Третейское разбирательство экономических споров (Вопросы теории и практики)

Реферат
Содержание скрыть

Оценка содержания этой новой категории, довольно эластична.

Значение этого понятия определяется тем, что его использование в определенных случаях позволяет блокировать деятельность целого компонента юрисдикционной системы России — системы третейских судов. Так, в соответствии с пп. 2 п. 3 ст.

233 АПК РФ арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если будет установлено, что оно нарушает основополагающие принципы российского права. Согласно пп. 2 п. 3 ст. 239 АПК РФ арбитражный суд, установив, что решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права, отказывает в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Аналогичные нормы содержатся в пп. 2 п.

3 ст. 421, пп. 2 п. 2 ст. 426 ГПК РФ, а также в абз. 3 п. 2 ст.

42 и абз. 3 пп. 2 п. 2 ст. 46 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации» .

Представление о том, каково содержание понятия «основополагающие принципы российского права», только начинает складываться. Однако анализ уже высказанных правоведами точек зрения свидетельствует о том, что к единому знаменателю юристы пока не пришли.

Очевидно, что сегодняшний подход к определению содержания данной категории («основополагающие принципы российского права») необходим с позиций представлений о принципах права, которые сформировались в общей теории права. И именно такие попытки делаются в настоящий момент. Понятие «принципы права», даваемое в юридической литературе, сводится к их характеристике как основополагающих нормативно закрепленных правовых идей. Таким образом, уже из этого определения видно, что принципы права по своему содержанию отражают два аспекта — идейное начало и нормативность. Указанное обстоятельство практически единодушно признается правоведами .

Итак, как уже было сказано, в общей теории российского права довольно тщательно разработана концепция правовых принципов (принципов права).

Однако появление в законодательстве термина «основополагающие принципы российского права» вызывает вопрос: а как соотносятся эти два понятия? Имеются ли основания для утверждения о том, что среди принципов права есть еще и особые принципы — «основополагающие» ?

8 стр., 3624 слов

Семейное прав как отрасль российского права

... семейного права может быть охарактеризован как дозволительно-императивный. 2. Принципы семейного права. Принципы семейного права – это руководящие положения, определяющие сущность данной отрасли права ... если иное не предусмотрено законами субъектов Российской Федерации, присоединяет к своей фамилии фамилию ... развод одного из супругов – невозможность суда отказать в расторжении брака, если другой ...

М.В. Филимонова пытается подойти к определению основополагающих принципов российского права с позиций понятия общеправовых принципов. Однако после проведенного анализа она выражает сомнения в возможности «допущения» в судебную практику подобной «размытой» оценочной категории.

М.З. Шварц полагает, что к основополагающим принципам российского права следует относить гарантии прав и свобод человека и гражданина, одной из которых является запрет использования при осуществлении правосудия доказательств, полученных с нарушением федерального законодательства. Нарушение указанного правила может явиться основанием для отмены решения третейского суда компетентным государственным судом .

К. И. Худенко

Предлагаемый подход к разрешению анализируемой проблемы ставит новые вопросы: а каково соотношение «конституционных принципов» и «основополагающих принципов российского права»? Можно ли говорить о том, что «основополагающие принципы российского права» — понятие более широкое, нежели «конституционные принципы»? Или, напротив, существуют ли «конституционные принципы», которые не охватываются понятием «основополагающие принципы российского права»? Вместе с тем следует отметить, что категория «конституционные принципы» уже имеет достаточную степень проработанности, что дает возможность эффективного использования этого понятия для осмысления введенной новым законодательством категории основополагающих принципов российского права. Так, говоря об общеправовых принципах, закрепленных в Конституции, Конституционный Суд Российской Федерации еще в 1993 г. обратил внимание на то, что они «обладают высшей степенью нормативной обобщенности, предопределяют содержание конституционных прав человека, носят универсальный характер и в связи с этим оказывают регулирующее воздействие на все сферы общественных отношений». Современная юридическая доктрина также весьма активно оперирует понятием «конституционные принципы». Однако применение этой терминологии носит весьма абстрактный характер и используется не в отношении конкретных правовых отраслей или правовых институтов, а в отношении всей правовой системы государства. В любом случае применительно к исследуемой проблематике понятие конституционных принципов, разработанное для нужд конституционного и государственного права, вряд ли может быть применено с той степенью конкретности, которая требуется в отношении оценки актов, принимаемых третейскими судами.

