Контрольные механизмы представляют собой определенные организационные структуры (международные суды по правам человека, международные организации, включая комитеты, комиссии, рабочие группы, специальных докладчиков).

В рамках одного контрольного органа могут использоваться различные процедуры.

Лица, входящие в состав того или иного контрольного органа, могут, конечно, быть представителями государства, но, как правило, чаще являются частными лицами. Это принцип международных правовых процедур и контрольных механизмов. То есть производится какая-то независимая правовая экспертиза и оценка с возможным принятием решения. Упомянутые лица не получают, как правило, указаний от своих правительств и не отвечают перед ними за свою деятельность в составе того или иного органа. Естественно, о каких-то указаниях и отчетах никак нельзя говорить применительно, например, к судьям Международного суда по правам человека, к специальным докладчикам (например, к специальным докладчикам в системе Организации Объединенных Наций, и, конечно, экспертам, которые производят, как было уже сказано, независимую правовую экспертизу).

Международные процедуры в области охраны частной жизни по методам и источникам сбора информации можно, на мой взгляд, разделить на следующие категории.

Первая большая категория — это рассмотрение докладов государств международной организации или в ином органе о выполнении этими государствами своих обязательств в области прав человека. Вот сейчас поставлен вопрос о подобном докладе Турции по соблюдению прав человека, и связано это с известным арестом известного курдского деятеля.

Второе — это рассмотрение жалоб или заявлений государств друг на друга по поводу нарушения таких обязательств. Это традиционная часть.

Третье — это рассмотрение индивидуальных жалоб, заявлений отдельных лиц, групп или неправительственных организаций на нарушения прав граждан в области охраны частной жизни тем или иным государством. Вот эта третья составляющая выходит на главенствующее место сейчас в Европе применительно к нашему участию в Совете Европы и применительно к деятельности Международного Суда по правам человека в Страсбурге.

И, наконец, четвертая, реже встречающаяся группа — это изучение ситуаций, связанных с предполагаемыми нарушениями прав человека и охраны частной жизни.

Международные контрольные механизмы, как правило, представляют собой, конечно, коллективные органы (комитеты, группы, может быть, даже целые международные организации), хотя институт индивидуальных специальных докладчиков достаточно часто встречается в практике ООН и, что для нас очень важно и интересно, — Совета Европы.

Коллективные органы принимают свои решения либо консенсусом, либо большинством голосов. Юридическая природа их решений различна. Если решения Европейского суда по правам человека носят обязательный характер, то решения Комитета по конвенциям и рекомендациям Исполнительного Совета ЮНЕСКО носят только рекомендательный характер, да и то нуждаются в одобрении самого Исполсовета ЮНЕСКО.

Создание и функционирование международных контрольных органов в области прав человека и охраны частной жизни, как бы мы ни спорили с обратным утверждением, — это объективная реальность конца нашего века и следствие того, что права человека в области охраны частной жизни вышли из рамок исключительной внутренней компетенции государства, превратившись не только в общеевропейскую составляющую, но и в элемент общих международных отношений. Думается, что отрицать последнее, по крайней мере, бесполезно.

Среди универсальных международных организаций, которые необходимо отметить, конечно, особое место занимает Организация Объединенных Наций. Это традиционно. И роль ООН, ее Генеральной Ассамблеи заключается, прежде всего, в том, что Организация Объединенных Наций выработала под своей эгидой Всеобщую декларацию прав человека, заложившую основу того, что мы понимаем сейчас как права человека в целом, не только в Европе, но и во всем мире. И, конечно, это разработка и затем принятие Пактов о правах человека 1966 года, которые явились основой для понимания проблемы прав человека в современном мире.

Среди специализированных организаций системы ООН можно особо отметить ЮНЕСКО, о компетенции которой в области прав человека и охраны частной жизни часто забывают. И забывают, прежде всего, наши адвокаты. В рамках Исполнительного Совета ЮНЕСКО действует Комитет по конвенциям и рекомендациям. По существу, это только лишь название — Комитет по конвенциям и рекомендациям. На самом деле, помимо подготовки проектов международных правовых актов в области прав человека для рассмотрения ЮНЕСКО, Комитет собирается на свои сессии два раза в год и рассматривает жалобы конкретных лиц и неправительственных организаций по поводу нарушений прав граждан в области образования, науки и культуры. Заседания комитета проводятся при закрытых дверях.

Процедура ЮНЕСКО закрыта. То есть никто никогда не может получить этой информации, кроме спорящих сторон. Это правило ЮНЕСКО. Ни через Интернет, никакое другое разглашение информации недопустимо. Любая бумага, вошедшая в Комитет по конвенциям и рекомендациям, когда речь идет о конкретном споре, изготавливается на бумаге желтого цвета с надписью «Конфиденциально». Это особая процедура и ее можно назвать особой квазисудебной процедурой, потому что процедура рассмотрения жалоб в Комитете по конвенциям и рекомендациям Исполсовета ЮНЕСКО — это, пожалуй, действительно квазисудебная процедура в чисто процессуальном смысле этого слова. И вот об этом у нас никто никогда нигде почему-то не писал, никогда не изучал эту проблему, а она существует.

Вне системы ООН существует ряд органов, которые созданы на основании международных договоров по правам человека для контроля за выполнением государствами-участниками своих обязательств по договорам, в частности по охране частной жизни граждан. Важнейшим, конечно, органом из таких органов вне системы ООН является Комитет по правам человека, созданный на основании международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года.

Заключение

частная жизнь

Границы частной жизни с одной стороны определяет сам человек, с другой — они определяются наличием соответствующих норм и традиций, которые существуют в том или ином обществе в определенный исторический период.

