Судебная лингвистика как прикладная отрасль языкознания

Реферат

…нужно знать свой родной язык и уметь пользоваться его гибкостью, богатством и своеобразными оборотами, причем, конечно, к этому знанию относится и знакомство с сокровищами родной литературы…

А. Ф. Кони

Среди прикладных отраслей языкознания свое отдельное место занимает и та его отрасль, которая имеет дело с систематизацией норм, традиций использования языка в правовой, судебной сферах деятельности.

Вопросы культуры речи всегда находились в центре внимания выдающихся деятелей судопроизводства.

«…я не могу не припомнить беседы с воспитанниками выпускного класса училища правоведения после одной из моих лекций по уголовному процессу в конце семидесятых годов. Они спрашивали меня, что им, готовящимся к судебной деятельности, нужно делать, чтобы стать красноречивыми. Я отвечал им, что если под красноречием разуметь дар слова, волнующий и увлекающий слушателя красотою формы, яркостью образов и силою метких выражений, то для этого нужно иметь особую способность, частью прирожденную, частью же являющуюся результатом воспитательных влияний среды, примеров, чтения и собственных переживаний. Дар красноречия, по мнению Бисмарка, который хотя и не был красноречив сам, но умел ценить и испытывать на себе красноречие других, имеет в себе увлекающую силу, подобно музыке и импровизации. „В каждом ораторе, — говорил он, — который действует красноречием на своих слушателей, заключается поэт и только тогда, когда он награжден этим даром и когда, подобно импровизатору, он властно повелевает своему языку и своим мыслям, он овладевает теми, кто его слушает“. Поэтому невозможно преподать никаких советов, исполнение которых может сделать человека красноречивым. Иное дело уметь говорить публично, т.

е. быть оратором. Это уменье достигается выполнением ряда условий, лишь при наличности которых можно его достигнуть. Этих требований или условий, по моим наблюдениям и личному опыту, — три; нужно знать предмет, о котором говорить, в точности и подробности, выяснив себе вполне его положительные и отрицательные свойства; нужно знать свой родной язык и уметь пользоваться его гибкостью, богатством и своеобразными оборотами, причем, конечно, к этому знанию относится и знакомство с сокровищами родной литературы Наконец, сказал я, нужно не лгать. Человек лжет в жизни вообще часто, а в нашей русской жизни и очень часто, трояким образом: он говорит не то, что думает, — это ложь по отношению к другим; он думает не то, что чувствует, — это ложь самому себе, и, наконец, он впадает в ложь, так сказать, в квадрате: говорит не то, что думает, а думает не то, что чувствует. Присутствие каждого из этих видов лжи почти всегда чувствуется слушателями и отнимает у публичной речи ее силу и убедительность». Так характеризовал языковую (вернее — речевую) составляющую профессионально-юридической деятельности один из выдающихся представителей русского судопроизводства, ученый и писатель, сенатор, член Государственного Совета, академик Анатолий Федорович Кони (1844—1927).

2 стр., 691 слов

Что должен знать и уметь педагог для стимулирования учения школьников.

... всегда постоянна. 1.9. Активность определяет степень «соприкосновения» обучаемого с предметом его деятельности. 1.10. Самостоятельность – способность школьника обходиться без помощи товарищей, учителей, взрослых. ... правильные. 4. Мотив в переводе с латинского – _________________ Что должен знать и уметь педагог для стимулирования учения школьников. 6. Продолжите фразу: Внутренние мотивы –это ...

А. Ф. Кони

Отсюда следует, что свое особое место в речевой культуре общества занимает, в частности, и искусство речи на суде, шире — правовая речь, которая преследует свои специфические цели и решает свои специфические задачи. По многим параметрам она представляет собой достаточно самостоятельную сферу функционирования языка, которая требует отдельного же рассмотрения. Лингвистику, занимающуюся этой сферой, условно, вслед за традицией, сложившейся в некоторых европейских странах, например в Англии, можно назвать судебной лингвистикой. Отечественная лингвистическая традиция, однако, не знает такой отрасли лингвистического знания, хотя в той же английской судебной практике она предстает как вполне устоявшаяся и располагающая даже своим печатным органом — специальным журналом «Судебная лингвистика».

Более того, в Англии уже давно ведется целенаправленная подготовка специалистов по судебной лингвистике, существуют магистерские программы по судебной лингвистике, университетские курсы судебной лингвистики и т. д. В перечень дисциплин этого профиля входят как общеобразовательные лингвистические предметы, например «Введение в языкознание», анализ разговорной и письменной речи, так и предметы узкой направленности, ориентированные на лингвистическое расследование свидетельских показаний на суде, письменного языка правовых систем, правовых и в целом юридически значимых документов.

В этот перечень должен быть включен также лингвистический анализ содержания и стилистики печатной и электронной продукции, вызывающей интерес правоохранительных органов.

М. В. Ломоносов, П. С. Пороховщикова, П. С. Пороховщикова

А. Ф. Кони

А. Ф. Кони

А. Ф. Кони

А. Ф. Кони

Специфика ее отчетливо проявляется, например, в противопоставлении политической речи: «Речи политического характера не могут служить образцами для судебного оратора, ибо политическое красноречие совсем не то, что красноречие судебное. Уместные и умные цитаты, хорошо продуманные примеры, тонкие и остроумные сравнения, стрелы иронии и даже подъем на высоту общечеловеческих начал далеко не всегда достигают своей цели на суде. В основании судебного красноречия лежит необходимость доказывать и убеждать, т. е. , иными словами, необходимость склонять слушателей присоединиться к своему мнению. Но политический оратор немного достигнет, убеждая и доказывая. У него та же задача, как и у служителя искусств, хотя и в других формах».