Е. А. Суханов, В. Ф. Попондопуло, Е. А. Виноградова, Закона РФ

Само понятие «публичный порядок» нашло воплощение в действующем российском законодательстве. К примеру, в соответствии со ст. 1193

Кодекса РФ

В то же время российская судебная практика (во всяком случае, практика судов общей юрисдикции) отвергает прямую проекцию категории «публичный порядок» на понятие «основополагающие принципы права» .

В Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 сентября 1998 г. указано, что «при рассмотрении дела городской суд признал, что решение МКАС при ТПП РФ противоречит публичному порядку Российской Федерации, поскольку не соответствует ее законодательству. Однако этот вывод основан на неверном толковании понятия «публичный порядок Российской Федерации», а также противоречит содержанию решения, в котором отсутствуют ссылки на нормы международного или иностранного права. Решение арбитражного суда основано на нормах российского гражданского законодательства, что вообще исключает возможность ссылки на нарушение публичного порядка, поскольку применение норм национального российского права не может трактоваться как нарушение публичного порядка Российской Федерации. Содержание понятия «публичный порядок Российской Федерации» не совпадает с содержанием национального законодательства Российской Федерации.

13 стр., 6301 слов

Ценность права. Принципы права и их роль в правовом регулировании

... этой свободы. Целью данной курсовой работы является исследование принципов права и ценности права для общества. Для достижения этой цели необходимо решить следующие задачи: )Рассмотреть понятия «правовые принципы» и «принципы права», их виды и соотношение. )Определить роль ...

Поскольку законодательство Российской Федерации допускает применение норм иностранного государства, наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для применения оговорки о публичном порядке. Такое применение этой оговорки означает отрицание применения в Российской Федерации права иностранного государства вообще. Под «публичным порядком Российской Федерации» понимаются основы общественного строя российского государства. Оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех отдельных случаях, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания» .

В Постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации указано, что под публичным порядком необходимо понимать основные принципы, закрепленные в Конституции Российской Федерации и законах Российской Федерации. Еще в одном судебном акте Президиум Верховного Суда Российской Федерации не согласился с выводами нижестоящих судов, которые интерпретировали как противоречие публичному порядку неверное понимание и применение арбитражным судом некоторых статей Гражданского кодекса Российской Федерации. Хотя указанные судебные решения вынесены до принятия новейшего процессуального законодательства, они отражают ту тенденцию российского правоприменения, которая не сводит понятие «публичный порядок» к совокупности норм, содержащихся в российском законодательстве. В то же время все указанные судебные акты свидетельствуют об отсутствии четкой, непротиворечивой позиции Верховного Суда Российской Федерации относительно понятия «публичный порядок» и его соотношении с понятием «основополагающие принципы российского права» .

Следует отметить, что в высказываниях западных юристов, которые весьма тщательно исследовали понятие «публичный порядок», можно найти суждения о том, что оно не совпадает по своему содержанию с понятием фундаментальных принципов права, хотя и связано с ним. Так, К. Вербар пишет о том, что публичный порядок «целиком и полностью направлен на защиту общего, социального интереса большинства. Кроме того, он базируется на общих, фундаментальных принципах права. Последние служат ему одновременно в качестве подтверждения и границ». Из приведенной цитаты видно, что французский юрист не сводит понятие публичного порядка к фундаментальным принципам права, хотя и подчеркивает связь между этими явлениями.

Применительно к теме настоящей работы можно отметить, что интерпретация понятия основополагающих принципов права возможна в контексте негативной доктрины о публичном порядке.

Мнение большинства юристов сходится в том, что применение категории «публичный порядок» должно быть очень осторожным. При таком подходе случаи отказов в приведении арбитражных решений в исполнение по мотиву противоречия публичному порядку должны быть чрезвычайно редкими событиями. В некоторых случаях специалисты обращают внимание на то, что категория публичного порядка применяется тогда, когда с исполнением решения арбитража (третейского суда) связываются последствия социально значимого характера. Примером тому может служить такое арбитражное решение в отношении градообразующего предприятия, последствиями которого может быть безработица и банкротство. Это обстоятельство является основанием для применения категории «публичный порядок» .

7 стр., 3463 слов

Защита прав граждан в суде

... такого принципа судопроизводства, как доступность судебной защиты. Статья 3 ГПК, раскрывая содержание права на обращение в суд, практически ... рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом. Вместе с тем обеспечение доступности судебной защиты ... с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, ...