Частная жизнь — это сфера жизни и быта, которая зависит от индивидуальных частных решений, это, прежде всего сфера персонального выбора. Это то, что наполняет нашу обыденную жизнь, то, что сокрыто от посторонних, внутренний мир, мысли и чувства, отношения с другими людьми, любые формы уединения. Частная жизнь — это то, что человек определяет как свое личное дело.

1. В результате проведенных исследований в данной работе были раскрыты сущность и содержание конституционного права на тайну частной жизни граждан. В Конституции РФ за человеком закреплено «право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени» (статья 23).

Эта формулировка означает, что человек сам может активно защищать свое право, независимо от того, охраняется оно или нет каким-то опосредующим законом. Конституция закрепила также право на тайну переписки, телефонных переговоров и иных сообщений, обеспечив его гарантией, в соответствии с которой ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Статья 24 содержит положение о том, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Статья 25 устанавливает неприкосновенность жилища. Имеется еще две конституционных гарантии неприкосновенности частной жизни, которые являются прямым отголоском нашего советского опыта. Это положение ст.29 о том, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений, и положение ст.26 о том, что никто не может быть принужден к указанию своей национальной принадлежности.

2. Проведен комплексный анализ основных уголовно-процессуальных гарантий с позиции эффективного обеспечения неприкосновенности частной жизни граждан при применении норм, допускающих ограничение конституционных прав и свобод. Неприкосновенность частной жизни (или приватность) создает «зону психологической безопасности», ограничивая социальный контроль пределами, которые можно определить как необходимые и достаточные. В российском законодательстве защита частной жизни обеспечена следующими механизмами защиты:

1) Конституционными ограничениями на сбор, хранение и распространение информации о частной жизни, гарантиями неприкосновенности личной и семейной тайны, тайны переписки, телефонных переговоров и телеграфных сообщений, неприкосновенности частной жизни и жилища, защиты чести и достоинства;

2) Отнесением любой информации о частной жизни к категории конфиденциальной информации с ограниченным доступом, включая личную и семейную тайну и персональные данные;

3) Закреплением особого режима обращения с информацией, относящейся к личной и семейной тайнам, в том числе в отраслевом законодательстве, закрепление в законодательстве института профессиональных тайн. Возможность применения мер ответственности, вплоть до уголовной;

4) Закреплением особого режима обращения с персональными данными, в том числе в отраслевом законодательстве. Возможность применения мер административной и дисциплинарной и гражданской ответственности;

5) Закреплением права на гражданско-правовую защиту чести и достоинства и неприкосновенности частной жизни;

6) Закреплением права на самозащиту неприкосновенности частной жизни, возможность защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом;

7) Возможностью обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

3. Проанализированы правовые аспекты тайны частной жизни с международной позиции. Европейская Конвенция о защите прав человека одновременно гарантирует и свободу выражения мнения и право на уважение частной жизни. Каждое из них очень важно для демократического общества. Вместе с тем данные права находятся в соприкосновении и в определенных ситуациях могут вступить в конфликт. В таких случаях необходимо определение баланса между ними. Европейский суд по правам человека определил право на уважение частной жизни как право на то, чтобы жить в соответствии со своими желаниями, будучи защищенным от придания этой жизни гласности. Европейский суд настаивает на необходимости гибко подходить к толкованию нарушений этого права в разных странах. Вместе с появлением новых судебных прецедентов как бы расширяется понимание того что может относиться к сфере приватности и развивается само право.

4. Рассмотрены ответственность за нарушение конституционного права на неприкосновенность частной жизни и практику их применения. В России ситуацию в области защиты неприкосновенности частной жизни определяет недостаток правовых механизмов защиты приватности, отсутствие культуры уважения частной жизни, распространенность «административных обычаев», которые противоречат принципам уважения человеческого достоинства. Население в подавляющем большинстве с недоверием относится к судам и собственной пассивностью поощряет «гражданскую безответственность чиновников».

Защита конституционных прав осуществляется с помощью гражданско-правовых и уголовно-правовых средств в административном и уголовном процессах. Это значит, что существует несколько «степеней» защиты прав, провозглашенных в действующей Конституции РФ. Если обратимся к УК РФ, то защиту частной (личной) жизни осуществляют несколько статей, расположенных не только в главе 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина». Видимо, названия этой и других глав, предусматривающих защиту конституционных прав, требуют уточнения. В УК РФ ст. 137 «Нарушение неприкосновенности частной жизни» состоит из двух частей, санкции которых полиальтернативны.

Не совсем удачным представляется определение квалифицированного вида нарушения неприкосновенности частной жизни, изложенного в ч. 2 ст. 137 УК РФ. Использование лицом своего служебного положения, на наш взгляд, ограничивает сферу применения ст. 137 УК РФ только лицами, использующими свое служебное положение. Круг же лиц, которым известны сведения о личной или семейной тайне человека, более широк.

Принимая во внимание изложенное, может быть предложена новая редакция ст. 137 УК РФ:

1. Незаконное собирание и хранение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия, — наказываются……

2. Незаконное разглашение или использование сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, без его согласия, — наказываются……

3. Те же деяния, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности или с целью причинения вреда правам и законным интересам лица, — наказываются……

4. Те же деяния, совершенные лицом, которому сведения были доверены или стали известны по службе или работе, — наказываются…

Актуальность пристального внимания к тайне частной жизни в современной России, на наш взгляд, обуславливается следующими обстоятельствами:

¾ Право на уважение частной жизни представляется очевидным гуманитарным благом, поэтому не может не настораживать недостаточная обеспеченность и непопулярность этого права в России.

¾ «Существование в режиме частной жизни» есть простейшая бытовая школа освоения личностью Индивидуальности, Свободы и Человеческого достоинства, важнейшее условие их ценностной актуализации.

