Обязательства как бы из договора

Реферат

Термином «обязательства как бы из договора» обозначаются те случаи, когда между двумя сторонами, не состоящими между собою в договоре, устанавливаются обязательственные отношения, по своему характеру и содержанию сходные с договорными обязательствами. В данном случае обязательства возникают или из односторонних сделок, или некоторых иных фактов, не являющихся ни договором, ни недозволенным действием. Давая этим обязательствам такое наименование, римские юристы делают отсюда и практические выводы, состоящие в том, что возникающие в такого рода случаях спорные вопросы об условиях и пределах ответственности сторон разрешаются аналогично тому, как они решаются применительно к соответствующим договорам.

Основные случаи обязательств — quasi ex contractu следующие:

(1) Negotiorum gestio — ведение чужих дел (или вообще забота о чужом деле) без поручения. Как видно из установившегося в позднейшей литературе дополнения к римскому термину negotiorum gestio, т.е. ведение дел, еще слов «без поручения», данный вид обязательства является аналогичным тому, которое возникает из договора mandatum.

(2) Обязательства, возникающие вследствие неосновательного обогащения одного лица за счет другого. Этой рубрикой охватывается несколько специальных случаев, как-то: требование возврата недолжного, уплаченного по ошибке; требование возврата того, что получено другим лицом, вследствие неосуществления того основания, которое имелось в виду, когда совершалось предоставление; требование возврата, недобросовестно приобретенного, и пр. Вся эта группа обязательств как бы из договоров имеет по своей сущности сходство с реальными контрактами, где также обязательство возникает на основе передачи вещей от одной стороны другой. Разумеется, между обеими категориями отношений имеется и коренное различие: при реальных контрактах вещь переходит из имущества одного в имущество другого на основании соглашения сторон, вследствие чего обогащение получателя вещи не может считаться sine causa, в данном же случае обязательство возникает именно из факта нахождения ценности в имуществе одного лица за счет другого без законного для этого основания.

Обязательства из частных деликтов и как бы из деликтов

Обязательства из деликтов также подвергаются, начиная со второй половины республики, весьма существенным изменениям. С одной стороны, реформируются деликты старого цивильного права, с другой стороны, преторским эдиктом создаются новые. Ответственность за деликты освобождается от наиболее острых элементов старой мести; рядом с ответственностью в виде штрафа (actiones poenales) появляется в известных случаях простая обязанность возместить причиненный вред (actiones rei persecutoriae); иногда возмещение вреда и штраф комбинируются в одном иске (actiones mixtae).

28 стр., 13822 слов

Требования к личности психолога-консультанта. Модель эффективного ...

... применения и основные направления в практике консультирования. 3. Требования к личности консультанта - модель эффективного консультанта. ... жизни. Описанный выше конструктивный путь достижения идентичности (вследствие личностного поиска и выбора) приводит к формированию того, ... - терпимость к возможным невротическим срывам с его стороны. 5. Поддержание общей культуры поведения возможно только ...

Но старое представление о деликтной ответственности как о чисто личной отражается еще в том, что в принципе и теперь наследник делинквента отвечает лишь в пределах своего обогощения от данного конкретного деликта (Gai. IV. 112: «Est certissima juris regula ex maleficiis poenales actiones in heredem nec competere nec dari solere»; fr. 38. D. 50. 17).

Рассмотрим прежде всего, какие изменения произошли в области деликтов старого цивильного права.

I. Деликты цивильного права. 1) Injuria. Положение законов XII таблиц об injuria были радикально реформированы преторским эдиктом. При этом эдикт обобщил казуистические нормы этих законов (edictum generale) и тем дал возможность юриспруденции развивать и расширять самое понятие injuria, распространяя его почти на всякие посягательства против человеческой личности. Вместе с тем были изменены самые последствия деликта. Принцип талиона, признаваемый законами XII таблиц для случая membrum ruptum, окончательно отжил свой век; неподвижные нормы штрафов (300 ассов, 25 ассов) не считались с особенностями каждого конкретного случая, а с развитием богатств оказались и чрезмерно низкими (у Авла Геллия (20, 1, 13) сообщается о некотором Л. Верации, который за удовольствие считал (pro delectamento habebat) ходить по улицам и раздавать пощечины; за ним шел раб с мешком, полным денег, и тут же выплачивал каждому по 25 ассов).

Ввиду всего этого преторский эдикт, отменив неподвижные таксы, установил actio injuriarum aestimatoria. При наличности injuria atrox претор сам в каждом конкретном случае определял ту сумму штрафа, к которой должен быть приговорен обидчик: в других случаях это предоставлялось судье in judicio. Рядом с этой гражданской ответственностью с течением времени возникает и ответственность уголовная. Lex Cornelia de injuriis установила такую ответственность для случаев pulsare, verberare, vi domum introire; позднейшее императорское законодательство распространило ее и на другие случаи, вследствие чего в позднейшем праве потерпевший всегда может выбирать между actio aestimatoria и уголовным преследованием (§ 10 In. 4. 4: «In summa sciendum est de omni injuria eum, qui passus est, posse vel criminaliter agere vel civiliter»[102]).

2. Furtum. Важнейшею реформой в области furtum была отмена личной ответственности (ductio со всеми ее последствиями) во всех тех случаях, где она по старому праву наступала, — то есть при furtum manifestum и при quaestio lance et licio; для всех этих случаев претор установил ответственность in quadruplum (actio furti manifesti, actio furti prohibiti и non exhibiti).

Остальные иски — actio furti nec manifesti in duplum, actio furti concepti и oblati in triplum претором были сохранены. В период империи, однако, частный обыск, а вместе с тем и все связанные с ним иски выходят из употребления, так что в конце концов остаются только аctio furti manifesti in quadruplum и actio furti nec manifesti in duplum.