Из смысла действующего процессуального законодательства можно сделать вывод о том, что, прибегая к понятию «основополагающие принципы российского права», государственный суд не должен заниматься проверкой правильности применения третейским судом норм материального и процессуального права, т. е. не должен выполнять своеобразную кассационную функцию по отношению к решениям третейского суда. Даже если третейский суд неправильно применил нормы материального или процессуального права, это не означает, что такое решение в силу этого одного обстоятельства подлежит отмене.

Таким образом,, далеко не всякое нарушение норм материального или процессуального права можно рассматривать в качестве попрания основополагающих принципов права. Само по себе нарушение правовых норм еще нельзя рассматривать в качестве очевидного свидетельства нарушения правовых принципов.

Кристаллизация представлений об основополагающих принципах российского права как основаниях отмены решения третейского суда, очевидно, будет происходить длительное время путем формирования соответствующей судебно-арбитражной практики. Однако уже и сегодня появляются судебные решения, в которых определяются контуры представлений об этом новом для российской правовой действительности термине.

В. В. Ярков

В Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 3 апреля 2003 г. по делу N КГ-А40/1672 указано, что «решение третейского суда может быть признано нарушающим основополагающие принципы российского права (противоречащим публичному порядку Российской Федерации) в том случае, если в результате его исполнения будут совершены действия, либо прямо запрещенные законом, либо наносящие ущерб суверенитету или безопасности государства, затрагивающие интересы больших социальных групп, являющиеся несовместимыми с принципами построения экономической, политической, правовой системы государства, затрагивающие конституционные права и свободы граждан, а также противоречащие основным принципам гражданского законодательства, таким как равенство участников, неприкосновенность собственности, свобода договора. Неправильная, по мнению одного из участников спора, оценка третейским судом имеющихся в деле доказательств и, по его же мнению, необоснованное или неправильное применение судом отдельных норм гражданского законодательства, регулирующих конкретные, вытекающие из заключенного между сторонами договора, правоотношения, возникающие в процессе осуществления сторонами предпринимательской деятельности, не являются основаниями для отмены решения третейского суда» .

Вместе с тем судебная практика свидетельствует о том, что в судебных постановлениях имеются некорректные интерпретации основополагающих принципов российского права. Федеральный арбитражный суд Московского округа в одном из постановлений указал, что к таковым законодательство относит принципы законности, конфиденциальности, независимости и беспристрастности третейских судей, диспозитивности, состязательности и равноправия сторон. В этой связи любопытно отметить, что Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа, интерпретируя принцип законности, указал на то, что его нарушение нельзя расценивать как нарушение основополагающих принципов российского права. Обосновывая свой вывод, кассационный суд сослался на то, что принцип законности является процессуальным принципом, которым должен руководствоваться третейский суд при осуществлении третейского разбирательства.

11 стр., 5447 слов

Производство по делам об оспаривании третейских судов

... права. Цель данной работы: проанализировать производство по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда. Для достижения цели данной работы были поставлены следующие задачи: 1) охарактеризовать третейское разбирательство и решение третейского суда; ...

Председатель Арбитражного суда Красноярского края Т. Машкина приводит пример о том, что арбитражный суд признал в качестве нарушения основополагающих принципов российского права непривлечение третьего лица к участию в третейском разбирательстве. При этом Т. Машкина вполне справедливо отмечает, что подобного рода нарушение не может рассматриваться в качестве нарушения основополагающих принципов российского права. Даже если это нарушение и рассматривать в качестве дефекта, то оно носит процедурный характер, не затрагивает основ правопорядка и не влияет на функционирование правовой системы.

В другом случае Арбитражный суд Омской области по одному из дел отказал в выдаче исполнительного листа, мотивируя это тем, что решение третейского суда нарушает основополагающие принципы российского права, так как принято без учета норм Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующих порядок возникновения статуса недвижимого имущества.

И.В. Решетникова приводит пример из практики Арбитражного суда Свердловской области, когда под основополагающим принципом российского права имелся в виду принцип обязательности судебных актов. В этой связи в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда было отказано, поскольку третейский суд принял решение без учета определения, вынесенного арбитражным судом.

