Квалификация юридических понятий

Англии — 6 лет, в ФРГ — 2 года, в России — 3 года, странах—участницах Нью-, Йоркской конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров

1974г. — 4 года.

«Вот некоторые примеры, иллюстрирующие проблему квалификаций, которые стали уже классическими в международном праве.

  1. Завещание голландца. Голландский подданный составил во Франции олографическое завещание, во французском суде возник спор о его недействительности. Наследники ссылались на ст. 992 голландского Гражданского кодекса, которая запрещает голландским подданным, даже находящимся за границей, составлять завещания в олографической форме. Действительность завещания зависела от квалификации. Если считать, что олографический характер завещания – это вопрос формы, то следует применить французский закон в силу коллизионной нормы locus regit actum – в этом случае завещание будет признанно действительным. Напротив, если полагать, что запрещение голландского закона относится к дееспособности лица , то применению подлежит голландское право как личный закон наследодателя, и, следовательно, в этом случае завещание будет признано недействительным. Таким образом, очень важно определить , по какому закону следует осуществлять квалификацию.
  2. Мальтийское наследство. Англо-мальтийская супружеская чета, заключившая брак в Мальте, домицилировалась в Алжире, где супруг приобрел недвижимое имущество. После его смерти вдова заявила свои права на четверть имущества умершего в силу своей бедности (quarte du conjoint pauvre).

Такое право предусматривалось мальтийским законом. Решение зависело от того, относить вопрос к имущественному статусу супругов или к наследственному статусу. В первом случае французская коллизионная норма указывала на применение мальтийского закона; во втором – та же самая норма подчиняла наследование недвижимости закону места его нахождения, то есть действовавшему тогда в Алжире французскому праву. Следовало, таким образом, определить природу спорного права на «вдовью четверть».

  • Греческие церковные браки. Греческий закон требует заключения брака церковью. Греческий подданный заключил во Франции гражданский брак с французской гражданкой. Является ли этот брак недействительным в силу применения греческого закона или действительным из-за применения французского права? Ответ на этот вопрос также зависит от квалификации: если церковный брак – материальное условие брака, применяется личный закон, в данном случае греческий, и брак признается недействительным; если же это вопрос формы, применяется место заключение брака – французский, согласно которому брак действителен.
  • Если рассмотреть эти примеры, можно указать по крайней мере два закона, в соответствии с которыми можно дать квалификации: закон суда (lex fori), или закон страны, определяющий права и обязанности сторон в правоотношении (lex causae).

    14 стр., 6504 слов

    Семейное и наследственное право

    ... браком признавался союз, заключенный мужчиной и женщиной одного правового качества; этот брак заключался в специальных, признанных законами формах, этот брак рождал все предусмотренные правом личного и ... брака и претензию его на личную и имущественную самостоятельность. Расторжение брака сопровождалось выяснением причин развода, и ... (тем более - утратой свободы) или изменением гражданства. Римский брак ...

    В теории всегда противопоставляются квалификация lege fori и квалификация lege causae.»2

    Квалификация по своему отечественному праву или квалификация по lex fori. Это наиболее распространенный способ разрешения конфликта квалификаций. Этот способ квалификации связан с именами немецкого юриста Этвенна Бартена и французского юриста Франца Кана, которые с интервалом в несколько лет в конце XIX в. открыли эту проблему и обосновали единственную возможность ее решения по закону суда. Коллизионная норма является нормой национального права, и поэтому в ней

    используются понятия национальной правовой системы. Все те правовые термины, конструкции, из которых состоит коллизионная норма (≪право- и дееспособность≫, ≪способность к составлению завещания≫, ≪форма брака≫, ≪место жительства≫, ≪место совершения договора≫ и пр.) имеют то же содержание, какое они имеют в материальном частном праве своего государства. Законодатель, применяя коллизионную норму, использует правовые понятия своего права, а не иностранного.

    Однако при таком подходе полностью игнорируется, что разные фактические обстоятельства одного и того же отношения связаны с правом разных государств и отечественная коллизионная норма может привести к выбору иностранного права. Перво-

    начальная квалификация по отечественному праву, осуществленная при применении коллизионной нормы, избравшей в конечном итоге иностранное право, может привести к искажению содержания этого иностранного права. Например, американские

    суды, исходя из своего права, квалифицировали отношения по национализации имущества без компенсации как карательные отношения и на этом основании отказывали в применении советских законов о национализации как уголовно-правовых законов

    (известно, что суд не применяет иностранное уголовное право).