19 стр., 9272 слов

Общее учение об обязательствах и договорах

... обязательство стипуляции есть обязательство абстрактное: оно возникает только вследствие того, что на вопрос кредитора должник отвечал "клянусь"; почему он дал такой ответ для стипуляции безразлично. И ... в произнесении некоторой словесной формулы. К этой группе контрактов относятся три договора: sponsio или stipulatio, jurata operarum promissio (клятвенное обещание вольноотпущенника патрону), dotis ...

Но эти иски имеют только штрафной характер; они — actiones poenales. Помимо их, потерпевший всегда мог вытребовать украденную вещь посредством rei vindicatio, а если вещи у вора уже не было, то — его ценность посредством особой condictio furtiva.

3. Damnum injuria datum. Ответственность за уничтожение и повреждение чужих вещей была заново опеределена особым законом Аквилия, lex Aquilia — вероятно, 287 г. до Р. Х. Закон этот содержал в себе три главы. Глава первая постановляла, что тот, кто убьет чужого раба или «animalia quae pecudum numero sunt» (то есть животное, принадлежащее к категории pecus — лошади, быки, овцы и т.д.), должен уплатить хозяину высшую цену, которую имела вещь в течение последнего года. Глава вторая устанавливала ответственность adstipulator’a, причинившего вред stipulator’y недолжным прощением требования. Глава третья снова возвращалась к вопросу о повреждении вещей и говорила, что тот, кто ранит чужого раба или pecus или уничтожит какую-либо иную вещь, должен возместить хозяину высшую цену ее в течение последнего месяца. При этом lex Aquilia устанавливала, по-видимому, указанную ответственность в форме manus injectio («damnas esto»; отсюда впоследствии для actio legis Aquiliae сохранилось правило, что в случае отрицания ответчик приговаривается in duplum: lis infitiando crescit in duplum).

Возмещение высшей цены, которую имела вещь в течение последнего года или месяца, носило первоначально только характер известного приема для определения убытков; но несомненно, что иногда эта высшая цена могла оказаться для ответчика и штрафом (в размере разницы между высшей ценой и нынешней стоимостью).

На этом основании Юстиниан отнес этот иск к actiones mixtae. Для ответственности по lex Aquilia не требуется, чтоб вред был нанесен умышленно (dolo); достаточно и простой небрежности (culpa levis).

Lex Aquilia явилась базисом для дальнейшей работы юриспруденции. Закон этот ограничивал понятие damnum injuria datum очень узкими рамками: согласно его тексту, для наличности ответственности необходимо было damnum corpore corpori datum, то есть повреждение телесной вещи, совершенное непосредственным физическим воздействием на нее виновника (frangere, rumpere и т.д.).

Другие случаи, например, отравление ядом раба или замаривание голодом скота, лежали уже вне этого понятия: здесь было не «occidere», а только «causam mortis praestare»(fr. 7. 6. D. 9. 2; Gai. III. 219).

Ввиду этого перед юриспруденцией стоял вопрос, как быть со случаями, не подходившими под букву lex Aquilia, и среди классических юристов можно заметить два течения. Одни из них полагали, что следует все же случаи подобного рода подчинять правилам lex Aquilia, и давали здесь actio legis Aquiliae utilis — иск с condemnatio на высшую стоимость вещи и с удвоением в случае infitiatio. Другие, напротив, предпочитали давать здесь преторский иск actio in factum (примыкающий к actio doli) на простое возмещение убытков; при этом иске не было удвоения ответственности, но зато не было и ограничения его высшей стоимостью в течение года или месяца (ибо убытки могут быть выше разницы между нынешней и бывшей стоимостью).

9 стр., 4112 слов

Право лиц в римском частном праве

... Изучить понятие лица и правоспособности в римском праве, рассмотреть соотношение между свободой, гражданством и семейным состоянием; 2. Сопоставить правовое положение латинов, перегринов и рабов; 3. ... т. е. правом распоряжаться своим имуществом и правом получать по завещанию; 4. Legis actio — право подавать законные иски и соответственно пользоваться предусмотренными квиритским правом формами охраны ...

Ко времени Юстиниана, по-видимому, эти колебания разрешились тем, что во всех случаях, где вред причинен самой вещи (damnum corpori datum), каким бы образом он ни был причинен (хотя бы и не corpore datum), ответственность определяется по правилам lex Aquilia; в других же случаях, где вещь физически остается неповрежденной, а только теряется для его владельца (например, бросаю вашу вещь в море), где, таким образом, нет damnum corpori datum, — там дается actio in factum (§ 16 In. 4. 3).

II. Деликты преторского права. Чрезвычайная расшатанность общественного порядка в последнем столетии республики вызвала со стороны преторов оживленную деятельность и привела к созданию новых видов деликтов.

1. Rapina, грабеж. С точки зрения цивильного права грабеж не выделялся из furtum, и грабитель отвечал как fur manifestus или как nec manifestus, смотря по тому, был ли он захвачен на месте преступления или нет. Практически это приводило к тому, что грабитель обыкновенно отвечал как fur nec manifestus, так как он обыкновенно скрывался. Для усиления репрессии претор Лукулл в 76 г. до Р. Х. установил особый иск — actio vi bonorum raptorum in quadruplum. Этот иск, вероятно, являлся первоначально иском чисто штрафным (то есть, кроме него, была возможна rei vindicatio и condictio furtiva), но при Юстиниане он уже actio mixtа. Во всяком случае, по истечении года со дня грабежа ответственность понижается до простого возмещения убытков.

2. Metus, угрозы. Тот, кто вынудит угрозами у другого какую-либо ценность, согласно эдикту претора Октавия, приблизительно того же времени, подлежит actio quod metus causa, также с ответственностью in quadruplum. Но этот иск есть actio arbitraria: ответчик, выдав полученное по предложению судьи добровольно, от ответственности освобождается.