¾ Для прав человека в России право на приватность может рассматриваться как «точка роста». С одной стороны, это право концентрирует в себе в наиболее полном виде ценностную парадигму прав человека (оно безоговорочно индивидуально и непосредственно оберегает личную свободу и человеческое достоинство), с другой стороны, право на уважение частной жизни максимально приближено к человеку, растворено в нем, обыденно и псхологично. Продвигая и защищая его, мы продвигаем права человека вообще, не рискуя при этом подменить права человека интересами отдельных групп.

¾ Право на уважение частной жизни служит барометром отношения к правам человека вообще, все по той же причине сконцентрированности в нем гуманитарного смысла и социальной роли прав человека.

¾ Право на уважение частной жизни — инструмент настройки правозащитной деятельности. Оно делает более понятной, для многих отвлеченную, сущность прав человека, задает верный вектор проблематики (личность — власть), и правильные точки отсчета (личная свобода и уважение человеческого достоинства).

Именно апеллируя к праву на приватность, удобно обсуждать с человеком гуманитарную ценность прав человека вообще, содействовать ее осознанию.

¾ Право на уважение частной жизни наиболее удобный гуманитарный индикатор и инструмент оценки вводимых государством мер и ограничений в целях общественной безопасности.

¾ Именно и особенно в сфере частной жизни возникают новые угрозы личной свободе и человеческому достоинству, появляются новые возможности нарушений.

¾ Право на уважение частной жизни — это своеобразная передовая гуманитарного (не политического, не социального) сопротивления тоталитарному прошлому. Продвижение данного права может рассматриваться как наиболее эффективный гуманитарный инструмент модернизации российской жизни. Сегодня доводы о защите приватности могут быть услышаны, а сама ценность освоена именно в связи с конкуренцией прогрессивных и архаичных устремлений, реформ и контрреформ.

Библиография

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/otchet/pravo-na-lichnuyu-i-semeynuyu-jizn-problemyi-teorii-i-praktiki/

1. Нормативные акты

1. Конституция Российской Федерации принята всенародным голосованием 12.12.1993 (ред. от 21.07.2007 N 5-ФКЗ)

2. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 24.07.2007)

3. Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 08.01.1997 N 1-ФЗ (в ред. от 30.12.2006 N 273-ФЗ)

4. (с изм. 11.05.2007г)

5. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 26.06.2007)

6. Семейный кодекс РФ от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 03.06.2006, с изм. от 29.12.2006)

7. ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 24.07.2007)

8. ФЗ «О почтовой связи» от 17.07.1999 N 176-ФЗ (ред. от 26.06.2007)

9. ФЗ “Об акционерных обществах” от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ (ред. от 24.07.2007)

10. Закон РФ «О средствах массовой информации» (о СМИ) от 27.12.1991 N 2124-1 (ред. от 24.07.2007)

11. Федеральный закон РФ “Об информации, информатизации и защите информации” от 27 июля 2006 года № 149-ФЗ

12. Закон РФ «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 года № 395-1 (ред. от 03.02.96г. с изм. и доп. на.01.01.06.)

13. Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением статей 23 и 25 Конституции Российской Федерации» от 24 декабря 1993 г. № 13 (ред. от 06.02.2007)

14. Федеральный закон РФ “Об информации, информатизации и защите информации” от 20.02.1994 № 124-ФЗ (с изм. и доп.)

15. Всеобщая декларация прав и свобод человека и гражданина от 9 декабря 1948 г. // Права человека. Сб. международных договоров. Нью-Йорк, 1989.

16. Международный пакт о гражданских и политических правах // Права человека. Сб. международных договоров. Нью-Йорк, 1989.

17. Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод // Бюллетень международных договоров, № 3, 2001. Ст. 8

2. Книги

18. Актуальные проблемы юриспруденции: Сборник научных трудов. Выпуск 4 / Министерство образования РФ. Владимирский государственный педагогический университет; Ред. колл.: О. Д. Третьякова и др. — Владимир, 2003. — 270 с.- (Актуальные проблемы юриспруденции / Владимирский государственный педагогический университет; Выпуск 4).

19. Головкин, Р. Б. Общая характеристика и понятие частной жизни человека: Правовые аспекты /Р. Б. Головкин.//Актуальные проблемы юриспруденции. Выпуск 4. — Владимир, 2003. — С. 42 – 55

20. Гомьен Д., Харрис Д., Зваак Л. Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. – М: Век, 2004.

21. Европейский Суд по правам человека. Избранные решения: в 2-х т. — М.: Инфра-М, 2005.

22. Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий /Под ред. Акад. Б.Н. Топорнина. – М.: Юристъ, — 2005. – С.716.

23. Комментарий к Закону РФ о СМИ./Под ред. Малышева В.В — М. ЮРИСТЪ, 2005 г.

24. Лаврентьева, Н. А., Лаврентьева, Т. В. Уголовно-процессуальные гарантии реализации принципов института обеспечения неприкосновенности частной жизни / Н, А. Лаврентьева, Т. В. Лаврентьева. //Обеспечение прав личности и интересов государства в современном обществе. — Муром : Изд.-полиграфический центр МИ ВлГУ, 2004. -С. 277 – 279

25. Международные акты о правах человека: Сборник документов. – составители В.А. Карташкин, Е.А.Лукашева. — М.: Право, 2005.

26. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации / Коллектив авторов / Под ред. В.В. Лазарева. М.: Издательство «Спарк», 2005. С. 113

27. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Азбуковник, 2007. С. 882.

28. Приватность (право на неприкосновенность частной жизни) в российском Интернете. Редактор-составитель: С.А.Смирнов — М.: Изд-во «Права человека». 2003.

29. Рыжаков А.П. Следственные действия.- М.: Право, 2005. С. 109.

30. Сергеев А.П. Право интеллектуальной собственности в Российской Федерации. -М.; «Теис», 2006.-704 с.

31. Халфина P.O. 0бщее учение о правоотношении. -М.: Юрид. лит., 2004.-352 с.

