Криминологическая характеристика личности профессионального преступника

Реферат

Ведущие ценностные ориентации, обусловливающие стереотипизацию поведения профессиональных преступников в межличностном общении, связаны с:

-установкой на предпочтительность преступной деятельности перед любой другой; деление участников общения в любой сфере на «своих» и чужих;

-позицией отчуждения и враждебности в отношении окружающих лиц с правомерным поведением (за исключением узкого круга лично близких людей, отношения с которыми основаны на сокрытии действительных занятий или на молчаливом взаимном «невмешательстве» в вопросы источников дохода);

-постоянной готовностью к созданию или использованию благоприятной ситуации для очередного эпизода преступной деятельности (свернутость мотиваций, процесса выбора и реализации соответствующего варианта поведения);

-установкой на исполнение норм и требований криминальной субкультуры (воровских традиций и обычаев в широком смысле слова – см. § 3) в соответствии со своим местом в иерархии;

-заботой о поддержании и повышении преступной «формы» как гарантии получения дохода и безопасности (это не исключает появления на определенном этапе уверенности в своем превосходстве и в безнаказанности, способствующей разоблачению);

-прагматической позицией в случае привлечения к уголовной ответственности, связанной с использованием презумпции невиновности, учитывающей реальные возможности правоохранительных органов и возможную реакцию уголовных «авторитетов», как и свой статус в преступной среде.

Характерная особенность личности профессионального преступника – наличие и поддержание необходимого для данного вида преступной деятельности комплекса знаний, навыков, умений и стремление к наибольшей специализации. Установлено, например, что на приобретение необходимых навыков начинающий карманный вор затрачивает около 6 месяцев. Его подготовка, как и подготовка профессионального преступника любой другой специализации, с одной стороны, опирается на уже имеющийся криминальный опыт данной категории преступников, с другой – совершенствуется методом «проб и ошибок» применительно к современным социальным условиям, формам борьбы правоохранительных органов с данным видом преступлений.

При выборе того или иного вида преступлений (кража, мошенничество, разбой, вымогательство и т. д.) или определенной их совокупности степень и характер уже приобретенной подготовки, как и его физические и интеллектуальные возможности, обусловливают дальнейшую специализацию и определяют «квалификацию». Профессионально-преступная деятельность вырабатывает у ее носителя определенные практические навыки и умения, нередко доведенные до автоматизма, которые и обеспечивают оптимальные возможности достижения цели при наименьшем риске. Этим объясняется и многообразие спецификаций в преступной деятельности, постоянное совершенствование ее криминальных способов и средств. Так, кражи как вид профессиональной преступной деятельности включает более 20 разновидностей, каждая из которых, в свою очередь, имеет более мелкие спецификации, связанные с наличием существенных особенностей способов (приемов) и средств преступных действий.

7 стр., 3063 слов

Психологическая подготовка осужденных к освобождению из колонии

... устройства, а также в психологической подготовке осужденного к тем трудностям, которые могут встретиться после освобождения. Таким образом, в этот период деятельность исправительных учреждений направлена на ... укоренившиеся в процессе осуществления им преступной деятельности, требуют такого социального контроля, который направлен на разрушение преступных потребностей, ликвидацию накопившегося у него ...

Карманники, например, в зависимости от места подразделяются на «рыночников» (воруют на рынках), «кротов» (в метро).

По способу различается восемь воровских квалификаций (крадущие с помощью технических средств – «технари», с помощью прикрытия – «ширмачи» и т. д.).

Чем выше квалификация, тем интенсивнее преступная деятельность. В среднем карманник-профессионал совершает до 25 краж в месяц. Только в пяти случаях из ста потерпевший догадывается о совершенной у него краже. Раскрываемость карманных краж, по данным проведенного исследования, не превышает 1-3%.

Специализация в способах преступлений выявлена у половины обследованных квартирных воров, при этом свыше 25% из них совершали кражи одним и тем же способом, тождественным вплоть до деталей (подбор ключей, использование воровского инструмента, выбивание дверей, проникновение под «легальным» предлогом и т. д.).

В настоящее время среди воров выделилась еще одна спецификация: сбор необходимой для определения места и условий кражи информации и продажа полученных сведений за 10—15% от суммы похищенного.

Значительно усовершенствовался и инструмент профессиональных воров: используются специальные отмычки — «гребешок» и «метелка», которые не оставляют явно видимых следов.