3. Dolus, обман, мошенничество. Для случаев этого рода претором и известным юристом Аквилием Галлом в 66 г. до Р. Х. был установлен инфамирующий иск — actio doli — на простое возмещение вреда. В некоторых случаях, для устранения инфамирующих последствий, actio doli заменяется простою actio in factum. Как actio doli, так и примыкающая к нему actio in factum были затем широко использованы классическими юристами для тех случаев, где они затруднялись в подыскании подходящего иска. Благодаря чрезвычайно эластичному понятию dolus, под него можно было легко подвести самые разнообразные отношения, вследствие чего actio doli и actio in factum в значительной степени играли роль исков субсидиарных.

Указанные виды исчерпывали всю деликтную систему позднейшего римского права. Как видим, и здесь система строится не на каком-нибудь общем и едином понятии деликта, а на отдельных типах его. Для иска о возмещении вреда надо было подвести его под тот или другой из этих типов. Впрочем, и здесь (как при контрактах) позднейшее римское право, в особенности благодаря указанным actio doli и actio in factum, практически удовлетворяло почти всем запросам своего времени.

Iudex litem suam fecit. Институции Юстиниана так же, как Институции Гая, приводят следующие примеры обязательства из квазиделиктов.

Ответственность судьи за умышленно неправильное или небрежное разрешение судебного дела или за нарушение каких-либо судейских обязанностей, например за неявку в назначенный день для рассмотрения дела. В этих случаях судья «делает процесс своим», litem suam fecit, т.е. становится ответственным, по-видимому, за весь ущерб, понесенный потерпевшей от его действий стороной.

Actio de effusis et deiectis. Ответственность на основании преторского иска, actio de effusis et deiectis, лица, из дома которого, хотя бы и без вины хозяина, было что-нибудь вылито или выброшено на улицу или на площадь. Собственник потерпевшего от такого действия раба или животного так же, как и собственник поврежденной вещи, был вправе предъявить иск в двойной сумме понесенного ущерба. Свободному человеку, которому указанными действиями было нанесено ранение, давалась actio in bonum et aequum concepta о возмещении понесенного им убытка. Наконец, если была причинена смерть свободному человеку, любое лицо было вправе предъявить популярный иск (actio popularis) о взыскании с хозяина дома штрафа в сумме 50 тыс. сестерций.

Actio de positis et suspensis. Такая же actio popularis, носившая в этом случае название actio de positis et suspensis, давалась любому желающему против хозяина дома, если у этого дома что-нибудь было поставлено или повешено так, что могло причинить вред прохожим (небрежно повешенные вывески и т.п.).

Предметом иска было взыскание штрафа в сумме 10 тысяч сестерций.

Ответственность nautarum, cauponum, stabilariorum за деликты их слуг. Преторские иски, которые давались против хозяина корабля, содержателей гостиниц и постоялых дворов, за dolus и furtum совершенные их слугами на корабле, в гостинице, или на постоялом дворе по отношению к проезжающим. Предметом иска было взыскание двойного размера ущерба, понесенного проезжающим. Таким образом проезжающие наделялись энергичными средствами защиты: им давался иск против хозяина корабля, гостиницы или постоялого двора из receptum nautarum. Они могли предъявить соответствующий деликтный иск к непосредственному виновнику вреда — слуге и, наконец, вместо иска к непосредственному виновнику вреда — слуге, они могли предъявить иск о возмещении в двойном размере понесенного ими вреда к хозяину корабля или гостиницы, который по общему правилу был, разумеется, более платежеспособен, чем слуга.

Наследственное право

обязательство деликт наследование судья

Со смертью субъекта права погибают далеко не все принадлежавшие ему субъективные права и лежавшие на нем обязанности. Безусловно, уничтожаются только семейные права и обязанности; большая же часть имущественных правоотношений умершего продолжает существовать после смерти их субъекта. Они переходят к другому лицу, и этот переход прав и обязанностей умершего лица к новому субъекту называется наследованием.

Римляне представляли себе наследование возможным в двоякой форме: в виде универсального правопреемства — наследования комплекса прав и обязанностей, и в виде сингулярного правопреемства — легаты и фидеикомиссы.

Универсальное правопреемство состоит в том, что новый приобретать который в этом случае именуется наследником — heres, силою одного акта приобретает всю совокупность уцелевших после умершего прав и обязанностей. Он приобретает вступая в наследство, все части активного имущества, как вещные, так и обязательственные права. Ему не приходится совершать актов приобретения для каждого права в отдельности. Достаточно того события, которое считается актом приобретения всего наследства. В составе наследник может приобрети даже такие права, о существовании которых он не знал, и такие, к приобретению которых в отдельности он не способен. В то же время, по римскому воззрению, наследник с актом приобретения наследства делается субъектом всех тех обязанностей, которые сохранили силу после смерти наследодателя. На наследника, другими словами, переходят долги наследодателя, и переходят притом в полном объеме, хотя бы их сумма превышала активное имущество наследодателя. Наследство даже могло состоять из одних долгов. Только Юстиниан дал наследнику средство избавиться от этой ответственности за долги наследства в их полном размере.

Если наследников несколько. То они называются сонаследниками — coheredes. Они конкурируют друг с другом, к каждому переходит лишь идеальная доля всего наследственного имущества, то есть актива и ответственности за долги. На эквивалентно каждый из таких сонаследников считается призванным ко всему наследству. Это выражается в том, что при отпадении кого-либо из сонаследников его часть в наследстве делится между всеми оставшимися сонаследниками, римляне, как и мы, говорят в этом случае о приращении долей сонаследникам.

Для получения наследства необходима наличность двух моментов: открытие наследства и принятие наследства.