3. Учебники

32. Баглай М.В., Габчиридзе Б.Н. Конституционное право Российской Федерации: Учебник для вузов. – М.: Издательская группа ИНФРА-М – КОДЕКС

33. Ветров Н.И. Преступления против конституционных прав и свобод граждан // Уголовное право: Особенная часть / Под ред. Н.И. Ветрова, Ю.И. Ляпунова. — М.: Право, 2005.

34. Гражданское право. В 2-х т. T.1: Учебник/ Под ред. Е.А. Сухано-ва. -М.; Изд-во БЕК, 2006. – С.512.

35. Килкэли У., Чефранова Е. А. Европейская конвенция о защите прав и основных свобод: статья 8 «Право на уважение частной и семейной жизни, жилища и корреспонденции», Российская академия правосудия.- М.: Право, 2005, С. 95.

36. Права человека. Учебник для вузов / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М.: НОРМА-ИНФРА-М, 2006. С. 146.

37. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права/ Вступ. статья Е.А. Суханова.-М.: Фирма «Спарк» ,2005.-556 с.

4. Статьи в журналах

38. Амиантов Ю.Н. Архив и тайна личной жизни // Отечественные архивы. 2005. №2, С. 11

39. Бачило И.Л. О праве собственности на информационные ресурсы //Информационные ресурсы России. — 2006. N4.-С.19-23.

40. Белова, С. И. Проблемы соотношения права граждан на получение

архивной информации с правом на неприкосновенность

частной жизни //Правоведение. -2005. — № 1. — С. 128 — 129

41. Волчинская Е. Невеселый юбилей //Дело и право. -2006. -№3.-С.21-30.

42. Вольдман Ю. Комментарий Закона РФ «О рекламе» //Хозяйство и право.-2005.-№ 9.-С. 3-15.

43. Временный регламент использования документов с информацией, относящихся к тайне личной жизни граждан / Российский Центр хранения и изучения документов новейшей истории // Отечественные архивы. 2005. №2. С. 110—112;

44. Герасимов Б.М. Проблемы российского информационного законодательства// Информационные ресурсы России. -2006. -№6 .-С.9.

45. Грибов А.Ю. Ошибки законодательства. Тезисы о сущности денег и ценных бумаг //Юрист.-2004.-N 9.-С.18-22.

46. Дозорцев В.А. Информация как объект исключительного права //Дело и право.-2006.-N 4.-С.27-35.

47. Доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации за 2006 год (извлечения) // «Российской газете» 13 апреля 2007 г.

48. Земскова С. И. “Юрист предупреждает: курение опасно не только для здоровья…” // “ЗиП” № 2 (2004),

49. Кодекс профессиональной этики российского журналиста //Журналист, № 11, 2004

50. Конфиденциальные сведения: способы использования. Правовой смысл понятия “разглашение” // «Законодательство и практика масс-медиа» Выпуск 7-8 (59-60) июль-август 2006

51. Копылов В.А. Информация и собственность //Информационные ресурсы России.-2006.-N3. -С. 10-12.

52. Копылов В.А. Нормативно-правовое обеспечение процесса вхождения России в информационное общество //Проблемы информатизации. — 2005. -Вып. 4. -С. 60-63.

53. Куршаков Д. Банковская тайна //Закон.- 2004.-№ 2. -С. 65-70.

54. Личная жизнь: комментарий к одному делу // «Законодательство и практика масс-медиа» Выпуск 5 май 2007

55. Лаптев П.А. Международно-правовые процедуры и контрольные механизмы в области охраны частной жизни//Гражданский контроль, № 10, 2004

56. Юрченко И. А. Нарушение неприкосновенности частной жизни.// Правовой путеводитель, 2005, №2

57. Малько А.В. Право гражданина на информацию //Общественные науки и современность. — 2005.-№5.-С.56-622.

58. Скобликов П. Коммерческая и банковская тайна: проблемы правового регулирования //Рос. Юстиция.-2003.-№ 11.-С.47-49.

59. Суханов Е.А. Объекты права собственности //Закон.-2005- №4.-С.94-98.

60. Трахтенгерц Л.А. Защита коммерческой тайны //Журнал российского права.-2003.-№ 7.-С 85-88.

5. Судебная практика:

61. Бюллетень “Законодательство и практика СМИ”, выпуск 3, март 2004 года

Приложение 1

Схема 1. Типы посягательств и защиты неприкосновенности частной жизни

Объект защиты

Физическое пространство

Информационное пространство

Пространство личных отношений

Типы посягательства

Любые способы вторжения в жилище (личный автотранспорт, рабочее место, на частную территорию) – обыски, физическое проникновение, видеонаблюдение и пр.),

любые способы воспрепятствования использованию жилища (разрушение жилища, шум, беспокоящие действия, загрязнение окружающей среды и проч.)

Сбор, хранение и распространение персональных данных,

Сбор и хранение идентифицирующей биометрической информации,

Несанкционированная, скрытая фото и видеосъемка, подслушивание и аудиозапись,

Распространение информации о частной жизни,

Распространение содержания личных дневников и документов, посягательство на интеллектуальную собственность,

Распространение порочащей честь и достоинство информации, распространение фото и видеоматериалов изображающих частное лицо,

Принудительное изменение Фамилии, или запрет изменения Имени или Фамилии,

Перлюстрация корреспонденции (всех видов), отслеживание Интернет-траффика

Прослушивание и перлюстрация, ограничение возможности переписки,

Ограничения на общение с родными и близкими,

Депортация и экстрадиция,

Ограничения возможности выбирать круг общения

Способы защиты

Неприкосновенность жилища

Самозащита: высокие заборы, личная охрана, тонированные стекла, плотные шторы и проч.