    Квалификация по закону суда становится особенно затруднительной, когда нужно дать толкование институту иностранного права, который вообще отсутствует в отечественном праве.

    Тем не менее квалификация по закону суда часто является единственно возможной, так как потребность в ней возникает тогда, когда еще не известно, какому праву будет подчинено спорное правоотношение.

    «В адрес квалификации lege fori выдвигаютя два основных возрожения.

    1. Она подрывает попытки унифицировать международное право. Даже если коллизионные нормы различных государств были бы одинаковыми по содержанию, судьи разрушили бы эту гармонию, квалифицируя понятия, входящие в состав коллизионной нормы, по закону суда.
    2. Она является фактором правовой нестабильности. Если квалификация должна производиться по закону суда, то в момент возникновения правоотношения стороны не будут точно знать, каким правом оно будет регулироваться. И пока не начался процесс, правоотношение находится как бы « в воздухе», и определение применимого права зависит от случайности.»3

    Данные возражения имеют право на существование, но на мой взгляд они не являются достаточно серьезными, для того чтобы ставить под сомнение данную теорию. Этот подход к квалификации принят на вооружение многих цивилизованных стран, включая нашу республику.

    4 стр., 1672 слов

    Право и закон – соотношение понятий

    ... концепции правопонимания, а также формулирование определения правового закона и его основных признаков, так как это определение является решением проблемы соотношения права и закона. Методы, использовавшиеся при написании работы: 1. Общенаучные: ...

    Второй способ — квалификация по праву страны, с которой связано правоотношение в целом, или квалификация по lex causae. Этот способ возник в ответ на основной недостаток квалификации по закону суда, которая может извратить содержание иностранного закона, избранного на основе собственной коллизионной нормы. Автор этого способа М. Вольф подчеркивает, что исследовать иностранное право, подлежащее применению, без обращения к его квалификациям значит не рассматривать его таким, как оно есть, закрыть глаза ≪перед подлинными портретами и удовлетвориться коллекцией карикатур≫.

    Этот способ квалификации представляется достаточно разумным, так как он направлен на то, чтобы не допустить извращения возможно применимого иностранного права квалификациями с точки зрения понятий своего собственного права, осуществленными еще до выбора права. Однако на практике воспользоваться таким способом чаще всего невозможно, так как проблема решается до того, как станет известно, какое право будет применено. Можно указать по крайней мере на три ситуации, когда квалификация по lex causae вполне приемлема. Первая, когда все фактические обстоятельства спорного правоотношения связаны с правом одного государства, а спор по каким-либо причинам рассматривается в суде другого государства. Ничто не мешает суду при выборе права воспользоваться понятиями, свойственными иностранному праву, с которым правоотношение связано. Вторая ситуация, когда известно право, которому подчинено отношение в целом, а из всего комплекса отношений выделился вопрос, по отношению к которому возникла необходимость выбора права, а значит, и необходимость в квалификации соответствующих фактов. Третья ситуация, когда иностранное право содержит юридические понятия, которые не известны отечественному праву. Рассмотрим такой пример. В наследственный имущественный комплекс, оставшийся после смерти гражданина Казахстана, проживавшего в Казахстане, входил дом с земельным участком на территории Мальты. По завещанию имущество должно перейти детям от первого брака. Однако на часть дома и земельного участка претендовала жена по второму браку, живущая в Мальте в этом доме, ссылаясь на мальтийское законодательство, по кото-

    рому она имеет так называемую вдовью долю. В соответствии с казахстанской коллизионной нормой наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где имущество находится, т. е. по мальтийскому праву.

    Итак, в целом весь комплекс наследственных отношений регулируется мальтийским правом. Однако из всей совокупности обстоятельств выделяется один вопрос — о праве жены на вдовью долю. Можно ли этот вопрос обсуждать по мальтийскому праву? Чтобы на него ответить, вначале надо квалифицировать понятие

    3 стр., 1215 слов

    Государство: понятие, признаки и функции

    ... государства, состав его органов, контролировать деятельность государственной власти. Понятие государственного суверенитета тесно связано с понятием национального суверенитета. Национальный суверенитет означает право наций на ... и независимости данного государства по отношению к любым другим ... Актуальность данной темы объясняется необходимостью изучения признаков государства, как особой ...