Открытием наследства называются те факты, которые дают право известному лицу сделаться субъектом наследственного имущества, если оно этого пожелает.

Принятие наследства состоит в волеизъявлении сделаться наследником: после этого изъявления призванное к наследству лицо делается субъектом наследственного имущества, входящих в его состав прав и обязанностей. Есть, впрочем, случаи, когда наследство приобретается помимо воли наследника и особый акт приобретения наследства не является необходимым. В этих случаях наследники называются heredes necessarii, в отличие от voluntarii; сюда относятся непосредственно подвластные наследодателю нисходящие, а также рабы, назначенные наследниками в завещании их собственника. В связи с этим следует отметить еще одно правило римского наследственного права, согласно которому наследник, раз он приобрел наследство, в завещании назначать наследника от или до известного срока, или под резолютивным условием.

Призвание к наследству совершается по двум основаниям:

  • Завещание умершего лица;

— Закон.

Призвание по закону наступает в случае, если наследодатель не оставил действительного завещания, или же в том случае, когда наследство дается некоторым лицам вопреки оставленному завещанию. Согласно с этим различаются три порядка наследования:

Наследование по завещанию — successio ex testamento;, Наследование по закону в тесном смысле, то есть при отсутствии завещания — successio ab intestato;, Наследование против завещания, или так называемое необходимое наследование.

У римлян не допускалось наследование и по завещанию и по закону. Сочетание наследников по завещанию и необходимых наследников было допустимым. Если умерший оставил завещание и в нем распорядился только частью своего имущества, то в остальной части не наступало наследования по закону. Эта оставшаяся часть переходила к тому же наследнику, который назначен в завещании. Исключение было только в отношении солдат: после солдат наследование совершается по завещанию настолько, насколько это определено завещателем, а в остальной части имущества наступало наследование по закону.

Наследование возможно и в форме сингулярного правопреемства. Оно совершается в виде отказов, по римской терминологии legatum, fideicommissum. в этих случаях отказополучатель получал по общему правилу не все имущество наследодателя или определенную его долю, но известные, указанные наследодателем части его активного имущества. Лицо, получившее отказ, не отвечало за долги наследодателя, хотя бы оно получило в результате больше, нежели сам наследник. Но, с другой стороны, отказы, сделанные наследодателем, действительны лишь тогда, когда активное имущество наследодателя превышает его долги. Кроме того, наследник имеет право удержать в свою пользу из наследственного имущества четвертую часть — quarta Falcidia, которую он может вычесть из назначенных наследодателем отказов.

Однако есть вид отказа — фидеикомисс, который устанавливает в результате универсальное правопреемство во всем наследстве или в его доле в пользу лица, получившего такой отказ.

Римская система наследования в смысле универсального или сингулярного правопреемства в имуществе умершего лица выработались не сразу. Еще в Юстиниановом праве заметны следы постепенных исторических наслоений в этой системе; совершенно ясно они выступают в классическом праве до реформы Юстиниана.

1. В области наследования в тесном смысле слова, как универсального преемства, классическое римское право различает две системы: старую цивильную систему — Hereditas — и новую преторскую — bonorum possessio. Основы старой системы положены законами 12 таблиц; первые отчетливые сведения в преторской системе мы имеем из эпохи Цицирона.

bonorum possessio в своей развитой форме устанавливала такое же универсальное правопреемство, как и hereditas. bonorum possessor отвечал, следовательно, за долги наследодателя в полном объеме. К bonorum possessio применялись также другие основные нормы, выработанные для цивильного права, например, приращение долей. Но в других отношениях сохранились существенные различия между этими двумя системами.

Наследование по цивильному праву

Наследование по преторскому праву

В основе цивильного наследования по закону и наследования против завещания лежит принцип агнатского родства.

По преторской системе к наследованию, наравне с агнатами, призывались когнаты и супруг.

Цивильное право выработало достаточно сложную систему завещания.

Преторское право заменило ее новой упрощенной.

По цивильному праву приобретение наследства совершалось иногда против воли наследника (heredes necessarii).

Преторское право всюду стремилось поставить приобретение наследства в зависимость от воли приобретателя.

По цивильному праву при наследовании по закону возможно было лишь однократное призвание к наследству: если призванное лицо не делалось наследником, то наследство не открывалось следующим классам наследников, а становилось вымороченным.

По преторскому праву при наследовании по закону при отпадении одного наследника оно открывалось следующему за ним по очереди.

По цивильному праву приобретение наследства было частным актом и не было связано сроком.

По преторскому праву оно совершалось перед претором и было связано сроком.

Преторский наследник, получая все иски, предоставленные цивильному наследнику, имел еще особый преторский иск, с помощью которого он мог приобрести владение телесными вещами, входящими в состав наследства. Благодаря выгодам, связанным с этим иском, приобретение bonorum possessio имело значение и для таких лиц, которые могли бы наследовать по цивильному праву.

С течением времени эти две наследственные системы — цивильная и преторская — стали все более сближаться между собою. Это сближение происходило вследствие того, что императорское законодательство стало вносить в цивильную систему принципы, заимствованные из преторского права. Дуализм в праве уничтожался, далее, благодаря тому, что некоторые положения преторского права устранили на практике противные им положения цивильного права; в других случаях были введены новые правила, которые заменили как старые цивильные, так и преторские нормы. В результате в Юстиниановом праве почти вся система наследования покоится на императорском законодательстве, и только в некоторых случаях пополняется нормами преторского права, так, например, наследование супругов по закону и в Юстиниановом праве основано только на преторском эдикте.

2. Не менее существенные изменения произошли со временем в праве отказов. До Юстининана в этом отношении различаются два института: легаты и фидеикомиссы.