Запрет на сбор, хранение и распространение информации о частной жизни, в том числе персональных данных,

Институт личных и профессиональных тайн,

Запрет распространения информации порочащей честь и достоинство,

Неприкосновенность коммуникаций,

Запрет несанкционированного использования скрытой видео и аудиозаписывающей аппаратуры,

Защита авторских прав

Самозащита: использование средств защиты от прослушивания и несанкционированного доступа к информации

Неприкосновенность коммуникаций

Право на уважение семенной жизни

Использование личных свобод

Приложение 2

(Жалоба № 59320/00)

Постановление Суда Страсбург, 24 июня 2004 г.

Данное постановление становится окончательным при обстоятельствах, изложенных в п. 2 статьи 44 Конвенции. Оно может подвергаться редактированию только по форме.

В деле “Принцесса Ганноверская против Германии”

Европейский Суд по правам человека (Третья секция), заседая в виде Палаты, составленной из следующих членов: г-н И. Кабрал Баррето, председатель, г-н г. Ресс, г-н Л. Кафлиш, г-н Р. Тюрмен, г-н Б. Зупанчич, г-н Й. Хедиган, г-н К. Трайя, судьи, и г-н В. Берже, секретарь Секции, – проведя 6 ноября 2003 г. и 3 июня 2004 г. совещания при закрытых дверях, выносит следующее решение, которое было принято 3 июня 2004 г.:

ПРОЦЕДУРНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Дело возбуждено Судом по жалобе (№ 59320/00) против Федеративной Республики Германия, поданной 6 июня 2000 г. принцессой Каролиной Ганноверской, гражданкой Монако (“заявительницей”), в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенции”).

2. Заявительница утверждала, что решения германских судов по её делу нарушили её право на уважение её частной жизни, гарантированное статьей 8 Конвенции.

3. Жалоба была передана в ведение Четвертой Секции Суда (п. 1 правила 52 Регламента Суда).

В рамках этой Секции в соответствии с п. 1 правила 26 Регламента Суда была образована Палата для рассмотрения данного дела (п. 1 статьи 27 Конвенции).

4. 1 ноября 2001 г. Суд изменил состав своих Секций (п. 1 правила 25 Регламента Суда).

Данное дело было передано в ведение новообразованной Третьей Секции (п. 1 правила 52 Регламента Суда).

5. Решением от 8 июля 2003 г. Палата объявила жалобу приемлемой.

6. Заявительница и Правительство представили свои объяснения по существу дела (п. 1 правила 59 Регламента Суда).

В дополнение к этому, были получены замечания от Союза немецких издателей журналов (Verband deutscher Zeitschriftenverleger) и от компании “Бурда-Медиа” (Hubert Burda Media GmbH & Co.KG), которым Председатель разрешил представить свои письменные замечания (п. 2 статьи 36 Конвенции и п. 2 правила 44 Регламента Суда).

Заявительница представила ответ на эти замечания (п. 5 правила 44 Регламента Суда).

7. Слушание дела проводилось публично во Дворце прав человека в Страсбурге 6 ноября 2003 г. (п. 3 правила 59 Регламента Суда).

Перед Судом предстали:

— (a) со стороны Правительства: г-н К. Штольтенберг, министериальдиригент, Представитель, г-н А. Оли, профессор гражданского права в Университете г. Байройт, Адвокат, г-жа А. Лайтенбергер, помощник Представителя, Советник;

— (b) со стороны заявительницы: г-н М. Принц, юрист, Адвокат, г-н С. Моффат, юрист, г-н А. Тукас, юрист, Советники.

Суд заслушал выступления г-на Принца и г-на Оли.

ФАКТИЧЕСКАЯ СТОРОНА ДЕЛА

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

8. Заявительница, старшая дочь принца Монакского Ренье III, родилась в 1957 г. Официальное её местожительство – Монако, однако проживает она большей частью в районе парижского мегаполиса.

В качестве члена семьи принца Ренье заявительница является председателем ряда гуманитарных и культурных организаций – таких, как Фонд принцессы Грейс и Фонд принца Пьера Монакского, – а также представляет королевскую семью на таких событиях, как бал Красного Креста и открытие Международного циркового фестиваля. Однако она не выполняет никаких функций ни в самом государстве Монако или каком-либо из его учреждений, ни по их поручению.

A. Основные факты

9. С начала 1990-х гг. заявительница пыталась – часто в судебном порядке – запретить в ряде европейских стран публикацию “жёлтой прессой” фотографий о её личной жизни.

10. Фотографии, ставшие предметом описываемого далее разбирательства, были опубликованы издательством “Бурда” (Burda) в немецких журналах “Бунте” (Bunte) и “Фрайцайт-ревю” (Freizeit Revue), а также издательством “Бауэр” (Heinrich Bauer) в немецком журнале “Нойе пост” (Neue Post).

1. Первый цикл фотографий

(a) Пять фотографий заявительницы, опубликованных в журнале Freizeit Revue (№ 30 от 22 июля 1993 г.)

………………………………..

2. Второй цикл фотографий

(a) Десять фотографий заявительницы, опубликованных в журнале Bunte (№ 10 от 27 февраля 1997 г.)

………………………………….

3. Третий цикл фотографий

17. На серии фотографий, опубликованных в журнале Neue Post (в № 35/97), запечатлено, как, будучи в пляжном клубе Монте-Карло, одетая в купальник и закутанная в полотенце заявительница спотыкается о препятствие и падает на землю. Рядом с этими довольно-таки расплывчатыми фотографиями помещена статья, озаглавленная “Принц Эрнст-Август бахвалится, а принцесса Каролина падает лицом в грязь” (“Prinz Ernst August haute auf den Putz und Prinzessin Caroline fiel auf die Nase”).

B. Разбирательство дела в германских судах

1. Первый этап судебного разбирательства

(a) Решение Земельного суда Гамбурга от 4 февраля 1993 г.