    ≪право на вдовью долю≫. По мальтийскому праву отношения по поводу ≪вдовьей доли≫ регулируются нормами семейного права и, значит, не входят в наследственный статут. Напротив, так как казахстанское семейное право не знает института вдовьей доли, то

    спорный вопрос, исходя из казахстанской квалификации, может быть отнесен только к наследственному статуту. Следовательно, квалификация спорного вопроса по мальтийскому праву как вопроса семейно-брачных отношений приведет к выбору казахстанского права и к отказу в исковых притязаниях жены; квалификация по казахстанскому праву включает спорный вопрос в наследственный статут (мальтийское право), что приведет к признанию ее права на имущество.

    В данном случае есть все основания применить квалификацию по lex causae, т. е. по иностранному праву: во-первых, это иностранное право уже известно, так как в целом дело о наследовании подчинено мальтийскому праву; во-вторых, квалификация вопроса о ≪вдовьей доле≫ как вопроса семейного права полностью соответствует мальтийскому праву, подлежащему применению. Следовательно, казахстанский суд применил бы мальтийское право так, как оно применяется ≪дома≫ мальтийским судом.

    Третий способ разрешения конфликта квалификаций получил название ≪автономная квалификация≫. Идея автономной квалификации пользуется поддержкой в доктрине международного частного права. В последней редакции своего учебника М. М. Богуславский утверждает, что объем коллизионной нормы (сфера ее действия) должен быть выражен посредством ≪обобщенных≫ юридических понятий — общих для различных правовых систем; привязки должны пользоваться понятиями своего собственного права (гражданского, семейного, трудового), т. е. должны квалифицироваться по закону суда. Представляется, что такое утверждение достаточно спорное с точки зрения нашей доктрины и не соответствует нашей практике.

    Сама идея создать коллизионные нормы, состоящие из юридических понятий, общих для права разных государств, не вызывает никаких возражений, ибо только таким образом они смогут выполнить свою функцию выбора компетентного правопорядка наилучшим образом. Но где взять такие ≪общие≫, ≪обобщенные≫ юридические понятия? Как правило, говорят о сравнительном изучении права разных государств, сравнительном правоведении, которое играет в международном частном праве более важную

    роль, чем в других секторах права. Действительно, в процессе сравнительного анализа юридических понятий можно выделить то общее, что присуще им независимо от того, к праву какого государства они относятся. Но возникает вопрос, кто должен делать сравнительный анализ права разных государств и формулировать ≪общие≫ понятия?

    Обычно этой деятельностью занимаются ученые-правоведы. Но их выводы не имеют юридически обязательного характера. Это частное мнение отдельного ученого. Судьи должны применить коллизионную норму и выбрать право. Юридически только

    судьи вправе в процессе право применения сделать сравнительный анализ права всех тех государств, с которыми данное разно национальное правоотношение связано, вычленить то общее, что объединяет нужное юридическое понятие в праве разных государств,

    6 стр., 2959 слов

    Право государств на самооборону

    ... на самооборону в международной практике государств не являются единственными в оправдание использования ими вооруженной силы в межгосударственных отношениях, вопреки запрету в соответствии с п. 4 ст. 2 Устава ООН и международным правом. Это ...

    и на основе такого общего понятия применить отечественную коллизионную норму и выбрать право. Во-первых, едва ли возможно возложить на судей столь трудоемкий и требующий высокой специальной профессиональной подготовленности процесс

    сравнительного правоведения в каждом случае, когда возникает необходимость выбора правопорядка. Во-вторых, даже если судья справится с такой задачей, то это будет его субъективное мнение, которое может расходиться с решением другого

    судьи, выносимым им при аналогичных обстоятельствах. Сказанное не означает, что автономная квалификация должна быть отвергнута. Общие понятия, из которых должны формироваться коллизионные нормы, существуют, и их, безусловно, следует искать. Когда говорят ≪собственность≫, ≪наследование≫, ≪дееспособность≫, ≪юридические лица≫, ≪гражданство≫, ≪домицилий≫ и пр., независимо от того, о каком праве идет речь, на каком языке эти термины выражены, все юристы представляют их суть,

    хотя конкретное содержание может серьезно расходиться. Сформулировать общие для права разных государств понятия — задача сравнительного правоведения. Результаты сравнительного правоведения могут послужить основой для унификации права,