Необходимо отметить, что законодатель не может, да и не вправе, закреплять в отдельных нормах легальные формулировки основополагающих принципов права. Очевидно, что это является задачей юридической доктрины, которая должна, в свою очередь, при определении принципов опираться на букву и дух законодательства, и прежде всего Конституции. В свою очередь, общепризнанные разработки юридической теории должны проникать в судебную практику, которая и призвана «легализовывать» в решениях, принимаемых при рассмотрении конкретных споров, представления об основополагающих принципах российского права.

Вместе с тем нельзя забывать о том, что неопределенность того или иного юридического понятия становится причиной субъективизма в правоприменении. Аморфно-абстрактная формулировка, закрепленная в законе в качестве основания для принятия юридически значимого решения, неизбежно влечет диссонансы в судебной практике. Но в данном случае абстрактный характер нормативности, заложенной в понятие «основополагающие принципы российского права», неизбежен, поскольку таковые отражают высокую степень обобщенности регулируемых общественных отношений и аккумулируют представления о самых значимых правах и свободах.

Более того, представления об основополагающих принципах права и не должны быть застывшими, формализованными в нормативных формулировках. При всей консервативности основополагающих принципов права они, аккумулируя наиболее общие правовые идеи, тем не менее могут развиваться вслед за развитием тех общественных отношений, которые составляют существо жизни общества и отражением которых и являются собственно правовые принципы.

2 стр., 817 слов

Третейская (арбитражная) оговорка и пределы компетенции

... правоотношениях, переданных на рассмотрение третейского суда. В этом заключается схожесть между решением, принимаемым третейским судом, и решением, принимаемым компетентным государственным судом (судом общей юрисдикции или арбитражным судом). Решение по делу принимается только после ...

Таким образом, все сказанное обусловило необходимость тщательного изучения и систематизации принципов третейского разбирательства, их выделения из ряда явлений и феноменов, которые так или иначе фигурируют в качестве основных начал и ставятся некоторыми авторами в ранг принципов. Для этого необходимо определить природу принципов третейского разбирательства, выделить признаки, определяющие возможность отнесения тех или иных феноменов именно к числу принципов.

Заключение

Создание эффективных механизмов альтернативного разрешения споров является индикатором зрелости государственной и общественной жизни конкретного социума. Третейское судопроизводство выступает инструментом саморегулирования общества, при помощи которого устраняются или значительно смягчаются общественные противоречия, неизбежно присущие любой социальной среде. Целый ряд преимуществ третейского судопроизводства по сравнению с государственной судебной системой разрешения споров позволяет снизить нагрузки на государственный механизм, и прежде всего на судебную власть, призванную разрешать правовые споры. В то же время любое демократическое государство заинтересовано в развитии инициативности общества, в создании негосударственных механизмов решения социальных проблем. В этом заключается глубокая социально-политическая значимость института третейского разбирательства, который и является одним из инструментов общественного самоуправления как эффективного механизма саморегулирования.

Из проведенного исследования можно сделать следующие выводы:

1.Третейское разбирательство представляет собой комплексный правовой институт, источником формирования которого являются нормы различных отраслей права — гражданского права, гражданского процессуального права, арбитражного процессуального права, международного права и норм, порождаемых договоренностью между заинтересованными по делу сторонами. При этом целостность и автономность этого правового института обеспечивается специфическим характером регулируемых отношений, объединенных одной предметной отраслью регулирования. Однако, на наш взгляд, совокупность знаний о третейском суде и третейском разбирательстве не может рассматриваться в качестве прикладной юридической науки, поскольку эта система знаний имеет своим предметом собственно юридическое явление, но не выполняет функцию вспомогательного изучения смежных с юридическими явлениями феноменов.

2. В качестве субъектов, участвующих в третейском судопроизводстве, выступают лица, связанные материально-правовыми отношениями, по поводу которых и возник спор. Презюмируется, что тяжущиеся лица имеют встречную, коррелирующую связь, которая и обусловливает возможность разбирательства в процессуально значимом режиме отношений между ними. Поскольку процесс имеет исковой характер, то сторона, которая предъявляет исковое требование в третейский суд, именуется истцом, а сторона, к которой предъявлено такое требование, называется ответчиком.

3. Институт третейского разбирательства является составной частью гражданского процессуального права, что, в свою очередь, служит основанием для формулирования так называемой «процессуальной теории» правовой природы третейского суда. Эта констатация базируется на признании доминирования в третейском судопроизводстве норм процессуального характера. Однако, третейское разбирательство следует отграничивать от смежных правовых институтов.