18. 13 августа 1993 г. заявительница обратилась в Земельный суд Гамбурга (Landgericht) с ходатайством о наложении на издательство Burda судебного запрета на дальнейшую публикацию первого цикла фотографий, на том основании, что они нарушают её право на защиту прав личности (Personlichkeitsrecht), гарантированное статьями 2 (1) и 1 (1) Основного закона (Grundgesetz) Германии, и её право на защиту своей частной жизни и контроль за использованием собственного изображения, гарантированное статьей 22 и последующими статьями Закона об авторском праве (Kunsturhebergesetz – см. пункты 43 – 44 ниже).

………………………………………

(b) Решение Апелляционного суда Гамбурга от 8 декабря 1994 г.

20. Заявительница обжаловала это решение.

21. В решении от 8 декабря 1994 г. Апелляционный суд Гамбурга (Oberlandesgericht) отклонил апелляцию заявительницы и отменил судебный запрет на последующую публикацию фотографий во Франции.

……………………………….

(c) Решение Верховного федерального суда от 19 декабря 1995 г.

22. Заявительница обжаловала это решение по вопросам права.

23. В решении от 19 декабря 1995 г. Верховный федеральный суд (Bundesgerichtshof) частично удовлетворил апелляцию заявительницы, наложив судебный запрет на дальнейшую публикацию фотографий, появившихся в журнале Freizeit Revue (№ 30 за 22 июля 1993 г.), где она запечатлена с Винсентом Линдоном в дворике ресторана, на том основании, что эти фотографии нарушают право заявительницы на уважение её частной жизни.

……………………………………………

(d) Решение Федерального конституционного суда от 15 декабря 1999 г.

24. Вслед за этим заявительница подала апелляцию в Федеральный конституционный суд (Bundesverfassungsgericht).

В ней она утверждала, что имело место нарушение её права на защиту прав личности (статья 2 (1) в сочетании со статьей 1 (1) Основного закона).

По мнению заявительницы, установленные Верховным федеральным судом критерии, касающиеся защиты неприкосновенности личной жизни, в отношении фотографий, снятых в общественных местах, не обеспечивают действенной защиты свободного развития личности, будь то в рамках частной или семейной жизни. Эти критерии настолько узки, что на практике можно фотографировать заявительницу в любое время вне её жилища и затем публиковать эти фотографии в СМИ.

…………………………………………….

В соответствующем месте судебного решения говорится:

“Апелляция частично обоснованна.

<…>

II.

Обжалуемые решения не полностью удовлетворяют требованиям статьи 2 (1) Основного закона, рассматриваемой в сочетании со статьей 1 (1).

1. В то же время положения статей 22 и 23 Закона об авторском праве на произведения изобразительного искусства и фотографии (Kunsturhebergesetz – в дальнейшем “ЗоАП”), на которых гражданские суды основывали свои решения, полностью соответствуют Основному закону.

Согласно статье 2 (1) Основного закона, общие права личности гарантируются только в рамках конституционных норм. Изложенные в статьях 22 и 23 ЗоАП положения относительно публикации фотографических изображений лиц являются частью конституционных норм. Они проистекают из инцидента, вызвавшего в своё время большой скандал (фотографии Бисмарка на смертном одре), и из политико-правовой дискуссии, разгоревшейся вслед за этим инцидентом, и стремятся установить справедливый баланс между уважением к правам личности и интересом общественности в получении информации.

-<…>

— (b) В настоящем деле при толковании и применении статей 22 и 23 ЗоАП следует учитывать не только основные права личности, но и свободу печати, гарантированную вторым предложением статьи 5 (1) Основного закона, поскольку положения, о которых идёт речь, затрагивают и эти свободы.

<…>

— ……………………..

(bb) Теоретически критерии, установленные Верховным федеральным судом для толкования используемого в статье 23 (2) ЗоАП понятия “правомерного интереса”, безукоризненны с точки зрения конституционного права.

В соответствии с обжалуемым решением защита неприкосновенности личной жизни, которая должна быть предоставлена и знаменитостям, предполагает, что они удалились в уединённое место с вполне ясной целью побыть наедине и, будучи уверенными в отсутствии посторонних глаз, ведут себя иначе, чем стали бы вести себя на публике. Верховный федеральный суд признал, что если фотографии людей в таких местах сделаны тайно или они были застигнуты врасплох, то имеет место нарушение статей 22 и 23 ЗоАП.

Критерий уединённости места учитывает цель, преследуемую защитой прав личности, а ………………………………….

(e) Продолжение судопроизводства

26. После передачи в Верховный федеральный суд дела в отношении трёх фотографий, появившихся в журнале Bunte (№ 32 от 5 августа 1993 г. и № 34 от 19 августа 1993 г.), на которых заявительница запечатлена со своими детьми, издательство Burda обязалось не публиковать в дальнейшем эти фотографии (Unterlassungserklarung).

2. Второй этап судебного разбирательства

(a) Решение Земельного суда Гамбурга от 26 сентября 1997 г.

27. 14 мая 1997 г. заявительница обратилась в Земельный суд Гамбурга с новым ходатайством о наложении на издательство Burda судебного запрета на повторную публикацию второго цикла фотографий. По мнению заявительницы, фотографии нарушают её право на защиту прав личности, гарантированное статьями 2 (1) и 1 (1) Основного закона, а также её право на защиту своей частной жизни и право на контроль за использованием собственного изображения, гарантированные статьей 22 и последующими статьями Закона об авторском праве.

28. В решении от 26 сентября 1997 г. Земельный суд Гамбурга отклонил апелляцию, сославшись, в частности, на мотивировочную часть решения Верховного федерального суда от 19 декабря 1995 г.

(b) Решение Апелляционного суда Гамбурга от 10 марта 1998 г.

29. Заявительница обжаловала это решение.

30. В решении от 10 марта 1998 г. Апелляционный суд Гамбурга также отклонил апелляцию заявительницы на тех же основаниях.