Легат — древнейшая форма отказа. Легаты могли назначаться только в завещании с соблюдением установленных правил, и при том непременно после назначения наследника. Обязанность платить легаты могла быть возложена только на наследника, назначенного в завещании, но не на других лиц. Римляне знали четыре вида легатов:

— легаты, которые применялись только к вещам, которые находились в квиритской собственности завещателя, как в момент составления завещания, так и смерти завещателя. Легатарий приобретал в силу такого легата право собственности на отказанный ему предмет.

— второй вид легата устанавливал собственность легатария и употреблялся преимущественно (а по мнению сабинианцев — исключительно) для назначения отказа в пользу одного из сонаследников.

  • на основании третьего вида легата у легатария возникало только обязательственное
  • четвертый вид легата обязывал наследника не выдать легат, а допустить, чтобы сам легатарий взял из наследственной массы отказанный ему объект;
  • в результате такого легата у легатария возникает также обязательственное право против наследника;
  • этот легат применим только к вещам, входившим в состав наследства или же принадлежавших самому наследнику.

Фидеикомисс в его развитой форме есть тоже легат, но назначенный без соблюдения форм цивильного права; сюда относится, например, отказ, оставленный не в завещании ( то есть не в распоряжении, которое содержало в себе назначение наследника), а в кодицилле (так называется одностороннее распоряжение на случай смерти, не содержащее в себе назначения наследника), или отказ, оставленный истцу, неспособному получать легаты (вследствие безбрачия или перегрину), или отказ, возложенный по кодициллу на наследника по закону. Фидеикомиссы были снабжены иском при Августе. До этого времени они не были юридическим институтом. Их исполнение было делом совести наследника.

Последующая история этих институтов состоит в постепенном слиянии легатов и фидеикомиссов. На фидеикомиссы, после признания их юридической силы, мало-помалу были перенесены ограничения, выработанные для легатов. Юстиниана окончательно слил легаты и фидеикомиссы в один институт.

Условия наследования

Наследование наступает при наличности трех известных фактов, в результате которых одно лицо делается наследником другого лица. Эти факты мы называем условиями наследования. Таких фактов насчитывается три: 1. Смерть лица, способного оставить наследство. 2. Призвание к наследству лица, способного быть наследником. 3. Приобретение наследства этим лицом.

смерть наследодателя. Наследование может открыться в имуществе только умершего физического лица. После его смерти только тогда открывается наследство, когда это лицо было способно иметь активное имущество. Поэтому, не говоря о рабах, которые не считались вообще за субъектов прав, даже подвластные дети не могли по древнейшему праву оставлять наследства, но в позднейшем праве после смерти подвластных детей открывается наследство, ибо они в эту эпоху уже признаны способными иметь свое имущество в виде военного пекулия или квази-военного пекулия.. впрочем, они обыкновенно не имеют права совершать завещания. После перегринов наследование открывается не по римскому праву, а по праву их государства. После римлянина, потерпевшего в наказание за преступление капитус деминуцио медиа, наследство также не открывается, ибо, потеряв право римского гражданина, он не приобрел другого права гражданства.

Призвание к наследству. Возможно по трем основаниям: по завещанию; по закону; против завещания. Моментом призвания к наследству является обыкновенно момент смерти наследодателя. В этот момент наследство открывается для определенного лица, указанного законом или завещанием. К наследству призывается лицо только способное быть наследником. Важнейшие случаи, когда лицо не может быть наследником следующие: 1. Не могут быть призваны к наследованию те, кто еще не был зачат в момент смерти наследодателя или кто уже умер к этому моменту; 2. Из юридических лиц способны наследовать фиск, город, церковь, благотворительные корпорации, остальные корпорации могли наследовать лишь в силу особых привилегий. 3. Перегрины и римляне, претерпевшие капитус деменуцио медиа . не могут наследовать по римскому праву. 4. Не могут наследовать по римскому праву дети государственных преступников, вероотступники и еретики, вдова, нарушившая траурный год, родственники малолетнего, не испросившие ему опекуна.

Приобретение наследства. Следует различать порядок приобретения наследство по цивильному праву и по преторскому праву.

— по цивильному праву: наследство в большинстве случае приобретается при помощи изъявления воли на это со стороны призванного к наследству лица. Наследник обыкновенно делается наследником не в силу самого факта призвания его к наследству, а в силу решения воспользоваться данной ему возможностью приобрести наследство. Акт, посредством которого призванное к наследству лицо приобретает наследство, называется вступлением в наследство. Это есть юридическая сделка, состоящая в одностороннем изъявлении воли наследника приобрести наследство. Для того чтобы эта сделка была действительной требуется наличие нескольких условий:

А. Прежде всего лицо, призванное к наследству, должно быть способно к совершению этого акта. Способны принимать наследство только те лица, которые могут принимать на себя ответственность по обязательствам, потому что принятие наследства влечет за собой установление ответственности наследника за долги наследства. Поэтому лица, находящиеся под опекой и попечительством, по общему правилу, могут вступать в наследство лишь при наличности опекуна или куратора.

В. лицо , вступающее в наследство, должно само иметь волю приобрести наследство. Рабы и подвластные принимают наследство также лично. Нельзя поручить представителю принять наследство, но представителю можно поручить изъявить решение, уже принятое самим призванным к наследству лицом. В виде исключения за некоторых недееспособных лиц могут принимать решение о вступлении в наследство другие лица. Так, за ребенка моложе 7 лет может принять наследство его опекун или его отец, хотя бы он не имел отеческой власти; за душевнобольного, стоящего под отеческой властью — его домовладыка. Для юридического лица принимает наследство его представитель.

Г. воля принять наследство должна быть серьезна. Лицо, вступающее в наследство,

Д. Форма изъявления воли была развличной в разные эпохи. Первоначально был необходим торжественный акт — cretio. В позднейшее время принятие наследства могло быть совершено в любой форме: открытым выражением воли или же путем совершения таких действий, из которых можно вывести наличность воли принять наследство, например, путем продажи имущества из наследственной массы, взыскания долгов с должников наследства и т.д.