13 стр., 6060 слов

По учебной дисциплине Арбитражное процессуальное право Понятиеи ...

... арбитражные суды и третейские суды. В связи со спецификой материально-правового регулирования предпринимательских отношений, процессуальный порядок разрешения споров также имеет свои особенности относительно общего порядка гражданского процессуального права. ... и практике. ЦЕЛЬ настоящего реферата: комплексное рассмотрение принципов арбитражного процессуального права, выявление и преодоление пробелов ...

На наш взгляд, необходимо более четко определиться с категориями споров, передаваемых на разрешение третейского суда. Обусловлено это тем, что ряд споров возникает на стыке частных и публичных отношений либо может иметь смешанный — частноправовой и одновременно публично-правовой — характер.

4. Что касается проблем третейского разбирательства, то они имеют не юридический характер, а находятся в социально-экономической и психологической плоскости. С решением проблем законодательного урегулирования процедур третейского судопроизводства сами по себе не уходят в прошлое вопросы институционализации и распространения третейских судов как способов разрешения правовых споров, конкурирующих с государственным правосудием. К сожалению, российские традиции таковы, что слово законодателя не оказывается решающим для укоренения того или иного социального или юридического института. Именно поэтому скептическое отношение к третейскому судопроизводству как альтернативе государственным судам характерно для российских юристов. Как практические работники, занимающиеся третейским разбирательством, так и теоретики третейского судопроизводства выражают сомнения в эффективности на сегодняшний день этого способа разрешения правовых споров.

Актуальной является так же проблема соблюдения основополагающих принципов российского права при осуществлении третейского разбирательства, так как представление о том, каково содержание понятия «основополагающие принципы российского права», только начинает складываться. Однако анализ высказанных правоведами точек зрения свидетельствует о том, что к единому знаменателю юристы пока не пришли.

А. Ф. Волкова

Список используемой литературы:

[Электронный ресурс]//URL: https://inauka.net/referat/treteyskoe-razbiratelstvo-ekonomicheskih-sporov/

I Нормативно-правовые акты:

1. Конституция Российской Федерации от 12.

12.1993 года // Российская газета № 237.

2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.

07.2002 года. № 95-ФЗ // Собрание законодательства РФ № 32.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.

11.1994 года. Часть первая. № 51-ФЗ.// Парламентская газета № 140.

4. Федеральный закон от 24.

07.2002 года № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации».//Российская газета № 137.

5. Федеральный закон от 07.

07. 1993 года № 5338−1 «О международном коммерческом арбитраже».//Российская газета № 156.

6. Регламент третейского суда института частного права от 30.

07.1997 года // Консультант.

7. Регламент третейского суда при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате от 18.

04. 1998 года //Консультант.

II Материалы судебной практики:

1. Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 9 августа 2000 г. по делу N 66пв-2000

2. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 1 апреля 2004 г. по делу N КГ-А40/2124−04.

3. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 января 2003 г. по делу N А56−33 172/02.

10 стр., 4978 слов

Подведомственность арбитражных дел

... Российской Федерации. Вот почему так важно добиться предельной четкости и ясности толкования и применения законодательства, определяющего подведомственность дел арбитражным судам. Подведомственность, являясь основой для определения места арбитражных судов ... хозяйственных споров принимались в 1963, 1976г. и после их утверждения постановлением Совета Министров СССР от 5 июня 1980г. стали едиными для ...

4. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 июня 1997 г. по делу N 1533/97 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 5. С. 66 — 67.

6. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27 декабря 2002 г. по делу N Ф09−3188/2002;ГК.

7. Определение Арбитражного суда Омской области от 4 августа 2003 г. по делу N 15−152/03.

Г. А. Жилина

9. Комментарии ЮНСИТРАЛ по организации арбитражного разбирательства // Третейский суд. 2000. N 5. С. 412.

III Монографии и публикации:

С. С. Право

300.

В. Н. Перемена, С. М. Арбитражный

2006. С. 130.

Л. Г. Порядок, В. А. Сингулярное, А. Ф. Торговые

А. П. Выбор

В. В. Яркова, Р. Е. Проблема, В. М. Третейские, И. С. Статус, А. С. Основополагающие, М. И. Статус, Р. Ф. Альтернативное, Б. Р. Арбитражное, Кустова М. В., К. К. Совершенствование, Морозов М. Э., В. А. Постатейный, Т. И. Другой, Н. В. Адвокат, Новиков Е. Ю., А. Г. Диспозитивное, А. А. Механизм, И. В. Постатейный, М. В. Взаимодействие, В. Ф. Арбитражное, И. М. Проблема, И. В. Основные

2006. С. 245.