……………………………………………………

38. В решении от 13 апреля 2000 г. Федеральный конституционный суд, заседая в виде коллегии в составе трёх судей, отказался принимать жалобу к рассмотрению, сославшись, в частности, на решение Верховного федерального суда от 19 декабря 1995 г. и на своё собственное поворотное решение от 15 декабря 1999 г.

Конституционный суд постановил, что суды ординарной юрисдикции пришли к правильному заключению о том, что пляжный клуб Монте-Карло не является уединённым местом, а фотографии того, как заявительница в купальном костюме падает на землю, не составляют нарушения её права на уважение её частной жизни.

II. СООТВЕТСТВУЮЩЕЕ ВНУТРЕННЕЕ И ЕВРОПЕЙСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО

A. Основной закон

39. Ниже приведены соответствующие положения Основного закона Германии:

Статья 1 (1)

…………………………………….

C. Резолюция 1165 (1998) Парламентской Ассамблеи Совета Европы о праве на неприкосновенность личной жизни

42. Ниже приведён полный текст данной резолюции, принятой Парламентской Ассамблеей 26 июня 1998 г.:

“1. Ассамблея напоминает о дискуссии по разным аспектам права на неприкосновенность личной жизни, состоявшейся на её сентябрьской сессии 1997 г., через несколько недель после того несчастного случая, который стоил принцессе Уэльской жизни.

………………………………….

(iv) облегчить доступ в судебные учреждения и упростить процессуальные нормы в отношении правонарушений в прессе в целях обеспечения лучшей защиты прав

ВОПРОСЫ ПРАВА

I. О ПРЕДПОЛАГАЕМОМ НАРУШЕНИИ СТАТЬИ 8 КОНВЕНЦИИ

43. Заявительница утверждала, что решения германских судов нарушают её право на уважение её частной и семейной жизни, гарантированное статьей 8 Конвенции, в которой говорится:

“1. Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

2. Не допускается вмешательство со стороны публичных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда такое вмешательство предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц”.

A. Письменные замечания сторон по делу и третьей стороны

1. Заявительница

44. Заявительница утверждает, что она потратила более десяти лет на безуспешные тяжбы в германских судах, пытаясь отстоять своё право на защиту частной жизни. Она заявляет, что, как только она выходила за порог своего дома, её постоянно преследовали “папарацци”, которые не отставали от неё ни на минуту, что бы они делала – переходила улицу, забирала детей из школы, ходила по магазинам, гуляла, занималась спортом или отдыхала.

По её мнению, защита, предоставляемая по германскому законодательству частной жизни публичной фигуры вроде неё самой, минимальна, поскольку понятие “уединённого места”, как оно определяется Верховным федеральным судом и Федеральным конституционным судом, в этом отношении является слишком узким. Более того, чтобы извлечь пользу из этой защиты, она обязана доказывать каждый случай нахождения в уединённом месте. …………………………………

2. Правительство

45. Правительство утверждает, что германское законодательство, принимая во внимание основополагающую роль свободы печати в демократическом обществе, содержит достаточное число гарантий, позволяющих обеспечить действенную защиту частной жизни, в том числе публичных фигур, и не допустить каких бы то ни было злоупотреблений в этой сфере. По его мнению, в рассматриваемом деле германским судам удалось добиться справедливого баланса между правом заявительницы на уважение её частной жизни, гарантированным статьей 8, и свободой печати, гарантированной статьей 10, с учётом свободы усмотрения, предоставленной государству в этой области. ………………………

3. Третья сторона

46. Союз редакторов немецких журналов указал в своём представлении, что в германском праве, находящемся где-то посредине между французским и английским правом, установлен справедливый баланс между правом на защиту частной жизни и свободой печати. В своих замечаниях он также согласился с принципами, изложенными в Резолюции № 1165 Совета Европы о праве на неприкосновенность личной жизни и с прецедентным правом Европейского суда, в котором неизменно подчеркивалась фундаментальная роль прессы в демократическом обществе.

……………………………………….

B. Оценка Суда

1. Относительно предмета жалобы

48. Суд указывает в самом начале, что фотографии заявительницы с её детьми больше не являются предметом жалобы, как было им указано в решении о приемлемости жалобы от 8 июля 2003 г.

То же самое касается и фотографий, опубликованных в журнале Freizeit Revue (№ 30 за 22 июля 1993 г.), на которых заявительница снята с Винсентом Линдоном в укромном уголке дворика ресторана в Сен-Реми-де-Прованс (см. пункт 11 выше).

В своем решении от 19 декабря 1995 г. Верховный федеральный суд запретил дальнейшую публикацию этих фотографий на том основании, что они нарушают право заявительницы на уважение её частной жизни (см. пункт 23 выше).

49. Поэтому Суд считает важным указать, что настоящая жалоба касается следующих фотографий, опубликованных в рамках серии статей о заявительнице:

— (i) фотографии, опубликованной в журналеBunte (№ 32 за 5 августа1993 г.), на которой заявительница показана верхом на лошади (см. пункт 12 выше);

— (ii) фотографий, опубликованных в журнале Bunte (№ 34 за 19 августа1993 г.), на которых заявительница одна ходит по магазинам; обедает с г-ном Винсентом Линдоном в ресторане; одна катается на велосипеде и ходит по рынку в сопровождении телохранителя (см. пункт 13 выше);

— (iii) фотографий, опубликованных в журналеBunte (№ 10 за 27 февраля 1997 г.), на которых заявительница показана во время отдыха на горнолыжной базе в Австрии (см. пункт 14 выше);

— (iv) фотографий, опубликованных в журнале Bunte (№ 12 за 13 марта1997 г.), на которых заявительница показана с принцем Эрнстом-Августом Ганноверским, а также запечатлено, как она одна покидает свою парижскую резиденцию (см. пункт 15 выше);

— (v) фотографий, опубликованных в журнале Bunte (№ 16 за 10 апреля1997 г.), на которых изображено, как заявительница играет в теннис с принцем Эрнстом-Августом Ганноверским и как оба они слезают с велосипедов (см. пункт 16 выше);

— (vi) фотографий, опубликованных в журнале Neue Post (№ 35/97), на которых запечатлено, как заявительница спотыкается о препятствие в пляжном клубе Монте-Карло (см. пункт 17 выше).