Е. Что касается срока принятия наследства, то он может быть определен в самом завещании. Если же в завещании такого распоряжения нет, то кредиторы наследства, заинтересованным в том, чтобы как можно скорее появилось лицо , отвечающее за долги наследства, могут вызвать в суд наследника для ответа на вопрос, принимает ли он наследство или нет, и в случае его отказа дать ответ, потребовать открытия конкурса над наследством. Наследник, впрочем, может предотвратить конкурс, испросив у магистрата срок на размышление. Этот срок до Юстиниана равнялся 100 дням. По эдикту лицо, не принявшее наследство в течение этого срока, признавалось отрекшимся. По законам Юстининана срок на размышление должен быть не свыше 9 месяцев (если срок назначается императором, то он может достичь одного года).

Если в течение этого срока лицо не выразит никакого решения, то по праву Юстининан оно считается вступившим в наследство.

Лицо, которое не желало принять открывшееся наследство, первоначально могло пропустить назначенный ему для принятия срок, в частности срок на совершение торжественного акта, направленного на принятие наследства. Позднее была признана возможность совершить отказ от наследства. Этот отказ совершался по тем же правилам, что и принятие наследства. Отказ от принятия наследства не мог быть совершен представителем наследника (кроме представителя юридического лица).

— принятие наследства по преторскому праву: отличается от принятия наследства по цивильному праву. Разница состоит в том, что оно приобретается только через испрашивание этого права у должностного лица (претора), владелец по преторскому праву таким образом мог быть только добровольным, но не обязательным. Испрашивать bonorum possessio можно было только в течение определенного срока. В течение года с момента открытия наследства, если призванное лицо — восходящий или нисходящий родственник наследодателя, и в течение 100 дней в других случаях.

Наследование

Под именем testamentum разумеется такое одностороннее распоряжение на случай смерти, которое содержит в себе назначение наследника. Назначение наследника есть самая существенная часть завещания. Если оно недействительно (условие о назначении наследника), то теряют силу и все прочие распоряжения наследодателя, которые содержатся в завещании, за немногими исключениями.

Кроме назначения наследника, в завещании могут заключаться и другие распоряжения наследодателя на случай смерти: легаты, фидеикомиссы, отпущение рабов на волю, назначение опекунов, распоряжение о погребении и т.д.

Завещание есть строго односторонний акт. Оно содержит в себе только изъявлениеволи самого завещателя. Согласие наследника или иных лиц, получающих что-либо по завещанию, с содержанием завещания не требуется, и изъявление его либо отказ в нем не имеют значения для действительности завещания в момент его совершения. Завещание есть акт, который может быть отменен свободно завещателем до самой смерти. Договор, ограничивающий свободу завещания отменить завещание, не имеет силы, не имеет силы также односторонний отказ завещателя в самом завещании от этой свободы.

Условиями для совершения завещания являются:

  • способность завещателя к совершению этого акта;
  • соблюдение установленной законом формы;
  • надлежащее назначение наследника в завещании.

Не всякое правоспособное лицо способно совершать завещание. Способность совершать завещание поэтому считается особым юридическим свойством субъекта права и , как таковая, получает название testamenti factio activa. Наоборот, testamenti factio passiva есть способность быть назначенным в завещании наследником, а testamenti factiо вообще есть способность каким бы то ни было образом участвовать в составлении завещания, в качестве завещателя, свидетеля или гонорированного лица.

Завещатель должен обладать testamenti factiо activa в момент совершения завещания. В момент смерти он может ее уже не иметь; утрата этой способности вредит лишь тогда, когда она наступила в силу ограничения правоспособности.

Следующие лица не имеют testamenti factio activa:

  • перегрины, не имеющие commercium; они могут совершать завещания лишь по праву своей страны, если это право знает завещание.

Подвластные дети могут совершать завещание лишь в отношении своего военного пекулия или квази-военного пекулия.

Не могут совершать завещания рабы.

Некоторые лица в наказание лишенные способности делать завещание, например, лица , осужденные за пасквиль, еретики, вероотступники.

Лица в возрасте девочки до 12 лет, мальчики до 14 лет, умалишенные, расточители не могут совершать завещание даже при участии опекуна или попечителя.

Глухонемые от природы лишены testamenti factio activa. Не могут совершать завещания вообще те лица, которые по природным недостаткам неспособны выразить волю в предписанной законом форме.

Завещатель не должен сомневаться в наличности testamenti factio activa . всякое сомнение относительно этого в момент совершения завещания делает завещание ничтожным

Форма завещания

Завещание — очень важный по своему содержанию акт. При совершении подобных актов требуется соблюдение известной формы, чтобы впоследствии не могло возникнуть спора, является ли акт вполне законченным или только проектом. Соблюдение всех формальностей является доказательством того, что совершившийся акт является законченным. Если же формальности не соблюдены, то можно предположить , что воля до конца не сформировалась. Кроме того, некоторые формальности по своему характеру имеют еще другое значение: они обеспечивают возможность доказать в будущем совершение акта, таковы письменная форма и привлечение свидетелей.

Особенное значение имеет предписанная форма при таком акте, как завещание, ввиду того, что этот акт приводился в исполнение тогда, когда его составитель уже не находится в живых. Тут особенно важно, чтобы составитель акта ясно показал, серьезную ли волю он выразил в своих предсмертных распоряжениях, и позаботился о том, чтобы самый факт совершения этих распоряжений и их точное содержание можно было легко доказать по его смерти.

В Юстиниановом праве мы имеем два вида завещаний, смотря по характеру формальностей, которые в них соблюдаются, а именно: частные и публичные.