14 стр., 6511 слов

Судебная монологическая речь

... Целевые установки определяют весь аргументированный и эмоциональный строй судебной речи. Особенности обвинительной речи Главная задача обвинительной речи прокурора - доказать факт преступления и виновность подсудимого, ... относятся однозначно. Однако большинство опытных практических работников считают письменную подготовку речи обязательной. «Знайте, читатель, - писал П. Сергеич, - что, не исписав ...

XX—XXI вв.

Заметим, однако, что едва ли правомерно говорить об «использовании лингвистических познаний в судебном разбирательстве». Собственно лингвистические познания, связанные с исследованием структуры и жизни языка в качестве предмета изучения, далеки от потребностей судебных разбирательств.

Когда мы говорим об использовании компетенций лингвистики применительно к судебным разбирательствам, речь может идти лишь о содержательно-стилистической оценке того или иного слова, выражения, фрагмента текста или контекста с точки зрения их направленности / ненаправленности против интересов, достоинства, чести и т. д. адресата речи в ее прямой или косвенной обращенности либо же о лингвистически мотивированном, доказательном толковании соответствующего языкового факта в составе целого, включая и знаки препинания в письменном тексте, с точки зрения их функциональной значимости: противоречивы они в контексте целого, в речевой ситуации или нет, ясны по смыслу и выполняемой ими содержательной функции или двусмысленны, стилистически маркированы или нет и т. д.

Неверно также усматривать важнейшую задачу «судебной лингвистики» («юрислингвистики»!) в «декларировании взаимной адаптации лингвистического и юридического понятийнометодологического аппарата, установлении прямых корреляций между фактами языка и фактами права». Непонятно, что подразумевается под «взаимной адаптацией лингвистического и юридического понятийно-методологического аппарата», если подобное вообще возможно. Более того, когда мы говорим об использовании языкового факта применительно к норме права, то непременно должны отчетливо разграничивать, по крайней мере, понятия обычное право и право кодифицированное. Именно в обычном праве, но не в кодифицированном, собственно правовые и языковые факты могут быть сближаемы между собой, ибо обычное право находит свое воплощение в обычном же языке в совокупности выражаемых им обычаев и ментальных представлений соответствующего социума.

О том, что судебная лингвистика находится у нас на начальном этапе становления в качестве отдельной смежной лингвистической дисциплины свидетельствует, в частности, и тот факт, что в таком ответственном издании, как «Большая юридическая энциклопедия», в статье «Судебная речь» собственно языковая ее составляющая не отграничена от содержательнодоказательной составляющей.

Определив судебную речь как речь, «выраженную публично и обращенную к суду и ко всем субъектам гражданского или уголовного процесса во время судебного разбирательства дела», указав на цель судебной речи — «оказание помощи суду и иным заинтересованным лицам в установлении фактических и юридических обстоятельств дела, а также истины по нему для обеспечения вынесения правильного судебного решения» и выделив виды речи по их субъектам (судебная речь «прокурора, адвоката, подсудимого, потерпевшего и его представителя, истца, ответчика», а также «реплику в качестве особого вида судебной речи»), при представлении собственно структуры судебной речи «Большая юридическая энциклопедия» вопреки напрашивающегося по логике словарной статьи формальноязыкового анализа судебной речи перечисляет шаги, которые должны предприниматься для создания доказательной базы деяния в цепочке его содержательно-фактологических засвидетельствований. Это, однако, не имеет прямого отношения к характеристике судебной речи в качестве отдельного феномена словесной культуры.

22 стр., 10837 слов

Анатолий Федорович Кони как идеальный оратор XX века

... Кони, критические статьи, интернет-источники, а также проведена аналитическая работа по одной из его самых образцовых судебных речей ... Кони как оратора и юриста, и какие черты идеального оратора, ему присущи. Для выполнения поставленной цели необходимо разрешить ряд задач: изучить историю риторики и ораторской деятельности, ... риторики изменялось и представление о риторическом идеале и появлялись ...

Условно принимая для рассматриваемой отрасли практической лингвистики название Судебная лингвистика, заметим, что сама по себе эта отрасль по решаемым в ней задачам намного шире и богаче своего названия, охватывая не только собственно процесс судопроизводства, но и всю сферу правовой деятельности общества в целом, о чем уже говорилось.

  • Кони А. Ф. Приемы и задачи обвинения // Избранные произведения. М., 1956. С. 65—66.
  • «Forensic linguistics» (издается с 1994 г., а в 2003 г. в связи с расширением обсуждаемых им круга проблем и роста числа читателей был переименован в «International Journal of Speech language and the Law».
  • Кони А. Ф. Искусство речи на суде // А. Ф. Кони . Избранные произведения. С. 95.
  • Там же. С. 96.
  • Кони А. Ф. Искусство речи на суде. С. 97.
  • Кони А. Ф. Приемы и задачи обвинения // Кони А. Ф. Ибранные произведения. С. 67—68.
  • См., напр.: Подкатилина М. Л. Судебная лингвистическая экспертиза экстремистских материалов: теоретические и методические аспекты.12.00.12 — криминалистика; судебно-экспертная деятельность; оперативнорозыскная деятельность: автореф. дис. … канд. юр. наук. М., 2012.
  • См., напр.: Осадчий М. А. Публичная речевая коммуникация в аспектеуправления правовыми рисками: автореф. дис. … д-ра филол. наук. Кемерово, 2012. С. 3.
  • Там же.
  • Большая юридическая энциклопедия. М., 2007. С. 577.