2.Относительно применимости статьи 8

50. Суд ещё раз напоминает, что понятие частной жизни распространяется на такие стороны человеческой личности, как имя человека (см. постановление по делу “Бургхартц против Швейцарии” от 22 февраля 1994 г., Серия A, т. 280-B, стр. 28, п. 24) и изображение человека (см. постановление по делу “Шюссель против Австрии”, жалоба № 42409/98 от 21 февраля 2002 г.).

Кроме того, с точки зрения Суда, частная жизнь включает в себя физическую и психологическую неприкосновенность личности. Главная цель предоставляемой статьей 8 Конвенции гарантии заключается в обеспечении развития – без постороннего вмешательства – личности каждого человека в его отношениях с другими людьми (см., mutatis mutandis, постановление по делу “Нимитц против Германии” от 16 декабря 1992 г., Серия A, т. 251-B, стр. 33, п. 29, и постановление по делу “Ботта против Италии” от 24 февраля 1998 г., “Отчеты о судебных постановлениях и решениях” 1998-I, стр. 422, п. 32).

Следовательно, даже в публичной среде существует определённая зона взаимодействия человека с другими людьми, которая может относиться к сфере “частной жизни” (см., mutatis mutandis, постановление по делу “П. Г. и Дж. Х. против Соединенного Королевства”, жалоба № 44787/98, п. 56, ECHR 2001-IX, и постановление по делу “Пекк против Соединенного Королевства”, жалоба№ 44647/98, п. 57, ECHR 2003-I.).

51. Суд также отмечал, что при определённых обстоятельствах человек “вправе ожидать” защиты и уважения его частной жизни. Так, в деле о прослушивании телефонных разговоров в помещениях предприятия он постановил, что заявитель “был вправе ожидать неприкосновенности его личной жизни в том, что касается таких разговоров” (см.постановление по делу “Халфорд против Соединенного Королевства” от 25 июня 1997 г., “Отчёты о судебных постановлениях и решениях” 1997-III, стр. 1016, п. 45).

52. Что касается фотографий, то с целью определения предоставляемых статьей 8 пределов защиты от произвольного вмешательства органов государственной власти Комиссия принимала в расчет, касаются ли фотографии частных или общественных вопросов, а также то, предназначены ли полученные таким образом материалы для ограниченного употребления или их предполагается сделать доступными широкой общественности (см., mutatis mutandis, дело “Фридль против Австрии” от 31 января 1995 г., Серия A, т. 305-B, мировое соглашение, мнение Комиссии, стр. 21, п.п. 49 – 52; вышеупомянутое постановление по делу П. Г. и Дж. Х., п. 58; и вышеупомянутое постановление по делу Пекк, п. 61).

53. В настоящем деле не вызывает сомнений, что опубликование различными немецкими журналами фотографий из повседневной жизни заявительницы – как её одной, так и в компании с другими людьми – подпадает под сферу её частной жизни.

3. Соответствие статье 8

a. Позиция внутренних судов

54. Суд отмечает, что в своём поворотном решении от 15 декабря1999 г. Федеральный конституционный суд толковал статьи 22 и 23 Закона об авторском праве (см. пункты 40 – 41 выше) путём сопоставления требований свободы печати с требованиями защиты частной жизни, то есть путём установления баланса между общественной заинтересованностью в получении информации и правомерными интересами заявительницы. При этом Федеральный конституционный суд принял во внимание два критерия германского права: один – функциональный, другой –

…………………….

80. Таким образом, имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

81. Опираясь на данный вывод, Суд не считает нужным выносить решения по пункту жалобы заявительницы, касающемуся её права на уважение её семейной жизни.

II. О ПРИМЕНИМОСТИ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

82. Статья 41 Конвенции предусматривает:

“Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне”.

83. Заявительница потребовала 50 000 евро в качестве возмещения за моральный вред на том основании, что решения германских судов не позволили ей вести нормальную жизнь со своими детьми из-за постоянных преследований со стороны средств массовой информации. Она также потребовала 142 851, 31 евро в качестве компенсации судебных издержек и расходов, понесённых ею в ходе многочисленных судебных процессов, которые она вынуждена была возбудить в германских судах.

………………………………….

ТАКИМ ОБРАЗОМ, СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Постановил, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции;

2. Постановил, что вопрос о применимости статьи 41 не готов для разрешения, и поэтому

(a) отложил рассмотрение указанного вопроса целиком;

— (b) предложил Правительству и заявительнице в течение шести месяцев со дня, когда постановление становится окончательным в соответствии с п. 2 статьи 44 Конвенции, представить свои письменные замечания по данному вопросу и, в частности, уведомить Суд о любом достигнутом ими соглашении;

— (c) отложил дальнейшее рассмотрение и уполномочил Председателя Палаты возобновить его, если в том возникнет необходимость.

Совершено на французском языке и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 24 июня 2004 г.

Иренеу Кабрал БАРРЕТО, Председатель;

Венсан БЕРЖЕ, Секретарь

В соответствии со статьей 45 п. 2 Конвенции и правилом 74 п. 2 Регламента Суда к настоящему постановлению прилагаются следующие особые мнения:

— (a) совпадающее мнение г-на Кабрал Баррето;

— (b) совпадающее мнение г-на Зупанчича.

И.К.Б. В.Б. СОВПАДАЮЩЕЕ МНЕНИЕ Г-НА КАБРАЛ БАРРЕТО (перевод)