Частные завещания — это такие завещания, которые совершаются без участия органов публичной власти. Нужно различать обыкновенную форму таких завещаний и особенную, которая применялась при некоторых исключительных обстоятельствах. Обыкновенное завещание совершалось устно или письменно в присутствии 7 свидетелей. Свидетели эти должны были быть особо приглашены к участию в совершении завещания именно в качестве свидетелей; они должны были добровольно согласиться на это участие и должны были быть к этому участию способны в момент совершения завещания. Неспособны быть свидетелями: перегрины, рабы, лица, лишенные этого права по суду за пасквиль, прелюбодеяние и вымогательство, а также лица, лишенные гражданской чести; женщины; лица, не способные быть свидетелями в силу физических и душевных пороков, малолетние, умалишенные, глухие , немые; подвластные дети завещателя; лицо, назначенное в завещании наследником, и лица, соединенные с ним отеческой властью (его подвластные, домовладыка, его братья , сестры, находившиеся с ним под одной властью).

При совершении завещания необходимо было соблюсти следующие правила: оно должно было быть выражено одним актом, то есть совершено в один прием и в одном месте; оно должно быть доведено до конца без перерывов, допускаются лишь небольшие перерывы по естественным надобностям завещателя или свидетелей; в случае значительного перерыва акт должен быть возобновлен с начала.

Особые формы завещания были усложненные и упрощенные. Осложнена форма была в следующих случаях:

  • для завещания слепого. Кроме 7 свидетелей должен присутствовать нотариус или 8-ой свидетель. Кроме того, соединялись вместе формальности устного и письменного завещания: должно быть составлено письменное завещание с соблюдением всех формальностей и прочитано подписывающим его свидетелям;
  • если письменное завещание составляло лицо. Которое по болезни, неграмотности не может писать, то восьмой свидетель должен был подписать завещание вместо завещателя.

Упрощенная форма завещания:

  • завещание составленное солдатом. Юстиниан ограничил право солдат составлять такие завещания временем похода.
  • о время господства какой-либо эпидемии в месте совершения завещания свидетели могут не собираться, а переговорить с завещателем каждый отдельно.
  • в деревне можно было ограничиться 5-ю свидетелями, причем письменное завещание грамотные свидетели подписывают за неграмотных, в этом случае требуется , чтобы свидетели были знакомы с содержанием завещания.

— если в завещании восходящий родственник назначает наследниками своих нисходящих, то не требуется свидетелей: достаточно, чтобы завещатель собственноручно вписал в документ имена наследников, их доли в наследстве (прописью, но не только цифрами) и поставить дату. На , чтобы оставить в нем легаты посторонним лицам нужно привлечь пять свидетелей.

Публичные завещания. Это завещания составленные при участии органа публичной власти. Юстинианово право знает два вида таких завещаний:

  • завещание, совершаемое путем занесения воли в протокол суда или некоторых муниципальных магистратов.
  • завещание, совершаемое путем передачи императору на хранение письменного документа, содержащего завещательные распоряжения.

Назначение наследника.

Назначение наследника является существенным элементом завещания. При недействительности назначения наследника уничтожается все завещание, за исключением немногих распоряжений. Завещатель мог назначить одного наследника или же нескольких и в последнем случае мог указать им любые части наследства. Если завещатель назначил одного наследника, то он получает все наследство, хотя бы завещатель прибавил к его назначению указание определенной части наследства, так как остальную часть наследства некому было передавать. Если завещатель назначил несколько наследников, то раздел наследства проводился различно, смотря по тому, были ли им указаны в завещании определенные доли или нет. Если завещатель не указал долей наследников, то наследство делилось поровну между ними. Если завещатель определил доли сонаследников, то раздел производился согласно его указаниям.

Пассивная завещательная способность, то есть право быть наследником, на первый взгляд, не требует особых пояснений, но это не так, поскольку существовали ограничения введенные для женщин и рабов. Завещатель имел право составить завещание в пользу своего или чужого раба, и в связи с этим последний принимал наследство только вместе с отпущением на волю. Причем в этом случае рабы были не вправе отказаться от наследства, то есть являлись необходимыми наследниками.

Если раб отчуждался господином до открытия наследства, он принимал наследство по приказу нового собственника, который и становился приобретателем этого наследства. И только если раб к моменту открытия наследства был освобожден из рабства, он являлся наследником в полном смысле слова: имел право принять наследство либо отказаться от него. Это единственный случай, когда пассивная завещательная способность служила непосредственно интересам раба.

Intestabilis и еретики, как не имели активной завещательной способности, так и не имели пассивной завещательной способности.

Что же касается женщин, то по закону Вокония (169г. до н.э.)т было запрещено назначать их наследницами граждан. Исключение составляли жрицы-весталки, внесенные в ценз в качестве обладателей имущества стоимостью в 100000 сестерций и выше. Дозволялось предоставлять женщинам легат, не превышающий ј наследственной массы, но при условии, если они принадлежат к агнатическим сестрам или дочерям. Эта мера была направлена против расточительности римлянок из высших слоев. С отпадением ценза данная мера утратила свое значение.

Некоторые лица хотя и обладали пассивной завещательной способностью, но не могли получить наследство полностью или в части, если не отпадало то обстоятельство, которое по закону признавалось препятствием для принятия наследства. Так, по законам Юлия и Паппия Поппея о борьбе с безбрачием и бездетностью, изданных при императоре Августе 4 и 9 г.г. н.э., на холостых мужчин в возрасте 25-60 лет и на женщин в возрасте 20-50 лет, не состоявших в браке и не имевших детей, распространялся ряд ограничений в имущественных правах: не состоявшие в браке не могли получить имущество по завещанию, а состоявшие в браке, но бездетные могли получить лишь половину того, что им было завещано. Указанные лица могли получить наследство по завещанию только после ближайших родственников и при условии, что в течение 100 дней после открытия наследства вступали в брак.