Аналогичным образом дифференцируются и другие категории воров. Например, похитители имущества из магазинов самообслуживания, железнодорожных объектов, воры автомашин и антиквариата насчитывают до 20 криминальных спецификаций. У мошенников здесь можно выделить до 40 вариантов профессиональной деятельности, среди которых наибольшее распространение получили «наперсточники» и «кукольники».

В последние годы стала распространяться профессионализация преступников в сфере так называемых криминальных услуг. Помимо скупщиков и сбытчиков краденого появились информаторы, наемная охрана, консультанты и т. д.

Почти все опрошенные в 1991-1992 гг. работники уголовного розыска указали на то, что современные корыстные преступники, совершающие преступления в виде промысла, становятся все более изощренными и изобретательными. Этому способствуют три фактора: возросший образовательный уровень преступника; обучение преступному опыту в среде осужденных и в преступной среде на свободе; техническая оснащенность профессиональных преступников.

Обязательная черта личности профессионального преступника – включенность в криминальную среду. Человек, встающий на путь совершения преступления в виде промысла, отказывается тем самым от соблюдения установленных в обществе норм поведения и приобретает, осваивает совершенно новые, характерные именно для преступной среды. При этом систематическая преступная деятельность обусловливает и определенный образ жизни, систему общения со всеми его последствиями. Остающаяся у лица естественная психологическая потребность в общении реализуется уже в той среде, которая близка к его ориентациям и установкам. В то же время само существование этой среды нередко и определяет его дальнейшее поведение. В ней он находит подкрепляющие стимулы и опыт, старается обеспечить свою безопасность и т. д. Характерно, в частности, что в местах лишения свободы при распределении вновь поступивших осужденных большинство стремится попасть в те коллективы, где больше лиц, судимых за аналогичные преступления. Особенно ярко подобная консолидация проявляется у осужденных за кражи, грабежи и разбои.

14 стр., 6566 слов

Субкультура преступного мира

... Тарда. Тард сравнивал преступные группировки с промышленными корпорациями, указывая на то, что криминальная субкультура имеет свою систему ценностей, свою специфическую символику, свой жаргон, свои традиции, ... совокупность ценностей, обычаев, традиций, норм и правил поведения преступников как социальной группы. Другие, как например Тулегенов В.В., дают более подробное определение: это совокупность ...

Поскольку в отличие от правопослушного поведения преступное всячески скрывается, то внешне оно проявляется лишь в среде единомышленников. Поэтому поиск поддержки и общения связан у профессиональных преступников с обменом устной и письменной информацией, посещением мест сборищ преступников и т. д.

Нередко наблюдается и взаимосвязанность совершаемых преступлений, «криминальная» эстафета. Так, для того чтобы сбыть краденое через ломбарды или комиссионные магазины, необходимые документы, удостоверяющие личность, за деньги добываются с помощью карманных воров либо подделываются имеющимися в среде преступников специалистами.

Причисление себя к преступной среде и непосредственная связь с ней ярко проявляются у карманных воров и отдельных категорий мошенников, которые совместно в пределах района, города, области собираются (сходка, «правиловка», «разбор») и обсуждают те или иные вопросы.

Современная уголовная среда имеет достаточно четкую стратификацию (расслоение).

Например, выделяются «воры в законе», «авторитеты», «дельцы», «шестерки». При этом каждый такой «слой» подразделяется на еще более мелкие категории.

Так, «воры в законе» делятся на «новых» и «старых», на российских и «пиковую масть» (из районов Закавказья) и т. д.

Большую роль в установлении и поддержании криминальных связей играют традиции, обычаи («законы») и иные неформальные нормы поведения профессиональных преступников, которые выступают своеобразными регуляторами применительно к микрогруппам и даже категориям преступников. Действие многих из таких норм может распространяться не только на определенную местность, но и проявляться в масштабе страны (например, санкции за те или иные нарушения).

Существование неформальных правил поведения в уголовной среде обеспечивается особенностями противоправного образа жизни, требующего обязательной регуляции некоторых его сторон, особенно взаимоотношений отдельных лиц и микрогрупп. Существенное различие наблюдается по месту действия неформальных правил: одни, например, имеют силу только в местах лишения свободы, другие – вне их. Некоторое различие норм обусловлено также национальными традициями и местными особенностями.

13 стр., 6098 слов

Профессиональная преступность и ее предупреждение

... профессиональных преступников стойкий паразитизм и некоторую интеллектуальность, стремление к татуировкам, жаргону, взаимовыручке. К профессиональной преступности, ... воры), фармазонщики (мошенники) и т. д. У воров, например, имелось 25 специальностей и соответственно специалистов. После революции профессиональная преступность ... определенные контакты с антиобщественной средой. Таким образом, данное ...