29. Скворцов О. Ю Третейское разбирательство предпринимательских споров в России. СПб. 2006. С-452.

А. Г. Конкуренция

31. Сальвиа, Микеле де. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящиеся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 гг. СПб., 2005. С. 340.

Скородумов Е. А.

156.

Е. Н. Практика, Д. А. Проблемы, Е. А. Третейские

2005.С. 241.

36. Третейский суд. 2003.// Судебная практика. N 6 (30).

С.

98.

В. Н. Третейский, В. А. Мусина, Я. Ф. Множественность, М. В. Основополагающие, Н. А. Гражданский

Бек, 2005. С. 617.

Б. Б. Труды

Г. С. Вопросы, А. В. Теоретические

Л. С. Общая

А. С. Основополагающие, А. Г. Конкуренция

Сальвиа, Микеле де. Прецеденты Европейского суда по правам человека. Руководящие принципы судебной практики, относящиеся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Судебная практика с 1960 по 2002 гг. СПб., 2005. С. 323.

И. С. Статус, А. Г. Диспозитивное, М. Г. Правовые

С. С. Право

А. В. Теоретические, В. В. Яркова

Федеральный закон от 24.

07.2002 года № 102 -ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» ст-19.

Регламент третейского суда института частного права. ст.1

Федеральный закон «О международном коммерческом арбитраже» Ст. 19.

Комментарии ЮНСИТРАЛ по организации арбитражного разбирательства // Третейский суд. 2000. N 5. С. 9.

М. И. Статус, А. А. Механизм, Я. Ф. Множественность

Скворцов О. Ю Третейское разбирательство предпринимательских споров в России. СПб. 2006. С-117.

А. Ф. Торговые

Третейский суд. 2003.// Судебная практика. N 6 (30).

С. 89 — 90.

В. Н. Перемена, В. А. Мусина

М. Бек, 2005. С. 475

И. В. Постатейный, Г. С. Вопросы, В. А. Мусина, И. В. Постатейный

2006.С. 42.

10 стр., 4559 слов

Участие прокурора в рассмотрении судами гражданских дел

... также участию прокурора при рассмотрении гражданских дел в судах. Для достижения выдвинутых целей, поставлены следующие задачи: Выделить основания и цели участия прокурора в гражданском процессе; Рассмотреть правовой статус прокурора в гражданском процессе; Выявить формы участия прокурора в гражданском процессе. Глава 1. Прокурор в гражданском процессе ...

Р. Ф. Альтернативное, Н. В. Адвокат, Г. А. Жилина, Е. Н. Практика, К. К. Совершенствование

Регламент третейского суда при Санкт-Петербургской торгово-промышленной палате. Ст-3.

В. А. Мусина

А. П. Выбор

Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 27 декабря 2002 г. по делу N Ф09−3188/2002;ГК.

Л. Г. Порядок

Арбитражный процессуальный кодекс РФ. Ст. 42.

И. М. Проблема, В. А. Постатейный

Б. Б. Труды

В. А. Сингулярное

Гражданский кодекс РФ. Часть первая. Ст-58.

Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 июня 1997 г. по делу N 1533/97 // Вестник ВАС РФ. 1997. N 9. С. 66 — 67.

Б. Р. Арбитражное, Р. Е. Проблема, В. Н. Третейский, М. В. Взаимодействие, Ногина О. А., Д. А. Проблемы

Л. С. Общая

М. В. Основополагающие, Г. А. Жилина, Е. А. Третейские

2005.С. 76.

В. Ф. Арбитражное, С. М. Арбитражный

2006. С. 111

Постановление Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 9 августа 2000 г. по делу N 66пв-2000

В. В. Яркова, В. М. Третейские

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 1 апреля 2004 г. по делу N КГ-А40/2124−04.

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 16 января 2003 г. по делу N А56−33 172/02.

Т. И. Другой

Определение Арбитражного суда Омской области от 4 августа 2003 г. по делу N 15−152/03. Это Определение было отменено Постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 8 октября 2003 г. по делу N Ф04/5261−1528/А46−2003.

И. В. Основные

2006. С. 108.