При этом понятие бездетности являлось условным. Так, мужчина не считался бездетным, если у него был один ребенок. Женщину (причем свободнорожденную) признавали не бездетной, если у нее было трое детей, а вольноотпущеницу — при наличии четырех детей. Женщины, удовлетворяющие этим требованиям, помимо неограниченного права получать по завещаниям, пользовались рядом других преимуществ. Все то, что не могли получить по завещанию лица, не состоящие в браке или бездетные, объявлялось не востребованным и обращалось в пользу других лиц, назначенных в том же завещании, или в пользу казны.

По тем же законам Юлия и Паппия Поппея для лиц, вступивших в новый брак, в интересах детей от первого брака появляются некоторые ограничения прав на имущество, полученное ими от первого брака. Это имущество оставалось в пользовании родителя, вступившего в новый брак, а после смерти переходило к детям от первого брака. Кроме того, новому супругу не могло быть ни подарено, ни завещано больше имущества, чем детям от первого брака. Эти законы просуществовали до 4 в.н.э.

Пассивная завещательная способность признавалась и за перегринами, а также в исключительных случаях за объединениями, которые в Риме олицетворяли собой зачатки юридических лиц.

Пассивной завещательной способности не имели лица, не зачатые в момент смерти наследодателя, а также дети государственных преступников. Лица, объявленные расточителями, и те, кто ни устно, ни письменно не могли изложить свою волю, также не имели пассивной завещательной способности.

Более того, завещание признавалось недействительным, если дети, зачатые, но не родившие при жизни наследодателя не значились наследниками в завещании или не исключались из него.

Еще одним условием действительности завещания являлось назначение наследника завещателем лично, ясно и точно. К числу неопределенных лиц первоначально относились зачатые, но не родившиеся дети и юридические лица. Однако в период империи уже было допущено назначение наследниками и тех и других.

Допускалось назначение наследника под условием, если условие имело характер отлагательного. В этом случае наследство открывалось не в момент смерти наследодателя, а по наступлении условия. Отменительное условие в завещании не допускалось.

В завещании назначение наследника иногда сопровождалось возложение на него ряда обязанностей: выполнить какие-либо действия, использовать имущество по определенному назначению.

Недействительность завещания

Завещание может не иметь силы с самого начала или же потерять ее впоследствии. Сама недействительность завещания может быть ничтожной или оспоримой. С самого начала завещание является ничтожным, если в нем отсутствует одно из главных условий:

  • завещатель не имел завещательной способности;
  • не соблюдена форма завещания;
  • нет действительного назначения наследника.

С самого начала оспоримы завещания, совершенные под влиянием заблуждения, принуждения, обмана.

Действительное первоначально завещание может затем потерять силу вследствие разных причин:

1. так как завещание — акт односторонне отменимый, то сам завещатель может по своей воле лишить свое завещание силы. Отмена завещания может быть совершена разными способами:

2. составление нового завещания;

3. завещание может быть отменено посредством специального заявления завещателя перед судом или тремя свидетелями;

4. письменное завещание отменяется тем, что завещатель с этой целью уничтожает сам текст завещания или срывает печати свидетелей.

5. помимо воли завещателя действительное завещание может потерять силу с течением времени по следующим причинам:

6. если завещатель потеряет свою правоспособность после совершения завещания;

7. если все назначенные наследники утратят пассивную завещательную способность или умрут ранее завещателя или не примут наследство по завещанию.

Особым основанием. В силу которого завещание вполне или отчасти может оказаться недействительным, является нарушение в нем интересов необходимых наследников.

Наследование по закону

Если после умершего не окажется наследника по завещанию, то его имущество наследуется по закону. Необходимым условием открытия этого порядка наследования является окончательное выяснение вопроса о том, что наследование по завещанию не наступит.

Сам порядок наследования, в котором по закону должны призываться наследники по закону, был различен в разные эпохи развития римского права.

1.по законам 12 таблиц было три класса наследников. Основным принципом наследования по закону было агнатское родство наследника с наследодателем. В первом классе призывались свои наследники, то есть те лица, которые находились в момент смерти наследодателя непосредственно под его властью, а также те, которые были зачаты в этот момент и, если бы родились уже тогда были бы под его властью. Во втором классе призывался, при отсутствии своих наследников, ближайший по степени родства агнат. В третьем классе призывались, если не было агнатов, родичи. В пятой таблице заключены два важных принципа: наследники принимали на себя все долги умершего и делили между собой все требования, которые принадлежат наследодателю, чтобы и то и другие досталось каждому из наследников соответственно долям в наследстве. Когнатическое родство (кровное родство) еще не дает права наследования по закону. Особенностью римского наследования, которую оно сохранило навсегда, стало правило: наследование по завещанию несовместимо с наследованием по закону в имуществе одного и того лица.

2.Первый разряд наследников по Законам 12 таблиц составляли sui heredes (свои наследники) — лица, находившие непосредственно под властью наследодателя : жена, дети, усыновленные, внуки от ранее умерших сыновей. Жена, дети и усыновленные делили имущество поровну. Внуки наследовали по праву представления, то есть получали все вместе долю наследства, которую бы получил их отец при жизни, а затем делили эту долю поровну между собой. Наследованию данной группы придавался особый характер: «свои наследники» не столько становились обладателями нового для них наследственного имущества, сколько вступали в управление своим, принадлежавшим им вместе с домовладыкой на праве семейной собственности. «свои наследники» при жизни родителя все же считаются некоторым образом собственниками имущества. Для «своих наследников» вовсе не требовалось призыва к отцовскому наследству: они и так предполагались наследниками, ибо закон определял, кому наследовать. Законы 12 таблиц отказывали эмансипированным в участии отцовского наследства: эмансипированный из-под власти отца — не агнат.