Важными особенностями личности профессионального преступника, связанными с его принадлежностью к преступной среде и подчинением правилам поведения в ней, является знание жаргона, блатного «фольклора», а также система кличек и татуировок.

Сопоставление словарей «блатной музыки», изданных в дореволюционной России, с современным жаргоном обнаружило существенные лингвистические изменения. Однако жаргон некоторых категорий преступников по лексике и функциям во многом остался прежним.

Преступный жаргон насчитывает около десяти тысяч слов и выражений. Его можно разделить на три основные группы: 1) общеуголовный жаргон, которым пользуются как обычные преступники, так и профессиональные; 2) «тюремный» жаргон, характерный для мест лишения свободы; 3) специальные профессиональные жаргоны, которые характерны только для профессиональных преступников. Например, у карманных воров насчитывается около 400 специальных терминов, отражающих специфику их деятельности, у карточных мошенников – 200, у воров антиквариата – около 100, у распространителей наркотиков – столько же.

Жаргон используется преступниками для общения, для распознания «свой – чужой» и непосредственно при совершении преступлений (для конспиративного обмена информацией).

Использование специального жаргона наряду с общеуголовным является свидетельством профессионализации отдельных контингентов преступников.

Подавляющее большинство рецидивистов, а также лиц, длительное время занимающихся преступной деятельностью, имеют клички, которые предназначены для сокрытия имен в целях обеспечения конспирации. Как правило, воровские клички производны от фамилий, физических и психических особенностей личности. Кличка – это своего рода краткая, но очень меткая характеристика, она остается за преступником даже в том случае, если он изменил фамилию и перешел на нелегальное положение.

В среде профессиональных преступников распространены татуировки. Количество татуированных осужденных в зависимости от числа судимостей колеблется в пределах от 75 до 95 %1 . Вместе с тем татуировки уже не играют той коммуникативной роли, которая отводилась им до конца 50-х годов.

Татуировки профессиональных преступников можно разделить на старые и новые. Старые татуировки главным образом встречаются у воров-рецидивистов, начавших свою преступную деятельность еще в 40-50-х годах и потому хорошо знающих их символику. Новые татуировки предпочитают лица, вставшие на преступный путь позднее. Однако по неписаным воровским «законам» часть татуировок, характерных для преступников прошлых десятилетий, достаточно хорошо известна и современным молодым преступникам, что подтверждает преемственность уголовных («воровских») традиций и обычаев.

Характеризуя личность профессиональных преступников, нельзя представлять их как людей, не имеющих определенных легальных занятий и места жительства.

Конечно, доля деклассированных лиц (гастролирующих и бродяжничающих), а также находящихся на нелегальном положении среди профессиональных преступников относительно велика (с учетом трудно раскрываемых преступлений, совершаемых ими): среди квартирных воров она составляет до 10%, разбойников – свыше 15, карманных воров – 22%. Однако большинство профессиональных преступников имеют для прикрытия легальное занятие, постоянно проживают в жилище семьи, либо своем, либо в общежитии. Надо иметь в виду и то, что профессиональные преступления некоторых видов нельзя совершить, не работая в определенной должности (например, хозяйственные преступления или обворовывание туристов лицами, которые специально для установления знакомств устраиваются на работу в гостиницу или в ресторан).

15 стр., 7499 слов

Характеристика личности преступника Вячеслав Кириллович Иваньков ...

... воров в законе быстро развивались после революции 1917. В попытке создать неустойчивость, хаос и панику, политические враги нового государства начали привлекать на свою сторону профессиональных преступников. ... «воров в законе» ранее судимы, а примерно каждый девятый - особо опасный рецидивист. Отдельными криминально-опознавательными характеристиками личности «вора» являются татуировки, жаргон, ...

Но даже преступления, не требующие такой подготовки, в большинстве совершаются профессиональными преступниками, числящимися на работе (правда, чаще на неквалифицированной) или учебе либо имеющими документы об инвалидности. В частности, среди воров личного имущества на момент привлечения к уголовной ответственности не работал лишь каждый третий. Вместе с тем высока доля длительное время неработающих среди карманных воров (три пятых), карточных мошенников (70%), лиц, совершающих разбои с проникновением в жилище (половина), квартирные кражи (две пятых)2 .